Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
Samael
1 мес.
#
Аниме га 6 томе кончилось
Samael
1 мес.
#
Аниме га 6 томе кончилось
kanobu
1 мес.
#
Так подготовка к грифам и есть 7 том. Например, показали момент с ректолюксами из дуэли Юлис-Клаудия против Аято-Кирин, вроде была ещё свиданка с Сильвией. Это все, что я помню
Anton221
1 мес.
#
Ну там не моменты, а, скорее, подготовку к Грифам. Жаль, что продолжения не будет. Я бы посмотрел, как Аято с Эрнестом смахнулись.
kanobu
1 мес.
#
На шестом. Правда, в эндинге последней серии показали моменты из седьмого и, вроде, восьмого томов.
Dienoforu
1 мес.
#
А на каком томе аниме закончилось?
dimabatya123
1 мес.
#
Эх ая то думал уж весь том будет)
asunalightning
1 мес.
#
В ожидании перевода всего тома)))активация))))
kanobu
1 мес.
#
На английском lindworm, на немецком lindwurm. Похоже, в ранобэ используется немецкий вариант: на турнирной сетке из 13 тома написано "lindwurms".
llenna rouge
1 мес.
#
У меня вопрос. ЛиндвОрм или ЛиндвУрм?
6576666
1 мес.
#
Спасибо
kanobu
1 мес.
#
Спасибо
l4ncelo1
1 мес.
#
Спасибо огромное!!!
llenna rouge
1 мес.
#
Спасибо большое. Надеюсь следующая глава не заставит себя долго ждать
BigBlackRat
1 мес.
#
Спасибо!!!
Gravobelis
1 мес.
#
Жду с нетерпением новую главу. ("^0^")
Anton221
2 мес.
#
Может, прозвучит самонадеянно, но мое терпение даже Сер-Верстой не разрубить) Спасибо, что не забываете)
kanobu
2 мес.
#
Может, прозвучит нагло, но, надеюсь, что это будет весь томик) Спасибо, что держишь в курсе.
korich
2 мес.
#
>>29590
Что-то долго, ладно, подождём ещё

Скоро будет. Осталось совсем чуть-суть
aykako
2 мес.
#
Что-то долго, ладно, подождём ещё
Ответы: >>29591

Отобразить дальше

Глава 5: Отборочный этап ч.2

Большинство победителей Линдвурма, Фесты среди Фест, вышли из чёрного института Револьф. Причин тому много, но если в двух словах — туда поступают исключительно сильные индивидуалисты.

Револьф — это пристанище тех, кто ищет исключительно силу, кто не ценит ни дружбу, ни честь. По крайней мере так выглядит со стороны, пока не пройдёшь через ворота. Ну а там уже всякое случается — много случаев, когда провалившиеся ученики заканчивали на самом дне общества.

Два скрещенных меча, высеченные на эмблеме школы, олицетворяют её дух, а ранговые битвы там — самые суровые среди всех шести академий. Нередко бывает, что вся первая страница меняется в конце каждого месяца — настолько там всё жестоко. Часто говорят, что пару раз человека, который взял первый ранг в боях, скидывали с трона на следующий же день. Впрочем — это дела прошедшие.

В последние года верхушка первой страницы, если точнее первый и второй ранги, ни разу не менялись.

Первую строчку оккупировала Эрешкигаль, Орфелия Лендлюфен, а вторую — Басадоне, Родольфо Зоппо. Они раз за разом побеждали претендентов, посмевшим бросить им вызов.

— Ха-ха! Шикарные прожекторы! Надо бы почаще на арене появляться! — задорно сказал Родольфо, стоя на арене купола Канопуса и глядя на фонари через чёрное стекло очков.

Массивный парень с прилизанными красными волосами и сверкающей белоснежной улыбкой. Он буквально лучился жизненной силой.

«Вот и он! Смотрите все, вы это видите?! На арене, наконец-то, наконец-то появился Родольфо Зоппо!» — заведенным голосом объявила репортер из телекомпании ABC-Announcer, которая отвечала за купол Канупуса, Кристи Бордон. Её прямая, будоражащая манера речи и, что ещё важнее, красивое личико и откровенные наряды сделали её восходящей звездой на телевидении. Даже в холодную зимнюю пору она щеголяла в купальнике.

Впрочем, Родольфо любое представление подошло бы.

«Он, именуемый сильнейшим вторым рангом среди всех академий, до сих пор ни разу не поднимался на арену Фесты! Городские легенды говорят, что он заправляет мафией на Красных фонарях, но важнее всего — как наш суровый и беспощадный данте покажет себя в бою?! Совсем скоро мы узнаем об этом!»

«Ой-ёй-ёй! Кристи, вам не стоило об этом упоминать...» — втиснулся после пламенной речи слабенький мужской голосок. Лет десять назад он дошёл до полуфинала Линдвурма.

Впрочем, Родольфо совершенно не волновали парни.

«Хотя, слышал, что комментировать в Сириусе будет старина З... Хех, ну и компашка подобралась, судьба — не иначе!»

Родольфо кашлянул, вспоминая о прошлом. А вспоминал он о заклятых товарищах, с которыми сражался в «Институте», когда был маленьким.

«П теперь с ублюдком Д, ещё и старина З. Черт, какие же времена были, а?»

Только самым талантливым обитателям «Института» позволяли иметь имена. Хотя, именами это было назвать сложно — ведь им присваивалась лишь буква алфавита. Даже Родольфо — шедевру ученых — дали одну только букву Р.

В Астериске учились и другие выходцы из «Института», но из «алфавитников», насколько знал Родольфо, больше никого не было.

— Родольфо Зоппо! — окликнул предавшегося воспоминаниям парня резкий голос.

Его обладатель, парень в форме Цзе Луня, стоял прямо перед ним и с нескрываемым гневом в глазах смотрел на Родольфо.

— Да не кипятись ты так. Я тебе что, насолил где-ео?

— Ага, именно так, — сразу ответил ему двадцать пятый ранг Цзе Луня. Звали его, кажется, Цзи Мо.

Это был достаточно суровый парень с банданой на голове. По телосложению было видно, что он долго и упорно занимался боевыми искусствами, как и подобает воинам Цзе Луня.

—Ладно, я понял, понял я всё! Так и быть, глазей сколько хочешь! Потому что ничерта ты мне не сделаешь! Аха-ха-ха! — ответил Родольфо, а Цзи Мо буквально посинел от злости.

— Не хочешь даже услышать, почему я в обиде на тебя?

— А какая разница? Меня полгорода прибить готово, думаешь, мне есть дело до какого-то обиженного?! Хотя, если тебе так охота, давай, говори.

Цзи Мо тяжело вздохнул и помотал головой.

— Так и знал, что ты из таких... Но я не такой, и потому расскажу. Помнишь стычку между твоим Ом-Неро и Джанху Бан?

— Че? Этой истории сто лет уже. Ты в курсе, что стычки каждый день идут?

Джанху Бан — такая же мафиозная группировка, как и Ом-Неро. Организация не столь велика и состоит в основном из бывших учеников Цзе луня, но не раз и не два принимала участие в вооруженных столкновениях.

— В той стычке ты напал на одного паренька, помнишь такое?

Тут Родольфо начал припоминать что-то такое. Не так давно на отшибе в зоне реконструкции была крупная бойня. И один самоубийца в одиночку прорвался через охрану прямо к Родольфо.

— А-а! Было дело! Чувак был на редкость дерзкий для китаёз! А ты что, его братан?

— Он — мой глупый младший брат, — сдавленным голосом процедил Цзи Мо, поднимая оружие. В руках у него был не люкс, а железные кольца с заточенными краями диаметром около 40 сантиметров — такие называют чакрами.

Родольфо же вальяжно сложил руки на груди и продолжил:

— Хо, младшой? И что дальше? Он такой же, как и я, раз полез на нас. Он отлично знал, что в этом мире либо ты, либо — тебя, так что нехрен было жаловаться. Сам виноват, как говорится.

— Именно так. Вставших на путь бандита ждёт именно такая судьба, но... Но! Пусть так, но то, что ты сделал!..

Цзи Мо заскрежетал зубами, не в силах выговорить и слова.

— Да ладно тебе, я бы спасибо даже сказал. Паренек меня здорово повеселил. А те, кто умеют веселить — хорошие люди. Поэтому я оставил его в живых... Впрочем, его тогда здорово потрепало! — сказал Родольфо и улыбнулся.

— Ах ты!.. — разъяренно крикнул Мо Цзи, и одновременно с этим механический голос монотонно объявил начало боя:

—Линдворм, блок В, первый раунд, первый матч, начало боя!

— Повезло, что в первом же раунде я попал на тебя! Демон, да получит свою кару! — Мо Цзи отпрыгнул подальше, повернулся. — Ха!

Отведя руку до самого предела, он крутанулся и запустил чакру в противника.

Режущий диск в буквальном смысле пробил воздух, устремившись к Родольфо, и от места его вылета по всему полю разошлась сильная ударная волна.

— Ничерта себе! — удивился Родольфо, уклоняясь от снаряда.

Диск его не задел, только ударной волной рукав формы оторвало — попади он под удар, матч бы тут же закончился.

— Это не всё! Лови ещё одну!

Цзи Мо запустил второй диск, который держал в левой руке. В этот момент к нему вернулся первый диск, который пролетел по дуге, словно бумеранг. Впрочем, он недолго оставался у парня и снова полетел к врагу.

— Ха-ха-ха! Что это?! Думал, поймать меня?!

Легким шагом он уклонился от смертоносных лезвий и сорвал шквал аплодисментов от зрителей.

— Кх...

Цзи Мо с болью на лице поймал вернувшиеся диски, хотя в обычной ситуации поймать их никак не вышло бы: они вращались как бешеные — поэтому сначала нужно было как-то погасить импульс.

— Так ты ещё не придрочился к этим штукам? И что это ваще такое? На орга люкс не похоже.

Родольфо всё заметил верно — никакие диски не обладают такой мощью. Они повредили пол арены в местах, над которыми пролетели.

— Это инструмент, который создала наш мастер, Божественное откровение, — «Конрокэн». Сокровище Цзе Луня, которое мастер великодушно вручила мне. Вручила мне, чтобы я мог поквитаться с тобой!

— Ничо себе. Инструмент?! — Родольфо слышал об инструментах Цзе луня, но ни разу не видел их в глаза. — Хах, отлично! Давай, развлеки меня!

— Замолчи!

Цзи Мо снова запустил диски. Арену сотрясли ударные волны.

«Ничего себе! А паренек-то ничего! Посмотрите как его диски вылетают из его рук — просто чудовищная мощь! Он сумел загнать Родольфо в защиту! Неужели вся слава Басадоне ничего не стоит? Но это вряд ли, что же за мужик будет полагаться на пулялки, избегая настоящей драки?!»

«Но ведь ближний бой — конек Родольфо. Вряд ли найдётся самоубийца, готовый пойти в рукопашную. Однако его оружие оказалось неожиданно мощным...»

Комментаторы ни в чем не ошиблись: любой, кто слышал о Родольфо, ни за что не сунется в ближний бой с ним. Ровно по этой причине все его прошлые противник обстреливали его издали, а сейчас противник совсем рядом и ничего не боится — совсем не то, что жалкие стрелки на зданиях, которых не достать, или толпы с пистолетами.

Хотя...

— Быстрый черт, в будущем с тобой будет тяжело! Но это же не всё, да?

Родольфо уже понял как работает Конрокэн. Это метательное оружие, и просчитать его траекторию довольно просто. Конечно, оно не совсем обычное и по мощности и скорости уступает свободно управляемым ректолюксам, но всё равно доставляет проблем.

— Не зарывайся!..

Цзи Мо отвёл обе руки назад, а потом резко выбросил их вперёд и швырнул оба кольца одновременно. Разумеется, Родольфо без проблем ушел с линии атаки, однако одно из колец с невероятной прытью стало наворачивать круги вокруг него, заперев в некое подобие клетки, в то время как второе вернулось к владельцу.

Ученик Цзе Луня тут же швырнул кольцо вновь, не погасив импульс.

— Хрена!

— Теперь не уйдешь! — победоносно крикнул Цзи Мо.

Родольфо и правда некуда бежать — вокруг него крутилось одно из колец.

— Иэх...

Вздохнув, он схватил одной рукой летевшее прямо на него кольцо, подавив удар праной.

Естественно, его чуть было не снесло назад, но Родольфо умело направил вектор движения, повернувшись точно так же, как и Цзи Мо, и направил его в другое кольцо.

— Хах!

— Чего?!

Излишне говорить о том, что случиться, если 2 сверхмощных метательных орудия столкнуться.

— Ха-ха! Чёт твои игрушки хрупкие! — бросил Родольфо, глядя на останки разбитых колец.

Цзи Мо же пораженно что-то бормотал себе под нос:

— Быть не может... Как он поймал Конрокэн?..

— Че? Кто сказал, что я не смогу повторить трюк? Ты же сам показал мне его!

— Ты смог повторить его, лишь раз увидев? — ошарашенно спросил Цзи Мо.

— Ты меня повеселил! Так что, у тебя ещё есть игрушки? Если да, показывай давай! — лишь продолжил Родольфо, раскинув руки в стороны и заулыбавшись.

— !..

Его противник же, скрипя зубами, достал люкс-пистолет.

— Што это?! — уныло спросил Родольфо. Как ни посмотри, а это было больше похоже на запасной люкс. — Кажись, не будет больше веселья...

— Молчи, еретик! — крикнул Цзи Мо и стал стрелять из пистолета.

В этот момент у Родольфо как будто что-то замкнуло в голове.

Он всегда искал удовольствия в жизни. Удовольствие в жизни — это наслаждение каждым днём, каждый день должен приносить радость: каждый день есть классную еду или гулять с классными девочками, играть в азартные игры или испытывать удачу в бою с кем-нибудь, но самое весёлое, по мнению Родольфо, — это когда тебя заставляют изменить своё мнение.

Однажды Родольфо проиграл Орфелии Лендлюффен в официальной, дуэли, но даже это поражение было для него радостью. Родольфо сразу понял, что эта ведьма намного сильнее его, и нашёл себе самую первую цель в своей жизни — превзойти её.

И сейчас, когда бой стал совсем скучным, он решил, что лучше бы изменить подход.

— Лан, теперь моя очередь, ок? — сказал Родольфо, достал из чехла активатор и запустил ректолюкс.

«Ч-что это?! Громадный какой! Да он здоровенный! Родольфо только что показал нам свой ректолюкс! Супер-мощного класса, прошу заметить!»

«Действительно, однако чем больше размер у данного типа люксов, тем сложнее с ними управляться...»

Ректолюксы Родольфо и правда были не самые обычные — они имели лезвия метровой длины.

Из известных владельцев новых люксов стоило бы выделить Жгучую розу из Сэйдокана, однако она одновременно управляет шестью терминалами, что требует очень хорошей ориентации в пространстве, едва ли такой вариант подходит для Родольфо.

С другой стороны, если увеличить размер терминалов и увеличить их мощность, то потребуется уже не ориентация в пространстве, а точный контроль праны. Вероятнее всего Родольфо в этом силён, отсюда и появились три громадных ректолюкса. Управляющий терминал выполнен в виде браслета, чтобы не мешать использовать другие его способности — ведь в ближнем бою Родольфо больше всего полагался на свои собственные силы.

— Ну давай повеселимся!

Родольфо взмахнул рукой и три лезвия разом отправились к Цзи Мо.

— Тц...

Всё же, не стоило недооценивать учеников с рангами из Цзе Луня — они очень ловкие. Умело избегая световых лезвий, атаковавших со всех сторон, паренёк стал отстреливаться по терминалами. Впрочем, какой вред мог нанести маленький пистолетик здоровенным ректолюксам...

— Ха-а... Ха-а... Гх...

Вскоре Цзи Мо выдохся. Родольфо не упустил своего шанса и разрезал его люкс на части.

— Ха-ха-ха-ха-ха! Нет у тебя больше пукалки! И чё теперь будешь делать, кулачник цзелунский? — посмеялся Родольфо, отозвав терминалы к себе.

Цзи Мо на момент дрогнул, но тут же встал в стойку, отбросив все сомнения.

— У меня остались мои кулаки!

— Отлично, давай сюда!

— Конечно!

Ученик Цзе Луня в один момент оказался перед Родольфо и, вложив всю энергию тела в кулак, ударил противника.

Вот только...

— А? Я не понял, что-то случилось?

— ?!

Цзи Мо не смог сдержать удивления.

Усиленные праной удары — коронный приём бойцов из Цзе Луня — невероятно сильны. Даже Родольфо не устоять, если один такой попадёт точно в него.

— УОООООООООООООоооооооооооо!

Цзи Мо с криками стал наносить удар за ударом — кулаком, ладонью, ногой... Но Родольфо как стоял на месте, так и продолжил стоять.

И помогла ему в этом способность данте — управление праной.

В определенном радиусе Родольфо может управлять всей праной, включая прану других людей.

Бойцы из Цзе Луня превосходно владеют техниками концентрации праны в ногах и кулаках для проведения сокрушительных ударов, но природа силы Родольфо обнуляет их, превращая в простые удары кулаками и ногами. Конечно, даже простые удары адептов боевых искусств не в пример сильнее, чем у уличных хулиганов, но простой защиты из праны достаточно, чтобы не чувствовать их.

— Гх... Уооо!..

Цзи Мо выдохся окончательно и пал на колено.

— Что, устал? Может спатеньки пора? — с насмешкой спросил Родольфо.

Цзи Мо, казалось впал в отчаяние, свет в его глазах погас.

А что может быть лучше для сильных мира сего, чем втаптывать слабаков в грязь и насмехаться над ними?

— Знаешь, было весело.

С этими словами тело Цзи Мо разорвало.

Если говорить точнее, то Родольфо направил прану Цзи Мо наружу.

Даже когда человек без сознания, его прана в первую очередь охраняет его жизнь, и сама наружу не выходит никогда. Однако Родольфо может вызвать такой феномен.

Ровно по этой причине все боятся его. А ещё говорят: «Генестелле никогда не победить Родольфо Зоппо».

— Конец матча! Победитель — Родольфо Зоппо!

*

Купол Проциона, кабинка седьмого института Цзе Лунь.

— Цзи Мо проиграл? Хотя ничего неожиданного, — сказала Синлу с небольшим огорчением.

Она сидела на стуле, достаточно великоватом для нее и смотрела за матчем через терминал.

— Очень жаль. К тому же драгоценный инструмент, который вы великодушно отдали... Прошу прощения. Как представитель фракции дерева, я очень сожалею.

Стоявший рядом Хуфэн мог лишь низко склонить голову. Ведь Цзи Мо принадлежал к его группе, и к тому же был в почёте у главы. Это означало, что и на Хуфэне лежит часть ответственности за провал.

— Не надо. Одно дело, если бы сломались инструменты первого или второго хозяина, а этот — так, я сделала его из своей прихоти, — ответила Синлу без особого интереса, помахав рукой.

Увидев её жест, Хуфэн выдохнул с облегчением. Впрочем, здесь стоило больше беспокоится не о потере инструмента, а о Цзи Мо. Врачи сказали, что он просто потерял сознание и его жизни ничего не угрожает, но какое-то время ему придется провести в больнице. Следовало как можно быстрее передать ему слова Синлу, чтобы он не сотворил с собой что-нибудь.

— ...И всё же Родольфо Зоппо стоит опасаться. У него быстрый ум, как и полагается данте, а его физическая сила, чувство боя и техника поистине выдающиеся. Гений столетия, не иначе.

— Ого... Раз вы так говорите, то он и правда нечто, — удивилась Сесиль, стоявшая с другой стороны от Синлу.

Пусть даже Хуфэну и не хотелось этого признавать, но Родольфо невероятно силён. Скорее всего Хуфэну не удастся победить его, потому что Родольфо — заклятый враг всех воинов кулака Цзе Луня.

— А старший брат смог бы победить? — спросила Сесиль.

Хуфэн неожиданно задумался, сложив руки на груди.

— Хм-м... Будет тяжело. По технике боя Сяосуй на голову выше. Но способа противостоять силе Родольфо Зоппо нет. К тому же... мы не знаем, насколько он сейчас силен...

— Ух...

— Не может же быть такого... что он не успеет? — с беспокойством сказала Сесиль.

Сяосуй отправил им весть, что из своего путешествия в поисках себя он вернется до Линдворма, но его до сих пор нет.

Матч уже завтра. И он получит техническое поражение, если ничего не изменится.

— Эх-х... Ему надо было хотя бы телефон с собой взять.

Однако Сяосуй сказал, что телефон будет мешать ему, и отключил его.

— Здесь мы мало чем можем помочь. К тому же... если мы говорим о сражении против Родольфо Зоппо, то она очень хороший противник ему, — заметила Синлу и перевела взгляд на арену.

Там стояла прекрасная черноволосая девушка в украшенной рисунком форме Цзе Луня.

— О, вот и она! Удачи, Фуюка! — крикнула Сесиль, взглянув на арену.

«А тепе-е-ерь! Следующий поединок! Это первый матч блока Y, в котором сойдутся третий ранг Цзе Луня «Ведьма мантр» Фуюка Умэнокодзи и тридцать второй ранг академии Арлекинт «Эгеон» Санжев Джейн!»

«Высокие ранги Цзе Луня — полны тайн, и вот настал черед последнему из них явить себя. Хотя следует отметить, что самый первый ранг до сих пор не участвовал в Фестах, а хотя вряд ли она явится в ближайшие годы.»

«Но ведь второй ранг У Сяосуй участвовал в прошлых Грифах и даже заявился на нынешний турнир! Завеса тайны, окружающая Цзе Лунь вот-вот откроется — не пропустите!»

Освещать матчи в купол Проциона назначили Нану Андерсен из ABC-announcer и бывшую ученицу Арлекинта — Титосэ Сакон. По традиции, в комментаторы на Фесты зовут бывших их участников, которые отлично показали себя, однако у Титосэ не было особых достижений, но приглашения ей приходят регулярно.

«Джейн принадлежит к боевой части фракции Львов в Арлекинте. Он использует улучшенное сентимани-устройство. Возможно, сейчас мы увидим, как слабый одолеет сильного.»

— Угх...

— Уээ...

Сентимани-устройство.

Едва Хуфэн и Сесиль услышали эти слова, как сразу помрачнели.

— Хо-хо-хо! Понятненько, у вас до сих пор остались неприятные воспоминания, — с усмешкой произнесла Синлу.

— Мы были очень неопытны...

— Сейчас мы бы не проиграли.

Хуфэн и Сесиль возразили — наверное, их задело за живое.

Это случилось ещё до того, как они стали учениками Синлу. В финале Феникса Сесиль и Хуфэну противостояла пара из Арлекинта, которая использовала эти самые сентимани-устройства. В конечном итоге они проиграли, и Хуфэн до сих пор помнит тот досадный момент.

«Как же Фуюка будет биться против столь опасного оружия?» — подумал парень.

Он ещё не видел секретных приёмов Фуюки. Однако тайны семьи Умэнокодзи, семьи с тысячелетней историей, застали врасплох даже Синлу.

И Хуфэн едва не наклонился вперёд в предвкушении того, что вот-вот увидит их истинную суть.

*

— Перед началом боя мне бы хотелось кое-что сказать. Вы не против, Леди? — учтиво спросил черноволосый тёмненький юноша в очках без оправы.

— Интересно, что же это? — ответила Фуюка, приложив ладонь к щеке.

— Последняя модель сентимани-девайса, которую создали Львы, — наш шедевр. Возможно, в чем-то мои методы могут показаться трусливыми, но я готов к критике. Даже если критиковать меня будете вы.

— Ох-ох, спасибо за беспокойство, право оно того не стоило, — вернула любезность Фуюка, даже бровью не поведя.

Санжев кашлянул и снова заговорил:

— Согласен, хоть в это и трудно поверить, но здесь нет ничего сверхъестественного. Информации о вас почти нет, но сейчас, стоя перед вами, я примерно могу предположить, насколько вы сильны. В поединке один на один у меня нет ни единого шанса.

Остановившись, Санжев активировал сентимани-устройство, и из блока на его спине вытянулось восемь металлических рук.

В половине рук были люксы-автоматы чтобы обстреливать противника на расстоянии, а в другой половине — мечи и копья для ближнего боя

— В прошлом сентимани-устройство позволяло управлять лишь двумя дополнительными руками, которые, к тому же, были не более чем вспомогательными инструментами. Но последняя модель в связке с нейрохирургией обходят это ограничение, и сейчас я ощущаю, что у меня в самом деле больше рук!

Эрнеста и Камилла участвуют в турнире со своими автономными куклами, которые заменяют их на арене, но в этот раз — порознь. Но сколько бы обычных боевых кукол не отправили против генестеллы, им ни за что не победить, поэтому даже самые лучшие экзоскелеты Нарцисса не помогут в борьбе с первоклассными бойцами.

Однако с новейшими сентимани-устройствами можно одновременно и сохранить все свои индивидуальные способности, и получить серьёзное преимущество над противником — ведь если сложить руки человека и дополнительные «руки» устройства, то их число достигнет десятка. Иными словами, если использовать сентимани-устройство на Линдворме, дуэльном турнире, то можно задавить противника числом — ведь ему придётся отбиваться от более чем восьми люксов одновременно. Едва ли нужно говорить, насколько внушительно данное преимущество.

Это словно биться против команды, координация которой безупречна.

— Ого, как страшно. От такой ужасающей вещи не сбежать, — всё так же улыбаясь ответила Фуюка.

— Хорошо. Давайте проверим, как долго продержится ваша улыбка, Леди! — сдавленно улыбнувшись, заявил Санжив.

—Линдворм, блок Y, первый раунд, первый матч, начало боя!

Одновременно с сигналом к началу боя Санжив вытянул руки со стрелковыми люксами и под разным углом направил их на Фуюку. Механические руки, более гибкие, чем человеческие, скорее впору было бы назвать щупальцами.

— И правда, если целятся в меня со всех сторон, то будет тяжело. А значит, мне бы тоже пора позвать друзей, — сказала Фуюка, доставая из кармана веер.

С виду это был самый обычный веер, но если приглядеться, то можно заметить что от самых ребер тянутся различные рисунки и заклинания.

«Нет... всё не так! Это талисман! Сам веер — как книга талисманов!..»

Это специальные приспособления, которые используют таоисты Цзе Луня, чтобы им было проще применять свои техники. Что на них записано — одному лишь богу известно, и если дать им волю — дело закончится плохо. Необходимо было победить их до того, как произойдет худшее.

— Огонь!

Одновременно с командой Санжива пять рук стали стрелять из дальнобойных люксов.

Но всё тщетно.

Град пуль пролетал сквозь Фуюку, как через марево.

— Иллюзия? Но когда?..

Санжив в спешке огляделся и обнаружил прямо у себя за спиной Фуюку — она танцевала и махала веером.

— Исполни мою волю, эдикт!

Раздался сладкий голос и на арене возник гигантский круг призыва, из которого повалил дым, а затем...

— А?!

Из дыма появились гротескные чудища, от вида которых парень свалился на задницу. Среди чудищ была гигантская одноглазая ворона, одноногие и большеголовые монстры, закованные в броню скелеты острозубые каменные големы и прочие странности разных форм и размеров. И было их больше десятка... нет, скорее сотни.

— Ч-ч...

— Хе-хе... Как ни посмотри, мои слуги и вправду прекрасны.

Фуюка с наслаждением в голосе похвалила чудищ, но её противнику было явно не до этого. Он видел, что каждое из чудищ обладает собственной волей и двигается самостоятельно — Фуюка ими не управляет.

— Т-трусость! Это против правил! Как... как такое вообще позволено! — кричал Санжив, выкашивая монстров десятью руками, но численное преимущество было не на его стороне — он терял одну руку за другой.

— Н-н-не подходи! Не подходи!

Отползая всё дальше и дальше назад, Санжив не заметил, как оказался в самом углу арены.

«Ох... Кажется, Джейн уповает на нарушение правил... но, прав ли он? Вы не знаете, Сакон?»

«На арене в прошлом появлялись бойцы со способностями к призыва, хоть их и было мало. Из известных вспоминается Густав Марло, сыгравший большую роль в «Нефритовых сумерках». Организаторы же решили тогда, что пока существа призваны способностью человека, то они не нарушают правила, пусть и двигаются самостоятельно.»

— К-как же так!.. — сокрушался Санжив.

А Фуюка взмахнула рукой и сказала звонким голоском:

— Узри, воитель Арлекинта, мой пандемониум.

*

Глядя на то, как монстры набрасываются на Санжива, Хуфэн устрашился.

— Это что... секретная техника семьи Умэнокодзи?..

«И правда невероятное искусство. Хотя в технике и используется талисман, совсем не кажется, что это дело рук человека», — подумал он.

— Это ещё мелочи. Умэнокодзи — это клан, посвятивший себя искусству оживления и подчинения. Хотя сейчас Фуюка призвала не более чем самых низших тварей, — возразила Синлу, сидевшая рядом.

— П-правда?

— Если бы на арене был Аято Амагири, он бы одним ударом Сер-версты снёс их всех. Или вы считаете, что эти поделки смогут задеть меня?

— Н-нет, ни в коем случае! — сказал Хуфэн, замотав головой.

Каждый из призванных зверей и вправду был не так уж силен, если приглядеться. Даже сотни таких не хватит, чтобы противостоять Синлу.

— Хотя для меня, преследующей путь звездного сендзюцу, это более чем чудесно. У Фуюки ещё не кончился порох в пороховницах.

— Порох? — переспросил Хуфэн у Сесиль.

Но вместо неё ответила Синлу, едва сдерживая задорный смех:

— Хе-хе, именно. Высшая магия оживления, которую клан Умэнокодзи веками оттачивал. И имя ей — демоны черной скорби.