Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
Putnik025
08.03.2018 02:38
Спасибо за перевод.
Судя по первому тому, меня ждёт довольно годное ранобэ.
Наверное даже всё таки возьмусь за аниме (которое до этого вызывало определенные опасения).
Davyv
06.02.2018 00:16
Спасибо за перевод.
georgio
18.09.2017 16:55
В скачаиваемом фб2 и епубе только иллюстрации и 3я глава
merzzly
27.05.2017 21:47
Спасибо за перевод.

Хотелось бы узнать: доходят ли сообщения об ошибках? Например как "девшуке" во 2-ой главе.
odalety
19.01.2017 22:15
Чет мне это все напоминает.
odalety
18.01.2017 14:22
Что же... Приступим.
MrJoy
29.12.2016 18:27
В скачаиваемом фб2 и епубе только иллюстрации и 3я глава(про докх не знаю)
Farakorys
13.09.2016 00:38
Спасибо за первый и остальные тома ...
Borisov
10.09.2016 22:16
Спасибо за перевод первого тома. Надеюсь на дальнейший выход . :)
misari
08.08.2016 18:50
Спасибо за перевод
юки_каге
20.06.2016 12:24
спасибо за перевод)
Deroyd
13.06.2016 17:45
Спасибо за перевод!
dars
23.04.2016 20:45
Спасибо за перевод
rezel
13.04.2016 12:30
>>17396
Так название школы всё таки Револьф или Ле Вольфе? По тексту то так, то эдак встречается. Да и Ле Вольфе читается как "Ле Вольф" без "е", во французском языке с которого скорее всего бралось название школы "е"(или скорее "э") не читается.
Револьф. Автор все поменял под свой канон
vorfeed
13.04.2016 11:20
Так название школы всё таки Револьф или Ле Вольфе? По тексту то так, то эдак встречается. Да и Ле Вольфе читается как "Ле Вольф" без "е", во французском языке с которого скорее всего бралось название школы "е"(или скорее "э") не читается.
Ответы: >>17397
rezel
07.04.2016 18:24
>>17394
Рез, аниме адаптация сколько книг охватывает?
3+3
Zarxis
07.04.2016 13:25
Рез, аниме адаптация сколько книг охватывает?
Ответы: >>17395
rezel
12.03.2016 17:41
[quote="Cliffy"]Разве название оружия не Огролюкс? З.Ы. в тексте орга люкс...[/quote]
Думаю, это достаточный аргумент?
[attachment=0]RaAKobF.png[/attachment]
Cliffy
22.02.2016 16:16
Разве название оружия не Огролюкс? З.Ы. в тексте орга люкс...
adamantius
17.02.2016 02:20
Возможно слишком тороплю события, но когда там должен выйти 10-й том? Или он уже вышел, но его до сих пор не слили в сеть?

Отобразить дальше

Глава 2: Астериск

— Хоть мы, академия Сэйдокан, действительно уважаем право учеников на дуэли, но… к сожалению, я вынуждена отменить эту дуэль, — выходя из толпы зевак сказала белокурая девушка.

Она обладала спокойной, притягательной красотой, несколько иной, чем у Юлис.

Последнюю можно сравнить с цветущей розой, но тогда красота этой девушки будет олицетворять глубокое умиротворение, которое наступает при взгляде на спокойное озеро.

— Клаудия, по какому праву ты встала на моем пути?

— Конечно же по праву президента школьного совета академии Сэйдокан.

Девушка, которую назвали Клаудией, слегка улыбнулась и поднесла руку к своей эмблеме.

— Правом, данным мне, как представителю красного лотоса, я отменяю дуэль между Юлис-Алексией фон Риссфелд и Амагири Аято.

Эмблемы Юлис и Аято, сиявшие красным светом, тут же погасли.

— Теперь все в порядке. Амагири Аято-кун.

— Да…

Похоже, буря миновала.

Аято смахнул со лба пот и тяжело вхдохнул.

— Спасибо, эм… президент-сан?

— Верно. Я президент школьного совета академии Сэйдокан, Клаудия Энфилд. Приятно познакомиться.

Парень пожал протянутую руку.

Вблизи красота Клаудии завораживала еще сильнее.

А взгляд притягивала её пышная грудь, растянувшая школьную форму.

И кто бы что не говорил, но Юлис по этому параметру сильно проигрывала.

Юлис же, казалось, не могла понять причину отмены дуэли и с крайне недовольным видом уставилась на Клаудию.

— Даже если ты президент школьного совета, ты не в праве вмешиваться в дуэль без весомой причины.

— Конечно же, причина есть. Он ведь только перевелся? Даже если он уже зарегистрировался и заверил эмблему, есть последняя незавершенная формальность. Грубо говоря, Амагири Аято-кун все еще не является полноценным учеником академии Сэйдокан, — объяснила Клаудия и широко улыбнулась. — Только ученики могут участвовать в дуэлях. Соответственно, дуэль не может состояться. Жалобы?

— Гх!..

Юлис раздраженно закусила губу.

По реакции и отсутствию ответа стало понятно, что она согласилась с вескостью причины.

— Хорошо. Раз уж мы во всем разобрались, я хочу предложить всем расходиться. Если пробудете здесь слишком долго, опоздаете на занятия.

Услышав это, толпа разбилась на маленькие группы и начала рассасываться.

Несколько учеников были сильно недовольны неожиданным концом дуэли, но не нашли аргументов, чтобы отменить решение Клаудии.

— А!

Аято неожиданно вспомнил стрелу, выпущенную во время дуэли.

Вполне вероятно, что ученик, выстреливший в Юлис, сейчас уходил с места преступления, скрывшись в толпе. Хоть парень и не слишком знаком с правилами и обычаями новой школы, столь отвратительный поступок едва ли можно проигнорировать.

Отпускать преступника — точно не лучшее решение.

— Эм, подождите, пожалуйста…

Аято готов был крикнуть, но Юлис остановила его, хлопнув по плечу.

— Считай, что ты ничего не видел. Кто бы то ни был, сейчас он легко сбежит.

Девушка медленно покачала головой, а на лице ее появилась кривая улыбка.

— Да и нападение из засады вряд ли назовешь неожиданным, я ведь первостраничница.

— Очень жаль, но такое здесь не редкость. К слову, в этот раз они зашли слишком далеко. Атаковать из засады, воспользовавшись дуэлью, — непростительный проступок. Я попрошу дисциплинарный комитет заняться этим. Как только поймаем преступника, они жестоко его накажут.

Аято сильно удивился.

Это значит, что Клаудия ясно видела атаку из засады.

Даже учитывая количество зрителей, очевидно, что никто из них не заметил атаки.

Видимо, огненные взрывы Юлис не смогли отвлечь эту девушку.

— Эм, об этом… ну, что сейчас произошло… спасибо.

Юлис повернулась к Аято с извиняющимся видом.

Она, похоже, имела в виду тот выстрел во время дуэли.

— А, забудем об этом, но… ты не злишься?

Хоть непредвиденные обстоятельства вынудили его, факт остается фактом — он сбил Юлис с ног.

Вспомнив мягкое чувство, Аято осторожно задал вопрос, отчего девушка покраснела и отвернулась.

— Ну, не скажу, что не злюсь, но… ты правда спас меня.

Похоже, Юлис очень честная.

На лице девушки было написано, что ей непросто вот так забыть об этом, но она все же поклонилась.

— Я прекрасно знаю, что случившегося было не избежать.

В этот раз все прошло несколько иначе, чем при возвращении платка.

По правде говоря, Аято на пределе возможностей отразил огненный шар, поэтому времени подумать о других методах просто не было. Даже если прана увеличивала защиту пользователя, её бы все равно не хватило, чтобы отразить недавнюю атаку.

— Поэтому я должна тебе, но только в этот раз.

— Должна?..

— Именно. Разве так не проще?

Долг — понятный и простой для понимания способ, но в то же время слишком формальный.

— Понятно, ты совсем не изменилась.

Тон Клаудии полнился некой неприязнью.

— По мне так, ты должна попробовать быть немного честнее.

— Не беспокойся, я и без того честная, и в ближайшем будущем меняться не собираюсь.

— Хм-м… помнится, кое-кто до сих пор не может найти партнера, разве нет?

— Угх… это, эм… — пробормотала Юлис, опустив взгляд.

Её реакция сама по себе была ответом.

— Регистрация на «Феникс» заканчивается через две недели. Времени не так много.

— Да знаю я! Мне просто нужно найти кого-нибудь, и все будет в порядке!

Юлис отвернулась и, высоко подняв плечи, пошла к общежитию.

— Ну и ну.

Клаудия проводила ее взглядом, прямо как мать, наблюдающая за непослушным ребенком.

*

— Таким образом, есть основания назвать последнее столетие «веком катастроф», но среди прочего падение группы метеоритов, которые впоследствии назвали «Инвертия», обернулось неслыханным ущербом для всего мира. Из-за метеоритов, падавших три дня и три ночи, мир безвозвратно изменился. Сильные нации пали, что дало возможность объединенным корпоративным фондам возвыситься и изменить нормы этики. Метеориты также привели к рождению новой расы людей, «Генестеллы», способных управлять маной. К этой расе относимся и мы. В результате появился новый научный институт исследования маны, который с развитием метеоритной инженерии разросся до невероятных мысштабов. Независимо от пользы изменений, в истории человечества «Угольные слезы» выделяются как поворотный момент, — старый учитель рассказывал тему, проходя по классу. — К тому же, согласно современным учениям, принято считать, что «Инвертия» — не простые метеориты. Все обсерватории, наблюдавшие за феноменом, задокументировали выброс аэрозоля, когда метеориты входили в земную атмосферу. Если же говорить о значении…

Медленный и монотонный голос вгоняет в сон. И в самом деле, если окинуть взглядом класс, то можно заметить, что больше половины учеников распластались на партах.

— Рановато мы в класс пришли. Занятия ведь еще нескоро начнутся?

— Верно. Эти ученики посещают дополнительные занятия.

— Такая рань, а уже дополнительные…

Не повезло.

— В конец концов, наша школа фокусируется и на науках, и на боевых искусствах. Лучше бы тебе запомнить.

Провожая Аято до кабинета школьного совета, Клаудия повернулась с улыбкой на лице.

В отличие от классического женского общежития, академия Сэйдокан выглядит гораздо более современной.

Университет, старшая и младшая школа связаны общим двором. Из всех трех больше всего учеников принимала старшая школа, поэтому и здание её было самым большим.

— Ох, точно, Аято-кун, мы ведь одного возраста, так что расслабься немного.

— Ха? Подождите, это значит… что президент школьного совета — первогодка?

А по ее спокойному виду так и не скажешь.

— Что-то случилось… президент?..

На дворе июнь. Если она действительно первогодка, как Аято, тогда должна была поступить в школку два месяца назад.

Хоть он совершенно не представлял, что из себя представляет процесс выбора президента, но достичь столь высокого поста за столь короткое время почти невозможно.

— Ты прав. Президентом я стала в начальной школе, это уже третий срок, — спокойно объяснила Клаудия, пока они шли по коридору, освещенному лучами солнца, которые лились через стеклянные панели на стенах.

Здесь нет такого, что младшая и старшая школа управляются по отдельности, вместо этого на всю академию есть один школьный совет. В результате среди членов школьного совета могут оказаться как младшеклассники, так и студенты университета.

— Невероятно…

— Поэтому обращайся ко мне по имени.

— Хорошо, я понял, Клаудия-сан.

— Клаудия. Ничего больше.

— Эм-м, это немного…

Если учесть обстоятельства, не похоже, что у него был выбор, но Аято не слишком хотел называть по имени девушку, которую только что встретил.

— Клаудия.

— Эм-м-м, поэтому…

— Кла-у-ди-я.

— …понял, Клаудия.

Удивительно сильный характер не соответствует внешности.

Когда Аято сдался и назвал её по имени, Клаудия с довольным видом прикрыла глаза.

— Что ж, зови меня Аято… хотя мне немного неловко…

— Хорошо, Аято.

— Правда можно не использовать хонорифики?

— Нет, я привыкла уже, не обращай внимания.

— Привыкла?

— Да. Я очень злобная внутри, поэтому не могу упускать из виду манеры и внешний вид. А потом это укоренилось во мне.

Поначалу Клаудия казалась мягкой заботливой матерью, поэтому понять смысл сказанного Аято удалось не сразу.

— Злобная внутри?..

— Именно. В моем животе бурлит темная материя, и затягивает все в черную дыру, а поднимается лишь черная жижа, вот такая злобная.

Действительно злобная.

— К слову, хочешь сам убедиться?

— Ха?

Сказав это, Клаудия схватила низ блузки и начала закатывать.

— Чт?.. П-подожди немного!

Увидев восхитительный живот, Аято тут же отвернулся.

Конечно же, Клаудия не собиралась показывать нечто большее.

— Хи-хи, шучу. Весьма милая реакция.

Девушка довольно рассмеялась, прикрыв рот рукой.

Отчего сразу стало понятно, что она имела в виду, говоря «злобная внутри».

— Хорошо, мы на месте. Прошу.

Они шли некоторое время, пока не оказались у кабинета школьного совета, расположенного на последнем этаже школы. Если приглядеться, то все комнаты на этом этаже так или иначе связаны с советом.

Воспользовавшись эмблемой, Клаудия авторизовалась у двери, которая сдвинулась и открыла просторную комнату, на первый взгляд большеватую для кабинета школьного совета.

На полу при входе постелен темно-коричневый ковер. На стене висела карта академии Сэйдокан. Перед большим окном стоял тяжелый дубовый стол для переговоров с соответствующими креслами. Проще говоря, кабинет выглядел совсем как офис президента большой корпорации.

Клаудия как ни в чем не бывало села во главе стола, сложила руки вместе и сказала:

— Тогда без лишних формальностей… Аято, добро пожаловать в академию Сэйдокан.

Неотрывно смотревшая на него девушка теперь повернулась к окну.

— И… добро пожаловать в «Астериск».

Плавающий на поверхности кратероподобного озера, образовавшегося после падения огромного метеорита на севере Канто, искусственный остров-город. Из каждого угла идеального шестиугольника выступает по академии, напоминая угловые форты, а в его центре находится центральный район. Город похож на снежинку, поэтому официально его и назвали «Рикка».

От каждой академии через центральный район проходит диагональная главная улица, тянущаяся до противоположной академии. Эта форма и подобна звезде — Астериску.

Укоренение второго названия связано с тем, что прибывающие со всего мира ученики не привыкли к японскому названию.

— Мы, академия Сэйдокан, ждем от тебя, специально приглашенного ученика, лишь одного — победы, — взглянув на город, она продолжила: — покори Галахадворс, потопи Арлекинт, заставь отступить Цзе Лун, уничтожь Револьф, срази Квинвейл. Другими словами, завоюй победу в Фесте.

— М… — Но Аято лишь почесал затылок и нахмурился. — Прости, если честно, меня это не интересует.

На самом деле каждую школу из-за кулис поддерживают объединенные корпоративные фонды. Их сила, превосходящая павшие нации прошлого, способна даже исказить законы. Будь то состояние, социальный статус или престиж — все это они могли дать.

На самом деле, больше половины учеников, собравшихся в Астериске, приехали сюда чтобы осуществить подобные желания.

Оставшуюся половину составляли люди, не знавшие что делать с силой «Генестеллы». Они хотели испытать свои способности и хоть однажды сразиться в полную силу. Для таких людей этот город — единственное место во всем мире, где они могут бушевать сколько пожелают.

Но Аято не входил ни в одну из половин.

— Да, я знаю, что ты не интересуешься подобным. И о том, что ты не раз отказывался от предложений стать учеником нашей академии, — закончив на этом, Клаудия развернула кресло и снова повернулась к Аято, — однако выступления нашей академии на Фесте в последние годы не назовешь яркими. В прошлом сезоне мы заняли пятое место в общем зачете. Поскольку можно не учитывать боевой рейтинг академии Квинвейл, занявшей шестую строчку, пятая строчка сродни последней. Мы любой ценой должны исправить это положение, поэтому нам нужны все талантливые ученики, которых мы можем пригласить.

Хоть Феста считается одним соревнованием, на самом деле она разбита на три части.

Летом первого года — дуэли два на два «Феникс», осенью второго года — командный бой «Грифы», и, наконец, зимой третьего года — личные дуэли «Линдвурм».

Те, кто выступили на них хорошо, могут заменить обычные школьные оценки результатами Фесты, и общая сумма очков, накопленная к концу Линдвурма, становится их итоговой оценкой. Поэтому оценки за все три года могут быть собраны за один цикл.

Как и упоминала Клаудия, последние несколько циклов Сэйдокан занимал последние места.

— Ученики имеют право участвовать в Фесте три раза. Иначе говоря, это значит, что сколь бы великолепными не были ученики, подняться на сцену Фесты они могут лишь трижды. Если честно, нельзя сказать, что наша академия сейчас изобилует талантами.

Участвовать в Фестах можно в течении десяти лет — в возрасте от тринадцати до двадцати двух. За это время ученики могут по своему желанию участвовать в любых Фестах, даже в одинаковых.

Например, есть ученики, которые покидают академию через три года, поучаствовав в полном цикле Фесты, а также те, кто участвуют только в Линдвурме в течение девяти лет.

«Чем больше отличных учеников, тем лучше», — с подобной установкой каждая из шести школы, не щадя сил, ищет самых лучших и ярких, приглашая людей со всего мира.

Бесплатное обучение и проживание, помощь со снаряжением и материалами и прочее, и прочее — каждая академия помогает по-разному. Потому что приглашают лишь немногих избранных, которых академия хочет получить любой ценой.

— Кстати, почему меня пригласили? Хоть и немного странно спрашивать, но я не думаю, что во мне есть что-то стоящее.

— Это действительно так. Поскольку у тебя нет никакой репутации, рекрутеры очень громко возмущались.

— Э-э? Ты рекомендовала меня?!

Приглашенные — ученики, показавшие отличные результаты в состязаниях и на боевых турнирах, связанных с видами «Фесты». Исключениями из правил были стреги и данте, но поскольку они зарегистрированы в своих странах, скрыться от глаз разведчиков не могли.

И раз уж дошло до этого, Аято с самого детства занимался в додзё кендзюцу и никогда не участвовал в Фесте.

— Ага, настояла на своем против их воли. До тех пор и не думала, что быть президентом школьного совета так хорошо. Ура власти.

— Принудила…

— Если бы ты отказался от моего приглашения, мне было бы очень стыдно. К счастью, ты передумал.

— Ничего я не передумал.

Аято пожал плечами, а Клаудия прикрыла глаза.

— Тогда зачем ты пришел в эту академию?

— …

Став серьезным, Аято поставил руки на стол и посмотрел девушке в глаза.

— Клаудия, это правда, что моя сестра, Амагири Харука, училась в Сэйдокане?

— Ну, как бы сказать?..

Клаудия встретила его взгляд прямо и подняла указательный палец.

— Мне известны лишь слухи, что она когда-то ходила в эту школу. Вся информация о том, что она была здесь, удалена неизвестными лицами.

— Удалена… такое вообще возможно?

— Если говорить прямо — конечно же нет.

— Даже президенту школьного совета?

— Мы не всемогущи… хотя, если бы это был кто-то позицией выше, то все возможно.

Продолжая глядеть на горькую улыбку Клаудии, Аято не изменился в лице.

Некто еще более статусный, чем президент школьного совета… другими словами, Объединенные корпоративные фонды.

– Записей о том, что она участвовала в Фесте тоже нет, как и о том, входила ли она в именные культы. Нет, сомнительно даже то, что она на самом деле посещала эту академию. В любом случае если это было пять лет назад, её одноклассники и учителя все еще связаны с академией. Но все же никто не помнит только о ней. Вот и все.

— Возможно ли, что записи соревнований изменили?

— Нет. Это то же самое, что играть с самим Астериском и обманывать миллионы фанатов Фесты. Фесты транслируются по всему миру в режиме прямого эфира, а именные культы постоянно обновляются и доступны в интернете, ты знал? Даже малейшие инциденты межшкольных дуэлей немедленно попадают в объективы СМИ и тут же разносятся по всем уголкам города. Например, твоя дуэль с Юлис уже в сети.

— Тогда…

Остановив Аято, Клаудия воспользовалась наручным терминалом.

В воздухе открылось небольшое окно, на котором была показана девушка.

— !..

Парень широко раскрыл глаза.

— Это все, что мы смогли восстановить. Она поступила четыре года назад, отчислилась через полгода по личным причинам. Имя, дата рождения, прошлое — почти все исчезло.

Но для Аято и этого было достаточно.

Это она! Без сомнений!

— Клаудия, как ты это нашла?

Чтобы восстановить потерянную информацию, в первую очередь надо узнать, что её выбросили. Но об этой ученице не осталось ни записей, ни воспоминаний.

Тогда как Клаудия узнала?

— Прости, я не могу сказать этого. Ты не веришь мне?

— А, нет, я не это имел в виду, — судорожно ответил Аято.

У президента школьного совета наверняка есть свои источники.

По крайней мере стоило радоваться тому, что она ответила честно.

— Это лишь мое мнение, но… даже будь у нас детали, скорее всего, её больше нет в этой академии. Если ты пришел из-за неё… — уклончиво сказала Клаудия.

Но Аято снова сделал беззаботное лицо и покачал головой.

— Спасибо. Все нормально. Я пришел сюда не только для того, чтобы найти сестру.

Но Клаудия обратила на парня пытливый взгляд и повторила:

— Тогда зачем ты пришел в эту академию?

— Хм…

Аято сложил руки на груди и задумался, а затем ответил с улыбкой:

— Я хочу найти цель в жизни, если можно так сказать.

— Крайне туманно.

— Э, правда? Я думал, что большинство учеников так ответят.

— Хи-хи, а ты тоже не умеешь провоцировать.

Клаудия, похоже, решила, что он уклонился.

Но Аято в некотором смысле ответил честно.

Он верил, что в этой то школе точно найдет достойную цель.

Если его сестра на самом деле была здесь…

— А, точно! Совсем забыла сказать, — неожиданно воскликнула Клаудия, хлопнув в ладоши, — приглашенным ученикам полагаются некоторые другие привилегии, помимо стипендий и прочего. Одна из них связана с доступом к Орга люксам школы.

— Орга люксы это те, что используют специальные манадайты?

— Да, Урм манадайты.

Метеориты, падавшие во время «Инвертии», принесли доселе неизвестный элемент под названием мана и особую руду — манадайт. Манадайт — кристализованная форма маны, в последнее время его количество уменьшилось, но уже открыт способ его искусственного создания.

Изучение маны и манадайта положили начало новому разделу науки — «метеоритной инженерии», но главным результатом этих исследований стали люксы, энергетическое оружие, трансформирующее ману, в котором манадайты использовались в качестве ядра.

При активации люксы материализуют и фокусируют ману, в результате чего создаются клинки из света (возможно создание пуль и стрел).

По мощи люксы превосходят всё существующее вооружие и обладают другими преимуществами (например, стрелковое люксовое оружие не требует боеприпасов). Именно поэтому они по большей части заменили традиционное вооружение и стали настолько популярны, что сейчас широко используются в качестве оружия, инструментов самообороны и даже детских игрушек.

Среди манадайтов есть особо чистые и столь же редкие. Их называют Урм манадайты — ядра орга люксов. Они обладают несопоставимо большей энергией, чем обычные люксы, и особыми силами, подобно данте и стрегам, но очень тяжелы в использовании.

Огромное количество орга люксов принадлежит Объединенным корпоративным фондам, но некоторое их число передано школам для разного рода исследований.

— Если предпочитаешь не использовать орга люксы, мы, конечно же, не станем принуждать. В конце концов, есть побочные эффекты — «цена» использования чего-то подобного. Что думаешь?

— Слышал, сначала нужно проверить совместимость?

Все пользователи орга люксов несколько меняются, когда применяют силу оружия.

Если слухи правдивы, орга люксы обладают волей и сами выбирают владельца.

— Это самый важный фактор. В академии Сэйдокан минимальная совместимость должна составлять 80%. Будь она чуть меньше, и мы не сможем предоставить ученику желаемое оружие.

— Хм-м…

Даже если бы он заинтересовался, проходить через множество формальностей очень утомительно. Да и не факт, что он подойдет по требованиям.

Думая, что же со всем этим делать, Аято заметил на лице Клаудии нерешительное выражение.

— Что-то случилось?

— Нет, у меня еще нет доказательств, и я сомневаюсь в правдивости… записи о выдаче орга люксов тоже немного подкорректированы.

— И это….

— Орга люксы строго охраняются. Записи о том, «кому и когда выдали орга люкс» и боевые данные пользователя собираются и хранятся, но при проверке одного орга люкса записей о выдаче не обнаружилось, а вот боевые данные остались.

— Кто-то… использовал его без спросу?

— Ну, если записи изменили, да. Думаю, вероятность достаточно высока. Записи о выдаче хранятся в базе бюро снабжения, но боевые данные накапливаются в урм манадайте. Есть еще множество плохо изученных частей, поэтому способ изменения данных, наверное, не смогли обнаружить.

— И остались данные пятилетней давности?

— Именно.

Аято протяжно вздохнул.

— Если так, то я непременно хочу взглянуть на него.

Согласно этому, вероятность, что его сестра использовала орга люкс, довольно высока. В таком случае он хотел увидеть его своими глазами.

— Хорошо. Я займусь этим и сообщу, если найду что-либо. А пока используй его.

Клаудия протянула парню люкс.

— Это традиционный люкс-меч. Его уже настроили по твоим параметрам, если хочешь что-то изменить, посети бюро снабжения.

— А, спасибо, кстати… — Глядя на этот люкс, Аято вспомнил, что позаимствовал один, который ему бросили из толпы во время дуэли, — совсем забыл, как я могу вернуть его?..

Аято вытащил тот люкс, но, к сожалению, на нем не написано имя владельца.

— А, не волнуйся. Школа выдает сколько угодно оружия.

— Правда? Как щедро.

Подобные боевые люксы явно не из дешевых. Но в сравнении с невероятными преимуществами, которые дает Феста, это капля в море.

— Кстати, я еще кое-что вспомнил, не возражаешь?

— Конечно нет.

— Что это за «последняя формальность», о которой ты упомянула?

— А, это, ну…

Клаудия неожиданно остановилась.

Затем задумалась над чем-то и оглянулась вокруг.

— Что-то не так?..

— А, нет! Ничего такого…

Хоть она и помахала рукой, очевидно, что её вид только что изменился.

Щеки немного покраснели, а взгляд она опустила в пол.

— Эм, как бы сказать… не мог бы ты закрыть глаза на минутку?

— Хорошо.

«Почему последняя формальность требует закрыть глаза?» — хоть Аято и подумал об этом, расспрашивать дальше он не хотел и послушно выполнил просьбу.

Послышался звук отодвигаемого кресла. И вскоре после этого…

— Э-э…

Аято почувствовал легкое прикосновение со спины.

Хоть он и слегка удивился, боли не было. Просто к нему прикоснулось нечто мягкое.

Нет, очень мягкое.

— Э?..

Когда парень подумал, что же это могло быть, и открыл глаза, то увидел две изящные руки, обвившие его талию. В общем, его обняли со спины.

— Ва-ва-ва-а! К-клаудия?!

— Ихи-хи-хи.

Сзади к Аято прижалось невероятно мягкое тело, но в то же время довольно тяжелое.

Парень покраснел и решил, что его снова дразнят.

Поэтому нужно действовать решительно и постараться спокойно уладить дело.

Даже если это невозможно.

— … наконец-то… наконец-то я тебя увидела…

Но послышавшиеся из-за спины слова были тихими и деликатными, потому чувствовалось, что девушку захлестнули чувства.

Перед этой честностью чувство неискренности просто исчезало.

— Клаудия?..

Ответа не было.

На мгновение он даже подумал, что они где-то встречались, но не помнил, было ли это на самом деле.

Но ведь столь впечатляющую девушку невозможно забыть.

Некоторое время, хоть и не сказать, что долго, они молчали, а затем руки плавно отпустили его.

— Хи-хи, шучу. Удивился?

Аято наконец повернулся, и там его ждала совершенно обычная улыбка.

Поэтому он упустил шанс узнать причину.

— Если так неожиданно обнять со спины, кто угодно удивится.

— Не пойми неправильно. Не каждого человека я так встречаю. Я была очень честна сейчас.

Клаудия прикрыла рот рукой, а из её слов было совершенно непонятно, что из этого является шуткой.

— И?

— Да?

— Не может же такого быть, что это и есть последняя формальность, верно?

Вернулись к теме.

В конец концов именно для этого Аято пришел сюда.

— А-а… это. Это ложь.

— Ложь?..

Челюсть Аято отвисла.

— Можно сказать, удобный инструмент.

Клаудия совсем не стеснялась.

— Ты уже часть нашей школы, формальности и прочее да-авно окончены. Просто в той ситуации это был наиболее эффективный способ уладить проблемы. Юлис достаточно фанатичная девушка, поэтому я могу заверить, что она бы продолжила дуэль, если бы не «нарушение школьных правил».

— Но, но это…

— А, хочешь сказать, что предпочел бы продолжить?

— …

Конечно же это не так.

— Если бы дуэль продолжилась в том ключе, что бы случилось? Ни я, ни школа не желаем подобных ситуаций.

— …

Понятно, Клаудия говорила тогда за себя. Сколь бы густой тьма не была, президент школьного совета явно не тот человек, которым кажется.

В этой девшуке не чувствуется ни капли слабости, показанной чуть ранее.

— Что ж, уроки вот-вот начнутся, закончим на этом. Если что-то потребуется, не стесняйся, спрашивай. Чем смогу, тем помогу.

Мило улыбнувшись, Клаудия проводила Аято взглядом.

*

— Что ж, это специально переведенный ученик, Амагири. Надеюсь, вы поладите.

Какое небрежное представление.

Учителя обычно обращают особое внимание на заботы переведенных учеников из-за смены обстановки, но в этой речи не было ни капли сочувствия.

Аято посмотрел на женщину рядом — классного руководителя класса 3 первого года обучения, Яцудзаки Кёко — которая в ответ сказала лишь: «Теперь твоя очередь».

Она была достаточно высокой, а ее взгляд можно назвать пронзающим… или, скорее, зловещим. И тон, и поведение явно не подобают учителю.

К слову, не это самое удивительное: в руке она держала биту с гвоздями. Потрепанная, окрашенная в алый бита еще сильнее вгоняла в тоску.

— Эй, быстрее давай.

— А, сейчас! Эм, я Амагири Аято. Приятно познакомиться.

Аято назвал только свое имя, наверное, поэтому никто больше ничего не спросил.

Все ученики сосредоточились на нем.

Кто-то заинтересовался, кто-то не беспокоился, кто-то всматривался, а кто-то насторожился.

Переведенные ученики всегда находятся в центре внимания, но это было чересчур.

Только одна девушка уставилась на Аято со смешанным выражением на лице, и причину этого Аято знал слишком хорошо.

— Место… хм-м… точно. Рядом с напарницей по заигрываниям пустовато, садись туда.

— К-кто это напарница по заигрываниям?

В ответ на слова Кёко эта девушка, Юлис, покраснела и вскочила с места.

— Кто же еще, кроме тебя, Риссфелд? Это ведь ты устроила утреннее представление. Да даже если нет, в такое время первостраничники не должны буйствовать. Здесь тебе не Револьф!

— Гх…

Юлис нехотя села на свое место, расположенное в конце второго ряда.

К счастью, сбоку было свободное место.

— Никогда бы не подумал, что мы будем одноклассниками.

— Не смешно.

Когда Аято уселся и поприветствовал её, распластавшаяся на столе Юлис лишь протяжно вздохнула.

Похоже, теплого приветствия не будет.

— Хоть много чего произошло утром, приятно познакомиться.

Но когда Аято обратился прямо, Юлис покосилась на него и сказала:

— Я должна тебе. Если попросишь, я помогу тебе только раз. Но дружиться с тобой я не хочу.

Сказав это, она неожиданно отвернулась.

А затем…

— Ха-ха, отшили.

Со спины послышался наполовину жалостный, наполовину радостный голос.

Аято повернулся и увидел парня с мужественным лицом и дружелюбной улыбкой, который протянул ему руку.

— Ничего не поделать, это же та самая принцесса.

Аято пожал руку.

— Меня зовут Ябуки Эйсиро. Мы соседи.

— Соседи… в общежитии?

— Ага. Я живу в двухместной комнате.

— Прошу прощения. Должно быть немного тесно.

— Забей. Так будет веселее.

Эйсиро оказался веселым парнем.

Он по меньшей мере на голову выше Аято, хоть этого и не поймешь, пока Эйсиро сидит. Он вел себя немного по-детски, но выражение лица и поза больше подошли бы взрослому. На левой щеке слегка выступал шрам, но он лишь добавлял мужского обаяния.

— Да и я думаю, что было бы неплохо жить в одной комнате с интересным человеком.

— Нет, ничем я не интересен.

— Ты о чем? Не успел перевестись, а уже дуэлился с первостраничницей. И еще посмел сбить с ног принцессу перед толпой. Не принижайся.

Аято ни капли не принижался, поэтому при случае он бы за часок попробовал объяснить все детали происшествия, но, похоже, слухи и подобные впечатления уже разнеслись повсюду.

И когда закончился второй урок, он заметил вокруг себя толпу.

— Эй, Амагири-кун, что случилось в твоей прошлой школе? Раз ты сменил школу в такое время, что-то должно было случиться, верно?

— И почему ты сражался с принцессой? Мы еще ничего не знаем об этом!

— Нет-нет-нет, дело ведь в том страстном подходе? Что? Почему? Неожиданно влюбился посреди дуэли? Запретная любовь?

— Эй! В топку этот бред, я хочу спросить о стратегии для битвы с принцессой! Как ты это сделал?

— Точно. Поначалу не верилось, что ты так долго протянешь.

Другая группа учеников отгородилась стеной безразличия.

— Конечно же Жгучая роза сжалилась над новичком.

— И правда. И ловкость, и скорость реакции средненькая по меркам этого города. Ему даже в именные культы тяжело пробиться будет.

— Почему такому послали особое приглашение? Рекрутеры совсем ослепли, по ходу дела.

И так далее, и тому подобное.

Такое происходило после каждого урока, поэтому к концу занятий Аято изрядно вымотался.

— Ха-а…

— Тяжело, должно быть. Популярность — штука не легкая.

Свет заходящего солнца проникал в класс через окна и падал на распластавшегося от усталости на парте Аято и на Эйсиро, дружелюбно хлопающего его по спине.

— Ну, я многое понял.

— Например?

— В первую очередь то, что не я тут популярный, а Юлис.

Аято взглянул на соседние места и показательно пожал плечами.

Хозяйка этого места исчезла без следа сразу же после окончания уроков.

— Похоже, люди интересовались не мной, а «тем, кто сражался с принцессой», верно?

— Боже, какая проницательность.

Эйсиро похлопал в ладоши.

Его лицо буквально говорило: «Неплохая догадка».

— Я только не понимаю, почему они сами не спросят Юлис, если так хотят знать?

— Как будто это просто. Ты не заметил? Принцесса не очень-то дружелюбна.

— Ну да...

Вспомнив улыбку Юлис, когда та взяла платок, Аято задумался о том, почему же она отстранилась ото всех.

— Кто знает, но факт остается фактом — принцесса никого к себе не подпускает. Кроме того…

— Эм, подожди. Ты не первый раз называешь её «принцессой», это прозвище? Похоже, остальные поступают так же.

— Хм, прозвище или нет?.. Ну, по правде говоря, она самая настоящая принцесса.

— Ха?

Аято был уверен, что неправильно расслышал.

— Принцесса? Из сказок?

— Именно. Прямо как принцессы, проклятые злыми ведьмами, спасенные поцелуем принца, вынужденные выйти замуж по расчёту, пришедшие из магических стран, проданные в рабство и истерзанные орками и тентаклями. Настоящая принцесса.

Хоть вторая часть ответа звучала странновато, Аято понял, что Эйсиро имел в виду.

— После Инвертии нации Европы вернулись к монархиям. Хоть управление и экономика находились в руках Объединенных корпоративных фондов, последним было удобно возвести на трон игрушечных монархов. Первая принцесса одной из таких стран, Лизельтании, и есть наша принцесса. Её полное имя Юлис Алексия Марие Флорентия Ренате фон Риссфелд. Оно занесено в европейский список знати.

— Хе-е… не слишком ли детально?

— А, это коммерческая информация. И да, я состою в клубе журналистики.

Эйсиро бесстрашно улыбнулся.

— Почему же принцесса сражается в подобном месте? Обычные принцессы более женственны, верно?

Вспомнив инцидент, когда его чуть живьем не зажарили, Аято склонил голову и задумался.

Юлис действительно элегантная, величественная и стильная, но слишком отважная, наверное.

— Я тоже этого не знаю. Или, скорее, хочу узнать.

Эйсиро стал серьезным, будто бы говоря: «Похоже, моя информация верна».

— Естественно, что никто не станет игнорировать столь красивую и сильную девушку, да еще и принцессу. Она пришла сюда год назад, но до сих пор на подобных тебе даже внимания не обращала, в курсе? Тогда тоже выстроилась толпа зевак и завалила её вопросами.

— Представляю.

— Но наша принцесса повернулась к толпе и как думаешь, что сказала? «Шумно. Заткнитесь. Я вам не экспонат».

— …представляю.

— Вполне ожидаемо, что большинство купились, но были и те, кому такое поведение очень не понравилось. Они сошлись на том, что все недовольные будут по очереди дуэлиться с принцессой один на один, но все претенденты проиграли впечатляющим образом. Ко всему прочему еще и попала на «Первую страницу», чем вызвала всеобщее удивление.

Вполне ожидаемо.

Аято тоже сражался с ней, поэтому знал, что сила Юлис поразительна. Даже здесь, в воинственном городе Астериске, вряд ли найдется много тех, кто сильнее неё.

— Именно поэтому никто не может подойти к принцессе. До этого дня никто не смог даже поговорить с ней вот так.

— Э… как бы сказать, у неё нет друзей?

— Как я знаю – нет, ни одного. О, прости.

Эйсиро поднял руку, чтобы остановить диалог, и потянулся в карман за телефоном.

— Что такое, шеф?

«Не что-кай мне тут! Я же говорила, что сегодня утром дедлайн на пруфрид! Чем ты там занимаешься?!»

Открылось окно терминала, и девушка с каре накричала на него.

— А, прости, кое-что случилось…

«Никаких оправданий! Тащи свою задницу сюда! У тебя пять минут!»

Окно неожиданно закрылось, а Эйсиро криво улыбнулся и почесал нос.

— …Ну, как-то так. Если не пойду, могут возникнуть неприятности.

— Мне тоже пора возвращаться.

— Тогда встретимся в общежитии.

— Кстати, Ябуки!..

Эйсиро повернулся, готовясь выбежать из кабинета, и Аято что-то бросил ему.

— О-о?

Он удивился но все же поймал предмет. Рассмотрев его как следует, Эйсиро улыбнулся.

— Значит, заметил.

— Спасибо, если бы не он, тот инцидент не закончился бы так просто.

Аято бросил люкс.

Но не тот, что он получил от Клаудии, а тот, что ему передали утром.

— Как ты узнал?

— Хм-м… по голосу, наверное, — легко ответил Аято.

Лицо Эйсиро на мгновение стало растерянным.

— Ты что, правда запомнил мой голос в той толпе?

— Сестра всегда говорила мне возвращать то, что взял в долг.

— Ха-ха-а! Так и думал, ты и вправду интересный.

Эйсиро попытался сдержать смешок и тряхнул плечами.

— Значит, Амагири, в утренней дуэли… ты на самом деле победил, верно?

— Э-э… не думаю, что в моем текущем состоянии это возможно.

Это не ложь.

— Хм-м…в «текущем состоянии»?

Удовлетворившись ответом, Эйсиро выскочил из кабинета.

Аято вздохнул, оставшись в одиночестве.

— Здесь и правда тяжелее, чем я думал.