Том 1    
Глава 4 — Куда дуют голубые ветра


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
vladicus magnus
4 мес.
Ну плин, имена даж из sukasuka... Вот уж плагиат...
fantom_sda
1 г.
Во второй главе нет 8 части. Это описка, или действительно пропуск?
ivan0001
2 г.
Намечается эпик!!!
Идзанаги
2 г.
я такой в ожидании игры granblue fantasy project re link херак вижу ранобку по granblue fantasy и херак она не переведена как думаете какую БОЛЬ я чувствую
sava09
2 г.
q
Вечный
2 г.
Эх, хотелось бы мне сыграть в эту игру. Спасибо большое =D
ниарно
2 г.
Спасибо за перевод)
Вечный
2 г.
Неожиданно =^_^=
Спосибо=)
NeSTEA
2 г.
не думал что по этой игре, еще и ранобка выйдет)
что ж спaсибо ^_^

Глава 4 — Куда дуют голубые ветра

1

Когда мы миновали главные ворота города, земля затряслась.

Лурия, пошатнувшись, вскрикнула, и я, удержав ее, побледневшую, сам ощутил страх. Это был уже не грохот от взрывов бомб в ущелье. Тряска охватывала гораздо большую территорию. Скорее всего, весь остров.

Неужели остров действительно обрушится?! — я еле сдерживался, чтобы не закричать это вслух.

— Это…

— Землетрясение, — пояснила Каталина.

— Землетрясение?

Это что такое?

— Ясно, значит на твоем острове такого никогда не происходило?

— Д-да…

— Природное явление, когда трясется весь остров. Среди гор на воздушных островах есть и горы с ярко выраженным огненным элементом. У таких гор иногда происходит извержение вулканов. То есть, они извергают огонь. Тогда и трясется земля — происходит землетрясение…

— В Порт Бризе нет огненных гор, — перебил ее Ракам.

— Да. А значит…

— Чёрт! Значит, остров таки может упасть!

— Поторопимся, — сказала Лурия, а за ней и Би нас поторопил.

Мы поспешили к Грансайферу, что находился в долине Ангадо. Только мы — я, Би, Лурия, Каталина и Ракам.

Еще по рассказам Ракама я знал, что он может запустить Грансайфер в одиночку, однако будет не просто сражаться с бушующим звездным зверем, даже веря в победу.

— Но именно так ведутся дела в воздушной команде! — заявил Би.

Я всегда считал, что рассказы о приключениях воздухоплавателей в бескрайнем небе — это что-то вроде байки, которую люди рассказывают вместо приветствия. Но Би, похоже, уже вовсю представлял нас настоящими героями из этих легенд.

Что ж, даже напущенная энергичность воодушевляет. Благодаря Би я немного приободрился.

— Ну ты даешь, — отозвался Ракам.

— Но звучит-то приятно, согласись? Летать ради людей — правильный посыл, — возразила Каталина. Ракам сморщился и отвернулся, на что рыцарь тихо засмеялась.

— И все-таки что-то я не вижу здесь имперских солдат! — сказал Би, взлетев повыше и осмотрев округу. И он был прав. Судя по всему, все имперцы эвакуировались за пределы бури, как и говорил генерал Фюриус. Поэтому на пути нам попадались лишь мелкие монстры и больше никого. С другой стороны, все это лишь в очередной раз доказывало, в какой опасности остров. И хотя мы и пытались избежать битв, как могли, уже прошли через два боя, и уже начали переживать, а сможем ли мы.

— Они ведь тоже не смогут жить, если остров обрушится… — с грустью произнесла Лурия, оглядывая трупы монстров в темноте.

— Обычно они скрываются в лесах, — приметил Ракам.

— Скорее всего, они пытались сбежать… но не знали, куда. Не столкнись они с нами, избежали бы такой участи.

— Но при этом в бою они не сдерживались, — сказала Каталина, на что Лурия тихо всхлипнула.

— Им приходится… сражаться.

Я мог только кивнуть.

— Да и даже если бы они не наткнулись на нас, все равно бы не смогли покинуть остров. Как и мы. Никто не спасется.

— Гран…

— Пока мы не усмирим Тиамат…

С моего обнаженного клинка капали смешанные с дождевой водой капли крови. Дождь быстро смыл кровь, но мои руки все еще помнили, как я резал монстра. Да, я не мог иначе, но стоило подумать, что этого всего можно было избежать, как сразу становилось грустно.

— Ну что, Гран, как тебе меч? — спросила Каталина, видимо пытаясь облегчить тягостную атмосферу.

— Гораздо лучше, чем прежний, — ответил я. Этот редкий меч под названием «Анелас» я получил от жителей города в концертном зале. Он был пошире моего прошлого бронзового клинка-спаты и был сделан из стали. Не знаю, пригодится ли вообще меч в сражении с Тиамат, но по крайней мере он гораздо прочнее.

Я отряхнул меч и собрался с силами.

Нужно спешить…

Мы долго шли по темной дороге под проливным дождем, отчего постепенно накатывала усталость. Волосы, обувь и даже одежда под доспехами насквозь промокли. Намокшая ткань неприятно прилипала к коже.

Звезд тоже не видать, поэтому мы не понимали, в какую сторону направляемся. С пути вроде бы не сбились, но все-таки в такой ситуации оставалось только верить в Ракама и его умение ориентироваться на местности.

Маленький огонек в раскачиваемом ветром стеклянном фонаре то и дело отражался в лужах.

Вскоре плоская равнина плавно перетекла в возвышенность. А ведь правда, Грансайфер же находился на каком-то холме…

— Мы на месте, — объявил Ракам, подняв фонарь над головой.

В темноте проглядывался силуэт корабля, напоминающий спящего дракона.

2

Рулевая рубка Грансайфера находилась в верхней части корабля. Прямо в области драконьего живота. И пробраться туда оказалось гораздо сложнее, чем я думал.

Расстояние от ватерлинии до палубы у обычного спущенного на воду корабля не так велико, поэтому для подъема туда достаточно простого пирса. Однако Грансайфер лежал на земле, и от его днища до нижней палубы было расстояние высотой в двухэтажное здание. Чтобы хотя бы увидеть палубу приходилось так задирать голову, что начинала болеть шея.

Стремянка Ракама все еще стояла у борта корабля — удивительно, что ее не сдуло шквальным ветром. Было довольно тяжело взбираться по ней в ливень, но мы справились.

Капли дождя тарабанили по наклонной палубе, и затем вода целым водопадом стекала вниз. Однако пол все равно был покрыт тонким слоем влаги, что хлюпала под ногами.

В области мачты располагались несколько высоких деревянных столбов, что соединяли верхнюю и нижнюю часть палубы. Ракам буквально рванул к одному из этих столбов, несмотря на то, что было скользко.

— Сразу видно, мастер… — с восхищением сказала Каталина.

Добравшись до столба, Ракам начал с чем-то копошиться. Вскоре с верхней палубы на нижнюю медленно спустилась еще одна стремянка. Приподняв фонарь, я увидел в полу верхней палубы маленькую дверцу. Видимо, мы проберемся дальше через нее.

Наша компания дружно поднялась по лестнице вслед за Ракамом. Когда мы закрыли прочную стальную дверь в полу, звуки бури утихли. Все присутствующие, промокшие до нитки, облегченно выдохнули.

— Ну и дела! — воскликнул Би.

— Сюда, — указал Ракам и мы, без промедления, направились к передней части верхней палубы. Там находилась рулевая рубка Грансайфера.

Наконец, поставив фонарь на пол, Ракам нажал на кнопку в углу стены, и в рубке со слабым мерцанием включилось тусклое освещение. Теперь хоть стало видно, что внутри.

— Та-ак… вы пока присядьте где-нибудь.

Последовав словам Ракама, мы разбрелись по комнате.

Рубка напоминала овальное помещение со стеклянными стенами-окнами. Отсюда можно было разглядеть пространство снаружи. В самом центре стоял подиум с креслом, а по бокам комнаты расположились другие места. Похоже, центральное кресло принадлежало капитану корабля. Иначе говоря, капитану команды воздухоплавателей.

Кресло рулевого же было впереди всех, около руля, как в обычных парусниках. Я видел еще один руль и на палубе, так что похоже кораблем можно управлять как из рубки, так и вне нее.

Однако Ракам первым делом сел на место механика и с невероятной скоростью начал нажимать какие-то кнопки и тянуть рычаги.

— О! — тихо выдохнула Каталина, увидев, как стрелки на оборудовании «ожили» и завертелись. И когда она успела сесть на место зам. капитана? — Похоже, его можно завести, — добавила она, когда стрелки остановились.

— Нет… еще не факт, — возразил Ракам, подняв голову. — Корабль полностью отремонтирован. При этом ни разу больше не взлетал. Главный двигатель капризничает, не хочет заводиться и все тут, — с этими словами рулевой взглянул на двигающуюся стрелку другого прибора.

Двигатели кораблей созданы по секретной технологии звездного народа. Мы, жители неба, так и не смогли в ней разобраться. Для нас это такая же загадка, как и вопрос, почему острова парят в воздухе. Я и Лурия, совсем забывшие выбрать место, волнительно взглянули на Ракама и сглотнули. А что если корабль так и не заведется?..

— Поехали!.. — не менее взволнованно крикнул Ракам и нажал какую-то кнопку.

Корабль встряхнуло, под ногами загрохотал двигатель, и… все вновь замолкло.

— Чёрт!

— Ракам?

— И все-таки этот корабль меня не любит… Ну почему, Грансайфер? Почему ты не заводишься?! Неужели ты не хочешь вернуться в небо?! — рулевой ударил кулаком по панели управления, закусив губу. Даже я отлично чувствовал его досаду.

— Нет.

Сначала я даже не понял, что это произнесла Лурия.

— Все будет… хорошо. Вы разве не чувствуете? Гран, ты чувствуешь?

Удивительно, но еще до вопроса Лурии я действительно почувствовал… что Грансайфер пробудился.

— Лурия? Гран?

— Э-эй, вы чего? — заволновался Би.

Но мы были слишком увлечены этим ощущением пробуждения. Наверное, я чувствовал это потому, что наши с Лурией души были связаны.

Грансайфер спал.

Чтобы… пробудиться сегодня.

— Синий Дракон… пробуждается, — Лурия взмахнула рукой и затем, словно по ее повелению, пол снова затрясся — на этот раз еще сильнее.

— Грансайфер… — с трудом выдавил Ракам. — Ты правда… снова взлетишь?.. правда… отвезешь меня к небу?..

— Смотрите! Крылья! — закричала Каталина.

Только тогда я наконец отвлекся от пульса Грансайфера и подбежал к окну. Снаружи непрерывно сверкали молнии и лил сильный дождь. Но сияние молний открывало нам прекрасную картину — раскрытие крыльев Грансайфера. Эти крылья, распрямляясь к бортам корабля, постепенно накрыли собой весь корабль…

— Взлетаем! Держитесь!

В этот момент я почувствовал, как кто-то дернул меня за руку.

— Кья!

Это была Лурия.

— Держись за меня! — обняв девушку, я крепко схватился за ближайшее кресло.

— Мы летим! — воскликнул Би, но мне было не до этого. Я полностью сосредоточился на защите Лурии. В такие моменты становилось завидно, что крылатая ящерица может спокойно парить в воздухе, а я — нет.

О-о-о-о-о-о…

Рёв двигателя был подобен вою дракона. Я крепко обнимал Лурию и чувствовал тепло её рук. Мы словно стали единым целым и вместе слушали крик проснувшегося Грансайфера.

Все будет хорошо… этот корабль больше не упадет.

— Давно не виделись, Небо. Я вернулся!.. — раздался звонкий голос Ракама. Но наши с Лурией сознания растворились настолько, что пульс двигателя отдавался в наших ушах как стук сердца матери для младенца в утробе.

Лестница, оставленная у борта, свалилась на землю, и Грансайфер, невзирая на бушующий ветер, взмыл в ночное небо…

3

…белая стена в пяти шагах была для нее краем света.

Лаборатория глубоко под землей, куда не доходили лучи солнца. Лурия сидела на полу в углу маленькой комнатки, обняв колени.

Сколько она уже здесь сидит? Она уже давно бросила считать дни.

Сколько еще она здесь пробудет? Но в этой комнате не было часов. Только белизна.

Маленькая кровать в углу, белые простыни и одеяло, белая подушка… белыми были даже пол, потолок и стены. Из общей картины выделялись разве что волосы Лурии и голубой кристалл на ее груди.

Будь здесь зеркало, она бы знала, что у нее голубые глаза. Но из комнаты убрали любые потенциально опасные предметы, поэтому никакого зеркала и стекла тут, конечно же, тоже не было.

Спрятав лицо между коленями, Лурия просто смотрела в одну точку. Ее сверкающие глаза так и сверлили стену напротив. В ней находился единственный прямоугольный проход.

Дверь…

Да. Это была дверь. Там есть дверь.

Лурия знала, что эта дверь открывается только два раза в день. Каждый раз во время её сна, в комнату заходят несколько крупных людей в белых одеждах, хватают ее и втыкают в нее тонкую иголку… делают ей укол. Он нужен для усыпления Лурии и дальнейшего изучения ее тела. Потому что она — «подопытный образец».

Девочка, разумеется, об этом знала. В ее голове уже были какие-то знания, хотя ее никто и не учил. Ей было неизвестно только кто она, как долго и почему находится в этой комнате.

Напоследок мужчины оставляли ей еду и уходили. Проснувшись, Лурия ела, смотрела на стены и снова засыпала. И так много раз…

Сейчас она смотрела на дверь, которая никогда не открывалась во время бодрствования девочки. Но Лурия точно знала, что дверь открывается, потому что слышала это, когда притворялась спящей. Однако вошедшие люди сразу же делали ей укол, и ее сознание обрывалось. Она даже поначалу думала, что ей это приснилось, но внимательно осмотрев свое тело, девочка нашла следы от укола и убедилась в своих догадках.

Лурия поднялась и зашагала к двери. И затем сжала руки в кулаки.

— Выпустите! Выпустите меня отсюда! — застучала по двери она маленькими кулачками. — Ну! Вы же всё слышите! Выпустите меня!

Она стучала до тех пор, пока ее руки не покраснели. Правая ладонь сильно болела.

Девочка знала, что ей никто не ответит. Она делает это не в первый раз. За её спиной уже десятки, а может и сотни попыток, но ни разу так никто и не откликнулся.

На глазах Лурии выступили слезы. Казалось бы, она уже давно сдалась, но все же время от времени она все равно стучала в дверь.

Ее рука медленно опустилась вниз, а после и сама Лурия упала на колени.

— Выпустите меня…

В очередной раз всё повторилось. Девочка уже наполовину сдалась, но…

— Ты — Лурия… да?

Сверху, вместе со скрипящим металлическим звуком, раздался чей-то мягкий голос.

Лурия подняла голову.

Вечно закрытая дверь вдруг открылась, и перед затуманенными от слез глазами Лурии предстала девушка с шелковистыми русыми волосами.

— Ты кто?

— С сегодняшнего дня буду присматривать за тобой. Рада знакомству, — скорее по-мужски, чем по-женски сказала девушка в синем плаще и поклонилась.

Этой девушкой была Каталина.

С тех пор Каталина посещала Лурию каждый день.

Иногда она приносила ей игрушки, а иногда просто разговаривала. Бывало, что рыцарь заходила и дважды в день.

Для Лурии это был первый в ее жизни собеседник, поэтому она испытывала и любопытство, и в то же время опасения, что мешали ей раскрыться.

Но однажды Каталина принесла книгу в травяной обложке.

— Смотри, Лурия. Я принесла книгу. Почитаем вместе!

— Не хочу, — холодно отмахнулась Лурия.

— В-вот как. Но книги — интересная штука! В них таится много неизвестного.

— Неизвестного? — девочка горько улыбнулась. Но Каталина ничего не заметила и продолжила энергично говорить, держа книгу в руке.

— В этой книге написана история мира. Лурия, ты знаешь, как устроен мир неба? Если исключить легенды о возникновении мира, древнейшее событие в известной нам истории — это внезапное вторжение звездного народа в наше небо с парящими островами…

— Я знаю. Когда-то звездный народ, обладавший сокрушительной силой, захватил мир неба… так? — легко ответила Лурия, чем поразила Каталину.

— Почему…

— Откуда я знаю? Сама не понимаю. Но эта информация всегда была в моей голове, и я могу ответить на вопросы на эту тему. Книги… скучные. Там наверное нет ничего, чего я не знаю.

Тут Каталина впервые нахмурилась и, очень серьезно взглянув на девочку, сказала:

— Лурия, ты не права.

— Не права?

— Да… вот например, ты знаешь, что такое «яблоко»? — опять же очень серьезно спросила Каталина. Лурия расстроилась. А ведь могла бы спросить что посложнее, может тогда бы она не смогла бы ответить. И почему именно яблоко…

В голове Лурии всплыл текст.

— Плод, созревающий на листопадном дереве. Отличается сочной мякотью и красной кожурой. В воздушном регионе Фарта Гранде широко употребляется в пищу. Особенно сладкие яблоки выращивают на острове Занктинзель…

— Стоп! Я поняла, достаточно, — прервала ее Каталина.

— Я же говорила… что знаю.

— Нет, Лурия. Ты не понимаешь. Скажи, ты знаешь, какое яблоко на вкус?

— Я же сказала, что слад…

— Я не в этом смысле. Попробуй описать вкус яблока.

— Описать… вкус?.. э-эм…

— Ощущения, когда оно касается языка, когда ты его кусаешь, когда оно проходит через горло.

— А?..

Это сбило Лурию с толку. Она могла легко узнать, какие существуют виды яблок и в каких местах Фарта Гранде их выращивают, лишь подумав об этом. Но ощущение вкуса, когда ешь яблоко?.. в голову не приходило абсолютно ничего.

Но девочка так не хотела этого признавать, что она изо всех сил попыталась вспомнить. Все-таки среди её пищи здесь были и фрукты. Правда они были уже очищены и порезаны, поэтому она не знала их изначальной формы — но яблоки-то она точно пробовала!

Совместив эти смутные воспоминания со своими знаниями, она кое-как да представила вкус.

— Ну-у… сладкие… сладкие. Нежные и сладкие… ээм…

Но ответить нормально она так и не смогла.

— Вижу, ты не можешь ответить. Что ж, идем дальше. Эта книга — записки о странствиях… Лурия, ты упомянула остров Занктинзель. Известно, что там есть огромный лес.

— Угу… — честно кивнула Лурия.

— Вот попробуй описать запах леса.

— А?..

— У каждого острова свой специфический запах из-за разницы в воздухе, почве и воде. Следовательно, растения тоже разные.

Лурия опять запуталась и не нашла ответа.

Каталина задала ей еще несколько вопросов. Например, каково это, прилечь на траву в долине Порт Бриза? Какой запах у засыхающей на солнце травы? Как ощущается снег, выпадающий зимой?

И девочка не смогла ответить ни на один.

Тогда Каталина прочитала ей ту самую тонкую книжку о странствиях. Удивительно, но в ней так живо описывались впечатления путешественников о местных землях и жителях, что Лурия узнала много нового об островах, которые никогда не посещала.

— Через книги можно словно кожей прочувствовать воздух далеких островов и будто бы побывать на них. Конечно, все зависит от того, хорошо ли знает эти места сам автор.

— Книги… это так здорово.

— А я о чем? Лурия, тебе была известна только теория. Это конечно тоже важно, но смысл «знания» гораздо глубже, чем ты думала, — сказала Каталина, и Лурия наверное впервые в жизни искренне ей поверила.

— Вот как… получается, что я ничего и не знала.

— Ты еще многое узнаешь.

— Еще…

Вдохнуть запах леса, пробежать босыми ногами по траве долины, узнать ощущение вкуса яблока, взглянуть на небо и увидеть цвет ветра…

— Не получится. Моим небом навечно останется этот искусственный потолок… — сияющие глаза Лурии вмиг потускнели.

— Значит, принцесса, заточенная в башне… что же делать.

Каталина обернулась и еще раз взглянула на дверь в конце узкого коридора. Та девочка уверена, что никогда не выберется из комнаты… но правда ли это? Хотя Каталине почти ничего о ней не рассказывали…

И вообще, личность Лурии полна загадок. Во время разговоров с ней Каталина заметила, что хотя девочка и утверждала, что все знает, ей было неизвестно о миазматических воздушных потоках. В ее знаниях были странные прорехи.

— И что все это значит…

В этот момент Каталина почувствовала, как по спине пробежал холодок. Развернувшись, она увидела впереди мужчину с совершенно неприглядными усами и бородкой — имперского генерала Поммерна.

— Нельзя так, лейтенант Каталина-а, — неожиданно сказал он.

— В каком смысле?..

— Даже не пытайтесь меня обману-уть. Вы в последнее время в той комнате целыми днями торчите… да, в комнате «секретной девочки-и». И зачем вы пытаетесь втереться к ней в доверие? Не задумали ли чего-о?

— Что вы, генерал! Я о таком даже помыслить не могла!

— Наде-еюсь… лучше просто развлекайте это чудовище-е. Для этого вас к ней и приставили-и.

— Ч-чудовище?

— А что не так? Эта девочка — существо, что возвысит имперскую технологию темных кристалло-ов. Если выражаться точнее — она просто подопытный кролик. Только не говорите, что вам ее… жа-алко? — Поммерн посмотрел на Каталину диким, почти змеиным взглядом, отчего ей стало не по себе.

Рыцарь так и не смогла ничего сказать и просто стояла на месте. Бессмысленно возражать старшему по званию. Лучше просто промолчать. Безусловно, тогда ее оскорбили эти подозрения в её верности империи. Она даже не подозревала, что совсем скоро по собственной воле покинет империю и окажется в бегах…

Несколько месяцев спустя Лурии разрешили ненадолго выходить из комнаты на улицу. Все благодаря тонне документов и неимоверным усилиям Каталины. Впрочем, «улицей» назвать это было сложно. Скорее маленький сад в пределах лаборатории. Но все-таки снаружи!

Этот сад с искусственной травой был раз в десять больше комнаты Лурии, а над головой расстилалось голубое покрывало неба.

— Уа-а!.. Это — небо! Какое голубое!

— И просторное. Если бы не окружающие здания, оно было бы гораздо шире. Сегодня еще и ветер хороший. Приятное небо. Большая радость для воздухоплавателей.

Ветер ласково касался щек, пролетал по траве, встряхивал ветви деревьев и вновь уносился в небеса.

— Ветер… слушай, Каталина, а откуда он приходит? — Лурия, что когда-то хвасталась своими знаниями, теперь задавала вопросы обо всем подряд. На самом деле ничего она не знала. И как только она это поняла, её мир изменился.

— М? Источник ветра, значит. Т-так… он приходит из места, которое очень-очень далеко.

— Очень далеко… такое место существует?..

— Да. Внешний мир… безграничен, — сказала Каталина. Последнее слово Лурия запомнила на всю жизнь. — Мир продолжается даже за краем неба. Безгранично.

— …А что такое безграничность?

— А? Ну-у, как бы сказать, это когда что-то продолжается, тянется без конца.

— Без конца… слушай, Каталина. А чем это отличается от «вечности»?

Нескончаемо повторяющиеся дни в белой комнате. Она думала, что так будет вечно… да, Лурия ненавидела слово «вечность».

— Ну-у, — Каталина мягко улыбнулась. — Например, в твоей комнате белые стены, так? Только белые. Вот если бы твоя комната расширилась в десятки, даже сотни раз, то стены в ней все равно везде были бы белыми. Это и называется «вечностью».

Лурия представила себе комнату в десять, нет, сотню раз больше… да, так ей станет может комфортнее. Но какой в этом смысл, если окружение останется таким же? Куда не пойдешь — те же стены.

— Взгляни на небо, Лурия. Оно не везде голубое, не так ли? Даже у облаков всех разная форма. Даже отправившись в путешествие на воздушном корабле, ты не встретишь одинакового неба, ветра и облаков.

Это и есть «безграничность».

— Внешний мир… безграничный мир, — Лурия смотрела на небо.

Бескрайний, но такой разнообразный мир.

— Слушай, Каталина. Однажды… однажды ты покажешь мне его?

— Хи-хи, хорошо. Обещаю. Однажды мы вместе посмотрим на безграничный мир.

Чем ниже опускалось солнце, тем стремительнее голубое небо меняло цвет. Ближе к закату оно стало красным, а с противоположной стороны потихоньку окрашивалось в цвет индиго, будто бы кто-то орудовал большой кистью.

— Смотри, это первая звезда, — Каталина указала на сияющую точку в вечернем небе, которую назвала «звездой».

К сожалению, Лурии пришлось вернуться в комнату до начала ночи, но цвет неба и запах травы того дня прочно закрепились в ее сердце.

Следующим утром Лурия проснулась с волнением в груди.

Каталина не пришла в обещанное время, а вместо нее явилась незнакомая женщина в белых одеждах и сухо сообщила, что с сегодняшнего дня она будет за ней присматривать.

— Глава лаборатории очень жалеет, что дал тебе слишком много свободы. Совсем скоро ты будешь работать во славу нашей великой империи.

У Лурии не было права отказаться, поэтому, узнав, что больше не увидится с Каталиной, девочка проплакала весь день.

И вот, настала ночь.

Лурия никак не могла заснуть, как вдруг дверь бесшумно открылась.

— Каталина? — спросила девочка, услышав знакомый голос.

— Тихо. Молча подойди ко мне. У нас нет времени.

Осознав всю серьезность ситуации, она сразу же перешла к действиям. Захватив хлеб, что остался еще с ужина, Лурия с босыми ногами подбежала к двери. Каталина накинула на нее плащ и они, взявшись за руки, вместе выбежали в темный коридор.

Так начался их побег.

4

Вскоре встряска Грансайфера утихла, и меня перестало прижимать к полу, я наконец-то смог открыть глаза. Что же это такое было?

— Гран… ты в порядке? — спросила Лурия, заглядывая мне в глаза. В её голубых глазах отражалось мое лицо.

— Все хорошо. Слушай, только что…

— Что?

— Нет, ничего.

Встреча Лурии и Каталины в той маленькой комнате с белыми стенами, и их дальнейший побег… я помнил все это так четко, будто бы это были мои собственные воспоминания. Но случилось ли это на самом деле? Неужели мы с Лурией разделяем между собой даже память?

— Гран.

— Ч-что?

— Ну… рука…

Только тогда я опустил взгляд и заметил, что до сих пор крепко держал руку Лурии. Более того, второй рукой я крепко прижимал девушку к себе.

— П-прости! — я тут же отпустил Лурию. Мне было ужасно стыдно — я так и чувствовал, как горели щеки. И сердце так бешено стучало, так не вовремя.

Я посмел обнять девушку, пусть даже во время встряски… встряски… точно! Что с кораблем?!

Я огляделся.

За стеклом сверкали молнии, освещая облака в кромешной тьме.

Мы летим?!

— Лурия! Можешь посмотреть показания прибора? — крикнула Каталина из кресла заместителя капитана.

Мы с Лурией, похоже, оказались в кресле навигатора — перед нами расположилась целая плита приборов со стрелками.

— Та-ак… — девушка непонимающе уставилась на стрелки. А я изо всех сил пытался вспомнить теорию из книжек о воздухоплавании, которые читал, мечтая тоже однажды путешествовать по небу. Для навигации самое важное — это…

— Скорее всего, это — высота. А это — скорость. А здесь — стороны света?.. если так, то…

— Ничего себе, Гран! Ты понимаешь?!

— Это не точно…

Но Лурии в ее кресле лучше видно показания приборов. Так что попрошу ее сказать мне числа.

Похоже, мы миновали место падения Грансайфера в долине Ангадо и уже были близки к границам острова.

— Ракам! Где Тиамат? Куда нам лететь?

И только тогда я заметил, что вся комната освещена лампой на потолке. Правда свет оставался тусклым — наверное специально, ведь уже ночь.

Ракам покинул кресло механика и теперь уже сидел в кресле рулевого перед рулем. И как он смог пересесть во время такой встряски?! Я вот только и мог, что вцепиться в кресло.

— Ты это спрашиваешь у рулевого?! Я всего лишь управляю кораблем, а не определяю, куда лететь!

— Но… снаружи ничего не видно. Я думал, что у меня хорошее зрение, но вижу только тучи… — сказал Би, прилипнув к окну.

— Тиамат здесь, — спокойно произнесла Лурия, отведя взгляд от приборов. — Я чувствую.

— Но её не видно…

— Нет… — Лурия закрыла глаза. Но даже так она что-то видела, как картины из снов. Она выглядела точно так же, как когда призвала Прото Бахамута…

Затем девушка подняла правую руку, немного склонилась вправо и указала на угол потолка.

— Там…

— Ракам! — незамедлительно крикнула Каталина.

— Ага!

Корабль слегка наклонился, повернув в сторону, указанную Лурией. Моя спина прижалась к спинке кресла от давления. Капли дождя стали сильнее бить по стеклу. Но в один момент все звуки исчезли.

Ветер, обдувающий остров, изменил направление, и затем вовсе прекратился. Это было похоже на штиль.

— Ветер… остановился?

Я услышал голос Каталины.

— Э-эй, смотрите! Вон там! — закричал Би у окна, смотря вправо.

Там был очень загадочный пейзаж. Совершенное спокойствие посреди штормовых туч и бури. Чистое звездное небо. Летящий по нему гигантский дракон.

— Это — великий звездный зверь ветра, Тиамат… — произнес я, совершенно не осознавая, что это — мой собственный голос.

5

Чем ближе мы подлетали, тем лучше я мог разглядеть облик Тиамат.

Это был трехглавый дракон. Мне сразу вспомнилась пятиглавая гидра, с которой нам довелось сражаться прежде, но этот дракон отличался тем, что его туловище, по сути, не было толще и крупнее. Он был больше похож на трехглавую змею. Или даже трезубец.

Проблема была в его величине.

Тиамат был в разы больше даже среднегабаритного Грансайфера. Наш корабль мог сравниться в размерах разве что с одной драконьей головой.

Все тело звездного зверя сияло темно-фиолетовым цветом. Каждый раз когда три головы взмывали в небо и издавали вой, вокруг сверкали молнии. На драконьих шеях, головах и спинах красовались шипы, чем-то похожие на гребни.

— Тиамат страдает. Не может ни о чем думать, — произнесла Лурия.

— Проделки Империи?.. — спросила Каталина. Скорее всего, она права. Ведь еще генерал Фюриус говорил, что привел Тиамат в бешенство. Неизвестно, каким образом, но из-за этого звездный зверь боль, раздражение и полностью потерял контроль над разумом.

— Что делать? Что же нам делать…

— Разве эта девчушка не говорила, что может помочь?! — закричал Ракам.

— Он… не слышит меня. Я зову его, а он будто не хочет слушать. Он очень злится…

— Забылся от гнева?.. — Каталина прикусила губу.

Что делать? Что предпринять? У Лурии есть сила, способная подчинять звездных зверей — это подтверждала и Каталина. Мы думали, что достаточно просто приблизиться к Тиамат, но на деле все оказалось сложнее — он попросту не хочет с нами разговаривать.

Более того, мы были совсем близко к одной из голов, но драконы нас вообще не замечали. Впрочем, и не удивительно. Вблизи они выглядели еще более устрашающе — если одна голова Тиамат была размером с Грансайфер, то все тело — размером с военный корабль Империи.

— Вот уж точно, почти как “Тиамат”, — сказала Каталина, и тут же пояснила, что это одно из наименований размеров корабля в имперской армии. Настолько Тиамат был огромен.

Грансайфер был все равно что букашка по сравнению с ним. И как нам заставить обратить на себя внимание?.. что делать…

В голове невольно вспыхнули воспоминания о первом дне нашего путешествия. Тогда я тренировался в лесу, отбивая ветки мечом. Их отбивать было легче, чем камни, которые могли еще и наделать синяков. Да и тренировка была на внимание и ловкость, так что веточек было достаточно. При этом была необходима высокая сосредоточенность, чтобы попасть по ветке, которую Би кидал изо всех сил… точно!

— Давайте подлетим поближе! — сказал я, не отрывая взгляд от Тиамат, поэтому не видел выражений лиц товарищей. Но даже так я почувствовал, как они затаили дыхание.

— Мы слишком далеко, вот он нас и не замечает. И следовательно — не слышит голос Лурии.

— Сейчас Тиамат наполовину не осознает себя, — кивнула Лурия. — Он так взбешен… что отсюда может так меня и не услышать…

— Поэтому мы должны приблизиться к нему. Нужно заставить его услышать наш зов, пусть даже силой.

— Н-ну, так-то оно так…

Я вытащил свой меч — Анелас.

— Я заставлю его посмотреть на нас, даже если придется его ударить!

— Э-эй, Гран. Легко сказать, но как ты собрался это делать?! — спросил Би, стуча маленьким кулаком по стеклу. Он намекал на то, что из рулевой рубки ударить дракона не получится.

— Хе… хехехе! — внезапно засмеялся Ракам — Ха-ха-ха! А что, интересно. Отдубасить нашего безнадежного божка-защитника и привести его в чувства? Отлично! Ближний бой, значит!

— Ближний?.. эй, Ракам, к чему ты клонишь?

— Ну раз такое дело, мой корабль здесь очень кстати. Я подлечу к нему! Эффектно так! Будем действовать жестко! — заявил Ракам и направил Грансайфер прямо в сторону Тиамат. — Вы пока высаживайтесь!

— В смысле высаживаться…

— Да! Каталина, на палубу! — я тут же выскочил из рубки и спустился вниз по стремянке.

— Подожди! Я с тобой! — воскликнул Би.

— Это безумие… — произнесла Каталина, но тем не менее тоже последовала за мной.

Мы оказались на нижней палубе, обдуваемой буйными ветрами.

6

На нижней палубе Грансайфера вовсю бушевал ветер. Стоило сильному порыву пронестись над палубой, как лужи на полу превращались в волны, что выбрасывались за борт. Более того, ветер усиливался. Возможно потому, что мы приблизились к Тиамат. Ветра воронкой окутывали тело дракона.

— Гран!

Услышав этот голос, я невольно обернулся, отвлекшись от Тиамат.

— Лурия! Здесь опасно!

— Все хорошо!

К моему ужасу Лурия тоже спустилась сюда по стремянке. А за ней еще и прибежал Ракам!

— А как же руль?!

— Буду рулить отсюда, — с этими словами Ракам бросился к рулю, располагавшемуся на палубе. Значит, я был прав — Грансайфером можно управлять как из рубки, так и снаружи. Ракам направил нос корабля на Тиамат. — И, что дальше? — спросил он меня.

— Гран! Это безумие! Ладно Ракам, мастерский рулевой, но мы, простые мечники, не сможем справиться с летающими созданиями! — сказала Каталина.

Я замолчал и глубоко задумался.

Не сможем? Правда? Думай. Думай! Должен быть способ…

Я думал до боли в висках.

Ради чего я все это время тренировался? Что я сейчас могу? Так, стойте. Вот оно!

— Можно использовать силу элемента…

Быстрее всех поняла мои слова Каталина.

— Вот как… дальняя элементальная атака…

Я кивнул.

Однажды в нашу деревню пожаловал воздухоплаватель, который прогнал из леса стаю монстров. Он-то и показал мне, как можно убить быстрого ветряного кролика одним взмахом меча издалека. Этот прием не требовал непосредственной атаки клинком. Теперь, когда я знал теорию об элементах, я понимал, что тогда воздухоплаватель зачаровал меч силой элемента и взмахом выпустил элементальную волну. Я бы назвал этот прием «пространственным клинком», но это звучит как идиотское название супер-удара, поэтому я не стал произносить вслух.

— Гран, ты умеешь атаковать силой элемента?

— Я когда-то пробовал, но…

— Получалось у него максимум один раз из десяти! — заявил Би.

Ну да, тогда, на тренировках, я не знал сути приема и просто пытался его воспроизвести. Поэтому из моего клинка выходил всего лишь слабый ветерок. Быть может, проблема была в моем старом бронзовом клинке-спате.

Смогу ли я повторить прием с новым мечом, Анеласом? В любом случае, стоило рискнуть и понадеяться на шанс 1 из 10.

— Если подлетим поближе, я смогу выстрелить из своего мушкета. Правда не знаю, подействуют ли пули на эту громадину. Сразу скажу… возможностей будет мало. Скорее всего, шанс только один. Цельтесь, как следует!

Грансайфер направился к центральной из трех драконьих голов.

Я сглотнул и, возможно, даже вздрогнул.

— Давайте я тоже попробую. Не уверена, что получится... — Каталина вытащила меч из ножен на поясе. Красивый тонкий клинок сразу же намок от дождя. И затем к моему удивлению начал испускать серебряное сияние.

— Лука Лута, прошу тебя… — обратилась рыцарь к своему оружию.

— Отлично, поехали! — воскликнул Ракам, и Грансайфер слегка затрясся в предверии битвы.

Мы приближались к Тиамат.

— Громадина! Чем ближе, тем страшнее! Э-эй, Гран, ты точно справишься?! — спросил Би.

— Не знаю. Но я должен попробовать, — я сжал в руках Анелас и, вспоминая тренировки, сосредоточил все силы на зачаровании меча силой элемента. Этот мир состоит из шести невидимых глазу элементов. Это неизменная истина для всего мира неба.

Когда я сосредоточился, мой меч воссиял алым светом. Это было четко видно, наверное потому, что стояла ночь.

Это… сила огненного элемента? Я… смогу!

Тиамат все еще нас не видел.

— Спокойно, Тиамат… пожалуйста, услышь меня… — закрыв глаза, умоляла Лурия, но драконы не реагировали, лишь мучительно крутились и выли, подняв головы к небесам.

Центральная голова была уже близко. Я отчетливо видел на лице этого гигантского звездного зверя страдание. Его глаза были пустыми.

У нас будет лишь один шанс, когда он отвернется от нас.

В моих ушах громко раздавались стуки моего сердца. Руки вспотели. Я изо всех сил сжимал рукоять Анеласа, чтобы не уронить его во время дождя.

Тиамат вновь издал отчаянный вой.

— Гран! Осторожно!

Затем дракон скорчился от боли, поэтому его голова исчезла в тучах. Вместо нее на Грансайфер, как плеть, налетел змеиный хвост.

— Хватайтесь!

Следуя голосу Ракама, мы схватились за первое, что попалось под руку. Я схватил молящуюся Лурию за руку и прижал ее к себе.

Корабль накренился, отчего вода с новой силой стала выплескиваться за борт, на дно неба.

— Вернись, вернись, вернись, вернись! Еще раз! Не сдавайся, Грансайфе-е-е-ер! — закричал Ракам, пытаясь взять под контроль руль.

За это время мы едва не упали за борт, но к счастью избежали удара хвоста.

— Отлично! Вовремя!

После мы вновь увидели голову дракона, казавшуюся нам гигантской стеной.

— Гран… пожалуйста, — Лурия мягко надавила на мою спину. Я с усилием поднялся на ноги.

В глазах Тиамат отражался наш Грансайфер.

Сейчас!

— Я пошел! — я вознес над головой Анелас. Сияющий алым светом клинок вспыхнул и испустил силу огненного элемента, очень похожую на настоящий огонь. Тут я взмахнул мечом, направив волну силы в место между глаз головы Тиамат!

Пламенная волна, похожая на драконье дыхание, полетела через ночное небо в сторону звездного зверя. Наконец волна, опалив тьму, попала точно в цель!

— Я не позволю тебе обрушить Порт Бриз, Тиама-а-ат! — закричал Ракам и, держась одной рукой за руль, второй снял со спины свой мушкет и выстрелил в сторону звездного зверя. Оставив алый след в небе, пуля врезалась в тело дракона. В ней тоже есть сила огненного элемента!

Наконец, своим оружием взмахнула Каталина. Ее тонкий клинок испускал голубое сияние, напоминающее ледяной воздух морозной зимой. Наверняка, это сила водного элемента.

— Сэй! — вслед за боевым кличем Каталины, небо озарила вспышка света. Из меча рыцаря вытянулся голубой луч, что подобно ледяному копью, вонзилось в Тиамат, уже окруженного столпом пламени!

Но когда я думал, что эффект трех элементальных атак пошел на спад, произошел взрыв! Ударная волна встряхнула Грансайфер. Мне пришлось приложить усилие, чтобы удержаться на ногах. В следующую секунду перед глазами промелькнула белая ткань. Я сразу понял, что это падает Лурия и протянул к ней руки. К Счастью, мне удалось ее подхватить.

Опасно… в такую погоду и за борт упасть можно. А за бортом — дно неба.

— Тиамат… пожалуйста, услышь меня… — Лурия в моих руках все еще продолжала молиться, закрыв глаза и сложив ладони перед грудью. Я обернулся и увидел, как наш корабль отдаляется от Тиамат.

— Вот черт! Даже этого недостаточно?! — Ракам в спешке пытался стабилизировать курс Грансайфера.

— Нет… — я почему-то был уверен. Как уже было однажды, я будто заранее знал будущее. Мой голос был на удивление спокойным и каким-то чужим.

— Все хорошо. Смотрите… — Лурия наконец открыла глаза и улыбнулась.

— Тиамат…

Затем девочка поднялась, освободившись от моих объятий, и обратилась ко всем.

— Подлетите поближе… все уже хорошо. Я поглотила часть избыточной силы Тиамат…

Поглотить силу звездного зверя? Это вообще возможно? — можете подумать вы. Удивительно, но тогда никто в нашей команде не засомневался в словах Лурии.

Ракам повернул руль и направил нос корабля на звездного зверя. Чем ближе мы приближались, тем отчетливее был виден его силуэт. И вскоре из ночной тьмы показалась огромная женщина.

— Ч-что это?! Это Тиамат?! Выглядит как человек! — воскликнул Би.

— Это — ментальная проекция звездного зверя, созданная народом звезд на случай коммуникации с людьми… — произнесла Лурия.

Женщина — еще один образ великого звездного зверя ветров, Бога-Защитника Порт Бриза, нежно улыбнулась, развела руки в стороны, словно приглашая Грансайфер к себе, и склонила голову.

— Спасибо вам… народ неба… — голос Богини пронесся по ночному небу как звон колокольчиков.

Буря прекратилась, и на небе воссияли звезды. На архипелаг Порт Бриз вернулся спокойный ночной ветер.

7

— Значит, это вы спасли меня от мучений…

Был ли это голос самих драконов Тиамат или же, как говорила Лурия, звуки, конвертированные в голос Тиамат с помощью технологий звездного народа? Мы не знали. Но как только три драконьи головы повернулись к нам, на нас посмотрела и женщина. Поэтому можно было полагать, что эти два облика звездного зверя точно связаны друг с другом.

— Еще немного — и я бы обрушила Порт Бриз на дно неба. Отняла бы жизнь у маленьких жителей острова. Спасибо вам… — ласково сказала Тиамат.

— Да не волнуйся ты, — отмахнулся Ракам, смотря на нее с палубы. — Слушай, Тиамат… ты вышла из-под контроля из-за армии Империи. Ты не виновата. Да и все знают, что Порт Бриз был благословлен ветрами благодаря тебе. — Ракам выражался довольно фамильярно, но в его словах было достаточно чувств. Тиамат снова улыбнулась и сказала то, чего никто не ожидал:

— Голубой корабль… Мужчина из народа неба… это ты пытался запустить корабль, спящий в долине?

— Что?! Ты… знаешь обо мне и Грансайфере?! — поразился Ракам. Мы тоже были в шоке. — Скажи! Почему Грансайфер упал?! И почему сейчас взлетел?!

Но Тиамат лишь продолжала улыбаться и ничего не ответила.

— Тиамат! — настаивал Ракам, но Богиня покачала головой. И затем…

— Возьмите это… — с этими словами женщина вознесла руки над головой. В ее ладонях появился сияющий шар. Вскоре свет потух, растворяясь в ночном небе.

— М? Лурия, что это у тебя? — спросила Каталина стоящую рядом девочку.

— Что? — все перевели взгляд на руки Лурии. Между ее ладонями появилась такая же сфера, как у Тиамат, но поменьше размером. Когда сияние прекратилось, в ладони девочки что-то упало. Этим чем-то оказался кусочек кристалла. Ему будто не хватало частей.

— И когда он появился? Что это такое? — Лурия задумчиво оглядывала кристалл.

— Да это же… осколок карты неба! — воскликнул изумленный Би.

— Карты неба? Типа «полной карты неба», что ли? Говорят, что с ней можно преодолеть даже миазматические воздушные потоки и полететь в любое место неба… эй-эй, но это же просто легенда? — спросил Ракам.

— Не-а! Нам отец такие же показывал! Это точно осколок карты!

— Оте-ец? Твой отец, ящерица?

— Да почему мой-то?! Отец Грана! И вообще, я не ящерица!

Ракам посмотрел на меня. Я ответил ему кивком и взглянул на осколок кристалла в руках Лурии. Это… осколок карты неба.

— Мой отец пересек воздушные потоки и долетел до края неба, острова Истальсия. Так он написал мне в письме.

— Истальсия! Остров звезд, да? Ну и дела. Я-то думал, что это миф! Так он реально существует?

— Да. Я… верю.

Осколок в руках Лурии сначала испускал изнутри сияние, но со временем потух, как свеча, и стал похож на самый обычный кристалл. Все-таки когда слышишь слово «карта», первым делом думаешь, что она будет бумажной, а тут вон как.

Если мы соберем все осколки, они станут полной картой неба? Мы сможем добраться до Истальсии? – думал я, смотря на осколок.

— Значит, с этим мы пересечем миазматические потоки? Сможем уйти из региона влияния Империи… — задумалась Каталина.

— Не, одного осколка недостаточно. Отец говорил, что нужно собрать несколько осколков, чтобы они стали полной картой! — ответил Би. Впервые мы с такой страстью рассказали об отце. Обычно мы молчим, словно вообще про него забыли.

Мы все смотрели на кристалл и думали о своем. Нас всех объединяло только ощущение, что мы шагнули на совершенно новый путь в жизни. Или же ощущение, что мы нашли то, что всегда искали. Осколок карты неба был для нас символом чего-то нового.

— Эй, Тиамат, зачем ты дала нам этот… ой, гляньте! — Ракам указал на пустое небо. Тиамат нигде не было.

— Исчезла… — на лице Каталины читалось удивление.

— Надеюсь, это был не сон…

— Да, это не сон, господин Ракам. И вот доказательство, — Лурия протянула ему кусочек кристалла. Осколок карты неба, хранивший в себе сияние звезд, тускло блестел.