Пролог

Если ты на секунду забудешься, и позволишь своему рассудку затуманиться, мир вокруг тебя — знакомый и ясный мир — в один-единственный страшный миг прекратит свое существование.

Все вокруг рассыплется острыми осколками, станет неопределенным и неясным.

Места и времена.

Ты сам.

А главное — близкие люди.

Девочка в стрекозиных очках, брызгая слезами, кричит:

– Я не хочу умереть, ничего не зная!

Страшный пояс из брусков взрывчатки C4, плотно обмотанный вокруг ее груди. Электронная микросхема взрывателя с шестнадцатью выводами. Если будет обрезан неверный проводок, взрывчатка немедленно сдетонирует со смертельной силой. Раскаленные газы разорвут тело невинной, ничего не понимающей девочки в мелкие обрывки, окропив землю кровавым дождем.

Видение рушится клубящимися спиралями в бесконечную темноту.

По мигающим многофункциональным дисплеям в тесной кабине мчатся бесконечные потоки информации.

Нахожусь в процессе загрузки системы. Запуск основных управляющих программ. Модуль управления загружен. Модуль диагностики загружен. Модуль обработки поступающих данных загружен. Модуль выработки решений загружен. Модуль системы управления огнем загружен. Основной стабилизатор запущен. Загрузка завершена. Линия CCU…

Система охлаждения генератора испускает низкий стон, постепенно нарастающий, пронизывающий все тело пронзительной дрожью.

Он крепче сжимает слегка вибрирующие контроллеры управления, подает их туда-сюда, проверяя свободный ход. Уже не смотрит на высыпавшую на мониторе цифробуквенную россыпь, подтверждающую боеготовность всех систем. Сосредотачивается на стремительно приближающемся противнике.

Видение рушится клубящимися спиралями в бесконечную темноту.

Девушка с бесстрашным взглядом вдруг перестает щелкать ножницами. Она смотрит прямо ему в глаза, и на ее лице проступает колебание и неуверенность.

– Ты не хочешь меня поцеловать?

Разве может он ей отказать? Но, пока он борется с удивлением и пытается подобрать нужные слова, в ее руке внезапно появляется острая бритва. Холодная сталь касается его горла.

– Целовать убийцу?! Никогда!..

Ее глаза полны презрения, пальцы стискивают бритву. Тонкое лезвие рассекает кожу, трахею, перерезает яремную вену. Он даже не успевает выкрикнуть ее имя. Единственный звук, который он издает — хриплое влажное бульканье.

Видение рушится клубящимися спиралями в бесконечную темноту.

Пассажирский самолет, разбившийся при посадке в бесконечном мире ледяной воды.

Мне холодно. Холодно. Так холодно…

Из тела его единственной и любимой мамы уходят последние крохи зыбкого тепла. Сжатый в ее холодеющих объятиях, в кромешной темноте, он не может даже пошевелиться.

В ушах гулко отдаются два слова, которые едва слышно прошептали ее губы.

– Живи. Борись.

Спасения не будет. Стылые свинцовые воды расступаются, жадно поглощая разбитый самолет, в котором он заперт. Он уже ничего не чувствует. Возможно, это самая милосердная из смертей?

Видение рушится клубящимися спиралями в бесконечную темноту.

Под ясным небом и палящим солнцем, в громадном амфитеатре под взглядами множества людей перед ним — незнакомая девушка. Бесконечно одинокая, словно тонкий цветок в каменистой пустыне.

Склонив голову, она плачет. Слезы текут по ее щекам.

– Идиот.

«Уходи скорее», — беззвучно шепчут ее губы. Толпа смотрит на него с насмешкой. Слышны угрозы и свист.

А потом…

Сияние.

Жгучий, ослепляющий свет жалит его глаза, пока он медленно возвращается в себя. Словно борясь с шоком от глубокой болезненной раны, нечеткое сознание всплывает со дна, пытаясь уцепиться за ускользающую реальность. Наткнувшись, наконец, на твердый военный костяк, останавливается и спрашивает. Спрашивает себя.

«Где я»?

Под кроватью. Солнечный свет врывается через неприкрытое окно и насквозь прожигает даже плотно зажмуренные веки. Дешевая койка занюханного мотеля. Мотеля в городе, называющемся Намшак[✱] Намшак — город, выдуманный Гато Сёдзи. С некоторой степенью вероятности можно предположить, что его прототипом является город Намаванг, расположенный в треугольнике границ Вьетнама, Камбоджи и Лаоса, хотя социально-политическая ситуация указывает, скорее, на «золотой треугольник» на территории Бирмы (Мьянмы). Городе, расположенном в забытом богом углу Юго-Восточной Азии.

«Кто я»?

«Я — Сагара Соске. Касим. Сосуке Сигал. Сержант. Урц-7. Меня называли разными именами».

«Сейчас»?..

Уже утро. Вероятно, около 7 часов. Вчера вечером он так долго рыскал вокруг, что усталость, наконец, взяла свое. Он проспал шесть или семь часов.

«Как я попал сюда»?

Поддельные паспорта. Несколько перелетов местными почтовыми авиарейсами, потом наземный маршрут.

В этом регионе есть следы, которые требуют проверки. Хотя на первый взгляд они и не выглядят горячими.

«Тогда — почему я здесь»?

«Потому, что я решил».

«Выследить врага».