Том 1-1    
Глава 1


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
laylap
2 г.
Центр в книжке провисает, учитывая тему. Читать можно 1 и 2, а потом с 9.
По самому произведению исследования так-то не плохо показаны и слухи о них забавно поданы. Хотя нелогично эти занимаются детишки и... долго разгоняется.

Не знаю насколько хорош перевод, т.к. по японски не читаю. Получилось читаемо, да. Юмор тоже вполне воспринимается. Однако, некоторые фразы в диалогах и авторские имеют странную конструкцию .
Вечный
2 г.
Благодар...
Nanko
2 г.
Спасибо за перевод! Очень благодарен скваду, который решил переводить этот роман. И непременно жду следующего тома. Желаю веселой, легкой и продуктивной работы)
calm_one
2 г.
Думаю, что не все - будут еще тома. :)
И слава богу. Потому - а) необычно и б) понравилось.
Первое, что бросается в глаза - масштабность. Неспешно шагающее вперед повествование
в духе настоящей литературы (а может это и есть НАСТОЯЩАЯ НФ для ст. классов школы). Разительно отличается от уже ставшего неприятно привычным "я-умер-встретилась-богиня-отправила-в-другой-мир". Если на то, что гг попадает в ТОТ САМЫЙ клуб, уходит полтома, можно понять, что повествование будет "всерьез и надолго". :)
И эта неспешность-основательность не раздражает, а наоборот - является частью шарма, которым отличается тайтл. Тут вроде бы нет постоянного искрометного экшна, аляповато ярких персонажей, мелькающих бесконечным калейдоскопом ярких сцен... но всё равно затягивает. :) Мягким юмором; постепенным приоткрыванием сюжета, который очень сложно предсказать-просчитать; необычностью и в то же время живой достоверностью персонажей, которые с одной стороны интересны и привлекательны, с другой - в них будто узнаешь своих знакомых и потому - веришь.
Прочитав послесловие (между прочим, написанное живо, ярко и НЕ автором - рекомендую прочесть), понял, откуда то ощущение надежности и профессионализма, которое возникло во время знакомства с тайтлом.
Резюмэ: тайтл НЕ мейнстримный, НЕ бесконечный экшн, но по-хорошему профессиональный, основательный и интересный.
Рекомендую глянуть пару страниц. Атмосфера схватывается быстро. И если она вам нравится - значит этот тайтл ваш :)
ЗЫ Спасибо за перевод и редактуру.
Из замеченного - иногда возникает непонимание, кому принадлежит фраза (не могу сказать, что это возникло в процессе перевода. Если что - сорри :). )
Но в целом ваша работа оставила ооочень приятное впечатление, так же, как и сам тайтл (особенно аригато переводчику. :) Реально не мог поверить, что это первый перевод. Правда, это не шутка?).
Буду с нетерпением ждать нового тома.:)
abctex
2 г.
>>23129
Реально не мог поверить, что это первый перевод. Правда, это не шутка?).

Первый из наипервейших.
Ashuramaru
2 г.
>>23130
Первый из наипервейших.

Здравствуйте, я новенький. Дальше будете продолжать перевод?
abctex
2 г.
>>23131
Здравствуйте, я новенький. Дальше будете продолжать перевод?

Ну конечно.
Tihonya
2 г.
Спасибо за перевод!
Вечный
2 г.
Это всё, действительно?
abctex
2 г.
>>23126
Это всё, действительно?

Что всё?
Вечный
2 г.
Благодарю за перевод
naazg
2 г.
Спасибо за перевод
alexandragon
3 г.
Спасибо за перевод! А сколько всего томов и оконченна ли серия?
abctex
3 г.
>>23122
Спасибо за перевод! А сколько всего томов и оконченна ли серия?

Таки ведь указано всё. 7 томов + 2 побочки + 1 гайд-бук. Написание тайтла завершено.
HATE
3 г.
Самое смешное, что публикует эту новеллу Type-MOON.
При этом новелла до нелепости сильно отличается от обычного творчества, публикуемого рабами Насу.
Rebellon
3 г.
Чет иллюстрации на творчество abecа смахивают. Прям вылитая орозовевшая Асуна, покрашеный Кирито, и другие герои охренительных историй дядюшки Кавахары.
abctex
3 г.
>>23119
Чет иллюстрации на творчество abecа смахивают. Прям вылитая орозовевшая Асуна, покрашеный Кирито, и другие герои охренительных историй дядюшки Кавахары.

Вы не поверите, но BUNBUN и есть abec. В 5 главе книги "Лишь бы было интересно" об этом пишется.
odalety
3 г.
Не люблю читать, во время перевода в ворксе. Долго главы ждать... Ну да ладно. Приступим.
abctex
3 г.
Немного греческого в начальной иллюстрации.
abctex
3 г.
@Frizen
То, что я перевожу с японского.
frizen
3 г.
кхм, а раньшеж вроде 11 глав было)что изменилось?)

Глава 1

— Кудзё-сан, Кудзё-сан.

Конец школьного дня.

Опустевший холл. Девушка бросила сменку в шкафчик для обуви и торопливо пустилась вдогонку.

— Пошли домой вместе?

— Нет.

— Ну-у, не-е говори-и так.

Девушка даже окликнула её, пока спрыгивала с каменных ступенек холла, но собеседница не остановилась.

— Мы с тобой единственные не ходим ни в какие клубы, Кудзё-сан.

— И?

Кудзё Ориэ равнодушно повернулась:

— Я с самого начала решила, что клубами заниматься не буду. Хочешь — вступай сама.

— Ну во-от.

Плечи девушки опустились, отчего на виске Кудзё-сан вздулась жилка.

Развернувшись на каблуках, Кудзё-сан направилась к школьным воротам. Девушка последовала за ней, словно собачка.

— Но на прошлой неделе ты же согласилась.

— Мне не нравится, что к нам клеятся парни.

— Разве это плохо?

— Мне неприятно.

— Какая ты вредная. Мы же обе выпустились из Отовы. Мы же подружки-приятельницы?

— Подружки?

В конце концов Кудзё-сан остановилась под очень пышным деревом у школьных ворот.

Ветер приносил сюда нестройные звуки, издаваемые школьным духовым оркестром.

— Во-первых, мы практически не общались.

— ...Разве?

Когда девушка склонила голову в недоумении, жилка на виске Кудзё-сан вновь запульсировала.

— В Отове ты была в классах 1-3, 2-3, 3-2. А помнишь ли ты, в каких училась я?

— Ну как же, мы вместе были в третьем классе, да? До этого… эм-м, прости, я забыла.

— Я училась с тобой в одном и том же классе. Все три года.

— Серьёзно?

— Серьёзно… Постой, ты не шутишь. Невероятно.

Кудзё в бессилии прижала ладонь ко лбу.

— Хиноока-сан. Тебе, может, почти ничего обо мне не известно, однако я прекрасно знаю, что ты за человек.

— Наверное, ты меня ненавидишь?

— Не то чтобы так, но...

Кудзё-сан вздохнула и упёрла руку в бок:

— ...ты мне и не нравишься. Просто мы не подходим друг другу.

— О-о, как ты прямолинейно выражаешься, Кудзё-сан, — восторженно заявила девушка.

То был неожиданный ответ, но Кудзё-сан, хоть и колеблясь, всё же продолжила говорить с серьезным выражением лица:

— Ты только болтаешь, а ничего дельного не говоришь. Как по мне, это как...

— Вроде желания целиком потратить выходной день на распродаже книг?

— И что это значит?

— Трата человеческой жизни.

— Возможно.

Кудзё Ориэ ушла, оставив девушку в одиночестве у школьных ворот.

Высокие парни из волейбольного клуба шумной толпой возвращались с пробежки. Когда они проходили мимо, девушка мило заулыбалась в ответ на их взгляды.

Но стоило парням скрыться из виду, эта улыбка сразу пропала.

— Понятно.

Она закинула за спину сумку, которую держала перед собой.

— Ну и ладно.

Выйдя через школьные ворота на дорогу, девушка зашагала в сторону, противоположную той, куда она ходила каждый день.

Конечно, там тоже есть станция. Есть, однако узкая дорога через перевал без магазинов не пользовалась популярностью среди учеников. Даже сейчас, вечером, машины редко проезжали по этой дороге, а пешеходов и вовсе не было видно.

Ветви зелёных деревьев на обочине давно следовало подстричь.

Не пройдя и ста метров по пологому холму, Хомура заныла:

— Скучно.

Верно.

— А-а, раздражает.

Хиноока Хомура чувствовала вялость.

Идея вступления в клуб, участие в котором принесёт только усталость, оказалась абсурдной.

С другой стороны, она думала, что нельзя показывать миру своё состояние, свое одиночество по пути домой. В старшей школе Сэйран почти все ученики вступают в клубы, хотя это и не обязательно. И спортивные, и культурные клубы здесь были очень активны. Что и следовало ожидать от школы, лучшей в префектуре по подготовке к университету.

— Как насчет фруктового тарта в кафе Хонмачи? — набирала девушка текстовое сообщение в своём телефоне.

Её сумка отзывалась тяжестью, покачиваясь на руке.

«Интересно, могу я хотя бы кого-нибудь уговорить прийти?» — думала она, бесцельно осматриваясь. В этот момент мимо неё проехал велосипед с тонкой, будто из проволоки, рамой.

А ведь это мужская форма нашей школы.

Велосипед вдруг круто развернулся и затормозил прямо перед ней. Это был очень резкий манёвр, от которого она слегка опешила.

— Хиноока?

Хомура от неожиданности кивнула. Сама того не осознавая, она вновь выставила сумку перед собой.

— Я — Тооя! Из класса C. Эм, первый год!

Она сразу поняла, что с этим парнем разговаривает впервые.

Её взор невольно обратился к рулю велосипеда.

Из-под коротких рукавов летней униформы, к которой школьники недавно вернулись, проглядывали руки юноши. Его напряженные мышцы напоминали скрученные жгутами провода и плохо сочетались с почти детским лицом. Даже очки производили какое-то неестественное впечатление.

Cпрыгнув с седла, как атлет с гимнастического коня, парень вновь повторил её имя:

— Ты Хиноока Хомурэ из класса 1-А, верно?

— Хомура, а не Хомурэ. Хиноока Хомура.

— Ах, прости. Хомура, да? Какое интересное имя.

Юноша пристально посмотрел на неё и с восторгом кивнул.

— Чего?

— Я слышал, тебя легко узнать, потому что ты самая симпатичная девушка в классе, и это правда. Ты сейчас выглядела так, будто в фильме снимаешься.

— Я просто шла как обычно. Собственно, о какой сцене ты подумал?

— О том, что тебя бросили.

Тишина в ответ.

Он сказал это без капли смущения. Храбрец или просто болван?

Для неё это не редкость — вот так остановиться поговорить, и она нередко слышит куда более фривольные слова.

Вероятно, если бы он довёз её на велосипеде до дома, обстановка бы разрядилась.

— ...Итак, Тооя-кун. Ты что-то хотел?

— По правде говоря, я здесь, чтобы пригласить тебя в клуб, в котором состою сам. В Экспедиционный.

— Экспедиционный клуб? Такой существует?

— Да, хотя в нём всего два участника.

— Всего два? Это считая тебя?

Тооя кивнул.

Стало понятно, почему парень-первогодка приглашает других вступить в клуб.

— Полагаю, Хиноока — из клуба идущих домой?

— Да, но если у вас нехватка людей, есть ещё один человек из моего класса.

— Нет, это должна быть ты.

— Должна?

Его слова звучали не только слишком напористо, но и очень загадочно.

Однако эту отчаянность можно было понять, ведь он специально гнался за Хомурой.

— Я не собираюсь вступать в клуб, но могу, по крайней мере, услышать, почему ты выбрал именно меня?

— В нашем клубе только два участника...

— Это я уже слышала. Меня интересует, почему всё-таки я?

Юноша в замешательстве почесал голову.

Хомура была сбита с толку. Однако, не беспокоясь ни о чём, Тооя подошел поближе и хлопнул её по плечам, не убрав потом рук.

— Потому что ты — волшебница, понимаешь?

Магия?

...О чём этот парень говорит?

— Повтори ещё раз.

— Нам в Экспедиционном клубе нужна волшебница.

Волшебница?

Хомура удержалась от того, чтобы не схватиться за голову. Этот диалог звучал так, будто они оказались в манге. Было бы реалистичнее, предложи он ей присоединиться к Силам Самообороны.

— Ты сейчас о какой-то игре говоришь, да?

— Это нормально, что ты так думаешь. Но это не игра. Всё по-настоящему.

— Ты сам хоть осознаешь, что говоришь странности?

— Да.

Тооя, всё это время сохранявший серьёзность, расхохотался.

— Но, знаешь, в Экспедиционном клубе довольно весело! Я думаю, тебе он тоже обязательно понравится, Хиноока.

Сказав это, он добродушно хлопнул её по плечу.

Почему он так уверен?

Впечатление Хомуры о том, что в школу желающих исключительно поступления в университет, ходят только всякие чудаки, усилилось.

Тооя что-то вытащил из своего рюкзака.

— Это буклет нашего клуба. Похоже, сейчас ты не можешь определиться, так что прочти его на досуге.

«Определиться?!»... — не в силах произнести это вслух, девушка взяла достаточно толстую брошюру. Надо же, в клубе всего два участника, но они смогли подготовить полноценный буклет...

— Что ж, полагаюсь на тебя. А завтра спрошу снова.

— А, завтра? Эй, подожди!

Вернувшись к велосипеду и запрыгнув в седло, Тооя повернул к ней лицо.

Хомура без колебаний указала на велосипед.

— Подвези.

— Я возвращаюсь в школу. Но если это тебя устраивает — садись.

При ближайшем рассмотрении обнаружилось, что багажник на велосипеде отсутствует, отчего ехать пришлось бы стоя.

— Прежде всего, ты возвращаешься домой со станции Ооджидо? Это необычно, ведь дойти туда нелегко. Я сначала искал тебя по дороге к станции Хигакубо.

— Просто сегодня захотелось этим путём пройтись.

— Ладно, если так. Тогда до завтра.

— Ага. Пока.

Девушка огорченно проводила взглядом бодро умчавшегося Тоою.

После этого выбрала правильную дорогу и почти через час дошла до станции.

Как только поезд плавно подъехал к станции, Хомура получила долгожданный ответ на ранее написанное ею сообщение.

Она раскрыла свой телефон, подходя к перрону.

Чтобы пойти в кафе, ей придётся вернуться на станцию Хонмачи, а для этого нужно подняться по лестнице на противоположную платформу. Впрочем, это не требовало много времени.

Однако лицо утомлённой ожиданием Хомуры окаменело, когда она дочитала сообщение.

«Прости. Некоторое время я не смогу развлекаться. В следующий раз всё компенсирую. Мне правда жаль».

— ...В следующий раз...

Ей не стоит рассчитывать на подругу, с которой они учились в одной средней школе, но потом поступили в разные старшие.

Или нет? Интересно, меня бросили?

Она прошла через турникет местной станции, и там как обычно раздавала рекламные листовки женщина в легком светло-синем свитере со скатавшимся ворсом. Хомура прошла мимо, не обратив на неё внимания.

Вернувшись домой, Хомура переоделась в домашнее и обессиленно легла на кровать, стремясь слиться с нею.

Вскоре в дверь постучали.

— Хомура-а?

Даже когда дверь открылась, девушка всё ещё лежала ничком.

— Твой парень звонил.

Хомура пробормотала что-то в подушку, однако её слова едва ли можно было разобрать. Она напоминала нечто желеобразное.

Удивленная этим зрелищем девочка, которая заглянула в комнату, продолжила:

— Он говорил о каких-то сожалениях и желании расстаться. Хоть я и сказала ему, что он обознался, слушать меня он не стал.

Вторая дочь в семье Хинооки, младшая сестра Хомуры — Цую. Её часто принимали за Хомуру из-за сходства голосов.

— Я имею в виду, зачем ты дала ему наш домашний номер? Прекращай так делать, хорошо? Потому что отвечать на звонки каждый раз приходится мне. Ты хоть немного слушаешь?

— М?

Задумавшись, все еще аморфная старшая сестра полуобернулась к младшей.

Цую поправила очки, привычно опёрлась на дверь и бросила на Хомуру раздраженный взгляд.

— Я уже рассталась с тем парнем.

— Хмф.

Младшая сестра скрестила руки на груди и фыркнула.

— Да будто вы встречались. Хотя ты же просто хотела помощи с учебой, не так ли?

— М?..

Именно так, как сестра и сказала.

Когда беспокойство за опубликованные результаты экзаменов ушло в прошлое, он порой вскользь заводил разговоры о расставании.

Как здорово было бы, если бы мы пошли вместе в старшую школу. Но это не тот случай, когда ей верилось в сказочный конец. Она была счастлива уже тому, что у них есть одна цель.

Но что произошло? Подтянувшаяся в учебе Хомура поступила туда, куда хотела, но парень, который помогал ей, провалился на экзаменах.

Есть такой тип школьных отличников, которые на пробных экзаменах всегда попадают в первую десятку, но на настоящих выступают слабо.

— Опять воспользовалась кем-то, да?

— И не думала.

— О нет, какая печаль. Ещё не все парни, встречавшиеся с тобой, стали несчастными?

Тишина в ответ.

Хомура не могла этого отрицать.

Ведь она на самом деле ввязалась в эти отношения только ради подготовки к тестированию.

Хомура терпеть не могла извинения, в которых её выставляли жертвой, и потому зачастую просто игнорировала его сообщения.

Бывший парень был прекрасно осведомлён о её способностях в учебе и хорошо понимал, насколько плохо ей подходит нынешняя школа.

— Снова оставишь всё как есть? Тебе надо прямо признать свою ошибку. Тот парень чувствует свою ответственность, знаешь ли.

— Заткнись уже… ты, завсегдатай занавесочной секции «Цутая»[✱]Цутая — сеть видеопроката и книжных магазинов в Японии. «Занавесочная» — секция 18+ в магазине..

— И как это понимать?

— Неопытная девочка с поверхностными знаниями.

Младшая сестра просто пожала плечами.

— Ужин скоро, так что спать не ложись и спускайся.

— У.

Младшая сестра вышла из комнаты и отправилась вниз. Сумка Хомуры упала на пол, и из неё вывалился буклет.

Сколько девушка ни тянула с кровати руки, до буклета так и не дотянулась.

От раздражения Хомура громко заколотила по кровати ногами, однако немедленно ожившие воспоминания о пройденном ими тяжёлом пути заставили её тут же остановиться.

— Следующая, Хиноока.

Назавтра в школе.

Урок древней, то есть современной, литературы.

В классе царила спокойная атмосфера, однако Хомура ощущала на себе сосредоточенное внимание других учеников.

Её руки успели вспотеть к тому моменту, когда она встала с учебником из-за парты.

Хомура промотала запись в своем мозгу и повторила вопрос учителя.

Он был о неком пустяковом стихотворении.

— Жалуется мне Чиэко, что в Токио небо исчезло[✱]Из стиха Такамуры Котаро «あどけない話» (Невинная просьба). Входит в сборник «Стихи о Чиэко» (1912-1941), посвященный его жене Чиэко..

— Верно.

Учительница хлопнула по ладони свернутым в трубку учебником.

— Чиэко — душевнобольная. Конечно, в Токио есть небо. Так о чём же она говорила?

— ...Она хотела увидеть небо над горой Ататара.

— Автор стиха говорит, что для Чиэко это и есть истинное небо. Немного странно, что сама она убедительно об этом рассказывает. А теперь подумай, что она чувствовала.

Учительница присела на свой стол и скрестила ноги. Скверные же у неё манеры.

Она носила обтягивающие сине-фиолетовые джинсы.

— Может Чиэко всего лишь обычная эгоистка? Как думаешь?

Разве авторского ответа на этот вопрос недостаточно? Зачем учительница допытывается, чего добивается?

— ...Думаю, у неё остались необычайные воспоминания о горе Ататара и поэтому она хотела вновь увидеть небо над горой.

— Хм-м. Иначе говоря?..

Иначе говоря? Иначе говоря?

— Хотела подняться на гору Ататара...

В классе раздались тихие смешки, отчего уши Хомуры внезапно запылали.

— Может и так. А может и нет. Доподлинно неизвестно. Есть ещё один стих, где появляется гора Ататара. Давайте прочитаем его следующим...

Учительница жестом велела ей сесть.

Хомура, которой хотелось провалиться сквозь землю, села обратно.

Время обеда.

Одноклассники, окружившие стол Хомуры, пытаются ненавязчиво расспросить её.

— Экспедиционный клуб? Ты присоединилась к нему, Хиноока-сан?

— Эм-м, нет. Меня приглашают, потому что я никуда не вступила. Вы что-то знаете о нём?

— Ну… только то, что было написано в школьном буклете.

— Ага.

Её одноклассники начали вспоминать, не отрываясь от своих бэнто и хлеба.

— Если я правильно помню, этому клубу всего-то три года.

— Три года? Довольно новый.

— Я не слышала о нём ничего хорошего.

— Да?

— И никаких преимуществ для поступления в университет он не даёт.

— Именно. Ведь деятельность клуба заключается в «экспедициях».

— Мой клубный куратор постоянно ворчал, что им достается самая большая часть бюджета в школе. Смотрите.

Одноклассник показал на нечто за окном.

Хомура повернулась на стуле, чтобы посмотреть на задний двор школы.

— Здание с длинной крышей за беговыми дорожками принадлежит спортивным клубам. А видишь вон там, поодаль, грубоватое строение?

— То здание на высоком горном склоне? Э, да ладно.

— Угу. Говорят, тот огромный замок — целиком здание Экспедиционного клуба. По сравнению с ним у моего клуба не комната, а чулан.

— Хочу попасть туда-а...

— Не получится, это здание охраняется SECOM[✱]SECOM — охранное предприятие в Японии., а они суровые ребята.

Двухэтажное здание с куполом обсерватории на крыше выглядело как серьёзный научно-исследовательский институт.

Хомура, несомненно, считала, что общественное учреждение вроде этого открывается для посещений в выходные дни.

— Наверняка в первую очередь необходимы определенные навыки. Хиноока-сан, а ты соответствуешь требованиям Экспедиционного клуба?

Хомура, которая впервые услышала о требованиях, покачала головой.

— Тооя-кун ничего об этом не говорил...

Одна из её одноклассниц распахнула глаза и с большим интересом подалась вперёд.

— Тооя, который Такуми? Мы учились в одной средней школе. Хе-е, так он, оказывается, вступил в Экспедиционный клуб. Удивительно.

— Почему это?

— Тогда он ходил в клуб кэндо. Страшно сильный был, сражался на двух мечах и даже прошел на турнир между средними школами.

— Н-на двух мечах?

Подобное никак не вписывалось в представления Хомуры о кэндо.

— А он может подойти тебе, Хиноока-сан. Ну-у, хотя и низковат.

— Да неужели? Может, лучше сама попытаешься вступить в Экспедиционный клуб?

— Э-э?..

Воодушевленная обсуждениями, она невольно заинтересовалась вступлением.

Однако сколько раз её постигала неудача в подобных делах?

Хомура просто улыбнулась, и жареная курица[✱]В оригинале «唐揚げ» (караагэ) — японская техника приготовления различных блюд во фритюре — чаще всего курицы, реже — рыбы и мяса. захрустела под её палочками.

— Но всё-таки экспедиции не для меня. Навыков не хватает...

— Хм-м, вот как?

После этого обсуждение перешло от клуба к зарубежному ТВ-сериалу.

Хомура никогда не слышала о нём. Тем более, это была политическая драма. Она совершенно не понимала, что смешного нашли в нём остальные, но всё равно смеялась со всеми, делая вид, будто понимает. Это её вымотало.

Массивная желеобразная субстанция, воплощение скуки и отчуждённости, нависла над её головой.

Не будь в классе стольких людей, девушка сразу стала бы аморфным существом и растеклась бы лужей, начиная с ног.

— ...по слухам, это какой-то приказ.

— Что?

Плечи Хомуры окаменели.

Один из одноклассников подмигнул ей. Юноша, стоявший у входа, окинул класс взглядом.

— ...Тооя-кун.

— Йо, Хиноока! — Голос холодом отозвался во всём классе.

Хомура, подталкиваемая друзьями по бэнто, помрачнев, встала со своего места.

— Ты подумала над моим вчерашним вопросом? — сходу бросил он, игнорируя её одноклассников.

Упорно сохраняя невозмутимый вид, она вытолкала его в коридор так быстро, как только могла.

Подойдя к двери спецкабинета, где почти никого не было, юноша повторил свой вопрос:

— Ну так что?

C беззаботным выражением лица Тооя выжидающе смотрел на неё. Хомура легонько вздохнула.

— Мой вопрос, наверное, прозвучит странно, но...

— А?

Небо, что виднелось в окне на другой стороне коридора, было ярко-голубым — ошеломляюще прекрасная погода раннего лета[✱]Июнь-июль — сезон (сливовых) дождей в Японии..

— Какая мне, как школьнице, будет выгода от вступления в Экспедиционный клуб?

— Выгода, да?

— Эм-м, потенциальная. Без всяких там «весело».

— Верно...

Скрестив руки на груди, Тооя поднял голову и задумчиво уставился в потолок.

— Хм-м, ну, работа в клубе на самом деле довольно трудна, потому у нас есть определённые привилегии. Хотя для меня это не слишком важно.

— Какие, например?

В ответ юноша произнес невероятное:

— Прежде всего, не учитывается неявка или опоздание в школу на следующий день после клубных мероприятий.

— Э?

Клубная деятельность в приоритете над уроками?

А это нормально?

— Кроме того, мы не сдаем никаких дополнительных экзаменов.

— Н-никаких дополнительных экзаменов? Совсем?

— Ага. Когда клубная деятельность становится самым главным, времени на подобное не остаётся.

Какой сюрприз. Это были не просто привилегии, а прямо таки экстерриториальный иммунитет[✱]Экстерриториальность — статус физических или юридических лиц, учреждений либо объектов, изъятых из-под действия местного законодательства и подпадающих (частично или в полном объёме) под действие законодательства государства, гражданство которого таковые имеют..

Содрогнувшись, Хомура едва вспомнила предостережение, которое получила ранее.

— ...Но я слышала, что он не даёт преимуществ для поступления в университет.

— Ха-а? Клубная деятельность, несомненно, приносит пользу. Конечно, в нашей школе это исключительно спортивные секции вроде лёгкой атлетики, регби, борьбы. Для девушек — волейбол или теннис. Ты хочешь заниматься борьбой?

— Почему борьбой?

Пытаясь успокоиться, взволнованная обществом этого дикаря Хомура озвучила вопрос, внезапно пришедший ей на ум:

— Тооя-кун, ты попал сюда по спортивной рекомендации?

— Нет. Я сдавал общие вступительные экзамены. Хотя об этом я тоже думал.

Хомура снова вздохнула.

— Ты довольно умный...

— Про тебя это тоже можно сказать, да?

— Кхе-е...

Юноша хлопнул по спине поперхнувшуюся Хомуру.

Конечно, она тоже сдавала общие вступительные экзамены, однако...

Она опустила голову и села, обхватив свои колени.

— Похоже, ты поступила не так, как я думал.

— Видишь ли… это как единичный экземпляр ограниченного издания «Эксклюзивной пружинки-радуги[✱]Иначе — слинки — игрушка-пружина. Хиноока Хомура»...

— И что это значит?

— Простая случайность. Совпадение.

— Ты прошла по счастливой случайности?

Тооя на мгновение замер.

— Нет, такое невозможно. Конечно, бланки для закрашивания кружочков — редкость в государственных учреждениях, но никто не будет заполнять их наобум.

Молчание в ответ.

— Э, серьёзно?

— Серьёзно, — пробурчала Хомура в пол.

— Тогда что ты получила за прошлый тест?

Её результаты на недавно закончившихся промежуточных экзаменах были ожидаемо ужасны, и потому её сковывало страхом перед родителями и классным руководителем.

К счастью, в классе оценки не вывешивали, но это дело времени — скоро все узнают её результаты.

Побоявшись озвучить средний балл за тест, Хомура пальцем нарисовала его на стене, отчего Тооя замер вновь. В этот раз пауза длилась чуть больше трех секунд.

— ...Ну, это никого не интересует. Хорошо, что тебя вообще приняли сюда.

— Ничего хорошего!

Хомура стремительно вскочила на ноги и попыталась боднуть его, но Тооя проворно увернулся.

— Короче говоря, у меня нет лишнего времени на всякие клубы! Учёба забирает все мои силы!

— А, тогда для тебя есть выгода.

— Да ну-у?

— Всё устроится, как вступишь в Экспедиционный клуб.

— С чего бы?

— Кажется, ты не читала буклет, который я дал тебе вчера? Тогда прошу извинить, что не объяснил должным образом, и потом...

Тооя уверенно скрестил руки на груди.

— Будь спокойна. Когда станешь волшебницей, с учёбой справишься влёгкую.

— Ты же не обманываешь меня? А то звучит так, будто ты говоришь: «Если станешь прорестлером, то сотня приседаний для тебя будет парой пустяков».

— И всё же борьба хороша.

— Нет же!

Тооя беззаботно рассмеялся.

«С ним на удивление легко разговаривать» — подумала Хомура во время паузы.

Было ли это потому, что его рост не так уж отличался от её собственного? Все бывшие парни Хомуры были высокими. Вернее, это входило в минимум, необходимый, чтобы она начала встречаться с кем-то.

— Чем ты занимаешься в Экспедиционном клубе, Тооя-кун?

— Я? Я всё ещё исследователь пятого ранга, потому в основном повторяю то, что делает сэмпай, а в экспедицию ходил всего два раза. Мне многому нужно научиться.

— Хм-м… Твой сэмпай строгий?

Хомура невольно представила сурового горца.

В дуэте с очкастым дикарём-кохаем смотрелось неплохо.

Конечно, представить в этой компании себя она не могла, но...

— Образец доброты.

Голос его прозвучал по-взрослому, а лицо окрасилось лёгкой грустью.

Хомура немного пересмотрела своё мнение об этом дикаре.

— Ни разу не видел злости сэмпая.

— ...Ты единственный кохай в клубе. Может, это обычная забота о младшем?

— Когда ты присоединишься к клубу, кохаев станет двое и наша деятельность станет больше похожей на клубную.

— И что же мне делать?.. — Хомура переплела пальцы на затылке и прислонилась к стене. — Тебя пригласила в клуб та сэмпай, Тооя-кун? Или ты вступил просто так? Ты ведь ещё и кэндо занимался.

— А ты хорошо осведомлена. Я вступил в клуб по собственному желанию. Вступил потому...

— Угу.

Тооя застыл с полуоткрытым ртом.

— Да?

— ...Если бы ты присоединилась к нам, я бы тебе всё объяснил.

— Погоди-ка, разве это честно? Ты правда заинтересован в привлечении кого-то в клуб?

Отвернувшись от неё, Тооя поправил свои очки. Хомура обошла его и продолжила допрос:

— А ты не уйдёшь из клуба сразу, как я вступлю?

— Дебильно получится.

— Дебильно? Ты зовёшь ценного человека, привлекаемого в клуб, дебилом?

— Под «дебилом» ты имеешь ввиду себя?

— Гх.

Тооя взъерошил себе волосы и заявил:

— Понятно. Если дело в учёбе, то я позанимаюсь с тобой. Я не очень хорош в преподавании, но пока придётся потерпеть.

Хомура опешила.

Она знала, что это не из-за школьного звонка, который зазвенел в тот же момент.

Она вспомнила слова, сказанные младшей сестрой накануне.

«...Правильно ли это?»

Тооя смиренно закрыл глаза и кивнул.

— Ведь это я уговаривал тебя.

— А тебя не затруднит?

— Нисколько. По сравнению с клубом это пустяки.

Так как Хомура до сих пор не дала однозначного ответа, они решили передохнуть от разговоров и, договорившись встретиться снова после уроков, разошлись по своим классам.

Но когда Тооя бодро зашагал прочь, он ощутил, как что-то сдавило его шею.

— Уф-ф.

Обернувшись со слезящимися от боли глазами, Тооя увидел Хомуру, схватившуюся за воротник его рубашки.

— ...Больно почти как от цуки[✱]Цуки — в кэндо, всеобъемлющий термин, понимаемый и как движение, и как цель (горло)., вообще-то.

— В любом случае я хочу услышать ещё кое-что.

Хомура, равнодушная к тому, насколько ужасную сцену устроила, спросила его:

— Кто такая волшебница?

— Брошюрку почитай.

— У нас практическая работа на следующем уроке, так что я не смогу.

— Честно, я и сам не знаю. Сэмпай просто сказала, что нам в клубе не хватает волшебницы.

— Вот как? А что насчёт тебя, Тооя-кун? Ты же говорил, что ты исследователь.

— Исследователь пятого ранга. Мой класс — лёгкий воин.

Хомура прыснула со смеху:

— Воин? А-ха-ха, прямо как в игре!

— Говорю же, не игра это.

И Тооя жестом велел Хомуре торопиться в класс.

По-видимому, Хомура-сан продолжает думать в том же духе, что-то типа плаща волшебника, или сеттера, или атакующего. Будут сложности.

После уроков.

Они вместе направились в учительскую.

На фоне безмятежной Хомуры мрачность Тоои была особенно заметна.

— Испытать… ?..

— Позволь хотя бы попробовать. Всё же ваш клуб такой загадочный.

На время забыв про свои проблемы с учёбой, Хомура говорила вполне естественно.

— Интересно, всё ли будет в порядке?..

— Я не умею приспосабливаться.

— Приспосабливаться, говоришь… Ну, можно посоветоваться с Мори-чан.

— Мори-чан?

— Советник Экспедиционного клуба. Прошу прощения!

Тооя вошёл в учительскую и поклонился — очень глубоко и очень вежливо. Хомура вошла в комнату следом за ним и тоже поклонилась.

Сейчас учительская была для неё одним из самых неуютных мест. Хомуре казалось, что все учителя смотрят только на неё, и потому она вжала голову в плечи.

Тооя привел её к знакомо выглядящей учительнице, которая с кислым лицом смотрела на заваленный документами стол.

— Сэнсэй. Это я, Тооя.

— А-а, привет.

Учительница, к которой он обратился, почёсывала затылок ручкой, не отрывая от документов пристального взгляда.

— Так Мори-чан — это Фуджимори-сэнсэй, — пробормотала Хомура.

Фуджимори преподаёт современную литературу в её классе.

Даже здесь, в учительской, её манеры выглядели настолько ужасными, что трудно было принять её за учителя, а на её столе царил самый жуткий бардак в комнате.

— Сэнсэй, я привёл нового участника.

— Если это будет ознакомительное вступление.

Учительница вскинула голову, сияя от радостного ожидания.

Однако при виде Хомуры её радость в мгновение ока угасла, сменившись лицом человека с сильной зубной болью.

— Вступление в клуб… ты, вероятно, про Экспедиционный?

— Сэнсэй, разве вы советник ещё какого-то клуба?

Разумеется, нет.

Молчание в ответ.

Фуджимори помассировала виски кончиками пальцев, а затем взглядом указала на выход и встала со стула.

Хомура случайно заметила в груде бумаг маленькую рамку с фотографией.

Чёрно-белая фотография в наши дни… На ней была запечатлена не семья Фуджимори-сэнсэй, не её возможный возлюбленный, а она сама, в юности, окруженная друзьями.

Когда Хомура убрала с лица волосы, чтобы получше разглядеть фото, Тооя потянул её прочь из кабинета.

Фуджимори привела их в приёмную, расположенную по соседству с кабинетом директора. Учительница явно использовала комнату без разрешения.

— Разве мы не можем поговорить в клубной комнате? Точно, секретность...

— Подходящее место. Много времени не потребуется.

И Фуджимори заставила всё еще сомневающегося Тоою сесть.

Учительница уселась на длинную софу, небрежно положив руки на её спинку и скрестив ноги, уставилась на Хомуру. Атмосфера воцарилась такая, словно они встретили финального босса из видеоигры, а не пастыря, направляющего своих учеников.

Фуджимори пристально смотрела на Хомуру, кроткую и тихую, как овечка.

Девушка вопросительно уставилась в ответ.

Внезапно Хомуру посетило дежавю. Конечно, эта учительница часто обращалась к ней во время уроков, но это они никогда не разговаривали подолгу. И её манеры всегда были скверными.

— Хиноока Хомура из средней школы Отова. Из всех возможных вариантов ты выбрала нашу старшую Сэйран.

— Сэнсэй, разве так нужно встречать новичков клуба? — На лице Тоои явственно читалось изумление. Фуджимори кивнула, будто говоря, что понимает.

— ...А?..

Хомура слегка наклонила голову.

— Весёленькие же были обсуждения Ататары.

— ...Кх… Не напоминайте об этом...

Хомура покраснела от ожившего в памяти неприятного обсуждения.

Она потихоньку вытаскивала смутные воспоминания.

— Простите… возможно ли, что... мы встречались прежде, сэнсэй?

— Думаю, да.

Фуджимори кивнула без тени сомнения.

— Ты была её классным руководителем? Или же просто знакомой?

Игнорируя растерявшегося Тоою, Хомура продолжила:

— Э-эм-м… по всей вероятности… второй год... средней школы… проверка здоровья...

Фуджимори смотрела на Хомуру, полуприкрыв глаза.

Всё ещё находясь в недоумении от таинственности происходящего, Тооя протянул Хомуре руку помощи:

— Может, ты про тест на пригодность?

— Как? Да, точно так он и назывался.

— Тест-то по желанию проходят. Что же ты не помнишь его?

— Я отвечала за тест на пригодность в средней школе Отова.

— Верно! Сэнсэй, вы были там! — радостно захлопала в ладоши Хомура.

Между тем лучившаяся самодовольством Фуджимори приняла еще более небрежную позу.

— Не только это.

— Э?

— После теста я задержала тебя и произнесла почти часовую пламенную речь. А, точно. Тогда мы тоже встретились после уроков в похожей приёмной.

— Извините. Я не очень хорошо помню это.

— Ху-ху-ху-ху.

Фуджимори смотрела в потолок, мрачнея с каждым мгновением.

Тооя с беспокойством спросил её:

— Она сделала что-то странное?

— Тооя. Ты на днях как раз прошёл тест на IE-пригодность, да?

— А, да. Я оказался в группе зачисленных в школу.

— Какой у тебя оказался результат? А, о конфиденциальности не беспокойся.

«Нормально ли это?» — подумал Тооя. С некоторым колебанием он ответил:

— Мой общий результат [45-C].

— У Хинооки Хомуры — [80-B]. Хоть и случилось это в первом семестре второго года средней школы.

— Во… восемьдесят?! — внезапно повысил голос Тооя. И только персона, о которой шла речь, ничего не понимая, погрузилась в радостное волнение.

— Я знала, что мы встречались с сэнсэем ранее. Я постоянно нервничала в классе и потому не замечала.

Фуджимори в изумлении высунула язык и устало откинулась на софу.

Безусловно, неподобающие учителю манеры.

По сравнению с утомлённой учительницей Тооя казался взволнованным.

— Результаты IE теста ведь рассчитываются через квадратичную кривую. 50 и 70 отличаются почти в два раза.

— Да, точно. Разница между мной и Тооя-куном так велика.

— Если возведём в квадрат по отдельности 45 и 80… разница между нами получается даже больше, чем в три раза! Ты это понимаешь?

Лицо у Хомуры сделалось преглупое.

— Ну, если подумать, Тооя-кун — парень.

— Разговор не о размере груди! Чем тут гордиться!

Тооя встал с софы и подошёл к Фуджимори:

— В таком случае всё объясняется проще, сэнсэй. Кажется, будто она всё забыла, но её пригодность в качестве ценного новичка Экспедиционного клуба старшей школы Сэйран не вызывает нареканий, верно?

— Ни-и-и — колено Фуджимори и подошва ботинка показались из-за края приёмного стола. — За-а-а — стол начал быстро подниматься. Стеклянная скульптура соскользнула вместе с кружевной салфеткой, на которой стояла. — Что-о-о!

Хомура отскочила назад, когда Тооя потянул её за руку.

Взмывший в воздух приёмный стол беззвучно совершил полтора оборота, упал обратно на ковёр и застыл, словно в позе покорности. Находись на нём чайный сервиз, катастрофы было бы не избежать.

— ...Ах, восхитительно, восхитительно.

Глаза Хомуры сузились, она продолжала держать стеклянную статую.

Мельком убедившись, что девушка в порядке, Тооя проворно поставил стол на место.

— Сэнсэй, что за ребячество?

Поправляя кружевную салфетку на столе, Тооя выглядел неожиданно примерным семьянином.

— Одним словом, что-то было? Ты, наверное, в обиде на неё за то, что она отказалась тогда принять твоё приглашение в Экспедиционный клуб, да?

— Верно. А это плохо?

Фуджимори забралась на софу с ногами, положила подбородок на колени и обхватила их, напоминая избалованного ребёнка.

— Плохо или скорее...

— Вероятно, тогда я была с друзьями. Потому впечатление оказалось слабым... — в попытке разрядить атмосферу Хомура начала оправдываться.

Но лишь разворошила осиное гнездо.

— Исследователь — не модный скаут с Харадзюку[✱]Харадзюку — квартал, расположенный около станции Харадзюку на Линии «Яманотэ» в Сибуя (Токио, Япония). Каждое воскресенье молодые люди одеваются в одежду множества стилей, включая такие, как «лолита», «Visual kei» и в косплей-костюмы и идут проводить день около Харадзюку.. И позволить себе проводить экспедиции так же непринуждённо не может.

— Хотя создаётся такое ощущение.

«А, нет» — почесал голову Тооя, когда Фуджимори бросила на него сердитый взгляд.

— Ну, поиск пригодных кандидатов среди поступивших обычно проводится под контролем главы клуба, хотя по правде говоря, это гостайна. Школьники не имеют доступа к таким сведениям.

— Государственная тайна?! — удивилась Хомура.

Ещё раз с укором взглянув на неё, Фуджимори перевела обвиняющий взор на Тоою:

— Ты как следует объяснил всё Хинооке?

— Простите. Ещё нет.

И Тооя начал с самого начала.

Сам он до этого не знал о её выдающихся результатах, о том, что Хиноока Хомура имеет необходимые для вступления в Экспедиционный клуб навыки, ему сказал кто-то другой.

Даже если пробное вступление, как хотела Хомура, было невозможно, Тооя предложил ей сходить на консультацию с советником клуба и узнать, не существует ли программы поэтапной адаптации к деятельности клуба.

Хомура, которая не прочла в буклете и одной страницы, не говоря уже о беглом прочтении, в смущении слушала Тоою.

Фуджимори, которая спокойно выслушала их, подперев подбородок кулаком, заговорила следом:

— Ладно, слушайте внимательно. Прежде всего, причина того, что мы не можем сразу принять Хинооку в клуб, в основном в моём ужа-асном нежелании этого, однако...

— Очень по-взрослому.

— ...Как есть! Есть ещё два обстоятельства.

— Какие?

— Во-первых, Тооя, мы приняли твою заявку на вступление в клуб, потому как результаты теста на пригодность и IE-реакция со скрипом, но уложились в допустимый диапазон...

— IE-реакция… что это?

— Да ты и правда ничего не знаешь.

— Ты хоть новости читаешь?

Пристыженная Хомура умолкла, ожидая продолжения.

— Наличие или отсутствие IE-реакции является предварительным условием для вступления. Проблема заключается в технике Тоои. Технике выживания.

— Выживания. Типа «survival»[✱]Хомура использовала слово на английском, чтобы убедиться в правильности понимания., да? — Хомура ощутила лёгкую гордость. Наконец-то она стала походить на члена Экспедиционного клуба.

— К примеру, человек, который возглавляет клуб сейчас, на первом году средней школы прошёл официальную рейнджерскую подготовку на острове Ириомотэ.

— Р-рейнджерскую подготовку...

Образ главы клуба в голове Хомуры снова изменился. Горец превратился в горную гориллу.

— ...Хотя Тооя-кун вроде бы занимался кэндо.

— Точно так. Его базовая физическая подготовка не вызывает нареканий. С его искусством владения мечом он является готовой боевой единицей Экспедиционного клуба. На самом деле я даже проверила его лично. Ему всё ещё не хватает знаний, однако он выдающийся атлет. Нашему клубу повезло с ним.

Тооя кивнул без тени скромности.

Хомура побледнела.

— П-п-п-п-подождите-ка!

Двое в некотором удивлении уставились на вскочившую Хомуру.

— Чем это кэндо может быть полезно в деятельности клуба?

— Секретная информация.

— Да.

— Нет, нет, нет. То-тогда, глава клуба тоже владеет неким боевым искусством?

— Само собой, сэмпай сильнее меня.

Фуджимори подтвердила эти слова.

Хомура ещё больше побледнела.

— Короче говоря, какой у тебя завершающий приём, Хиноока Хомура?

— Я ничем подобным не занималась.

— Да. Знаю. Потому два года назад и советовала тебе изучить что-нибудь.

Возможно, они собирались отправить её на остров Ириомотэ?!..

— Человек, неспособный защитить самого себя, — лишний в Экспедиционном клубе.

— Сэнсэй, и для чего, как вы думаете, я здесь? Я буду защищать Хинооку. Ведь основой экспедиции является взаимодействие двоих людей, не так ли?

— …Ха-а.

Фуджимори, прищурившись, бросила сердитый взгляд на проявившего внезапную рыцарственность Тоою и презрительно фыркнула.

— Говорю тебе, нам не нужен балласт. Еще и Хиноока!

Но Тооя поступил по-своему и спросил Хомуру, стуча по столу, как по клавишам.

— Ты играешь на фортепиано или ещё чём? Может, тайсёгото[✱]Японский струнный музыкальный инструмент.?

— Фортепиано? Тайсёгото? — удивилась внезапной смене темы Хомура.

— Музыка ведь тоже важна, правда, сэнсэй?

Фуджимори нехотя кивнула.

— Как глава Экспедиционного клуба в старшей школе Хиёшизака в соседнем районе, Кома-сэмпай...

— Ни слова о Хиёши, — предупредила Фуджимори, настроение которой явно испортилось. Тооя пожал плечами и продолжил, хотя Хомура находилась в смятении от перечисленных им боевых искусств и других умений.

Подмигнув ей, Тооя спросил.

— Чем ты занимаешься после клуба «идущих домой»?

— Я… дома...

Хомура, переминаясь с ноги на ногу, отвела взгляд и призналась.

— Ложусь спать...

В приёмной повисло тяжёлое молчание.

Голова Тоои сразу поникла, а Фуджимори отвернулась и вытянула ноги.

Хомура плюхнулась на софу.

Тишина.

Позади неё раздался звук закрывшейся двери.

Похоже, директор школы подглядывал за происходящим в комнате.

Но никто не обратил на это внимания.

Чтобы прервать невыносимое молчание, Хомура робко заговорила:

— О! А знаете, есть одна история про красавицу-обжорку, которая проспала тысячу лет.

Фуджимори подняла погасший взгляд.

— Прости, что?

— Талант, говорю, мой — запасать еду и сон.

— Кажется, ты всю жизнь запасаешься сном, да?

Вслед за этим, Тооя показал Фуджимори два пальца.

— Что такое?

— Сэнсэй, вы говорили про две причины.

— А, да. — Фуджимори выпрямилась, сидя на софе и почесывая при этом голову. Хотя осталась она всё так же, со скрещенными ногами.

— Вторая причина проста.

Фуджимори по очереди посмотрела им в глаза.

— Вы двое — несовершеннолетние. Согласие ваших родителей является обязательным условием для участия в мероприятиях Экспедиционного клуба.