Глава 6


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
kos85mos
5 л.
Спасибо!
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 176.96.254.98:
Потрясающая история айрис.

Глава 6

— "Хахаха...."

Аэрис замерла, услышав смех за спиной.

В то время, как Клауд и другие боролись, ища способ проникнуть в Северный Кратер на поверхности, она продолжила путешествие через Лайфстрим, пытаясь найти брешь, лазейку в барьере, установленном Сефиросом. Но не нашла ни одного. Возвестив всем и каждому о правах Дженовы на Планету, Сефирот надежно защищал Кратер, ставший коконом для его восстановления. Поступая так, он мог избежать желания Планеты восстать против Дженовы, которая скрывалась в течение всех этих лет. Планета начала опасаться ее и создала Орудия, чтобы уничтожить все инородные тела, несущие для нее угрозу.

Аэрис задумалась о том, что если Святейший еще не начал действовать, то значит, его что-то сдерживало. Размышляя над тем, что возможно сделать, она вновь услышала смех.

Это оказалась новая душа, только что упавшая в Мако. Горбатый мужчина в лабораторном костюме, со вздувшимися на лбу венами и дребезжащим смехом. Когда-то под покровительством Шинра, он, как безумный ученый, проводил нечеловеческие эксперименты. Ходжо внимательно рассматривал Аэрис.

— "Профессор Ходжо?.."

— "Ах! Дочь Древнейших... Хм-м. Я понял: пока Цетра имеют силу желания, они могут существовать в Лайфстриме, не позволяя своему сознанию рассеиваться. Они просто перестают быть людьми.... Хахаха! Вы очень похожи на Сефирота и Дженову."

— "Не смейте сравнивать меня с ними! И запомните мое имя!"

— "Ваше имя не имеет значения. Было бы намного уместнее назвать вас последним из выживших Древнейших, чем давать вам какое-то имя. Это отразило бы вашу уникальную природу. Ваша уникальность для моих экспериментов была бы достаточной, чтобы отличить вас...."

— "Вы так говорите, как будто люди и все живые существа просто предметы! Почему вы не можете измениться, даже попав сюда? Вы же теперь просто душа..."

— "Хахаха...хахаха!" Ходжо смеялся, словно ему сказали забавную шутку, словно он был одержим.

— "...хихихи, хехехе. Нет, я изменился. Я изменился намного раньше, прежде чем упал в Лайфстрим. Я вижу, вы не понимаете? Ах, это халат мешает вам видеть."

Ходжо сорвал белый халат. Распадаясь на тысячи частей, он разлетелся, как пух в стороны, открывая сокрытое под ним тело.

— "...!"

У Аэрис перехватило дыхание. Тело, оказавшееся перед ее глазами, не принадлежало более человеку. Оно состояло из клеток Дженовы, которые она видела много раз. Ходжо, устав от экспериментов на телах других, превратил себя в очередной эксперимент.

— "Хехехе. Проще говоря, я ничуть не отличаюсь от своих предыдущих образцов. Вы себе даже представить не могли подобные изменения, верно?"

— "Что вы наделали?!... Вы забыли о том, что вы человек? Профессор Ходжо, вы разрушили свою душу так сильно, что уже никогда не сможете вернуться к Планете!.."

— "Лайфстрим... Круговорот жизни... Возвращение в Планету... Что мне все это! То, что для меня действительно важно, так это то, как далеко может войти наука в природу Планеты. Если я смогу удовлетворить свое любопытство, тогда зачем жалеть о потере человеческой сущности? Мне все равно, что произойдет с Планетой, если я смогу доказать свои теории о Дженове!"

То, что говорил Ходжо, было чистым безумием. Оно не походило на безумие Дайна, ищущего в опьянении утешение от содеянного. Это не походило на амбиции Президента Шинра. Больше всего, Ходжо был похож на живой труп. Он стал рабом знания, отдав весь свой разум науке, не оставив ничего для себя.

— "Я превзошел Гаста. Я намного превзошел Гаста! Того, кто был признан за талант, при том, что он, как трус, попытался сбежать от науки, предав ее! Если бы Гаст занимался проектом "Дженова", он бы никогда не дошел до кульминации... Хаха, кстати, профессор Гаст ведь ваш отец. Верно?"

— "...отец понял, что Планета важнее науки." — Аэрис узнала из воспоминаний Тифы и Клауда, когда они упали в Лайфстрим, что произошло на самом деле. Она узнала, что именно Ходжо стрелял в ее отца, когда хотел забрать ее, новорожденную, для своих опытов.

— "Ха, это был конец Гаста! Остановиться, ничего не делая, это кощунство по отношению к науке!.. Хехе, время нашему разговору закончиться."

Не показывая и толики раскаяния, Ходжо повернул голову к Северному Кратеру.

— "Мой сын — правитель Планеты и Дженовы зовет. Ему нужно больше энергии. Хахаха, он может взять меня. Мы объединимся! Он станет единым со мной! С тем, кого больше всех ненавидел и презирал! Это будет нашим воссоединением... Позвольте вам дать совет, Цетра. Что бы вы ни делали — все бесполезно. Это все — часть системы... Куда уходит душа? Даже если вы попробуете уничтожить Дженову, она никогда не исчезнет. Она сольется с Морем Мако внутри Планеты. И однажды вы все будете нести в себе части Дженовы. Хахаха... Вопрос только в том, как скоро это случится. Хахаха!!!..."

На Ходжо налетел вихрь, увлекая его за собой так же, как ранее Президента. Счастливо смеясь безумным смехом, он распался до основания.

— "Я никогда не позволю этому случиться!" — воскликнула Аэрис.

До нее донесся глумливый смех Ходжо:

— "Когда-нибудь вы поймете, что я прав! Хахаха!!!"

Он пропал из сознания Аэрис, став жертвой Сефирота. Он ни разу не выказал сожаления или стыда перед тем, как его душа была разрушена. Он не проявил ничего, кроме безумной радости.

Аэрис понимала, что смерть Ходжо означала конец Шинра. Это значило, что пришло время решающего сражения Клауда.

Она побежала. Если Ходжо мог умереть, чтобы поддержать Сефирота, значит, должно быть что-то, что могла сделать она, чтобы спасти Планету.