Том 3    
Глава 3


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
vitaliy007nice2002
9 мес.
Почему с телефона у меня сраные коменты вылазиют на весь экран и не закрываются???
kos85mos
2 г.
Спасибо!
georgio
3 г.
Спасибо большое за перевод и за редакт )
Leon19
3 г.
Cпасибо)
odalety
5 л.
Спасибо за перевод
Garrido
5 л.
"Тут автор оформил нам пасхалку. Масамунэ тут встретился с героями его прошлого ранобэ Ore no Imōto ga Konna ni Kawaii Wake ga Nai, а именно с Кирино и её подругами"

Такой вопрос, в аниме есть момент, где Кирино говорит эту фразу? В какой серии знает кто?

— Эй, глянь на это ранобэ – оно точно хорошее!

— Там пока что всего один том, и всё же этот книжный магазин уже работает с ним, а иллюстрации в нём также супер-супер-суперэрокаваи! Я думаю, что от него можно многого ожидать!
Varlog
5 л.
Ранобе хорошее, читается легко, третий том за два дня.
Спасибо переводчикам за перевод конечно, но я должен сказать, что перевод средний. В этом томе все намного лучше, но в первых двух томах диалоги были как после Google Translate.
Еще несколько слов о ранобе: довольно быстро скатилось в гаремник. Ожидал, что это будет что-то вроде манги Bacuman про мангу, только ранобе EMS про ранобе.
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 95.70.91.216:
Куда дели перевод?
kos85mos
5 л.
Стремная концовочка .

Спасибо!
Ald
5 л.
в самом начале "Изуми Масамунэ, возраст — пятнадцать лет, старшеклассник, '''третий год''' обучения. Кроме того, я еще и писатель. Мой псевдоним — Изуми Масамунэ." разве он не на первом году ст. школы?
mello
5 л.
Отрывок когда элф ругается на маму. После её монолога в оригинале
“……Like that.” - это говорит элф
“…I see.” - Масамунэ отвечает
Переведено как будто говорит только Масамунэ "Похоже на то... Ясно."
Может я ошибаюсь, но это место я перевёл бы как:
"....Как то так."
"....Понятно"
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 46.29.129.12:
Эроманга-сэнсэй 3 - Глава 4
— О чём ты говоришь?
— Забудь! Не '''говори об больше''' этом!
Ладно, хорошо. Я опущу эту тему.

— О чём ты говоришь?
''— Забудь! Не говори больше об этом! ''
Ладно, хорошо. Я опущу эту тему.
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 212.92.240.39:
вопрос почему в фб2 нету илюстраций хотя они там должны бить
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 178.64.186.24:
Спасибо за перевод! Единственное я не стал бы переводить каждый раз like как любить "Eh…well….probably…I like her." "Эм... ну... возможно... Я люблю её. "По отношению к Муромасе "люблю" звучит не очень. Когда читал на английском я перевёл как "нравится"
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 46.42.141.145:
Для справки - fb2 с иллюстрациями не отрывается в stduviewer, в Coolread'е открывается
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 46.211.225.176:
Третий том принципиально не хочет открываться на телефоне. Третья читалка еле смогла его загрузить, но без иллюстраций, хотя загружал с. Аппарат на WP.
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 46.211.225.176:
Товарищи, а сего чуда всего три тома, или на данный момент издано лишь три тома? То есть, будет ли продолжение?
И благодарю за перевод.
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 46.50.153.57:
Ошибка. Глава 3:
— Конечно. Все люди таковы. Я знал, что ты не '''загнадываешь''' так далеко, сэмпай.
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 95.134.168.26:
А я прывык) что потом меняются у мя ссылки даже хоть красная нажал на неё оп и текст есть
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 81.213.43.159:
файл для скачивания обновлен? у меня только 2 главы в фб2

Глава 3

Второй день поездки.

Снаружи начинало всходить солнце.

Я сидел перед своим ноутбуком за столом, всё ещё работая. Прямо сейчас я заканчивал ранобэ, которое обещал Мурамасе-сэмпаю.

С другой стороны, я уже отдал ей неопубликованное ранобэ Изуми Масамунэ. Это же была финальная история ранобэ Серебряный волк. Реинкарнация.

Я работал с той минуты, как только вернулся из леса Эльфов.

Конечно же, я устал после долгого дня игр, но после столь многих событий у меня заболела голова. Так как я все равно не мог уснуть, и у меня было несколько хороших идей, то я попытался кое-что написать.

— Отлично! Готово!

Я чувствовал себя так, словно играл в игру, которая очень мне нравилась, или читал очень интересное ранобэ – спать сейчас было бы просто глупо. Даже если бы я знал, что у меня завтра будет школа, и что после бессонной ночи мой день будет просто ужасным, то я всё равно не смог бы остановиться. Ещё немного. Ещё одного босса... и так продолжалось, пока ночь не заканчивалась. Вы ведь знакомы с этим чувством, не так ли?

Вот что я сейчас чувствовал.

И писал уже долгое время. И только сейчас я заметил, что уже почти наступило утро.

— Не говоря о том... Что я, возможно, не смогу легко проснуться, если сейчас отправлюсь спать.

Я включил принтер, который одолжил у Криса-аники.

Если бы я разом загрузил в него пачку бумаги формата А4, то у меня бы была готовая рукопись.

Почти всё время работы писателя уходит на дебаты с редактором относительно этих рукописей. Обычно во время встреч у каждого из нас лежит примерно такая пачка бумаги.

— Ладно... ладно... ладно.

Я надел какую-то одежду и подошел к двери, ведущей в коридор, затем сделал глубокий вдох, приходя в чувство, и вышел из комнаты.

Коридоры этого особняка такие же красивые, как и у любого высококлассного отеля – всё такое великолепное.

Как только я вошел в главный зал, то остановился как вкопанный.

— ...

Со своего места я мог видеть Мурамасу-сэмпая, сидящую в кресле. Она была одета в то же самое кимоно, которое было на ней в нашу первую встречу.

Оранжевый свет падал на её снежно-белую шею. Она, казалось, излучала силу воли и достоинство, и это не могло не очаровывать окружающих.

Я понял, что не могу сказать ни слова.

После короткой внутренней борьбы я решил поприветствовать её:

— Сэмпай.

— ...

Ответа не было. Похоже, она полностью сосредоточилась на чтении.

Похоже, что это было одно из моих неопубликованных ранобэ. Сагири однажды говорила, как смущает видеть, как кто-то читает твоё ранобэ перед тобой.

И я был ещё более смущен от того, что видел, как кото-то читает это так сосредоточившись.

А если подумать, то Эроманга-сэнсэй, которая публиковала весь процесс создания иллюстраций в прямом эфире, была очень извращенной девушкой. Возможно, что все иллюстраторы – в какой-то степени извращенцы.

Я вошел в зал и сел прямо перед Мурамасой-сэмпаем, принявшись читать свою рукопись.

Я должен прочитать её ещё раз перед тем, как передать её Мурамасе-сэмпаю. Ну, на самом деле мой прошлый опыт говорил мне, что я ни за что не смог бы найти ни одной проблемы с завершенной рукописью.

Но для сэмпая я должен это сделать.

Гораздо позже...

— Ах ~ клааассно!

Я услышал совершенно детское восклицание.

Я поднял взгляд и встретился с глазами Мурамасы-сэмпая, когда она разминала шею.

— ...

Мы оба на секунду замолчали.

— Э? Ээээээ? ... Ах, а... М-масамунэ?

Она покраснела и запаниковала.

— Почему... почему ты тут?

— Я читал свою рукопись.

— Как... как долго?

— Не знаю. Мне кажется, прошло уже немало времени.

— Почему... ты ничего не... сказал...

— Я сказал. Но ты меня не заметила.

— ~~

Всё тело Мурамасы-сэмпая окаменело, и она принялась бормотать самой себе:

— Я провалилась... провалилась... снова...

— Для людей вполне нормально сосредотачиться на чём-то и не замечать происходящее вокруг, так что тебе не нужно смущаться...

— Нет, нет... это не... тогда... эм... я... делала какие-то странные выражения лица?

— Нет.

Точнее, ты была так прекрасна, что я был очарован тобой.

— Ах... слава небесам... я уже собиралась прятаться под кроватью...

Я не знаю, почему Мурамаса-сэмпай думала так, но, похоже, с ней было всё в порядке. Она хлопнула себя по щекам и сказала:

— Ладно.

Паническое выражение с ее лица испарилось и его место заняло обычное, холодное и спокойное.

— Я в порядке... прости, что ты увидел меня такой.

— Да я не против.

— Э, кстати... ты проснулся довольно рано, э?

— Я совсем не спал. Суббота для меня, это день, чтобы работать ночью – идеальное время, чтобы что-то написать.

— Ясно... ты тоже работаешь до поздней ночи по субботам. Я такая же... Я всё время сегодня провела за чтением твоего неопубликованного ранобэ. Насчет него... я полностью поняла его и могу сказать тебе своё мнение о нём.

— Буду рад его услышать.

Я пытался казаться спокойным снаружи, но внутри я был так смущен...

— Почему ты не опубликовал такую хорошую историю?!

— ...

Потому что никто не купит её.

Она, возможно, никогда не рылась в интернете и никогда не видела комментарии, в которых навешивали мне ярлык «Поддельный Мурамаса» или «Подражатель Мурамасы».

Я знал это... что мы... за исключением продаж, мы довольно похожи.

Я уже мог догадаться о том, что она хотела сказать, поэтому я ответил:

— Это конец недели, поэтому сон – это ужасная трата времени. Обычно я хочу что-то писать, но мне нужно просыпаться к школе, поэтому я не могу этого делать.

— Точно! Как и я!

Ожидаемый ответ.

— Так как у меня в выходные нет школы, то это самое лучшее время для писательства! В самом деле, почему людям нужна еда и сон? Почему мы не можем жить без еды и сна?! Это такая трата времени.

Каждый раз, когда я разговаривал о работе с Элф, то наши характеры сталкивались.

— Полностью согласен!

Мурамаса действительно была похожа на меня.

Кто-то, кто любит писать больше, чем я, или читать ранобэ больше, чем я...

Кто-то, кто любит проводить время за писательством – намного больше меня.

Вот почему каждый раз, когда мы разговаривали, мы чувствовали себя так легко.

По сравнению с моей младшей сестрой, с почти идеальной Элф – я думал, что Мурамаса-сэмпай более идеальная и более порывистая версия меня.

— Хорошо... вот.

Я улыбнулся и отдал ей свою новую рукопись.

— Это же?..

— История, которую я вчера обещал. Я только что закончил её.

— Продолжение истории Серебряного волка! Вау, так быстро! Ура! Такая длинная! Чудесно!

Видя её радость, я чувствовал, что лишь ради этого стоило стать писателем.

Самое большое счастье для писателя — когда есть люди, которые читают его ранобэ.

От профессионалов до новичков – всем нравится, когда люди читают их истории.

Только люди, которые испытали те чувства, когда никто не читал вашу веб-новеллу, когда рукопись, на которую вы потратили столько времени, встречает свой конец со словами «Мы не сможем опубликовать это» – только они могут понять, как дорога была эта простая вещица.

— Спасибо, Масамунэ! Я собираюсь прочесть её прямо сейчас!

— Это моя фраза, ибо я должен благодарить тебя.

Я поблагодарил мою единственную читательницу от всего своего сердца.

— Почему ты благодаришь меня?

Раз она сказала это, то это означало, что, несмотря на множество сходств между нами – основной стержень у нас всё равно разный.

Во время нашего разговора солнце уже взошло. Мы сходили в столовую, чтобы быстро позавтракать, до того как я начал писать очередное ранобэ.

Прямо сейчас у меня до сих пор не было идей о втором томе Самой милой в мире младшей сестренке.

Я должен был уже что-нибудь приготовить, но почему-то я чувствовал себя очень спокойно, словно зная, что придет ещё время, когда у меня будет больше вдохновения.

Одной из причин, почему я согласился принять участие в этой поездке, за исключением просьбы моей младшей сестры, было то, что в данный момент я собирал справочный материал – поэтому я намеревался написать то, что хотел.

Не второй том Самой милой в мире младшей сестренки, не продолжение Серебряного волка. Это была новая история, которую я только что придумал.

Я надеялся, что эта история сможет стать лучшим в мире ранобэ, которое так хотела Мурамаса-сэмпай.

История лишь для одной читательницы.

Для меня это был ещё один способ расслабиться.

В это время...

— С добрым утром! Масамунэ! Поднимайся!

«Бум!» Дверь распахнулась от удара, и вошла Элф, одетая в юкату.

— О, а я думала, что ты всё ещё спишь. Утречка.

— Да-да... доброе утро, Элф.

Моё сердце подскочило. А как иначе!

В ближайшем будущем ты никого не полюбишь, кроме меня...

Она сказала это!

Говоря прямо: то, что она реагировала, словно вчера ничего и не произошло – вот это было куда страннее!

— ...

Это всё был сон? Она, она вчера была такой милой... нет-нет! О чём я думаю... Я потряс головой.

Элф посмотрела на ноутбук рядом со мной.

— Почему ты пишешь ранобэ во время поездки?

— Эта же поездка называется «Поездка, чтобы собрать справочный материал и узнать друг друга лучше», не так ли?

— Э? Ах, а... верно, верно, ты прав.

Это же простое название – как ты могла забыть о нём?

— Материал... верно, справочный материал... Хорошо, Масамунэ – отправляйся обратно в кровать и спи.

— Зачем?..

— Конечно же, для сцены в романтическом ранобэ! Это справочный материал для меня! Утром героиня пришла разбудить главного героя, но когда она увидела своего любимого спящего, то её сердце бешено забилось – вот так!

— На самом деле меня это интересует ещё со вчерашнего дня: от этой игры понарошку и в самом деле будет какая-либо выгода?

— Конечно, нет. Ладно, давай начинать!

— Эй!

Игнорируя мои протесты, Элф толкнула меня на кровать. Если кто-нибудь сейчас вошел бы в комнату, то мы бы создали ещё одно странное заблуждение. Надеюсь, что Крис-аники не увидит это.

— Ладно, актер – начинай засыпать.

Элф заставила меня лечь, накрыла меня одеялом и похлопала несколько раз.

— Хорошо. Ладно, Масамунэ, закрывай глаза.

— Я хочу написать ранобэ до обеда...

В конце концов я прекратил сопротивляться и закрыл глаза.

— Этого достаточно?

Я притворился спящим, но что она будет делать дальше? Возможно, она попытается сделать со мной это... и даже вот это?..

После того, как некоторое время ничто не происходило, я тайком немного приоткрыл глаз.

И тогда...

— !!!

Я не мог ни двигаться, ни даже подумать о чем-то.

Потому что... Элф медленно подводила своё лицо ближе к моему... наши лица уже почти касались друг друга.

Её пояс был развязан, а юката на груди почти распахнулась.

— Эм... вставай... Масамунэ...

— !..

Я почти мог почувствовать её дыхание своими губами.

— Поторопись ~ ... или я продолжу дразнить тебя...

Ч-ч-что...

Она... она на самом деле играет понарошку?

Её лицо было темно-красного цвета. Элф выглядела так, словно действительно пылала. Она может в самом деле сделать это!

Ещё немного... и наши губы встретятся... слишком близко!..

Теперь... мне уже никак не избежать их... малейшее движение приведет... к чему-то.

Когда я уже готов был сдаться и приготовился встретить свою судьбу...

«Бам!» Внезапно раздался резкий звук. Следом послышалось «Гр-р-р-р-р-р!» – не то, что ожидаешь услышать от девушки.

— Ч-что это было?

Я быстро открыл глаза и увидел Элф на полу и Мурамасу-сэмпая, одетую в фартук.

С глазами словно у мико, изгоняющей злой дух, Мурамаса-сэмпай воздела половник и громко произнесла:

— Почти... ты был на волоске, Масамунэ.

Ее слова звучалли так, словно она была героиней какого-нибудь ранобэ боевого жанра.

— Вообще-то, сэмпай... а это что?

— Эм... Я помогала с готовкой. Я не могу позволить, чтобы эта полудемоница, которая лежит там, готовила абсолютно всё.

Полудемоница...

— Кх-х ~~ почему ты всегда стоишь у меня на пути!.. И зови меня Элф. Я – эльфийка, поняла? Не полудемоница! Элф! Зови меня Элф!..

Элф сузила глаза — >< — и быстро прикрыла голову руками от атаки Мурамасы-сэмпая.

Чтобы разрядить атмосферу, я быстро выпрыгнул из кровати:

— Сэмпай, ты умеешь готовить?

— Да. Пусть я не могу сделать что-то такое, как вчерашний ужин, но если это японские блюда, то я уверена, что смогу справиться с этим вызовом.

Вчерашний ужин, который сделала Элф, был просто превосходным. Я думаю, что он входил в десятку лучших ужинов, которые я когда-либо ел. Даже после такого ужина Мурамаса-сэмпай всё же смогла заявить, что она сможет победить в кулинарном поединке. Похоже, что кулинария Мурамасы-сэмпая была намного лучше, чем моя.

Видимо, авторы ранобэ, как парни, так и девушки, были очень хороши в готовке.

— Буду ждать этого.

— Угу. Я почти закончила... приходи в столовую.

Она сказала это, всё ещё не сняв фартук, и быстро ушла.

Пусть обычно Мурамаса-сэмпай выглядела невозмутимой и холодной, но иногда она превращалась в обычную девушку.

Эти внезапные перемены в характере заставляли моё сердце стучать сильнее.

— Хм... в этот раз... я почти...

— Что ты говоришь?

— Ничего.

Всё же... Элф действительно спокойна. Я начинаю думать, что вчерашние события мне приснились.

Возможно, из-за этих сомнений я непроизвольно позвал её по настоящему имени.

— Эмили...

— Да? ♥

Моментальная реакция. Возможно, из-за того, что я назвал её так, всё лицо Элф тут же покраснело и она смотрела на меня, ничего не говоря. Её плечи слегка тряслись.

Три секунды. Пять секунд. Десять секунд.

— Д-да, М... Масамунэ?

Видя её чистые, влажные глаза, я не мог ничего поделать, кроме как ответить:

— Я... просто окликнул тебя.

— Ты...

У Элф упала челюсть, а потом...

— Ты до смерти испугал меня! Я точно убью тебя!

— Тебе не нужно так злиться!

— Я такая дура! Я-я-я-я думала, что ты мне сейчас сделаешь предложение! Я же сказала тебе вчера – использовать моё настоящее имя лишь для этого! Только в такой атмосфере! И всё же ты позвал меня совершенно просто так? Ты хочешь, чтобы у меня инфаркт случился?

— Прости. Когда я увидел, что ты так спокойна, меня стал терзать вопрос: не были ли вчерашние события сном.

— Иди ты к черту со своим сном! Я так сильно вчера старалась! Не вздумай к этому относиться как ко сну! Если бы я знала, что ты придешь к такому заключению, то я воспользовалась бы десятипроцентным шансом и пошла бы дальше!

Тряся головой, словно собака, которая только что вышла из ванны, Элф произнесла:

— В самом деле... ладно, успокойся. Я же девушка... хорошо, время второго раунда. После того как поедим, мы снова отправимся на пляж.

— Мы уже достаточно вчера наигрались, так что лучше будет, если мы сегодня все вместе поработаем.

— Чё? ~~~~~~~~~~~~~ Ты о чём таком говоришь?

Элф посмотрела на меня, словно говоря: «Ты это серьёзно?»

— И ты и Мурамаса прошедшей ночью писали, не так ли? Этого достаточно – пойдем играть.

— Пожалуйста, можешь ты хоть секунду поработать серьёзно?

«Шурх» — Элф достала из ниоткуда и показала мне свернутую бумагу.

Похоже, что на ней был распланирован весь сегодняшний день.

8:00: Подъём

8:00~9:00: Завтрак

9:00~12:00: Игры на пляже

12:00~13:00: Обед (барбекю)

13:00~17:00: Прогулка по лесу Эльфов

17:00~19:00: Ужин (готовит красивая девушка♥)

19:00~22:00: Игры (испытание храбрости, игры с фейрверками)

22:00~8:00: Сон (мальчики и девочки будут тянуть жребий, чтобы разбиться на пары)

Подпись Элф: Наиграемся сегодня вдоволь!♥

— Ну как тебе? Идеальный, не так ли?

Внезапно позади неё появился Крис-аники и ударил её по голове.

— Прости, пожалуйста, поведение моей младшей сестры.

Сегодня он был одет в белую рубашку. Он взял план у Элф, а затем достал ручку, чтобы что-то зачеркнуть и переделать.

— Это мой план на второй день. Как насчет этого?

8:00: Подъём

8:00~9:00: Завтрак

9:00~12:00: [зачеркнуто]Игры на пляже[/зачеркнуто] Работаем

12:00~13:00: Обед (барбекю)

13:00~17:00: [зачеркнуто]Прогулка по лесу Эльфов[/зачеркнуто] Свободное время (Ямада Элф-сэнсэй всё ещё занята работой)

17:00~19:00: Ужин [зачеркнуто](готовит красивая девушка♥)[/зачеркнуто]

19:00~22:00: Игры [зачеркнуто](испытание храбрости, игры с фейрверками)[/зачеркнуто] Ямада Элф-сэнсэй всё ещё занята работой

22:00~8:00: Сон [зачеркнуто](мальчики и девочки будут тянуть жребий, чтобы разбиться на пары)[/зачеркнуто]

[зачеркнуто]Подпись Элф: Наиграемся сегодня вдоволь!♥[/зачеркнуто]

— Ах, ну это нормально.

— Стоять, стоять! Нет! Да что на вас нашло! Где мои эротические игры в море? Где моё свидание в лесу с Элф-сэнсэй?

— Как только ты сможешь закончить со своей работой, то я с радостью помогу тебе с этим.

— Кх... ты злодей! Ты намеренно это сделал!

Разъяренной Элф, Крис-аники попросту ответил прохладным редакторским голосом:

— Хм-м, что ты имеешь в виду? В любом случае, Ямада-сэнсэй... так как вы серьёзно не работали, то я собираюсь запереть вас до тех пор, пока вы не закончите свой сценарий для следующей игры.

Тут же Крис-аники схватил Элф за загривок и поволок прочь.

— Хорошо, сэнсэй. Давайте посмотрим на вашу работу до завтрака.

— Больно, больно, больноооооо! Не хочу! Почему я должна работать на южном острове? Помоги мне, Масамунэ! Сразись с этим плохим парнем и спаси принцессу! Моё чистоё сердце собираются осквернить! Меня превратят в темную эльфийку!

Я не понимаю. Сердце Элф-сэнсэя уже должно было быть оскверненным.

«Тянет-тянет-тянет... Бам.» Дверь громко хлопнула и в комнату вернулась привычная тишина.

Пусть она пожала то, что посеяла, но это всё действительно отстойно для неё.

— Ну, по крайней мере мы сможем поработать вместе.

И вот так во второй день поездки началась наша «трудовая» часть.

Съев обед Мурамасы-сэмпая, мы собрались в главной гостиной.

Некоторые люди могут сказать, что это неправильно – зачем работать внутри дома во время поездки? Но снаружи было так светло, что я не видел экрана ноутбука, поэтому в итоге мы остались в особняке.

— Ля-ля! ♪

Сидя передо мной, Мурамаса-сэмпай радостно читала продолжении истории Серебряный волк. Выглядела она очень счастливо, а на ее губах играла чарующая улыбка.

— Ладно... Я тоже должен начинать работать.

Я включил свой ноутбук и приготовился закончить ранобэ, которое начал писать этим утром. Посмотрев направо, я увидел Сидо-куна с мини-ноутбуком в руках.

— Сидо-кун, что это такое? Разве он не слишком мал для ноутбука?

— Это Sigmarion III[✱]Фото – лучшее в мире портативное устройство для письма.

Он дошел до такого. Сидо-кун похвалил своё устройство и сказал:

— Пусть это и старая модель Dokomo, но я привык к ней. Я пользовался им с дебюта, так что прошло уже много лет.

— Хм...

Я не мог не удивиться этому мини-ноутбуку, и тому, как быстро он печатал на нём, несмотря на его размер.

Конечно моя [Записная-тян], которая может разделить экран и показать мне мою милейшую в мире младшую сестру, тоже удивительна.

— Люди говорят, что [меч – это душа мечника], но для Сидо-ши[✱]Суффикс Ши(Си) – Shi (氏 【し】 [ɕi]?) – обычно расшифровывается как «господин». Используется в формальных текстах и при формальном общении со смыслом «мистер» именно это твоя [душа писателя], не так ли?

Мурамаса-сэмпай прервала нас. Она подняла свою голову и посмотрела на нас.

— Так как я всегда пишу свои истории расходным материалом, таким как ручки и бумага, то я никогда не испытывала это чувство. Я немного завидую.

— Тебе не нравится писать на компьютере?

— Я пишу рукой намного быстрее... чем печатаю.

Что и следовало ожидать. Видя то, как быстро она пишет, то я понимал, что она точно медленно печатает.

— Кстати, я также читала веб-новеллу Масамунэ-куна с Sigmarion III.

— В самом деле?!

Сидо-кун выглядел очень счастливым.

— Чудесно! Впервые я встретил кого-то, кто также пользуется Sigmarion III! Я никогда не думал, что кто-либо всё ещё использует его!

— Так как вы оба используете Sigmarion III, то теперь понятно, что у вас много общего. Может, вы поженитесь? — сказала Элф, сидевшая слева от меня.

Сегодня она была одета не в юкату, а в одежду лолиты без рукавов.

Так в твоём понимании Sigmarion III превратился в какое-то подобие демонического меча?

Видя, что они уже были готовы подраться, Сидо-кун сказал:

— Это был бы неплохой выбор, но немного трудный, ведь у Мурамасы-сэмпая, похоже, уже есть тот, кто ей нравится.

— Э?

Мурамаса-сэмпай окаменела, а затем запаниковала:

— П-п-п-почему и ты тоже дразнишь меня?

— Ты что, думаешь, что мы не знаем?

— Почему сэмпай думает, что мы не знаем?

В один голос спросилиЭлф и Сидо-кун.

— История, которую ты представила на Мировом турнире ранобэ, основана на твоей реальной жизни с Масамунэ, не так ли? Я немногое слышала от него, но сразу же всё поняла, как только прочла. Ты действительно наивная писательница, которая описала всё, не скрывая своих чувств... Ты ещё что-то хочешь добавить?

— До того, как я повстречался с вами, у меня были подобные мысли. Но после того как мы встретились, я это понял уже точно.

— ........... — ...........

Услышав слова Элф и Сидо-куна, покраснела не только Мурамаса-сэмпай, но также и я. Черт, почему тема перешла от оборудования к любви?

Сидо-кун посмотрел на меня и Мурамасу-сэмпая:

— Но... вы ведь не встречаетесь, верно?

— Ага... — ответил я.

— Это потому что...

— Я не гей!

Я должен был как-то решить это недопонимание.

Пока я разговаривал с Сидо-куном, Мурамаса-сэмпай опустила голову и прошептала:

— Как... как... вы могли узнать... это значит... что и все мои читатели... тоже...

Это... первый раз, когда Сенджу Мурамасу действительно заинтересовало мнение её читателей?

Возможно, думая так же, Элф радостно добавила:

— Конечно же, они всё знают! Чистая первая любовь Мурамасы-тян достигла своих читателей! Я полагаю, эта школота думает: [Мурамаса-сэнсэй удивительна! Признаться с помощью ранобэ! Так ~ мило ~!]

— Уххххххххххххх...

Чем больше она слушала, тем краснее становилось лицо Мурамасы-сэмпая.

— На самом деле тема [найди того, кого любит Мурамаса-сэмпай] довольно горячая в интернете! Э-хе-хе-хе... Мне действительно нравится такое! — заявила Элф.

— Кххххх....

Мурамаса-сэмпай закрыла лицо руками.

Эй, хватит уже... она же может умереть от смущения!

В это время присоединился Сидо-кун:

— Кстати, на Toggetter’е[✱]Японский аналог Твиттера тоже есть тема [Первая любовь Сенджу Мурамасы-сэнсэя].

— Признаюсь – это я запостила это! Я также создала слух, что Мурамаса – красивая девушка! — прокричала Элф.

— Это уже слишком! Ты же сделала это нарочно, не так ли?!

Видишь! Всё тело Мурамасы-сэмпая уже дрожит!

— Уууууу…..ууууууууууууууууу~~~~~~~~~~~~~~~~ Хватит! Меня уже ничего не волнует!

«Бам!» Внезапно Мурамаса-сэмпай перестала стонать от смущения, встала и прокричала:

— Ладно! Раскрыть? Пусть всё станет ясно!

Она выпятила свою хорошо-развитую грудь и посмотрела прямо на меня:

— Все, слушайте! Я!.. Мне больше всех на свете нравится Масамунэ-кун!

— С-сэмпай!

— Меня больше не волнуют никакие исследования! И никакие слухи! Мне нечего скрывать! Всё это настоящее! Моя любовь правдива и мне нечего стыдиться её!

Сэмпай такая крутая! Но я уже готов умереть от смущения, так что, пожалуйста, остановись! Прошу тебя!

— Ку-ку-ку... ты больше не можешь это скрывать. Мне действительно нравится смотреть на девушек, которым, как и тебе, нечего скрывать, и которые паникуют, когда им отказывают! Очень, очень нравится!

Проигнорировав Элф, которая явно веселилась, Мурамаса-сэмпай повернулась ко мне и громко объявила:

— Буду честна! Я поехала в эту поездку, несмотря на то, что понимала, что моё время работы сократится, не только затем, чтобы прочесть неопубликованное ранобэ Масамунэ-куна!

— Эээ....

Да, я помню, что Элф говорила что-то о других условиях.

Мурамаса-сэмпай указала на Элф:

— Потому что она сказала, что я смогу сидеть рядом с Масамунэ-куном, по пути сюда!..

— Только из-за этого?

— Ага, — кивнула она.

Ах, верно. Действительно, в самолете и на корабле я сидел рядом с Мурамасой-сэмпаем.

Её порыв ослабел, и она пробормотала:

— А также... она говорила, что во время поездки у нас, может быть, будет шанс уединиться... поэтому...

— ... А... Эм...

В самом деле, как сильно она хочет смутить меня?

«Хлоп-хло- хлоп» Элф захлопала в ладоши:

— Хорошо, хорошо, прости, что прерываю тебя... Масамунэ, не дай обдурить себя этой жалкой Мурамасой.

Элф посмотрела на меня и Мурамасу-сэмпая и сказала:

— Я ведь показывала тебе ранее, что у неё есть какие-то неизвестные навыки А-класса. Ладно, слушай внимательно: глубоко внутри себя она – героиня, словно электрический парень из «Нового Чел****-па***. Выс**** напряж****»[✱]Отсылка к герою фильма Новый Человек-паук. Высокое напряжение (The Amazing Spider-Man 2) – Электро/Максвелл Диллон..

— Пожалуйста, используй те сравнения, которые я смогу понять.

— Я полагаю, что когда она остается одна, то частенько разговаривает с воображаемым Масамунэ.

— Ты что, издеваешься надо мной?!!

Да быть не может, что подобные страшные вещи были правдой! Верно, Мурамаса-сэмпай?

Повернувшись к ней, я увидел её лицо, полное ужаса.

— Ты... как ты могла узнать...

— !..

... Это... была... правда?

Я стер со лба холодный пот. Интуиция Элф была намного лучше, чем я думал.

Видя, как я побледнел, Мурамаса-сэмпай спросила меня нежным голосом:

— Мне… нельзя?

— Прости, но, пожалуйста, не надо.

Обычно в такой ситуации я закаваился бы, но как только я представил себе Мурамасу, нежно шепчущую что-то воображаемому мне, меня пробрала дрожь.

«Клац» — Мурамаса-сэмпай побледнела, словно призрак. Затем её тело рухнуло на диван, а рот слегка приоткрылся, словно ее покинула жизнь.

В тоже время раздался звук хлопка, пытавшийся оборвать наш разговор.

Это была не Элф, а её старший брат – Крис-аники.

— Простите, что прерываю ваш разговор, но я надеюсь, что вы позволите Ямаде-сэнсэю сосредоточиться на её работе.

— Ах, простите.

Я и Сидо-кун опустили свои головы.

— Тогда... Элф-сан, Изуми-кун, давайте продолжим работать.

— Стойте, стойте! Я всё ещё хочу сбежать от реальности! У меня работы выше, чем горы, и глубже чем море, и я не знаю, как много времени мне потребуется, чтобы закончить всё это.

— Просто сделай это, — сказал я.

Она знала, что у неё много работы, но всё равно пыталась придуриваться... Прямо перед столькими пачками бумаг, каждая из которых была толщиной с телефонную книгу.

— Смотри! Всё это – моя работа относительно руководства над игрой! Я должна прочитать всё это, исправить все проблемы, которые найду, а также проверить все выборы игрока! Как я могу сделать всё это?! — закричала Элф.

Да, я слышал, что её дебютное аниме «Пламя темной эльфийки» планировалось переделать в первую игру грядущей серии на приставках. Так что все эти пачки бумаг с телефонную книгу были частью легендарного «руководства над игрой».

— Тяжело же быть руководителем игры...

Только от взгляда на всё это у меня появилась головная боль.

— Твой крайний срок менее чем через неделю. Я надеюсь, что ты сможешь закончить с этим во время этой поездки, — нежно сказал Крис-аники.

— За неделю это сделать невозможно, аники.

Я понял, что это очень сложно сделать. Тут очень много работы по проверке всех рутов[✱]Рут – одна сюжетная история в Японской визуальной новелле героинь в галгэ[✱]В Японии есть два основные подвида игр для отаку: эрогэ и галгэ. В эрогэ вы играете за парня, вокруг которого крутиться прорва девушек(или одна), которых надо покорить. В галгэ же всё наоборот: вы играете за девушку, которую окружает куча парней. В основном в эрогэ играют мужская половина отаку, а в галгэ - женская. Но встречаются и исключения :).

— Отделу разработки игр Bandai Namco [потребовалась лишь неделя, чтобы проверить все сюжетные руты Toradora[✱]Ранобэ Торадора можете прочесть на русском тут]. Тогда ходил такой слух, но я решила поверить... Теперь я думаю, что это всё же невозможно.

— Ты такая дура.

Неважно, как хороша она была – столько работы перелопатить просто невозможно. Это был простой трюк, наподобие других, который провоцировал желание писателей побеждать.

— Тебе не нужно говорить это так прямо! Я впервые взялась за такую работу, поэтому не знала, что её будет так много! Меня просто провели!

Крис-аники нежно похлопал Элф по плечу и сказал ей опасным голосом:

— Кстати, тебе также надо сделать работу относительно сюжета в аниме, так как крайний срок тоже подходит. Ранобэ, по которому сейчас показывают аниме, нуждается, по крайней мере, ещё в двух томах, поэтому ты должна приготовить и их.

— Где справедливость?! Где закон?! Почему все крайние сроки сошлись? Ясно же, что я не справлюсь со всем этим!

— Я продолжу заставлять тебя работать, пока ты не закончишь. После этой поездки у тебя будет совещания по оригинальному сценарию, по записи аниме-сезона, Blu-ray версии и дополнительных томиков ранобэ для игр. Также, недавно поклонники просили продолжение твоего ранобэ. Кстати, тебе также надо проверить мангу, которая идет по твоей истории. Ах, насчет твоего семинара и выставки...

УУУУУУУУУУУААААААААА!!!!!!!!

Самое худшее — это когда тебе нужно сделать то, что вообще-то «невозможно сделать». Я запомню этот урок на всю свою жизнь.

После этого мы работали в течении двух часов. В главной гостиной было очень тихо – лишь случайные звуки эхом разносились по коридорам.

Звук печатающей клавиатуры.

Звук пишущей ручки.

«Хнык-хнык» — звуки плачущей Элф-сэнсэй.

На южном острове, в прохладной и уютной атмосфере, создаваемой кондиционером, работа шла гораздо легче, чем я ожидал. Я уже почти закончил.

Немного позже, когда я почувствовал, что моя концентрация немного ослабевает...

Внезапно я почувствовал, как кто-то наблюдает за мной. Я поднял глаза и увидел улыбающуюся Мурамасу-сэмпая передо мной:

— Масамунэ-кун ♥ Твоё новое ранобэ готово?

Она говорила, будто птенец, ждущий еды. Молча извинившись за подобные мысли, я ответил:

— Почти. Но ты что, уже закончила читать моего нового Серебряного волка, которого я сегодня написал?

— Ага.

Она прижимала к груди продолжение истории Серебряного волка и сказала:

— Прямо как ты и говорил – это действительно хорошая отдельная история.

— Хе-хе ~ это так?

Пусть я и знал, что она вот так улыбнется, но я не мог ничего поделать, чтобы не улыбнуться в ответ.

Написать ранобэ, а затем тут же узнать, что о нём думают мои читатели – это радовало меня. И эта радость удваивалась, потому что писательство было и моим хобби.

Пусть я и отказал ей в просьбе «стать личным писателем для Сенджу Мурамасы», но то, что я сделал сейчас, не очень-то отличалось.

— И о чём эта отдельная история? — устало спросила Элф, подперев голову рукой. Я поднял вверх палец и гордо ответил:

— История, где все персонажи в Серебряном волке остались живы и жили счастливо.

— Какая поганая история, — рявкнула Элф и криво ухмыльнулась:

— Ну, ты умеешь портить всем настроение. Мне стоит сказать, что ты разрушил своё собственное ранобэ или сказать, что ты испортил концовку... конечно же, это не будет напечатано.

Я знал, что люди не оценят это. Но я также понимал, зачем написал всё это.

Это была история, которую я не мог позволить прочитать моим фанатам.

История, которую даже если бы я и захотел написать, никто бы не стал читать.

— Но... она тебе понравилась, не так ли?

— Угу, — Мурамаса-сэмпай прижала рукопись к груди, — Именно это я и хотела прочитать.

Я знал, что она ответит именно так.

Возможно, были бы и другие мои фанаты, которые полюбили эту историю, как и Мурамаса-сэмпай. Но я не мог отослать им это. Поэтому я обычно и не писал подобное.

— Спасибо тебе, сэмпай.

Почему-то я подумал о «том человеке», который разговаривал со мной лишь по интернету. Первый, кто рассказал мне о своём мнении... если бы «этот человек» был здесь... то тогда бы они вместе насладились этой историей.

Внезапно... я захотел показать это Эроманге-сэнсэю, когда вернусь домой.

После того, как я закончил короткую историю для Мурамасы-сэмпая, я стал работать над вторым томом Самой милой в мире младшей сестренки.

Мурамаса-сэмпай вернулась к чтению моей новой истории, не заботясь ни о чём в мире.

Элф работала над своим проектом, а Сидо-кун переписывал свою короткую историю, которую он написал для Мирового турнира, в полноценное ранобэ.

Всё были заняты – именно такой должна была быть «поездка для сбора справочного материала и сотрудничества».

В это время...

— Простите, но мне надо отойти на полчаса.

Крис-аники посмотрел на часы и встал.

Уши Элф коротко дернулись. Увидев это, Крис-аники спросил довольно мрачным голосом:

— Не дурите тут, пока меня нет, хорошо?

— Конечно, — коротко ответила Элф.

— Не ленись, ладно? Не играй в игры и никуда не уходи – поняла?

— Конечно, Онии-сама♪. Я не собираюсь лениться.

Её глаза сверкали. Пару секунд назад они были парой глаз мертвеца.

— ...

Крис-аники потер виски и вздохнул:

— Пожалуйста, позаботьтесь о ней за меня.

Сказав это, он немного призадумался, а затем вышел.

«Клац» — дверь закрылась. Элф подождала немного, проверяя, действительно ли он ушел, а затем её настроение взлетело до небес, словно у неё сорвало печать.

— Отлично! Давайте играть! Давайте поиграем!

«Клац-клац» Крис-аники вернулся.

— Кто-то что-то сказал?

— Онии-сама, ты ошибаешься.

«Клац» — Крис-аники снова ушел.

— Хух... он меня до смерти напугал.

Какая интересная пара родственников.

Сказать по правде – я немного ревновал. Если бы только Сагири и я могли разговаривать вот так с другими...

— Хорошо... давайте играть.

Всё ещё сидя на диване, Элф тихо, словно воровка, предложила это.

— Он попросил нас позаботиться о тебе.

— Элф-сан, работай как следует.

— Не ~ хочу! Это были два часа принудительного труда. Мне нужно поиграть, чтобы восстановить свою концентрацию! Пожалуйста! Ну совсем немного! Ладно?! Плохой парень ведь ушел? Ладно? Хорошо? Пожалуйста! ♥

Элф умоляла меня и Сидо-куна.

Конечно же Мурамаса-сэмпай всё ещё читала и её ничто не интересовало. Она из тех, кого заботит только то, что интересно им самим.

Так как Элф создавала проблемы, из-за чего мы не могли работать, у нас не было другого выбора, кроме как ответить:

— Только немного, ладно?

— Спасибки! ♪ Мне так нравится эта твоя нежная сторона!

Но это не звучало как комплимент.

Сидо-кун также криво улыбнулся:

— Так во что мы будем играть? Мы, конечно, не можем играть снаружи, так что давайте сыграем во что-нибудь быстрое.

— Мы можем играть лишь в это!

«Жжжуууххх» Элф внезапно встала и отодвинула диван назад на несколько сантиметров.

— Игра в Короля.

— Ты... ты хочешь сыграть в Короля?

— Гр... группа друзей обычно...

Я и Сидо-кун задрожали. Элф оставалась спокойной и серьёзной:

— Да... игра в Короля. Одна из трех игр для создания отношений между мальчиками и девочками.

— Н-но!..

— Элф! Ты... серьёзно? Ты действительно хочешь сыграть в эту легендарную игру?

— Конечно. Вы ведь никогда раньше в неё не играли, верно?

— Нет, никогда!

— Ни разу!

Я и Сидо-кун ответили одновременно.

— Э? Сидо-кун тоже никогда не играл? Но ты же уже студент.

— Н-не говори так, словно все студенты умеют легко заводить друзей!

Ну, это правда. Даже среди девушек возраста средней школы есть такие дружелюбные и взбалмошные девушки, как Мегуми, чистые и невинные девушки наподобие Сагири, ну и извращенные, такие как Эроманга-сэнсэй. Так что естественно, что студенты тоже люди разные.

Но так как Сидо-кун неплохо выглядел и обладал довольно приличным и спокойным характером, то я думал, что он относится к тем людям, которым нравятся вечеринки.

— На самом деле... я ходил иногда на вечеринки и встречался с девушками... но...

— Но ты никогда раньше не играл в Короля?

— Возможно...

Возможно? Я тебя спрашиваю!

Я пока что отложил этот вопрос и повернулся к Элф:

— Видишь, Элф?! Даже такой яркий студент, как Сидо-кун всё ещё не играл в Короля. Это означает, что такие игры как Покки или Твистер существуют лишь в воображении!

— Вот почему я хочу сыграть в них! Это шанс сыграть в редкие игры и получить значимый справочный материал!

— Кх...

А это неплохой довод...

Игра в Короля обычно не требует ничего особого, так что мы быстро закончили с приготовлениями. Элф указала на Мурамасу-сэмпая (которая всё ещё была сосредоточена на чтении ранобэ) и прокричала:

— Мурамаса! Ты тоже присоединяйся!

— ...

— Слушай меня, черт возьми!

Наконец-то она заметила.

С взглядом, в котором читалось «Я убью тебя, если продолжишь шуметь», она сказала:

— Что ты сказала?

— Давай сыграем в Короля!

— Игру в Короля? Что это такое? Я хочу читать...

— Ладно-ладно, я знала, каким будет твой ответ... подойди сюда на секунду.

Элф притянула за плечо Мурамасу-сэмпая и прошептала ей что-то.

— Мурамаса-тян, игра в Короля это...

— Что ты имеешь в виду?

— То и имею... ах, а затем Масамунэ...

— Что? Это возможно... о... о...

Я только что слышал своё имя?..

У меня были плохие предчувствия, но затем они повернулись к нам. И затем...

— М-масамунэ-кун! Давай сыграем в Короля!

Теперь она выглядела так, будто действительно хотела играть. Её лицо покраснело и казалось, она переполнена чувствами.

— Элф, ты удивительна. Как ты смогла убедить её?

— Это секрет. С Мурамасой обращаться легче легкого.

Ах, это означает, что она как-то обманула Мурамасу-сэмпая.

— Давайте спешить. Давайте вместо палочек тянуть карты.

Элф вытянула четыре карты из колоды и положила их рубашкой вниз.

— По порядку: туз, двойка, тройка и король. Туз – это номер один, хорошо?

Затем Элф перетасовала четыре карты.

— Теперь каждый из нас вытянет по карте – ладно? Тот кто вытянет карту короля, тот станет Королем и сможет приказывать всё что угодно остальным. Ладно, да начнется игра. Я – Король!

Элф сказала это так, будто знала, что станет Королем.

— Эй, почему действовала так, будто бы знала, что вытянешь карту Короля?

Где справедливость? До того, как я смог спросить, Королева Элф, проигнорировав меня, посмотрела на своих слуг:

— Ладно... с какого бы приказа начать ~

— !..

Мурамаса-сэмпай моргала Элф, словно посылала какой-то сигнал. Элф снова посмотрела на нас.

— Ну, для затравки! Номер один ~~

Номер один – это я.

— Поцелуйся с номером два!

— Пфффффффффффф...

Я выплюнул всю воду, которую успел набрать в рот.

Ч... Чт... Что? Поцеловаться? Что за извращенная эльфийка! Да что за девушка в такой-то игре отдаст такой приказ? Ну, мне стоило ожидать этого...

Но кто бы мог подумать, что она начнет с этого...

Я моргнул несколько раз, перед тем как успокоился.

Ладно! Номер два! Кто у нас номер два? Может быть, это Мурамаса...

Когда я озирался в поисках своей цели...

— !

«Жууууух!» - Сидо-кун убежал из дома, ничего не говоря.

— Ах! Он убегает! За ним, Масамунэ! Он – номер два!

— Ага, ДА ЩАЗ!!!

Я не настолько сумасшедший, чтобы пытаться насильно поцеловать парня.

— Да какого черта! Я даже камеру приготовила, чтобы сделать фото!

Ты что, хочешь убить меня?

И почему у меня создается ощущение того, что она знала, что я – номер один?

В конце концов Сидо-кун сбежал и не вернулся, а игроков в игру в Короля тут же стало меньше на одного человека.

Мурамаса-сэмпай уставилась на Элф:

— Элф... ты нарушила наше соглашение... Я просигналила тебе свой номер...

— Я говорила же, что это для затравки. Просто подожди.

— Эй, чего это вы делаете! Как мы можем играть в игру в Короля только втроём? Все приказы сразу же станут понятными, как только будут названы.

— Ты прав. Давай добавим ещё кое-кого.

Спокойно произнесла Элф...

[Э? Игра в Короля? В самом деле?! Давайте играть! Я тоже хочу сыграть!]

Она позвала «худшего человека для такой игры».

Прямо сейчас в планшете на моих коленях был Эроманга-сэнсэй. Мы соединили это место и запертую комнату по скайпу.

[Ах ~ пусть я сейчас и так в хорошем настроении, так как только что закончила хорошую иллюстрацию ~ но игра в Короля? Я должна сыграть! Я так долго хотела сыграть в эту легендарную игру!]

Ну, конечно же, хикикомори не могут играть в такую игру.

Похоже, что Эроманге-сэнсэю так же нравилась эта игра, как и всем нам.

— Но как мы будем играть с одним игроком по скайпу? Кроме того, если мы действительно хотим играть, то тогда вам следует перестать работать вместе, — сказал я Элф.

— Тогда давайте пока что сделаем Эромангу-сэнсэя нашим Королем.

Это было хорошее предложение. Мне возразить было нечего.

— Подождите, тогда как мне и Мурамасе мухлевать?

— Так вы всё-таки мухлевали?

— Нет-нет. Но если мы сделаем это, то разве Эроманга-сэнсэй обрадуется?

Возможно, Элф хочет, чтобы Сагири так же порадовалась, как и мы? Но!..

— Действительно всё ли будет в порядке?

Что, если мы только что своими руками создали злого повелителя? Я действительно беспокоюсь...

— Давайте попробуем. Как тебе это, Эроманга-сэнсэй?

[Нормально. Кстати, я никого не знаю с таким именем]

В конце концов...

Эроманга-сэнсэй будет нашим вечным королем. Второй раунд начался.

[Тогда ~ в любом случае ~ Я могу вам приказать всё что угодно, верно? К примеру, номер один сделай это и вот это... чего?]

— Да... хорошо, а теперь отдай нам свой приказ! Мы, «Рыцари Круглого стола», ожидаем вашего приказа, «Великий Король Эроманга».

[Я-я никого не знаю с таким опасно звучащим именем!]

Хватит уже. Иначе на нас будет жаловаться “Dengeki Daiou”.

Эроманга-сэнсэй, нет – Великий Король Эроманга – кашлянул и отдал свой первый приказ:

[Номер один – сними один предмет своей одежды!]

— Я – номер один!

Элф отбросила карту Туза и быстро разделась. Её действия были поспешны и быстры... да постой ты!

— Ты, ты!.. Что это за одежда?

— Ахахаха, я приготовилась, так как приняла царствование Эроманги-сэнсэя.

Элф слегка покраснела и улыбнулась мне. Эроманга-сэнсэй закричала:

[Ах, Элф-тян мошенница! Это же бикини!]

— Хм, хм... Я знала, что нечто подобное произойдет, поэтому и приготовилась...

Ты знала, что игра в Короля приведет к «раздевающим» приказам

[Я злюсь! Злюсь! Но это так мило!]

Моя младшая сестра снова вошла в режим Эроманги-сэнсэя.

.Забудем – она же веселится.

— Ладно, первый раунд окончен! Долгой жизни Великому Королю Эроманга!

Так как Король не менялся, то мы лишь перетасовали карты.

Великий Король Эроманга прыгал вверх и вниз, словно обезьяна, и отдал новый приказ:

[А-ха-ха ~! Это так весело! Ладно ~ дальше! Номер один!]

«Бум» — Мурамаса-сэмпай тут же вскочила с места.

... Похоже, что именно она – номер один.

В то же мгновение злобное свечение появилось в глазах Великого Короля Эроманга.

[Ты, одетая в кимоно – снимай один предмет своей одежды!]

— Ттттттт~!

Все тело Мурамасы-сэмпая тут же покраснело, и она попыталась убежать к двери. Но в мгновение ока Элф встала перед ней и закрыла дверь.

— Я не позволю тебе убежать, Мурамаса! Раздевайся! Сейчас же!

— Я-я-я-я не знала, что эта игра настолько бесстыдная!

— Конечно же, я не говорила тебе этого.

— Ты, ты! Ты провела меня! Ты сказала, что используешь приказ Короля, чтобы у меня остались сладкие воспоминания!

Так у них была секретная сделка...

Со слезами на глазах обхватившая руками грудь Мурамаса-сэмпай превратилась в смущенную девочку. Я не мог смотреть на это, поэтому возразил Эроманге-сэнсэю.

— Хорошо, Великий Король Эроманга! Ты не можешь приказывать девушкам раздеваться! Измени свой приказ!

[Э?]

Хотя голос Великого Короля Эроманги звучал немного недовольно, но, удивительно, она согласилась с этим.

[Ладно, я изменю. Если ты не собираешься раздеваться, тогда...]

«Сглотнула»

Великий Король Эроманга похлопала себя по груди и отдала новый приказ сэмпай:

[Скажи мне, какие трусики на тебе сейчас надеты!]

Я знал, что ты спросишь именно это. Как печально, что я оказался прав.

Но... этот приказ должен быть нормальным, верно? Возможно, я так думаю из-за того, что ранее произошло между Эромангой-сэнсэем и Мегуми?

— Эм, сэмпай, не волнуйся... Я собираюсь прикрыть свои уши...

Всё ведь должно быть нормально, так как только девушки услышат ответ, верно? Я посмотрел на неё, пытаясь донести эти мысли...

— ...

Теперь она была ещё более красной, чем тогда, когда ей приказали «раздеться». Она смотрела вниз, прикрывая руками нижнюю половину тела.

Э?.. В этом приказе есть что-то настолько смущающее? Лично я думал, что «раздеваться» – намного более смущает.

[Какие? Какие же трусики у Мурамасы-тян?]

Если бы это была не игра, то всё, что говорил Эроманга-сэнсэй, было бы серьезным сексуальным домогательством.

Но она продолжала держать голову опущенной, словно её требовали сделать нечто очень, очень смущающее.

Черт... это... это же значит...

.........................

«Кхе-кхе!» Может ли... возможно, у неё!..

Когда я наконец понял это, Элф тоже закричала:

— А! Я поняла! Мурамаса, возможно, ты...

В то же мгновение сэмпай встала за Элф и зажала ей рот.

— Я убью тебя, если ты ещё хоть что-то скажешь!

— «Угмугм! Угмугм!»

Пусть она прервала фразу Элф, но Мурамаса-сэмпай всё ещё паниковала. Если бы это происходило в манге, то тогда её глаза превратились бы уже в два вращающихся круга.

Пока я не мог решить, что же делать дальше, Эроманга-сэнсэй холодно произнесла:

[Без трусиков?]

Тебе в самом деле стоило это говорить?

— ....................

Все звуки в гостиной тут же исчезли. Элф, Мурамаса-сэмпай, Эроманга-сэнсэй, я... никто ничего не говорил. Казалось, время остановилось.

........................................

Несколькими минутами позже, когда я уже не в силах был терпеть эту неудобную атмосферу, я посмотрел на Мурамасу-сэмпая с вопросом «В самом деле?» в своих глазах.

— !..

Её плечи задрожали... затем она рванулась вперед и схватила меня за воротник рубашки.

— Потому что... потому что кимоно!.. Потому что это кимоно! Кимоно – ты понимаешь??? [✱]Как бы вам это объяснить... Это правда, что раньше японские девушки и женщины под кимоно ничего не одевали. Но в современное время это уже не так.

— Ладно, ладно, я понял!

С самым смущенным выражением лица, Мурамаса-сэмпай изо всех сил пыталась объяснить мне, что «Это всё не так!».

— Эй, Эроманга-сэнсэй. Из-за тебя мы больше не можем играть в эту игру.

[Я... мне всего лишь было любопытно]

Засунь своё любопытство знаешь куда!..

— Что же теперь...

Пусть Сагири и вернулась в режим Эроманги-сэнсэя, но она всё же пыталась извиниться перед Мурамасой-сэмпаем.

— Прости насчет этого... эм... Если я дам тебе превосходную иллюстрацию, которую только что нарисовала, то ты простишь меня?

— Как я могу простить тебе такое?!

Ну, это ясно.

Я думаю, лишь Элф могла простить кого-то лишь за эро-иллюстрацию.

Сэмпай подняла голову и сказала со слезами на глазах:

— В любом случае! Давайте забудем об этом! Поскорее забудем это! Я... никогда не сыграю в эту игру снова! Элф! Ну погоди у меня!

— Итак... во что будем играть дальше? — Элф попыталась успокоить Мурамасу-сэмпая.

В это же время вернулись Крис-аники и Сидо-кун.

— Вот черт!

Элф указала на Сидо-куна и в ужасе закричала:

— Кунимицу, ты нас всех предал! Ты рассказал моему брату, что мы все тут бездельничаем и играем в Короля, не так ли?!

— Э? Нет, я ничего не говорил.

— Э?

— Я лишь случайно столкнулся снаружи с Крис-саном.

— Ах, ясно. Прости, что сомневалась в тебе.

Элф с облегчением вздохнула. Однако...

— Хм... бездельничали... и играли в Короля, да?

Видите, она только что во всём призналась Крису-аники.

— Черт!

Немного поздно, но Элф осознала свою ошибку. Она быстро прикрыла рот и побледнела.

С безэмоциональным выражением лица Крис-аники посмотрел на свою писательницу:

— Ясно-ясно-ясно, игра в Короля, да? Игра в Короля, верно?

— Э... Онии-сама? Всё немного не так.

— Тогда я буду следующим Королем. Пусть все авторы, присутствующие здесь, ответят на мой вопрос: [Что вы делали]?

Он сразу стал отчитывать нас. Эта атака-по-площади шарахнула по всем нам. Ну, раз мы играли с Элф, то мы тоже были виновны.

Я посмотрел на экран планшета и обнаружил, что разговор по скайпу окончился.

Эроманга-сэнсэй сбежал...

Крис-аники посмотрел на всех нас и медленно спросил:

— Сперва Сидо-сэнсэй. Что вы успели сделать?

— Изменил свою короткую историю в полноценное ранобэ! Оно почти завершено.

— Хорошо. Изуми-сэнсэй?

— Я закончил делать наброски ко второму тому моего следующего ранобэ.

По правде говоря, я их ещё даже не начинал, но любой писатель имеет навык создавать впечатление, что он [честно работал, не предаваясь лени].

Криса-аники сказал «Угу», кивнул и повернулся к младшей сестре. Он окликнул её опасно низким голосом:

— Ямада.

— Да!

— Что насчет твоей работы?

— Контролирую сценарий игры.

— И... каковы твои результаты? Почему ты всё же играла в игру в Короля, несмотря на то, что тебе надо было заниматься другим?

— Я всего лишь взяла перерыв.

— Это так? Ты достаточно отдохнула?

— Немножко.

— Хорошо... Сегодня ты не уснешь, пока не закончишь проверку рутов трех главных героинь.

— Постой, постой! Погоди! Эффективность моей работы падает, если мне надо поспать или если я работаю допоздна!

— Это не так. Ямада Элф-сэнсэй может показать свои истинные способности не когда её энтузиазм на максимуме, а только тогда, когда она загонит себя в угол. Как твой редактор, я знал это лучше, чем кто-либо другой. В этот раз надсмотр за игрой будет успешным – пусть мы и ничего не получим от этого.

— Д-дьявол! Тот, кто дал мне эту работу – дьявол! Мне нужно работать как сумасшедшей и в итоге я ничего не получу? Я хочу улучшить свою рабочую обстановку!

— Ты можешь говорить всё, что хочешь, но ради читателей и игроков я с удовольствием стану дьяволом.

Крис-аники пресек возражения своей писательницы.

— Итак, наконец – Сенджу Мурамаса-сэнсэй.

Когда он повернулся к Мурамасе-сэмпаю, его голос стал намного вежливее.

— Я не волнуюсь о Сенджу-сэнсэе. В это поездке вы всегда стремились улучшить свою письменность. Я надеюсь, что это ленивая писательница сможет поучиться у вас.

— Замолчи! Оставь меня одну! Я зла!

Игнорируя Элф, он продолжил:

Сказочный клинок продолжился в этом сентябре, после того как был остановлен на двенадцатом томе. Исходя из текущих продаж, он поставит очередной рекорд продаж в индустрии ранобэ. Это одна из горячих тем для обсуждения в моей компании.

Рекорд в индустрии ранобэ?

В самом деле?.. Она удивительна. Не говоря о том, что эта книга была выпущена лишь в сентябре.

Было ясно, что судьбы Сенджу Мурамасы и Изуми Масамунэ никогда не пересекутся.

Пусть я и говорил, что не хочу сравнивать свои продажи с другими... но я не люблю, когда это делают другие.

— Сенджу-сэнсэй, вы уже пишете тринадцатый том?

Услышав его вопрос, Мурамаса-сэмпай медленно потрясла головой.

— Мне очень жаль.

Она посмотрела на мою рукопись в пакете перед ней:

— Я больше не собираюсь писать.

Простая фраза невероятной силы.

Сцена действия перенеслась за стены особняка.

Мы выбрали холм неподалеку от моря, чтобы устроить барбекю. На железной сетке лежали креветки, осьминоги, мясо, рыба – множество морепродуктов. Мы окружили стол, разговаривая при этом.

В это время...

— Что всё это значит?! — прокричал Сидо-кун.

Он накатил ещё раз, а затем выдохнул, обдав нас перегаром.

— Что ты только что сказал? Я думаю, что тебе уже хватит. Ты в порядке?

Я посмотрел на его лицо.

— Да ещё одну кружку, заткнись.

— Тебе уже хватит.

Всё лицо Сидо-куна было красным, а глаза несфокусированными – он явно был пьян.

Крис-аники сказал «Я принесу воды» и убежал в особняк.

Так как он сказал, что закончил с работой, то Сидо-кун попросил в награду пива.

В результате... до того, как мы спохватились – всё скатилось в это.

Я думал, что он порядочный человек, но неожиданно, у него обнаружилась слабость. Он не только не умел пить – он был очень плох в этом деле. Так вот почему он ничего не мог вспомнить о времени, которое проводил на вечеринках с друзьями...

— Ах ~ как горячо! Почему тут так жарко? Что это за лето?

Очень угнетает его видеть таким.

— Тебе надо отдохнуть.

— Мне не нужен отдых! Громче! Эй, что так Мурамаса-сан говорила? Что всё это значило?

Возможно, из-за алкоголя, но он говорил всё, о чём думал...

Увидев, что Сидо-кун указывает на неё, Мурамаса-сэмпай расширила глаза:

— Я говорила? Что?

Кстати, она восстановилась после инцидента [без трусиков].

— [Я больше не собираюсь писать]! Ты что, серьёзно?

— Серьёзно.

— ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~!!

Глаза у Сидо-куна стали ><, и он сжал зубы.

Когда Мурамаса-сэмпай сказала «Я больше не собираюсь писать», я и Элф – возможно, по одной и той же причине – никак не отреагировали. Пусть Крис-аники и сузил глаза, но он тоже ничего не сказал. Лишь лицо Сидо-куна было полно ужаса.

Возможно, единственной причиной того, что он промолчал, был страх. Теперь, с помощью алкоголя, у него не было проблем с выкрикиванием этого.

И своим заплетающимся языком он продолжал спрашивать:

— Почему?!.. Почему? Почему?

— Я скажу тебе причину, но почему Сидо-кун спрашивает это? Ты что, тоже мой фанат?

— Для писательницы, которая легко может написать подобные шедевры, говорить такое слишком неответственно! Ты осознаешь, какой тебе достался дар? Насколько ты удивительна? Как много твоих читателей ждут твоей истории? И всё же ты попросту отбрасываешь шедевральное ранобэ! Это уже слишком даже для шутки! Это непростительно! Ты слишком груба к ранобэ и к его читателям!

Напившись, Сидо-кун стал вспыльчивым человеком.

Но сказав это Мурамасе-сэмпаю...

— Я не шутила. И я не собиралась предавать свою историю – я лишь говорила, что не буду больше писать.

Бесполезно. Мурамаса-сэмпай надулась на секунду, перед тем как сказать:

— Но ты был прав. Это было неответственно и грубо. Людям будет больно, если я больше не буду писать.

— Так...

— Но нет значит нет.

— Чт?!..

Пусть Сидо-кун явно был удивлен, но я – нет. Я знал её. Пока нечто невероятное не произойдет – она не изменит своего решения.

Думая об этом... Элф однажды сказала Мурамасе-сэмпаю:

— Почему тебя не беспокоят другие средства массовой информации? Ты должна и о них думать!

Мурамаса-сэмпай отвечала «Ты права», «Я понимаю, что ты говоришь», «В этом есть смысл», практически признавая, что Элф была права, но она всегда в конце добавляла: «Но чтобы этим заниматься, мне требуется время, которое я предпочитаю тратить на писательство, поэтому забудь об этом».

Люди вроде неё очень упрямы. Пока я не покажу ей лучшее ранобэ в мире.

— Почему? Ну почему? — снова закричал Сидо-кун.

Мурамаса-сэмпай холодно ответила:

— Потому что моя мечта исполнилась!

— Что?

— Нет... не на самом деле исполнилась, но что с того? Моя мечта – [написать лучшее в мире ранобэ для чтения]. Историю, которую я могу с радостью читать. Но после этой поездки я поняла!..

Она радостно посмотрела... на меня. Затем она заговорила, словно мечтающая девочка:

— Пока Масамунэ ежедневно будет писать короткие истории для меня – всё нормально, даже если я не буду больше писать.

— Нет, я не собираюсь тебе писать ежедневно.

Я спокойно ответил, откусив большой кусок.

— Э? Э? Почему?

— Почему? Я не твой персональный писатель. Конечно же, я буду отдавать приоритет своему собственному ранобэ...

Тч! Эта чертова сэмпай и то, как она смотрит на меня... грр...

Я больше не мог вытерпеть взгляд этой безумной фанатки, поэтому я ответил:

— Если у меня будет время, то я что-нибудь напишу.

— Спасибки! ♪

Обычно она так холодна, но сейчас она так тепло улыбается. Подумать только – моя история вызывает такие различные чувства у людей... Я очень рад.

Даже когда я знаю, что люблю другую...

Видя мою слепящую фигуру, Элф подразнила меня:

— Ты ведь Казанова, не так ли, Масамунэ?

— Замолчи! Не говори об этом Сагири.

— Ладно, ладно. Ну, фанаты другого пола просто показывают то, как сильно им нравится твоя работа – любой писатель будет так реагировать.

То как она говорила это, звучало так, будто бы Элф подразумевала нечто другое.

С выражением лица, которое буквально кричало о том, что «моя мечта свершилась», Мурамаса-сэмпай улыбнулась и повернулась к Сидо-куну, чтобы прохладно ответить:

— Вот почему мне больше не надо писать. Ясно?

— Да...

Судя по голосу, он явно не был убежден. Кстати, сэмпай, ты сказала об этом так, словно мне нужно писать для тебя ранобэ еженедельно... Ну, если она попросит меня, то я сомневаюсь, что смогу отказать.

Сидо-кун накатил ещё несколько кружек пива и повернулся ко мне и Элф:

— Вы двое понимаете? Мурамаса-сэнсэй больше не будет писать – а вы оба не очень то удивлены этим.

— Да не о чем, по идее, волноваться, верно? — Элф с завистью посмотрела на меня.

— Конечно.

Мы криво улыбнулись. Элф добавила:

— И... давайте проигнорируем его?

Я ещё раз откусил и кивнул, соглашаясь с ней.

— Чт... что? Мы же друзья, не так ли? Как вы можете быть так холодны...

— Ах, ведь абсолютно бесполезно уговаривать Мурамасу.

— Её же не заботит это. Она ведь дура.

Элф и я озвучили свои мысли.

Услышав, как мы ругали её, Мурамаса-сэмпай запаниковала:

— Эй вы, двое! Мне больно от таких слов! Пусть я надеюсь, что вы не будете пытаться меня остановить, но... разве вы совершенно не волнуетесь об этом?

— Тогда ~ позволь мне задать тебе вопрос ~

Элф посмотрела на правую руку Мурамасы-сэмпая равнодушным взглядом.

Её рука была покрыта бинтами.

— Что это за бинты? Почему ты носишь их?

На самом деле я тоже хочу знать ответ.

... Потому что я не могу больше писать.

Однажды она сказала мне это, когда показала свою забинтованную руку.

— Ты ведь не запечатываешь [Пламя Зла] под этими бинтами, не так ли?

— Этот вопрос... как-то связан с твоими словами [не беспокойся обо мне]?

— Ага.

— Ладно...

Мурамаса-сэмпай подняла свою правую руку перед своим лицом и слегка потрогала её.

— Я забинтовала её просто из-за раны.

Э? Более обыденно, чем я ожидал – но когда я подумал об этом...

— Угу ~ так что это была за рана? И где ты её получила?

Услышав вопрос Элф, Мурамаса-сэмпай, хоть и сомневаясь, всё же ответила:

— Все вы знаете, что было время, когда я чувствовала себя очень плохо и не могла писать ранобэ боевого жанра.

— Ага, и?

— После этого я поставила себе условие.

— Ага, и?

— Пока не выполню это условие, я буду вырывать себе по ногтю.

Сидо-кун выплюнул всё пиво во рту.

— Кхе кхе кхе... пфффффффф — Кхе кхе~! Кха!!!

Из моего рта также выскочила креветка. Только Элф это не задело.

— Э... ну, это не сильно отличается от того, что я ожидала... и... вы, парни, тоже услышали это?

— Ага...

— Угу.

Сидо-кун и я слабо кивнули.

Давным-давно я оценил Элф как [писателя-цундере с её читателями].

С другой стороны, Сенджу Мурамаса была [яндере-писатель с её ранобэ].

Мурамаса-сэмпай посмотрела на свою туго забинтованную руку и сказала:

— Это было условие, с помощью которого я принуждала себя, чтобы безошибочно написать хорошие истории.

— Но тебе не нужно было заходить так далеко, — сказал я.

— Я слышала, что известный писатель ломал палец на руке или на ноге, если не мог выполнить свои условия. В итоге он пожертвовал восемью своими пальцами. Из-за такой мотивации он смог написать шедевр. К сожалению, мне до такого ещё далеко.

Она мельком взглянула на меня и покраснела.

— Не пугай меня так.

Правда, мы все уже были почти что напуганы до смерти.

— Масамунэ, тебе действительно стоит быть осторожным, если ты согласишься стать персональным писателем для Мурамасы. Я боюсь, что дело дойдет до крови.

— Не говори нечто такое ужасное...

«Бррррр»! Впервые в жизни я был так напуган!

Аххххх~~~~~~~~~~!!! Слава богу, что я ей отказал! Эроманга-сэнсэй! Я люблю тебя! Спасибо, что остановила меня!

— Так что... ты понял, Кунимицу?

— Ага... я... понял...

Сидо-кун был так напуган, что моментально протрезвел.

— Нам точно не нужно волноваться.

— П-почему? Разве я только что не сказала всё ясно?

— Нет, нет... или мне стоит сказать...

Элф взглянула на Мурамасу-сэмпая и холодно произнесла:

— Такие писатели, как ты, никогда не бросят свое дело.

— Что...

— Готова поспорить, что ты довольно скоро снова станешь писать.

— Я... я действительно собираюсь...

— Три дня. Я говорю, что ты и трех дней не вытерпишь.

Элф уверенно подняла три пальца.

Рот Мурамасы-сэмпая искривился, и она сказала:

— Масамунэ... ты так же думаешь?

— Ага. Потому что мы очень похожи.

— О...

— Ставлю на то, что ты передумаешь, как только проснешься завтра.

— Ты говоришь, что я – дура?

На самом деле я думаю, что никто здесь относится к тебе как к дуре.

Кстати, когда она дуется, то становится такой милой.

— Вам есть что сказать, кохай?

Прямо как и говорила Элф – она не смогла выдержать и трех дней.

Прямо как я и говорил – она забыла о своём заявлении, о том, что она больше не будет писать, как только проснулась.

Сенджу Мурамаса была не той, кто сможет сдаться.

Но...

— Ага, есть. Я действительно кое-что хотел сказать тебе.

— И что же?..

— Как тебе написать лучшее ранобэ в мире.

После обеда я притащил Мурамасу-сэмпая к себе в комнату. Обычную комнату с постелью и столом.

Как только она вошла, то тут же спросила:

— Масамунэ, то, что ты сказал за обедом... что ты имел в виду?

— Я позвал тебя именно из-за этого... просто подожди... ах, вот же оно.

Я вытащил пачку писем из сумки и помахал ей перед Мурамасой-сэмпаем.

— Как ты думаешь – что это?

— Ах! Это же!..

Именно такой реакции я и ожидал. Её глаза расширились, а она сама сильно задрожала.

Я так и знал.

Понимая, что мой поступок оказался верным, я вытащил всё остальное. Там было около пятидесяти писем на японском, и на всех было написано [Письмо для Изуми Масамунэ].

— Это письма, которые прислали мне мои поклонники.

— Ах, ах... ха-ха... поклонники... хех.

Сэмпай паниковала. Её лоб покрылся потом, и она избегала моего взгляда. Пусть я и знал причину, но я всё же продолжил:

— Они пришли от того, кто всегда наблюдал за каждым моим шагом. В этот раз, когда моя короткая история Самая милая в мире младшая сестренка была опубликована в журнале, этот человек тоже послал мне множество писем. Видишь, их почти тут пятьдесят. Разве это не круто? Тут даже иллюстрации есть!

— Т-ты что, таскаешь с собой письма твоих поклонников, куда бы ты не поехал?

— Я просто хотел показать их всем... шучу – мой редактор послал их мне. Я хотел прочесть их как можно скорее, так что взял их с собой. Это вторая из трех причин, по которым они сейчас со мной.

— А какова последняя причина?

— Я хотел показать их тебе.

— !

Её глаза широко раскрылись. Этого я тоже ожидал.

— Другими словами... Тут есть связь: между письмами, которые тебе присылают твои поклонники, и способом написать лучшее в мире ранобэ?

Именно поэтому ты позволил мне увидеть эти письма.

Должно быть, она думает именно так. Ну, в принципе она не ошибалась, но это было не главное. Я думаю, что она уже догадалась о том, что я хочу сказать.

— Ты однажды сказала: [лучшее в мире ранобэ — это когда по стобалльной шкале всё же можно написать ранобэ на миллион], не так ли?

— Да.

— Ты сказала, что хотела написать это своими собственными руками. Я думаю, что это замечательная мечта. Поэтому я спрашиваю себя: а что же насчет меня?

Я посмотрел на свои руки

— Я могу это сделать... поэтому я попытался...

— Ты попытался написать лучшее в мире ранобэ?

— Да, — кивнул я, — сказать по правде, всё, что я написал в этой поездке – это результат моего опыта.

— ...

Она расширила глаза и наклонилась вперед, спросив меня:

— И? Какие результаты? Где твоё лучшее в мире ранобэ?

Я повел рукой по затылку и засмеялся:

— Я не смог этого сделать.

— Чт...

Она окаменела. Я засмеялся громче:

— Я думал, что если напишу что-то, что нравится мне, напишу это для одного человека, то результат будет замечательный. В конце концов, слишком наивно было так думать. Мечта не может исполниться так легко.

Думая об этом: именно так всегда писала Мурамаса-сэмпай. Я же не смог написать лучшее ранобэ таким способом.

Именно этот опыт я приобрел.

Намек на сожаление появился в глазах Мурамасы-сэмпая. Она опустила плечи и сказала:

— Ха... ясно... это не смешно.

Я посмотрел на неё прямо:

— Пусть я не смог написать ни своё лучшее ранобэ, ни лучшее ранобэ в мире, но я был так рад, словно уже написал ранобэ на миллион баллов — потому что ты радовалась, когда читала его.

— ...

Она моргнула.

— Что ты сказал?

— Я хотел поблагодарить тебя.

Я хотел объяснить ей...

— Во всех письмах, которые эта поклонница послала мне, она говорила, словно девушка из средней школы: ей не только нравились все мои герои, но она говорила, что хочет читать больше! Я... я был очень рад – ощущения были просто супер! Даже миллиона баллов недостаточно для описания этого!

— !

Глаза Мурамасы-сэмпай снова расширились.

— Ты хочешь сказать...

— Да. Способ, чтобы написать лучшее в мире ранобэ. Пусть он не такой же, как и твоя мечта, но, я думаю, они довольно похожи. Пока есть кто-то, кто читает мою историю и хвалит её, значение этого может сравниться с твоей мечтой.

— ...

Она не ответила ничего. Я не смог достучаться до неё?

В конце концов, до сих пор она не сильно беспокоилась о своих читателях.

Но даже так – я всё равно хотел позволить ей узнать это. Даже если её ничто и никто не беспокоил – она всё же писала ранобэ по-своему.

— Сэмпай. Я хочу тебе сказать, что если ты забросишь писательство после того, как одна или две твоих мечты исполнится, то это будет ужасная потеря.

Оглянись вокруг.

Моя мечта – написать идеальное ранобэ, чтобы покорить этот мир.

Моя мечта – однажды объединиться с бизнесменом и продавать мои книги вместе с конфетами.

Моя мечта – написать [лучшее в мире ранобэ] для чтения.

А потом я вытащу тебя из этой комнаты и мы будем вместе смотреть аниме!

Множество желаний, множество сокровищ ждет людей, которые гонятся за ними.

Писательство – одно из них. Я хочу, независимо от чего-либо, передать это своему сэмпаю, которая моложе меня.

Конечно же, я думаю, что моя речь недостаточно хороша и её может не хватить, чтобы всё выразить.

А ещё...

—Также есть кое-что, что меня очень долго интересовало.

— Долгое время? Ты и я недавно лишь встретились...

Недавно? Я знаю.

Но это не так. Мы знали друг друга уже очень давно.

— Это же ты слала мне все эти письма, не так ли?

— !

Имя отправителя было написано в этих письмах очень девичьим именем.

Возможно... ей понравились мои истории, как и тому человеку. Она также заботилась обо мне, посылая мне письма.

Каково же было моё удивление, когда я обнаружил, что моим компаньоном была моя великая сэмпай – Сенджу Мурамаса-сэнсэй.

— ... Ты... ты... с каких пор...

— Двенадцатый том Сказочного клинка, который ты послала мне, был же написан от руки, помнишь? Я сразу же узнал твой почерк. Девушка из средней школы с таким красивым почерком могла быть лишь моей особой поклонницей.

— Ах...

— Я быстро всё понял. Когда я дебютировал, то твоё письмо я получил первым. Я перечитывал его множество раз. Когда я не мог писать, когда мою историю жутко истязали, когда я чувствовал себя подавленно... Я возвращался к ним, чтобы обрести силы. Даже если я писал лишь для одного человека — я смог подобрать свою ручку ещё раз. Потому что этот человек говорил, что мои истории – хорошие, и это радовало меня, заставляло гордиться, и я чувствовал, как же это отлично, когда пишешь.

— Я... я не хотела... дразнить тебя...

Она покраснела.

Увидев это, я тоже смутился.

Это действительно смущает — говорить лицом к лицу.

— Так... так...

Я так нервничал во время раздачи автографов. Теперь, видя, какой красивой она была, я нервничал ещё сильнее.

Ах... черт... я же готовился к этому... так почему во рту так сухо...

Моя улыбка, наверно, выглядела сейчас очень странно.

— Спасибо тебе за твою поддержку.

С моего дебюта я всегда хотел поблагодарить её.

Её глаза расширились, а через некоторое время она прошептала:

— Спасибо и тебе.

Нежная благодарность.

— ...

— ...

Мы оба молчали.

Я чувствовал, сейчас наши мысли одинаковы.

Наконец Мурамаса-сэмпай заговорила первой.

— Я думала... у всех может быть лишь одна мечта. Похоже, что я ошибалась.

Она продолжила, смутившись:

— Даже если моя мечта исполнится – я всё равно смогу мечтать дальше... и намного дольше. И ничего плохого в этом нет. Я могу достигать их, одну за другой.

— Конечно. Все люди таковы. Я знал, что ты не загадываешь так далеко, сэмпай.

Я засмеялся. Она тоже.

— Итак, сэмпай? Ты ещё собираешься перестать писать?

— Эй, эй, Масамунэ-кун, о чем ты говоришь... Как я могу?

— Ты сказала, что не будешь писать, менее суток назад.

— Ха-ха-ха-ха-ха, пророчество этой полудемоницы все-таки сбылось...

— Элф, вероятно, не думала, что всё так быстро закончится.

А я смог предугадать это! Эту реакцию! Этот результат!

Воистину, мы были очень похожи.

— Итак, вероятно, моя мечта была временно выполнена тобою...

Она прокрутила своей ручкой с грацией писательницы.

— Я решила, Масамунэ-кун.

— Да?

— Я исполню мечту [написать лучшее в мире ранобэ для чтения] своими собственными руками. Если подумать, раз ты не стал моим персональным писателем, то источника для моих идей больше нет. Я должна сделать это сама.

— Ты должна была знать это с самого начала.

Я говорил, что я иногда буду писать для тебя.

Проигнорировав мои протесты, она подняла палец:

— Сейчас у меня есть новая мечта.

— М-м? И какая же?

Какая у Сенджу Мурамасы новая мечта?

— Ах... моя новая мечта... я одна не справлюсь с ней...

Она выглядела смущенно, но смеялась уверенно.

— Я не скажу тебе всё...

Впервые в жизни я увидел, как страшно могут выглядеть девушки, когда говорят о своих мечтах.

Она указала своей ручкой на меня:

— Сперва я начну с того, что заставлю тебя полюбить меня.

Какая страшная мечта. Это то, что может уничтожить мою собственную.