Том 3    
Глава 1


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
vitaliy007nice2002
9 мес.
Почему с телефона у меня сраные коменты вылазиют на весь экран и не закрываются???
kos85mos
2 г.
Спасибо!
georgio
3 г.
Спасибо большое за перевод и за редакт )
Leon19
3 г.
Cпасибо)
odalety
5 л.
Спасибо за перевод
Garrido
5 л.
"Тут автор оформил нам пасхалку. Масамунэ тут встретился с героями его прошлого ранобэ Ore no Imōto ga Konna ni Kawaii Wake ga Nai, а именно с Кирино и её подругами"

Такой вопрос, в аниме есть момент, где Кирино говорит эту фразу? В какой серии знает кто?

— Эй, глянь на это ранобэ – оно точно хорошее!

— Там пока что всего один том, и всё же этот книжный магазин уже работает с ним, а иллюстрации в нём также супер-супер-суперэрокаваи! Я думаю, что от него можно многого ожидать!
Varlog
5 л.
Ранобе хорошее, читается легко, третий том за два дня.
Спасибо переводчикам за перевод конечно, но я должен сказать, что перевод средний. В этом томе все намного лучше, но в первых двух томах диалоги были как после Google Translate.
Еще несколько слов о ранобе: довольно быстро скатилось в гаремник. Ожидал, что это будет что-то вроде манги Bacuman про мангу, только ранобе EMS про ранобе.
Anon
5 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 95.70.91.216:
Куда дели перевод?
kos85mos
5 л.
Стремная концовочка .

Спасибо!
Ald
5 л.
в самом начале "Изуми Масамунэ, возраст — пятнадцать лет, старшеклассник, '''третий год''' обучения. Кроме того, я еще и писатель. Мой псевдоним — Изуми Масамунэ." разве он не на первом году ст. школы?
mello
5 л.
Отрывок когда элф ругается на маму. После её монолога в оригинале
“……Like that.” - это говорит элф
“…I see.” - Масамунэ отвечает
Переведено как будто говорит только Масамунэ "Похоже на то... Ясно."
Может я ошибаюсь, но это место я перевёл бы как:
"....Как то так."
"....Понятно"
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 46.29.129.12:
Эроманга-сэнсэй 3 - Глава 4
— О чём ты говоришь?
— Забудь! Не '''говори об больше''' этом!
Ладно, хорошо. Я опущу эту тему.

— О чём ты говоришь?
''— Забудь! Не говори больше об этом! ''
Ладно, хорошо. Я опущу эту тему.
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 212.92.240.39:
вопрос почему в фб2 нету илюстраций хотя они там должны бить
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 178.64.186.24:
Спасибо за перевод! Единственное я не стал бы переводить каждый раз like как любить "Eh…well….probably…I like her." "Эм... ну... возможно... Я люблю её. "По отношению к Муромасе "люблю" звучит не очень. Когда читал на английском я перевёл как "нравится"
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 46.42.141.145:
Для справки - fb2 с иллюстрациями не отрывается в stduviewer, в Coolread'е открывается
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 46.211.225.176:
Третий том принципиально не хочет открываться на телефоне. Третья читалка еле смогла его загрузить, но без иллюстраций, хотя загружал с. Аппарат на WP.
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 46.211.225.176:
Товарищи, а сего чуда всего три тома, или на данный момент издано лишь три тома? То есть, будет ли продолжение?
И благодарю за перевод.
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 46.50.153.57:
Ошибка. Глава 3:
— Конечно. Все люди таковы. Я знал, что ты не '''загнадываешь''' так далеко, сэмпай.
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 95.134.168.26:
А я прывык) что потом меняются у мя ссылки даже хоть красная нажал на неё оп и текст есть
Anon
6 л.
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 81.213.43.159:
файл для скачивания обновлен? у меня только 2 главы в фб2

Глава 1

Изуми Масамунэ, возраст — пятнадцать лет, старшеклассник, третий год обучения. Кроме того, я еще и писатель. Мой псевдоним — Изуми Масамунэ.

По различным причинам уже прошел год с тех пор, как я начал жить один со своей младшей сестрой-хикикомори.

Мне надо быстро стать независимым, чтобы поддерживать мою младшую сестру — вот что я когда-то думал.

Но сейчас я понял, что слишком многое на себя взвалил.

Потому что моя младшая сестра — синеглазая красавица с серебряными волосами, Изуми Сагири — это иллюстратор Эроманга-сэнсэй.

В некоторой степени её работа оплачивается выше моей.

Позволь мне позаботиться о тебе.

Она думала то же самое обо мне.

Это не твоя мечта — это наша мечта.

Мы вместе работали и вместе мечтали об одном.

Я влюбился в свою младшую сестру с первого взгляда. После того, как она отвергла меня, это чувство вспыхнуло лишь сильнее. Я люблю Сагири даже больше, чем раньше.

Я люблю её весь день и всю ночь.

У меня есть тот, кто мне нравится.

Но у Сагири уже есть тот, кого она любит.

Поэтому я попытался стать её братом, чтобы защищать её и поддерживать.

Хотя это и не звучит многообещающе, и не то чтобы я мог сделать хоть что-то сейчас... но...

План «вытащить Сагири наружу» всё ещё продолжался.

Это был единственный путь, чтобы моя младшая сестра смогла встретиться с тем, кого она любит.

Тогда я вытащу тебя из твоей комнаты и мы будем смотреть аниме вместе! Моя оригинальная история, твои персонажи, наше аниме!

Потому что это наша мечта.

Потому что это была самая радостная мечта в мире, о которой я мог думать.

Мы двое, смеющиеся вместе, не волнуясь о каких-либо плохих воспоминаниях. Я хотел, чтобы мы стали такими родственниками.

Теперь уже был август, время летних каникул.

После того как я сбежал от домашней работы, я проводил всё моё время за писательством. И я не занимался этим в своей комнате, как обычно. Сейчас я жил в редакторском отделе и продолжал вносить изменения в свою рукопись.

Некоторые из вас могли это уже и забыть, поэтому позвольте мне повторить:

В июле я участвовал в Мировом турнире ранобэ и выиграл его, чтобы получить право на публикацию моей истории. Моё новейшее ранобэ Самая милая в мире младшая сестренка было запланировано на публикацию десятого сентября.

Оооорррррррррряяяяяяяяяяяяяяяяя!!!! Я сосредоточил все свои силы на писательстве.

Я работал так, как я и привык писать.

Но в этот раз «решение принято в июле — публикация в сентябре», так что времени на работу было мало. Ну, хотя я так и сказал, но вы, наверное, не поймете меня.

Просто у моего редакторского отдела есть привычка к постановке крайних сроков для рукописей — три месяца до публикации, так что вы просто запомните, как это тяжело.

Ладно? Запомните?

В любом случае, причина, по которой я был недавно занят, была такой — план по публикации моей новеллы был сдан двадцатого июля.

Через десять дней после этого я представил на рассмотрение мою рукопись Мирового турнира ранобэ. Затем я встретился со своим редактором, представил мою отредактированную рукопись. Затем последовала еще одна встреча, редактура, проверка, дебаты, другая редактура, другие дебаты...

Так время шло до вчерашнего дня, когда я закончил свою финальную рукопись.

— Сделано. Всё сделано.

Я не говорил это как какую-то метафору, потому что когда вернулся домой, то так устал, что тут же заснул как убитый. И только что я проснулся.

— Хух... ах...

Я сделал несколько легких растяжек и зевнул.

Часы показывали, что сейчас шесть утра. Хоть я хотел поспать чуть больше, но...

— Ладно, надо вставать.

Прошло уже несколько дней с тех пор, как я был дома, и я волновался о своей младшей сестре. Она питалась как надо? У неё всё в порядке? Она не забывала принимать ванну и чистить зубы перед сном?

Хотя самым важным было то, что я хотел увидеть лицо девушки, которую я люблю — Сагири. Я хотел доложить Эроманге-сэнсэю, что «Я закончил написание хорошего ранобэ!»

Конечно, оставалось множество возможных проблем до того, как оно уйдет на публикацию, и мне всё ещё не стоит расслабляться — но в любом случае, пока что я прошел.

«Бам!» — затрясся потолок.

Еще один день для меня и моей младшей сестры начался.

Её «требование завтрака» побудило меня к действиям. Я закончил с готовкой, положил всё на поднос и пошел к лестнице. Сегодня я сделал куриный салат с крутыми яйцами и фруктовый йогурт. Вкусы моей младшей сестры были довольно легки, но я решил сделать другую порцию для себя. Несколько дней питаясь только бэнто из супермаркета, я хотел съесть чего-то другого — не говоря о том, что у меня были тайные мысли.

— Сагири! Завтрак тут! — крикнул я перед «запертой дверью».

Обычно я оставлял всё в шаге от двери и уходил. Но сегодня я остался стоять здесь.

Хотя я знал, что Сагири не любила встречаться с людьми...

Но недавно... иногда мы встречались лицом к лицу.

И Элф. И Мегуми тоже. Возможно, они могли стать ей друзьями.

Вот почему... ну, ах да, я же был не в счет.

Я лишь хотел увидеть свою младшую сестру. Просто увидеть её ненадолго.

— Это плохо…

С прошлого года мы редко говорили. Прошлый же раз был...

Агх... черт... Я хочу увидеть Сагири...

Моя голова трещала от мыслей о младшей сестре.

Внезапно дверь открылась. Я этому очень удивился.

— Э?..

Я смотрел вперед. Запертая комната снова настежь распахнулась передо мной.

И передо мной стояла красивая девушка в юкате — Сагири.

— Я так и знала.

Моя младшая сестра не выглядела очень удивленной, обнаружив меня тут.

Возможно, она предугадала, что я буду тут... нет, нет — не время для этого!

— С-Сагири... что это за одежда?

Вид девушки, которую я люблю, в юкате заставил меня смотреть на неё не отрывая глаз. Я чувствовал себя так, словно могу умереть в любой момент.

Такая милая! Прошла всего лишь пара секунд, а ощущения были такие, словно у меня горела голова. Я даже видел галлюцинацию — ангела рядом с моей младшей сестрой.

Сагири посмотрела вниз и прошептала:

— Ну... это... юката...

Она была такой милой, что я был совершенно ею пленен.

Я не мог в это поверить. В юкате она была такой красивой.

Кстати, Сагири не использовала свои наушники, как обычно. Мы разговаривали друг с другом напрямую.

Она мельком глянула на меня и сказала:

— У... у...

Похоже, она собиралась что-то сказать.

Что же ты хочешь сказать? Как я могу понять, если ты ничего не говоришь?

Я подал ей поднос и спросил наугад:

— Почему ты... надела юкату?

— ...

Похоже, что этот вопрос был «ошибочным». Сагири... надулась. Она забрала у меня поднос и поставила его внутри комнаты, а затем ответила:

— Потому что...

Но сколько бы я не ждал — дальше она не говорила. Это было что-то, что сложно было сказать?

Я изо всех сил постарался понять мысли моей младшей сестры.

Так, подумаем. Юката... Юката — это лето. Юката. Лето. Сейчас — август. Прошлым месяцем был Июль. Лето...

— Фестиваль фейерверков, верно?

— Э?

Глаза Сагири расширились.

Теперь я вспомнил. Около десяти дней назад, когда анонсировали результаты Мирового турнира ранобэ, в районе Адачи у реки Аракава проводился фестиваль фейерверков. Я не мог на него пойти, так как был в тот день занят.

— Возможно... ты хотела пойти на фестиваль фейерверков?

В этом случае... все очень плохо.

Она хотела пойти на фестиваль фейерверков, но не могла выйти наружу... Я оставил свою младшую сестру одну в течение долгого времени…

— Нет, всё не так.

Она быстро отвергла мою идею.

— Фестиваль фейерверков... можно полностью посмотреть дома по телевизору... хотя я немного и хотела там пройтись...

— Поэтому ты внезапно захотела туда сходить. Прости, я....

— Нет! Это всё не так! Так что... не заостряй на этом внимания! Ты и так сделал всё что мог!

— ...

Как же так... Я начинаю себя чувствовать словно отец, которые не смог прийти на День Посещения своей дочери, а теперь она меня утешает?

В любом случае, Сагири имела в виду «пусть я и хотела сходить на фестиваль фейерверков, но это не та причина, по которой я одела юкату». У неё не было причин врать, так что это, наверное, была правда.

— Тогда... почему?

— С-совершенно просто так.

Сагири покраснела, она выглядела возбужденно.

Похоже, что она не планировала отвечать мне. Ну, забудем об этом. Пока я мог смотреть на то, как мила она была в этой одежде.

Всё же мне надо немного подумать о фестивале фейерверков. В этом месяце также должен проходить один... но как же всё сложно для людей, которые не могут выйти наружу. Мне надо что-то придумать.

— Нии-сан, о чём ты думаешь?..

Сагири посмотрела на меня и спросила это.

Так как я не хотел, чтобы она узнала, о чём я думал, а также не хотел ей врать, то я ответил:

— Ну, я думаю, что ты выглядишь очень красивой в этой юкате.

— Да, да.

— Как бы мне получше сказать...

— Ну, ну?..

— Ты выглядишь, словно Мурамаса-сэмпай.

— ...

Э?

Почему воздух вдруг стал намного холоднее?

— Нии-сан, то, что ты только что сказал… повтори это, пожалуйста.

— Э... ну это...

Глаза Сагири так пугали! Словно у лоли-яндере!

— Я... имел в виду... что ты... выглядишь очень красивой в этой юкате... словно как Мурамаса-сэмпай... ну ты знаешь... Возможно, ты и не знаешь, но она обычно одета в такую одежду и ей она очень идет! Поэтому это я и имел в виду, когда говорил, что ты словно она...

— Хм!..

Э? Э? Почему её настроение становится всё хуже и хуже?

Я же стараюсь изо всех сил, чтобы похвалить её, верно?

— Забудь это... Нии-сан?

— Да?

— Она призналась тебе, не так ли?

— Эм…

Она словно сбросила бомбу на меня. Внезапная смена темы застала меня врасплох.

Да. Тот день в июле, который я не могу забыть.

У меня была дуэль с моим давнейшим заклятым врагом, величайшим автором ранобэ — Сенджу Мурамасой.

Я люблю тебя.

Она призналась мне.

Сэмпай, который был моложе меня, призналась мне.

— Как, как... как ты об этом узнала...

Это произошло на первом этаже этого дома — в гостиной. Сагири никак не могла услышать это.

— Это... Я просто знаю. Я могу сказать. Потому что она... с Нии...

Сагири злобно надулась и указала на сборник ранобэ JUMP, а затем сказала:

— Она призналась тебе твоим же способом, не так ли?

— Эм... ну да...

Возможно, Сагири знала, лучше, чем кто-либо другой, как Мурамаса-сэмпай призналась мне с помощью ранобэ в сто страниц. Прямо как я признался своей сестре с помощью ранобэ длиною в триста страниц.

Не говоря о том, что в своём ранобэ Мурамаса-сэмпай особо ничего и не скрывала... любой мог это понять, если читал внимательно.

Если говорить более конкретно, то это поняли я, Сагири, Элф, и мой редактор — Кагуразака-сан, тоже. Возможно, некоторые другие читатели также это заметили.

Думая об этом сейчас, понимаешь, что Мурамаса-сэмпай сделала действительное нечто совсем неожиданное.

Воистину, любовь сводит людей с ума.

— Прочитав это... Я поняла, как сильно... она любит тебя... это так ясно... но я не знала, как ты ей ответил.

— Я отказал ей. — ответил я спокойно Сагири. — Я сказал ей, что у меня есть другая, которую я люблю.

Это был тот же ответ, который мне дала Сагири.

— Ясно... Ясно...

Лицо Сагири просветлело... Затем она снова вздохнула.

Какая странная реакция. Через пару секунд её изображение лица сменилось ещё дважды.

— Хм... не то чтобы я спрашиваю, потому что это меня беспокоит или что-то в этом роде... но в любом случае...

Сагири выглядела безэмоциональной, но относилась ли она к тому типу людей, которые легко показывали свои эмоции? Я не был в этом уверен.

— И? Какой была её реакция? Ах, и это тоже не слишком-то меня волнует...

— Она сказала: «Я понимаю».

Тот же ответ я дал и Сагири. Воистину, мы были так похожи.

От наших псевдонимов до нашего стиля письма и любимого стиля повествования. Её хорошие стороны и плохие стороны были на порядок выше моих, но я не мог больше относиться к ней, как к незнакомке.

— Это не так…

— Что?

Услышав мой вопрос, Сагири посмотрела на меня:

— Я уверена, что она так не думает. Она тебе сказала одно, но правда совершенно в другом. Она словно ты, поэтому когда ситуация немного изменится, то и результат также будет другим... наверное.

— Что ты имеешь в виду?

— Хм-м-м…

Сагири не ответила мне, а лишь скрестила руки на груди.

— Итак... Нии-сан, что ты думаешь о ней?

— Эм... ну... возможно... Я люблю её.

— ЧТО?

Сагири мило сузила глазки. Затем она повторила свои слова, но более опасным тоном:

— Ты же только что сказал, что отказал ей...

— Да, я отказал ей. Я никак не мог сейчас с ней встречаться, так как я люблю другую... Но я чувствовал себя так классно, когда кто-то признался мне. Когда кто-то впервые похвалил моё ранобэ, то это тоже было лучшим в моей жизни... поэтому я немного полюбил её.

Признания — это действительно нечто удивительное.

Мы были врагами в течение трех лет — не более этого.

А теперь я мог увидеть и её хорошие стороны. Мог похвалить её теми словами, которые я обычно использовал по отношению к моей младшей сестре.

— Му... ууууу... ох...

Сагири застонала, а её лицо было полно сомнений. Внезапно она подняла голову и спросила:

— Как сильно ты её любишь?..

— Эм... дай подумать... как насчет... второго места в мире?

Даже я был удивлен тем, насколько она мне нравилась.

— Итак... кого же ты любишь больше всего?

— Насчет этого...

— Кого? Скажи. Мне. Сейчас же!

Под давлением у меня не было другого выбора, кроме как признаться прямо перед ней:

— Ты… Это ты.

— ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Сагири закрыла глаза и покраснела.

Странно, именно она же спросила это. Я не мог понять её.

— С-снова!.. Нии-сан!.. Как ты мог...

Сагири закрылась: она словно готова была заплакать.

— Даже если тебя отвергли, то ты не можешь отвечать таким образом так быстро!

Я не уверен насчет других, но я именно так и отвечал.

— Бам, бам, бам... но... ууу...

Её маленькие кулачки били меня, но это было совсем не больно.

Непонятно как разговор повернулся в неожиданном направлении.

Ох, черт, это так смущает.

Я воспользовался шансом, чтобы вернуться к первоначальной теме разговора:

— Да, кстати... Сагири... зачем ты одела юкату?

— !..

Сагири замерла на секунду...

ИДИОТ!!!

«Клац-клац-клац» — дверь Запертой комнаты снова захлопнулась.

— Эй, эй! Сагири! Что такое?

Сколько бы я ни звал — в этот раз ничего не произошло.

— Что, черт возьми, это было?..

В конце концов, моё предложение «Давай позавтракаем вместе» озвучено не было.

Я была здесь первой, до тебя! Я люблю его ранобэ больше, чем ты! Я — первая!

Я не мог понять, что имела в виду Сагири, когда кричала эти слова Мурамасе-сэмпай.

Прикончив завтрак в одиночку, я пошел наружу прогуляться.

Так как у меня было немного свободного времени, то теперь я мог попросту ждать публикации ранобэ Самая милая в мире младшая сестренка десятого сентября.

— Интересно... Как читатели отреагируют на моё новое ранобэ...

Я надеюсь, что оно им понравится. Возможно, оно будет популярным достаточно, чтобы продолжать писать. Возможно, оно станет нашей мечтой.

Я ничего не мог поделать, кроме как ждать реакции читателей на мою книгу.

По моему мнению, книга после завершения всё ещё не имеет достаточно «силы». Только после того, как оно достигнет читателя, и когда люди полюбят его, его «мощь» начнет расти. Большая часть этой «силы» идет всё же от читателя. Ну, хотя я так и сказал, но Элф и Мурамаса-сэмпай слишком сильны, поэтому их следует считать особым случаем.

Так как моя книга ещё не достигла читателя, то я волновался.

Будет супер, если людям она понравится. Но что, если люди сочтут её скучной?

Уже много времени прошло с тех пор, как я дебютировал, но моё тело до сих пор дрожит, когда я думаю о дне публикации. Это не менялось никогда.

— ...

Ветер подул мне в лицо.

Поверхность реки Аракавы сияла от солнечного света. Я остановился, глубоко вдохнул и успокоился. Старик пробежал рядом со мной, выполняя утреннею зарядку.

— Волноваться — бесполезно.

С этой дамбы я мог видеть мост над Аракавой. Это было мое любимое место с самого детства.

Мои воспоминания включали в себя игры с отцом, погони за бабочками с друзьями, рыбалку... и практику езды на велосипеде тоже.

Теперь это стало местом для такого писателя, как я, думающего о любви.

Сейчас я стал выше. И произошло множество событий. Моих родителей больше тут не было. И теперь у меня была младшая сестра.

Но река Аракава не изменилась.

Когда я медленно стал выдыхать...

— Ах! Вот ты где! Масамунэ~~~~~~

Меня громко окликнули.

— Ого!

Когда я развернулся, то увидел красивую блондинку в матроске.

Это была Ямада Элф — известная писательница, которая жила в соседнем доме, не так ли?

Обычно она одета в свою пышную одежду лолиты, но сегодня она была одета в матроску. Так как она не ходит в школу, то выглядело это так, будто она косплеила.

— Хм, хм, приходить сюда утром и готовиться провести тут всё время до заката в раздумьях! Что и ожидалось от автора! Хорошо!

— Ты что, дура?

Ты сломала мой труднодостижимый транс!

— Да, кстати, что с твоей одеждой?

— Э? Эта? Хм, хм — как она тебе? Милая, не так ли? Гораздо лучше, чем у Мурамасы, верно?

Элф выпятила грудь, положила руки на бедра и сказала:

— Эта униформа очень популярна в этом районе, и я частенько вижу её тут. Поэтому я не вижу в этом ничего плохого.

Всё же она такая милая. Она хорошо выглядит в любой одежде.

— Ты собираешься пойти на дополнительные уроки из-за слабой посещаемости в школе?

— Конечно же, нет!

Элф оскалила зубы, словно бешеная собака, и уставилась на меня:

— Обычно я никогда не хожу в школу! Поэтому я могу одевать это только в своё свободное время. Будет скучно, если я встречу кого-то своего возраста, когда я так одета. Особенно когда люди пытаются отчитать меня за это — такая трата, что нельзя носить эту милую униформу всегда — ты так не думаешь?

— Пожалуйста, ходи в школу.

Элф проигнорировала меня и продолжила:

— Итак, теперь я показываю тебе свою милую униформу.

— Ты поэтому искала меня?..

— Конечно же, нет. Так как я не могла найти тебя сегодня утром дома, то я знала, что ты будешь где-то здесь. Мне надо многое сказать тебе!

Элф скрестила руки на груди и сказала:

— Ты намеренно оборвал со мной все связи, не так ли?

— Эм... ах!

Я достал свой телефон из кармана — как и ожидалось, у него села батарея и он автоматически выключился.

— Ты права. Прости, я проводил всё своё время в редакторском отделе в течение последних нескольких дней. Ты знаешь — с того дня, как они объявили результаты.

— Ты работал без перерывов с того дня? В самом деле... Ты упустил такой редкий шанс, ведь я собиралась разрешить тебе пригласить меня на фестиваль фейерверков! Шанс увидеть мою юкату! А теперь фестивали Аракавы и Сумиды закончились!

— Прости. Я подумаю над тем, как тебе позже отдать долг, так что прости меня.

— Э?

Глаза Элф расширились от удивления:

— Что? Почему ты так вежливо относишься ко мне? Это впервые. Ты внезапно полюбил Элф-сэнсэй? Полюбил меня?

— Ага, сейчас... Я просто хотел извиниться.

— Ага… Я так и поняла.

Элф посмотрела на меня такими глазами, будто она всё видела.

— Забудь. Если ты хочешь отдать мне долг, то я с радостью соглашусь. Но вообще-то кое-кто попросил меня передать тебе кое-что.

— Передать мне что-то? И кто же?

— Сидо Куминицу. Он один из тех авторов, которых ты победил в Мировом турнире ранобэ.

Я шел вместе с Элф, пока говорил с ней.

— Мировой турнир ранобэ, да.

— Ага. Он послал мне сообщение напрямую через твиттер, в котором говорилось: [Так как у Элф-сэнсэй такие великолепные отношения с Изуми-сэнсэй, то, пожалуйста, передайте ему мои слова]. Ну, что-то наподобие.

Так как у меня не было ни блога, ни твиттера, то довольно сложно было связаться с Изуми Масамунэ.

Сказать по правде, это было возможно, только если вы спросите кого-то, кого я знаю, либо мой редакторской отдел.

Что означает, что всем вначале надо связаться с моим редакторским отделом.

В любом случае, благодаря безумному сообщению Элф [Я на свидании с Изуми-сэнсэем], Сидо Куминицу-сэнсэй смог найти другой способ, чтобы связаться со мной.

— У нас же один и тот же редакторский отдел — разве не проще было спросить моего редактора...

— Ну, это личное дело, поэтому, возможно, он засомневался.

— Возможно.

Я мог понять его поступок.

— Но я уверена, что на самом деле он хотел попросить Элф-сэнсэй о вечеринке.

Ага, конечно.

— Нет, включая всех участвующих в этом турнире, вместе со мной и Эромангой-сэнсэем — можем мы разместиться у тебя в доме?

— Ясно. Давай, без проблем.

Хотя у неё и был нелепый навык, названный «Божий глаз», она действительно глядела в корень. Кто бы мог такое подумать о девушке, которая не ходит в школу.

Так как мы планировали пригласить Эромангу-сэнсэя, который не выходит за пределы своей комнаты (конечно же, участие по Skype — это совершенно другое дело), то нам надо проводить вечеринку у меня дома. Вечеринку, где все могут есть и общаться.

Но так как Эроманга-сэнсэй — это моя младшая сестра, то мне надо подумать, как скрыть этот факт. Лучше, если ничего неожиданного не произойдет.

Да, кстати, в ней планируют участвовать я, Элф, Эроманга-сэнсэй, Сидо-сэнсэй, а также Сенджу Мурамаса-сэмпай.

Всего пятеро. После некоторых дебатов мы решили, что я приглашу Мурамасу-сэмпая.

Почему Сидо-сэнсэй думает, что я приглашу Мурамасу-сэмпая?

Да, кстати...

— Мы в самом деле пригласим их?

— Ага. Есть какие-то проблемы?

— Нет... хотя, скорее всего, я думаю, что приход Сидо-сэнсэя немного... неожиданный.

Результаты Мирового турнира ранобэ определяли победителя, которому разрешали публикацию. В какой-то смысле я встал у Сидо-сэнсэя на пути.

Если мы поменялись местами, то я бы был очень расстроен. Я ни за что бы не наслаждался вечеринкой. Сказать по правде, я совершенно не понимал, о чём Сидо думал. Не говоря о том, что мы даже не знали, как он выглядит.

— Ты прав.

Элф поняла мои мысли.

— Но, в конце концов, «три ранобэ с высшими результатами будут опубликованы».

— Чего??

Подождите... секунду.

Главной причиной, по которой я принимал участие в Мировом турнире ранобэ, было:

Новое ранобэ Изуми-сэнсэя будет опубликовано в Мае следующего года! Почти через год!

Так как другие авторы тоже стараются изо всех сил, твое место было отодвинуто. Я не могла держать его свободным вечно.

Странно. В этом точно есть что-то странное. Все три будет опубликованы?

Почему столько мест было внезапно открыто? Тут что-то не то.

— [Благодаря моим заслугам ~ опубликовать так много хорошего ранобэ теперь моя ответственность.]

Элф изобразила чужой голос.

— Я подделала голос твоего редактора. Полагаю, что она сказала что-то вроде этого.

— Конечно! Она точно сказала что-то вроде этого!

Черт, я не понимаю. Хотя это и неплохо для меня, точнее, я должен быть счастлив, потому что все ранобэ будут опубликованы... но...

Потому что... по-видимому, ранобэ Сидо-сэнсэя и Мурамасы-сэмпая будут также продаваться хорошо.

Даже если новое ранобэ Изуми Масамунэ будет опубликовано годом раньше, я всё равно могу переписать какую-то его часть... не говоря о том, что я абсолютно не знал о таких внезапных изменениях...

—Уууггггххх...

— Ладно, ладно, второе и третье место будут опубликованы в районе декабря... в любом случае, тебе надо убедиться, что ты заслужишь первое место.

Элф говорила так, будто пыталась утешить меня.

Одним из условий соглашения между мной и моей тетей относительно моего текущего положения дел было добиться чего-то. Если я не смогу опубликовать свою книгу в течение года, то тогда это означает, что я провалился как писатель — и я больше не смогу жить вместе с моей младшей сестрой.

— Да... ты права... Я должен хотя бы попытаться... всё же надеюсь, что Сидо-сэнсэй не зол на меня.

— Ты наконец-то понял это? Всё будет в порядке.

— Нет, ещё есть проблема!

— А? И какая же?

Элф устало посмотрела на меня.

— Это... Ну это...

— Десять... девять... восемь... семь...

Она начала отсчет, почти что со злобой уставившись на меня, вероятно, намекая мне поторопиться.

Я собрался с мыслями и ответил:

— Я слишком смущаюсь сейчас встречаться с Мурамасой-сэмпаем! Я не знаю, что мне делать!

— ...

Хм-м? Почему она внезапно так утихла?

Сейчас я совершенно не понимал, как мне вести себя при встрече с таким же, как я — с тем, кто уже признался мне. Это было так стыдно, что я не смог бы смотреть ей в глаза.

Не говоря уже о том, что я отказал ей... Неловко было бы при встрече с ней.

По стобальной системе всё же возможно написать ранобэ на один миллион очков.

Вот как Мурамаса-сэмпай видела меня.

— М-м-м... это будет сложно.

Элф положила руку на подбородок и посмотрела на меня.

— Эй, эй... не смотри на меня так.

Мне страшно от её взгляда, который, казалось, видит вообще всё.

— Нет, позволь мне посмотреть... ситуация разворачивается так, что частично затрагивает и меня.

Я совсем её не понял, но Элф придвинула лицо ещё ближе. Так близко, что в любой момент могло возникнуть странное недопонимание.

— Я тебе задаю важный вопрос, хорошо? Ты — что именно ты хочешь делать с Мурамасой? Нет, точнее, на какого рода отношения ты надеешься?

Это был почти тот же самый вопрос, который задавала Сагири. Содержание немного отличалось, поэтому значение было также другим.

Я подумал немного об этом, перед тем как ответил:

— Я хотел бы немного улучшить наши отношения, чтобы мы могли разговаривать вместе, играть вместе... но...

— Другими словами, тебе надо встретиться с ней.

Элф перебила меня.

— Мурамаса может не прийти из-за смущения — вот о чём ты подумал, верно? Ты относишься к такому типу людей, которые всегда думают о таком, идиот! Если ты точно чего-то не знаешь, то просто спроси её прямо!

— Ты действительно в этом хороша.

Должен ли я считать это слишком откровенным или попросту наивным?

Но... если я сделаю так, как она сказала...

— Я задолжал тебе. В последнее время я задолжал тебе так много... спасибо.

— Всегда пожалуйста... сегодня ты на удивление честный, да?

Разве? Я думаю, что сегодня я был такой же, как и всегда.

Позже, когда я думал об этом, я не почувствовал ничего необычного.

— Некоторые вещи неизбежны, когда я живу один со своей младшей сестрой... было бы супер, если Сагири подружилась бы с девушкой, живущей по соседству.

Я честно поблагодарил её, но Элф покраснела и отвернулась.

— Что... что... внезапно... так смущающе... возможно... ты пытаешься... завоевать меня...

— Нет.

— А? И... что?

— Ну, я хочу сказать... было бы хорошо, если бы ты была моей старшей сестрой.

В этот раз я сказал нечто непривычное для меня своей соседке.

Услышав это, Элф вздохнула, а её лицо внезапно потемнело.

— Хм. Мне не нужен такой младший брат, как ты.

Она надавила пальцем на мой лоб, пробормотав:

— Идиот.

Добравшись домой, я достал телефон и позвонил редактору.

Было ещё утро, и Кагуразака-сан могла спать. Я должен был позвонить ей позже... ну, ладно, давайте понадеемся на лучшее. К счастью, она взяла трубку.

После коротких приветствий я сразу перешел к главной теме:

— Мы планируем провести вечеринку в честь Мирового турнира ранобэ, поэтому, пожалуйста, скажите мне телефон Мурамасы-сэмпая или её электронный адрес.

Кагуразака-сан ответила:

[Мурамаса-сэнсэй не имеет ни телефона, ни электронной почты.]

— Э?

В какой вообще эре живет мой сэмпай?

[Да, кстати, она не указала и свой домашний телефон.]

— Чиба — такая деревня, что у них нет даже телефона?

[Люди из Чибы побьют тебя, если ты такое скажешь. Просто если звонить ей домой, то не добьёшься ничего... сказать по правде, в большинстве случаев мы не можем использовать телефон, чтобы связаться с Мурамасой-сэнсэем.]

— Тогда как вы связываетесь с ней?

[Либо отправляемся прямо к ней домой. Либо ты можешь написать ей письмо.]

В какой вообще эре живет мой сэмпай?..

— Ладно, я тогда просто позвоню ей по домашнему телефону... в худшем случае, я съезжу к ней домой...

[Ах, в этом нет необходимости.]

— Да?

[Я просто передам ей трубку, чтобы вы смогли переговорить.]

— Э, подождите! Позвольте мне...

До того, как я успел закончить, телефон внезапно утих. Затем прозвучал другой женский голос:

[Э? Да ты шутишь! Как... Как... нет-нет-нет-нет...]

[Да всё нормально, просто слушай... ладно... хорошо!]

Несколько секунд пустой болтовни, затем тишина — а через еще пару секунд...

[Смена завершена.]

Раздался другой знакомый голос.

Голос был женским и очень испуганным.

Я сглотнул:

— Мурамаса-сэмпай?..

[Да! Да, сэр!]

— Почему ты используешь формальный язык?

[Потому что... потому что ты внезапно напал на меня из засады.]

Я застал её врасплох?

— Я никогда не думал, что ты будешь у Кагуразаки-сан. Вы что, обсуждаете следующее ранобэ?

[Э? Нет, нет, мы не делали ничего такого! Совсем ничего!]

Похоже, она не хотела говорить мне. В любом случае, мне не следует расспрашивать дальше.

— Ну, сэмпай, по правде... — Хорошо, не время для трусости — я планировал устроить вечеринку в честь Мирового турнира ранобэ. Если возможно, ты придешь?

[...]

Она была удивлена. Мурамаса-сэмпай не отвечала достаточно долго.

— Нет?.. Эм, верно, я спросил слишком внезапно — прости…

[Я приду!]

Не успел я закончить, как Мурамаса-сэмпай прервала меня.

— Что?

[Как я могу не прийти! Такой редкий шанс, ты пригласил меня... Я приду, даже если это будет последний поступок в моей жизни!]

— Эм... не нужно заходить так далеко... так когда ты придешь? Я... эм...

[Идиот...]

Мурамаса-сэмпай едва смогла продолжить:

[Хоть ты и отказал, мои чувства к тебе не изменились...]

— ...

Эта простая фраза тронула меня до самой глубины моего сердца.

В самом деле... Ты так много рассказала о себе, но ты ничего не знаешь обо мне.

Сенджу Мурамаса.

Настоящее имя — неизвестно. Писательница, которая всё ещё ходит в школу.

У неё есть два ранобэ, по которым вышло аниме, а продажи превысили четырнадцать миллионов.

Ничего другое не интересует. Только написание ранобэ для самой себя. Её мечта: написать «самое лучшее ранобэ в мире». Но как только что-то меняется, то её страсть взрывается.

Она любит меня. Она любит моё ранобэ. Она мой сэмпай, но она моложе меня.

Я в самом деле не знаю. Мы встречались только три раза.

[Верно. Но у меня есть такое чувство, что вы двое уже знали друг друга давным-давно...]

Немного позже Мурамаса-сэмпай дважды кашлянула и нежно произнесла:

[Тогда я повторю:]

[Позаботься обо мне, кохай.]

— Также и я. Пожалуйста, позаботьтесь обо мне... сэмпай.

Я не знаю, о чём она думает.

Но прямо сейчас этого достаточно.

Двумя днями позже наступил день вечеринки в честь Мирового турнира ранобэ. Я всё приготовил на кухне.

Сейчас был полдень, приблизительно то время, когда мы решили собраться. Конечно же, это было то время, которое Сагири — Эроманга-сэнсэй — утвердила для вечеринки.

[Мне надо сохранить лицо Изуми-сэнсэя]

Хотя она так и сказала, но я мог понять, что она взволнована.

Что было удивительно: пока ты не попросишь её встретиться лицом к лицу, она этого не сделает, ведь Сагири относилась к тому типу людей, которые не интересуются другими. Вот почему она могла принять участие в этом только по видео.

Пока Сагири/Эроманга-сэнсэй была счастлива — вечеринка могла считаться успешной.

— В основном всё в порядке... как и ожидалось от матери — эта кухня хорошо оборудована.

Чтобы её немного подбодрить, я также приготовил кое-что ещё. Прямо сейчас лучше держать это в секрете.

— Сегодня... тут будут я, Сагири, Элф, Мурамаса-сэмпай и Сидо-сэнсэй.

Я делал приготовления в гостиной, загибая пальцы.

Элф жила прямо по соседству, поэтому она должна была прийти первой. Но учитывая то, что она пока не пришла, существует большая вероятность, что она опоздает. Она девушка, которая приходит либо слишком рано, либо слишком поздно.

Что за ленивица. Она же писательница!

— Мурамаса-сэмпай живет слишком далеко... она, возможно, всё ещё в пути.

Элф сказала мне, что Мурамаса-сэмпай живет в Чибе.

Кстати, когда я спросил у Элф, как она это узнала, то получил такой ответ:

— Я могу сказать это по её униформе.

Похоже, она держала в памяти все модели школьной формы в этой стране.

На самом деле поразительно. Что и ожидалось от автора романтического жанра, принцессы, которая всегда застает меня врасплох.

— Эроманга-сэнсэй прямо наверху... тогда остается Сидо-сэнсэй.

Что он за человек? Судя по его идее об этой вечеринке, он должен быть человеком, которому нравятся такие события.

Когда я думал об этом...

«Динг-донг»

Кто-то пришел.

— Иду!

Я попытался сделать свой голос дружелюбным и открыл дверь. Передо мной был...

— Добрый день.

Молодой парень, которого я не знал.

Он выглядел старше меня... возможно, студент университета. У него были длинные волосы цвета чая, но он выглядел серьезно. Одет он был в светлый свитер-жакет.

— Ты...

— Меня зовут Сидо Куминицу. Это дом Изуми Масамунэ-сэнсэя?

— Ах, да. Это я. Я — Изуми Масамунэ...

— Рад встрече с тобой, Изуми-сэнсэй.

— Также рад встрече с тобой...

Ого, какой скромный парень.

Говорить такое, возможно, немного и грубо, но именно таким было моё первое впечатление о нём. Ха, в последнее время я встречаюсь только с людьми со странностями, так что я мысленно приготовился.

— Позаботьтесь обо мне, Сидо-сэнсэй.

— А-ха-ха, как насчет того, что мы отбросим это «сэнсэй»?

Он криво улыбнулся.

— Хорошо.

Я понял. Даже я не очень-то любил, когда другие меня называли Изуми-сэнсэй.

Конечно же, были некоторые исключения, но в большинстве случаев я предпочитал, чтобы ко мне обращались с «-сан».

— Тогда давай оба отбросим суффикс «сэнсэй».

— Конечно.

— Пожалуйста, входи. Ну, никого пока ещё нет.

— Прошу прощения за вторжение.

Он снял свою обувь и бережно поставил её перед входом. Прямо как Элф — похоже, он был хорошо воспитан.

Я направил его в гостиную. По пути он спросил:

— Насчет того, как мы должны звать друг друга: Изуми-сэмпай — подходяще?

— Ну, для меня немного странно, когда кто-то моложе меня зовет меня [сэмпай].

Хотя я и зову Мурамасу "сэмпай", но так как от неё исходит ощущение «старшей сестры», я не чувствую ничего странного.

— Как насчет тогда Изуми-сан?

— Всё нормально, если ты будешь звать меня просто по имени. Не нужно быть таким формальным.

— Звать по имени, это немного... как насчет обращаться друг к другу так, как до этого?

Болтая, мы пришли в гостиную.

— Пожалуйста, присаживайся.

— Благодарю, Изуми-кун.

В конце концов, он начал звать меня так. Сидя на диване, он кашлянул, и спросил, немного смущаясь:

— Мой близкий друг всегда зовет меня Сидо. Изуми-кун, ты можешь звать меня так, как пожелаешь.

Я посмотрел на него и засмеялся:

— Понял. Пожалуйста, позаботься и обо мне, Сидо-кун.

Да. Верно. Вот как должны проходить обычные встречи.

Сравнивая с теми, чьи имена начинаются с [М] или [Э]... В последнее время я почти не имел обычных встреч без каких-либо баталий.

Элф и Мурамаса-сэмпай всё ещё задерживались, а Эроманга-сэнсэй попросту сказала «позвони мне, если будет что поесть». Они совсем не знали, как надо общаться.

Не имея другого выбора, я сел и стал пить чай вместе с Сидо-куном.

— Сидо-кун, почему ты решил собрать эту вечеринку?

— Просто я совсем недавно дебютировал и не знаю почти никого.

Первый опыт Сидо-куна был историей, напечатанной в конкурсе новичков, и он дошел до финального раунда. Затем ему дали редактора, и состоялся его дебют. Он учился в университете, пока писал третью книгу, когда ему в голову пришла новая идея.

Путь Изуми Масамунэ был другим. Я получил награду в конкурсе Новичков, затем дебютировал. Я не знаю хорошо это или плохо, но я узнал многих людей в данной индустрии.

К примеру, сэмпая, который вручал мне награду, тех, кто выигрывал такую же награду... ну, многих людей.

Думая сейчас об этом, понимаешь, что те люди намного лучше меня. Не говоря о том, что я не очень-то и активный тип, поэтому не смог ни к кому из них приблизиться.

— Я думаю, что это хороший шанс. Все, принимающие участие в этом турнире, новые авторы, поэтому наш возраст должен почти совпадать. Я хочу лучше узнать Изуми-куна.

— Соглашусь с этим. Лучше знать больше людей в нашей индустрии. Да, кстати, в этой вечеринке участвуют всего лишь пятеро, среди которых я, Сидо-кун, Элф, Мурамаса-сэмпай и Эроманга-сэнсэй, верно?

— Да.

— Было же ещё два участника в турнире — они не придут?

Он не пригласил их? Услышав это, Сидо-кун печально опустил глаза.

— Я приглашал их, но они отказались. Они решили не становиться авторами...

— Ах...

Ну, это было нормально. Даже я когда-то почти сдался.

Я был не единственным, кто поставил свою жизнь автора на кон на этом Мировом турнире ранобэ. В какой-то мере я был тем, кто отсек их карьеру.

Всё же...

— Ясно! Ну, ничего не поделаешь.

Я попытался засмеяться. Бесполезно грустить сейчас. В действительности, это лишь оскорбит тех людей, которые пытались изо всех сил, совсем как они.

— Да, ничего не поделаешь.

Возможно, он понял мои намерения — Сидо-кун попытался уйти от этой темы.

— В любом случае, я хотел встретиться с писателями, близкими по возрасту. Изуми-кун, кто-нибудь из них мог бы подружиться с нами?

— Ну да... но дружить с ними — это уже совсем другое.

В конце концов, они все странные. Должен ли я позволить такому юному писателю, как он, встретиться с ними?

— Эм, если и я подружусь с кем-либо, то представлю их тебе.

Хорошо. Возможно, это поможет мне завести новых друзей. Из-за того факта, что я беспокоился о сохранности своей личности, и поэтому-то и не разговаривал ни с кем в школе, сейчас, кроме Томоэ, у меня не было никого, с кем бы я мог поговорить о ранобэ.

Пока мы болтали...

«Дин-дон» — зазвенел звонок.

— О, посмотрим, кто прибыл.

Я встал. По пути к двери я быстро взглянул на часы, которые говорили мне, что прошло уже много времени. Другими словами, кто бы сейчас ни прибыл — они точно опоздали.

— Эти известные писатели не знают ничего о прибытии вовремя.

Им бы подучиться у Сидо-куна.

Жалуясь, я открыл дверь.

Снаружи...

Две красивые девушки столкнулись лбами.

— Масамунэ-кун, прости за опоздание...

— Это всё её вина! Я не сделала ничего плохого!

Девушкой в кимоно была Сенджу Мурамаса-сэмпай.

Рядом с ней стояла дура — Ямада Элф — в юкате. Я, конечно, слышал об этом её плане заранее...

Светлые волосы с юкатой обычно не очень-то сочетались... но... в этом случае...

У милых девушек было громадное преимущество.

Пусть данная сцена выглядела немного нереально, но я попытался спросить:

— А-а, вы двое что, пришли вместе?

— Да! Я пошла на станцию, чтобы встретиться с ней! Нам надо было о многом поговорить, и мы планировали вместе купить подарок...

И когда эти двое стали так близки…

— Затем я обнаружила, что кроме денег на билет, у неё не было в карманах ни монеткой больше! Нам пришлось сделать огромный крюк к банку — это так утомительно!

— Ничего не поделаешь. Пусть ты и можешь положить денег в бумажник, просто на всякий случай, но я никогда не использовала кредитную карту, с самого рождения, — внезапно объяснила Мурамаса-сэмпай.

Прямо как на нашей первой встрече: если бы она ничего не говорила, то люди могли бы подумать, что она пустоголовая. И всё же давление от неё почти заставляло меня задыхаться, когда она была моим врагом.

После нескольких встреч она стала заметно слабее. Словно как босс в Войнах Супер Роботов.

Провожая их в гостиную, я сказал:

— Мурамаса-сэмпай, ты же так бережна в письме, делая каждое твое слово идеальным, и всё же ты не знаешь, как снимать валюту в реальной жизни?

Услышав это, Мурамаса-сэмпай смутилась и сказала:

— Знания в книгах и в реальной жизни — две разные вещи. Я знаю о них всё, либо ничего.

Это неизлечимо. Похоже, что цивилизованный мир оставил её далеко позади.

Элф добавила фразу, которая была еще хуже:

— Вернись в цивилизованный мир, ты, неандерталец.

— Я... Я знаю, как пользоваться компьютером... немного.

Возможно, чтобы читать вэб-ранобэ. Ну, конечно же, ей надо знать хотя бы это.

— Ладно, ладно, ты действительно хороша. В самом деле, в банке была такая очередь, а ты выбрала этот самый момент, чтобы начать писать своё ранобэ... ты в самом деле не знаешь, сколько мы прождали? Я теперь никогда не стану с тобой в одну очередь.

Ведя двоих вздорных девчонок, я вернулся в гостиную. Сидо-кун встал и поклонился девушкам младше него.

— Простите за все проблемы.

— Хм, прости, что заставили тебя ждать.

Элф реагировала как босс якудзы на встрече со своим подчиненным. С другой стороны, Мурамаса-сэмпай глянула на него и спросила:

— Кто это?

— Один из писателей, который принимал участие в Мировом турнире ранобэ — Сидо Куминицу-сэнсэй, - объяснил я.

— Там был кто-то с таким именем?

— Да, там было такое ранобэ. Ты знаешь, рассказ про парня из кондитерской, написанный в лечебном стиле[✱]Писатель лечебного стиля — автор, который пытается написать счастливую концовку при очень мрачном сюжете. Пример: Уробучи Ген (Уробучи Ген, автор сценариев Мадоки, Песни Сайи, Фантома и аж двух Зеро — Фэйт/ и Алдноа).

— Не знаю.

Опять. Ты и в самом деле... всегда так относишься ко всему, что не заслуживает твоего интереса.

— Тогда, за исключением Эроманги-сэнсэя, все здесь. А пока что давайте перейдем к приветствию...

— До этого нам надо определиться с нашими местами!

Элф перебила меня и с силой потянула меня за руку:

— Я хочу сидеть рядом с Масамунэ ~~ ♪

«Пух» — внезапно вскочила вена на виске Мурамасы-сэмпая.

— Что... Яма-нечто-сэнсэй, ты такая бесстыжая.

— Ты! Как ты посмела забыть моё имя! Ты что, не помнишь, кто тебя научил пользоваться банкоматом?

— Что такое банкомат?

— Машина по выводу денег из ба-а-анка!!! Аааааргх! Ты такая проблемная!

Самым проблемным был тот факт, что она действовала естественно и нисколько не наигранно.

— В любом случае, я не собираюсь отдавать кому-то это место!

— Тогда я сяду с другой стороны! Мне ведь можно, Масамунэ-кун?

— П-пожалуйста, не так близко ко мне — я смущаюсь!

— Эй! Почему ты смутился только от Мурамасы? Я гораздо красивее её!

Таким образом две красивые девушки зажали меня посередке...

Черт, я сейчас сознание потеряю.

Я совершенно не понимал, о чём они думали, но ситуация становилась более бредовой. Не говоря о том, что Мурамаса-сэнсэй была так близко, что моё сердце билось все ускоряясь.

Внезапно - «Бам! Бам! Бам! Бам! Бам!» - потолок затрясся, подразумевая, очевидно, крик на весь дом:

— А ну переста-а-а-али!!!!!

Несколькими минутами позже я взял планшет, на котором виднелся Эроманга-сэнсэй, и присел на диван. Рядом со мной был Сидо-кун, который уже немного беспокоился. Элф и Мурамаса-сэмпай сидели на другом диване.

[Вот и хорошо]

Разобравшись с посадкой, Эроманга-сэнсэй кивнул.

Позвольте мне объяснить. После ударов в потолок я помчался на второй этаж.

После этого Эроманга-сэнсэй дал мне наушник, и я получил приказ [смени места немедленно], а после этого побежал с планшетом Эроманги-сэнсэя в руке.

— Ах... хаха... ну это...

Пронаблюдав за всем этим с самого начала, Сидо-кун робко спросил:

— Прямо сейчас... что это был за шум? Это как-то... связано с Эромангой-сэнсэем?

[Это был полтергейст]

— Э... но...

[Я сказал, это был полтергейст]

— Хорошо…

Он действовал так, будто он уже всё понял. Мне надо скрыть тот факт, что Эроманга-сэнсэй — это моя младшая сестра. Только я и Элф знали этот секрет.

Не... позволю...

После этого инцидента Мурамаса-сэмпай, возможно, догадалось о чем-то. Но она не говорила со мной об этом. Зная её характер, возможно, и нет нужды держать это в секрете... но чтобы точно успокоиться, мне надо будет вскоре обговорить с ней это.

— Всё же, Изуми-кун... ты действительно популярен.

Сидо-кун посмотрел на меня со скрытой улыбкой в глазах.

Хм, всё совсем не так.

Прямо сейчас... не было ничего хорошего.

«Бам-бам-бам» Потолок затрясся вновь.

[Ха? О чём ты говоришь? В этом нет ничего хорошего.]

Затем машинно-подобный голос раздался из планшета на моей груди.

[Потому что у Изуми-сэнсэя уже есть та, которую он любит, не так ли?]

— Ах... верно.

[Ха? Почему такая слабая реакция? Ты что, насмехаешься надо мной?]

Эроманга-сэнсэй так пугает...

[Кроме той, которую ты любишь — ты ведь не чувствуешь ничего к кому-нибудь еще, верно?]

— Нет.

«Бам!»

[Громче!]

— Нет, госпожа! Я ничего не чувствую!

Так страшно!

Слыша мой разговор с младшей сестрой, Сидо-кун спросил у Элф:

— Что это с ними? Они ведь оба... парни, верно?

— Ситуация немного сложнее.

О чём ты говоришь... Сидо-кун может из-за твоих слов подумать, что я голубой.

В это время Мурамаса-сэмпай снова начала что-то писать, совершенно не заботясь ни о чем в мире.

Так как я не мог больше сопротивляться давлению Эроманги-сэнсэя, то положил планшет на стол и сказал:

— Я пойду и приготовлю немного еды! Вы все пока представьтесь друг другу!

Игнорируя крик из планшета - [Не смей убегать!] - я сбежал на кухню. Элф проследовала за мной.

— Позволь мне помочь.

— Если ты будешь здесь, то что сделаешь, если Эроманга-сэнсэй снова рассердится?

— Всё в порядке.

Элф помахала рукой, приблизила свои губы к моему уху и прошептала:

— В любом случае... ты ведь ревнуешь, потому что я разговаривала с другим парнем? Не волнуйся ♪, я лишь перебросилась с ним парочкой слов, так как это бессмысленно, так что не стоит быть так настороже.

— Чего?

О чём она говорит? Элф отступила назад и осмотрела кухню.

— Хм ~ ты готовишь ужин? Выглядит довольно просто.

— Я просто собираюсь кое-что поджарить. Я сам справлюсь, поэтому можешь вернуться на место.

Я надел фартук и треугольную косынку.

Элф подумала секунду и сказала:

— Тогда ладно. Но эта кухня в самом деле хорошо оборудована — возможно, даже лучше моей. В следующий раз позволь мне воспользоваться ею.

— Если ты сделаешь и порцию для Сагири.

Она не обещала это, но готовка Элф была в самом деле хороша.

— Я знала, что ты это скажешь. Ах, кстати, тут есть подарок от меня и Мурамасы.

— Это же...

— Мы правильно всё выбрали? Не доставай сейчас — убедись, что удивишь этим свою младшую сестренку.

— Спасибо! То, что надо! В самом деле, то что надо!

— Ладно, ладно, всегда пожалуйста! В самом деле, тебя так легко сделать счастливым.

Почему-то Элф, уходя с кухни, улыбалась криво.

Вы, естественно, хотите знать, что же принесла Элф? Просто подождите и сами увидите. Сейчас было время вытащить то, что я приготовил.

Элф предложила вечеринку в честь Мирового турнира ранобэ, но мы могли устроить летнюю вечеринку.

Хотя я и хотела побывать в тех магазинчиках.

Другими словами, мы приготовили еду, которая обычно продается в летних фестивальных ларьках — все вместе (конечно же, мы не могли запустить фейерверк) — но, по крайней мере, мы могли частично создать атмосферу лета. Так, даже если она не покидает свою комнату, Сагири могла получить некоторые воспоминания о лете.

Вот что я намеревался сделать.

Мы выложили все на стол вместе с традиционными блюдами

Якисоба, икаяки, такояки, жареная кукуруза, сладкие яблоки, шоколадные бананы...

Та же еда была отправлена в запертую комнату.

— Ого! Удивительно! Все так вкусно!

— Воистину! Масамунэ-кун, ты всё это сделал сам?

— Пусть это всё и еда простонародья, но... зачет.

[В самом деле... больше...]

Все комментировали это.

Даже Эроманга-сэнсэй временно забыл свою маскировку.

В любом случае, всё хорошо, пока она веселилась.

— Масамунэ! Скажи что-нибудь как хозяин!

Если Элф сказала так, то у меня нет причины отказываться. Давайте начнем с приветствия.

— Ну, спасибо вам все громадное за принятие участия в этой вечеринке в честь Мирового турнира ранобэ.

"Хлоп-хлоп-хлоп" — все захлопали в ладоши.

— Хотя в будущем мы, возможно, и станем соперниками, но я надеюсь, что мы станем друзьями. В любом случае, я буду краток, так как иначе еда остынет, поэтому — кампай!

— Кампай!

«Дзынь!» — мы чокнулись стаканами.

— Среди неудач мне улыбнулась удача, и моё ранобэ также было выбрано для публикации. Пусть я и проиграл в турнире, но я планирую исправить это позже. Я надеюсь, что вы все это прочтете.

— Масамунэ-кун, поздравляю тебя с победой. Я в самом деле хочу увидеть опубликованную версию.

— Ты выиграл благодаря моим тренировкам! Преклони колени и восхваляй меня!

[Простите, что я не могу присоединиться к вам. Изуми-сэнсэй также приготовил немного еды и для меня, поэтому позвольте участвовать по Skype.]

Пусть ты и прямо наверху.

Хотя вначале и были некоторые проблемы, но сейчас всё хорошо. Все радостно едят. Атмосфера дружелюбная.

Разные люди по-разному думают, но по-моему, мы — партнеры, а не враги. В этой индустрии нас можно назвать даже товарищами.

Конечно же, пусть и маленький, но всё же существовал шанс, что некогда наши интересы столкнутся. Моя дуэль с Элф и с Мурамасой-сэмпаем — вот вам примеры.

Но в тоже время большинство писателей пытаются превзойти других, и множество людей любят их ранобэ. Поэтому всё больше людей становятся их фанатами.

Поэтому не было нужды ревновать известного писателя, думая «я не хочу улучшать свои отношения со своим врагом» — это лишь навредит тебе самому.

Вот почему я действительно надеялся, что все смогут постараться вместе.

Ну, как и у всех людей, были моменты, когда мы ненавидели или завидовали. Даже я ничем не отличался. Однажды я думал: «Писатель, чей псевдоним похож на мой, должен умереть» или «Я не приму Мурамасу».

— Время для знакомства.

Следуя моему предложению, Сидо-кун поднял свою руку:

— Позволь мне начать. Вы все, похоже, уже знакомы друг с другом.

Никто не был против.

Сидо-кун кашлянул дважды и спокойно сказал:

— Меня зовут Сидо Куминицу. Я дебютировал два года назад. Сейчас я учусь в университете, одновременно пишу, в большинстве своём сосредоточившись на гастрономическом ранобэ.

— С самого дебюта твоими хобби были различные гастрономы, лоли и романтика. Но ты послал на Мировой турнир ранобэ гастрономическое ранобэ — зачем ты сделал это? — спросил я.

Так как он был таким скромным, то даже если он сказал мне спрашивать, о чем я захочу — я не мог так сделать. Сейчас я попросту задал безопасный вопрос.

— Я любил еду, с тех пор как был маленьким, особенно сладости. Я постоянно бегал в круглосуточник и покупал множество сладостей... Я всегда надеялся, что однажды я смогу делать вкусные бисквиты и шоколадные торты, которые так любят дети.

У всех были свои мечты, но лишь немногие смогли следовать им до конца — большинство из нас променяли наши мечты из-за наших способностей и ситуации в реальной жизни.

К примеру, тот, кто хотел стать мангакой, стал писателем романсов.

Некто, кто хотел стать профессиональным игроком в бейсбол, стал производителем принадлежностей к бейсболу.

Кто-то хотел стать писателем, а стал вместо этого редактором.

Но всё же некоторые из них воплотили свои мечты.

— А-ха-ха, итак, сперва я хотел делать сладости, затем как-то я стал писателем, который пишет гастрономическое ранобэ.

Такие люди как Сидо-кун не редкость.

—Теперь моя мечта — это соединить однажды свои усилия с бизнесом и продавать книги вместе со сладостями.

Я думаю, что такая мечта хороша. Чтобы добиться этого, он должен писать нечто, из чего можно сделать аниме. Пусть наши мечты и разнятся, но у нас один и тот же путь.

— Если ты добьёшься этого, то я точно пойду и куплю немного.

— Благодарю.

Смутившись, Сидо-кун гордо улыбнулся и отдал мне маленькую коробку. Внутри был маленький торт.

— Это мой подарок.

— Неужели... ты сделал это сам?

— Да. Он может быть не очень вкусным, если есть с горячей едой, но, пожалуйста, попробуй его.

— Ого, спасибо.

Элф однажды сказала, что «писатель романтического жанра хорош в готовке». Похоже, что она была права.

Если бы я захотел изменить жанр на романтический, то мне пришлось бы практиковаться в приготовлении тортов? Ну, возможно, я и займусь этим в свободное время.

— Хорошо, теперь моя очередь!

Рядом со мной Элф подпрыгнула. Похоже, что она больше не могла ждать. Она встала в странную позу:

— Я — Ямада Элф! Я красивая писательница, по чьей книге скоро снимут аниме!

— Хотя Мурамаса-сэмпай известнее тебя.

— Эй, ты! Заткнись!

Элф указала на меня и гордо выпятила грудь:

— Моя мечта — написать Лучшее Ранобэ — и покорить этот мир.

Она сказала что-то, что обычно говорит финальный босс в детской манге.

(— ... Личность Ямады Элф-сэнсэя почти такая же, как и в Интернете.)

(— Верно, верно, соглашусь с этим.)

Я шептался с Сидо-куном, у которого просто не было слов.

Кстати, Мурамаса-сэмпай ела такояки и что-то записывала, не слушая ни слова.

[Позволь мне задать более реалистичный вопрос. Как ты планируешь покорить мир с помощью ранобэ?]

Да кого это волнует?! Эроманга-сэнсэй, зачем тебе спрашивать такое?

— Пока моя книга будет продаваться во всем мире, то это станет реально! Как только моё имя будет на слуху у всего мира, то это будет означать, что я покорила мир.

[Если я правильно помню, то Х «биб» продалось в пятьсот миллионов экземпляров, и всё же оно не покорило мир.]

— Муууу....

У этой книги очень много фанатов в мире, но вряд ли можно сказать, что она «покорила мир».

[Кроме этого, если ты хочешь покорить мир книгой, то, по крайне мере, тебе надо победить «это» — текущее сильнейшее ранобэ в мире.]

— Что ты подразумеваешь под «этим»? То, что под подразумеваемыми боевыми очками насчитывает шестьсот миллионов?

[Основываясь на манере разговора Элф-тян, «это» 388.000.000.000 боевых очков.]

— Триста восемьдесят восемь миллиардов? Счет уже идет не в десятках тысячах?

Элф так удивилась, что перешла с арабских цифр на написание кандзи.

— В любом случае, то, что Эроманга-сэнсэй подразумевает под «этим», сейчас сильнейшая книга в мире. Хотя я и не скажу названия, но она уже вошла в книгу Гиннеса. Если ты будешь оскорблять «это», то твоя жизнь может быть в опасности. Всё верно?

[Да, да.]

Фактически, просто звать её ранобэ — уже рискованно. Что ещё ожидать от самой популярной книги в мире.

— Если ты подразумеваешь «это», то тогда она действительно покорила мир.

Ого, Сидо-кун, ты действительно можешь поспевать за этой чушью.

— Кх... Му... му...

Хотя Элф и затряслась, когда встретилась лицом к лицу с «сильнейшей книгой в мире», но она быстро восстановилась и начала хвастаться:

— Тогда моя первая цель — стать лучшей в Японии!

Ну, в этот раз в это хотя бы можно поверить.

— Прямо сейчас моя цель — победить ранобэ [Хачирайджин [✱]Hachiraijin — Восемь Богов грома].

Это книга Dengeki Bunko?

Услышав мой вопрос, Элф посмотрела вдаль и ответила:

— Они называют их перевоплощением Японских восьми Богов грома, и каждый из них Архиписатель, чьи продажи превысили десять миллионов книг.

Она снова несла чушь.

Тем временем Мурамаса-сэмпай остановилась и прислушалась.

— Э, люди, о которых ты только что сказала — их ранобэ действительно хорошее?

Похоже, что она хочет знать больше. В конце концов, она хочет найти ранобэ для себя.

— О чём ты говоришь? Ты одна из Хачирайджин.

— Э?

Мурамаса-сэмпай побледнела. Элф гордо добавила:

— С этого момента ты должна звать себя как одна из них. Как насчет Куруйзаку Куройказучи но Мурамаса[✱] Kuruizaku Kuroikazuchi no Muramasa — Мощный черный гром разрушения Мурамаса?

— ...

Мурамаса-сэмпай ошарашенно смотрела на Элф.

— Эй, Элф. Сэмпай, не злись. Нет нужды заострять внимание на этих странных прозвищах.

— Оно не странное... в самом деле, у тебя нет вкуса. Очень крутое название.

— Крутое?..

Я сильно усомнился, что кто-то будет достаточно смелым, чтобы представиться таким именем и потряс головой. В то же время Элф повернулась к Мурамасе-сэмпаю.

— Хорошо, теперь твоя очередь.

— ?

— Я говорю: твоя очередь представляться.

Услышав это, Мурамаса-сэмпай пришла в себя. Она медленно встала, приняла позу оратора и представилась:

— Одна из Хачирайджин, Куруйзаку Куройказуччи но Мурамаса выступает.

— Ты в самом деле его используешь?..

Видя моё удивление, сэмпай серьезно ответила:

— Да. Пусть это имя и звучит странно, но если тщательно обдумать – в нём точно есть нечто крутое.

— Естественно. Это действительно круто, как сэмпай справедливо только что сказала.

Итак, мне надо сделать это, чтобы стать лучшим продаваемым писателем, как Элф и Мурамаса-сэмпай... надо подумать об этом более тщательно.

— Но, пожалуйста, сэмпай, представь себя по-настоящему. Знаешь, говорить, что тебя зовут «Мощный черный гром разрушения Мурамаса» при первой встрече — как-то неправильно, ладно?

— Неправильно?

— Да.

Но почему-то у меня возникло ощущение, что Мурамаса-сэмпай не сможет представиться лучше.

— Тогда...

Она кашлянула и представилась заново:

— Сенджу Мурамаса. Друг Масамунэ-куна.

Автор — писательница или что-нибудь в этом роде — она ничего этого не сказала. Такие звания бессмысленны для неё. Но только от одной части её пояснения моё сердце забилось чаще.

Я улыбнулся и спросил:

— Сэмпай, какая у тебя мечта?

— Написать [лучшее ранобэ в мире].

Отвечая, она посмотрела мне прямо в глаза.

Секунда тишины…

«Бам-бам-бам!» — потолок вновь затрясся.

— Вах?!

Почему Сагири снова разозлилась?

Элф повернулась к планшету у моей груди и сказала:

— Эроманга-сэнсэй, не волнуйся. Тебе не надо быть настороже рядом с ней.

[Что ты имеешь в виду, Элф-тян?]

— Эй, Элф, не давай Эроманге-сэнсэю странных идей.

— Просто слушай. Хорошо, теперь я расскажу вам о моем опыте по написанию романтического ранобэ.

— Какая быстрая смена темы!

Мурамаса-сэмпай уставилась на Элф.

Конечно, он сделает это, учитывая то, что нить повествования внезапно уйдет от неё.

— Замолчи! — крикнула Элф, проигнорировав Мурамасу-сэмпая, и подняла палец.

«Клац-клац» произвела она звук, словно на шоу вопросов:

— Вопрос: в романтическом ранобэ у главной героини есть вещь, которая сильнее, чем моэ младшей сестры — что же это? Масамунэ-кун, пожалуйста, отвечай!

— Такой вещи не существует!

— Бу-у! Неправильно!

Элф пробормотала «сдохни, сискон», уставившись на меня.

— Подсказка: это что-то, что есть у Мурамасы, но Ямада Элф никогда не сможет получить это за всю жизнь. Что же это?

— Грудь?

НЕПРАВИЛЬНО!!!

Ого, какой громкий крик.

С другой стороны, Мурамаса-сэмпай покраснела и, закрыв свою грудь рукой, посмотрела на меня:

— Я так и знала, что ты совершенно не умеешь сдерживать себя.

Чувствуя смущение, я посмотрел в сторону.

— Подсказка: это что-то, что может сильно увеличить обаяние девушки; подсказка: в большинстве случаев это нечто, что появляется тогда, когда ранобэ почти завершено; подсказка: в большинстве случаев, когда героиня получает это, её шанс появиться снова заметно уменьшается; подсказка: по всем этим причинам это нечто, что очень сложно правильно использовать...

— Подожди секунду. Не продолжай. Японцы — раса, полная доброты и сострадания к слабым, поэтому это можно считать чем-то хорошим, но, в конце концов, это остается чертой второстепенного персонажа. Главная героиня, как я — это всё же центр всей истории.

Элф многозначительно посмотрела на планшет.

[...]

Эроманга-сэнсэй ничего не сказал, а я просто не мог ничего понять.

Мурамаса-сэмпай внезапно засмеялась и холодно ответила:

— И ты смеешь такое говорить? Нехорошо смешивать выдумку и реальность. Не делай этого. И еще, ты знаешь, что делаешь большую ошибку?

— Какую же ошибку? Нет никакой ошибки.

Довольно сложно прервать девушек, когда они говорят. И я и Сидо-кун были совершенно бесполезны.

— Хм, тогда что насчет тебя, Ямада Элф? Всё, что ты только сказала — просто пустое хвастовство.

Впервые Мурамаса-сэмпай назвала имя Элф правильно.

— Ты спрашиваешь, что же насчет меня? Хотя просто сидеть и строить планы — не мой стиль, но я не могу понять тебя. Этот парень... ты, похоже, хочешь не любовника, а чего-то другого.

— Ты намеренно пытаешься запутать меня?

— Возможно, я немного переборщила. Но мне это больше не нравится, и меня это бесит.

Элф и Мурамаса-сэмпай яростно уставились друг на друга, разве что не рассыпая вокруг искры Ситуация накалилась до предела.

— Ой, ой, теперь моя очередь!

Я быстро впрыгнул между ними.

К счастью, я выбрал правильное время. Глаза всех сосредоточились на мне и предыдущая атмосфера полностью исчезла.

В самом деле... как девушки могут разозлиться из-за таких мелочей?

— Меня зовут Изуми Масамунэ. Писатель, старшеклассник. Мой шедевр — Серебряный волк. Реинкарнация. Сейчас я работаю над моей новейшей историей Самая милая в мире младшая сестренка.

Я глубоко вздохнул и посмотрел на Эромангу-сэнсэя.

— Я хочу увидеть, что эта книга станет популярной, увидеть, как по ней снимут аниме, а затем посмотреть его вместе со своей младшей сестрой — это наша мечта.

Все замолчали.

Затем, начиная с Мурамасы-сэмпая, все захлопали в ладоши. Каждый из нас сказал другим о своих мечтах.

Я решил продолжить эту тему.

— И наконец — очередь Эроманги-сэнсэя.

[Э?..]

Я развернул планшет и сказал:

— Прошу, Эроманга-сэнсэй.

Все посмотрели на неё и стали уговаривать:

— Прошу, Эроманга-сэнсэй.

— Эроманга-сэнсэй... Ты меня заинтересовала...

— Эроманга-сэнсэй... поторопись! Позволь нам тебя увидеть!

Эроманга-сэнсэй! Эроманга-сэнсэй! Эроманга-сэнсэй!

Слыша это имя постоянно, реакцией Эроманги-сэнсэя было

[Я-я-я-я-я не знаю никого с таким именем!]

Отвечает так же, как и обычно.

[Уууууу…]

Пусть на ней всё ещё была маска, но её личина уже исчезла.

— Ладно, ладно. Просто не зовите Эромангу-сэнсэя Эромангой-сэнсэем! Каждый раз, когда вы зовете Эроманга-сэнсэй, Эроманга-сэнсэй, Эроманга-сэнсэй — это так смущает! Разве не так, Эроманга-сэнсэй?

[Ни… Нии-сан, Изуми-сэнсэй сказал это больше, чем кто-то ещё...]

Хех!

[Эм, в любом случае, я не знаю... никого с таким именем] Сагири снова повторила: [Также... моя мечта... как Изуми-сэнсэй только сказал... эм...]

Она сомневалась. Сагири замолчала, потому что она не привыкла разговаривать с другими.

[Это... Это...]

Но никто не перебивал её. Мы верили, что Сагири что-нибудь скажет.

Несколькими минутами позже...

Элф попыталась спросить:

— Эроманга-сэнсэй, у тебя ведь тоже есть мечта, верно? Какая она?

На экране Эроманга-сэнсэй сделала паузу. Её голова опустилась.

Я не мог предположить, каким было лицо моей младшей сестры за этой маской.

Она медленно поведала о своей мечте:

[Стать... невестой... того, кого я люблю...]

Это, вероятно, была самая невероятная мечта по сравнению с нашими.

Этой ночью, когда всё закончилось и все разошлись по домам, я был внутри запертой комнаты, перед своей младшей сестрой.

— Ты... повеселилась сегодня.

— Немножко… — пробормотала Сагири. Она не смотрела на меня.

— Ясно... Я очень сильно веселился. Все собрались вместе, общались, ели... было весело. Радость этого шума... теперь её нет... и дом так тих...

— ...

Сагири внезапно посмотрела на меня. Чувствуя смущение, я быстро встал.

— Ладно, посмотри на это.

Давай перейдем тогда к главной теме.

— Что... это такое?

Я достал это и сказал:

— Машина по созданию сахарной ваты. Элф и Мурамаса-сэмпай принесли её вместе. Тебе нужна она, чтобы получить ощущения Летнего Фестиваля, не так ли?

— Сахарная вата... ох...

Сагири немного наклонилась, чтобы получше рассмотреть.

Хех, а она заинтересовалась!

— Почему ты не вытащил её раньше?

— Я хотел удивить тебя. Хе-хе, мой план удался?

— Совсем... нет...

Сагири надулась и отвернулась.

Я криво улыбнулся и запустил машину, чтобы привлечь её внимание.

— Намного лучше делать сахарную вату самой. Смотри!

Я открыл крышку и положил внутрь сахар.

Затем подождал.

И наконец...

— Вот.

— Ого.

Сахарная вата стала появляться, словно облако, в центре машины.

— Ого... удивительно.

Сагири положила руки на пол, опираясь, и заглянула внутрь. Может, она думает, даст ли это ей какую-нибудь идею?

— Затем я использую палочку, чтобы собрать её — вот так.

Я положил внутрь палочку и закрутил её. Мало-помалу вата начала собираться.

— ...

Внезапно я заметил, что Сагири смотрит на меня. Я улыбнулся и сказал ей:

— Хочешь попробовать?

— Да.

Вот как должен реагировать ребенок её возраста. Я радостно передал ей палочку.

— Хм... вот так?

Она бормотала, пока двигала палочкой.

— Тебе также надо крутить её... да, вот так...

— У-у-у... устала...

— Ладно, передай мне.

Сахарной ваты становилось всё больше и больше. И чувство пустоты внутри меня медленно исчезало.

Мы выглядели словно настоящие родственники.

Наконец мы закончили. Её было не очень-то и много, но всё было сделано.

— Ого, мы справились.

— Ха-ха, дай посмотреть.

Хотя я бережно готовил ранее еду, но она, возможно, предпочитает сладости.

Сагири откусила сахарной ваты.

— Сладкая.

Она чарующе улыбнулась.

— В самом деле? Это хорошо.

У меня на лице, наверное, возникло такое же выражение.

— Вот... Нии-сан.

— Да?

— Поешь...

Она подняла сахарную вату ко мне.

— Можно?..

— Да.

Она кивнула.

— Тогда...

Я откусил, как она и сказала. Сладость распространилась по моему рту.

— Так... сладко...

— Я знаю, верно?

— Угу.

Время проходило в молчании. Я встретился с Сагири лишь на короткое время, прежде чем моих родителей не стало, поэтому сейчас, должно быть, первый раз, когда мы проводим столько времени вместе.

Наконец мы закончили есть. Сагири медленно сказала:

— Нии-сан... тебе одиноко?

— А?

— Несколько дней назад... когда ты ушел в редакторский отдел... и когда ты вернулся... ты выглядел странно.

— Ах...

Да. Недавно даже я чувствовал что-то не то.

Хотя моё тело было в порядке... но это чувство всё ещё было здесь.

— Одиночество? Потому что ты не можешь придти домой?

— Возможно, и так.

Я признал свои чувства. Наверное, благодаря этой нежной атмосфере.

— Я... не могу позволить Сагири заботиться об этом доме в одиночку.

Это мой секрет. Мой постыдный секрет, который я никому не говорил.

— Мама — я имею в виду мою настоящую маму... она попала в аварию после того, как ушла из дома, сказав мне присматривать за домом — и не вернулась. После этого... Я всегда боялся этого чувства...

Я боялся оставаться дома один. Боялся одиночества.

Но я никогда никому этого не говорил. Я спрятал это и подавил. Я не хотел причинять еще больше проблем своему отцу.

Но...

Масамунэ. Ты больше не будешь снова один. У нас есть новая семья.

Я полагаю, что мой отец и так всё знал.

— И когда я услышал, что у меня будет новая семья — я очень обрадовался.

— Ясно... это... твой второй раз.

— Ага.

Мама, папа, мама... Я не смогу больше сказать им «С возвращением».

— И даже если я не понимал этого... всёлишь ухудшалось... Думаю, я не показывал тебе этого, потому что ты была дома, со мной.

Но в то мгновение, как я покинул дом, это проявилось.

Я до смерти боялся отдалиться от своей семьи. Я боялся, что не смогу их снова увидеть — эта мысль иногда всё же появлялась у меня в голове. Так мучительно…

— Я так бесполезен. Я уже старшеклассник, и всё же...

Внезапно нечто теплое прикоснулось к моей голове.

Когда я понял, что это рука Сагири, моё сердце забилось быстрее.

— Всё нормально.

Она нежно гладила меня по голове.

— Ты знаешь... Я больше не могу выйти из своей комнаты. Потому что я боюсь столь многих вещей... Я совершенно не знаю, что мне делать... И всё же у меня с тобой нет никаких проблем, поэтому всё, что ты сказал, неправда.

— Я... когда я сказал «Тебе не надо заставлять себя ходить в школу», как-то это звучало так, словно я говорил это для тебя...

Должен ли я сказать Сагири это?

Когда Мегуми спросила меня о Сагири — мой ответ, пришедший из глубин моего сердца.

Это не была ложь. Но...

— Но я боюсь. Я боюсь остаться один, поэтому мне надо, чтобы ты была рядом.

Но это была лишь половина причины. Другая половина была очень смущающей. Я не мог сказать её вслух.

— ...

Сагири ничего не говорила, а просто гладила мою голову.

Время проходило в молчании...

— Я понимаю теперь. Нии-сан, ты хочешь иметь семью. Так как твоей настоящей матери нет, твоей новой матери и твоего отца также... ты, должно быть, очень, очень одинок.

— Да.

Я согласился. Это была правда.

Я поднял голову и четко сказал:

— Я хочу, чтобы мы были семьей.

— Я... никогда не рассматривала тебя, как свою семью... Я не хочу быть твоей младшей сестрой.

Сагири снова повторила эти слова.

Но в этот раз она засмеялась:

— Но ничего не поделаешь. Я какое-то время побуду твоей младшей сестрой.

— Спасибо.

Я хотел плакать.

Я был так рад. Действительно, по-настоящему рад. И всё же моё сердце болело.

— Кстати... Сагири... ты приближаешься к своей мечте?

Она упала на кровать и посмотрела вверх.

— Она отдаляется всё дальше и дальше, — ответила Сагири.