Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
deidorimu
17.08.2019 10:53
homievlads, нет. И поэтому я формулирую это именно как "вышедшие шесть томов", а на сайте у проекта статус "выход продолжается".
Предвосхищая вопросы - вероятно, последним будет седьмой том (нет подтверждения, но есть веские поводы так думать). И я не знаю, когда он выйдет. И никто не знает - анонса пока не было.
homievlads
17.08.2019 06:18
Понял, нет, это не "перевод заново", я вас понял )
Тогда такой вопрос, раз все шесть томов уже переведены вами, является ли шестой том последним?
deidorimu
15.08.2019 18:31
homievlads, в настоящий момент выкладывается сильно отредактированная версия предыдущего перевода. Считать это "переводом заново" или нет - судите сами, но хочется надеяться, что мы не зря старались, и что разница чувствуется.
Все вышедшие шесть томов уже переведены, но не отредактированы. Тома с четвёртого по шестой (не считая первой главы четвёртого тома) нигде не публиковались и будут опубликованы в порядке очереди и после редактирования.
homievlads
15.08.2019 06:14
Хотел спросить дальше третьего тома дело продвинется?
На этом сайте же уже были выложены три переведенных тома.
Я даже их качал себе и читал.
Вы переводите уже переведенное заного или что происходит?

Глава III — Двенадцать запертых комнат

Когда мы добрались до общежития, уже перевалило за шесть часов и солнце скрылось за горизонтом.

По пути к моей комнате мы натыкаемся на одну из моих соседок. Она смотрит на бесчувственную Киригири у меня на спине и мальчика в жилетке округлившимися глазами.

— Юи… Вижу, у тебя в последнее время появилось много новых увлечений.

— Ты ничего не видела.

Войдя в комнату, я сразу спускаю Киригири вниз и укладываю на кровать. На её бледной шее жуткие синяки. Сегодня её и впрямь чуть не убили. Бедная…

Лико с живым интересом оглядывается в комнате.

— Ух ты… Женское общежитие...

— Не смотри!

Я заталкиваю разбросанные по комнате одежду и нижнее бельё под кровать.

— Лико, присядь пока.

— Хорошо, — он с улыбкой опускается на колени.

— Я много о чём хочу тебя спросить, когда Киригири-тян очнётся, но… Для начала скажи — ты правда Микагами Рэй?

— Да, если ты имеешь в виду, называют ли меня так некоторые люди. Я не помню своего настоящего имени. Я уже говорил, но родители рано умерли, и я очутился в сиротском приюте.

— А тот Микагами Рэй, который зарегистрирован в Библиотеке…

— Это я.

— Но ты… Ты же трипл-зеро-класс. Это невероятное достижение. Сам-то осознаёшь?

— Осознаю. Ведь из-за этого за мной гоняется много разных людей.

— Сколько тебе лет?

— Наверное, двенадцать.

— Что? Погоди, как-то не сходится… Сколько тебе было, когда ты зарегистрировался в Библиотеке?

— Наверное, семь. Понадобилась карточка Библиотеки, чтобы раскрыть одно дело, вот я и зарегистрировался.

— Хочешь сказать, семилетний ребёнок к двенадцати годам, всего-то за пять лет, смог стать трипл-зеро-классом?

— Строго говоря, у меня уже было три нуля в... наверное, девять лет.

Думаю, таких, как он, и называют гениями…

А ведь есть люди, у которых ранг за три года, наконец, поднимается на один пункт, а ещё те, кто совершают, а потом сами же раскрывают преступления, чтобы поднять ранг на шесть пунктов…

Микагами Рэй только зарегистрировался — и в мгновение ока стал трипл-зеро-классом, возможно, из-за этого даже Комитету не удалось установить его личность. К тому же он здорово преуспел в искусстве заметать следы.

— Сведения обо всех делах, которые я раскрыл как Микагами Рэй, всегда оказываются в моей папке в Библиотеке. Интересно, кто и откуда за мной наблюдает?..

— Ясное дело, Комитет, во время сеансов своего Закрытого Вещания.

— Комитет не при чём.

— Что? Но ведь Библиотека Детективов и Комитет по оказанию помощи жертвам преступлений тайно связаны друг с другом.

— Нет, не связаны.

— Нет, быть не может, ведь как ни посмотри, они…

— Библиотека честно придерживается устава, а там сказано, что это «база данных, но не более того». Она не связана ни с какими другими организациями и, таким образом, соблюдает нейтралитет по отношению ко всем детективам, чьи папки там хранятся.

— А ты не думаешь, что всякие их уставы и правила — просто слова?

— …Ну, даже не знаю.

Лико с улыбкой пожимает плечами.

— Ты сейчас подумал «а какая разница?», да? Просто не хочешь говорить этого вслух.

— Хи-хи, извини. Библиотека меня не слишком интересует, — Лико расплывается в детской улыбке. — Так или иначе, Комитет и Библиотека не сотрудничают. Точнее было бы сказать, что Комитет использует Библиотеку в своих целях.

— …Правда?

— Если Комитет и Библиотека — одна организация, разве не странно, что все данные о её предводителе, Синсэне Микадо, стёрты? Об остальных-то информация есть.

— Но ведь… Если папка предводителя преступной организации останется в открытом доступе, им это будет невыгодно, разве нет?

— Думаешь? Если они могут в своих интересах менять ранги детективам и фальсифицировать данные в папках, зачем ему выделяться, как «единственному мужчине, чья папка пропала»?

— А, ну да…

— Вот и получается, что Комитет никак не может повлиять на ранги или на информацию в папках. Думаю, Комитет никогда и не хотел брать Библиотеку под свой контроль. «Дуэль Нуар» — в том числе и аттракцион для зрителей, вроде азартной игры, должна быть гарантия, что ранги детективам, которых на неё вызывают, присваивает нейтральная организация. Поэтому Комитету нужно, чтобы Библиотека оставалась независимой. Зрители были бы разочарованы, окажись шоу постановкой.

Зрители «Дуэль Нуар» наблюдают за настоящими убийствами. Но всё же, думаю, иногда присутствует и постановочный элемент.

— Но ведь меня целенаправленно выбрали детективом для нынешней «Дуэль Нуар». По-твоему, это объективный выбор?

— Они вольны вызывать любого детектива, чей ранг находится в пределах стоимости дела, думаю, всё честно.

— Ну уж нет, не согласна, — я швыряю конверт с двенадцатью вызовами на пол.

— Если на кону выход Рюдзодзи из Комитета, он продешевил. Детектив вроде него стоит гораздо больше, чем двенадцать бумажек.

— …Я смотрю, ты его поддерживаешь.

— Ну да. Я его уважаю.

— И на чьей же ты стороне? Комитета? Или на моей?

— Ты как будто спрашиваешь, кому принадлежит моё сердце.

Лико, похоже, нравится мысль про сердце, и он застенчиво улыбается. Но я прекрасно знаю, что за его улыбкой прячется ехидство. Страшно засмотреться на него и забыться.

— По крайней мере, я верю, что ты не враг.

— Рад, что ты мне доверяешь, — Лико улыбается с неподдельной радостью.

Детектив трипл-зеро-класса — маленький мальчик, который и не думает гордиться собственными достижениями, а лишь всецело посвящает себя разгадыванию тайн… Всё бы ничего, но при этом он зачем-то служит Рюдзодзи и работает в непосредственной близости от Комитета. Слишком много загадок. Его много о чём нужно расспросить.

Я раздумываю, с чего бы начать допрос, когда на кровати со стоном садится Киригири.

Она тяжело откашливается.

— Ты в порядке, Киригири-тян? Вот, выпей воды. Хочешь, поедем в больницу?

— Нет… Всё хорошо, — хрипло отвечает она и делает глоток воды из пластиковой бутылки. У неё должно болеть не только горло, но и ушибы по всему телу. И всё же она пытается держаться стойко.

А вдруг я раню её гордость, если продолжу ещё сильнее о ней беспокоиться?

Я решаю продолжить разговор.

— Я как раз собиралась устроить ему допрос, — я указываю на Лико, с прилежным видом сидящего на коленях. — Он… в общем, он и есть Микагами Рэй.

— Ну да, — отвечает Киригири, поглаживая горло.

— Ты знала?

— Нет, но он казался мне подозрительным. Ты представила меня ему просто как подругу, но он почему-то знал моё имя.

— А может, я выведал твоё имя и внешность в агентстве Рюдзодзи, — с улыбкой парирует Лико.

— Если так, то, увидев меня, ты должен был как минимум удивиться. Для Рюдзодзи и Комитета я — враг, которого они разыскивают, и я не могла просто взять и заявиться на станцию… В любом случае, я убедилась, что с тобой что-то неладно, когда увидела, как ты расправляешься с убийцами.

— Обстоятельства сложились так, что я не смог бы и дальше скрывать от вас правду. Знаю, прозвучит как отговорка, но я собирался вам открыться, устранив убийц. Честно.

— Да ладно? — я искоса гляжу на Лико. — А зачем ты вообще прибился к Рюдзодзи-сану?

— Если вокруг меня постоянно не будет новых загадок, я умру, превратившись в кучку пепла. — Лико мягко улыбается.

В его улыбке читается искренность, и слова невозможно воспринимать как шутку.

— Поэтому я проник в место, где собрано больше всего загадок на свете, — замок Рюдзодзи. Их там и впрямь невероятно много, но качество оставляет желать лучшего, даже дышать тяжело.

— А ты ещё и эстет, я смотрю…

— Думаю, мне лучше путешествовать, а не сидеть на одном месте. Где-то в мире, несомненно, прячется какая-нибудь большая тайна и ждёт меня, — говорит Лико с широченной мальчишеской улыбкой.

Детектив, вся жизнь которого — поиск новых загадок… Да, детектив может жить и так. Этот мальчик свободнее и чище, чем любой детектив, связанный долгом кого-то защищать или спасать.

— Рюдзодзи-сан знает, что ты Микагами Рэй?

— Вряд ли знал, когда принимал меня на работу. Но мог вплоть до вчерашнего дня подозревать, что я — Микагами Рэй. А сегодня его подозрения подтвердились.

— Как подтвердились? Он за тобой следил?

— Нет. Полагаю, он сам мог нанять кого-то из убийц, — отвечает Лико, не меняясь в лице.

— Ч-что? Зачем?

— Само собой, чтобы они… Нет, не убили меня, а помогли убедиться, что я и есть Микагами Рэй. В итоге все трое выжили, и какой-нибудь из них обо всём доложит Рюдзодзи.

— Полагаю, сообщение, что Микагами Рэй будет на станции «Мэюра», тоже поступило от самого Рюдзодзи Гэкки, — говорит Киригири, облокотившись о спинку кровати.

— П-погодите-ка. Да что вы такое говорите? Зачем Рюдзодзи-сану всё это устраивать?

Почувствовав моё возмущение, Киригири холодно смотрит на меня и поясняет:

— Он всё спланировал. Сначала Рюдзодзи запустил ложную информацию и отправил нанятого им убийцу на место. Само собой, он не сказал убийце, чего на самом деле добивается. Попутно он выдал тебе, Юи-онээ-сама, вызов на невыполнимую «Дуэль Нуар», ради которой ты не могла не отправиться на станцию «Мэюра». Таким образом он мог спокойно послать Лико туда же — как твоего помощника. Само собой, Лико бы непременно встретился с убийцами.

— Теперь я совсем ничего не понимаю. Получается, он изначально подготовил этот вызов на двенадцать дуэлей, чтобы заманить Микагами Рэя в ловушку и заставить себя выдать?

Если так, то в игре Рюдзодзи с белым и чёрным конвертами тоже был смысл.

Он устроил мне экзамен. Хотел убедиться, что я человек, который не станет пачкать руки… Ему нужен был человек, который остановит Микагами Рэя, когда тот попытается заставить убийц навеки замолчать.

— Тогда понятно, почему он доверил мне роль личной прислуги, несмотря на то, что нанял всего полгода назад. Хотел хорошенько ко мне приглядеться, вот и держал поближе к себе, — констатирует Лико с таким безразличием, будто говорит о ком-то другом.

— Ну и дела… Он просто мною воспользовался, и всё из-за тебя. Вот уж не думала, что всё происходящее — часть плана по раскрытию личности Микагами Рэя… Но раз вызов фальшивка, то это можно пережить, — я облегчённо вздыхаю.

Видишь ли, у Рюдзодзи есть одна пугающая особенность, — говорит Лико, пожимая плечами. — Вызов точно не фальшивка. Он настоящий. Вот поэтому Рюдзодзи и называют гением искусства параллельного мышления и многозадачности. Он хорошо использует одно и то же обстоятельство для нескольких разных дел одновременно.

— Но… Тогда сейчас уже идёт настоящая «Дуэль Нуар»?

— Именно.

…В голове не укладывается.

Так сколько же фитилей одновременно поджёг Рюдзодзи? Да ещё и не двигаясь с места и запустив весь процесс одним действием, будто нажал на кнопку выключателя. Вот насколько пугающим может быть трипл-зеро-класс, когда он — твой противник.

— «Дуэль Нуар» только началась. Времени ещё много, — говорит Лико с беззаботной улыбкой.

До конца остаётся примерно сто шестьдесят один час. Можно сказать, что время пока есть, но вместе с тем — его совсем ни на что не хватает.

— Кстати, Лико, ты знаешь ответы на загадки этой «Дуэль Нуар»? — задаёт вопрос Киригири, не сводя с Лико пронзительного взгляда.

Лико мотает головой.

— Рюдзодзи обычно не пускал меня в кабинет, когда работал. И, предположим, если бы я всё же кое-что видел, смог бы я отличить то, что было связано с «Дуэль Нуар», от других его параллельных дел?..

— Но ведь ты смог бы?

— Что?

— Ты смог бы отличить «Дуэль Нуар» от другой его работы.

— Ну, даже не знаю…

Лико с улыбкой наклоняет голову вбок, будто дурачился.

— Лико, скажи честно, — я подхожу к нему вплотную. — На чьей ты стороне?

— Сам не понимаю, — разводит руками он.

— Чего ты не понимаешь? Есть вообще хоть что-то, чего ты не понимаешь?

— Право или лево, А или Б, друг или враг… Я не понимаю, зачем проводить черту и зачем принимать какую-то сторону. А не всё ли равно? И вообще, в мире случилось столько войн как раз из-за того, что кто-то где-то провёл чёрту, и…

— Прости, но у нас нет времени на философские рассуждения. Ты мне нужен, Лико. Это ты понимаешь?

— Я тебе нужен?

— Нужен. Помоги мне.

— Хорошо, но при одном условии.

— Условии?.. Хорошо, что за условие?

— Поцелуй меня.

— …А?

— Нужна магия, чтобы случилось чудо.

— Н-не придуривайся.

— Можно в щёку.

— В щ-щёку? Можно в щёку?

— Юи-онээ-сама, ты что, собираешься согласиться?

— Н-ничего я не собираюсь.

— Жаль. Ну ладно, я пошёл.

— П-погоди! — я останавливаю Лико, который уже начал подниматься с пола. — Хорошо, согласна. Сядь.

— Юи-онээ-сама, ты серьёзно?

— Ну а что прикажешь делать? Я же просто в щёку его чмокну, это почти как приветствие.

— Так сделай лицо повеселее, — говорит Лико, глядя на меня снизу вверх.

— Слушай, скажу только одно, волшебный поцелуй — это когда принц целует принцессу… А я сейчас просто тебя…

— Да знаю, я же просто пошутил, — Лико поднимает обе руки вверх, всем видом демонстрируя, что пошёл на попятную. — Не нужно мне никакой магии. Я с самого начала собирался тебе помочь.

— Ах ты…

Я всерьёз намеревалась стукнуть сидящего передо мной мальчишку, но одёрнула себя. Если разозлюсь — я проиграла.

— Во-первых, ответ на вопрос, известно ли мне что-то о нынешней «Дуэль Нуар» — нет. Я не знаю ни загадок, ни ответов. Сами подумайте — Рюдзодзи подозревал, что я Микагами Рэй. Стал бы он раскрывать мне свои секреты?

— Так бы сразу и сказал.

— Кстати, откровенно говоря, я проник в агентство Рюдзодзи не только потому, что мне были необходимы новые загадки. На самом деле я собирал информацию о Комитете.

— …Почему ты до сих пор об этом молчал? — вот теперь я разозлилась.

— Может, ждал, что ты и так обо всём догадаешься… Ну, неважно. За последний год резко возросло число людей, которые хотели со мной сблизиться. И все они были детективами, которых ко мне направил Комитет. Я понял, что человек по имени Синсэн Микадо хочет заполучить меня в союзники. И ещё он вознамерился меня убить, если я откажусь.

Значит, Комитет и впрямь хотел использовать способности Микагами Рэя. Разумеется, ведь когда хочешь увеличить собственные силы, логичнее всего выбирать в союзники детективов высокого ранга.

— Итак, я проник в замок Рюдзодзи и какое-то время следил за поведением Комитета. Если честно, привлеки они мой интерес, я бы к ним присоединился.

— Тебе явно не достаёт постоянства.

— Я беспринципный детектив, — озорно улыбается Лико.

Обычно о себе такое не говорят…

— Вот только Комитет занимается лишь созданием загадок. Я влюблён в загадки, но не слишком хочу придумывать тесты для других детективов. И поэтому Комитет мне больше не интересен. Я бы, наоборот, хотел, чтобы мне самому приходили вызовы на «Дуэль Нуар» как детективу, чтобы разгадывать загадки, но у меня целых три нуля, и никто меня не вызывает…

Чем больше денег уходит на создание «Дуэль Нуар», тем выше ранг детектива, которого на неё вызывают. Чтобы вызов пришёл трипл-зеро-классу, стоимость должна быть колоссальной, и у убийц, вероятно, не хватает духу делать «Дуэль Нуар» настолько дорогой.

— Так что… Я хочу помочь вам с «Дуэль Нуар». Хочу разгадывать загадки. Пожалуйста, позволь помочь.

— Почему ты сразу не сказал?! Было бы быстрее! — Я раздражённо взъерошила волосы. — Я уже не понимаю, честный ты или пытаешься хитрить.

— А ты совсем простодушная.

Я отвешиваю ему затрещину… Мысленно, а на самом деле терплю.

— Ладно, так или иначе, ты нас здорово выручишь, если поможешь, — я протягиваю руку для рукопожатия, но Лико лишь ехидно ухмыляется и не подаёт руки в ответ.

— …Ну что ещё?

— Тебя совсем ничего не смущает? Не слишком ли легко ты меня принимаешь?

— Что ты такое говоришь?

— Кёко-сан не готова мне настолько довериться.

Теперь и это…

Киригири всё ещё буравит Лико пронзительным взглядом. Выражение её глаз можно принять за злость.

— В чём дело, Киригири-тян? Ты не веришь Лико?

— Синсэн Микадо… — почти шепчет она. — Он может перевоплотиться в кого угодно.

От её слов перехватывает дыхание.

Синсэн Микадо — мастер маскировки и перевоплощений, Вариационист.

— А-а, так ты подозреваешь, что я могу оказаться Синсэном Микадо?

— Нет, ну это уж точно невозможно, — поспешно возражаю я. — Лико ведь гораздо меньше. Киригири-тян, он меньше тебя. А Синсэн Микадо, с которым мы встретились в отеле «Норманс», выше меня. Может, он и мастер перевоплощений, но у него бы не получилось стать настолько меньше.

— А вот нарядиться так, чтобы стать больше — получилось бы, — отвечает Киригири.

— Ну да, но… Но ведь Лико объективно меньше, так что нет смысла его подозревать.

А если нынешняя внешность Лико — настоящая, а Синсэн, которого мы видели в отеле — маскировка? Вспомни, Синсэн из отеля на самом деле и был маскировкой.

— Теоретически она может оказаться права, — не спорит Лико.

— Н-но если так, то и я могу оказаться Синсэном!

— Ты точно настоящая.

— Почему ты так уверена?

— …Т-ты мягкая, — говорит Киригири, отвернувшись.

Так значит, вчера она меня обняла, чтобы убедиться, я ли это…

— Лико, ну возрази ей!

— Возразить не так-то просто. Тут встаёт проблема так называемого дьявольского доказательства. Мы можем говорить хоть до бесконечности, но всё равно будем приходить к одному выводу: я либо Синсэн, либо нет.

— Опять ты мудришь… Всего-то нужно сказать: «Нет, я не он».

— Нет. Я не Синсэн Микадо.

Взгляд Киригири нисколько не смягчается.

— Ты ему не веришь, Киригири-тян?

— Честно говоря, я верю ему примерно на шестьдесят процентов.

— Шаткая цифра, — Лико со смиренной улыбкой пожимает плечами. — А основания?

— Голос. Твой ещё не сломался, а у Синсэна Микадо голос взрослого мужчины.

— Точно! Хоть он и мастер перевоплощений, не может же он говорить то сломавшимся, то не сломавшимся голосом.

«Или Синсэн Микадо — может?..» — проносится на задворках сознания, но я игнорирую эту мысль.

— Ты мне поверила?

— Говорю же, я с самого начала верила тебе на шестьдесят процентов.

— Тогда пожмите друг другу руки в знак примирения. Можно в шестьдесят процентов силы.

Киригири нехотя протягивает руку, Лико с почтением пожимает её и расплывается в улыбке.

— Всё, у вас мир. Теперь пожми руку мне. А то мы так этого и не сделали.

Я протягиваю Лико руку. Лико покорно пожимает её. У него рука крохотная, как у девочки. Вряд ли это рука Синсэна Микадо.

— Ну вот, теперь можем продолжать разговор.

Я раскладываю на полу двенадцать вызовов.

Все вызовы — возможные убийства, которым ещё предстоит произойти. А быть может, есть и те, где убийство уже совершено.

И нам нужно раскрыть все двенадцать.

Я выдвигаю складную указку и заговариваю с покорно сидящим на коленях Лико и опирающейся на спинку кровати Киригири командным тоном:

— Чтобы одолеть эту «Дуэль Нуар», нам необходимо разделиться, иначе не успеем. Нужно распределить вызовы и вести расследование поодиночке. Нет возражений?

Лико и Киригири кивают.

— К счастью, мы можем поделить двенадцать дел на три части, каждому достанется по четыре вызова, и всё будет честно…

От собственных слов голова идёт кругом. По четыре? До сих пор даже один вызов был для меня делом жизни и смерти, а теперь четыре — на одну меня?

— Для начала посмотрим, где находятся места проведения игр и разобьём их на три группы по принципу приближённости друг к другу.

— Сэнсэй!

— Что такое, Лико-кун?

— Можно не разъезжать туда-сюда, а получить всю общую информацию об убийствах от полиции, когда они уже произойдут. Тебе не кажется, что лучше воспользоваться информацией и действовать так называемым методом «детектива в кресле»?

— Предлагаешь посмотреть сквозь пальцы на предупреждения о грядущих убийствах? Так нельзя!

Вызов — ещё и предупреждение о готовящемся преступлении. Если детектив хорошо соображает, то может его предотвратить.

— И всё же мне кажется, со всеми делами нам не справиться, — Киригири медленно качает головой. — Если где-то ошибёмся, нас вообще могут запереть в одном месте до окончания времени. Как в прошлый раз, в отеле… Например, у нас тут круизный лайнер, и если он выйдет в море, вернуться с него обратно на берег своими силами может не получиться.

— Н-ну да…

— Принимая во внимание обстоятельства, не лучше ли поделить вызовы на группы по стоимости, а не по месту расположения? Разберём их по стоимости, а потом каждый начнёт расследовать, как удобно — либо с дешёвых, либо с дорогих…

— Хорошо, тогда разложим по стоимости, и…

— Ну давайте уже быстрее! — Лико со скучающим видом разводит руками. — Я могу раскрыть все дела, если отдадите их мне.

— Даже тебе такое не…

— Под силу, — лицо Лико остаётся радостным и беззаботным.

А ведь он и впрямь может с ними справиться.

…И вообще, разве нынешняя «Дуэль Нуар» с самого начала не была битвой детективов трипл-зеро-класса, в которой участвует ещё и род Киригири? Рюдзодзи рассчитывал, что на стороне детектива в битве примет участие Лико, то есть Микагами Рэй. Тогда и предполагаемым противником Рюдзодзи изначально была не я, а Микагами Рэй. Или вообще Киригири Кёко? У неё пока низкий ранг, но Комитет, похоже, не считает её новичком.

Если так, я оказалась втянута в настолько не свою войну, что словами не передать.

И разумнее всего просто поручить дело…

— Интересно, какой из них будет самым таинственным? — Лико с восторгом в глазах перебирает вызовы, только что хвостом не виляет, как собака, которой дали игрушку. — Загадка не будет такой интересной, если не умрёт два-три человека. Наверное, чем выше цена, тем выше и вероятность серийного убийства… Интересно, как можно воспользоваться таким оружием?.. — он часто дышит, начиная возбуждаться.

…Нет, не разумнее.

Как детектив он, конечно, внутренне свободен, но вместе с тем ему не достаёт моральных принципов и чувства справедливости. Его интересуют загадки и тайны, а не жизни людей.

Нельзя поручать ему все вызовы.

А у меня нет таланта детектива.

Будь у меня хоть толика его таланта, я бы спасала людей по всему свету…

— …Что-то я уже не верю в благополучный исход дела. — Я складываю указку и плюхаюсь на пол.

— Но мы же ещё не начали, Юи-онээ-сама.

— Да знаю я, но…

Обидно, что от меня нет никакого толку.

Но если повешу нос сейчас, рискую совсем сломаться.

Нужно взбодриться и идти вперёд с высоко поднятой головой.

— Киригири-тян, я всё же думаю, нужно ехать на место и спасать людей. Это битва, где на кону честь детектива.

— Юи-онээ-сама… — Киригири смотрит на меня с сомнением.

Для неё я наверняка выгляжу нерадивым учеником, который рвётся сдавать экзамен — жалкое зрелище.

И всё равно я намерена идти вперёд.

И верить в надежду впереди.

— Слушай, Юи-онээ-сама, — заговаривает Киригири, теребя косичку. — Я согласна, что лучше поделить вызовы, но не на троих, а так, чтобы мы с тобой работали в команде. Вместе будет… спокойнее.

Последняя фраза даётся ей с видимым трудом.

Даже если мы с ней и станем командой, я буду просто путаться у неё под ногами. Я хочу об этом сказать, но передумываю.

Я вдруг осознаю: одна из особенностей «Дуэль Нуар» в том, что детектив не может быть устранён. Сейчас детектив я, и убийце запрещено трогать меня даже пальцем.

Значит, кое-что я всё же могу.

Я могу стать твоим щитом.

— Да, давай так и сделаем. Ты будешь думать, а я — собирать доказательства и при необходимости давать пинка убийцам. В этом можешь полностью на меня положиться.

— А меня вы бросите одного? — встревает Лико.

— Разделим вызовы поровну между тобой и нами. То есть по шесть штук. Так ты получишь не треть, а на две загадки больше. Что скажешь?

— Тогда согласен, — отвечает Лико, улыбаясь во весь рот.

Может, и он простодушнее, чем кажется.

— Значит, продолжим, — я беру в руки все двенадцать листов. — Обсудим, как будем делить вызовы…

— Они все выглядят интересными, даже не знаю, как выбрать.

— Лико, не называй их интересными. Там же могут погибнуть люди.

— Извини, — покорно просит прощения Лико. — Но если будем сидеть и выбирать, потратим много времени. Может, лучше распределим случайным образом?

— Хм… Ну да, может, ты и прав.

В конце концов, мы не сможем понять, что за дело нас ждёт, просто глядя на вызовы. В нашем случае нет смысла привередничать.

— Тогда я их перетасую.

Лико выхватывает у меня все двенадцать листов, и кидает их вверх, к потолку.

А потом…

— Эй!

Он уже сжимает между пальцев шесть дротиков, которые успел достать из-под сложенного на полу пиджака. Одним взмахом он запускает все шесть в воздух.

Я машинально отшатываюсь, когда один из них проносится мимо, слегка задев меня по лицу.

Дротики с еле слышным стуком вонзаются в стены и потолок моей комнаты. Каждый попал в цель и пригвоздил к стене или потолку по одному вызову. Невообразимое мастерство. Я замечаю, что один из них воткнулся в моё пальто, висевшее на вешалке.

— Ты что творишь?!

— Те, в которые я попал — мои.

Лико, похоже, пропускает мои слова мимо ушей и с воодушевлением собирает пришпиленные вызовы.

Я собираю те, что валяются на полу.

Присев на кровати рядом с Киригири, я вместе с ней смотрю на доставшиеся нам шесть вызовов.

Первый вызов

Место: Бар «Гудбай» — 20 миллионов

Оружие: Нож — 5 миллионов

Оружие: Харибдотоксин — 30 миллионов

Оружие: Верёвка — 1 миллион

Трюк: Запертая комната — 20 миллионов

Общая стоимость: 76 миллионов

Второй вызов

Место: Музей средневековых европейских орудий пыток — 30 миллионов

Оружие: Железная дева — 30 миллионов

Трюк: Запертая комната — 80 миллионов

Общая стоимость: 140 миллионов

Третий вызов

Место: Проклятый особняк Такэда — 30 миллионов

Оружие: Дотануки — 20 миллионов

Трюк: Запертая комната — 100 миллионов

Прочее: Резинка — 1 миллион

Общая стоимость: 151 миллион

Четвёртый вызов

Место: Школа «Карэобана» — 30 миллионов

Оружие: Свеча — 20 миллионов

Трюк: Запертая комната — 150 миллионов

Общая стоимость: 200 миллионов

Пятый вызов

Место: Женская школа «Либра» — 200 миллионов

Оружие: Железная труба — 3 миллиона

Трюк: Запертая комната — 150 миллионов

Общая стоимость: 353 миллиона

Шестой вызов

Место: Научно-исследовательский центр развития способностей близнецов — 50 миллионов

Оружие: Нож — 5 миллионов

Трюк: Идеальная запертая комната — 500 миллионов

Прочее: Цепь — 3 миллиона

Прочее: Висячий замок — 3 миллиона

Общая стоимость: 561 миллион

(Указано по возрастанию стоимости)

— Слушай, Лико, к нам тут попал вызов, который может тебе понравиться, хочешь, поменяемся?

Самый дорогой вызов. Раз он дорогой, то убийство должно быть очень мудрёным. Хотелось бы его избежать.

Но Лико мотает головой.

— Не показывай мне такое интересное дело! У-у-у… — отказывается он, забившись в корчах. — Если начну выбирать, на что поменяться, мне не хватит вечности, чтобы решить. Пусть всё останется, как есть. Ещё чуть-чуть, и я уже не смогу сдерживать свою жажду.

Интересно, если ему показать фотографии Стоунхенджа или египетских пирамид, он тоже возбудится? Хотелось бы проверить, но не время развлекаться.

— Только в вызове за пятьсот миллионов указан трюк «идеальная запертая комната». — Киригири смотрит на всё со своим обычным хладнокровием. — Интересно, какая запертая комната стоит пятьсот миллионов?

— А дело такой стоимости вообще находится в пределах моего ранга?

Я знаю, что за миллиард триста вызывают дабл-зеро-класса, но у меня-то ни одного нуля, и мне нужно раскрыть дело за пятьсот миллионов?

Даже с пятьюстами миллионами можно сотворить всё, что угодно.

Чем больше денег, тем шире выбор, даже когда дело касается убийств. И ладно бы убийца тратил свои деньги, но ужас «Дуэль Нуар» в том, что Комитет с истинным великодушием снабжает ими убийцу.

— Ну, раз мы распределили работу, мне, пожалуй, пора домой, — Лико поднимается, сжимая в руке вызовы.

— Уже?

— Да. Не терпится поскорее отворить двери запертых комнат.

— А тебе вообще есть, куда возвращаться?

— Сегодня поеду к Рюдзодзи.

— В смысле? Вы же с ним теперь вроде как враги. Он тебя не впустит.

— Рюдзодзи не настолько ограниченный человек. И не настолько трусливый, чтобы убить меня, когда я потеряю бдительность. Кроме того, у меня ещё осталась там работа.

— Работа?

— Моя работа — получать информацию от полиции и доносить её до тебя. Изначально мне поручили именно это. Звони мне в любой момент, когда понадобится. Я дам тебе информацию.

— Ты прямо шпион. Уверен, что Рюдзодзи будет снабжать тебя информацией даже в нынешних обстоятельствах?

— Не волнуйся. Он честный человек.

И впрямь, можно не сомневаться. Если бы он просто хотел от нас избавиться, то мог бы сделать это самыми разными способами. И всё же он вызвал меня на честное состязание. В подобной прямоте, вероятно, и кроется одна из причин, почему он стал всеобщим спасителем.

— Ну ладно, удачи нам всем, — говорит Лико.

— Да, спасибо, Лико.

Мы прощаемся у парадного входа общежития.