Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
deidorimu
17.08.2019 10:53
homievlads, нет. И поэтому я формулирую это именно как "вышедшие шесть томов", а на сайте у проекта статус "выход продолжается".
Предвосхищая вопросы - вероятно, последним будет седьмой том (нет подтверждения, но есть веские поводы так думать). И я не знаю, когда он выйдет. И никто не знает - анонса пока не было.
homievlads
17.08.2019 06:18
Понял, нет, это не "перевод заново", я вас понял )
Тогда такой вопрос, раз все шесть томов уже переведены вами, является ли шестой том последним?
deidorimu
15.08.2019 18:31
homievlads, в настоящий момент выкладывается сильно отредактированная версия предыдущего перевода. Считать это "переводом заново" или нет - судите сами, но хочется надеяться, что мы не зря старались, и что разница чувствуется.
Все вышедшие шесть томов уже переведены, но не отредактированы. Тома с четвёртого по шестой (не считая первой главы четвёртого тома) нигде не публиковались и будут опубликованы в порядке очереди и после редактирования.
homievlads
15.08.2019 06:14
Хотел спросить дальше третьего тома дело продвинется?
На этом сайте же уже были выложены три переведенных тома.
Я даже их качал себе и читал.
Вы переводите уже переведенное заного или что происходит?

Глава II — Таинственный Призрак в Зеркале

Когда я распечатала чёрный конверт и достала оттуда чёрную рисовую бумагу, стало ясно, отчего он казался таким толстым.

Внутри было двенадцать вызовов.

Мы строили самые разные теории о том, каким окажется новое дело, но реальность превзошла даже самые смелые ожидания и повергла нас в отчаяние.

Моё имя стоит на всех двенадцати страницах.

— Ч… ч… что это значит?..

Я снова и снова смотрю на листки в своих дрожащих руках. В конверте хранилось не двенадцать копий одного и того же вызова, а разные дела.

— Везде один и тот же трюк — запертая комната, — говорит Киригири со всем возможным спокойствием. Но даже она заметно побледнела.

— Мне что, предлагают раскрыть двенадцать дел за неделю? Да ещё и все — с запертыми комнатами? Это же бред какой-то!

Я как будто заново прочувствовала весь ужас, который внушает мне Комитет. Им неведом здравый смысл. И ведь я знала об этом с самого начала…

Игра уже началась.

— Что же нам делать?..

Я принимаюсь расхаживать по своей комнатушке взад-вперёд, схватившись за голову.

Только две игры из двенадцати пройдут в одном и том же здании. А значит, нам нужно отправиться по крайней мере в одиннадцать разных мест. Я пока не знаю, где они находятся, но вряд ли стоит ждать, что все игры пройдут в одном и том же районе одного и того же города. Как ни посмотри, у нас слишком мало времени.

— Успокойся, Юи-онээ-сама. Продумаем план действий.

— План, говоришь… Невозможно раскрыть все дела без телепорта! Даже будь у нас телепорт, нам не под силу раскрыть сразу двенадцать дел!

— В худшем случае от нескольких придётся отказаться.

— Отказаться?..

— Даже если детектив не сумеет раскрыть дело, никакого наказания не последует. Раз так, следует выбрать дела, вероятность раскрыть которые выше, а остальные проигнорировать. То же самое, что пропустить непонятные задачи во время контрольной.

— У нас тут не контрольная, а расследование, с жертвами и убийцами. На кону человеческие жизни. Нельзя игнорировать ни одно из дел.

— Ты права, и поэтому мы попытаемся раскрыть как можно больше. Лучше разбираться с делами по порядку, чем хвататься за все сразу и в итоге ничего не успеть.

Киригири садится на кровать и смотрит на меня с мольбой.

Чем нужно пожертвовать ради достижения цели?

Меня снова ставят перед выбором.

— …Да, возможно, ты права. — Я сажусь рядом и, наконец, собираюсь с мыслями. — И вообще, я пока даже не знаю, по силам ли мне раскрыть хоть одно дело… С чего я взяла, что справлюсь со всеми, если очень постараюсь?

— Уже опускаешь руки?

— Скорее падаю с небес на землю. Думаю, они на примере этого вызова хотят показать мне, что рождённый ползать не может летать.

— Но зато ты прыгаешь выше всех, — с робкой улыбкой говорит Киригири. — Мы уже много чего преодолели, и всё благодаря тебе.

— Киригири-тян…

Ты постепенно научилась улыбаться мне.

— Нельзя опускать руки. Надежда ещё есть.

— Надежда?

— В Библиотеке зарегистрировано много детективов-специалистов по запертым комнатам. Мы сможем одолеть все двенадцать дел, если обратимся к ним за помощью.

Ну конечно!

Противник пытается задавить нас числом, а значит следует нанять много детективов и…

— Нет, погоди, нельзя этого делать, — быстро возражаю я. — Не стоит верить в Библиотеку Детективов. Мне кажется, они тайно связаны с Комитетом. Среди зарегистрированных детективов, несомненно, есть его члены.

Те, кто принял белый конверт.

Мы знаем, что больше десятка детективов, пытавшихся копать под Комитет, бесследно исчезли. Проще всего предположить, что их стёрли с лица земли, но ведь кого-то из них могли пригласить в Комитет, как меня, и кто-то из них мог принять белый конверт.

— Верно… Такие люди с радостью придут на подмогу, чтобы нам помешать.

— Вот видишь? Нет времени выяснять, кто из детективов друг, а кто враг, — говорю я, украдкой глянув на настольные часы. — Прошло уже полчаса! Так можно до самого вечера без толку метаться в сомнениях! У-у-у… Как же нам быть?.. Как же быть?..

Детективам из Библиотеки нельзя верить.

Значит, нужно искать тех, кто не зарегистрирован в Библиотеке? Но как нам отыскать независимых детективов, да ещё тех, кто разбирается в запертых комнатах?

— А твой дедушка? Он пока не может вернуться?

— Нет, — Киригири задумчиво качает головой. — С того дня он ни разу со мной не связывался.

Десять дней назад Киригири Фухито, нынешний глава рода Киригири, позвонил внучке и предупредил, чтобы она не приближалась к Синсэну Микадо. Сам он занимается какой-то важной работой за границей, а потому ещё некоторое время не может приехать на родину.

— Значит, придётся обойтись своими силами…

— Есть человек, которому можно верить, — говорит Киригири, подняв голову. — И, думаю, он один стоит десятка детективов.

— Правда? Кто? Кто-то из твоих друзей-детективов?

— Нет, мы не знакомы… Один из трипл-зеро-классов, Микагами Рэй.

Есть всего три детектива с номерами «000»: Граф в кресле — Рюдзодзи Гэкка, сотрудник правоохранительных органов — Джонни Арп и таинственный Микагами Рэй.

Анкетные данные Микагами Рэя полностью засекречены, и неизвестно, где он сейчас. О его или её существовании свидетельствуют лишь записи о раскрытых делах.

В основном Микагами Рэй берётся за необычные дела с оттенком мистики и за известные дела, много лет остававшиеся нераскрытыми, то есть за крайне запутанные загадки. Распутав серию лос-анджелесских театрализованных убийств, известных как «дело Зодиака»[✱]Дело Зодиака — реально существующее нераскрытое дело серийного убийцы, которому приписывают минимум семь жертв. В Японии это дело называют серией театрализованных убийств, потому что убийца сам устроил из них шоу: писал о них в местные газеты и отправлял туда же криптограммы со сведениями о себе. Японцы считают Дело Зодиака первым театрализованным убийством в истории США., остававшуюся нераскрытой с шестидесятых годов, он дал интервью местной газете, сидя за непрозрачным стеклом, и поэтому его имя, Микагами Рэй, перевели как «Призрак в Зеркале». Его и по сей день так называют[✱]С японского имя «Микагами Рэй» можно перевести как «призрак в зеркале»..

— Мы уже знаем, что Рюдзодзи Гэкка и Джонни Арп заодно с Синсэном Микадо, но Микагами Рэя с ними не было.

— Он член Комитета, точно. Они все на одной стороне, просто этот известен своим нежеланием показывать лицо, вот и не явился.

— Мне кажется, есть смысл выйти с ним на связь, хотя бы и ради того, чтобы в этом убедиться. Если он наш враг, то чем раньше мы узнаем, как он выглядит — тем лучше.

— Ну да, тоже верно…

Я в очередной раз содрогаюсь при мысли о том, что трипл-зеро-классы — мои «враги». Меня как будто забросило на чужое, неправильное поле битвы. Ну почему всё вышло именно так? А ведь я всего лишь обычная старшеклассница…

— Как нам связаться с человеком, которого никто никогда не видел?

— …Вот об этом и нужно поразмыслить в первую очередь.

— Хорошо бы придумать до того, как неделя пройдёт.

— Время язвить у тебя есть, так используй его, чтобы думать, онээ-сама, — немного сердито бросает мне Киригири.

Сделав успокаивающий жест, я вновь думаю о Микагами Рэе.

Из моего предыдущего опыта понятно: детектив с высоким рангом — вовсе не означает честный детектив. А этот ещё и скрывает свою личность, так что он точно какой-то чудик.

Враг ли он?

Союзник ли?

Если на нашей стороне окажется трипл-зеро-класс, время на раскрытие дел здорово сократится.

— Попробуем оставить ему сообщение в Библиотеке Детективов, как в прошлый раз? Хм, но Библиотеке верить нельзя…

Идеи закончились, и мы сидим в дружном молчании, скрестив на груди руки. Непонятно даже, как нам подступиться к решению.

И вдруг… откуда-то слышится незнакомый телефонный звонок.

Мы с Киригири переглядываемся.

— Твой телефон?

— У меня нет телефона.

— Но это не мой…

Я смотрю на мобильник. Он не звонит, и экран остаётся в режиме ожидания. Но откуда-то определённо раздаётся звонок.

Я прислушиваюсь и начинаю искать источник звука.

Звук доносится из моего рюкзака.

— Ой, это же…

Я вспоминаю о подарке, который передал мне мальчик, Ликорн, перед отъездом из детективной конторы Рюдзодзи. Я торопливо вытаскиваю его из рюкзака.

Звук определённо доносится из деревянной коробочки.

Я развязываю ленту, открываю подарок, и обнаруживаю внутри обёрнутый пупырчатой плёнкой телефон. Он мигает, сигналя о входящем вызове. Больше в коробочке ничего нет.

— Что это?

— Подарок Рюдзодзи-сана, — коротко объясняю я и достаю телефон. — Я отвечу.

Киригири кивает.

На экране светится надпись: «Номер не определён».

Я нажимаю на кнопку приёма вызова.

— …Алло?

— Добрый день. Как поживаешь? — знакомый приятный низкий голос.

— Рюдзодзи-сан?

— Абсолютно верно. Вижу, ты распечатала конверт. И сейчас, должно быть, как раз дивишься вызову, не похожему на твои предыдущие.

— И это у вас называется «честно»? — огрызаюсь я. Заодно я включаю громкую связь, чтобы Киригири слышала наш разговор.

— Хе-хе… Тебя ждёт совершенно честная «Дуэль Нуар». Ты даже в выигрышном положении, — голос Рюдзодзи звучит так, словно происходящее его забавляет. — Само то, что я тебе звоню — исключение из исключений.

— Что вам нужно?

— У меня к тебе три дела. Во-первых, для этой «Дуэль Нуар» тебе очень пригодятся полицейские отчёты. Всю информацию, которая есть у полиции, ты можешь узнавать через Лико. Обращайся к нему в любое время.

А, ясно, так вот о какой помощи шла речь.

— Понятно. Как с ним связаться?

— Номер есть в телефоне. Пользуйся в своё удовольствие. Я всё оплачу, — Рюдзодзи, похоже, хочет пошутить и сам же смеётся своей шутке.

А вот мне сейчас не до смеха.

— Во-вторых, за этой «Дуэль Нуар» наблюдаю я, Рюдзодзи Гэкка, и я же её создал. Считай, что состязаешься не только с двенадцатью убийцами, но и со мной.

— …Хорошо.

— Итак, установим условия победы и поражения в нашем состязании.

— Хоро… Что?

В нашем состязании?

Состязании между мной и детективом трипл-зеро-класса?

Если тебе удастся раскрыть все дела в отведённое время или предотвратить убийства, ты победила. Если же останется хоть одно нераскрытое дело, ты проиграла. Согласна?

— Что это за состязание такое?! Всё ведь против меня!

— Однако, — продолжает Рюдзодзи, не обращая внимания на моё заявление, — в случае собственного проигрыша я покину Комитет.

— Покинете?.. Хотите сказать, вы выйдете из него?

— Верно. Я их главный автор, и если я выйду из их состава, для Комитета это будет всё равно что лишиться руки. О таком условии ты могла только мечтать.

— А если я проиграю?

— Ничего особенного не случится. Проиграв, ты снова вернёшься в бой. Можно сказать, это и станет твоим наказанием. Твой бой не кончится, пока ты остаёшься детективом.

Довольно жёсткие условия для победы, но всё же в этой игре есть возможность получить огромную выгоду без риска. И именно поэтому мне кажется, что он чего-то не договаривает…

Я смотрю на Киригири, чтобы убедиться в собственных сомнениях.

Она слегка кивает, не произнеся ни слова.

Я решаюсь.

— Мне всё ясно. Я принимаю ваши условия.

— Отлично. Я рассчитывал, что ты именно такой детектив.

Раз так, отступать некуда. Нужно действовать.

— А третье дело?

— Знаешь, кто такой Микагами Рэй?

Когда он произносит это имя, моё сердце замирает в груди.

— Я видела его папку.

— Тогда долго объяснять не придётся. В последний раз он объявился в Фэрбанксе на Аляске год назад, и с тех пор о нём ничего не было слышно. Но, по моим сведениям, он вернулся в Японию.

— …Хотите сказать, даже вы не знали, где он находился до сих пор?

— Увы, он и для нас всё равно что призрак в зеркале. Даже о его возвращении я узнал из-за того, что вместе с ним в страну въехали представители ряда организаций из разных стран.

— Я вас не совсем понимаю…

— За Микагами Рэем охотятся самые разные организации со всего мира. Полиция, разведка, военный спецназ, армия, наёмные убийцы, детективы, мафия, бандиты… Короче говоря, есть лица, которые хотят использовать его талант в своих целях, и лица, которые не хотят, чтобы он использовал свой талант. На протяжении последних нескольких лет между ними развернулась борьба за Микагами Рэя. Правительство одной страны сформировало специальную команду для его захвата. Мне удалось обнаружить его след, потому что я следил за перемещениями этой команды.

Я с трудом удерживаю в голове масштабы происходящего. К тому же, если верить словам Рюдзодзи, Комитет заметно отстаёт от остальных преследователей.

— Итак, к делу… По моим сведениям, сегодня две организации и трое убийц направляются на станцию «Мэюра». Я точно знаю, что они уже некоторое время преследуют Микагами Рэя. И вряд ли они решили устроить совместный пикник. Ты же понимаешь, что я хочу сказать?

— Да.

Микагами Рэй приедет на станцию «Мэюра»

«Мэюра» — железнодорожная станция посреди многолюдного района. И она не так уж далеко отсюда. Я сама частенько туда наведываюсь за одеждой во время распродаж.

Выходит, там, где я всегда примеряюсь к длине очередных новых шорт, развернётся битва, исход которой может пошатнуть баланс сил в этом мире. Я с трудом представляю нечто настолько необычное в привычных декорациях. Слишком уж нереально. Стоп, он сказал «убийцы»?

— Тебе тоже следует съездить на станцию. Возможно, вы с Микагами Рэем встретитесь. Да и Комитет уже начал действовать.

Погодите-ка…

Комитету неизвестно, как выглядит Микагами Рэй, и они не знают, где он. Выходит, что…

— Так Микагами Рэй не член Комитета?

— Будь он одним из нас, я бы с тобой о нём не говорил.

Микагами Рэй нам не враг!

Вот уж точно — радостная новость. Таким образом, вражеская сила примерно на тридцать процентов меньше, чем я предполагала. А уж если удастся заставить Рюдзодзи Гэкку выйти из Комитета, можно будет считать, что их сила уменьшится вдвое.

— С чего вы вдруг рассказали мне, где появится Микагами Рэй?

— Исключительно во имя честной игры. Ты будешь рада каждому союзнику, разве нет? Кстати, вести расследования, заручившись помощью союзников — не против правил. Собирай столько людей, сколько нужно.

Всё-то он предвидел.

— Кроме того, Микагами Рэй — одиночка. Никто не гарантирует, что он согласится тебе помочь. Вполне вероятно, он и вовсе проникнется идеями Комитета и примкнёт к нам. Можно сказать, в каком-то смысле, первый раунд твоей «Дуэль Нуар» — битва за Микагами Рэя.

Возможно, он прав.

Нельзя махнуть на Микагами Рэя рукой просто потому, что он не враг. Было бы здорово заполучить его в союзники, пусть даже придётся потратить немного времени. А уж станет ли он помогать — уже следующий вопрос…

— У меня всё. Больше я не выйду с тобой на связь. В следующий раз мы встретимся уже как победитель и проигравший.

— Рюдзодзи-сан... — Он явно собирается повесить трубку, и я пытаюсь его задержать. — Нам действительно нужно сражаться друг с другом? Неужели вы этого хотите?

— Нет. Мне очень хотелось, чтобы ты приняла мою сторону. Но время не повернуть назад. Ни для тебя, ни для меня.

Голос из динамика замолкает.

В голове всплывает несколько фраз, которые мне следовало ему сказать, но я так и не решаюсь вымолвить ни слова.

— Удачной игры, — с этими словами он вешает трубку.

Я тяжело вздыхаю.

— …Ну и вляпалась же я в историю, — без обиняков подытоживаю я. — Детективу-старшекласснице не под силу такое разгрести.

— С тобой я, детектив из средней школы, — подбадривает меня Киригири. — Удивительно, как запросто ты разговаривала с Рюдзодзи Гэккой. Вы друг с другом очень открыты.

— Неужто было похоже на дружескую беседу? Да у меня руки тряслись! А ты что, ревнуешь?

— Не ревную. Ни капли.

— Да? Ну ладно.

— Но теперь у нас появилась надежда. Нужно связаться с Микагами Рэем как можно скорее.

Надежда?..

Станет ли Микагами Рэй нашей надеждой?

Удастся ли нам вообще выйти на контакт с Микагами Рэем вперёд разведки и убийц со всего мира?

— Для начала нужно отправиться на станцию «Мэюра». Киригири-тян, хочешь сначала заехать домой?

— Нет, — она мотает головой.

— Но ведь у тебя из одежды только школьная форма да блузка. Ты переоденешься, и…

— Не надо. Собирайся поживее.

— Ты чего так надулась?

Она не успевает ответить — снова звонит лежащий неподалёку телефон.

На жидкокристаллическом экране светится надпись: «Входящий звонок — Ликорн». Я нажимаю на кнопку приёма вызова.

— Алло?

— Это Самидарэ Юи-сан? Ты быстро ответила. Полагаю, Рюдзодзи уже всё объяснил?

— Да.

— Тогда буду краток: Рюдзодзи велел мне ехать на станцию «Мэюра». Встретимся там.

— Он приказал за мной следить?

— Жду тебя под вечным снегом.

Лико вешает трубку.

Это немного злит, но последняя фраза оказалась такой красивой, что мне удаётся сдержаться и не отшвырнуть телефон.

В итоге я выхожу из общежития в своей обычной школьной форме. Хотелось бы принарядиться — в кои-то веки мы с Киригири вместе выбрались в город — но «Дуэль Нуар» уже началась, так что не стоит прохлаждаться. Время, оставшееся на игру, где на кону чужие жизни, тает с каждым мгновением. Так что я выбрала свою полевую одежду, привычную и удобную.

До «Мэюра» пять станций на поезде. Мы с Киригири сидим рядом и смотрим на пейзаж за окном напротив. Мелкий снег медленно кружит над уже припорошенными улицами.

— Так можно доехать до самого моря, — говорю я, и Киригири озадаченно поворачивает голову в мою сторону. — Поехали вместе на море летом.

Киригири выглядит изумлённой, но, слегка потупившись, кивает. И всё же её лицо мрачно, будто она не верит, что этот день когда-нибудь настанет. Я улыбаюсь ей. Она смущённо отворачивается.

Мы сходим с поезда и шагаем к месту встречи.

В будний день народу здесь не так уж много. Перед скульптурой в форме снежинки стоит мальчик в галстуке и жилетке, держа над головой чёрный зонт.

— Привет.

Я подхожу, и он опускает голову в приветственном поклоне. Он, как всегда, похож на доброго духа — красивый и немного неземной. Через руку перекинут неизменный пиджак. Интересно, ему не холодно?..

Киригири прячется за моей спиной и пристально наблюдает за Ликорном.

— Я с подругой, ты не против? — спрашиваю я, указав на Киригири.

— Нет, всё в порядке, — отвечает Лико с загадочной улыбкой. — Поговорим на ходу. Хочешь, пройдёмся по магазинам?

— Хочу!

— Юи-онээ-сама, — Киригири тянет меня за подол куртки сзади. — Ты забываешься.

— Да нет же, это для маскировки!

Мы следуем за Лико. Он входит в торговый центр на станции. Мы идём вперёд по отапливаемому зданию и едем на эскалаторе наверх.

— Ты знаешь, где и когда появится Микагами Рэй? — спросила я у стоящего впереди Лико.

— Мне просто сказали ехать на станцию, — не оборачиваясь, отвечает он.

— Хм… Но куда мы, в таком случае, идём?

— На третий этаж, в отдел женской одежды.

— Микагами Рэй сейчас там?

— Нет. Я подумал, тебе хочется туда.

— Слушай… А ты неплохо соображаешь!

— Юи-онээ-сама, — Киригири толкает меня в спину. — Хватит дурачиться.

— Ничего я не дурачусь. Я вполне серьёзно намерена поискать одежду, которая тебе подойдёт.

— Я пошла.

Киригири разворачивается и шагает прочь. Вот только мы едем на эскалаторе, так что она всего лишь спустилась на несколько ступеней вниз. Смирившись с тем, что ей не уйти, она надувает щёки и поднимается с нами до третьего этажа, так и не обернувшись.

Я беру её за руку и веду за собой.

— О личности Микагами Рэя ходит множество слухов, и никто уже не знает, какие из них правдивы. Есть даже люди, которые считают его просто городской легендой, — вдруг заговаривает Лико, двигаясь вдоль магазинов женской одежды. Остальные посетительницы с упоением изучают витрины, и никто не обращает на нас внимания. Маскировка получилась и впрямь неплохой.

— Я подумала, Микагами Рэй, возможно, не один человек, а ты как считаешь? — говорю я то, что приходит на ум. — Это псевдоним, например, двоих людей, как Эллери Куин[✱]Эллери Куин — творческий псевдоним двоих американских писателей, работавших в детективном жанре: Фредерика Даннея (настоящее имя — Даниэль Натан, 20 октября 1905 г. — 3 сентября 1982 г.) и Манфреда Б. Ли (настоящее имя — Эмануэль Леповски, 11 января 1905 г. — 3 апреля 1971 г.).… Или же вообще команда из нескольких человек, как Майкл Слэйд[✱]Майкл Слэйд (род. в 1947 г.) — псевдоним канадского писателя и адвоката Джея Кларка; под этим псевдонимом совместно с ним в разное время работало ещё несколько человек.

— Тебе не кажется, что это пойдёт Кёко-сан? — не слушая меня, Лико заходит в один из магазинов.

— Эй, я, между прочим, с тобой… Ой! Какая прелесть! Киригири-тян, примерь!

Я хватаюсь за голубое платье. Цвет летнего неба. Грудь окантована кружевом, ещё и с ленточкой. Слишком яркое, не в её стиле, но если сочетать с кардиганом оттенка поспокойнее, то…

— Оно девчачье, — фыркает Киригири, глядя на протянутое ей платье.

— Ты чего? Тебе точно пойдёт, ты как раз в правильном возрасте для таких вещей. Хм… Хотя, может, ты и права, нужно нечто посолиднее…

— Мне хватит школьной формы.

— Нельзя всю жизнь ходить в школьной форме. А ты что думаешь, Лико? Поделись мужским мнением.

— Милое платье подойдёт, но, думаю, нечто более изящное было бы ещё лучше.

— Ну точно! И я так считаю!

— Мне кажется, ей может быть к лицу и футболка с какой-нибудь милой картинкой, вроде кошки или медведя.

— О! Ну конечно!

— Заглянем в другой магазин, — с этими словами Лико сразу выходит наружу, и я спешу следом, всё ещё держа Киригири за руку. Вид у неё уже обречённый.

— В этот раз за Микагами Рэем гоняется две организации: китайская разведка и научно-исследовательская группа, принадлежащая российской армии, — Лико вдруг снова заговаривает серьёзно. Наша необычная жизнь стала уже не изнанкой обычной жизни, а её параллелью.

— Ты много о нём знаешь.

— Много знать и доносить информацию до тебя — моя непосредственная обязанность, — Лико оборачивается ко мне и хитро улыбается. — От каждой организации прибыло по два некомбатанта. Когда они действуют в чужих странах, у них нет при себе оружия, так что можно считать их не очень опасными. Особенно русские: они не военные, а группа учёных, пытающихся создать супер-солдат, проще говоря — обычные исследователи паранормальных явлений.

Я озираюсь по сторонам. Посетителей, похожих на русских, не видно. Мимо проходят лишь радостные женщины с кучей пакетов из магазинов.

— Проблемы могут возникнуть с тремя убийцами, — Лико произносит эти леденящие кровь слова, совсем не меняясь в лице.

Убийцами…

Мы сейчас лезем на их территорию. И вряд ли у нас получится проскользнуть мимо них на пути к Микагами Рэю.

— У первой из убийц кличка Копикэт, страна рождения неизвестна, пол женский. Известна как убийца-подражатель. Она убивает, в точности воспроизводя стиль нераскрытых серийных убийств той страны, где находится цель. То есть отводит от себя и заказчика все подозрения, делая убийство цели частью цепочки никак не связанных с ним смертей. Многие её убийства приписывают другим серийным убийцам. Однако из-за подобного метода она не может позволить себе действовать открыто, поэтому осторожна и не будет атаковать напрямик.

Он говорит так, будто сидит у компьютера и зачитывает текст с экрана. Лико не только выглядит необычно, но и, похоже, обладает незаурядными способностями к систематизации информации.

Мы поднимаемся ещё на этаж выше. Там тоже находится отдел с женской одеждой.

И среди серой будничной обстановки всё продолжается наш невероятный разговор.

— Второго убийцу называют Ночным Летуном. Говорят, он невысокий и родом из Румынии, но точно неизвестно. Убивает без изысков: подбирается к цели и стреляет из пистолета с глушителем. Действует быстро и прямо. Несколько раз видели, как он, закончив работу, улетал на родину из ближайшего аэропорта на личном самолёте, отсюда и прозвище.

— Этот убийца и та, о которой ты рассказывал сначала, действуют вместе?

— Нет, судя по всему, они сами по себе. У них одна цель, так что они соперники, и было бы неплохо столкнуть их лбами, чтобы они хорошенько вымотались.

— …А что там с третьим?

— Он японец. У него нет прозвища, но он выпускник «Пика Надежды» и бывший Супер-Скалолаз-Старшеклассник, Хитомоси Цуруги. Окончив школу, он прославился, покоряя крутые склоны по всему миру, но в определённый момент стал устраивать шоу, забираясь на памятники истории архитектуры, вроде Эйфелевой башни или Анкгор-Вата, и в конце концов его исключили из круга таких же известных скалолазов. В настоящее время он использует свой талант иначе, и его знают лишь обитатели преступного мира — как убийцу, который может забраться куда угодно с помощью одного пальца и убить кого угодно одним пальцем. Кстати, говорят, он способен одной рукой согнуть ствол винтовки. Также известен случай, когда он проломил грудную клетку и раздавил сердце полицейскому в бронежилете.

Так значит, убийца-выпускник элитной школы… Вот так компания подобралась…

Теперь мне жаль Микагами Рэя, за которым постоянно гоняются подобные личности. Неужели если у детектива особенно выдающийся талант, он вынужден становиться орудием какой-нибудь разведки или частью политических игр? Точно как во время мировых войн, когда по всему миру похищали и убивали учёных, связанных с разработкой нового оружия.

А что, если Киригири когда-нибудь станет орудием в чужих руках? А может, она уже…

Пока мы проходим мимо магазинов, Лико в очередной раз заговаривает таким спокойным тоном, словно ведёт разговор о погоде:

— Кстати, я видел, как женщина, похожая на Копикэт, вошла в этот торговый центр, пока ждал вас.

— Что?!

У меня вдруг возникает чувство, будто за мной наблюдает чужой хищный взгляд, и я напрягаюсь.

Вокруг нет никого подозрительного.

Только девушки в униформе магазина, как всегда, хлопочут неподалёку.

— Что ж ты раньше не сказал? Как она выглядит?

— В красном плаще с капюшоном, как у Красной Шапочки. Блондинка, с чемоданом.

— Такую сложно не заметить. Её будет видно даже издали. Увидим — сделаем всё возможное, чтобы держаться подальше.

— Онээ-сама, так мы не найдём Микагами Рэя, — возражает Киригири. — Нужно её найти и следовать по пятам. Не получится вечно избегать опасности, если мы хотим двигаться дальше… Ты так не думаешь?

— Думаю, но…

Должны ли мы идти опасным путём?

Мы даже не знаем, ждёт ли нас в конце пути Микагами Рэй. Мы вообще ничего не знаем наверняка и словно пытаемся поймать призрака из зеркала.

— Юи-сан, — Лико резко останавливается.

— Ч-что? Убийца здесь?

— Отдел с купальниками там, чуть дальше, — он указывает пальцем вперёд.

— Молодец!

Я устремляюсь вперёд, таща Киригири за собой.

И невольно замираю на месте.

Между двух магазинов наперерез мне проходит… женщина в красном плаще.

Желая убедиться, она ли это, я смотрю на Лико.

Он кивает.

Точно — Копикэт.

Мы как ни в чём не бывало движемся следом. К счастью, по проходу идёт ещё несколько человек, и нам удаётся спрятаться за чужими спинами.

Кажется, Красная Шапочка нас не замечает. Правой рукой она волочит за собой чемодан. Она не слишком высокая и очень худая. Рука, держащая чемодан, белая. Должно быть, она европейка. Одежда — не плащ, а скорее пончо, капюшон с двумя острыми кончиками, как кошачьи уши. Даже несмотря на капюшон, со спины виднеются пряди светлых волос, выбившиеся наружу.

— А для убийцы она выглядит довольно ярко. И намного изящнее, чем я себе представляла, — шёпотом говорю я Лико.

— Не нужно быть физически сильным, чтобы убивать людей, — отвечает Лико с ангельским выражением на лице.

Мы ещё какое-то время следуем за Копикэт, она заворачивает за угол, открывает дверь с табличкой «Только для персонала» и заходит внутрь.

Мы устремляемся за ней и тоже подходим к двери.

— Там лестница для персонала. Куда она собралась?

Я касаюсь дверной ручки.

— Подожди, — Киригири хватает меня за руку. — У меня плохое предчувствие.

— Снова поступь бога смерти? Не бойся, я за ней не пойду. Нужно узнать, пошла она наверх или вниз.

Я медленно приоткрываю дверь.

Вдруг из щели высовывается тонкая рука и хватает меня за запястье.

— А-а-а!

Меня тянут за дверь.

Тёмная лестничная площадка. Копикэт стоит прямо напротив двери и держит меня со спины. Здесь, за дверью, тихо, холодно, и объявления по громкой связи звучат так далеко, что кажутся слуховой галлюцинацией.

Зря я не послушалась Киригири.

Мне к горлу приставляют что-то острое.

Я поднимаю обе руки вверх, давая понять, что не намерена сопротивляться и украдкой бросаю взгляд на Копикэт. У неё восхитительно белая кожа, как у европейки, на носу очки с толстыми стёклами. На ней лёгкий макияж, вероятно, чтобы скрыть веснушки. Немного опущенные кончики бровей придают ей застенчивый вид. У неё на капюшоне кошачьи уши, потому что она Копикэт[✱]Английское слово «copycat», «подражатель», состоит из двух: «copy» («копировать») и «cat» («кошка»).? Или она отаку-косплеер из-за рубежа?

Она что-то говорит на неизвестном мне языке и притягивает меня ближе, чтобы ухватить поудобнее.

Тут дверь приоткрывается, и внутрь проскальзывает Лико.

— Юи-сан, у тебя всё хорошо?

— Д-да… — я пытаюсь храбриться, несмотря на то, что меня всё ещё держат. — Ты понимаешь, что она говорит?

— Она спрашивает: «кто вы, чёрт возьми, такие».

Лико заговаривает с Копикэт. Не знаю, на каком языке они говорят, но голос Копикэт звучит всё спокойнее и спокойнее. Да уж, у Лико такая очаровательная улыбка, что кто угодно растает.

Я вдруг замечаю ещё кое-что.

Нигде не видно Киригири.

— А где Киригири-тян? — спрашиваю я, вклинившись в разговор Лико с убийцей. Они оба меня не слушают. Разговор их здорово увлёк.

Я заложник — а они меня игнорируют…

— О чём вы говорите?

— Она спрашивает, кто мой любимый мангака. Хм... Наверное…

— Так вы просто болтаете?..

Сможет ли Лико успокоить её окончательно?

Нет… В конце концов, она убийца. И сейчас она может убить меня в любой момент, если пожелает. Мне в последнее время вообще не слишком везёт, но заложником я стала впервые.

Что же делать?

Я безоружна и не знаю приёмов самообороны.

Я хочу помолиться богу… но ловлю себя на том, что молюсь Киригири Кёко.

Пожалуйста, спаси меня, Киригири-тян!

Раздаётся щелчок.

Лико с убийцей всё ещё продолжают болтать, когда сзади щёлкает что-то металлическое.

Копикэт тоже замечает неладное и оборачивается.

Но всё уже кончено.

На руке Копикэт, той самой, что вцепилась в меня, не пойми откуда взялся наручник.

На другом конце цепи от наручника — чемодан. Второй наручник пристёгнут к его ручке.

А за чемоданом, одной ступенькой ниже, неожиданно возникла Киригири Кёко. И она как раз собирается столкнуть чемодан Копикэт с лестницы вниз.

Копикэт вскрикивает и пытается ухватить чемодан. Её рука выпускает меня и тянется за ним.

В следующий миг чемодан уже летит вниз по лестнице.

Пристёгнутая к нему наручником Копикэт летит вниз вместе с ним. Чемодан оказался тяжелее, чем выглядит. Худенькую и хрупкую Красную Шапочку с кошачьими ушками сразу утягивает вниз.

Она с грохотом катится по ступеням, пока, наконец, не врезается в стену лестничной площадки этажом ниже.

Она так и остаётся лежать на полу, и из её груди вырывается стон.

— Ты в порядке, Юи-онээ-сама? — Киригири подбегает ко мне.

— Д-да… Как ты оказалась сзади?

— Спустилась по обычной лестнице в магазине и зашла снизу, — Киригири упирает руки в бока и гордо выпячивает грудь.

Её сообразительность снова меня спасла. Не знаю, сколько раз я бы уже успела умереть, не будь рядом Киригири.

Под ногами валяется перьевая ручка. Очевидно, её Копикэт и держала у моего горла.

Мы спускаемся по лестнице и окружаем Копикэт. Она в сознании, но на ней живого места не осталось, и она не шевелится.

Мы заглядываем в её чемодан. Он ломится от подборок газетных статей о серийных убийствах, файлов с информацией о нераскрытых убийствах и ещё кучи манги и тоненьких додзинси, поэтому он и такой тяжелый. Внутри хранится несколько паспортов, и непонятно, который из них настоящий. Возможно, все поддельные.

У неё в вещах нет ничего, что сошло бы за оружие. Кажется, при ней была лишь перьевая ручка.

— Сначала она всё досконально планирует, а уже потом приступает к устранению цели. Думаю, сегодня она хотела лишь отыскать цель и пока не готовилась к убийству, — предполагает Лико.

— Повезло, что нам досталась убийца-гуманитарий.

— Добить её?

— Н-нет, не надо! — торопливо останавливаю я Лико.

— Думаешь? Если оставим её в живых, она снова будет убивать невинных людей. Она же наёмная убийца.

— Мы здесь не за этим, забыл? Нам нужно разыскать Микагами Рэя.

Лико несколько секунд смотрит прямо на меня, но больше ничего не говорит.

— У неё в вещах нет никаких записей о Микагами Рэе, — говорит сидевшая рядом с чемоданом Киригири, поднимаясь на ноги.

— Лико, тебе не удалось у неё ничего выведать?

— Она ничего не знает о Микагами Рэе. Приехала сюда, потому что к ней поступила информация, что цель будет на крыше торгового центра в четыре часа дня.

— Это же очень важно!

Микагами Рэй будет здесь в четыре!

Я проверила время на телефоне.

Три пятьдесят…

— У нас совсем нет времени!

— Можем пойти вверх по лестнице и подняться на крышу, — совершенно спокойно предлагает Лико.

Выход на крышу находится над девятым этажом. Добежать дотуда по лестнице не так уж просто, но, наверное, успеем.

— Киригири-тян, пошли.

— Подожди, — Киригири присаживается возле Копикэт и отстёгивает наручники.

— Что ты делаешь?

— Забираю наручники. Они мне дороги.

— А-а, это те самые?..

Киригири убирает наручники в карман школьной формы. Так вот где она их хранила.

Мы бросаем Копикэт на лестничной площадке и бежим вверх по лестнице. С четвёртого на пятый, с пятого на шестой…

Стоит нам добраться до шестого этажа, как откуда-то раздаётся сигнал тревоги.

Мы, не сговариваясь, останавливаемся и смотрим друг на друга.

— Пожарная тревога?..

— Зайдём обратно в магазин, — говорит Лико.

Мы открываем дверь и выходим на шестой этаж магазина — посмотреть, что случилось. На этаже продаются спальные принадлежности и домашняя утварь. Посетители и продавцы переполошились из-за несмолкающего звона сигнализации, но не настолько, чтобы обстановку можно было назвать паникой.

Вскоре к нам обращается голос по внутренней связи:

— На ресторанном этаже зафиксировано возгорание. Уважаемые дамы и господа, пожалуйста, следуйте указаниям сотрудников торгового центра и спокойно покиньте здание. Повторяю…

Обстановка вокруг нас накаляется всё сильнее. Отовсюду то и дело слышатся возгласы, переходящие в крик, и торопливый топот.

— Пожалуйста, воспользуйтесь этим пожарным выходом! — доносится до нас голос сотрудника. Кажется, посетители осознали, что попали в чрезвычайную ситуацию. Вся толпа ломится к пожарному выходу.

— Что думаете?

— Раз пожарная сигнализация включилась именно сейчас, думаю, без Микагами Рэя не обошлось, — отвечает Киригири, не меняясь в лице. — Вопрос лишь в том, чья эта работа: его самого или преследователей.

— Так или иначе, нужно подняться на крышу и убедиться.

Избегая встреч с сотрудниками магазина, мы бежим в противоположную сторону и устремляется к двери с надписью: «Только для персонала». Вокруг уже почти нет людей, эвакуация явно проходит благополучно. Когда из магазина, обычно переполненного покупателями, постепенно пропадают все люди, становится жутко — как будто близится конец света.

Мы открываем дверь на лестницу.

И только хотим выйти с этажа, как сзади нас кто-то окликает:

— Эй, вы, эвакуационный выход не здесь!

Мы оборачиваемся и видим примерно в десяти метрах позади нас охранника. Должно быть, он нас заметил и пошёл следом. Он с недоумением смотрит на нас.

— Куда вы собрались? Скорее покиньте здание.

— А… Ну… Мы подумали, так будет ближе, и… — растерянно бормочу я.

— Там опасно, так что идите-ка сюда!

Я нехотя отхожу от двери, когда он манит нас рукой.

Однако Киригири и Лико не подчиняются.

— Вы не поняли? Говорю же, здесь опасно, — голос охранника мрачнеет.

— П-простите, мы сейчас. Ну же, Киригири-тян…

— Не подходи к нему, Юи-онээ-сама.

— Что?

— Ну всё, time up! Непослушные дети получат penalty!!!

Охранник заводит руку за спину и вынимает что-то из-за пояса. Это не карманный фонарик, не рация, а…

Пистолет.

— Die!

Он направляет на нас ствол с похожим на трубку глушителем.

Охранник не успевает спустить курок — удивительно, но первым начинает действовать Лико.

Он поднимает зонтик, которым до сих пор упирался в пол, и с размаху бросает вперёд.

Зонт обращается копьём и, влекомый центробежной силой, летит прямо в охранника.

Однако, его кончик был направлен не в самого мужчину, а в дуло пистолета.

Кончик зонта вонзается в глушитель.

Прямо в цель.

Ясное дело, невозможно спустить курок, когда у тебя из дула торчит зонт, тут и пистолет-то одной рукой не удержишь. Мужчина пытается вытащить зонт, но тщетно. Выругавшись на иностранном языке, он отбрасывает пистолет в сторону.

А Лико тем временем уже пропал из поля зрения мужчины.

Он каким-то образом успевает оказаться сзади и с невероятной лёгкостью выворачивает мужчине руку. Не медля ни на миг, Лико изгибает руку мужчины под немыслимым углом. Сквозь звон пожарной сигнализации мы явственно слышим треск ломающейся кости.

Мужчина с хриплым нечленораздельным воплем падает на колени, а потом ничком заваливается на пол.

Лико беспощадно наступает на шею мужчины сзади, окончательно лишая того возможности двигаться. Мужчина оказался беззащитен под каблуком туфли маленького мальчика.

Но Лико и теперь не собирается останавливаться.

Он вытаскивает из-под висящего на руке пиджака молоток. Не простой, какими пользуются плотники, чтобы забивать гвозди, а из чёрной стали или подобного материала, сразу видно — оружие.

Он замахивается молотком, и…

— Лико! — я успеваю перехватить его руку.

Лико смотрит с неизменным ангельским выражением лица.

— Зачем ты меня остановила?

— С него хватит!

— Нет, не хватит.

— Ты хочешь его убить?

— Ну что ты! Я его не убью, — Лико проворачивает молоток в руке. — Просто размозжу ему горло, глаза и все пальцы.

— Ты серьёзно?

— Так он больше никогда не сможет ничего сказать, увидеть или взять.

— Не надо этого делать!

— Юи-сан, рассуди здраво. У тебя же нет причин его защищать.

— Я не его защищаю! Не хочу, чтобы ты это делал!

— Мне и самому всё это не слишком нравится. Но если не убедиться, что он уже не встанет, он потом создаст нам проблему — вернётся, чтобы отомстить. Я всего лишь хочу потушить искру до пожара.

— Yes, уж лучше убей! — храбрится прижатый к земле мужчина. — Я буду прилетать за вами снова и снова. Прикончите меня здесь и сейчас, если не хотите каждую ночь смотреть в ночное небо в ожидании убийцы.

— Вот видишь, он и сам так говорит, так что…

Лико с улыбкой снова замахивается молотком.

— Достаточно, — его останавливает голос Киригири.

Она успела достать пистолет и стоит, направив его на Лико. Откреплённый глушитель с зонтом теперь валяется у её ног. Она крепко держит рукоять обеими руками, прижимает согнутые локти к туловищу и целится в Лико. В руках у школьницы пистолет кажется большим и тяжёлым.

— Уже почти четыре. Нужно скорее идти наверх.

— Хорошо, — Лико слегка приподнимает обе руки, потом прячет молоток во внутреннем кармане пиджака и убирает ногу с шеи мужчины.

Наконец-то он к нам прислушался.

— Только сломаю ему левую руку, на всякий случай.

Слова Лико не расходятся с делом: он хватает мужчину за левую руку, и со всё той же невероятной лёгкостью выворачивает её и ломает. Мужчина вновь вопит. Его лицо покрывается липким потом.

— Ты… В какой школе такому учат? — я с опаской смотрю на Лико.

— Родители рано умерли, и я никогда не учился в школе, — с улыбкой отвечает Лико. — Я мечтаю поступить в университет и изучать космос.

— А… Да?..

Я не нахожу, что ещё ответить.

Киригири обматывает охранника изолентой, которую взяла с кассы на этаже.

Затем она принимается за обыск. В кармане оказывается бумажник, но лицо с водительского удостоверения явно не принадлежит этому мужчине.

— Должно быть, украл униформу у охранника. Он точно иностранец, хоть и переоделся. Это и есть Ночной Летун? — уточняет Киригири у Лико.

— Не знаю. Давай спросим.

Лико подходит к мужчине. Тот едва заметно вздрагивает, очевидно, немного испугавшись.

— Вы Ночной Летун?

— No!

Лико достаёт из внутреннего кармана пиджака молоток.

— Yes! Yes!

— Говорит, что да.

— Если будешь выбивать признания угрозами, никогда не узнаешь, правда это или нет, — возмущаюсь я.

— Юи-онээ-сама, время.

— А, да, — я проверяю время на телефоне. — Осталась всего минута!

— Тогда давайте поторопимся.

Мы оставляем Ночного Летуна лежать на полу, а сами поднимаемся на эскалаторе до девятого этажа обезлюдевшего магазина.

Пробежав между магазинчиков с часами и очками, мы распахиваем дверь на крышу.

Снаружи всё ещё идёт снег.

Стоит нам открыть дверь, как на нас набрасывается ледяной ветер, будто хочет поиздеваться. Крыша представляет собой открытую площадку; летом здесь устраивают пивную на открытом воздухе или проводят различные мероприятия. Сейчас же она покрыта снегом и бела, как лист бумаги.

Под ногами несколько беспорядочных цепочек следов. Посетителям разрешено выходить на крышу даже зимой, так что следы ещё ни о чём не говорят.

На вид крыша пустует.

— Там кто-то лежит, — Киригири указывает вперёд, одновременно пытаясь убрать с лица растрепавшиеся на ветру волосы.

Из-за кирпичной клумбы торчат ноги лежащего на спине человека. С нашего места ничего, кроме ног, не видно, и непонятно, кто это.

Мы выходим наружу и идём по крыше. Снежная туча нависает прямо над головами, и мне кажется, что я смогла бы дотянуться до неё рукой.

Мы обходим клумбу.

За ней лежит не один, а четыре человека.

Двое похожих на офисных работников азиатов в деловых костюмах и двое русских в откровенно поношенных пальто и брюках.

Их беспорядочно раскиданные тела валяются возле ограждения, будто изображают какой-то дикий танец. За ограждением пустота, внизу виднеются ряды серых домов.

Киригири наклоняется к русскому и дотрагивается до основания его шеи.

— Мёртв.

— Что? Правда? — я хватаю лежащего мужчину за запястье. — Пульса нет, но тело пока тёплое.

— Сколько времени?

— Четыре ноль пять.

Уже перевалило за четыре.

Неужели всё уже кончено?..

— Их убил Микагами Рэй?

— Похоже, это люди из преследовавших Микагами Рэя организаций, — говорит Лико, обшаривая карманы мужчин. В карманах он находит кошельки и паспорта. Но самого важного — информации о Микагами Рэе — там нет.

— На них никаких ран, от чего они умерли?

— На шеях синяки, — отметила Киригири.

— Значит, их задушили…

— У каждого синяки на шее. Если бы их убил Микагами Рэй, стал бы он использовать такой долгий способ, как удушение, оказавшись в одиночестве против четверых? Пусть даже они и некомбатанты, трое могли сбежать, пока он душил первого.

Киригири приподнимает голову одного трупа, чтобы осмотреть затылок.

— Хм… — тихо говорит она, будто обнаружила нечто странное. — Шея сломана.

— У этого тоже, — добавляет Лико.

Кажется, их обоих очень заинтересовало состояние тел. Они присаживаются возле трупов и о чём-то переговариваются.

Всех четверых убили, сломав им шеи? Что же здесь произошло?

Я ничего не знаю о принципах судебно-медицинской экспертизы, так что ничем не могу помочь и просто наблюдаю за ними издали.

И поэтому…

Они не замечают, как что-то шевелится за ограждением у края крыши, рядом с которым не было никаких строительных лесов…

Только я обращаю внимание на нечто странное. Правда, сначала я ничего толком не разглядела и не поняла, на что смотрю.

Потом оно начинает расти и обретать чёткую форму.

Форму человеческой головы.

Из-за ограждения, за которым не было ничего, за нами подглядывает бритоголовый мужчина

— Ч-что… Что?.. — дрожа от страха, я указываю на него пальцем.

— В чём дело, Юи-онээ-сама?..

Когда Киригири и Лико обращают на меня внимание, он уже выскакивает и стоит за ограждением, вытянувшись в полный рост. На нём плотно прилегающий к телу гидрокостюм с рукавами и штанами длинной три четверти, будто он намеренно выставил напоказ рельефные, как у классической скульптуры, мышцы.

Он просовывает пальцы в ромбовидную сетку ограждения, разрывает её с такой лёгкостью, будто раздвигает занавес и пролезает в образовавшееся отверстие ещё до того, как я успеваю закричать.

Это, несомненно, бывший Супер-Скалолаз-Старшеклассник, Хитомоси Цуруги.

При нём ни верёвки, ни страховки, лишь мешочек с магнезией на поясе… Неужели он висел на стене здания на пальцах, поджидая нас?

Мужчина подходит ближе.

Киригири тянется к пистолету, но мужчина замечает её движение и устремляется прямо на неё.

Он таранит её, как бык, и сбивает с ног. Пистолет летит вверх и падает на крышу водонапорной башни. Теперь его просто так не достанешь.

— Киригири-тян!

Она мешком лежит на снегу.

А Хитомоси выбирает себе следующую цель…

Меня.

Я не успеваю даже опомниться, а он уже несётся ко мне.

Нужно уклониться…

Нет, не успеть!

Я могу лишь наблюдать за стремительно приближающимся мужчиной.

Я закрываю глаза и жду, что он собьёт меня с ног, но происходит кое-что другое.

…Я не могу дышать.

Рука мужчины сжимает моё горло.

А-а, вот в чём дело.

Теперь я на себе ощущаю, как именно умерли четыре мужчины на крыше. Если Хитомоси сожмёт руку чуть сильнее, кости моей шеи рассыплются на осколки.

В лице человека, который собирается меня убить, нет ни жажды убийства, ни ненависти. Оно напоминает сосредоточенное лицо атлета в погоне за новым рекордом. Когда его исключили из круга скалолазов, он решил покорять другую неприступную стену, имя которой — человеческая жизнь…

На этой мысли сознание меня покидает.

И последним, что я вижу в померкшем мире, становится…

«Посторонним вход воспрещён».

Киригири подбирается к Хитомоси сзади, держа в руках штендер с надписью.

В следующую секунду штендер обрушивается на затылок мужчины.

Хитомоси даже не вздрагивает, словно ничего не произошло. Выражение его лица тоже особо не меняется.

И всё же с лысой головы по лбу бежит струйка крови.

Удар достиг цели.

Хватка на шее ослабевает.

Он отшвыривает меня в сторону, и я падаю на землю, не удержавшись на ногах. Теперь жертвой могучей правой руки Хитомоси становится Киригири. Рука впивается в тонкую шею Киригири, подобно змее.

Хитомоси поднимает держащую Киригири руку вверх. Её ноги тут же отрываются от пола.

«Не тронь её!» — пытаюсь закричать я, но голос меня покинул. Всё потому, что меня только что душили.

«Я… Его… Убью!..» — с такими мыслями я пытаюсь подняться, но ноги не слушаются.

Лицо Киригири бледнеет.

Он же её сломает…

Я в отчаянии опускаю голову, и тут в воздухе порхает чёрная ткань и опускается на голову Хитомоси.

Пиджак?..

Это пиджак, который швырнул Лико.

Хитомоси срывает с головы закрывший ему глаза пиджак свободной рукой.

И смотрит на мальчика, стоящего на белой от снега крыше.

— Иди ко мне, — подзывает мальчик, ослабляя галстук на шее и призывно приманивая его рукой, будто собаку. — Ну же, господин бывший Супер-Старшеклассник.

Хитомоси воспринимает его жест как вызов.

Его губы вдруг расползаются в искренней радостной улыбке.

Он отбрасывает Киригири, как надоевшую игрушку, и кидается к Лико.

Лико как раз закончил развязывать галстук.

Может ли Лико хоть что-нибудь противопоставить Хитомоси, с такой-то разницей в силе и размере? Тело Лико кажется тоньше ляжки Хитомоси. Они никак не могут бороться на равных.

Хитомоси молниеносно выставляет вперёд правую руку, метя в шею Лико.

Лико и не пытается уклониться.

Хитомоси победоносно ухмыляется.

Сейчас его пальцы сомкнутся на шее Лико, и всё будет кончено…

Я едва сдерживаю крик.

Однако рука Хитомоси замирает прямо у шеи Лико.

Вокруг правого предплечья его вытянутой руки обматывается галстук. Лико держит в руках оба конца галстука, обвязанного вокруг руки Хитомоси. Он сильнее тянет за оба конца.

Лицо Хитомоси кривится. Из места, где затягивается галстук, начинает хлестать кровь.

— Внутри тонкая проволока. Чем сильнее ты напрягаешь свои ненаглядные мышцы, тем глубже она вонзается в руку.

Несмотря на предостережение Лико, Хитомоси сжимает зубы и начинает напрягать руку в попытке разорвать путы.

— У-а-а-а-а!!! — ревёт он.

В ту же секунду из его руки фонтаном бьёт кровь, и снег вокруг окрашивается алым.

Галстук остаётся на руке.

Теперь Хитомоси пытается не высвободить правую руку, а ударить Лико в бок свободной левой рукой.

Лико, не мешкая, выпускает галстук и изящно отпрыгивает назад.

Хитомоси свободен. На правой руке всё ещё болтается галстук, но остаётся левая. Я понятия не имею, правша он или левша, но раз он скалолаз, обе его руки сильнее, чем у обычного человека.

Если он достанет Лико левой рукой, дело плохо.

Хитомоси и впрямь решает атаковать левой рукой, так что теперь машет ей во все стороны. Лико удаётся кое-как уклоняться, но удары проходят на волосок от него. Здесь-то и играет разница в росте и силе — Хитомоси постепенно загоняет Лико в угол.

Вскоре Лико уже упирается спиной в ограждение.

— А ты ничего, — впервые заговаривает Хитомоси.

Загнал противника в угол и решил, что можно не торопиться.

— Представься перед тем, как я тебя убью.

— Это нужно?

— А?

— Неужели нужно имя?.. Хорошо, скажу — я Микагами Рэй. Некоторые люди меня так называют.

— Ты Микагами Рэй? Ну надо же, вот так удача…

Хитомоси замахивается левой рукой, чтобы обрушить на Лико сокрушительный удар сверху.

Однако рука так и не опускается…

Его колени подгибается, и он с грохотом валится на землю.

Что произошло?

— Спокойной ночи, господин бывший Супер-Старшеклассник, — говорит Лико, быстро и ловко повязывая на шее новый галстук, который он достал из кармана жилетки.

Хитомоси лежит и не шевелился.

Кажется, в схватке определился победитель… Пусть я и не понимаю, как он победил.

— Т-ты… — я поднимаюсь на ноги и кое-как окликаю его срывающимся на хрип голосом. — Ты и есть Микагами Рэй?

— Извини, что молчал, — отвечает он, поднимая с земли пиджак.

— Правда? Ты не врёшь? — мысли всё ещё скачут туда-сюда, а ноги плохо слушаются. — Почему ты сразу не сказал? Мы же могли всего этого избежать…

Я хочу подойти к нему вплотную, но находится кое-что важнее.

— Киригири-тян!..

Мы с Лико бежим туда, где она лежит.

— Киригири-тян, ты жива?!

Я помогаю ей сесть, и она со стоном приоткрывает глаза.

— Слава богу! Я думала, он сломал тебе шею! В-а-а-а-а! — я прижимаюсь щекой к её мягким волосам.

— Где он? — Киригири обводит взглядом всё вокруг и замечает окровавленное тело Хитомоси.

— Лико с ним справился.

— Понятно…

— Он потерял сознание от яда, которым была смазана проволока, но этот мужчина сильный, так что вряд ли яд его убьёт. Правда, двигаться он сможет нескоро.

У Лико при себе был яд.

Ну очень пугающий ребёнок.

— Пошли отсюда, пока не начались проблемы.

Лико помогает усадить Киригири ко мне на спину. Мы уходим с крыши, заходим в лифт для персонала и спускаемся вниз. Когда мы покидаем магазин через чёрный ход и оказываемся у станции, всё вокруг заливает красный свет от мигалок пожарных и полицейских машин.

Мы запрыгиваем в стоящее у дороги такси.

— Лико, ты тоже залезай.

— Ты сердишься?

— Не сержусь!

Лико смущённо забирается на пассажирское сидение спереди.

Вскоре мы оставляем обернувшуюся полем битвы станцию позади.