Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
deidorimu
10.08.2019 16:31
deifsi, да, конечно. Всё будет.
deifsi
10.08.2019 05:06
Боже, это великолепно. Третий том переводить будете?)
deidorimu
10.08.2019 01:27
alishamolenz, спасибо, что читаете, мы стараемся :).
lastic
09.08.2019 23:10
Ну...
alishamolenz
09.08.2019 23:06
Спасибо команде за работу! Наконпц-то можно томик целиком почитать
deidorimu
08.08.2019 12:20
Главная внезапность впереди. По-своему завидую людям, которые сейчас читают это в первый раз. :)
lastic
02.08.2019 23:16
Внезапно однако. это да

Глава IX — (Не)обычная жизнь

Мы выбрали для Киригири номер «301», всё, кроме Ёдзуру, собрались в нём и оставались внутри до утра. Минасэ и Мифунэ радостно галдели, играя в карты до поздней ночи. Я рада, что нам удалось их защитить. Я успела в каком-то смысле к ним привязаться.

Синсэн и Нанамура спали, устроившись по углам комнаты. В конце они были на вражеской стороне, но теперь, когда аукционы завершились, это уже не имеет значения. Вот только я много чего не могла простить Нанамуре.

Мы с Киригири заняли кровать и спали, лёжа рядом друг с другом. Кровать была слишком маленькой для двоих, но нас это уже не заботило. Теперь, успешно раскрыв это дело, мы прильнули друг к другу и просто провалились в сон. Я спала спокойно, чувствуя, что Киригири рядом, у меня под боком.

Заканчивается ночное время, и в комнату через окно проникают солнечные лучи.

Лежащая на кровати Киригири едва заметно шевелится. Я резко открываю глаза и встречаюсь с ней взглядом.

Киригири немного смущается и отводит глаза. Её волосы сверкают в свете утреннего солнца.

— С Новым годом, Киригири-тян, — говорю я, и Киригири смотрит на меня с удивлением. Должно быть, вспомнила, что сегодня за день.

— С Новым годом, онээ-сама.

Обменявшись поздравлениями, мы снова засыпаем.

Я просыпаюсь от холода.

Машинально смотрю на время на мобильном телефоне.

Девять часов утра.

— Ой, уже так поздно!

Я сажусь на кровати и оглядываю комнату.

Здесь никого, кроме спящей Киригири. Возможно, температура в комнате упала, потому что внутри стало меньше людей. От дыхания идёт пар.

— Киригири-тян, проснись. — Я трясу её за плечо.

Она что-то бормочет, потирая глаза:

— С Новым годом… онээ-сама…

— Ты меня уже поздравляла! Смотри, все ушли. Наверное, решили собраться в вестибюле.

Киригири садится и рассеянно смотрит в пустоту.

Кажется, спросонья она не слишком хорошо соображает.

— Уже перевалило за девять. Скорее, просыпайся.

— А где все?..

— Не знаю.

Я встаю с кровати.

Нужно поговорить с Ёдзуру до того, как она сбежит.

Я открываю дверь.

Оказавшись в коридоре, я сразу замечаю кое-что странное — несколько кровавых отпечатков на стене напротив.

Что это такое?..

Куда все подевались?..

А не слишком ли здесь тихо?..

Киригири выглядывает в коридор из-за моей спины и ахает.

— Юи-онээ-сама, это же…

— Да…

И тут…

Вдруг звонит мой телефон.

Я смотрю на экран — телефон с каких-то пор снова начал ловить сигнал — на экране высветился незнакомый номер.

Я нерешительно нажимаю на кнопку приёма вызова.

— Ну наконец-то. Это ведь Самидарэ Юи-кун?

Кажется, голос принадлежит пожилому человеку.

— Простите, но… С кем я говорю?

— C Киригири Фухито. Я дедушка Кёко.

— А… А-а! Здравствуйте! — Остатки сна как рукой снимает. — Простите, мы немного задержались, но особых проблем у нас не…

— Кёко с тобой?

Его голос звучит строже, чем во время нашей предыдущей встречи.

Он как будто на взводе.

— Да.

— Будь добра, дай ей трубку. У Кёко нет телефона, поэтому я узнал твой номер и позвонил тебе.

— А, да, хорошо, сейчас, — я протягиваю телефон Киригири. — Это твой дедушка.

— Он звонит в такое время… Интересно, в чём дело?.. — Киригири прислоняет телефон к уху. — С Новым годом, дедушка. Или у вас там он ещё не наступил? …Хорошо, переключаю на громкую связь.

Киригири включает режим громкой связи.

— Ты тоже слушай внимательно, Самидарэ-кун. Кёко рассказала мне о Комитете по оказанию помощи жертвам преступлений. Я тогда не слишком им заинтересовался, но сейчас обстоятельства изменились.

— О чём вы?

— Председатель начал вести нечестную игру. Я не знаю, что он задумал, но если я рассудил верно… Думаю, он намеревается в ближайшее время пойти на контакт с Кёко.

— Что?! Он сам к нам придёт? Но зачем ему Киригири-тя… Кёко-тян?

— В прошлом я и он были тесно связаны друг с другом.

— О чём ты, дедушка?

— Подробнее расскажу потом. Сейчас же просто прошу — остерегайся его. Если сможешь, держись от него подальше.

— Ты велишь мне держаться от него подальше, а я даже не знаю, как он выглядит, — обескураженно говорит Киригири.

— Я же говорил, описание его внешности тебе не поможет. Он мастер маскировки и перевоплощений. Тот, чьего истинного лица не знает никто — Вариационист.

— И как мне, в таком случае, его остерегаться?

— Я скажу тебе, как его зовут. Если услышишь это имя — беги.

— Ты… делаешь из мухи слона, — Киригири пожимает плечами. — Ну, и как его зовут?

Синсэн Микадо. Бывший трипл-зеро-класс.

Мы с Киригири смотрим друг на друга.

Неужели тот человек?..

Он и есть Председатель Комитета?..

— Думаю, его цель — я. Возможно, он попытается добраться до тебя, Кёко, чтобы выманить меня. В любом случае, если поймёшь, что он где-то рядом, беги. Сейчас тебе его не одолеть.

— …Поняла, — голос Киригири нехарактерно дрожит.

— Хорошо. Ни в коем случае не связывайся с ним, пока я не приеду. Ты меня поняла?

— Да.

— Вот и умница. С Новым годом, Кёко.

Связь прерывается.

Рука Киригири дрожит. Я беру её руку в свои и забираю у неё телефон.

— Киригири-тян… — говорю я, глядя ей прямо в глаза. — Бежим. Быстрее!

— Но…

— Ты слышала, что сказал твой дедушка?! Нужно держаться от него подальше!

— Ещё нет десяти часов, время пока не вышло. Входная дверь заперта.

— Тогда пошли в вестибюль, сейчас же.

— Но кровавые следы у двери…

— Не думай о них, — это единственное, что я могу ей сказать.

Я вывожу Киригири из комнаты, всё ещё держа за руку. Мы бежим к лестнице.

— Нет! Я должна узнать, в чём дело!

Киригири стряхивает мою руку и разворачивается обратно к коридору.

Она бросается вглубь, следуя по кровавым следам.

Ну до чего же она упрямая!

Я бегу за ней. Если с ней что-нибудь случится, её дедушка мне этого вовек не простит. Я должна её защитить.

Киригири заворачивает за угол и устремляется в самый конец коридора.

Она замирает перед дверью. Мне, наконец, удаётся её догнать.

Мы открываем дверь.

Это номер «312». Та самая пустая комната, которую убийца использовал для трюка с исчезновением. На её правой стене розовой краской нарисован крест.

Нам на глаза бросается ещё один крест, на левой стене. И он не розовый, а цвета человеческой крови.

А ещё сбоку от кровати что-то валяется…

То, что раньше было человеком.

Человека безжалостно убили, его голова превратилась в кровавое месиво, и это…

Ёдзуру Саэ.

Следы крови на полу и даже на потолке могли поведать о приключившемся здесь кошмаре. В стороне от трупа валяется огромный молоток.

— Беда… — Киригири подходит к трупу и принимается ощупывать его с ног до головы.

— Что ты делаешь?! Скорее, бежим отсюда!

— Онээ-сама, пистолет пропал.

— Что?

У Ёдзуру был револьвер, но…

Вдруг раздаётся хлопок.

Как будто что-то лопнуло.

Я уже слышала такой звук, в наш первый день здесь.

Это выстрел.

— Стреляют где-то далеко…

Наверное, внизу.

Да что же происходит в этом полуразрушенном отеле?

— Идём, онээ-сама.

— Да, другого выбора нет.

В вестибюле единственный выход. Можно ещё спуститься с крыши, но у меня вряд ли получится перетащить туда Киригири.

Не размыкая рук и стараясь идти бесшумно, мы медленно спускаемся по лестнице. Мы синхронно замираем на месте каждый раз, когда пол скрипит под ногами.

Так мы добираемся до первого этажа.

Дверь в вестибюль открыта нараспашку.

Слегка вытянув шеи, мы заглядываем внутрь.

В центре вестибюля кто-то лежит.

Там два человека.

Минасэ и Нанамура.

Даже издалека видно, что вокруг них лужа крови.

Мы с Киригири осторожно оглядываем вестибюль.

Внутри никого нет.

— Что будем делать? Пойдём? — спрашиваю я шёпотом, и она молча кивает.

Нам не выйти наружу, если не доберёмся до виднеющейся в противоположном конце вестибюля двери.

Пригнувшись, мы с Киригири бегом несёмся через вестибюль.

Мы пробегаем мимо Минасэ с Нанамурой. Они оба в крови, а во лбу у Минасэ зияет дыра. Он уже мёртв, это ясно сразу.

— Идём, им уже не поможешь.

Я тяну Киригири за руку, и мы добегаем до входной двери.

Я дёргаю ручку.

Пока не открывается.

Смотрю на часы.

Девять пятьдесят семь.

Осталось три минуты…

— Вы опоздали, юные леди, — вдруг не пойми откуда заговаривает с нами голос.

Мы с Киригири оборачиваемся.

В центре вестибюля как раз поднимается на ноги недавно валявшееся там тело Нанамуры. Он смущённо пожимает плечами, отряхивая перепачканный в крови костюм.

— Ваша способность избегать опасности впечатляет. Не думал, что вы пробежите мимо. Я собирался прикончить вас, когда вы подойдёте поближе.

В правой руке Нанамура держит револьвер.

Этого не может быть…

Детектив, носящий звание дабл-зеро-класса, не может…

— Так значит, четыре пули… — говорит Нанамура, заглядывая в барабан револьвера.

Мы с Киригири не можем и пальцем шевельнуть, просто ловим взглядами каждое его движение.

Он направляет пистолет на лежащего на полу Минасэ и без колебаний нажимает на спусковой крючок.

После секундной вспышки труп Минасэ легонько вздрагивает.

Бессмысленно потраченная пуля.

— Проигрыш убийцы в этой «Дуэль Нуар» не был бы мне на руку. Ведь тогда она вернула бы пятьсот пятьдесят миллионов, которые собирался забрать я, организаторам. Мне было нужно, чтобы она победила. Но судьба довольно цинична. Вот уж не подумал бы, что парочка школьниц окажутся способны на нечто подобное… Воистину, мир детективов велик и непредсказуем.

— Нанамура-сан, это вы их?..

— Как видишь. Сама подумай: я собирался уйти, забрав деньги, которые остались в автомате… Вот только Ёдзуру-кун это не понравилось, и я её утихомирил.

— Вы же детектив! Как вы можете так спокойно убивать людей?!

Этого я ему простить не могу.

Всё, что он сделал, непростительно.

Разве детективы нужны не для того, чтобы спасать людей?

Пожалуйста, пусть мне больше не придётся в них разочаровываться…

Среди детективов… нет ни одного достойного человека!

— Ну а что ещё мне оставалось? Это самый рациональный поступок для общества и для всего мира. Весь мир должен понять, что инвестиции в людей с высоким рангом, вроде меня, приведут к стремительному прогрессу для всей цивилизации.

— Что ещё оставалось?..

Я не понимаю, что он говорит.

Как будто он человек из другого мира.

— В итоге я получу девятьсот миллионов и сохраню своё доброе имя. Осталась лишь одна загвоздка — все на уши встанут, если то, что здесь произошло, станет известно общественности. Мне бы закрыть вам рты, но — может, вы не из болтливых?

— …Если мы отсюда выберемся, я всё о вас расскажу!

— Ну да, я думал, что ты, Самидарэ-кун, так и скажешь. А ты, Киригири-кун?

— Я поступлю так же, как онээ-сама.

— Правда? Я-то думал, тебя такие мелочи не волнуют. Неужто это пагубное влияние Самидарэ-кун? — Нанамура тяжело вздыхает и направляет дуло револьвера на нас. — Значит, вы должны умереть, как и остальные, во благо этого мира. Этот мир не сможет перемениться до тех пор, пока в нём остаются медлительные люди вроде вас.

Нас разделяет где-то десять метров.

Люди, у которых есть опыт обращения с оружием, легко попадут с такого расстояния.

Конечно, если цель не будет двигаться.

Если бежать во всю прыть, возможно, удастся уклониться от оставшихся трёх пуль.

Уж лучше так, чем стоять и ждать, пока он выстрелит…

— Юи-онээ-сама, нет, — Киригири хватает меня за край куртки.

— Но он же в нас выстрелит!

— Осталось тридцать секунд.

— Что?

— Тяни время.

И правда, входная дверь за нашими спинами вот-вот должна…

Бах!

Нанамура безжалостно спускает курок и стреляет в нашу сторону.

Пуля слегка царапает мне левое ухо и вонзается в дверь.

В ухе звенит.

— Хотите потянуть время? Увы, не выйдет. Решили, я не пойму, что вы задумали? В следующий раз я попаду.

Нанамура взводит курок большим пальцем.

Он выстрелит.

Я встаю перед Киригири и заслоняю её собой.

Осталось две пули. Если я приму обе на себя, она спасётся.

Я раскидываю руки в стороны.

— Ну? Теперь в меня легко попасть. Давайте, стреляйте!

— Онээ-сама, нет!

— Хорошо. Одну пулю тебе, а последнюю — ей.

Нанамура кладёт палец на спусковой крючок.

В этот момент дверь ресторана резко распахивается.

Оттуда появляется окровавленная Мифунэ.

Она не может удержаться на ногах, падает на колени в вестибюле и наставляет указательный палец прямо на Нанамуру:

Гнись!

Нанамура мгновенно разворачивается, наставляет пистолет на Мифунэ и нажимает на спусковой крючок.

Но пистолет не стреляет.

Нанамура изумлённо смотрит на пистолет в своих руках и снова пробует выстрелить. Но, похоже, пистолет отказывается нормально работать.

Неужели это сделала Мифунэ?..

Но Мифунэ уже лежит ничком, будто её оставили последние силы.

— Что всё это значит?

В конце концов Нанамура швыряет пистолет в Мифунэ. Рукоятка пистолета бьёт Мифунэ по спине. Мифунэ не шевелится.

За нашими спинами раздаётся электронный писк, и щелчок замка.

— Открылась! — Киригири отпирает дверь.

Мы вылетаем в переднюю.

— С-стоять! — доносится оклик из-за моей спины.

Не оборачиваясь, мы открываем ещё одну дверь в передней, и, наконец, выбираемся из отеля.

Мы выскакиваем на улицу.

И снаружи стоит…

Синсэн Микадо.

Он стоит, повернувшись в нашу сторону и пряча правую руку в кармане. Однако на его лице всё то же задумчивое выражение, словно он смотрит во тьму, а наше с Киригири появление он оставляет без внимания. Он будто не осознаёт нашего присутствия.

Рядом, по обе стороны от него, двое незнакомых мужчин. Один иностранец, второй в инвалидном кресле.

Не размыкая рук, мы с Киригири проносимся мимо них. Они не пытаются нам помешать. Они не обращают на нас никакого внимания и внимательно смотрят на вход в отель.

Сейчас нам остаётся только бежать.

Не размыкая рук, мы преодолеваем гостиничный сад. И только забежав за ворота железной изгороди мы оборачиваемся в попытке где-нибудь укрыться.

Мы наблюдаем, что происходит.

Как раз в этот момент входная дверь открывается, и оттуда выходит Нанамура.

Похоже, его тоже удивляет появление Синсэна и двоих других мужчин.

Нанамура застывает на месте.

— В… Вы…

Он явно ошарашен.

Я ещё раз смотрю на стоящих рядом с Синсэном мужчин.

Я уже где-то их видела.

— Это же… — говорит Киригири так, с таким видом, будто их вспомнила.

— Ой!

Но этого быть не может.

Этот иностранец… Он трипл-зеро-класс и так называемый сотрудник правоохранительных органов, Джонни Арп.

И мужчина в инвалидном кресле — тоже трипл-зеро-класс, Граф в кресле, Рюдзодзи Гэкка.

Но что здесь делают двое легендарных трипл-зеро-классов?

И, более того, они как будто подчиняются Синсэну.

Всё ещё не говоря ни слова, Синсэн подаёт Джонни знак рукой.

Тот вытаскивает из внутреннего кармана револьвер и, разок крутанув его на кончике пальца, вкладывает в правую руку Синсэна.

С пистолетом в руке Синсэн подходит к Нанамуре.

Выстрелит ли он?..

Колени Нанамуры дрожат, он не в силах пошевелиться.

— Н-не может быть… Этого никак не…

Синсэн протягивает Нанамуре револьвер рукояткой вперёд.

Наверное, в этот момент Нанамура, соображающий «резко и внезапно», всё понимает. Он берёт пистолет дрожащей рукой.

— Вот как… Значит… Падение уже началось… — шепчет Нанамура, приставляет дуло к собственному виску и спускает курок.

Уже не он сам, а его мёртвое тело падает у входа в отель «Норманс».

Трое мужчин с удовлетворённым видом отворачиваются от отеля и шагают вперёд. Рюдзодзи едет в электрической инвалидной коляске. Двигаясь в одном темпе, они уходят всё дальше от отеля.

Они приближаются к воротам.

Покидая территорию отеля, Синсэн вдруг смотрит на нас.

Он нас заметил…

Он подходит к нам со спокойным выражением лица.

Я заслоняю Киригири собой и замираю в ожидании.

Поступь бога смерти.

Сейчас я действительно слышу поступь бога смерти.

— Ты ранена.

Он достаёт из кармана пиджака белый платок, касается им моего левого уха и вытирает кровь. Когда Нанамура выстрелил, пуля меня слегка оцарапала.

От страха я слегка отстраняюсь

На губах Синсэна появляется улыбка, исполненная доброты и всепрощения.

Это человек, в одиночку руководящий Комитетом по оказанию помощи жертвам преступлений, Синсэн Микадо.

— Чего вы добиваетесь? — спрашиваю я, собравшись с духом. — Зачем вы… Приняли участие в этой «Дуэль Нуар»?

Синсэн берёт окровавленный платок обеими руками и расправляет его у меня перед глазами.

На мгновение платок прячет от меня часть окружающего мира.

— Просто хотел поздравить... — с этими словами он начинает складывать платок.

Платок становился всё меньше, и скрытый пейзаж постепенно возвращается.

Но в пейзаже кое-чего не достаёт…

Он только что был прямо здесь, но…

Отель «Норманс» бесследно исчез.

— …с началом нового года, — заканчивает он.

Синсэн убирает платок в карман и поворачивается к нам спиной.

И тут всё вокруг вдруг начинает постепенно уменьшаться и исчезать, будто бы тоже складывается.

Горы вдалеке, безжизненные деревья в саду — складываются, словно сделаны из бумаги.

Всё вокруг стремительно исчезает.

Так это и есть сила мастера маскировки и перевоплощений, Вариациониста?..

Мы с Киригири можем лишь безмолвно наблюдать за непостижимым для человеческого разума явлением. Мы машинально тянемся друг к другу и берёмся за руки. Боимся, что тоже исчезнем, если этого не сделаем.

Вскоре, вокруг не осталось ничего, кроме окружённого железной изгородью пустыря и спускающейся под уклон дороги, которая ведёт в неизвестном направлении.

Трое мужчин идут вниз.

Синсэн, не поворачиваясь, на ходу сдёргивает с лица нечто похожее на маску.

Так это и впрямь было не его настоящее лицо.

— Ты выросла умницей, Киригири Кёко. От девушки из рода Киригири другого можно было и не ждать, — говорит Синсэн, не оборачиваясь и маша нам рукой. — До встречи. В следующий раз у меня уже будет другое лицо.

Продолжение следует…