Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
deidorimu
10.08.2019 16:31
deifsi, да, конечно. Всё будет.
deifsi
10.08.2019 05:06
Боже, это великолепно. Третий том переводить будете?)
deidorimu
10.08.2019 01:27
alishamolenz, спасибо, что читаете, мы стараемся :).
lastic
09.08.2019 23:10
Ну...
alishamolenz
09.08.2019 23:06
Спасибо команде за работу! Наконпц-то можно томик целиком почитать
deidorimu
08.08.2019 12:20
Главная внезапность впереди. По-своему завидую людям, которые сейчас читают это в первый раз. :)
lastic
02.08.2019 23:16
Внезапно однако. это да

Глава VII — Perfect plan или Детектив проходит сквозь туман

Сквозь сон я чувствую, как кто-то заглядывает мне в лицо и невольно подскакиваю.

Рядом с моей кроватью стоит Минасэ.

— А-а!

— Т-тише, дура! Орёшь, точно я на тебя напал.

— Что вы хотите со мной сделать?!

— Ничего я не хочу делать! — Минасэ пятится неверным шагом.

Рядом с ним стоит и Киригири.

— Ты кричишь прямо как маленькая девочка, онээ-сама.

— Что вам нужно? И почему вы вместе?

Мои мысли пока путаются, и я никак не соображу, что происходит.

Я свешиваю ноги с кровати и сажусь, поправляя смявшуюся со сна причёску.

— Мне ничего от тебя не нужно, онээ-сама, я просто хотела найти место подальше от чужих глаз, чтобы поговорить с Минасэ-саном.

— И вы пришли в эту комнату, да? — заканчиваю за неё я, упершись руками в бока. — Ну ладно, секретничайте. Я пока причешусь.

Я достаю из рюкзака гребень и провожу им по волосам.

— Что всё это значит? — Минасэ досадливо морщится.

— Я подумала, что стоит спросить и о вашем тёмном прошлом, — без опаски говорит Киригири. — Вы не совершали никаких преступлений?

— Ч-чего?

— Это важно. Ответьте.

— Н-не понимаю, о чём ты.

— Ну, полагаю, вы как минимум мошенничали на интернет-аукционах.

— О-откуда ты это?..

— Значит, я угадала, — Киригири тяжело вздыхает и садится рядом со мной.

— Мошенничество на аукционах? — переспрашиваю я, глядя на обеспокоенного Минасэ. — А как это?

— Д-да ничего такого… Можно выставлять на аукционах всякие популярные штуки, вроде компьютеров или приставок, брать деньги и не отправлять товар… Или выставлять то, чего у тебя на самом деле нет… Нет, не в смысле, что я так делал, просто слышал, что некоторые так поступают! А я совсем не…

Мелко…

Преступление — это преступление, и мне жаль обманутых им людей, но у него не тот уровень, чтобы его выбрали целью и втянули в «Дуэль Нуар».

— Вы говорили, что ваша семья — бывшие аристократы. Ваши родители не могли в прошлом совершить какое-нибудь преступление или участвовать в мошенничестве?

— Да если б могли, мы не остались бы без денег! Мои родители — честные дурачки. Потому-то я и не могу себе позволить покупать то, что хочу, если не зарабатываю по мелочи на интернет-аукционах.

— Не понимаю, как у честных родителей могли получиться вы, — озадаченно смотрит на него Киригири.

— Пасть закрой, соплячка! Ты меня сюда привела, чтобы критиковать? Ну ничего, на следующем аукционе я снова выиграю. Во второй раз у тебя тот же самый номер не пройдёт.

— Я как раз хотела об этом поговорить.

— Можешь и не пытаться реветь, не поможет.

Я хочу вам кое-что продать.

— Ч… что? — Лицо Минасэ кривится. — В-вы же не?.. Вы несовершеннолетние, и я не поддамся… Нет, не поддамся соблазну!..

— Вы неправильно поняли. — Киригири бросает на Минасэ ледяной взгляд. — Я хочу продать вам способ выбраться отсюда живым. Больше не нужно бороться за «Право Детектива». Если кое-что сделаете, то в ночное время вас не смогут убить. Я хочу продать вам информацию.

— Ч-что за хрень ты несёшь? Кто в наше время платит за информацию? Это ж старый способ интернет-мошенничества, а я в этом кое-что смы… То есть ни черта я в этом не смыслю. Вообще ничего об этом не знаю. Да и... разве есть способ надёжнее, чем выиграть «Право Детектива» на аукционе?

— Есть. Впереди два аукциона. Самое время попытаться придумать, как наиболее эффективно воспользоваться оставшимися деньгами. И сейчас я могу рассказать вам о способе выжить, который всё это время был указан в правилах между строк. Но я расскажу о нём лишь при одном условии: вы отдадите мне все оставшиеся у вас деньги. Ну что?

— Ты, мелкая школьница, пытаешься сторговаться со мной, со взрослым?.. Вот это я понимаю — характер. Рассчитываешь обставить меня, человека, которого называют царём и богом интернет-мошенников?

— Подумайте как следует. Даю отсрочку до вечера, последний срок — за час до аукциона. Буду ждать вашего решения.

— Ты же не пытаешься меня надуть?

— Я не собираюсь вас обманывать.

— Да? Серьёзно? До меня тут дошли интернетовские слухи о гениальном мошеннике, который учится в средней школе… Это случайно не ты?

— Я не мошенница, а детектив.

— Я… Могу тебе доверять?

— Решайте сами. Возможно, я стану не единственной, кто предложит вам сделку… Но я в вас верю.

— Хм…

Минасэ покидает номер, обеспокоенно держась руками за голову.

— Киригири-тян, а ты уверена, что с таким человеком стоит о чём-то договариваться? Люди вроде него запросто предают других.

— Всё в порядке. На прошлом аукционе я показала ему, на что способна. Такие, как он, прогибаются под сильных.

Интересно, что же задумала Киригири?

У неё в голове как будто уже созрел план, как противостоять убийце.

— Убийца собрал для этой «Дуэль Нуар» одних мошенников. Я не думаю, что все они — его цели, но, безусловно, существуют люди, которым они сломали жизнь.

— Тояноо-сан — это понятно, но был ли мошенником Тягэ-сан?

— Не знаю, можно ли формально считать его мошенником. Но, судя по его записной книжке, он использовал для своих статей информацию, внушавшую людям мысли о грядущем апокалипсисе. На свете есть люди, которые отказываются от всего, что у них есть, поверив в скорый конец света… Возможно, есть и те, кто из-за этого сломал себе жизнь.

— Понятно… Если рассуждать подобным образом, то убийца хочет отплатить мошенникам в игре, в которой задействованы огромные деньги.

— Ну да. Возможно, он желает от души поводить за нос людей, обманувших его в прошлом.

Благодаря «Дуэль Нуар» дуэлянт получает и месть, и спасение. Он может наконец расквитаться с теми, кто некогда разрушил его жизнь. На сей раз убийца превратил это в игру, бросил вызов обидчикам и делает всё возможное, чтобы их обыграть.

— Как думаешь, а давно произошедшее в этом отеле убийство не имеет отношения к происходящему? Здесь убили больше десяти человек, может, кто-то из родственников погибших задумал отомстить?..

— Личность убийцы в том деле была точно установлена, так? Дела, где нет возможности для существования другого, настоящего преступника, не подходят для «Дуэль Нуар».

— Ясно… Тогда кто следующая цель? Ёдзуру-сан? Среди оставшихся у неё самое тёмное прошлое.

— Кто знает... — Киригири встаёт и расправляет подол юбки. — Осталось не так много аукционов. Думаю, убийца будет действовать пожёстче, чтобы расправиться с жертвой. И поэтому, начиная со следующего аукциона, важно будет уступать «Право Детектива» тому, кто с наибольшей вероятностью станет жертвой. Так выше вероятность предотвратить убийство, чем если кто-то другой станет детективом.

Убийца обязан играть по правилам, совершая убийство. Если игрок вдруг нарушит правила, наблюдающие за происходящим богачи или спонсоры точно будут жаловаться. И, возможно, из-за этого убийце даже засчитают поражение. Убийце должно быть запрещено нарушать правила.

И поэтому мы воспользуемся правилами и «Правом Детектива», чтобы защитить цель. Больше нам ничего не остаётся.

— Начну с самого главного: сегодняшний аукцион будет поединком Мифунэ-сан и Ёдзуру-сан.

Я не совсем понимаю, с чего она это взяла.

— И на чьей мы стороне?

— Я чуть позже объясню, кого нам нужно будет поддержать, но сначала… Я должна всё рассказать тебе об этой «Дуэль Нуар». Мы не сможем двигаться дальше, если тебе что-то будет непонятно.

— Ладно, но… Ничего, что мы совсем не советуемся с Нанамурой-саном?

Нанамура-сан теперь бесполезен. Я потом всё объясню, но, так или иначе, чтобы победить в этой «Дуэль Нуар», нам нужно защитить людей-целей и дождаться, пока закончится время. Придётся смириться, что детектив не изобличит убийцу. Ты меня поняла, Юи-онээ-сама?

Ничего я не понимаю.

Почему «Нанамура-сан бесполезен»?

— Я хотела кое-что уточнить… Если убийца не устранит на «Дуэль Нуар» все цели, он проиграет?

— Да. И наоборот — если нам удастся защитить хотя бы одну цель, победа будет за нами.

Понятно, значит, можно победить и таким способом.

Вот только не уверена, можно ли считать победой расклад, где мы уже потеряли троих, включая Уодзуми-сан…

— Мне всё ясно.

— Тогда начнём с самого лёгкого.

— Это с чего?

— С того, каким образом убийца исчез из свободной комнаты в первую ночь.

— Ого! Я-то думала, что там всё было до ужаса странно…

— Это потому, что всё было очень хорошо обставлено. Можно сказать, образец того, как можно создать видимость чего-то невероятного с помощью простенького трюка, если правильно его подать.

В ту ночь я видела на углу коридора силуэт, который приняла за убийцу. Мы погнались за ним и заметили, как чья-то тень скрылась в свободной комнате. Бросившись следом, мы вошли в комнату, но там уже никого не было…

А на стене красовался большой крест, нарисованный светящейся розовой краской.

Из комнаты не было других выходов, и бежать ему было некуда.

— В тот день мы разошлись по комнатам пораньше, чтобы успеть до комендантского часа — десяти вечера.

Ну да, мы все были в комнатах минут за десять.

— Угу.

— Получается, у убийцы было около десяти минут форы. Его комендантский час не касается, и он мог спокойно выйти, пока мы все сидели по комнатам.

— …Ну да.

— Убийца сделал вид, что ушёл в свою комнату из-за комендантского часа, но на самом деле тут же вышел наружу. Он пошёл в свободную комнату и немного подготовился к ночи.

— Как подготовился?

Приоткрыл дверь и поставил стопор. К стопору была привязана верёвка, а её конец убийца высунул в окно. Вот и все приготовления. Возможно, он также накрыл стопор тряпкой, чтобы создать видимость того, как кто-то вбегает в комнату. Возможно, стопор был установлен не внизу, а посередине. И вот, когда убийца потянул за верёвку снаружи, ткань колыхнулась, и со стороны показалось, что в комнату кто-то забежал.

— К-как это? Получается, никто не заходил в свободную комнату?

— Именно. На самом деле с двери убрали стопор, и она просто закрылась. Вот и всё. А вам почудилось, что кто-то вошёл в комнату.

— Почудилось? Но ведь на стене был нарисован крест! Если бы в комнату никто не заходил, некому было бы его нарисовать…

Полагаю, крест был на стене с самого начала. То есть ещё до того, как мы поднялись на третий этаж. Как и планировал убийца, эта комната осталась свободной, и никто ею не воспользовался.

Понятно… Так может, Уодзуми была убита, чтобы появилась свободная комната?..

— Тогда что за силуэт мы видели на углу? Это точно был человек, и Мифунэ-сан его тоже заметила.

— Убийца создал видимость того, что скрылся в комнате в конце коридора, а на самом деле спрятался в другой комнате, пока коридор за углом оставался для вас мёртвой зоной.

— В другой комнате?

За углом было пять номеров, с «307» по «312». Комната в самом конце коридора пустовала, а рядом с ней была комната Тягэ.

— Хочешь сказать, что именно тогда убийца забежал в комнату жертвы и совершил убийство?

Но если верить показаниям Мифунэ, которая караулила в коридоре, никто не выходил из комнаты жертвы, пока туда не зашли мы с Нанамурой. Получается, убийца оставался в комнате жертвы.

В таком случае мы должны были столкнуться с ним лоб в лоб.

Но убийцы не было на месте преступления.

— На самом деле трюк с исчезновением не имеет большого значения. Это даже не совсем трюк, а ловушка убийцы, чтобы он потом смог осуществить убийство в запертой комнате.

— Ловушка?

— Вас сбило с толку исчезновение убийцы, и вы много времени провели в комнате, так?

— … Ну, не так уж и много, всего минут двадцать.

— За двадцать минут можно задушить человека. Предполагаю, что в действительности убийца мог управиться и за десять.

— Так значит, пока мы были в комнате… убийца душил Тягэ-сана прямо за стеной с крестом?

— Получается, что так.

Я лишилась дара речи.

Если бы мы не отвлеклись на пустую комнату и сразу побежали в соседнюю, нам, возможно, удалось бы спасти жертву.

Значит, попавшись на трюк с исчезновением и угодив в ловушку убийцы, мы сами невольно помогли ему осуществить убийство в запертой комнате?..

— Но… Как был убит Тягэ-сан? Когда мы попали на место преступления, убийцы там не было. То, каким образом убийца попал в запертую комнату и вышел из неё, пока ещё остаётся загадкой. Или существует доступный одному убийце способ выбраться из запертой комнаты?

Нет.

— Как нет?

— Помнишь, ты назвала тот номер «идеальной запертой комнатой»? И правда — дверь заперта, в коридоре сторожит человек, на окне крепкая железная решётка. Кажется, что никто не смог бы войти туда или выйти.

— Ну я и говорю — идеальная запертая комната.

— Да, войти или выйти из такой и впрямь невозможно.

И тем не менее именно в такой комнате жертву задушили голыми руками.

Возможно ли нечто подобное?

— Подумай, онээ-сама. Запертая комната и впрямь почти идеальная. Убийца никак не мог туда проникнуть. И всё равно — жертва задушена до смерти. Как можно было это осуществить?

— У убийцы должна быть какая-нибудь суперспособность?

Суперспособность?

Но ведь среди нас она!..

Бывшая девочка-экстрасе…

— Нет, — возражает Киригири, даже не выслушав, что я собираюсь сказать. — Вспомни, как выглядел труп. Особенно следы от механической асфиксии, ставшей причиной смерти.

Пальцы были перевёрнуты.

Такое возможно лишь в том случае, если жертва спала, и её задушили, подойдя с головы.

Но… Если совсем-совсем хорошенько подумать, то душить кого-то таким причудливым способом — это абсолютно неестественно.

А действительно ли жертва спала?

Могла ли она уснуть в такой напряжённой ситуации?

Раз жертва не спала… Ну, тогда она бодрствовала.

И тогда жертва могла не лежать, а стоять

Жертва замирает в напряжённом ожидании. Появляется убийца. Убийца сразу набрасывается на жертву, чтобы задушить. Но если бы задушит её просто так, следы на шее не будут перевёрнутыми. Чтобы следы оказались вверх ногами, ему нужно…

А?

Вверх ногами?

У меня в голове вырисовывается странная картина.

Убийца висел головой вниз?

Ведь следы от пальцев оказались бы перевёрнутыми, если бы убийца душил жертву, свесившись с потолка?

Когда картинка мелькает у меня в мыслях, следом за ней в памяти всплывает жуткий демон. Тот, что неожиданно появляется на потолке, свешивается вниз и пугает людей[✱]
Подразумевается один из японских демонов-ёкаев, тэндзё кудари или тэндзё сагари (букв. — «тот, кто спускается с потолка»). Появлялся на иллюстрациях Ториямы Сэкиэна (1712-1788 гг).
.

Но потолок забетонирован. Ни балок, между которых мог прятаться призрак, ни окна на крышу. Плоский, как блин, потолок. Никаких лазеек и щелей на нём, само собой, тоже нет.

Тогда откуда появился убийца?

— Есть несколько видов запертых комнат. Но если объяснять в общих чертах, то разновидности всего две. Знаешь, какие, Юи-онээ-сама?

— Хм… Когда у преступника есть отмычка и нет отмычки?

— Абсолютно неверно, — Киригири прикрывает глаза и качает головой. — Правильный ответ: когда преступник находился в комнате и когда его не было в комнате.

— «Когда преступник находился в комнате», — это понятно. Но как его может не быть в комнате?..

— Например, когда преступление совершается с помощью пульта дистанционного управления или ловушки. Допустим, с полки может упасть нож, когда жертва сядет на стул… Ещё убийца может использовать какую-нибудь щель в комнате, чтобы расправиться с жертвой снаружи. К примеру, он может запустить в комнату ядовитую змею через вентиляционное отверстие.

— Понятно… И правда, убийца может и не находиться в запертой комнате.

— Я об этом и говорю, — Киригири удовлетворённо кивает.

Я думала, она сейчас продолжит объяснения, но на этом она заканчивает говорить.

— О чём — об этом?

— Ты так и не поняла?

— Н-нет…

— Даже когда комната с виду кажется полностью запертой, если в ней есть щель или какое-нибудь отверстие, можно воспользоваться им, чтобы совершить убийство снаружи.

— Ну да.

— Ну же, онээ-сама, теперь-то ты понимаешь?

— Нет! — восклицаю я.

— …В таком случае осталось лишь попытаться туда проникнуть. Мои выводы тоже пока что лишь пустые рассуждения без доказательств. Лучше увидеть ответ собственными глазами.

Киригири заправляет за ухо упавшую на щеку прядь волос и идёт в сторону двери.

— Э-эй! Ты куда?

Осталась же куча неразгаданных загадок.

Ничего не ответив, Киригири выходит из номера и шагает по коридору в сторону лестницы.

Она останавливается на лестничной площадке.

Смотрит на лестницу наверх.

Лестница разрушена, все ступени, начиная с первой, отсутствуют.

— Места, не имеющие отношения к игре, находятся за бетонными стенами. А здесь ничего не забетонировано, не думаю, что так вышло случайно. Мне кажется, это сделано, чтобы всё было честно.

— Честно, говоришь?.. Думаешь, там скрывается какая-то тайна?

Киригири кивает.

Что же там дальше?

Пусть мне и хочется туда попасть, я не могу этого сделать.

Я смотрю вниз через дыру, оставшуюся на месте обрушившихся ступеней, и вижу лестничную площадку этажом ниже. Вниз с тихим стуком падает несколько мелких обломков. Не настолько высоко, чтобы разбиться насмерть, но мне всё равно не по себе.

Обидно, что именно здесь всё разрушено.

Как же преодолеть рухнувшую лестницу?

Дыра размером два-три метра, но лестничная площадка на противоположном берегу находилась выше уровня моих глаз.

— Можно собрать простыни, связать их на манер верёвки и зацепить её за что-нибудь на той стороне, — предлагает Киригири.

Только вот на противоположной стороне не видно ничего такого, за что можно было бы зацепиться.

— Значит, пришёл мой черёд действовать.

Я могу прыгнуть на такую дистанцию.

В прыжках в высоту я уверена. Проблемы в том, что с этого места сложно разбежаться и что другой берег чертовски высоко.

Я собираюсь с духом и отступаю в коридор, чтобы взять разбег.

— Погоди, онээ-сама. Ты же не собираешься просто так туда прыгнуть и долететь? Не думаю, что это возможно, — волнуется Киригири.

— Положись на меня. Если не рискнём — не сможем двигаться дальше. А если мы хотим раскрыть все тайны, то двигаться дальше нужно, так?

— Онээ-сама, не надо. Если ты покалечишься, мы не сможем сразу попасть в больницу. Перед тем, как решиться на безрассудство, хорошенько подумай. Должен быть лучший способ. Ну же, онээ-сама, — голос Киригири дрожит.

— Всё будет нормально. А если я покалечусь, ты обо мне позаботишься.

Я делаю пару наклонов вперёд.

От нескольких дней в заточении у меня одрябли мышцы ног, и это не радует.

Чтобы попасть на лестницу наверх, нужно выбежать из коридора налево, под прямым углом.

Ну всё, вперёд.

Я бегу по дуге, чтобы взять разбег при прыжке в высоту.

И когда впереди показывается лестница...

Я оторываюсь от земли.

Противоположный берег теперь примерно на уровне моих глаз.

Я с самого начала не думала, что мне удастся приземлиться туда на ноги.

Нужно как-нибудь достать до него верхней половиной корпуса, а потом просто втащить себя наверх с помощью рук.

Несколько коротких мгновений я лечу вперёд…

А потом со всей силы врезаюсь грудью в противоположный край лестницы.

— М-м-м!

Я отчаянно пытаюсь удержаться на краю площадки, цепляясь за него обеими руками.

Мои ноги болтаются в воздухе.

— Онээ-сама!

— М-м-м-а-а-а!..

Я собираю все силы, которые у меня есть, в руках и втаскиваю корпус наверх.

Пытаюсь поднять ногу, и она кое-как достаёт до края.

Дальше я перекатываюсь вперёд и тяжело бухаюсь на спину, уже лёжа на площадке.

— Ничего себе! Класс! — я слышу восторженный голосок Киригири.

Ну надо же, оказывается, она умеет радостно кричать. В последнее время она показывала мне самые разные эмоции, как же это здорово…

С такими мыслями я поднимаюсь и встаю на площадке. Стряхиваю пыль с одежды, поправляю очки.

На стене надпись: «4F».

Я смотрю на лестницу вверх и вижу в её конце поворот направо, откуда, похоже, начинается коридор. Планировка такая же, как у третьего этажа.

— …Ну и? Так зачем я сюда забралась?

Вроде как здесь должен скрываться ответ на загадку запертой комнаты.

— Попробуй пройти вперёд, докуда получится. Тебе сразу всё станет понятно.

— Хорошо.

Страшно идти в незнакомое место одной, но было бы непросто привести Киригири на этот берег.

— Я буду в номере «301». — Киригири скрывается в коридоре третьего этажа.

Я ещё раз смотрю на лестницу и начинаю подниматься.

Нужно двигаться вперёд, одной.

До сих пор я всегда так и поступала, но теперь мне одиноко, когда Киригири нет рядом.

Я стала детективом, потому что хотела спасать людей, но теперь она постоянно спасает меня саму.

Если человека, которому под силу спасать других людей, следует называть детективом, то Киригири, без сомнения, детектив.

А вот сама она бы точно не согласилась с подобным значением слова «детектив» или с такой целью. Ей с детских лет внушали, что детективу из рода Киригири не нужны личные чувства.

Теперь же она сомневается в себе-личности, сформированной этим воспитанием. Или же следует сказать, что она нашла в своём сердце загадку, которую ей пока не удаётся разгадать.

Придёт ли когда-нибудь день, когда она её разгадает?

В конце лестницы вход на этаж, так же, как на третьем. Однако, здесь, в отличие от третьего этажа, проход закрыт дверью.

На этом месте лестница обрывается, там, где должны находиться ступени, ведущие дальше наверх, высится бетонная стена. Все места, не имеющие отношения к игре, и впрямь физически недосягаемы.

Возможно, здесь, как и говорила Киригири, находится место, до которого может добраться только человек, готовый столкнуться с опасностью.

Я стою перед входной дверью на этаж.

Что за тайны скрываются за ней?

Киригири говорила: «Даже когда комната с виду кажется полностью запертой, если в ней есть щель или какое-нибудь отверстие, можно воспользоваться им, чтобы совершить убийство снаружи».

Дыра или отверстие в комнате… Раз уж на то пошло, то это окно с металлической решёткой.

На этом этаже есть нечто, связанное с ним?

Я хватаюсь за дверную ручку.

Не поддаётся.

Присмотревшись, я замечаю под ручкой отверстие для ключа-карты.

Похоже, эту дверь не открыть никому, кроме человека с «Правом Детектива».

Забраться сюда и напороться на закрытую дверь…

Я совсем упала духом и не знаю, что делать дальше.

…Ах, да, ведь сейчас детектив — я.

Я вставляю карточку в щель.

Раздается электронный писк и щелчок замка.

Ура!

Я открываю дверь. И тогда…

Меня вдруг обдаёт холодным ветром.

Что-то холодное падает мне на щеку.

Снег?

Щурясь от слепящего света, я делаю шаг за порог.

Я осторожно открываю не привыкшие к яркому свету глаза.

Где я?

…Снаружи.

Я вхожу в неизвестный мир, обхватив себя обеими руками, чтобы защититься от стылого ветра.

Место, где я очутилась, можно описать одним словом: крыша.

Куда подевался четвёртый этаж?

Я стою на бетонном полу, и на крышу он не похож: весь, насколько хватает моего взгляда, плоский, без наклона. Здесь также нет ни ограждения, ни наружных блоков от кондиционеров и вообще ничего лишнего; грань, где кончается здание и начинается небо, похожа на срезанный под прямым углом обрыв. В воздухе вокруг меня кружат снежинки, небо затянуто серыми тучами чуть светлее бетонной крыши.

Похоже, это место находится прямо над жилыми комнатами третьего этажа. Я как раз иду по бетонному блоку, похожему на букву «L».

У входа стоит один предмет, присутствие которого не может не изумлять: автомобиль.

Что он тут делает?

Я понятия не имею, откуда и как его сюда притащили, но его вид приводит меня в такое же недоумение, в которое привела бы картина в жанре сюрреализма.

К сожалению, я плохо разбираюсь в моделях автомобилей. С виду это небольшая легковая машина. Я заглядываю внутрь, но ничего особенного не вижу. Всё же я на всякий случай фотографирую её на камеру телефона в качестве доказательства.

Я иду вперёд по крыше, внимательно глядя себе под ноги.

Если я поскользнусь, то полечу вниз с крыши головой вперёд. По ощущениям я нахожусь гораздо выше, чем на высоте трёх этажей от земли.

— Юи-онээ-сама!

Откуда-то доносится голос Киригири. Самой её нигде нет.

— Сюда!

Я иду на голос.

Ах, да, она сказала, что будет в номере «301».

Я встаю на краю резко обрывающейся крыши, вытягиваю шею и смотрю вниз.

Здесь очень высоко. Головокружительно высоко.

На отвесной стене виднеется окно с металлической решёткой. Оттуда наружу вылетает какой-то предмет и мельтешит в воздухе.

Это моя рулетка. Сама она болтается снаружи, а лента, как верёвка, ведёт к окну. Должно быть, Киригири выбросила её наружу в качестве ориентира.

— Киригири-тян?

— Что там, онээ-сама?

Я слышу только её голос.

— Я не совсем понимаю, но… Здесь почему-то не четвёртый этаж, а крыша.

— Я так и думала.

Её голос звучит радостно.

— Что всё это значит?

— Это и есть ответ на все загадки.

— Я смотрю на ответ своими глазами, и всё же… Я ничего не понимаю.

— Можешь достать рукой до окна? — спрашивает Киригири, не придав моим словам никакого значения.

Я вновь обращаю взгляд к окну. Окно расположено на отвесной стене, очень близко к крыше. По-моему, от края крыши до него примерно сантиметров тридцать.

Если лечь на живот и опустить корпус, оказавшись вниз головой, руки дотянутся до окна.

Я решаю в этом убедиться и устраиваюсь на животе на крыше. Бетон немного мокрый и настолько холодный, что я вздрагиваю.

Я снимаю очки и кладу их в карман, чтобы не уронить.

Я осторожно свешиваюсь с края крыши.

Сад далеко внизу стал размытым, вероятно, из-за того, что я сняла очки. Благодаря этому мне уже не так страшно.

Если не свесить корпус ниже, до окна будет не дотянуться.

Я чуть-чуть сползаю…

Когда моё тело оказывается под углом в девяносто градусов, повторяя угол между крышей и отвесной стеной, перед глазами показывается перевёрнутое окно.

Я вижу комнату.

Меня встречает нетерпеливый взгляд Киригири.

— Юи-онээ-сама, ты сможешь просунуть руки между прутьями?

— Нет! Ещё немного, и я упаду!

Я и так вишу вверх тормашками и особо не могу пошевелиться. И если я ещё хоть чуть-чуть смещу центр тяжести вперёд, то наверняка сразу же свалюсь с крыши.

— Ладно. Так висеть небезопасно, полезай назад.

— …Киригири-тян, всё плохо.

— В чём дело?

— У меня не получается подняться обратно.

— Постарайся как следует!

— …Постараюсь…

Я упираюсь руками в стену и осторожно двигаюсь назад.

С трудом, но мне удаётся вернуться живой и невредимой.

Я только что висела в очень странной позе, и теперь у меня болят мышцы, о существовании которых я даже не подозревала. Я продолжаю осматриваться, потирая ноющие места.

Я иду по крыше, то и дело фотографируя то, что меня окружает, на телефон, и тут спотыкаюсь обо что-то. Приглядевшись, я вижу под ногами нечто вроде очень толстой изогнутой проволоки. Наверное, кусок арматуры. По цвету она неотличима от бетона, так что сначала я её не заметила.

Но что же это такое?

Сфотографировав её на всякий случай, я ухожу с крыши.

Обратный путь не доставляет мне проблем. Другой берег находится ниже, и я с лёгкостью перепрыгиваю дыру.

Я с чувством победителя вхожу в номер «301».

— Молодец, онээ-сама.

Киригири сидит на кровати и ждёт меня.

— Мне хоть немного удалось помочь?

— Всё чудесно. Без преувеличений, благодаря тебе мне удалось раскрыть все загадки этого дела.

— Я очень рада. — Я сажусь рядом с ней. — Ну и? Что ты поняла?

— Теперь-то и тебе уже всё должно быть ясно, разве нет?

— …Ну, кое-что я и впрямь поняла. Но не совсем понимаю, действительно ли такое возможно…

Способ задушить жертву в комнате, не заходя внутрь.

Перевёрнутые пальцы-следы от удушья.

Несуществующий четвёртый этаж и крыша, которой там не должно было быть.

Всё это наводит меня на мысль о единственном возможном варианте…

— Версия может казаться тебе невероятной, но если она — вывод, к которому ты приходишь, исключив все другие возможности, то она верна. Итак — убийца душил жертв в комнатах, находясь снаружи: висел вниз головой и просовывал руки внутрь между железными прутьями решётки.

— Но… Я только что попробовала, и с трудом могла двигаться, когда свесила корпус с края крыши. Невозможно убить человека в таком положении.

— А на крыше не было никакого столба или чего-то подобного, чтобы зафиксировать тело?

— А! Ну, не столб, но всё же… Из бетона торчало нечто вроде железной балки.

Крючок для страховочного троса. Думаю, чтобы просунуть руки внутрь комнаты, как это пыталась сделать ты, необходимо зафиксировать ноги, иначе твои возможности и правда будут ограничены. Можно зацепиться за крюк верёвкой и привязать её к ногам.

Хорошенько зафиксировав нижнюю половину тела на крыше, ты получишь некоторую свободу движений, даже если свесишь корпус вниз.

— Но ведь довольно сложно задушить человека, когда свисаешь сверху, как потолочный призрак

— Полагаю, убийце пришлось потренироваться. Не думаю, что он смог бы запросто совершить нечто подобное без подготовки. Он мог взяться совершить такое убийство только после череды методичных физических упражнений.

— Но… Погоди…

Я вижу в её выводах очень большой изъян.

Предположим, убийца и впрямь смог бы просунуть руки в комнату, но ему не удалось бы схватиться за шею жертвы.

Ведь жертва могла и не подходить к окну.

До жертвы не дотянуться руками, если она не стоит у окна.

Нет, стоп, её там точно быть не могло.

— Киригири-тян, всё-таки не складывается… Не могли же жертвы по случайности оказываться прямо у окна…

— Убийца их подзывал. Возможно, приманивал каким-то шумом, либо на самом деле звал… Если он с ними заговаривал, то, вероятно, говорил им, что нашёл способ сбежать. И в самом деле — если бы он заявил, что сбежал и теперь снаружи, то его призыв подойти поближе был бы эффективным.

— Понятно…

Я уже готова во всём с ней согласиться, но быстро мотаю головой.

— Нет, я не об этом! Окно находится высоко. Тягэ-сан, с его ростом, уж точно не достал бы головой до окна. Даже если бы убийца приманил Тягэ-сана к окну, его руки не дотянулись бы до шеи жертвы.

— Ну да, здесь кроется загвоздка, — говорит Киригири, подняв вверх указательный палец. — Каким образом убийца душил жертв? Мы подумаем над этим, но сначала освежи в памяти события первой ночи. Возможно, в процессе ты заметишь кое-что важное.

— Освежить в памяти?.. У меня это не слишком хорошо выходит…

Сначала убийца, ещё до наступления комендантского часа в десять вечера, поставил стопор на двери номера 312, готовясь к трюку с исчезновением. Он высунул второй конец привязанной к стопору верёвки в окно.

Потом настало десять вечера, началось ночное время, и убийца попался нам на глаза. Он сделал вид, будто скрылся в пустой комнате, но на самом деле забежал в другую.

— Комната, в которой скрылся убийца, не была пустой и не принадлежала жертве, так?

— Верно.

— Тогда что это была за комната?

— Ясное дело, его собственная комната.

Я вспомнила, как мы распределили комнаты первой ночью.

— А что убийца сделал потом?

Вылез из окна собственной комнаты и забрался на крышу. В ту ночь ни в одной из десяти комнат не было выхода наружу, кроме той, которая досталась убийце. Думаю, прутья решётки в его комнате легко вынимаются.

— Убийца выполз из окна и поднялся на крышу?

— Получается, что да. Возможно, он заранее подготовил верёвку, чтобы было проще подняться наверх.

Выбравшись на крышу, он мог уже не опасаться, что его кто-нибудь заметит, а стены комнат и двери больше не были бы ему помехой. Он смог бы напрямик дойти до нужной ему комнаты.

— Поднявшись наверх, он сразу потянул за верёвку, торчавшую из окна пустой комнаты, так?

Это была верёвка, высвободившая дверной стопор.

— Возможно. Также он мог заранее дотянуть конец верёвки до окна собственной комнаты, пропустив её через крюк на крыше.

— Понятно… Ну да, мы довольно быстро забежали за угол, ему не хватило бы времени, чтобы добраться до свободной комнаты. Он потянул за верёвку сразу, как оказался в своей комнате…

Когда убийца потянул за верёвку, у нас на глазах случилось таинственное исчезновение.

Однако, этот трюк был ловушкой.

В итоге мы с Нанамурой надолго застряли в свободной комнате.

А в это время убийца…

— Убийца был на крыше и подозвал Тягэ-сана к окну.

Но доверился бы Тягэ словам убийцы, с его-то подозрительностью? Есть вероятность, что да: он очень боялся ночи и мог поверить, когда кто-то прошептал: «Есть способ отсюда выйти».

Но… Допустим, Тягэ подошёл бы к окну, руки убийцы всё равно не дотянулись бы до его шеи.

Неясно, смог бы убийца дотронуться даже до его головы или нет.

Чтобы снаружи дотянуться до шеи жертвы, убийце оставалось только… Вытянуть руки?

Такое под силу разве что мастеру-йогу, хотя и он, возможно, не справился бы.

Если убийца больше не смог бы вытянуть руки, ему нужно было заставить жертву приблизиться.

Нужно было, чтобы жертва встала повыше…

Встала повыше?

Жертве нужно было на что-нибудь встать.

Жертва встала на что-то, чтобы выглянуть наружу.

Но на что?

Кровати привинчены к полу, их не сдвинуть. В комнате не на что встать, кроме как на кровать.

На что же встала жертва?..

Ей не на что было встать. Не на…

А могла ли…

Она могла воспользоваться им!..

— Киригири-тян… Я не совсем уверена, но…

— Ты заметила?

Если поставить у окна мешок со ста миллионами иен и встать на него, то

Именно, — Киригири забирает за ухо прядь волос. — Тягэ-сан и Тояноо-сан были примерно одного роста, около ста семидесяти пяти сантиметров. Нижний край находится примерно в двух метрах от пола. Когда жертва вставала на пятидесятисантиметровую платформу, голова жертвы оказывалась как раз на уровне окна. Думаю, жертва сначала тоже колебалась, не зная, как выглянуть в окно. Но, возможно, убийца сам подсказывал ей подобный способ. Говорил: «Встань на деньги». Высота упаковки в десять миллионов — десять сантиметров. Тягэ-сан поставил у окна два столбика, по пять упаковок в каждом, и таким образом создал пятидесятисантиметровую платформу.

И убийца смог дотянуться руками до его шеи!

В запертой комнате появляются всё новые отверстия.

Эти отверстия оставляют пули под названием «логика». Запертая комната рушится на глазах благодаря пулям Киригири…

— Ой. Погоди, — восклицаю я, вспомнив, как выглядело место убийства, когда я туда попала. — Возле окна не было никаких ста миллионов иен. И вообще, денег жертвы нигде не было…

— Ну что, онээ-сама, ты наконец заметила? Деньги жертвы пропали.

— Погоди, ты тоже заметила?

— Да. Я же несколько раз у тебя спрашивала: ничего ли не поменялось на месте убийства? Ты сказала, что ничего не изменилось. Получается, когда ты увидела тело, деньги Тягэ-сана уже пропали.

— Н-ну да… Их с самого начала не было! Я не могла заметить, что их не стало!

— Ну да… Вероятно, остальные тоже либо не обратили никакого внимания на то, что деньги погибших пропали, либо смутно подозревают, что они были конфискованы, так как Норман говорил, что «конфискует» деньги убитой Уодзуми.

— А-а это не так? Разве деньги убитых не конфискуются?

— Похоже, что слова Нормана относились лишь к Уодзуми-сан. Правило о конфискации денег не применяется ко всем погибшим.

Но ведь тогда на местах убийств должны были остаться деньги погибших, и в случае с Тягэ-саном, и в случае с Тояноо-саном!

— Получается, что так. Но в действительности в обоих случаях деньги пропали. И здесь мы можем понять, какая система работает в рамках этой «Дуэль Нуар».

— О-о чём ты?..

О единственном существующем способе постоянно побеждать на аукционе. Почему деньги убитых пропали? Если их не конфисковали… то их украли. Выходит, чтобы выигрывать в этой игре, нужно ставить больше денег, чем все остальные, а когда «Право Детектива» станет твоим, воспользоваться им, чтобы первым забрать деньги погибшего.

— Ой…

Тратить деньги и восполнять потерю деньгами жертв убийцы.

«Право Детектива» было ещё и правом обирать погибших.

— Только человек, который ворует у мертвецов, может оставаться детективом… Эта игра — как насмешка над нами, — хмыкает Киригири.

— Но… Это не так. Мы не…

Но действительно ли это не так?

Разве детектив не ворошит прошлое погибших?

На «Дуэль Нуар» мы и правда откапываем дела прошлых лет и пытаемся вскрыть их, как могилу, благодаря признаниям убийцы и жертвы.

— Цель убийцы даже может выжить, если обратит внимание на такой способ выигрывать аукцион. В этом смысле убийца играет честно. Правда, чьему-то выживанию должна предшествовать чужая смерть.

Красть деньги убитых, чтобы остаться в живых.

У этого аукциона имелась лазейка, но место, в которое она вела, было чудовищным.

— И это ещё не всё. Дальше — очень важный момент. Когда человек, ставший детективом, крадёт деньги у убитого, он тем самым играет на руку убийце. Всё потому, что деньги — часть трюка-запертой комнаты. А значит, когда кто-то их крадёт…

С места убийства пропадают улики!

— Верно. Полагаю, именно поэтому в нынешней «Дуэль Нуар» проводятся аукционы. Если бы возле окна с решёткой оставались стопки денег, трюк бы, само собой, быстро раскрыли. Убийца не может знать, успеет ли он их собрать. Вот в первый раз времени бы не хватило. Но убийца мог не торопиться. Ведь детектив обязательно бы избавился от улики…

— Т-ты шутишь?!

— Нет, это правда. Вспомни первую ночь. Нанамура-сан ведь зашёл на место убийства раньше тебя?

— Н-ну да…

Тогда, увидев место убийства, он сразу всё понял. А потом сразу собрал лежавшие под окном сто миллионов иен и спрятал. Возможно, он прикрыл заплечный мешок скомканным одеялом.

— Всего за две-три минуты?

— Да. А потом, выпроводив вас с Мифунэ-сан с третьего этажа, вернулся на место убийства, забрал деньги и спрятал их где-нибудь в другом месте.

— Тогда… Да, ясно…

Он отвёл мне взгляд, а я даже ни о чём не подозревала.

Чем больше я об этом думала… тем обиднее мне становилось.

— Мне кажется, стоило Нанамуре-сану только услышать правила, и он сразу понял и как выигрывать на аукционе, и чего добивается убийца. На то он и дабл-зеро-класс. Поняв, в чём суть, он решил незаметно подыграть убийце. Например… Когда вы с ним обыскивали свободную комнату, в соседней совершалось убийство… Не намеренно ли он так долго оставался в пустой комнате? Не ждал ли, когда убийца завершит свой трюк?

Мы с Нанамурой двадцать минут обыскивали комнату, в которой исчез убийца. Я не придала этому большого значения, думала, что мы просто тщательно обследовали комнату, и на это понадобилось время… Но, возможно, на самом деле Нанамура всё контролировал.

— Нанамура-сан в сговоре с убийцей?

— Нет, я бы не назвала их сообщниками. Скорее уж Нанамура-сан разгадал план убийцы и повернул его себе на пользу.

— В смысле?

— Цель убийцы — месть, а Нанамуры-сана — деньги. Он сможет получить огромное состояние, если будет подыгрывать убийце. На самом деле сейчас у него есть сто миллионов иен. Вот только раньше это были деньги Тягэ-сана.

— …Вот гад! С ним точно что-то не так! Только о деньгах и думает!

— Не сказать, что мы не имели никакого представления о его характере. Мне непросто понять, что им движет, но я думаю, что время и деньги в его глазах равны. Например, если заплатить и перелететь с места на место на вертолёте, это сократит время, и оно прибавится к жизни. То есть деньги для него — осязаемое время жизни. Нам, наверное, следовало и раньше понять, как он поступит, увидев большие деньги.

— У-у… Как он мог?..

Своим поступком Нанамура запятнал честь детективов.

Когда нечто подобное совершает человек, носящий звание дабл-зеро-класса, он рушит моральный облик всех детективов.

— Итак. — Лицо Киригири, как всегда, остаётся спокойным. — Вернёмся к теме, к первой запертой комнате.

— Х-хорошо.

Её слова меня немного успокаивают.

— Пока вы с Нанамурой-саном находились в пустой комнате, убийца тихо расправлялся с жертвой в соседней. Сначала подозвал Тягэ-сана поближе к окну. Скорее всего, Тягэ-сан сделал из своих ста миллионов иен платформу, как ему велел убийца, и выглянул в окно. А в следующую секунду…

В окне показался убийца, висящий вниз головой.

Я воображаю, как это выглядело, и картина выходит пугающая.

— Думаю, сначала убийца набросил на шею жертвы натянутую верёвку, чтобы зафиксировать жертву у окна. Вероятно, он надел ей на шею петлю, на манер лассо. Это было нужно, чтобы жертва не сбежала. Либо для того, чтобы жертва не подняла крик. Думаю, он затянул петлю с такой силой, чтобы жертва оставалась живой.

— Но жертва погибла не из-за верёвки?

— Верно. Следы от механической асфиксии, которые не были следами пальцев, остались как раз от неё. Когда жертва уже не могла сбежать, убийца задушил её руками. А сделал он это, чтобы создать видимость, что был в комнате жертвы. Поскольку жертва была задушена, со стороны сразу казалось, что кто-то проник в комнату и собственноручно её задушил.

— И поэтому все запаниковали.

— Я уверена, что убийца был в перчатках. Он не хотел, чтобы жертва его поцарапала, пытаясь сопротивляться, и не хотел оставить на шее жертвы отпечатки пальцев, а также сделать отпечатки рук не столь очевидными.

— Убийца довольно осторожен.

— Да. Вот только, кажется, он не подумал о том, что следы пальцев на шее будут перевёрнутыми, — пожимает плечами Киригири. — Итак, убийце удалось расправиться с жертвой. Но если бы он оставил всё как есть, тело жертвы упало бы на пол под окном, мешком. Так трюк стал бы очевидным. И поэтому убийце нужно было переместить тело.

Когда мы оказались на месте убийства, труп не лежал под окном, а сидел у кровати, и его голова покоилась на матрасе.

Возможно ли было усадить тело, не заходя в комнату?

— Убедившись, что жертва не дышит, убийца вложил ей в рот скомканный клочок бумаги с надписью: «Свершилась первая месть». Ещё одна уловка, чтобы все подумали, что убийца был в комнате. Убийца надел жертве на шею ошейник, чтобы передвинуть тело. К ошейнику была привязана верёвка, а другой конец верёвки лежал на крыше. Назовём её верёвкой A. С другой стороны ошейника была привязана верёвка B, чтобы вернуть его обратно. Думаю, ошейник замыкался чем-то вроде болта-заклёпки, и его можно было расстегнуть, потянув за верёвку и высвободив заклёпку.

— Угу. И?

— Верёвка A была достаточно длинной, и убийца забросил её в комнату, сложив пополам. Всё ещё вися вниз головой, убийца протянул обе руки в комнату и взялся обеими руками за сложенную пополам верёвку. Сделал на ней петлю, как лассо, и с размаху закинул её в комнату. Верёвка зацепилась за кровать. У кровати как раз было изголовье, на него убийца и набросил верёвку.

— Он управлялся с верёвкой, пока висел вниз головой… Звучит непросто…

— Дальше ему оставалось только тянуть за верёвку A. Он передвинул тело вслед за ошейником, чтобы оно оказалось сбоку. Когда он закончил двигать тело, ему нужно было просто потянуть за верёвку B и вернуть ошейник обратно. Так он и создал запертую комнату, которую мы потом увидели.

— Ты так легко об этом говоришь, но ведь волочить труп с помощью верёвки — это довольно тяжело. Тягэ-сан был довольно худощавым, и всё равно он должен был весить больше пятидесяти килограммов…

— Убийца мог использовать блок для троса… Или агрегат, в котором больше силы, чем в одном человеке.

— …А!

Я вспомнила странную вещь, которая стояла на крыше, и показала Киригири фото в телефоне.

— Как я и думала. Электромобиль. Двигатель бесшумный, так что он идеально подходит для того, чтобы пользоваться им без лишнего шума. Думаю, убийца привязал к автомобилю верёвку A и именно так передвинул труп.

— Ты разбираешься в машинах? И вообще, ты знала, что на крыше автомобиль?

— О нём, между прочим, говорилось в письме-вызове.

— Ну да...

— Сначала я подумала, что, возможно, убийца просто включил его в список для вида, как оружие-пустышку, но когда обдумывала трюк, поняла, как убийца мог бы воспользоваться автомобилем.

— И как же?

— Возможны два варианта использования автомобиля. Один, как я и сказала, — оттащить с его помощью труп в нужное место. Ещё один — волочить труп с помощью блока для троса или лебёдки, установленных внутри автомобиля. То есть воспользоваться автомобилем, чтобы не было слышно шума. В обоих случаях цель — переместить труп, и вероятно, был выбран менее шумный вариант.

— Ну знаешь, всё равно держать на крыше машину — это странно.

Интересно, Комитет поднял её туда на кране?..

— Ну вот, теперь загадка запертой комнаты раскрыта. Убийца задушил жертву через окно, просунув руки между прутьями решётки, а потом передвинул тело с помощью верёвки. Сто миллионов иен, на которых стояла жертва, незаметно забрал Нанамура-сан.

Вот она, правда…

Я думала, мне ни за что до неё не докопаться, а Киригири сделала это с лёгкостью.

— Да что это за полуразрушенный отель такой?! Крыша вместо четвёртого этажа… Как можно было докопаться до истины, если его так перестроили?

— Тебе не хватает воображения, Юи-онээ-сама. Ты могла бы заключить, что убийца напал сверху, по перевёрнутым следам от механической асфиксии.

— Ну да, но я не думала, что все этажи, после третьего, пропали…

— Ты всё время говоришь про третий этаж, но я думаю, что на самом деле этот этаж — пятый. Дело не в том, что мы не можем подняться выше третьего этажа, просто мы уже находимся выше. Крыша над нами — это и есть крыша здания. Думаю, они переделали лестницу, и заставили нас поверить, что мы можем подняться только до третьего этажа. На самом деле мы поднялись до пятого. Тебе самой разве лестница не показалась подозрительно крутой?

— А, ну да, точно…

По виду с крыши казалось, что я выше, чем на третьем этаже.

— Тогда таблички с номерами этажей на лестничных площадках врут? И план отеля, висевший в вестибюле, и то, что все номера здесь начинаются с «3» — всё для вида?..

— Вероятно, всё это подготовил убийца, чтобы ввести нас в заблуждение. Или же это сделал Комитет.

Всё это — трюк, чтобы убийца смог воспользоваться крышей

— Кстати, следует полагать, что Тояноо-сана убили с помощью того же трюка, что и Тягэ-сана.

— Той ночью мы разлили в коридоре воду, чтобы на полу остались следы. Но следов, которые могли бы принадлежать убийце, к утру не оказалось.

— Да. Думаю, убийца заметил, что за дверью мокро. Вечером детектив отрёкся от своих обязанностей, и убийца мог бы зайти в комнату жертвы через дверь, но всё же решил воспользоваться крышей. Убийца вылез наружу из окна своей комнаты, выбрался на крышу и отправился к комнате жертвы.

Теперь можно не сомневаться, что звук, который я слышала той ночью — будто что-то волокли по полу — раздавался, когда убийца передвигал тело к кровати с помощью верёвки.

— У Тояноо-сана оставалось всего семьдесят миллионов иен, но он всё же смог создать себе платформу в пятьдесят сантиметров. Но, как и следовало ожидать, когда мы обнаружили труп, денег в комнате не было.

— А, понятно… Их забрал Минасэ-сан! Поэтому он и смог на третьем аукционе поставить больше, чем должно было оставаться у него на руках.

— Верно. Он понял, в чём суть аукциона и решил попытаться воплотить идею на практике. К несчастью для него, он проиграл нам. Причина его поражения в том, что он пытался выиграть с минимально возможной выигрышной ставкой. К нему попала формула успеха, но он так и не сумел ею воспользоваться.

— Если бы вчера Минасэ-сан выиграл, то был бы ещё один погибший?..

— Вероятность была велика. Но ты её предотвратила.

— Хорошо, если так…

На самом деле я просто бегала по комнатам с ключ-картой.

— Кстати, в комнате Тояноо-сана ведь была кукла… Как она туда попала? Ведь между прутьями её было бы не просунуть, слишком большая.

— Убийца разобрал её на части, просунул через решётку и снова собрал. Я её раздела и увидела, что она состоит из множества фрагментов. Убийца даже подготовил куклу, чтобы создать видимость того, что заходил в комнату. Той ночью у убийцы было более чем достаточно времени, вот он и устроил для нас целый спектакль.

Раскрыта тайна обеих запертых комнат.

Остаётся только понять, из окна какого номера убийца вылезал наружу.

— Киригири-тян, так кто убийца?

Наконец, мы подбираемся к сути.

— Если собрать вместе всё, что нам известно, личность убийцы станет ясна сама собой, — говорит Киригири, выставив вверх указательный палец.

Из-за этого жеста мне кажется, что сейчас в ней проступают черты юного детектива.

— Во-первых, убийца должен быть достаточно миниатюрным, чтобы выбраться наружу из небольшого окна. Следует полагать, что мужчина не смог бы этого сделать. По крайней мере, среди здешних мужчин нет никого, кто был бы меньше женщины.

Убийца — женщина.

— Во-вторых, вспомни трюк с исчезновением. Чтобы его осуществить, убийца должен был воспользоваться комнатой за углом, начиная с номера «307», чтобы оказаться для тебя и остальных в мёртвой зоне.

В первую ночь убийца был в номере «307» или дальше.

— В-третьих, необходимо понять, в каком номере находилось окно, из которого можно вылезти на крышу… Думаю, оно есть лишь в одном номере из десяти. Если бы они были в нескольких комнатах, другие люди тоже могли бы это заметить. Лишь у одного окна можно вынуть прутья и вылезти через него наружу.

Как минимум в тех номерах, где бывала я, решётка не снималась.

— Ты знаешь, в каком оно номере?

— Всё очень просто. Убийство случилось две ночи подряд. А значит — убийца две ночи подряд находился в комнате, где было окно с секретом. Эта комната и стала для него выходом на крышу.

Убийца две ночи подряд был в одной и той же комнате.

В комнате есть секретный проход, выход из окна на крышу.

Я достаю записную книжку и смотрю, кто и когда занимал который из номеров.

И всего один человек занимал один и тот же номер дважды.

— Именно. Убийца — Ёдзуру Саэ.

Да быть не может… Эта вдова…

Она занимала номер «307».

Она душила мужчин своими тонкими изрезанными руками. В это невозможно поверить… И в то же время мне кажется, что она на такое способна.

Но как же так?.. Разве она попала в номер «307» не по случайности?

Она не выбирала эту комнату.

— Киригири-тян, погоди… В первый день мы распределяли комнаты с помощью игральных карт. Не думаю, что Ёдзуру-сан смогла бы тогда осознанно выбрать номер «307»… Неужели она случайно попала в номер с секретным окном?

— Нет. До того, как мы разобрали карты, Ёдзуру взяла их в руки, прикасалась к ним. Она прикинулась, что проверяет, нет ли на них отметок, а сама в это время оставила отметку. Должно быть, оцарапала карту с номером «4».

Тогда, всего в один миг, она выполнила очередное приготовление к убийству.

Во второй день мы распределяли комнаты по сумме ставок. Аукцион получился довольно жарким, но, возможно, было не так уж сложно получить комнату в конце коридора. Нужно было просто поставить маленькую сумму денег. А если бы ей не удалось получить номер «307», она могла просто совершить убийство в другой день.

— Стоп. Но ведь в ночь, когда случилось первое убийство, Ёдзуру-сан через дверь разговаривала с Мифунэ-сан, которая сторожила в коридоре. Именно так они подтвердили свои алиби.

— На убийство понадобилось десять минут, ещё пять — на то, чтобы передвинуть труп, забрать верёвки и вернуться в комнату. Если оставшиеся пять минут она разговаривала с Мифунэ-сан, то всё сходится. Хоть она и подтвердила алиби Мифунэ-сан, её прежде всего волновало собственное алиби.

— Понятно…

Ей должно было быть непросто совершить убийство всего за двадцать минут. Нужно было задушить жертву собственными руками. Думаю, она много тренировалась, и всё ради этого дня.

— Кстати, вчера я осмотрела окно в комнате «307», и прутья не снимались. Думаю, она решила, что больше им не воспользуется и запечатала решётку.

Не воспользуется?

— Да. Она как минимум больше не собирается использовать тот же самый трюк… А точнее, не сможет его осуществить.

— Почему?

— Её последняя цель слишком маленького роста, и даже если она встанет на деньги, её шея не будет на уровне окна.

— А!.. Мифунэ-сан!

— Да, думаю, она — последняя цель. Но уверенно сказать не могу. Не знаю, поверишь ли ты мне, но могу сказать лишь, что слышу поступь бога смерти…

— Этого достаточно. Мы её защитим.

— …Спасибо, онээ-сама, — благодарит Киригири, и её лицо немного светлеет.

Всё, что она говорила до сих пор, строилось на логике, и, возможно, она немного растерялась, когда нужно было сказать то, что пока не было подтверждено.

Но я помню, как её «поступь бога смерти» сработала в прошлый раз. Похоже, она могла чувствовать приближение чужой смерти.

— Но как убийца собирается с ней расправиться?

— Думаю, в худшем случае — воспользуется пистолетом.

— Тогда, если она свесится с крыши и выстрелит в цель в комнате, у нас будет ещё одна запертая комната!

— У пистолетов есть так называемая линия выстрела. Осмотрев труп, можно легко определить, откуда и под каким углом стреляли. Если станет ясно, что стреляли из окна, то можно будет разоблачить и трюк с крышей. Поэтому я не думаю, что она воспользуется подобным способом.

— Ясно…

В списке оружия есть ещё и молоток. Но, возможно, он был оружием-пустышкой.

— Поскольку мы не знаем, каким образом Ёдзуру-сан собирается убить Мифунэ-сан, мы не можем защитить Мифунэ-сан. Поэтому нам остаётся только сделать всё возможное, чтобы Мифунэ-сан получила «Право Детектива» на оставшихся аукционах. Так мы обеспечим ей безопасность.

— Думаешь, убийца не станет нарушать правило, что человека с «Правом Детектива» нельзя убить?

— Мне кажется, он уже зашёл так далеко, что этого не сделает.

— Но разве нельзя для общей безопасности закончить эту «Дуэль Нуар», заставив Нанамуру-сана указать на убийцу?

— Я уже сказала, он теперь бесполезен. Более того, мне кажется, что в этой «Дуэль Нуар» он сам ставит на убийцу. Сейчас он изображает нейтралитет, но в последний момент может повернуться против нас. Думаю, лучше его не трогать, чтобы не спровоцировать.

Поверить не могу, что детектив дабл-зеро-класса готов пожертвовать собственной честью ради денег.

— Юи-онээ-сама, нас ждёт дуэль. Мы победим в игре, которую устроил убийца, и положим конец этой «Дуэль Нуар».

— А у нас есть надежда выиграть?..

Моё сердце переполняют сомнения.

— Это очень даже возможно, — говорит Киригири с искренней улыбкой. — Мы одержим честную победу. Ведь так, онээ-сама?