Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
deidorimu
10.08.2019 16:31
deifsi, да, конечно. Всё будет.
deifsi
10.08.2019 05:06
Боже, это великолепно. Третий том переводить будете?)
deidorimu
10.08.2019 01:27
alishamolenz, спасибо, что читаете, мы стараемся :).
lastic
09.08.2019 23:10
Ну...
alishamolenz
09.08.2019 23:06
Спасибо команде за работу! Наконпц-то можно томик целиком почитать
deidorimu
08.08.2019 12:20
Главная внезапность впереди. По-своему завидую людям, которые сейчас читают это в первый раз. :)
lastic
02.08.2019 23:16
Внезапно однако. это да

Глава II — Castling или Детектив прибывает в замок

Отель «Норманс» построен на природе в горах и со всех сторон окружён лесом. С виду это здание в готическом стиле, чопорное, не к месту изобилующее архитектурными деталями, массивное и тяжеловесное. Со всех сторон его окружает изгородь, как пики, а в саду тут и там стоят высохшие деревья.

Отель начал свою работу двадцать лет назад. Постояльцы приходили в восторг от роскошных номеров и еды из местных продуктов. Однако отель быстро закрылся, не просуществовав и пяти лет. Несколько постояльцев совершили самоубийства; возможно, во всём было виновато расположение отеля, его изоляция от мира, а может, что-то заставило их это сделать, но, так или иначе, репутация у отеля стала хуже некуда.

На самом деле отель закрылся из-за произошедших там убийств.

Как-то раз ночью один из постояльцев с воплями вломился в несколько номеров. Он убил тринадцать человек за одну ночь — выломал двери в номера и размозжил лежащим в кроватях постояльцам головы огромным молотком.

Когда его схватили, он сказал: «Кто-то подглядывал за мной из стены! Я закричал, и он принялся меня душить! Я всего лишь защищался! Это была самозащита!»

Мужчине померещилось, что кто-то напал на него через стену, и поэтому он переходил из комнаты в комнату, убивая людей за стеной, то есть постояльцев в соседних номерах. Он убил тринадцать человек, потому что его не покидала навязчивая идея, что «за стеной кто-то прячется».

Чудовищное убийство не могло не привести к приостановке работы отеля. Владелец обанкротился, и вскоре здание опустело.

С тех пор отель около пятнадцати лет стоял заброшенным и превратился в зловещие руины.

Ну и вот теперь…

Того и гляди должен пойти снег, а мы втроём с Киригири Кёко и Нанамурой Суйсэем стоим перед зданием отеля «Норманс», где вот-вот начнётся «Дуэль Нуар».

Парадный вход наглухо заперт, словно сам отель пытается спрятать за закрытыми дверьми своё мрачное прошлое, поджидая нас.

Водитель такси, который привёз нас сюда, уехал так быстро, будто спасался бегством. Да уж, местные не слишком-то жалуют руины здания отеля.

— Ровно десять утра. О, как прекрасны круглые цифры! — провозглашает Нанамура, посмотрев на свои наручные часы. — Осталось сто двадцать часов.

— Получается, время истечёт в первый день нового года, в десять утра, — добавляю я. — При худшем раскладе придётся встречать Новый год в этом жутком месте…

— Не стоит думать, что до этого дойдёт. Или ты забыла, как меня прозвали? Аллегро Ажитато! На этом свете нет детектива, который бы раскрывал дела так же быстро, как я.

— Будем на вас рассчитывать, — искренне говорю я.

— Итак, пойдёмте внутрь.

Нанамура, размахивая руками, как дирижёр, распахивает ворота в изгороди и шагает по дорожке из каменных плит, ведущей к парадному входу. Мы с Киригири следуем за ним.

По пути я замечаю сбоку небольшой рекламный стенд на ножке. Я украдкой заглядываю в него… и у меня перехватывает дыхание.

— Киригири-тян, погляди.

Мы вместе читаем надпись на металлической табличке.

«Добро пожаловать в отель “Норманс”!

Наш первоклассный сервис оставит вас в полном восторге».

На первый взгляд в ней нет ничего необычного, но присмотревшись, можно заметить, что слово «восторге» закрашено красным маркером, а сбоку подписано: «отчаянии».

«Добро пожаловать в отель “Норманс”!

Наш первоклассный сервис оставит вас в полном отчаянии».

— На месте прошлого убийства была похожая штука. Что всё это значит?

— Возможно, она указывает, что Комитет проводит здесь игру, либо…

— Либо?

— Либо просто кто-то развлекается, — холодно говорит Киригири и уходит, кажется, потеряв к табличке интерес.

Мы рискуем собственными жизнями, но для учредителей всё происходящее — игра. Сейчас они, возможно, смотрят на наши удивлённые лица и весело смеются.

Я не позволю, чтобы всё ещё хоть раз прошло по их плану.

Но… Получится ли у меня им помешать? И вообще, в этот раз я не детектив, а просто одна из его спутниц.

Кроме того, на подготовку у меня был всего один день. Я воспользовалась компьютером соседки из общежития и попыталась поискать информацию об отеле в сети, но узнать удалось только его историю. Не могу даже представить, что задумал устроить убийца в этом разрушенном отеле.

— В качестве оружия значились пистолет и даже автомобиль, интересно, что убийца планирует сделать с жертвой? — я пытаюсь завести разговор с Киригири.

Она пожимает плечами и качает головой, ничего мне не ответив. Она, как всегда, в школьной форме и, как всегда, хранит полное спокойствие, как будто в школу пришла. Она не выглядит воодушевлённой, как я, и явно не волнуется. Такая уверенная и надежная маленькая девочка, что даже странно.

Дорожка заканчивается, и мы оказываемся у входной двери.

У двустворчатой двери массивные ручки. В современных отелях подобных дверей уже почти и не встретишь. Возможно, это Комитет здесь что-то перестроил.

Нанамура берётся за ручки.

— Дальше возможно всё что угодно. Может, для нас подготовили ловушку, а может, там внутри уже гора трупов. Ну что, морально готовы?

— Да! — отвечаю я со всей возможной уверенностью в голосе.

Нанамура подмигивает мне и открывает дверь.

А за ней… оказывается небольшая тесная комнатушка, вроде как передняя, и в ней едва хватает места нам троим. Прямо перед нами ещё одна двустворчатая дверь. И зачем тогда нужна эта комната? Не похоже, что для переобувания.

— Ну что, идём дальше, — Нанамура вновь хватается за дверную ручку.

Дверь открывается, и вокруг становится значительно просторнее.

Мы в вестибюле. С потолка свисает огромная люстра, сияющая так ярко, что того и гляди ослепит. По размерам помещение можно сравнить со спортивным залом. В смысле, оно очень большое. Пол устлан алым ковром, в углу стоят диваны и столик для ожидающих. Всё выглядит вычищенным до блеска, ни единого признака запустения, хоть отель и полуразрушен.

Мы делаем несколько шагов вперёд, озираясь по сторонам, как вдруг…

— Эй! Стойте! Не закрывайте дверь! — по вестибюлю проносится чей-то голос.

Возле диванов стоит седовласый мужчина в вычурном смокинге, он истошно вопит, показывая пальцем в нашу сторону.

— Ч-что? — кричу я в ответ. Между нами метров пятнадцать, не меньше.

— Дверь!

— Дверь?

Я оборачиваюсь и смотрю на дверь, через которую мы только что попали внутрь.

Ничего странного в ней нет.

Обе створки двери уже сомкнулись.

— …Поздно!

Мужчина в смокинге бессильно опускает протянутую было к нам руку.

На диванах сидит ещё несколько человек.

— Юи-онээ-сама, — Киригири держится за дверную ручку и дёргает её вверх-вниз.

— Что такое?

— Дверь не открывается.

— Что?

Я тоже пытаюсь подёргать ручку.

Дверь не поддаётся, словно её заперли на ключ. Замочной скважины нигде не видно. Видимо, сработала автоматическая блокировка.

— Дверь не открыть изнутри. Мы тут заперты. Если б вы её придержали, мы смогли бы выйти, — с укором говорит мужчина в смокинге, подходя к нам.

Этот пожилой седовласый господин с длинной бородой выглядит довольно эффектно. Смокинг ему к лицу, мужчина будто сошёл со старой фотографии.

— Один, два, три… Нас стало десять, — с дивана поднимается ещё один мужчина.

На втором мужчине строгий костюм с вычурным галстуком-бабочкой. Он среднего роста и средней комплекции, выглядит довольно молодо. Ему, наверное, еще нет тридцати.

— А среди вас случайно нет детектива? — спрашивает он, указав на нас пальцем.

— Как вы это поняли? — машинально откликаюсь я.

— Я так и знал, — мужчина самодовольно ухмыляется. — Значит, теперь все в сборе.

— Простите, но вы не могли бы объяснить, что происходит?

— Гляди сюда, — мужчина в смокинге протягивает мне лист бумаги.

Там красными буквами написано что-то похожее на инструкцию.

«Уважаемые участники аукциона!

Благодарим за участие в грядущем тайном аукционе. С радостью сообщаем, что на нём будут выставлены редчайшие и уникальнейшие предметы.

Пожалуйста, обратите внимание, что для проведения аукциона требуется десять участников. Если участников будет больше или меньше, аукцион не состоится.

Также необходимо, чтобы один из участников был детективом.

Когда оба условия будут соблюдены, состоится первый аукцион.

Пока не прибудут все участники, аукцион будет откладываться. Просим всех, кто приедет первыми, подождать в вестибюле.

Аукцион “Ракассамc”»

— Аукцион?..

Я удивляюсь, а вместе со мной удивляется и мужчина в смокинге.

— Погоди… Так вы сюда не на аукцион приехали? Вы разве не получали такое письмо? — мужчина достаёт из внутреннего кармана пиджака абсолютно чёрный конверт.

Я уже видела такой конверт с сургучной печатью!

На печати странный символ… Ну точно, он от Комитета.

— М-можно взглянуть?

— Да на здоровье.

Я нетерпеливо выхватываю у мужчины конверт и заглядываю внутрь. Там нечто вроде плотной чёрной карточки.

«Приглашение

Тояноо Мицуру-сама, уведомляем, что Вас выбрали для участия в аукционе “Ракассамc”. Просим Вас прибыть на место проведения аукциона к назначенному времени.

Начало аукциона — 26 декабря, 17:00

Место проведения — Отель “Норманс”

Дресс-код — Формальный

Аукцион может длиться до семи дней, просим Вас привезти с собой всё необходимое для длительного пребывания в отеле. Проживание в отеле бесплатное.

Аукцион “Ракассамc”».

Мы с Киригири вместе читаем текст на карточке, а потом обмениваемся понимающими кивками.

Очевидно, этих людей заманили на «Дуэль Нуар» под предлогом участия в аукционе. Как и в нашем прошлом деле, убийца собрал будущих жертв в одном месте, воспользовавшись фальшивыми приглашениями.

— Хоть у меня с английским и не очень, даже я вижу: Ракассам — это слово massacre, «бойня», наоборот. То есть — аукцион-бойня.

— Ч-что ты мелешь? — седовласый мужчина в смокинге вздрагивает. — «Ракассамc» — такие же знаменитые аукционисты, как «Сотбис» и «Кристис». Вы, провинциалы, может, о таком и не слышали, но я-то знаю!

— Как вы получили приглашение? — я не обращаю внимания на последнюю колкость и задаю ему вопрос.

— Некоторое время назад в одном месте проходил небольшой аукцион, тогда-то представитель «Ракассамса» и пригласил меня сюда. Как бы то ни было, он сказал, что здесь состоятся торги за уникальные антикварные предметы, потому я и приехал… Я с давних лет увлекаюсь поиском различных редкостей на аукционах.

— Эм… Тояноо-сан, да? Вас обманули, — жёстко говорю я. — Разве аукцион уровня «Сотбис» могут проводить в полуразрушенном отеле?

— Это же тайный аукцион! — похоже, Тояноо сердится. — Вот я и поверил, что он может проходить в таком странном месте! Но… Сказать по правде, мы, посмотрев тут на всё, как раз сидели и обсуждали, не надули ли нас…

Кроме Тояноо здесь мужчина с галстуком-бабочкой и другие парадно одетые мужчины и женщины. Видимо, их всех собрали под предлогом участия в несуществующем тайном аукционе.

— Короче, если ты сюда зашёл — всё, капут. Выхода из здания нет, нас сюда заманили, как зверей в клетку. Если запахнет жареным, то нам грозит какая-то малоприятная хрень. И вам теперь тоже. — У подошедшего к нам молодого мужчины с галстуком-бабочкой провинциальный говор.

— Как это — нет выхода? А окна?

— А на окнах — крепкие железные жалюзи, хрен откроешь. Даже моим литым мышцам это не под силу, — он демонстрирует нам свою тонкую белую руку.

— А окна в других комнатах? И запасной выход?

— Увы, но мы не можем никуда отсюда выйти. В фойе четыре двери, и все закрыты.

— То есть вы все были здесь заперты со вчерашнего дня?

— Ага. Пришлось кое-как перекантоваться ночь, — мужчина с галстуком-бабочкой тяжело вздыхает и разводит руками.

— Но теперь нас десять, так что аукцион может начаться, так? — говорит Тояноо с блеском в глазах.

— Раз приглашение — фальшивка, то и аукциона может не быть, — отвечает мужчина с галстуком-бабочкой.

Приглашения разослал убийца, в этом можно не сомневаться. Но пока непонятно, состоится ли аукцион. Есть вероятность, что это всего лишь выдуманный повод, чтобы собрать всех в одном месте.

— Если аукциона не будет, зачем нас здесь заперли?

— Ты меня спрашиваешь?

Мужчины начинают перебранку.

Я раздражённо наблюдаю за ними, подыскивая слова, которыми можно было бы их усмирить.

И тут вперёд выходит Нанамура.

— Друзья мои, успокойтесь! — он некоторое время ждёт, пока всеобщее внимание переключится на него, а затем продолжает. — Похоже, мы и впрямь заперты. Раз так, нам остаётся только одно: выбраться отсюда. Я прав?

Нанамура спокойно расхаживает по вестибюлю, и вопрос не адресован никому конкретному. Его слова звучат несколько театрально, но, должно быть, так он пытается взять контроль над ситуацией в свои руки.

— Мы уже много чего перепробовали, — ворчит Тояноо, поглаживая седую бороду. — Всё без толку, потому-то мы со вчерашнего вечера здесь и сидим.

— О нет, друзья, вы, очевидно, ещё не приложили серьёзных усилий. Полагаю, это потому, что вы ещё не ощущаете угрозы собственной жизни.

Нанамура проходит мимо людей на диванах и подходит к стоящему поблизости столику. Это журнальный столик с толстой крышкой.

Не знаю, что на него нашло, но он вдруг поднимает столик. На вид тот очень тяжёлый, но Нанамура оторвал его от пола без видимых усилий. Он сильнее, чем выглядит.

Нанамура переносит столик к стене и… вдруг швыряет его вперед!

Грохот такой, будто произошла серьёзная автомобильная авария, не меньше. Во все стороны летят осколки. Женщины поднимают визг, а мужчины удивлённо воскликают.

В стене, там, куда врезался тяжёлый столик, образовалась внушительная дыра.

Но…

— Хмм, бетонные перегородки… — констатирует Нанамура, засунув в дыру руку.

— Э-эй, слышь, не бузи тут! — мужчина с галстуком-бабочкой подскакивает к Нанамуре. — Что за хрень ты творишь?!

— Вижу, сломать стену и выйти не получится… — Нанамура скрещивает руки на груди и отходит от стены.

Недаром Нанамуру Суйсэя называют Аллегро Ажитато — он действует резко и внезапно.

— Так, сделано всё возможное, чтобы мы не смогли отсюда выбраться. Ясненько, если предположить, что во всём остальном подготовка была такой же тщательной, то сбежать будет непросто. Очевидно, убийца собирается нас здесь держать, пока не добьётся своего.

— Я тебе о том и говорил! Погоди, какой ещё убийца?.. О каком убийце речь?!

— Не буду тратить время на объяснения. — Нанамура опускается на один из свободных диванов и закидывает ногу на ногу. — До шести вечера… хм-м, больше семи часов. Убийца намеренно так спланировал — больше всего на свете я не люблю ждать.

— Мы будем ждать начала аукциона? — спрашиваю я.

— Больше нам ничего не остаётся. Убийца выложил рельсы и пустил нас по ним. Интересно, куда же мы в итоге приедем?.. Ну что ж, пусть покажет, что он нам приготовил.

— Вы на зависть хладнокровны… — я подхожу поближе к Нанамуре и продолжаю уже шёпотом, ему на ухо: — Вы же ничего не говорили полиции перед отъездом сюда?

— Конечно, нет, — Нанамура бросает на меня раздражённый взгляд. — Это же честное состязание детектива с убийцей. С чего мне всё портить?

— С того, что на кону человеческие жизни! — огрызаюсь я и достаю из кармана пальто мобильный телефон.

На Нанамуру положиться нельзя, значит, остаётся только самой сообщить обо всём полиции.

Только вот на экране моего телефона красуется: «Вне зоны».

— Как же так?.. Когда мы вышли из такси, сигнал точно был, я видела…

— Думаю, в здании стоит глушилка, — подаёт голос один из сидящих на диване мужчин.

Я уже успела обратить внимание на его необычный внешний вид: бейсбольная кепка, огромные солнечные очки, одет тоже в бейсбольную форму. Остальные присутствующие носят вечерние наряды, и на их фоне он выглядит очень несерьёзно. Из-за солнечных очков его лица толком не видно, но, кажется, это угрюмый мужчина средних лет.

— Глушилка?..

— Подавитель телефонных сигналов. Он испускает радиосигнал на той же частоте, что и базовая станция[✱]Базовая станция (в сотовой связи) — узел радиоаппаратуры, принимающей, определяющей и раздающей вызовы абонентов., создаёт помехи, и телефон думает, что находится вне зоны… Такие обычно ставят в концертных залах, больницах и прочих общественных местах. Радиоволны для нас невидимы, вот всякие власть имущие с нами и забавляются, и это происходит чаще, чем ты думаешь. Хе-хе… — говорит мужчина, поправляя солнечные очки.

— То есть телефоны здесь бесполезны?

— Будь от них польза, стали бы мы торчать тут целые сутки? — Мужчина в кепке пожимает плечами.

Помощь извне нам не вызвать.

Убийца запер нас здесь, чтобы получить полный контроль над будущим убийством. Его игра уже началась.

— Вы все приехали сюда, чтобы поучаствовать в аукционе? — спрашиваю я, внимательно вглядываясь в лица присутствующих.

Они кивают.

— Ну, раз уж на то пошло… Среди нас новички, так что давайте-ка представимся. Мы, вообще-то, уже познакомились, но можно ещё раз, для новеньких…— предлагает мужчина в галстуке-бабочке.

— Будем очень признательны.

— Ладно, тогда я первый, — продолжает мужчина в галстуке-бабочке.

Минасэ Юдзэн (25 лет), фрилансер

— Я Минасэ Юдзэн, мне двадцать пять, я фрилансер. Я из рода бывших аристократов, крупных помещиков… Ну, то есть раньше было так, а сейчас нам пришлось построить жалкий многоквартирный домишко в столице и с ним управляться. Я живу на родительские деньги и сам подрабатываю. И всё равно — во мне течёт хренова кровь бывших аристократов. В один прекрасный день я верну нам былые богатства.

— Почему вы решили поучаствовать в аукционе?

— Обычно я зарабатываю по мелочи, перепродавая вещи на интернет-аукционах… Вот один из покупателей и рассказал мне о тайном аукционе. И даже приглашение отправил. Сказать по правде, мне всё это показалось странным, но я решил выйти в реал для разнообразия, вот и вляпался… Хрень какая-то.

На вид просто молодой позёр. Никак не могу избавиться от впечатления, что он не до конца искренен. Ему бы подошло определение «непутёвый сын». Даже в костюме и с галстуком-бабочкой он выглядит как-то комично.

— Дальше идём по часовой стрелке, давай, дедуля, твоя очередь.

— Какой я тебе дедуля? Дедуля, пф-ф… — откликается мужчина в смокинге, когда Минасэ указывает на него.

Тояноо Сэйунсай (59 лет), эскейполог

— Меня зовут Тояноо Сэйунсай, я пятидесятидевятилетний фокусник.

— Фокусник?

— Неужто ты не слышала обо мне, величайшем эскейпологе со времён Гудини?! Я выбирался из воды, подвешенный вниз головой и связанный по рукам и ногам, из кабины пылающего в воздухе воздушного шара, из машины, которую давили прессом… Это всё мои известнейшие номера! Между прочим, я выдающийся иллюзионист-эскейполог и творил настоящие чудеса!

— Какой нескромный… — цепляется к нему Минасэ. — А в Сётэн[✱]Сётэн — название комедийного телешоу, которое идёт в Японии с 1966 года, второе по длительности шоу в истории японского телевидения. тебя не звали? И вообще, раз ты величайший эксейполог, вот и сбежал бы отсюда.

— Пошути мне тут ещё!

На вид он старше пятидесяти девяти. Наверное, из-за седины и бороды. Либо это намеренно созданный им самим образ, для пущего эффекта. Даже сойдя со сцены, он всё равно остаётся артистом или типа того.

— Прошу прощения, но… Почему в вашем приглашении было написано «Тояноо Мицуру»? — уточняю я.

— Это моё настоящее имя. Сэйунсай — сценический псевдоним.

А, понятно.

Тягэ Акио (42 года), исследователь сверхъестественных явлений

— Меня зовут Тягэ Акио. Сорок два года. Мне, в общем, нечего о себе рассказать, но если подумать… Скажем так, я кое-что знаю о мировых заговорах.

Тягэ дотрагивается до козырька кепки и многозначительно ухмыляется. Он средней комплекции и довольно высокого роста. А вот на спортсмена он не похож, как раз наоборот — выглядит довольно болезненным.

— А вы как здесь оказались?

— Не могу особо об этом распространяться… Но однажды ночью я увидел на крыше здания, где работаю, НЛО.

— Ч-чего?..

— Само собой, я сделал много фотографий. Я не в первый раз видел НЛО, но всё равно очень обрадовался, потому что мне удалось его хорошенько запечатлеть. Я собирался написать статью и уже думал, куда бы её отправить… И тут заметил двоих людей в чёрных костюмах, стоявших поодаль и наблюдавших за мной.

— Кто это был?

— Ну, определённо это были те самые Люди в Чёрном. Они отобрали у меня фотоаппарат, строго-настрого запретили рассказывать кому-либо о случившемся и дали приглашение на аукцион. «Вот тебе кое-что интересное взамен», — сказали они и пропали.

— Вы всё это серьёзно? — спрашиваю я, и не пытаясь скрыть скептицизма.

— Можешь мне не верить, дело твоё.

— Кстати, а почему вы в бейсбольной форме? — я подступаюсь к его самой большой загадке.

— Хе-хе, это для меня официальная форма одежды.

— А… Понятно…

Он поехавший?..

Думаю, лучше держаться от него подальше.

— Так, дальше я!

Мифунэ Мэруко (22 года), бывший экстрасенс

Девушка в светло-зелёном платье поднимает правую руку. Это жизнерадостная женщина со стрижкой-каре. Или лучше всё-таки называть её девушкой? У неё фигура подростка, да и роста она невысокого.

— Я Мифунэ Мэруко. Мне двадцать два, я коллекционирую радиолампы. Собираю ламповые усилители и слушаю, что получается. Я очень обрадовалась, когда мне сказали, что здесь можно будет достать необычную радиолампу, я приехала сюда, а тут… Такое!..

Ну вот, ещё одна яркая личность. Она не только выглядит, но и разговаривает, как подросток. И не скажешь, что она старше меня.

— Лет десять назад о ней говорили во всех СМИ как о юном экстрасенсе, — добавляет Тягэ.

— Ты экстрасенс?

— Не знаю, но все меня так называли, — признаёт Мифунэ с улыбкой. — Когда я была маленькой, я ела пудинг, и вдруг ложка такая раз — и изогнулась. Папе с мамой понравилось, и потом я погнула кучу ложек. И перед телекамерами тоже гнула… Я никак не могла понять, зачем мне гнуть ложки… Ведь погнутой ложкой сложнее есть пудинг! А-ха-ха!

— Она примерно полгода с блеском выступала на публику. А потом те же СМИ, что её превозносили, начали на неё нападать: мол, всё фикция, какой-то фокус… — поясняет Тягэ, плотнее надвинув очки на нос. — Серые массы любят сначала вознести кого-то на пьедестал, а потом свергнуть, их это развлекает. Весьма печально.

— А сейчас ты можешь гнуть ложки? — спрашиваю я, сгорая от любопытства.

Она пожимает плечами, некоторое время сидит с задумчивым лицом и вдруг снова радостно улыбается.

— Да, наверное, получится!

— Наверное?

— Ну, у меня такое чувство, что получится. Вот, смотри, — Мифунэ достаёт из своей большой сумки ложку. — Я всегда её с собой ношу. Как раз для таких случаев.

— О, в этот раз сможешь? — Минасэ тоже за ней наблюдает.

Раз он сказал «в этот раз», значит, она уже один раз заявила, что сможет, но у неё не получилось?

Мифунэ берёт ложку в правую руку и принимается тереть её посередине подушечкой большого пальца. Выражение лица у неё неподдельно серьёзное.

— М-м-м… — она что-то невнятно бормочет себе под нос.

Мы наблюдаем за ней, затаив дыхание.

— И-и!..

Она выкрикивает нечто нечленораздельное и открывает глаза.

С ложкой ничего не произошло.

— Нет, всё-таки не получается…

Она разочарованно опускает голову.

Мы тоже чувствуем себя так, будто нас разом покинули все силы.

Синсэн Микадо (около тридцати), офисный работник

— Я следующий, да? — ровным голосом заговаривает мужчина в строгом костюме.

Он высокий и худощавый, волосы аккуратно зачёсаны назад, и причёска придаёт ему одновременно и наивный, и умный вид. С первого взгляда он выглядит самым честным из всей компании, и вместе с тем из-за пролегшей между бровей морщинки кажется, что он скрывает больше всего секретов.

— Синсэн Микадо. Офисный работник.

— У вас тоже была какая-то цель, и вы приехали на аукцион, да, Синсэн-сан?

— Нет, аукцион меня не интересует.

— Тогда зачем вы?..

— Я увидел.

— Что увидели?

— Судьбу… Не знаю, можно ли это так называть. Или же — увидел тревожные симптомы, сон о нашем бренном мире… Я не предсказатель и не пророк, но вижу такие вещи. Вижу смерти, которые уже произошли, и смерти, которые ещё могут произойти. Мне стало любопытно, я заглянул сюда, и вот результат.

— Вы… можете предсказать смерть?

— Не обязательно смерть. Но часто моё виденье — тревожное предзнаменование.

Он всё говорит и говорит, ровным голосом и с безмятежным лицом, но от его слов волосы встают дыбом.

— И что же вы видели?

— Не могу сказать, что видел что-то конкретное. То, что я вижу, не в точности происходит в реальности… Но если объяснять наглядно, то попробуй представить чёрную тень… И у неё форма того, что пугает тебя сильнее всего на этом свете.

От слов Синсэна на лбу у Тягэ выступает холодный пот, и он трясётся мелкой дрожью. Остальные глядят на Синсэна с недоверием и явно не хотят с ним связываться.

У меня не выходит воспринимать слова Синсэна исключительно с критической точки зрения.

Ведь я уже знаю одного человека с похожей способностью.

Киригири Кёко. У неё тоже есть способность чувствовать опасность поблизости от себя или грядущую смерть. Она говорит, что может «слышать поступь бога смерти». Не знаю, действительно ли она слышит какой-то звук, но, возможно, Синсэн воспринимает нечто подобное визуально.

И он не ошибается. В этом полуразрушенном отеле уже произошло чудовищное убийство, а вскоре здесь же, возможно, состоится «Дуэль Нуар».

— Буду рад, если мои опасения окажутся напрасными, — Синсэн опускает взгляд и проводит пятернёй по волосам. Он и сам воспринимает свою способность скептически, но выглядит при этом не пророком, а скорее шаманом. Его лицо серьёзно, будто он уже не раз видел изъяны нашего мира и таящуюся в нём тьму.

— Раз этот не участвует в аукционе, можно ли его считать десятым человеком? — нерешительно спрашивает Тояноо.

Ответ на его вопрос может знать разве что убийца, наблюдающий за нами из тени и управляющий всем происходящим.

И, ясное дело, ему никто ничего не ответил.

Ёдзуру Саэ (21 год), вдова

Она сидит сгорбившись и жмётся к подлокотнику дивана. Мы двигались по часовой стрелке, и настала её очередь представиться, но она не поднимает взгляда, словно спит. У неё прекрасные чёрные волосы, глубокое декольте, а обнажённые бедра притягивают к себе взгляд. Присмотревшись получше, я осознаю, что на ней траурное платье.

— Ваш черёд, Ёдзуру-сан, — окликает её Синсэн.

Она вяло распрямляется и откидывает с лица волосы.

— М-м… Спасибо, что разбудили. Ещё немного, и моё желание умереть достигло бы наивысшей точки, — Ёдзуру смотрит на меня заспанными глазами. — О, у нас новенькие... Ах, мне снова хочется умереть.

— С ними нас стало десять.

— Будет аукцион?

— Полагаю, да, — отвечает Синсэн, не глядя в глаза Ёдзуру.

— Да?.. Если так, мой муж сможет, наконец, упокоиться с миром?..

— Извините…

Я не могу подобрать слов, чтобы к ней обратиться, и тут она, будто поняв, чего я от неё хочу, заговаривает сама:

— Меня зовут Ёдзуру Саэ. Мой муж умер, и я осталась совсем одна. Он скончался, оставив мне своё приглашение на аукцион.

— А супруг вам о нём что-нибудь говорил?

— Нет, — отвечает Ёдзуру, c горечью прикрыв веки. — Мой муж был очень молчаливым человеком. Я приехала сюда, как раз чтобы понять, что ему могло быть здесь нужно.

В её голосе всё сильнее проступает сонливость. Её руки безвольно вытянуты вперёд, из-под траурного платья виднеются запястья, и они изрезаны вдоль и поперёк. Мне кажется, порезы могут рассказать о ней всё, что нам нужно знать.

Теперь представилось шесть человек.

Остаётся последний…

Уодзуми Таэхимэ (20 лет), служанка

Седьмая — девушка в платье с передником, как у служанки. У неё волосы средней длины, примерно до плеч, и прямая чёлка. Ресницы длинные, а кожа очень светлая. С первого взгляда она может показаться гот-лолитой, но макияж и одежда у неё очень скромные, и похоже, что она так выглядит из-за работы.

— Аукционист нанял меня, чтобы заботиться о гостях, и поэтому я здесь. Уодзуми Таэхимэ, двадцать лет.

У неё довольно резкая, мужская манера речи и хрипловатый голос.

И ей всё это на удивление идёт.

— То есть приглашения на аукцион у тебя нет?

— Нет. Но мне сказали, что я тоже могу принять в нём участие.

— А как тебя наняли?

— Я получила письмо по почте. У меня есть две обязанности: подавать еду и прибирать в комнатах. Это всё, что от меня требуется.

Похоже, убийца решил нанять служанку. Быть может, она нужна ему, чтобы преступный замысел прошёл как можно более гладко.

Хоть мы и оказались в полуразрушенном отеле, выходит, что едой и ночлегом мы здесь обеспечены. Это немного обнадёживает. Я на всякий случай напихала в рюкзак кучу энергетических батончиков, но, кажется, в этот раз они не пригодятся.

«Дуэль Нуар» — жестокая детективная игра, но, вместе с тем, по сути она — развлекательное шоу. Если бы дело было только в мести, то убийца мог бы достичь её любыми грязными методами. Например, мог бы подмешать в еду яд и отравить всех присутствующих. Или запереть нас и ждать, пока мы умрём от голода. А то и вовсе мог бы подобраться к обидчику на тёмной улице, забить его до смерти и сбежать. Вот только всё вышеперечисленное не увлекло бы зрителей. Раз это шоу, нужно соблюдать баланс. Думаю, именно для этого на дуэль и вызывают детектива.

Я вздрагиваю и обвожу всё вокруг взглядом.

«Дуэль Нуар» от начала и до конца снимают скрытыми камерами. Не знаю, транслируют её в прямом эфире или же записывают и потом монтируют для показа, но прямо сейчас на нас, участников игры, смотрят объективы камер.

Само собой, нигде не видно ни одной камеры. Они, должно быть, не просто крохотные, но ещё и искусно спрятаны. Я надеюсь лишь на то, что они не установлены в ванных комнатах и туалетах.

— Ваш черёд, новички, — говорит Минасэ, указав на меня.

— А, да, точно, нам тоже нужно представиться. Но сначала… Секундочку! — Я подбегаю к Нанамуре и заговариваю с ним шёпотом. — Можно объяснить им, кто мы и что происходит?

— Не возражаю. Я как раз думал поручить это тебе, чтобы сэкономить себе время на объяснения.

— Поняла.

Самидарэ Юи (16 лет), старшеклассница, DSC Номер 887

— …В общем, мы — детективы, прибыли сюда, чтобы поймать убийцу.

Я объяснила всем, зачем мы прибыли в Норманс. Однако я намеренно умолчала о «Дуэль Нуар» и Комитете по оказанию помощи жертвам преступлений. Решила: пусть останется информация, которую может знать только убийца.

Для краткости я сказала: «Нас известили, что здесь может произойти убийство».

— Я… Я не совсем тебя понял… Хм… — мычит Минасэ. — Короче говоря, вы приехали нас спасти, да?

— Если вкратце, то да.

— Но вас ведь тоже заперли.

— Ну… Мы… Мы и подумать не могли, что всё так обернётся…

— И вы ещё называете себя детективами?

Слова Минасэ мне ножом по сердцу. Не думаю, что он хотел нас обидеть, но, возможо, нам и впрямь следовало бы действовать осмотрительнее.

— А есть вероятность, что предупреждение, которое вы получили, было просто розыгрышем? — спрашивает Тягэ.

— К сожалению, это определенно правда. Убийца непременно начнёт действовать до наступления Нового года.

— До Нового года, говоришь?.. Но до него ещё дней пять, — подмечает Тояноо, загибая пальцы. — Хочешь сказать, нас могут продержать здесь так долго?

— Да, — отвечаю я, всеми силами изображая полнейшее спокойствие.

Нельзя позволить им запаниковать.

— Н-не волнуйтесь. Раз мы здесь, то не позволим убийству случиться. Я-то ладно, но Нанамура-сан и ещё она — очень хорошие детективы!

— Погоди, так девчушка тоже детектив?

Киригири Кёко (13 лет), ученица средней школы, DSC Номер 917

— Да, — отвечаю я за угрюмо молчащую Киригири. — Она не позволит планам убийцы осуществиться!

— Серьёзно? Предлагаешь нам на неё положиться? Как по мне, так мои экстрасенсорные способности и то надёжнее, — ехидно говорит сидящая на диване Мифунэ, беззаботно болтая ногами. Она до сих пор пытается погнуть ложку.

— Я могу поручиться за её талант.

— Да что нам с твоего поручительства? — встревает Минасэ. — С чего нам вообще вам верить? Может, вы вообще сюда притащились, чтобы сорвать аукцион.

— Н-ничего подобного! У меня, между прочим, седьмой ранг DSC. И карточка Библиотеки Детективов у меня тоже есть! А она потомственная наследница рода Киригири, и…

— Юи-онээ-сама, об этом можешь не говорить, — перебивает меня Киригири.

Она продолжает, откидывая назад упавшую на ухо прядь волос:

— Ты разве забыла, что в этот раз мы всего лишь участницы игры? Просто старшеклассница и ученица средней школы.

— Н-ну да, но…

— Вот настоящий детектив, — поясняет всем Киригири, указывая на Нанамуру. — Если что-то случится, то полагаться лучше не на нас, а на него.

— Киригири-тян, не говори так, будто отрекаешься от своей работы.

— Я всего лишь говорю правду. В этот раз право быть детективом — у него.

Право быть детективом… Должно быть, она подразумевала правила «Дуэль Нуар». Детектив играет важную роль в игре, и поэтому не может быть из неё исключён. То есть здесь он единственный человек, которому гарантирована безопасность, потому что его запрещено убивать.

— Воистину! Предоставьте всё мне!

Нанамура Суйсэй (37 лет), знаменитый детектив, DSC Номер 900

Нанамура поднимает руку и звучно щёлкает пальцами.

Всё внимание мигом обращается на него.

Даже скептически настроенные личности, вроде Минасэ, ему не перечат.

Наверное, это и называется харизмой.

— И что же мы будем делать, мистер детектив? — нервно спрашивает Минасэ.

— Ждать аукциона, как и было запланировано.

— Хочешь сказать, мы должны бездействовать до шести часов?

— Если тебе скучно, можем сыграть в баскетбол. Комната для этого в самый раз, и нас как раз по пять человек. Я, естественно, и в баскетбол проигрывать не намерен.

— Так где ж нам взять корзину? — фыркает в ответ Минасэ. — Мы, чёрт возьми, уже сутки тут время убиваем. Скоро с ума сойдём от безделья.

— Раз так, я бы всё же посоветовал размять мышцы. Если днями напролёт сидеть на диване, можно подорвать здоровье. Кроме того, в соответствии с теорией относительности, чем живее ты шевелишься, тем быстрее проходит время в твоём мире. Думаю, есть смысл проверить.

— Чего? Что ты хочешь сказать? Не понимаю, что за хрень ты тут несёшь.

Беседа у Нанамуры с Минасэ что-то не клеится.

Но всё же время на месте не стоит. Возможно, и пустые разговоры не так уж бесполезны, когда нужно убить время.

— Вы все здесь со вчерашнего дня, так? — спрашиваю я, ни к кому конкретно не обращаясь. — А что вы ели?

— В шкафу за стойкой нашёлся неприкосновенный запас для чрезвычайных ситуаций, — отвечает девушка в одежде служанки, Уодзуми. — Запас сделан так, чтобы каждому хватило на семь дней. Вчера мы съели по одной порции.

— А что тебе изначально говорили про еду?

— Сказали, что все инструкции мне выдадут на месте. Но никаких инструкций для меня здесь не нашлось, и я получила только ту же бумагу с красным текстом, что и остальные.

— Хм… Весьма необычно… — бормочу я, скрестив руки на груди.

Эта «Дуэль Нуар» меня настораживает. Убийца обставил всё так, чтобы всё развивалось в соответствии с его задумкой. Я пока что и предположить не могу, что происходит.

Я отхожу от диванов и встаю поближе к Киригири.

— Что думаешь, Киригири-тян?

— Пока ничего не ясно, — Киригири пожимает плечами и тяжело вздыхает. — Нам ничего не остаётся, кроме как ждать до шести, как и сказал Нанамура-сан, — с этими словами она садится прямо на пол. Она, похоже, собирается делать то же, что и остальные. Отсутствие желания работать сообща можно назвать одним из её недостатков.

Мне не сидится на месте, и я решаю попытаться осмотреть вестибюль самой.

Как и сказал Минасэ, здесь есть несколько дверей, но все они наглухо закрыты. Замочных скважин тоже нет. Сами двери на вид крепкие, и без топора, молотка или другого подобного большого инструмента шансов их сломать мало.

Я заглядываю за стойку регистрации.

Как и сказала Уодзуми, там много еды, и голодная смерть нам явно пока не грозит. Также там пять коробок с водой, по двадцать четыре бутылки в каждой.

На стене за стойкой висит табличка, объясняющая, как устроен отель.

«Отель “Норманс”

5F Смотровая площадка

4F Номера 401~412

3F Номера 301~312

2F Номера 201~212

1F Вестибюль, стойка регистрации, ресторан»

Тут даже смотровая площадка есть. Правда, мы не можем выйти из вестибюля, так что пока её посещение нам не светит.

За стойкой крохотная комнатушка. Я заглядываю внутрь и обнаруживаю небольшой офисный стол. Должно быть, здесь персонал ждал прихода посетителей. Кроме стола мебели здесь нет.

Там же я обнаруживаю ещё одну маленькую дверь.

Я и не сомневаюсь, что она заперта, но всё же дёргаю ручку, и дверь легко открывается.

За ней туалет.

Ура, одним поводом для беспокойства меньше.

Я уже собираюсь уходить, когда кто-то внезапно подходит сзади и силой заталкивает меня внутрь. Человек тянет за собой дверь и запирает её на замок.

— Э-э... эй!

Меня закрыли!..

— Тихо, — говорит мне приятный хрипловатый голос.

Это девушка в платье служанки, Уодзуми Таэхимэ.

— Т-ты что творишь?! — шёпотом возмущаюсь я.

Мы стоим лицом к лицу и буквально прижимаемся друг к другу в тесном замкнутом пространстве.

— Я не причиню тебе вреда.

Она достаёт из кармана передника небольшую карточку.

Это карточка Библиотеки Детективов.

Уодзуми Таэхимэ DSC Номер 756

— А… А?

— Я тоже детектив.

— А-ага, ясно…

— Ты тоже покажи свою карточку.

— Х-хорошо, сейчас…

Я демонстрирую ей карточку, которую храню в чехле.

— Вижу. Можешь убирать.

Я делаю так, как она велит.

— Никто из них не знает, что я детектив. Я думала, в том листе с красным текстом говорилось обо мне, но, очевидно, ошиблась. Хорошо, что я никому ничего не сказала, пока все не собрались.

— Ты под прикрытием?

— Ну да. Платье с передником нашлось здесь. Обычно я такое не ношу.

Уодзуми тянет себя за подол юбки в попытке его расправить.

— Ты здесь чтобы узнать о «Дуэль Нуар»?

— О чём? Впервые слышу.

— Тогда зачем ты?..

В классификационном номере Библиотеки Детективов первая цифра указывает на специализацию детектива. Насколько я помню, семёрка обозначает Преступления в сфере искусства.

— Я в основном специализируюсь на расследовании дел о подделках предметов искусства.

— О… подделках?

— Я уже несколько месяцев гоняюсь за Тояноо.

— За тем старичком?

— Будь с ним осторожнее. Этот с виду добродушный старичок — мошенник, обманувший множество людей на огромные деньги.

— Мошенник?

— Да, профессия фокусника — только прикрытие. На самом деле он сбывает подделки. Когда я узнала, что он собрался на этот аукцион — связалась с аукционистом и проникла сюда под видом служанки. Я и подумать не могла, что аукцион может оказаться фикцией. То, что ты рассказала об извещении о возможном убийстве — правда?

— Да…

Я коротко объясняю ей, что такое «Дуэль Нуар». Думаю, коллеге о таком рассказать можно.

— Говоришь, в этом замешана преступная организация… — Уодзуми подносит руку ко рту и ненадолго задумывается. — Есть вероятность, что Тояноо — убийца.

— Если так, то всё закончится очень быстро… Он в последнее время вёл себя подозрительно?

— Нет… Ничего необычного в его поведении не было.

— Если Тояноо-сан и впрямь убийца, думаю, он как минимум должен был пару раз сюда приехать. И вообще, должен был по-всякому готовиться к «Дуэль Нуар»…

— Я весь последний месяц следила за ублюдком двадцать четыре часа в сутки, и ублюдок здесь впервые. Но есть вероятность, что он готовился к «Дуэль Нуар» до того, как я начала слежку.

— Ну да, такое тоже возможно.

— В любом случае… Он — мой. Не лезьте в это. Это я и хотела тебе сказать.

— П-понятно, мы его не тронем.

— Будем обмениваться полезной информацией, — Уодзуми протягивает мне правую руку.

В ответ я пожимаю её руку.

Рука, без сомнения, девичья.

— Если придём в вестибюль вместе, нас могут в чём-нибудь заподозрить. Иди первой.

Я киваю и выхожу из туалета.

Я с невозмутимым видом возвращаюсь к стойке регистрации, а оттуда выхожу в вестибюль. Никто не обращает на меня внимания, возможно, потому, что стойка регистрации достаточно далеко от диванов.

Мысли в моей голове мечутся туда-сюда, и я бесцельно меряю шагами вестибюль, держась за голову.

В «Дуэль Нуар» оказались втянуты ещё один детектив и мошенник, но имеет ли это какой-нибудь смысл или просто так совпало?

Я возвращаюсь туда, где оставила Киригири, и плюхаюсь на пол рядом с ней.

— Нашла что-нибудь? — интересуется Киригири, испытующе глядя на меня.

Я стыдливо качаю головой, признавая поражение.

Она притягивает колени к груди и упирается в них подбородком с таким видом, будто хочет сказать: «Ну вот, я же говорила».

Мне обидно, но… Она милая, так что пусть гримасничает.

Я решаю ничего ей не говорить о детективе-Уодзуми. Думаю, не стоит всем направо и налево рассказывать о детективе, работающим под прикрытием.

С тех пор, как нас заперли, прошло не больше часа.

Ждать ещё очень долго.

Состоится ли аукцион вообще?

И чего добивается убийца?..