Том 4    
Глава 7: Совет Котори

Глава 7: Совет Котори

Привычные дома и улицы тонули в море пламени. Cтроения, деревья вдоль дороги, простая растительность в парке — всё пылало, один за другим превращаясь в пепел. Казалось, сам ад разразился перед ней.

Вместе с грохотом бушующего пожара отовсюду доносились взрывы, вой сирены, крики и топот спасающихся людей.

— Что... это? — поражённо обронила Оригами, для которой происходящее было за гранью понимания.

Она не спасалась бегством, что шло в разрез с голосом разума. И ни один человек так и не велел ей бежать. Впрочем, чего ещё стоило ожидать от двенадцатилетней девочки? Ведь дорога, по которая она шла домой после покупок, изменилась почти до неузнаваемости. Оказавшись посреди хаоса, Оригами не знала, как поступить.

И тут она распахнула глаза.

— Мама, папа!

Они всё ещё были дома.

Оригами бросила сумки с покупками и устремилась к дому. Вряд ли маленький ребёнок чем-то помог, к тому же родители могли уже спастись. Но в такой неразберихе здраво рассуждать почти невозможно.

Она бежала по охваченным огнём улицам, точно сквозь чистилище. Спустя несколько минут Оригами добралась до дома, и на её лице отразилось отчаяние: он горел также, как и другие. Девочка едва была в силах разглядеть хоть что-то.

— Как такое...

Она представить себе не могла, что может произойти подобное. Но даже так, пока не увидит родителей собственными глазами, Оригами ещё цеплялась за надежду. Но такое было невозможно...

Неожиданно Оригами вздрогнула: дверь дома выбили изнутри ногой, и оттуда вышел, весь в поту, её отец, неся с собой маму.

— Папа! Мама! — закричала она во всё горло.

— Оригами? Ты вернулась?! Ты не ранена? Здесь опасно — скорее беги отсюда!

Подойдя ближе, отец протянул к ней руку.

Оригами радовалась, что её родители живы. На глазах выступили слезы, и она шмыгнула носом. Девчушка потянулась папе в ответ...

— Э? — вырвалось у неё.

Внезапно будто бы с небес на землю пал столб света, и мощная ударная волна сбила её с ног.

— А-а-а!

Отлетев на несколько метров и ударившись о стену, девочка откашлялась. От пронзившей боли из глаз брызнули слёзы — похоже, сломала рёбра. Но Оригами больше беспокоилась о родителях. Она протёрла глаза и посмотрела в их сторону. Но там уже никого не было: на месте, где только что стояли мама с папой, зиял кратер.

Корчась от боли, она подошла ближе.

И вот на глаза попало то, что раньше было её родителями.

Голова закружилась. Кровавый мир, медленно окрашиваемый в чёрно-серые цвета отчаяния, захлестнул сознание Оригами.

«Почему? Как?» — бессмысленные вопросы заполонили разум, ответы на которые она никогда не найдёт.

Оригами подняла голову: «Тот свет сжёг родителей — надо найти откуда он».

А затем...

— Ан… гел... — тихо сорвалось с её губ.

Там, сверху, парил ангел.

Она понимала: он не из этого мира. Но девочка не могла подобрать другого слова, которое бы его лучше описало.

От боли Оригами уже не была не в силах внимательно разглядеть, поняла лишь, что существо выглядело, как человек. Оно летело в небе и словно осматривала пылающие улицы. Похоже, это девушка. Она держалась за голову, и её всю трясло. Но не от плача. Казалось, она посмеивалась над ними.

— Это ты...

«Убила папу и маму...»

Оригами не смогла выговорить оставшееся. Сжав кулаки и скрипя зубами, она с ненавистью уставилась на ангела, танцующего в море огня.

— Не прощу!.. Убью... Я убью тебя! Я непременно… — издала девочка вопль, наполненный проклятьем и ненавистью.

Тобиичи Оригами пришла в себя и удивлённо открыла глаза. Её дыхание было учащённым.

Сев, она глубоко вдохнула, чтобы успокоиться. В воздухе чувствовался лёгкий запах дезинфицирующего средства.

Оригами оглянулась: белый потолок и стены. Краем глаза она заметила стойку для капельницы и тут же поняла, что находится в госпитале Сил самообороны, где ей обычно оказывали медицинскую помощь. Более того, эта одноместная палата приготовлена специально для неё.

Девушка молча протёрла лоб. Голова в повязке, и тело в бинтах, которые все уже были мокрые от пота. Оригами ослабила больничную робу на себе, чтобы дать им высохнуть.

Скорее всего, дело во сне.

Пять лет назад погибли родители Оригами. Вскоре она узнала название существа, которого приняла за ангела. Особо опасная биологическая угроза — Духи, и огромный пожар в одиночку вызвало это нечеловеческое создание.

Однако оно не появлялось уже очень давно. Почему этот Дух появился именно в сейчас?

Вспомнив произошедшие, Оригами затаила дыхание — она поняла, как здесь оказалась.

— Шидо! — произнесла Оригами имя своего возлюбленного.

Оригами сражалась на крыше с Токисаки Куруми, но лишилась сознания, когда её скрутили и повалили на землю.

Девушку беспокоили состояния Шидо и Маны, а также мотивы действий Куруми. Была ещё одна форма жизни, которую легко спутать с мусором, но ей нет до неё дела. Раз Оригами выжила, значит, скорее всего, остальные тоже, но нужна точная информация.

Сглотнув, девушка закрыла глаза и попыталась вспомнить хоть что-то. Когда её повалили на землю клоны Куруми, Дух подошла ближе к Шидо. Тогда же в небе возникло нечто невероятное.

— Огненный... Дух... — процедила Оригами, вспомнив его.

Кодовое имя — «Ифрит». Пять лет назад он спалил дотла жилой район Нанко. Перед глазами Оригами возник образ Духа, убившего её родителей.

— Я найду тебя, а затем...

Она искала «Ифрита» с целью убить, даже если это будет стоить ей жизни. Может и случайно, но Оригами наконец нашла его.

Сердцебиение участилось, а дыхание снова сбилось. Вызванное горем желание исполнилось и чувство, похожее на исступление, наполняло её.

Но что-то было не так. Лицо огненного того Духа изменилось, но не это проблема. Но что тогда? Оригами размышляла несколько минут, прежде чем поднять голову и встать с койки. Нет смысла думать об этом: раз она в больнице, то Мана наверняка в здесь же и может что-нибудь знать.

Обувшись в тапочки, лежавшие под койкой, девушка поднялась, проигнорировав лёгкое головокружение, но вернулась обратно из-за капельницы, что всё ещё была подсоединена к руке.

— Видимо, здесь, — пробубнил Шидо, сравнивая карту со зданием перед ним. На табличке у ворот было написано «Госпиталь Сил самообороны г. Тенгу». Похоже, это то самое место.

— Надеюсь, с ней всё в порядке...

Вчера Мана первой пришла к Шидо на помощь и, столкнувшись с Куруми, была сражена «Заином». Наверняка девушка серьёзно пострадала. Шидо слышал, её перевели в ближайший госпиталь Сил самообороны, поэтому пришёл сюда.

Минуя ворота, он подошёл к стойке регистрации.

— Извините...

— Здравствуйте, вы на осмотр? Покажите, пожалуйста, направление... — заговорила медсестра.

— А, нет. Я посетитель. Могу я узнать в какой палате лежит Такамия Мана?

— Такамия? Вы член её семьи?

— Эм-м, да, — кивнул Шидо.

Такамия Мана — его сестра... наверное. Он не помнил, а сама Мана утверждала, что это так. Скажи парень так, и их отношения подвергли бы сомнению. Сейчас лучше будет согласиться.

— Подождите немного, — ответила девушка и стала что-то набирать на компьютере. Вскоре в её глазах отразилось удивление, и она посмотрела на Шидо ещё раз. — Извините, но Такамия Мана лежит в спецпалате — посещения к ней запрещены.

— Что?! — опешил Шидо. — Она в опасности?

— У нас нет всей информации.

— Но я ведь член семьи...

— Я ужасно извиняюсь, но сейчас для лечения Такамии Маны используется специальное оборудование — нам нельзя пускать к ней посторонних.

— Как так-то... Тогда можно мне посетить хотя бы...

— Простите, но при всём уважении... — растерялась медсестра.

— Шидо? — раздался за его спиной знакомый голос.

Развернувшись, юноша увидел девушку в больничной робе, опирающуюся на подставку для капельницы.

— Оригами?

Перед ним стояла его одноклассница, Тобиичи Оригами, с лицом как у куклы и волосами до плеч. Голова была перевязана бинтами, а на теле не найти свободного места без пластырей.

Девушка с облегчением вздохнула. В лице она не менялась, но казалось, будто оно расслабилось.

— Ты в порядке?

— А-ага.

То, что о самочувствии спросили его, немного смущало. Шидо почесал затылок, отведя взгляд.

— Что с Ятогами Токой? — задала она следующий вопрос, внимательно рассматривая лицо парня.

Он удивлённо повернулся к ней. Оригами и Тока вечно как кошка с собакой — невозможно, чтобы первая беспокоилась о второй. Кажется, Оригами наконец-то признала Току своей одноклассницей и хочет её понять. Почему-то эта мысль осчастливила его.

— Да, с Токой всё в порядке, — энергично кивнул Шидо.

Та с досадой цыкнула.

— Что?

— Ничего.

На мгновение на лице Оригами промелькнуло не виденное им раньше выражение, но, возможно, он слишком много об этом думал. Решив так, Шидо горько улыбнулся.

— Но почему ты здесь? Палаты для пациентов ведь на другом этаже.

— Чтобы узнать, где Мана, — монотонно ответила она. — А ты?

— Чтобы посетить её.

— Ясно. Посетить?

— А-ага.

— Только Ману?

— Эм-м... а ещё зайти к тебе...

— Вот как.

За время разговора выражение её лица оставалось неизменными всё же чудилось, что настроение у неё слегка улучшилось, отчего Шидо испытал укор совести.

— Так где её палата?

— А… Эм-м, она сейчас в хирургическом отделении, поэтому нам нельзя видеться — я могу только спросить о ней...

— Раз так, то ждать бесполезно.

— Откуда ты знаешь?

— Я не посвящена в детали, знаю лишь, что в том отделении используют секретное оборудование — никто не сможет посетить Ману, пока её не переведут в обычную палату. Если попробуешь пробраться силой, то тебя задержат.

Шидо нахмурился. Скорее всего, речь шла о медицинском реаллайзере. Рейне упомянула, что такие используют в госпитале. Реаллайзер, способный превратить воображение в реальность, — главный секрет страны, так что реакция юноши понятна.

— Хорошо, тогда зайду как-нибудь другой раз.

Оригами кивнула, не отрывая от него глаз. Повисло неловкое молчание. Было крайне странно стоять столбом в приёмной госпиталя. Шидо понимал, что это приносит неудобство окружающим, но не мог ничего поделать.

— Эм-м... Оригами? — кое-как выдавил он из себя. — Тебе разве не надо возвращаться?

— Я возвращаюсь.

— Тогда я...

Шидо собрался уже выйти, как девушка внезапно упала на пол.

— О-оригами?! Ты в порядке?

Он подхватил её за плечи и помог подняться. Похоже, она пострадала при падении — нос и лоб покраснели.

Персонал и пациенты глядели на них с неприкрытым удивлением. Но Оригами, не смущаясь от внимания толпы, продолжала смотреть на Шидо.

— Я не смогу добраться до своей палаты сама.

— Эм-м...

— Сопроводи меня.

— Но...

— Сопроводи меня.

— П-понял, — кивнул парень. — Сама сможешь идти?

— С трудом.

— Понятно. Тогда подожди, я прикачу кресло-каталку.

Шидо хотел было уже встать, но Оригами потянула за край его одежды.

— Что такое?

— Я не люблю кресла-каталки.

— Почему?

— Я не переношу езду в транспорте.

«Как вообще может стать плохо от езды в кресле-каталке? Что она несёт? Маг она из AST, рассекающий в небе, или нет?»

У Шидо возникло много вопросов, но он решил промолчать.

— Т-тогда что я должен делать?

— Отнеси меня на спине.

— Чего? — не смог не переспросить Шидо, считая невозможным услышать подобного от Оригами.

Нет, он, конечно, думал, что это может рано или поздно произойти, но не ожидал такого от Тобиичи Оригами.

— Отнеси меня на спине.

— Эм-м…

— Отнеси меня на спине.

— Хорошо…

Понимая, что сопротивление бесполезно, он повернулся к ней спиной. В мгновение ока девушка с легкостью забралась на него и прижалась. Было сложно представить, что ещё секунду она свалилась на пол от плохого самочувствия. Вернее сказать, его спину скорее оккупировали, чем использовали для помощи.

Шидо привык укладывать заснувшую в гостиной Котори, поэтому девушек таскать он приноровился изрядно. И тем не менее разница оказалась велика: вес был чуть больше, и определённо чувствовалась мягкость, присущая лишь прекрасной половине человечества. Похоже, прижалась она сильнее, чем необходимо.

—Не много ли ты используешь силы?

— Ничего подобного, — ответила Оригами и прижалась ещё плотнее.

Её грудь, прикрытая лишь больничной робой, прямо-таки давила на спину Шидо. Нельзя сказать, что в физическом плане девушка развита идеально, но её боевые возможности поражали воображение. Лицо парня так и пылало; он отчаянно потряс головой, пытаясь сохранить самообладание и опёрся о капельницу, за которую также держалась и «больная».

— И-и куда?

— Западный корпус, третий этаж, палата номер триста пять.

— Понял.

Попутно держа капельницу, Шидо зашагал как ему и сказали: прошёл по коридору из центрального корпуса в западный, а после...

— А-а-а?! — взвизгнул парень, когда добрался до перехода между корпусами.

Пальцы Оригами двигались по всему его телу, словно поглаживая.

— О-оригами?! Щекотно же...

— Ясно.

Она перестала.

Вздохнув с облегчением, он пошёл дальше. Добравшись до западного корпуса, юноша поднялся на лифте до третьего этажа в точности как и сказала «поклажа».

Вскоре его стали дразнить уже в затылок. Только вот руки её по-прежнему держались за шеи. Шидо нахмурился. Внезапно вместе со звуком он почувствовал дыхание на коже.

— О-оригами?!

— Секундочку...

— Эй!

Он оглянулся, но...

— А-а-а?!

«Носильщик» почувствовал что-то уже совсем неожиданное, и его передёрнуло. Обе руки Оригами не двигались, но кожу всё равно щекотали.

— Что?! Что ты делаешь?!

Шидо успокоился, добежал до триста пятой палаты и положил девушка на койку. Устроившись на ней, Оригами зачем-то облизнулась.

Он прошёл совсем немного, да и Оригами не тяжёлая, но всё же парень устал. Юноша прислонился к стене, чтобы выровнять дыхание.

Лишь спустя минуту он успокоился и осмотрелся. Это была отдельная палата в белых тонах. В помещении на примерно двадцать квадратных метров находились: кровать, тумбочка, телевизор и стулья. Похоже, ранее заходил ещё один посетитель — на тумбочке стояли цветы, а в корзине лежали яблоки.

— Ну, мне пора идти.

И тут живот Оригами подал о себе знать.

— Ты еще не поела?

Она кивнула.

— Мне позвать медсестру?

Оригами резко подняла голову, взяла из корзины яблоко, нож для фруктов и вручила всё Шидо.

— Почисти.

— Что? А, понял.

У него не было причин отклонить её просьбу. Сев на ближайший стул, теперь уже «сиделка» взял яблоко с ножом, положил корзину на колени и принялся чистить фрукт. Он постоянно готовил — такое для него проще простого. Не прошло и минуты, как яблоко уже было разрезано на восемь долек и уложено на тарелочку.

— Так, на этом всё? — сказал Шидо, протягивая девушке угощение.

Однако помотала головой и не стала принимать тарелку.

— Что такое?

— Покорми меня.

Парень замер, а по спине пробежала дрожь. Но он больше не мог этого терпеть.

— Ты же в состоянии сделать это сама, нет? — возразил Шидо.

— Мне сказано избегать чрезмерной нагрузки.

— Но ты буквально только что ходила с капельницей.

Оригами пропустила его аргументы мимо ушей и открыла рот:

— А-а-ам...

— Вот ведь а.

Взяв кусочек яблока, он со вздохом поднёс к её рту. Оригами повела бровью — похоже, её это искренне удивило.

— Если не можешь двигать руками, то делай это хотя бы ртом...

В этот раз парня услышали: девушка внезапно вгрызлась в яблоко, прервав его нравоучения. Не сводя глаз с Шидо, она откусила половину, прожевала и проглотила, а затем открыла рот, прося вторую.

— Эм-м, пожалуйста.

Он протянул вторую, как вдруг Оригами схватила яблоко вместе с его пальцами.

— Чего?! — изумился он.

Этого парень никак не ожидал.

— Ха-ха-ха... Будь внимательней.

Сухо улыбнувшись, Шидо отпустил яблоко и вытащил пальцы, но внезапно его крепко схватили за запястье.

— Что-о-о?!

Игнорируя вскрики удивления, Оригами стала лизать и сосать их.

— Оригами! Всё, стой, хватит! О-оригами?! — кричал Шидо, в панике двигая руками.

В конце концов, она его отпустила. Пальцы Шидо и губы девушки связывала с тонкая блестящая нить слюны. От такой эротичной сцены лицо Шидо вспыхнуло.

— Спасибо за угощение.

Облизнувшись, Оригами сложила руки и поклонилась.

Шидо вытерся, а на щеке у него проступил пот.

— Т-теперь всё в порядке?

Оригами указала на тумбочку.

— Вот.

— Что?

Он посмотрел, куда показывала Оригами: там лежал электронный градусник.

— Надо измерить температуру.

— А-а-а, вот оно что?

Шидо подал ей градусник, но та не взяла его.

— Что-то не так? Не хочешь?

— Сложно самой. Рассчитываю на тебя.

— Что? — переспросил он. — Н-нет-нет-нет. Тебе же всего лишь надо положить его подмышку!

— Чрезмерная нагрузка.

— Хорошо-хорошо, я понял.

Каким-то образом Оригами всё же уговорила его, так что выбора не осталось. Шидо вздохнул, вытаскивая градусник из упаковки.

— И как же я смогу тебе помочь с измерить температуру? Никак, верно?

— Сядь здесь, — сказала Оригами, похлопав по постели.

— Ага...

Юноша сел на указанное место, и «приболевшая» тут же устроилась перед ним так, словно он её обнимал сзади — теперь они поменялись местами.

— О-оригами?!

Сквозь её волосы Шидо видел её белоснежный затылок. Его взгляд заметался из стороны в сторону. Но Оригами не стала возражать, а напротив, начала расстёгивать пуговицы робы, обнажая грудь.

—Ч-ч-что ты делаешь?!

— Токисаки Куруми пленила тебя, когда перевелась в нашу школу.

— Э... что?

— Я пришла к выводу, что такие агрессивные действия могут быть эффективными, — пробормотала она, схватив руку одноклассника, в которой он держал градусник, и медленно потянула её к подмышке. — Вставь его.

— Что?!

— Градусник.

Они не говорили о чём-то неприличном, но Шидо хотел провалиться сквозь землю.

— Н-нет! Такое!..

— Если не можешь, тогда протри меня и помоги сменить...

— Я сделаю это! Голову положу, но измерю твою температуру!

— Хорошо, — безэмоционально ответила Оригами и отвернулась.

Парень глубоко вздохнул, протягивая дрожащей рукой градусник ближе к её подмышке. Когда термометр коснулся её кожи, «пациентка» вздрогнула.

— Т-ты в порядке?

— Немного холодно.

— Вот как?

Превозмогая себя, он снова двинул градусник.

— Ах... у-у-у...

Девушка постоянно издавала звук, похожий на стон, который мог слышать только Шидо. Обычно от Оригами такого мягкого и соблазнительного голоса никогда не услышишь — и всякий раз он словно отправлялся на небеса.

— Ах... немного... глубже...

— Эм-м...

— Если ты... сделаешь неправильно... то не сможем... измерить её.

— А-ага...

«Это ведь всего лишь измерение температуры, тогда откуда? Откуда такое впечатление, что мы делаем нечто непристойное? Видно, фантазия разыгралась. Да, это всё она».

Шидо, хоть и неправильно, стал читать Сутру[✱]что-то около мантры индуизме: повторяемое много раз священное заклинание, которому приписывается волшебная исцеляющая и одухотворяющая сила, чтобы успокоиться, а затем засунул термометр подмышку Оригами.

Выгнувшись, Оригами на мгновение затряслась, а после её дыхание стало более отрывистым.

— О-оригами?

— Держи крепче.

— З-зачем?

— Иначе… упадёт.

— А-ага, понял.

«Доктор» приложил больше сил, чтобы не дать градуснику выпасть. Если он упадёт, то произойдёт ошибка и они не смогут измерить температуру. Таковы необратимые законы вселенной, которыми Шидо не мог пренебрегать.

Руки, грудь, живот, мягкость и тепло Оригами — он всё это чувствовал. А от её лёгкого запаха Шидо перестал ощущать реальность.

Сигнал градусника вернул парня в чувства. Он резко открыл глаза и вытащил термометр.

— Ах... — вздрогнула девушка дёрнулась ещё раз.

Но он попытался отвлечься, глядя на градусник.

—Тридцать шесть и два — в пределах нормы.

— Ясно, — ответила Оригами с оттенком сожаления в голосе, медленно застёгивая пуговицы пижамы, а после повернулась к парню. — Шидо.

— Ч-что такое?

— Ты очень... умелый.

— В-в-вот как?

Он не совсем понимал, о чём она, но чувствовал: попытка уточнить может обернуться проблемами, поэтому просто кивнул.

— Т-тогда я пойду. Береги себя.

Шидо встал с кровати и, стараясь не поворачиваться спиной к Оригами, направился к двери.

— Можно попросить ещё кое о чём? — донеслось до него.

— О чём?

Он чувствовал, что ничего хорошего это не предвещало.

«Какая же просьба на этот раз?»

— Пожалуйста, расскажи, что было после нашей битвы с Токисаки Куруми, — заговорила Оригами о нечто совершенно неожиданным. — Я помню, как в небе появился ещё один Дух. Её астральное одеяние походило кимоно, а её саму окружало пламя.

Шидо затаил дыхание. Всё внутри него било тревогу: она определённо спрашивала о Котори.

—Ты помнишь?

— А-ага... — кивнул он после некоторых колебаний.

Хоть и размыто, но Оригами всё же видела Котори — нет смысла это скрывать. Точнее, Шидо бы наоборот вызвал подозрения, если бы сказал, что другой Дух ему на глаза не попадался.

Неизвестно, заметила ли Оригами его волнение или нет, но она тихо продолжила:

— Токисаки Куруми лишила меня сознания, когда появился ещё один Дух. Даже если это сущая мелочь — расскажи мне всё, что видел.

—Честно говоря, я тоже потерял сознание, поэтому не знаю.

— Ясно. Если вспомнишь, то обязательно поделись со мной, — уныло вздохнула девушка.

— Ладно...

Может, парень и согласился, но его не покидало чувство беспокойства. Оригами состоит в AST. Их миссия — убивать Духов, поэтому желание выяснить больше о вновь появившемся Духе вполне логично. Но с ней как будто что-то было не так.

— Зачем тебе знать о нём?

— Надо, — отрезала она и слегка прикусила губу. — Ты помнишь, что я рассказывала?

— О чём?

— О моих родителях, убитых Духом.

— Да... помню.

Он никогда не забудет причину ненависти Оригами к Духам — бедствию, уничтожающему мир. И начало ей было положено пять лет назад.

— Пожар в районе Нанко, в котором погибли мои родители, вызвал огненный Дух.

Шидо потерял дар речи. Дыхание перехватило, ком подступил к горлу.

Парень глубоко вдохнул и выдохнул. Повторяя это из раза в раз, он задумался над словами Оригами, но в голове царил сущий бардак.

Она уже говорила о том, что огненный Дух убил её родителей. Получается, это сделала Котори.

— Я искала всё это время, всегда, без остановки. — Не обращая внимание на удивление Шидо, она продолжила: — И наконец-то это случилось. Я нашла её. Убить. Я должна её убить. Своими руками. Я пять лет потратила на это. Ради этого я вступила в AST. Ради этого я получила реаллайзер. Ради этого я долго и упорно тренировалась. Всё ради того, чтобы уничтожить преступника. Всё ради того, чтобы сразиться с огненным Духом. Всё ради того, чтобы убить «Ифрита», — извергала мстительница проклятья так, что невозможно было себе представить. Её голос и эмоции оставались сухими и ровными. Однако, несмотря на это, её слова сочились таким ядом и ненавистью, что можно было содрогнуться.

«Ифрит» — скорее всего, кодовое имя Котори в обличии Духа. И то, что говорила Оригами, совпадало со словами сестры.

— Но как такое может быть? Неужели она...

—Ты что-то знаешь? — спросила девушка подняв глаза.

Шидо яростно замотал головой.

— Н-нет... ничего.

— Ясно.

Она вновь стала избегать его взгляда.

Парень поник. Он не хотел заканчивать разговор на такой ноте, но и не решался что-то сказать.

— О-оригами.

— Что?

— Если ты не можешь говорить, то не отвечай. Но, если возможно, я бы хотел послушать больше о том Духе. В-вдруг я что-нибудь вспомню...

Оригами кивнула.

— В тот день. Я возвращалась из магазина... — тихо начала рассказ девушка.

Её родители спаслись из горящего дома, но Дух в небе убил их прямо у неё на глазах. Из-за потрясения, бедняжка не смогла как следует его запомнить. Вскоре она узнала о причине произошедшего — «Ифрите».

Уже пять лет прошло, а Оригами рассказывала так, словно испытала это только вчера. Сердце Шидо бешено колотилось — всё, что сказанное девушкой оказалось неожиданностью. Одним словом, тот Дух полностью отличался от Котори. Вероятность, что его сестра убила родителей равна нулю.

— ...Вот так всё и было, — закончила рассказ Оригами.

Собравшись с духом, парень шагнул к ней. Он просто хотел убедиться, что Котори не убийца и поэтому решил задать ещё один вопрос — в этом нет ничего плохого.

— А можешь сказать что-нибудь о вчерашнем Духе…

— Объявление для посетителей. Время посещений окончено. Просим вас покинуть больницу. Повторяю... — прервало его сообщение.

— О чём конкретно?

Оригами предложила Шидо продолжить, но тот помотал головой.

— Да нет, ничего. Береги себя.

Девушка кивнула.

Юноша поспешил убраться из палаты, прежде чем она что-нибудь скажет.

На самом деле ещё осталось несколько минут, но переспрашивать Шидо не стал. По правде, объявление сбило его с толку, но одновременно с этим он знал, почему не спросил: от страха.

По словам Оригами причиной трагедии —Котори.

Как можно тише закрыв дверь, парень побрёл в сторону выхода. Постепенно его шаг ускорялся, хотя Шидо и знал, что по коридорам, тем более больницы, бегать опасно. Но не понимая, что делать дальше, парень продолжал набирать скорость. Он приложил руку к груди, пытаясь хоть как-то успокоиться.

И единственное, что заставило остановиться: завибрировавший в кармане телефон. Похоже, Шидо забыл его выключить при входе в больницу.

Он поторопился выйти из здания и ответить.

— Алло?

— Привет, Шин.

— Рейне?

Из-за спешки он не посмотрел на имя вызывающего, но это сонное «Шин» сразу поставило всё на свои места. Они уже достаточно долго знают друг друга, но Рейне так и не потрудилась запомнить его имя.

— Да... Ты навестил Ману?

— А, да. Ну, должен был.

— Какой-то размытый ответ.

— Потому что я её так и не встретил.

— Вот как? — тяжело произнесла Рейне.

— Что-то не так?

— Нет, ничего. Можешь сейчас вернуться на «Фраксинус»? Это по поводу Котори.

Шидо встал столбом. Состояние Котори, которую он видел перед выходом из корабля, и слова Оригами переплелись, сложившись в единую картину, и ему стало плохо.

— С ней что-то случилось?!

— Нет. Нам нужно провести совещание и разработать план свидания.

— План? — нахмурился Шидо.

— Сердце Котори очень сложно завоевать, но у тебя будет преимущество, по сравнению с Токой и Ёшино, — ответила Рейне.

— И какое?

— Всё просто: она не возникший из ниоткуда Дух, да и живёт с тобой уже на протяжении многих лет. Хобби Котори, что она любит, часто посещаемые ею места, её желания и т.д. — у нас просто ворох информации, которой не было при встрече с другими Духами. Более того, на планирование битвы остался ещё целый день. Без тебя мы не сможем всем этим воспользоваться.

— Д-да, ты права, — согласился Шидо.

И действительно, завоевать Котори в режиме командира немыслимо, но и имеющийся объём информации несравним. Можно даже утверждать, что она одна из самых лёгких целей.

— Я собрала членов экипажа, знающих, что случилось с Котори. Мы обсудим план свидания, и ты должен присоединиться к нам.

Это очевидно. Шидо энергично кивнул.

— Понял. Помогу чем смогу.

— Спасибо. «Фраксинус» заберёт тебя. Можешь для начала вернуться в домой?

— Хорошо. А, Рейне?

— М? Что такое?

— Я хотел спросить по поводу того, что произошло пять лет назад...

— Что спросить? — повторила она.

Шидо вновь задумался сказанным ранее Оригами. Может, он не знал, что хотел спросить, а может, не хотел спрашивать такое у подчинённого и друга Котори.

— Нет, ничего.

— Тогда увидимся позже, — завершила Рейне звонок.

Шидо положил телефон обратно в карман и тяжёлыми шагами пошёл вперёд.

В блоке транспортировки «Фраксинуса» его встретили Рейне и Тока. Последняя всё ещё не переоделась, ожидая, когда ей принесут сменную.

— Шидо!

— О, Тока? Ты уже…

Та тут же набросилась на Шидо, не дав договорить. От неожиданности он застыл, но девушка не обратила внимания и крепко обвила руками его шею.

— Шидо! Ты в порядке! Я так рада!

— Эм-м, Спасибо, — смущённо улыбнулся он и слегка коснулся её плеч, намекая, что пора бы его отпустить.

Тока со скулёжом уже было отошла, но внезапно почуяла нечто подозрительное и, хмурясь, снова прижала к парню лицо. Она словно что-то вынюхивала.

— Ч-что-то не так?

— Нет, просто... нехороший запах какой-то. Интересно почему... Аромат сам по себе приятен, но когда я его чувствую, то начинаю злиться... А, он такой же, как у Тобиичи Оригами, — заметила Тока со странным выражением лица.

Какое удивительное обоняние. Сердце Шидо грозилось вот-вот выпрыгнуть из груди.

— Э-это ведь лишь домыслы?

— Наверное. Почему же мне показалось, что от Шидо несёт Тобиичи Оригами? Если не будешь с ней осторожен, то этот запах никогда не отстанет от тебя.

— Д-действительно. Подобного больше не повторится.

— Шин, пора…

Из-за угла выглянула качавшая головой Рейне. Из-за вечного сонного вида казалось, она сейчас упадёт.

— Ах... да, простите...

— Следуй за мной. Тока, можешь пока поиграть с Ёшино?

— Мне нельзя остаться с Шидо? — с жалостливым видом удивилась Тока, посмотрев на него.

От её взгляда у юноши все сжалось в груди, но совещание стратегические, — как-никак, покорение Котори, — и Шидо не мог её туда допустить.

— Прости. Мне надо кое с чем разобраться.

— У-у-у, поняла, — сдалась девушка, надув губы.

— Ладно, идём, — велела Рейне и шаткой походкой пошла вперёд.

Парень последовал за ней.

Пройдя по незнакомым ему коридорам, они добрались до массивной двери. Раздался сигнал, и она автоматически открылась.

— Входи.

Внутри оказалось просторно. В центре помещения стоял большой круглый стол, и значительная часть мест уже была занята членами экипажа. Зал совещаний — не иначе.

— Займи свободное, — сказала Рейне, сев сама.

Шидо сел рядом. Его место было оборудовано небольшим экраном и клавиатурой, впрочем, как и все остальные.

Вскоре мужчина, сидевший во главе, прокашлялся и резко встал. Длинноволосый блондин-европеец — человек прямо со страниц сёдзё-манги сошёл. Канназуки Кёхей — заместителем командира «Фраксинуса», а также зам. командира боевого подразделения Рататоска. Он занял её пост, пока Котори находилась в изоляции.

— Рад вас всех здесь видеть. Вследствие чрезвычайной ситуации, позвольте мне занять пост командующего. Я, Канназуки, буду председателем на этом совещании. Шидо, сочту за честь работать с тобой.

— Как и я, — кивнул в ответ Шидо.

— Что ж, давайте приступим, — продолжил Канназуки с довольным видом. — Кто уже давно знает эту сторону командира, и кто узнали о ней после совсем недавно — не важно. Пожалуйста, помогите нам. Тема сегодняшнего совещания: план свидания командира Ицуки и Шидо, которое будет через два дня. Поделитесь с нами всем, что знаете, и помогите сделать этот день для неё незабываемым.

Канназуки оглянул каждого присутствующего и глубоко вдохнул.

— Шин, сейчас тебе лучше закрыть уши.

— Что? — удивился Шидо на рекомендацию Рейне.

И затем...

— Дорогие члены «Рататоска»! Это важное событие для богини, которую мы все здесь любим! Пробил час отплатить ей добром! Время показать себя ради командира! Ради Ицуки Котори! Мы её щит и опора! Все ли понимают, что это значит?!

— ДА-А-А! — воскликнули ему в ответ сидевшие столом.

Ужасающий крик сотряс воздух, отразился от стен и ударил по барабанным перепонкам Шидо.

— Ч-что происходит?!

Канназуки, не замечая Шидо, продолжил:

— Хотите ли вы, чтобы командир вознаградил вас?

— ДА-А-А!

— Хотите ли вы увидеть её улыбку?

— ДА-А-А!

— Хотите ли вы получить пинка под зад, а потом чтобы она впечатала вас каблуком в пол?!

— ДА… что?

Похоже, не все разделяли его чувства. Канназуки прокашлялся.

— Час настал! Время показать нашу любовь! Произнесём же имя, что мы все так почитаем!

— КО-ТО-РИ!

— КО-ТО-РИ!

— КО-ТО-РИ-И-И!!!

Комната для брифинга погрузилась в хаос. Это уже не совещание, а какое-то собрание фанатов айдола.

— Отлично! Начнём с отчётов! Желания и чаяния командира — мы должны дать ей влюбиться, дабы претворить всё это в жизнь!

— Так точно! — ответили члены экипажа и через консоли возле себя отправили имеющиеся у них данные Канназуки.

Всё ещё слыша звон в ушах, Шидо повертел головой по сторонам.

— Ч-что только что...

— Все здесь по-своему любят Котори.

— В-вот оно как…

— Заместитель командира! — раздался внезапно голос с другой стороны стола. — Позвольте мне быть первым!

Это был худощавый человек с проступающей сединой в волосах — «Президент» Микимото.

— Превосходно, я окажу тебе такую честь!

— Хороший подарок превыше всего! Добиться её милости проще, чем с другими Духами, поскольку мы знаем, что ей нравится! Всем здесь доподлинно известно, что командир любит чупа-чупсы! Если сделать конфетку с особым вкусом и подарить его командующей!..

— Нет! Слишком наивно! У вас в руках все сведения — неужели вы думаете, что командир любит чупа-чупсы больше всего?! Зарубите себе на носу: нет ничего труднее, чем подарить то, что другая сторона души не чает!

— Прошу прощения!

— Следующий!

— Я! — воскликнул мужчина, вскакивая. Круглые очки выдавали в нём «Разрушителя измерений» Накацугаву. — Согласно информации, полученной от одноклассницы командира из средней школы, Саотоме Каны, ей нравится мобильная игра «Воспитай свинку»...

— Откуда ты это вообще знаешь?! — невольно выкрикнул Шидо.

На что Накацугава с улыбкой до ушей выставил большой палец вверх.

— Уверяю вас, я дал ей достаточно денег, прекрасно отыграв роль сталкера-извращенца, преследующего Котори. Я ни слова не сказал про Рататоск!

— Какого чёрта?!

— «Ха-а-а... ха-а-а... эй, та маленькая девочка, что была с тобой — твой друг, верно? Я... я дам тебе денег, поэтому можешь мне рассказать о ней всё?»

— Отвратительно! И вообще, Кана, что ли, и вправду готова выдать друзей за деньги?!

— Её мать очень больна, и им нужны средства на лечение. После долгих колебаний она всё-таки решилась, но потом всю ночь рыдала в подушку.

— Прости, Кана, я не знал! — схватился за голову Шидо.

Дальше вызвался «Хреновый муж», Кавагое.

— Разрешите мне, заместитель командира.

— Очень хорошо, жду с нетерпением.

— Для начала взгляните: это запись от второго мая, — предложил Кавагое и нажал на клавишу.

На экране в центре стола вывелось изображение мостика воздушного судна. В командирском кресле восседала Котори. Судя по всему, рабочий день завершился. Котори слегка потянулась, размяла руками плечи и заговорила: «Фух, устала. Неплохо было бы время от времени ходить на горячие источники, чтобы расслабляться».

Комната буквально взорвалась.

— Г-горячие источники...

— Командир и правда хочет на них поехать. И у меня есть предложение… — Пока он говорил, изображение сменилось на традиционную гостиницу с горячими источниками. — Представляю вашему вниманию то, о чём вы всегда мечтали. Освежитесь телом и душой! Отдых полный свободы! Тур на горячие источники Цукимибары на четыре дня и три ночи! Давайте поможем командиру вволю расслабиться!

— Н-невероятно!

— Это ещё не всё. В гостинице в установленное время допускается смешанное купание!

Членов совещания пробила дрожь. Кавагое устрашающе развёл руки.

— По моим наблюдениям, командир и Шидо в последний раз принимали ванну пять лет назад!

— Откуда ты знаешь?! — возмутился Шидо, но его даже не заметили.

Кавагое страстно продолжал:

— Шидо и командир пока не осознают, но, сбросив с себя одежду, его привлечёт женское тело, а её потянет к брату, как к мужчине! И пусть они родственники — разум уступит место чувствам! Одно случайное соприкосновение, и молодые заметят друг друга! Само собой, эта сцена будет записана со всех ракурсов камерами с функцией высококачественной видеосъёмки!

— О-О-О!!! — заволновался экипаж.

По неясной причине женская половина команды присоединились к общему оживлению. Похоже, ради этого и созвали совещание.

— Это случится в последнюю ночь — все счастливые моменты происходят под самый конец! Командир соберётся с духом и решит, что будет нормально поспать вместе.

Члены собрания неудобно заёрзали.

— Не важно, кто возьмёт инициативу в руки! Их тела сами собой станут ближе друг к другу, и их губы наконец сольются! А-а-ах! Это надо будет отпраздновать! Командир! Надо отметить это!

Кавагое прикрыл глаза рукой. Можно было заметить, как он тихо плачет. Нет, не только Кавагое, всех, кроме Рейне, тронула его речь, пробив на слёзы.

— Шидо... мы вверяем командира тебе...

— Прошу, сделай её счастливой.

— Уа-а-а...

От эмоций окружающих у Шидо дернулась щека.

— Да что вы заладили-то...

— Что за неженка! И ты называешь себя мужчиной?!

— Верно! Возьми на себя ответственность!

— Я никогда не доверю командира такому человеку, как ты!

Складывалось впечатление, будто каждый здесь приходится Котори отцом. Растерявшись, Шидо приложил руку ко лбу.

— Ах! Но план просто блистателен! Я представлю тебя к медали Святой Котори!

— Я буду дорожить ею! — отсалютовал Кавагое.

Взглянув на него, Шидо обратился к Рейне:

— Могу я узнать, о какой ещё медали Святой Котори идёт речь?

— Значок с твоей сестрой, который сделал Канназуки.

— Вот как?

Похоже, эта медаль действительно имела ценность.

Когда совет уже более или менее пришёл к соглашению, Рейне подала голос:

— Мы превысим временной лимит Котори, если это займёт четыре дня и три ночи.

— А... — выдали члены экипажа, с удивлением оглядываясь друг на друга.

На лице каждого из них отразилось затруднение.

— Кажется, так и есть. Можем ли мы ускорить процесс?

— Нет! Цель плана в том, чтобы неосознанно сократить расстояние между двумя и использовать последнюю ночь как сигнал!

— Кроме того, похоже, подобные действия Котори в последнюю ночь — ваши собственные желания, — заметила офицер-аналитик.

Все ахнули.

— Но что нам тогда делать… — с болью простонал Канназуки.

Рейне вздохнула.

— Полагаю, нет необходимости так всё усложнять.

— И что вы предлагаете?

— В самом деле. Шин, Котори не говорила тебе что-нибудь, куда бы она хотела сходить?

— Места, куда бы она хотела пойти... хм-м.

— Может, случайно услышал или когда разговаривал напрямую. Если она упомянула, что не прочь сходить с тобой, то это был бы лучший вариант.

— Х-хорошо…

Шидо задумчиво приложил руку к подбородку: «Место, куда она хотела бы пойти со мной...»

— А, вспомнил. Сестра говорила за просмотром рекламы, что мы можно было бы сходить в аквапарк в Эйбу...

— Тогда почему бы нам не выбрать это место? — тихо спросила Рейне.

— Но в тот раз она находилась в режиме не командира, а младшей сестры, — засомневался парень.

— Это не важно. Котори не имеет странностей, как Ёшино. Разве не лучше, что она, так сказать, говорила это, когда была способна выражать чувства открыто?

— Да...

Однако Канназуки нахмурился.

— Аквапарк... Для свидания и в самом деле хорошее место, но если у нас не будет чёткого плана...

Похоже, у большей части экипажа мысли на этот счёт совпадали. Атмосфера сомнения окутала команду.

— Но мы сможем увидеть Котори в миленьком купальнике, если выберем аквапарк.

В комнате повисла тишина. Именно таким образом приняли план свидания Шидо, на кону которого стояла судьба Котори и Рататоска.