Том 4    
Глава 6: Пламя, пронзающее время

Глава 6: Пламя, пронзающее время

Тень полностью накрыла крышу старшей школы Райзен — и это не метафора.

Пять часов дня, солнце потихоньку склонялось к закату, но небо всё ещё озарялось светом. Более того, на нём не было ни облачка, что спрятать светило.

Но территория школы оставалось в тени, выделяясь от окружения. Её непредсказуемая владелица делала всё, что вздумается. И она могла с лёгкостью оборвать множество жизней.

В этом, будто оторванном от прочего мира, месте находился Ицука Шидо. Он и остальные прямо сейчас участвовали в битве, от исхода которой зависела судьба человечества. И складывалось всё далеко не лучшим образом: схваченный парень совершенно не мог пошевелиться. Даже сказать что-нибудь было уже проблемой. Руки и ноги крепко сжали несколько девушек; они же держали его за язык и челюсть, не позволяя ей сомкнуться.

Само происходящее была за гранью понимания. Крыша заполонили одинаковые девушки в кроваво-чёрном. Волосы, точно смоль, собраны в два хвостика, бледно-белая кожа придавала болезненный внешний вид, а в левом глазу у всех мерцал циферблат со стрелками, как на часах.

И все они — Токисаки Куруми.

Рядом с собой Шидо лежали Токи и Оригами. Их также схватили и прижали к земле многочисленные Куруми. Однако он нигде не видел Ману, раненную и окружённую стеной из Куруми.

Отчаянная ситуация. Они не смогли устоять перед подавляющим натиском.

И тем не менее взгляд Шидо был прикован к совершенно другому.

Когда Куруми подняла руку для вызова пространственного искажения, над их головами возникло нечто, похожее на солнце. Паривший в небе пламя разгоняло тьму, что было не по силам дневному светилу.

Необычное зрелище захватило всё внимание Шидо. Он сначала решил, что это лишь огонь, но затем его будто ударило током: перед глазами мелькали искры, а голову пронзила острая боль. Разум отрицал такую реальность.

То была девочка, окружённая вихрями пламени. Ветер трепал полы её кимоно, рукава которого переходили в мерцающей огонь. Пылающий пояс, обёрнутый вокруг талии, создавал впечатление, что перед ними предстала небесная дева. Голову же украшали два неестественных рога.

Без сомнения она не человек. Дух. Бедствие, уничтожающее мир.

Шидо не нашёл других слов, которые бы лучше описали девочку.

Хотя нет, было ещё одно.

И это её имя.

— Кофори? — кое-как назвал он его.

Котори. Ицука Котори. Девушка, с которой он прожил уже много лет. Как не посмотри, а этот Дух — сестра Шидо.

— Почему... — ошеломлённо произнёс он, не понимая, что происходит.

Котори человек — не Дух. Но действительность ломала его мироощущение.

И ещё одно. Хоть Шидо и пытался отрицать, к нему закралось чувство, что он уже видел её такой раньше. Все его воспоминания о прошлом скрыты под плотной завесой, но, когда парень разглядел Котори сквозь вихри пламени, она немного приоткрылась. И это...

— Какого чёрта тут происходит? — раздался внезапно голос, вырвав Шидо из размышлений.

За его обладательницей высились гигантские часы, а сама она держала мушкет в одной руке и пистолет в другой.

Куруми с полным недовольства лицом смотрела на Котори.

— Могу я попросить тебя не вмешиваться? Самое интересное только начинается.

— Прошу прощения, но не выйдет, — отказала Котори и положила массивную секиру на плечо. — Ты преступила через черту. Опустись же предо мной на колени — проведём карательную беседу о любви.

Куруми, не ожидавшая такого, быстро сменила удивление на безумный смех.

— Становится интересно. И кого же кара настигнет? Тебя или меня?

— Если не хочешь, чтобы я тебя отшлёпала, то убери клонов и Ангела.

Куруми новь рассмеялась, а бесчисленное количество копили повторили вслед за ней. Её это забавляло.

— Видно, ты уверена в своих силах, но, знаешь, самоуверенность — чувство губительное. Мой Зафкиэль...

— Если у тебя есть время на глупости, то лучше атакуй, девка, — бросила Котори, раздражённо вздохнув.

Лицо Куруми вздрогнуло. Её многочисленные клоны по всей крыше злобно уставились на Котори. Послышались болезненные стоны — похоже, что они вырубили Току и Оригами.

— Забавно. Я быстро с тобой разберусь. Начнём же! — прокричала Куруми.

Многочисленные чёрные силуэты взмыли в небо, закрыв собой Котори. Из-за занавеса из множества ружей и пистолетов это больше походило уже на полноценное наступление. Орды жестоких монстров решили воспользоваться численным преимуществом, чтобы стереть в порошок их противника.

Они неумолимо приближались.

Раздражённо фыркнув, та медленно подняла секиру. На её конце, что возвышался над головой девочки, пламя сжалось в форму меча. Он засиял ярко-алым цветом, оставляя за собой след.

— Камаэль, — тихо произнесла Котори в тот момент, когда Куруми уже было добралась до неё.

Она быстро и с силой взмахнула гигантской секирой. Звук разрезания воздуха мог услышать даже Шидо.

— Ха-ха-ха! Бесполезно! — вновь рассмеялась Куруми.

Неважно насколько секира большая — всех клонов не уничтожишь. На место одних убитых немедленно встанут другие, однако...

— Хи-хи... хи?..

Внезапно улыбка сошла с лица «Кошмара».‎

Котори качнула Камаэлем; промелькнуло лезвие пламени, и головы, руки и ноги многочисленных Куруми взлетели в воздух.

— Э, что?..

Группа Куруми поражённо уставилась на свои отделённые части тела. Отрубленные конечности вспыхнули и обратились пеплом ещё до того, как упали на землю.

Котори молча посмотрев вниз, на Шидо, вновь махнула Камаэлем, и пламя, точно змеи, устремилось вперёд и разорвало Куруми возле него. Вместе с предсмертными криками давление на парня исчезло. Кашляя Шидо выплюнул пальцы, которые остались от мёртвых клонов Духа.

Вскоре тела Куруми охватило пламя.

— Горячо!

Шидо неловко поднялся, отряхиваясь от пепла.

Его сестра спустилась и встала между ним и Куруми, направив на ту Ангела.

— К-котори? Что вообще?..

— Слушай внимательно: беги, когда Куруми будет не до тебя — иначе можешь погибнуть.

— Что? Что ты...

Но смех прервал его.

— Хи-хи-хи! Неплохо, — злобно оскалилась девушка. — Но ты ведь понимаешь, что это ещё не всё?

Она поднесла стволы к массивному циферблату.

Шидо затаил дыхание. У Куруми был её Ангел — Зафкиэль, «Повелитель времени».

— Котори, осторожно, она!..

— Хи-хи-хи, Шидо, пожалуйста, не разочаровывай меня!

Она зарядила тень в пистолет из римской цифры один Зафкиэля, выстрелила в себя и тут же растворилась словно туман.

Котори внезапно подняла Камаэля над головой. Последовал резкий звук — Камаэль завибрировал.

Произошло то же самое, что и в битве между Куруми и Маны.

— Зафкиэль — «Алеф».

Это пуля способна ускорить время. Со скоростью, за которой даже тени не угнаться, Куруми атаковала Котори бесчисленное множество раз, но та парировала все атаки огненным лезвием Камаэля.

— Ха-ха-ха! Чудесно! Прекрасно! Вот что значит Дух, воплотивший Ангела! Потрясающе!

— Раздражает, — фыркнула девушка. — Не находишь, что леди не пристало вести себя столь эмоционально?

Она горизонтально замахнулась секирой и Шидо увидел, как Куруми отправили в полёт.

Та прыгнула в воздух.

— Спасибо за напоминание, — с усмешкой ответила «Кошмар». — Тогда я исполню твою просьбу и убью тебя более элегантным способом. Зафкиэль — «Заин»!

Из римской цифры семь на Зафкиэле просочилась тень и залетела в дуло пистолета. Куруми нажала на спусковой крючок — чёрная пуля устремилась к девушке, оставляя след. Позиция, скорость, расстояние — всё говорило, что избежать её не удастся.

Котори решила отбить пулю.

— Нет! —не мог не закричать Шидо.

Но она не сможет. «Заин» — седьмая пуля — жестокий приём, которым Куруми расправилась с Маной. Защита или перехват не помогут. Стоит коснуться этой пули...

— Хи-хи-хи! Ха-ха-ха!

Под смех Куруми Котори замерла на месте. Не только тело, но и рукава астрального одеяния, лезвие Камаэля, развевающиеся волосы — всё застыло в воздухе.

— Хи-хи-хи, в чём смысл силы, если ты шага не ступить не можешь?

Стоило Куруми договорить, как её выжившие клоны направили оружие на Котори и открыли огонь.

— Сто!..

Но Шидо был бессилен. Пули превращали его сестру в решето — на её мягкой коже возникло множество страшных ран.

— Что ж, прощай.

Куруми подошла и, надавив дулом пистолета между глаз Котори, без колебаний выстрелила.

В следующие мгновение девушка вновь смогла двигаться. Из бесчислен ран брызнула кровь. Под действием импульса последней атаки Котори упала назад, лицом к небу.

— КОТОРИ-И-И!!! — заорал Шидо, бросился вперёд и схватил лежащую сестру.

Но уже слишком поздно. Из изрешечённой пулями хрупкой девушки бурным потоком вытекала жизнь и казалось, что она распадётся от малейшего прикосновения. Едва ли Котори сможет после такого выжить

Шидо уставился на изуродованное тело, опираясь руками о землю.

— Э-эй…

— Хи-хи-хи, а-а-ах, всё кончено. Она сильный противник, какого сложно найти. Как жестоко. Как печально, — забавлялась Куруми, крутясь вокруг оси. — Теперь твой черёд, Шидо. Я…

Неожиданно она прервалась и удивлённо уставилась на лежавшую на земле Котори. Проследив за её взглядом, Шидо тоже округлил глаза от изумления: раны от пуль вспыхнули обжигающим пламенем. Он видел это раньше. Точнее даже, испытал на себе.

— Боже… а ты не плоха, — прокомментировала Котори и неестественно встала, используя пятку, как опору.

Вскоре пламя рассеялось: раны зажили, кровь исчезла, а разрывов в астральном одеянии не осталось. Нельзя было и представить, что ещё мгновение назад она находилась на волосок от смерти. В голове парня промелькнула мысль, что то могло быть всего лишь воображением.

Испугавшись, Куруми с хмурым лицом отступила на шаг. Котори же вновь призвала Камаэль и пронзила ту злобным взглядом.

— Для меня будет лучше, если ты потеряешь свою волю к сражению, — заметила она.

— Не смей насмехаться надо мной!

Куруми расставила пистолет и мушкет, как часовые стрелки, направив их немного назад. Часы в левом глазу бешеной скоростью закрутились вперёд, а тени из римской цифры один Зафкиэля направились в дула её оружия.

— «Алеф»! — воскликнула Куруми и нажала на спусковой крючок стволов в обеих руках.

«Алеф» — первая пуля — устремилась в её копии. Выпустив их несколько десятков, Дух направила дуло себе в грудь и снова выстрелила.

Щёлкнув языком, Котори внезапно ударила ногой в бок Шидо.

— Гха?!

Он отлетел назад, хорошенько приложившись.

— З-за что... — закричал юноша, держась за голову.

Но он не смог договорить — Куруми с неожиданной быстротой окружили девушку в кимано и обрушили на неё шквал ударов и пуль.

Пока «Кошмар» расстреливала клонов, сестра Шидо вместо перехвата атаки, воспользовалась драгоценным временем и дала возможность брату добраться до безопасного места.

— Раздери их на части, Камаэль! — взревела Котори.

Ангел вырос до своего изначального размера, а затем стал ещё больше. И вот множество клонов поразил горизонтальный взмах лезвием пламени, и их тела превратились в пепел.

С мучительным стоном Куруми отступила от Котори. Кажется, её саму задел Камаэлем: от плеча к животу тянулась неприглядная рана, похожая на ожог.

— Да кем ты себя возомнила, отродье! — заорала она и подняла пистолет. — Зафкиэль — «Далет»!

Тень отделилась от римской цифры четыре на на Ангеле и устремилась в дуло. Куруми выстрелила себе в висок — время повернулось вспять, и её раны бесследно исчезли. Клонов охватило пламя; они обратились в пепел, что развеялся по ветру.

— Ой, уже всё? Удивительно просто однако. Можешь вернуться снова, когда накопишь достаточно сил, — фыркнула Котори, подняв секиру на плечо.

Куруми заскрипела зубами и страшно исказилась в лице.

— Я заставлю тебя пожалеть! ЗАФКИЭ-Э-ЭЛЬ!!!

Стрелки часов в левом глазу завертелись с невиданной скоростью.

— Да что ж такое!

Почувствовав угрозу, Котори подняла Камаэль над головой.

— Ах... — вдруг издала она.

Упершись одной рукой о Камаэль как об опору, другой девушка схватилась за разболевшуюся голову.

— Гх... что за...

— К-котори? — выкрикнул Шидо.

Он не понимал, что происходит, лишь знал, что у его сестры проблемы.

— Похоже удача отвернулась от тебя! — громко рассмеялась Куруми, направляя ружьё на Котори.

Шидо не задумываясь бросился вперёд. Он не знал, какой эффект наложен на пулю в этот раз, но не сомневался, что выстрел может оказаться смертельным. Когда Куруми нажмёт на спусковой крючок, парень должен схватить сестру и уклониться от пули несмотря ни на что. Если не успеет — использует себя как щит!

Под прицелом мушкета Котори встала.

— Ты в порядке?! — спросил Шидо, но ответа не последовало.

Она лишь тихо смотрела своими сверкающими малиновым глазами на Куруми. Её лицо изменилось до неузнаваемости.

— Котори?

Девушка пошла вперёд, подняв Камаэль высоко над собой. Его лезвие растворилось в воздухе, а сам Ангел застыл.

— Камаэль — «Мегиддо».

Камаэль изменил форму и обернулся вокруг поднятой руки хозяйки огромным стержнем. Внешне он напоминал старинное артиллерийское орудие с корабля.

Котори направила ствол на Куруми. Он расширился, источая красное свечение и кружившее вокруг Котори пламя засосало в дуло.

Куруми нахмурилась. Такое лицо у неё Шидо ещё не видел. А ещё он мог заметить страх в её глазах.

— Мы!

Из тени Куруми выбрались клоны и встали перед Духом стеной.

— Преврати их в пепел, Камаэль, — тихо произнесла Котори. Это был холодный и невозмутимый тон — нисколько не похожий на обычный голос сестры, с которой Шидо провёл вместе многие годы.

Из Камаэля вырвался ужасающий поток пламени, сжатый до нескольких сантиметров в диаметре, и будто из жерла вулкана, огненной линией растянулся от крыши школы до неба. Все окрестности окрасились в цвет вермиллиона, похожего на ранний рассвет.

Шидо на автомате прикрыл лицо рукой. От жара дышать стало невозможно — казалось, сейчас он весь сгорит, а боль мешала открыть глаза.

Спустя несколько секунд огненный столп стал потихоньку угасать. Напоследок орудие изрыгнуло облако белого дыма, как бы завершая наказание.

Слегка покашливая, Шидо осмотрелся. Дым рассеялся, и увиденное повергло его в шок. Поверхность крыши и ограждения расплавились от ужасающего жара — осталось только Куруми и Зафкиэль. Клоны, призванные для защиты, обернулись пеплом, а сама Дух лишилась левой руки. Вероятно, её испепелило выстрелом — она вся была обуглена. В парящим же за Куруми Зафкиэле зияла огромная дыра на месте, цифр один, два и три.

Тяжело выдохнув девушка осела на землю. Похоже, она не могла продолжать битву.

— Подними оружие, — громко скомандовала Котори, вновь нацелив на неё Камаэль. — Сражение ещё не закончилось. Мы ещё не закончили. Продолжай убивать, Куруми. Это та битва, которой ты так желала. Это то, чего ты хочешь. Если не поднимешь оружие, то умрёшь.

— Котори? Что ты такое говоришь?! — Шидо подбежал к сестре и затряс ее за плечи — Если ты выстрелишь ещё раз, она ведь и вправду умрёт! Разве миссия Рататоска не в том, чтобы спасать Духов?!

Но та не обратила на него внимания. Камаэль стал вновь набирать огонь в дуло.

— Котори!

Затаив дыхание, Шидо встал перед ней и только теперь заметил алое свечение в её взгляде. Лицо девушки будто выражало восторг.

Шидо затрясло. Это неправильно. Это не та Котори, которую он знал.

Он подбежал к Куруми, беспомощно сидящей на земле.

— Куруми!

— Ши... до?

Для побега уже слишком поздно. В попытке хоть как-то защитить её Шидо заслонил Духа собой.

Камаэль, готовый выжечь всё сущее, взревел.

Но в последнее мгновение Котори внезапно распахнула глаза.

— Братик! Беги! — крикнула она, направляя Ангел в небо.

Но девушка не успела полностью изменить траекторию пламени. В следующую же секунду всё перед Шидо окрасилось в оттенки красного, и он потерял сознание.

Всё в огне.

Улицы в огне.

Мир в огне.

Шидо видел одно лишь пламя.

Треск. Грохот. Рёв.

Но он не останавливался.

— Котори! Котори-и-и! — звал Шидо сестру пробегая одну улицу за другой, все вместе похожие на преисподнюю.

Он совершенно не понимал, что происходит. Когда шёл домой, обнаружил знакомые кварталы утопающие в огне.

Сегодня Котори исполняется девять лет. Шидо пошёл к станции купить ей подарок, и поэтому оказался за пределами катастрофы, но он волновался за оставшейся дома сестре.

В день рождения своей дочери родители находились, как обычно, всё ещё на работе. И сейчас она была дома одна. Наверняка эта плакса сейчас ревёт от страха и одиночества. Представив такую картину в голове, Шидо побежал.

Котори. Милая младшая сестрёнка. Добрая девочка, ставшая его семьей.

Давным-давно мальчика бросила родная мать. Когда его захлестнула пучина отчаяния, спасением стали приёмные родители и Котори. И теперь настало время, когда он сам должен спасти сестру. Мальчик не раздумывая, отдаст жизнь за неё.

— Котори! — кричал он на бегу снова и снова.

Вдруг Шидо остановился. На улице огонь и дым перед ним бесследно исчезли, а посреди дороги сидела и кричала маленькая девочка.

Одета она была странно: кимоно с большими рукавами, обтянутое белым поясом, а со всех сторон мерцало пламя. Шидо тут же узнал в ней свою сестрёнку.

Котори плакала.

— Котори! — выкрикнул он и, выронив сумку из рук, подбежал к Котори.

— Уа-а-а, б-братик! Братик! Братик! — звала Котори, вытирая слёзы.

Но, когда он попытался подойти к ней, пламя вокруг внезапно забушевало. Девочка в шоке раскрыла глаза, а плечи вновь затряслись.

— Братик! Не подходи! — закричала голосом, перемешанным со слезами.

— Что? — ошеломлённо выдавил Шидо.

Его отбросило пламенем назад, он ударился спиной о землю.

Мальчика пронзила невыносимая боль, кожа же кричала в агонии от ожогов. Шидо не мог даже голоса подать несмотря на то, что сильно ударялся, пока катился по земле.

Со стоном и помутнённым зрением он уставился в небо. Тело не слушалось, даже пальцем пошевелить не мог — лишь боль мучила его. Теряя сознание, Шидо подумал о своей скорой смерти.

— Братик! — звала Котори, подползая к нему.

Подумав о том, что неплохо было бы отключиться, он махом передумал. Шидо счастлив был видеть лицо Котори, которое ни на что не променяет.

Крупные капли слёз, стекающие по её щекам, упали на обожжённую кожу Шидо. Испытав острую боль, он скривился, силясь не застонать: если позволит этой плаксе продолжать реветь, то это будет провал его, как старшего брата.

В помутнённом взоре небо потихоньку теряло свой цвет. Всё расплылось.

— Эй, хочешь спасти её? — раздался голос над ними.

Тупая головная боль уменьшила желание Шидо спать. Застонав, он потёр лоб. Все раны исчезли. Даже синяков не осталось. Если и был дискомфорт, то только от мигрени.

Простонав и открыв глаза, он увидел потолок полный труб. Вскоре Шидо понял, что лежит в кровати.

— Где я?

Шидо несколько раз моргнул, оглядывая место. В комнате ровными рядами стояли прочие скрытые занавесками койки. Раньше он уже был здесь — госпиталь дирижабля Рататоска. Он на «Фраксинусе».

Чтобы прогнать сонливость, Шидо сел и похлопал себя по щекам и сразу же поморщился от боли.

Не только голова — всё тело так и ныло.

Ещё одна странность: какое-то непонятное ощущение на губах. Наверное, он коснулся чего-то, прежде чем упасть в обморок.

Но Шидо тут же выкинул все мысли из головы, увидев, образ спящей девушкии на его койкее. Она обладала прекрасными волосами цвета ночи, невероятно гладкой кожей; её лицо будто работа великого ваятеля, а оттого, что спит, казалось, это красавица, сошедшая со страниц сказки. Всё бы ничего, да только текущая слюна изо рта портила впечатление.

— Тока?

Но Ятогами Тока так и не ответила — лишь волосы качались в такт дыханию.

— Почему она здесь? Хотя подождите, почему я... — забормотал Шидо.

Вдруг дверь медпункта открылась, и послышались шаги двух человек.

— Уже проснулся? — заговорила женщина возраста двадцати лет в военной форме каштанового цвета.

Тёмные круги под глазами и белоснежная кожа указывали на её образ жизни. Офицер-аналитик «Рататоска» — Мурасаме Рейне.

— Рейне? И…

Взгляд парня переместился за неё, на девочку лет тринадцати-четырнадцати. Её голубые волосы по причине их неестественного цвета были спрятаны под капюшон, натянутый до прекрасных аквамариновых глаз. На левой руке находился глуповатый плюшевый кролик, машущая лапками.

— О-о-ох, Шидо. Ты неважно выглядел. Мы волновались, — с наигранными жестами побеспокоилась кукла.

— Я рада... что ты в порядке, — тихо добавила девочка.

— Ёшино? Что ты тут?..

— У-у-у… — заворчала кукла.

— А, прости, Ёшинон, — с горькой улыбкой извинился Шидо.

Он перевёл взгляд на Рейне.

— Почему я здесь?

— Вчера во время битвы с Токисаки Куруми ты потерял сознание и мы принесли тебя сюда.

Токисаки Куруми — девушка, внезапно переведённая в школу Шидо. Как только Рейне назвала это имя, головная боль, почти затухшая, усилилась вновь. В памяти всплыла вчерашняя сцена.

— Точно! Что случилось потом?! Тока же просто спит? Она в порядке? Что с Котори?! И тот неожиданно появившийся человек... Что это было?! А Оригами?! Она ведь, наверное, ранена!

— Шин, успокойся для начала.

— А как Мана?! Я её тогда толком не видел! Она в порядке?! И Куруми! она же жива?! Все в школе...

Внезапно Шидо прервали: Рейне крепко обняла его за голову.

— М-м-м! М-м-м?!

— Всё хорошо, всё хорошо.

Она легонько поглаживала парня по волосам, буквально вжав лицо в грудь, отчего он больше ничего не чувствовал.

Шидо поднял руки вверх в знак капитуляции Спустя несколько секунд Рейне отпустила его.

— Успокоился?

Вздохнув, он вопросительно взглянул на Рейне, и та кивнула в ответ. Ёшино прикрыла ладонями покрасневшее лицо, но продолжала смотреть сквозь пальцы.

— Расслабься. Всё в порядке. Насколько я знаю, никто не умер. Все ближайшие больницы разрываются от наплыва пациентов. Тобиичи Оригами и Такамия Ману забрали AST — должно быть, они сейчас в госпитале Сил самообороны. У них есть медицинские реаллайзеры. Куруми же воспользовалась этим и сбежала. Несмотря на раны Тока, как видишь, настояла, чтобы остаться рядом с тобой. Она просто устала.

Шидо стиснул зубы и сжал кулаки. В конце концов, он так ничего и не сделал: обещал, что спасёт и Куруми, и Ману, но и та, и другая получили серьёзные травмы, а Оригами и Тока вместе со всеми в школе оказались втянуты в происходящее. Да и силу Куруми он так и не запечатал.

— Чёрт... — разозлился парень, от отчаяния ударив матрас.

— Ты сделал всё, что мог. Не кори себя так сильно.

— Н-но!..

— Никто не знал, что Куруми обладает такой странной силой. Почему бы не радоваться, что обошлось без жертв? Если ты всё ещё намерен спасти её, то подумай над тем, как этими руками ты схватишь её. А потом отругаешь.

— Да... — ответил Шидо, сдерживая чувства.

Внезапно он распахнул глаза — Рейне так ни разу не упомянула одного очень важного человека.

— Точно! Где Котори? — спросил он, привстав с кровати.

Женщина выглядела так, будто ожидала этого вопроса.

— Я проведу тебя. Можешь встать?

— А-ага.

Шидо сложил одеяло, обул то, что стояло под кроватью, и встал. Но, похоже, парень долго лежал — закружилась голова, и он зашатался.

Ёшино выбежала из-за Рейне и поддержала Шидо.

— Ох, прости. Спасибо, — поблагодарил он её, горько улыбнувшись.

— Нет, не стоит…

Смутившись, она опустила голову.

Ёшинон же присвистнул.

— Ты в порядке? Может, полежишь ещё немного?

— Нет, я в норме. Давайте уже пойдём к Котори.

Офицер-аналитик внимательно посмотрела на Шидо и, вздохнув, кивнула.

— Следуй за мной, — сказала она и медленно развернулась.

Переложив Току в постель, он пошёл за Рейне. Ёшино, поддерживая Шидо, двинулась вместе с ним.

— Ёшино? Я уже в порядке.

— Э, да.... Но это... это всё ещё опасно.

Неужто Шидо был настолько слаб в её глазах? Впрочем, нет причины отвергать её помощь.

— Тогда рассчитываю на тебя, — улыбнулся парень.

Пока они шли, плюшевый кролик ухмылялся. Правда, он всегда ухмылялся, так что Шидо не обратил внимания.

Их шаги раздавались по коридору «Фраксинуса». По дороге юноша нахмурился: они шли не к капитанскому мостику, как он думал изначально.

— Здесь… — произнесла Рейне, встав перед дверью.

Шидо невольно затаил дыхание.

Он плохо разбирался во внутреннем устройстве «Фраксинуса». Несмотря на то, что он много раз был здесь, ему так и не провели экскурсию по дирижаблю. Единственное место, которое парень посещал: нижняя часть корабля, где располагались мостик с транспортером, лазарет, уборная, столовая и спальные.

Если честно, он вообще не представлял, где они находятся и для чего эта комната. Перед ним высилась тяжёлая дверь, выглядевшая, как вход в хранилище банка, и нетрудно понять, зачем она нужна.

— Это место?..

Несмотря на его вопросительный взгляд, Рейне так и не ответила. Она встала перед электронным замком, установленным рядом, ввела пароль и положила руку.

— Офицер-аналитик Мурасаме Рейне.

Панель издала слабый писк, и раздвижные двери открылись.

— Проходи.

Рейне вошла в комнату. Прокашлявшись, Шидо последовал за ней, а войдя, нахмурился. Очень своеобразное помещение. Дело было в стеклянной стене, с одной стороны которой находилась тесная и тёмная лаборатория со всевозможными аппаратами, а с другой самая что ни на есть обычная жилая комната с мебелью и прочим скарбом. Последняя походила на клетку, используемую для наблюдения за дикими зверями.

И в этой «жилой» комнате за стеклом сидела Котори и элегантно пила чай. На ней не было астрального одеяния — лишь повседневная одежда.

От её обычного вида Шидо вздохнул с облегчением.

— Котори! — позвал он её.

Но та не ответила.

— Звуки отсюда не проходят, — объяснила Рейне. — Дальше ты должен идти один.

Она подошла к углу стеклянной стены, где была дверь. Ёшино отпустила Шидо. Поблагодарив её, он направился за женщиной. Та проделала ту же процедуру, что и в прошлый раз, и открыла дверь. Слегка наклонив голову, парень вошёл.

— М? А, Шидо, это ты. Смотрю, уже проснулся, — заметила Котори его появление.

— А-ага, — ответил он неестественно, чувствуя себя немного неловко.

— Не стой столбом в двери. Хотя, если надумал стать пугалом, то я не буду против.

— А, нет... ладно.

Шидо сел на стул напротив сестры. Он посмотрел на Рейне и остальных, но ничего не увидел — с внутренней стороны стеклянная стена была белой.

Разделённые столом, они оба молча уставились друг на друга. Шидо много чего хотел сказать, но, оказавшись перед нужным человеком, разом потерял все слова.

Котори же, совершенно не беспокоясь, размешала чай предметом напоминающем палочку корицы и положила его в рот.

— Ты и чай размешиваешь чупа-чупсом?! — вырвалось у Шидо.

В чае был любимый леденец Котори — ни корицы, ни ложки, ни мешалки ей не требовалось.

— Имеешь что-то против?

— Нет, ничего, — взволнованно ответил Шидо и вздохнул.

Каким-то образом он смог расслабиться. Поблагодарив про себя чупа чупс, Шидо произнёс:

— Котори, кто ты?

— Твоя милая младшая сестрёнка.

— Звучит неубедительно, когда ты называешь себя милой.

— Я не милая?

— Я этого не говорил.

Он почесал затылок и, положив руки на колени, опустил голову.

— Котори... ты Дух? — прямо задал вопрос Шидо, волновавший его больше всего.

Девушка фыркнула.

— Если скажу, что нет, ты же не поверишь? — едко ответила она, пожимая плечами.

— Если скажешь, что нет, то поверю.

— Правда? Не самое мудрое решение: верить чужим словам, а не своим глазам.

— Если не буду верить милой младшей сестрёнке, то провалюсь как старший брат.

Котори поставила чашку на блюдце и молча посмотрела на парня. Спустя нескольких секунд она слегка вздохнула.

— Я человек. По крайней мере, я так думаю. Но система отслеживания идентифицирует меня как Духа.

— Что это... значит? — хмурился Шидо, не понимая.

Котори как ни в чем не бывало продолжила:

— Я человек, ведь родилась в семье Ицука. Это факт. Но пять лет назад я стала Духом.

— Что?! — удивленно выпалил Шидо.

Духи — существа из другого мира. Они — особая биологическая угроза. По крайней мере, так ему сказали Котори с Рейне.

— Что это значит? Разве люди и Духи не разные с самого начала?

— Ну... да, верно. Проще говоря, я стала человеком, обладающим силой Духа — так будет точнее.

— Такое просто…

Внезапно Шидо нахмурился и причина тому: сцена, всплывшая в голове. Тот сон, который он видел перед самым пробуждением, где посреди пылающей улицы стояла и плакала Котори в астральном одеянии.

— Что-то не так?

— А, нет, я... вспомнил...

— Что конкретно? — спросила Котори.

Её серьёзное выражение заставило парня невольно попятиться назад.

— Д-даже не знаю...

— Ты же совсем забыл про пожар пять лет назад и то, что я стала Духом, верно?

— Да, так и есть. Кстати, ты только не смейся, хорошо?

— Не буду.

Котори равнодушно скрестила руки.

Шидо же, почесав затылок, заговорил:

— Это, ну, в моём сне...

— Сне? Что за сон?

— Эм-м…

Выслушав рассказ, Котори с лёгким румянцем отвернулась.

— Не помню, чтобы плакала и постоянно звала тебя, но это, в принципе, совпадает с моими воспоминаниями, — задумчиво сказала она, приложив руку к подбородку, а затем подняла палочку чупа-чупса. — Наверное, из-за того, что я вернула духовную силу себе, часть воспоминаний у тебя восстановилась. То есть связь привела к такому результату? Гм, интересно.

Девушка погрузилась в размышления.

— Не переиначивай всё на свой лад. Кроме того...

— М? Кроме того что? — спросила та подняв голову.

— Ты сказала, что превратилась в Духа. Что произошло пять лет назад?

«Духи и люди совершенно разные. Люди, ставшими Духами, точнее даже, получившие их силу, — да что всё это значит?»

Котори помотала головой.

— Я сама не всё помню.

— Что? Не помнишь?

— Я помню, что произошло, но не знаю деталей. А, чуть не забыла, я ещё помню, что стала Духом, но не помню причину.

— Не забывай таких важных вещей.

— Не желаю слышать от брата, который забыл, что его сестра стала Духом.

Шидо нечем было ответить, но в у него голове возник другой вопрос.

—Похоже, ты умеешь сражаться, — вспомнил он сцену на крыше.

Котори победила Куруми, хоть та и сбежала.

— Сама удивлена. Я проходила испытательные бои, но это было моё первое настоящее сражение. Но, когда я стала Духом, воспоминания размылись, и я понятия не имею, что произошло. Моё тело двигалось само по себе, словно умело сражаться.

— Т-тогда что насчёт нейтрализации пространственного искажения, вызовом другого?

— А, это был риск. Расчёты Рейне действительно показывали вероятность такого исхода, но я больше не хочу так делать. Если бы провалилась, то искажение было бы вдвое больше, — беззаботно ответила Котори, от чего Шидо весь покрылся потом. Вздохнув, она добавила: — Но... ты тоже прав.

— В чём?

— Я не должна забывать такое. Я согласна. С твоей стороны это важная вещь, перевернувшая мою жизнь, поэтому мне нельзя так легко её забывать.

— Что значит с моей стороны? — недовольно буркнул Шидо.

Но Котори проигнорировала вопрос.

— Пять лет назад мы оба потеряли память. Ты не находишь это подозрительным?

— Эм-м...

— Кто-то стёр её.

— Чего? — опешил парень.

И правда, это может быть как реаллайзер, так и Дух с неизвестной силой — такое не не исключено. Но кто?

Посмотрев на реакцию брата, Котори фыркнула.

— Это пока что всего лишь один из вариантов.

Но Шидо по-прежнему нервничал. Знай они, кто во всём виноват, всё было бы куда проще. Но раз уж он не помнил, то и смысла сейчас думать над этим нет. Кроме того, у него остался ещё один вопрос.

— Но как ты вернулась в обычное состояние? Что произошло?

В течении пяти лет после пожара Ицука Котори прожила нормальную жизнь вместе с Шидо — и сомневаться в этом не приходилось.

— Ты и это не помнишь? — удивилась Котори. — Ты и запечатал мою силу, разве нет?

— Что? — ошеломлённо выдавил Шидо, — Я?

— Я же сказала это вчера, что заберу её обратно.

«А ведь такое и правда было».

— Я...

Он не ответил. От воспоминания сестры в астральном одеянии, у него вновь разболелась голова.

Несмотря на то, что он помнил всё остальное, всякий раз, как только речь заходила об случае пять лет назад, Шидо не мог ничего вспомнить.

— После того как ты запечатал мою силу, меня нашёл Рататоск. Тогда-то я и узнала правду о мире и Духах, и решила, что спасу их.

Теперь понятно, почему Котори, которой и четырнадцати не исполнилось, стала командиром в секретной организации.

— Была причина, чтобы сделать тебя посредником в переговорах с духами, — продолжала она. —Я и не знаю почему, но у тебя была возможность запечатывать их силу.

Шидо округлил глаза. У него и вправду вертелся этот вопрос на языке: даже если у он обладает такой силой, откуда о ней узнал «Рататоск»? Всё просто — пять лет назад Котори стала доказательством. Это объясняет заживляющий раны огонь. Это же давало ответ, откуда регенерация у парня.

— Тогда, значит...

Котори кивнула, угадав мысли брати.

— Верно, твоя способность принадлежит мне. А нужна она, чтобы начать потом... сначала. Постой тут немного.

— Что? Зачем?

— Всё, давай, шевелись.

Шидо встал, как и просила Котори, и внезапно получил удар в живот. Юноша согнулся пополам.

— Я же уже говорила тебе! Запомни — ты не бессмертен! Но что же? Встал прямо перед Камаэлем, спасая Куруми! Да если бы я вовремя не пришла в себя, если бы я опоздала, то ты превратился бы в уголь! А ещё ты позволил Куруми сбежать! Эй, ты меня вообще слушаешь?!

— Слушаю-слушаю. Прекрати так орать... — едва кивнул Шидо.

Восстановив дыхание, он снова сел и вздохнул.

— Ох-ох-ох... Зачем же ты так?

— Потому что, видно, иного языка псы не понимают.

Шидо хотел возразить, но проглотил слова. Кроме того, имелось кое-что поважнее.

— Ты ведь сейчас сказала что-то про пришла в себя?

Котори хмуро цыкнула.

Парень вспомнил сестру, которая направила Камаэль, превращённый в большое орудие, на Куруми. Она сама на себя не походила.

Девушка вздохнула, сдаваясь.

— Да, я так и сказала.

— И ты атаковала Куруми несмотря на то, что я рядом с ней.

— Я не уверена. Вернув силу, меня охватило желание убивать и крушить, и не важно, кого или что. Тело не слушалось. Сейчас я с трудом контролирую себя и держусь только на медицинских препаратах... Но тогда я и вправду намеревалась убить Куруми.

— Что?

— Скорее всего, из-за того, что ты встал перед ней, ко мне вернулось сознание. За это я всё же должна поблагодарить тебя, — договорила Котори с горькой улыбкой.

Шидо не ответил. Его мозг хаотично переваривал всю ту информацию, что он получил.

— Я боюсь, — продолжила девушка. — Я не знаю, что сделала. Я не могу контролировать себя. Пять лет назад я могла совершить нечто непоправимое. Возможно, я убила кого-то. Если так, то я...

— Котори...

Она прервалась и покачала головой, пытаясь отбросить страх.

— Забудь. Это было лишним.

— Л-ладно. Но... твоя сила уже вернулась к тебе?

— Если бы вернулась, сидела бы я в карантине с такой системой безопасности? — бросила Котори, обводя взглядом помещение.

С их стороны комната выглядела как самая заурядная, но снаружи таковой уже не назовёшь — всё это явно неспроста.

— Н-но ведь сила Токи вернулась к ней. Тогда почему...

— Потому что она мало забирала себе. Пока психическое состояние Токи стабильно, сила будет возвращаться обратно. Но со мной не так: она почти вся тебя покинула. Теперь её просто так не вернуть.

— И ч-что тогда делать? — выдохнул Шидо.

Похоже, его выражение лица вышло забавным — Котори горько улыбнулась и сказала:

— Снова запечатать.

— З-запечатать? Как?

— Всё просто. — Котори достала чупа-чупс изо рта указала им на Шидо. — Заставь меня в тебя влюбиться.

— Что-о-о?! — ошеломлённо выпалил он. — Заставить тебя... влюбиться…

Пока Шидо задавался вопросами, Котори снова положила леденец в рот и, подняв чашку чая, пожала плечами.

— Также, как Току и Ёшино. Только запечатать и остаётся.

— Т-тогда, что я должен...

Шидо вспомнил встречи с Токой и Ёшино. Ему нужно было сходить на свидание, чтобы улучшить их отношение к себе, а потом...

Его взгляд невольно упал на губы Котори. А ведь способ, который он использовал на Токе и Ёшино...

Внезапно раздался бьющийся звук, и юноша вздрогнул. Похоже, чашка Котори упала и разбилась: на полу лежали осколки, и растекался молочный чай.

— Ты в порядке? Тебе больно? — с беспокойством расспрашивал Шидо.

Котори, закрыв глаза, помотала головой.

— Нормально, не переживай, — ответила она, схватив под столом одну свою руку другой и попыталась избежать взгляда Шидо.

— Но по тебе же видно...

— Сказала же, в порядке. Всё, я устала. Можешь оставить меня одну?

— Нет, не могу. Давай, покажи мне руку, возможно ты поранилась...

— Шин, — раздался за ним голос, когда он потянулся к сестре.

Рейне с чёрной сумкой вошла в комнату.

— Что такое?

— Прости, но на сегодня всё.

— Н-но ведь...

— Я позабочусь о Котори. Можешь идти.

Котори опустила голову, тяжело дыша.

Раз они так сказали, то у Шидо не остаётся выбора, кроме как послушаться и вернуться к Ёшино.

Уже когда он вышел, его внезапно охватило беспокойство. Но оглянувшись, парень встретил лишь белую стену, которая раньше снаружи была прозрачной.

— Что происходит?

Спустя несколько минут в двери показалась Мурасаме.

— Как Котори?

— Всё в порядке. Не волнуйся. По крайней мере сейчас.

— С-сейчас?

Закрыв глаза, женщина села на стул.

— Через два дня.

— Что?

— Через два дня, двадцать второго июня, ты сходишь на свидание с Котори.

— Но почему через два?

— Потому что столько у на осталось. Боюсь, она не сможет сдерживать силу внутри себя дольше, — объяснила Рейне.

Шидо пробила дрожь.

— Что это значит?!

— Её рецидивы учащаются. Я использую только успокоительное и стабилизаторы, чтобы держать её под контролем, но она не продержится дольше двух дней. Если мы не успеем, то Котори уже никогда не будет прежней.

Вокруг всё затихло, во рту пересохло, а пальцы задрожали.

Самые страшные слова как гром среди ясного неба обрушились на него: через два дня, если Шидо не запечатает силу Котори, то навсегда лишится своей милой младшей сестрёнки.

— Т-тогда надо сейчас же идти!

Рейне глубоко задумалась держа рукой подбородок, а затем вздохнула, словно отказалась от чего-то.

— На самом деле так было бы лучше.

— Что?

— Нет. Не получится. Сейчас она под влиянием препаратов. Нам следует дождаться, когда её состояние стабилизируется, прежде чем действовать.

— Н-но спустя два дня...

— Вот почему тот день подходит больше всего. Другого шанса не будет.

Шидо стиснул зубы.

— Пожалуйста, оставь это мне, — вздохнула Рейне. — Проведай пока что Ману. Ты ещё успеваешь до окончания времени для посетителей.

Офицер-аналитик сопроводила Шидо с Ёшино и указала на дверь.

— Н-но...

— Прошу тебя. Сделай так, как я говорю.

— Понял.

Заметив странность в её поведении, он послушался, вышел вместе с Ёшино и направился в нижнюю часть дирижабля, в комнату переноса.

— Влюбить Котори... — пробормотал парень себе под нос.

Если не справится, то она больше не будет прежней. Однако... заставить его младшую сестрёнку, этого упрямого и жестокого командира влюбиться?

Несколько раз провернув эту мысль в голове Шидо понял, что миссия — почти невыполнима.