Том 2    
Глава 4: Трудности в доме Тобиичи


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
psychxo
30.09.2020 23:21
Спасибо за работу)
pro100rno
29.09.2020 20:21
Сэнкс
lastic
15.09.2020 20:18
Спасиб

Глава 4: Трудности в доме Тобиичи

— Где-то здесь, да? — сам себя спросил Шидо, держа пакет с пирожными в одной руке и карту в другой. Тяжко вздохнув, он посмотрел на многоэтажку.

«Это работа. Так надо», — мысленно успокаивал себя парень.

— И почему я теперь грабитель, скажите мне на милость?

— Выбора нет, — отозвалась Котори по передатчику. — Ты единственный, кто может войти в её квартиру.

Именно, прямо сейчас Шидо шёл к Тобиичи Оригами. Благодаря камерам выяснилось, что она, возвращаясь на базу после «потери» Ёшино, взяла с собой плюшевого кролика. И единственный способ вернуть его...

«Слушай, Тобиичи, а можно заглянуть к тебе?» — так он и оказался приглашён в гости.

— К слову, зачем мне вообще идти к ней? Разве «Рататоск» не может просто...

— Не может.

— Что?

— Мы трижды пытались проникнуть к ней в квартиру и трижды провалились. Чего у неё только нет: инфракрасные лазеры, слезоточивый газ и даже автоматические турели. Шесть наших сотрудников сейчас лежат в больнице. Да с кем она, чёрт возьми, воевать собралась?

— М-да...

— Можно и силой попытаться, но зачем, когда есть ты?

— Понял.

Шидо — обычный человек, и не горел желанием заниматься такой работой, но, видя лицо Ёшино, он не мог ничего поделать. К тому же парень сам хотел кое о чём поболтать с Оригами.

Правда, это не всё, что беспокоило юношу.

— Как там Тока?

— Ничего нового — по-прежнему сидит взаперти.

— Ясно.

Шидо почесал щеку. Её состояние вот уже несколько дней с последней встречи с Ёшино было странном. Разумеется, она ходила в школу, но почему-то избегала его.

Парень взял себя в руки. Замкнутость Токи, конечно, большая проблема, но сейчас есть дело поважнее.

Решившись, он подошёл к домофону и набрал номер квартиры Оригами.

— Кто там? — тут же ответила девушка.

— Э-это я, Ицука Шидо.

— Входи.

Автоматическая дверь открылась. Парень робко вошёл в здание, поднялся на шестой этаж и нашёл нужную квартиру.

— Действуем по плану.

— Ага.

Рядом с Шидо парила камера размером с жучка. План незамысловат: она ищет, а он отвлекает.

Глубоко вздохнув, юноша нажал на звонок. Дверь открылась мгновенно, словно Оригами стояла и ждала.

— П-привет, Тобиичи. Прости, что так внезапно... — поздоровался парень и замер.

Ручка пакета выскользнула, и тот бессильно упал на пол. Последовавшая тишина не дала команде «Фраксинуса» по ту сторону передатчика насладиться тортиком. Да, это её дом, и она вольна одеваться как душе угодно, не важно даже, что подумает Шидо. Но одежда девушки выходила за все рамки ожидания: тёмно-синее платье, белоснежно-белый фартук с милыми оборками и чепчик. Никаких сомнений, прямо сейчас, лучшая ученицы школы, Снежная Королева, Тобиичи Оригами была в наряде горничной.

— Т-т-тобиичи?

— Да? — ответила «горничная», чуть наклонив голову.

По лбу парня заструился пот. Кукольное лицо девушки, как всегда, не показывало ничего. Шидо даже на миг решил, что она сейчас сотрёт это пустое выражение и скажет: «Привет! Я сестрёнка-близнец Оригами, косплейщица Ирогамин!» Впрочем, его надежды быстро пошли прахом.

— Н-ничего... Что это на тебе?

Та окинула себя взглядом и снова наклонила голову.

— Не нравится?

— Не то чтобы...

Даже наоборот — ему нужно больше, правда, сказать об этом стеснялся. Лицо пылало, взгляд смотрел куда угодно, но только не на девушку.

— Входи, — как ни в чём не бывало пригласила Оригами.

Парень подобрал упавший пакет, вошёл, слегка дрожащими руками закрыл дверь и... тут же нахмурился: связь пропала — одни помехи. Он постучал по передатчику, и в ответ было лишь отрывочное: «невоз... она... связь... не можем... перепод...» — вскоре в эфире повисла тишина.

— Что за...

— Что такое? — вклинилась Оригами.

— А... нет... н-ничего.

— Ясно.

Та отвернулась, и парень глубоко вздохнул. Похоже, у неё в квартире установлена глушилка. Значит, и камера сейчас не работает. Но даже если и работает — всё равно не смогут ничего сообщить. Вся миссия вдруг разом рухнула на его плечи.

— Вот ведь влип... — проворчал Шидо еле слышно.

Сокрушаться можно сколько угодно — делу это не поможет. Сглотнув, парень пошёл вслед за девушкой в комнату.

— М? Чем это пахнет?

В воздухе стоял сладковатый аромат, но то точно была не еда.

— Ладан?

— Да.

— Неожиданно.

Тобиичи Оригами и в самом деле не похожа на человека, интересующегося такими вещами. Он увидел ту её сторону, которая недоступна остальным, и это немного смущало.

Однако благовония не только давали приятный аромат, но и расслабляли: в голове становилось пусто и казалось, если потерять концентрацию, сознание улетучится.

— Присядь.

— А-ага.

Шидо сел за кофейный столик, стоявший посреди гостиной. Девушка плюхнулась прямо рядом с ним.

— Что?

Парень думал, она сядет напротив, но, кажется, у неё принято иначе. Безмятежное лицо Оригами заставила его усомниться в собственном здравомыслии.

— Эм-м... как бы...

Та и ухом не повела.

«Понятно. Получается, у неё в семье и впрямь так принято».

Тем не менее неловкость охватила парня с головой, ведь разговор не клеился, и, по всей видимости, начинать придётся ему.

— Т-тобиичи?

— Да?

— Ты одна живёшь?

Девушка коротко кивнула.

— П-понятно.

Шидо предполагал такой вариант, но и не думал, что так окажется на самом деле. Сердце было готово вот-вот выпрыгнуть из груди.

— И-и как давно?

— После гибели родителей пять лет назад я некоторое время жила с тётей, а когда поступила в старшую школу — переехала сюда.

— Одна с прошлого года? И не трудно?

— Нисколько.

Её лицо двигалось минимально, а взгляд не отрывался от парня. Причём, сидели они и правда очень близко.

Хоть им удалось перекинуться парой слов, атмосфера повисла странная. Скрывая смущение, юноша яростно почесал голову.

— Ха-ха-ха... Но, наверное, это круто. Я ведь тоже рано или поздно буду жить один, только придётся думать о готовке там, уборке..

— Не проблема.

— Что? — опешил Шидо.

— Я займусь этим.

Парень замер.

— То есть... это же...

Но Оригами не дослушала его и встала.

— Подожди здесь.

Беззвучно ступая, она направилась на кухню — наверное, сделать чай. Заворожённый, парень смотрел ей в спину...

— Точно, кукла! — опомнился он и пробежался глазами по интерьеру.

Комната была отделана в пастельных тонах и такого же оттенка подобрана мебель, но она не походила на ту, в которой бы жила обыкновенная старшеклассница. Даже больше — казалось, здесь вообще никто не проживал.

Так или иначе, кролика Шидо не увидел. Деталями комната не изобиловала, но поискать всё же придётся. Вдобавок нельзя попасться на глаза хозяйки.

«Займусь этим, когда Оригами будет относить поднос... нет-нет, лучше взять его самому и...»

Вскоре девушка принесла чай, чашки с блюдцами, сахар и молоко. Молча расставив всё на столе, она снова села подле парня.

— Прошу.

Тому не составило труда заметить, что расстояние стало ещё короче.

— А-ага, спасибо.

Теперь к благовониям прибавился тонкий аромат шампуня.

Весь как на иголках, Шидо потянулся к чашке. Но стоило до неё дотронуться, как он тут же нахмурился: чай разный. У Оригами самый обычный чёрный, а у него так и вовсе какая-то муть. И на кофе это нисколечко не похоже.

Шидо поднёс «чай» и принюхался. Жуткий запах сродни биологическому оружию ударил в нос.

— Что за?!

Бедолагу чуть не стошнило.

— Что-то не так?

— Всё не так! Что это за дичь?!

— Чай из-за границы.

— Видимо, из какой далёкой страны...

Морщась, парень снова взял чашку. Все инстинкты так и кричали: «не пей!» — но, может быть, это что-то вроде испытания на слабо?

— Эм-м... мне как-то неловко, что ты приготовило что-то особенное. Может, мне не стоит...

Внезапно Оригами подтолкнула к нему чашку.

— Тобиичи?

— Прошу.

— Ну, не стоит...

— Прошу.

— Но, всё же...

— Прошу.

Шидо вздохнул.

— Приятного аппетита.

Он вдруг подумал, что ненавидит собственный характер.

Взгляд упал на чашку. Нет, всё же выпить это — дело рисковое.

Решив хотя бы сбить вкус, парень добавил молоко. Оно даже не растворилось: плавало на поверхности консистенции, как нефть разлитая в океане — стало только хуже.

— Ай да пофиг!

Шидо резко поднял чашку и вылил содержимое в рот.

— Бха?!

Запах не убил, но вот вкус был просто невыносим. Едва ли соляная кислота отличалась бы: ни горько, ни остро — больно.

— Воды!

Но никто её не подал.

Шидо тут же разорвал упаковку пирожных-человечков, которые сам же принёс, и, ломая руками, взялся уплетать за обе щёки. Нежная сладость заполнила рот. Обессилев, парень со вздохом рухнул на пол.

Неожиданно его охватил жар, словно он оказался в жерле вулкана. Разве сегодня было так жарко?

И тут Оригами взобралась на грудь юноши.

— Тобиичи?!

— Да? — ответила она в обычной спокойной манере, будто только он один здесь творит ерунду.

— Ч-что ты...

— Нельзя?

— Думаю... нет, — кое-как ответил парень, всеми силами стараясь вырваться из хватки.

Всё заставляло нервничать: запах, присущий только девушкам, лёгкие прикосновения кончиков волос, шелест одежды — стоит ему расслабиться, и Оригами воспользуется моментом.

— Ясно, — ответила она, моргнув. — Тогда заключим сделку.

— Какую?

— Я слезу, но ты выполнишь одну мою просьбу.

— И-и что это? — спросил он, затаив дыхание.

Оригами чуть помешкала — не похоже на неё.

— Ты зовёшь Ятогами Току по имени.

— Э? А, ну да, — чуть кивнул Шидо.

Это правда, но только лишь потому, что он же и дал ей имя. Фамилией же занималась Рейне.

— Но меня ты зовёшь по фамилии.

— А-ага...

— Несправедливо.

Девушка отвернулась.

— Что? Нет, как бы...

Парень пораскинул мозгами над её словами: вопросов много, а ответов ни одного.

— То есть, ты хочешь, чтобы я звал её Ятогами? Будет сложно...

Оригами молча сжала его руки ещё сильнее. Она, как и всякая девушка, была лёгкий. Чего не скажешь о вопросе.

— Т-тогда что же ты от меня хочешь?! — не понимал Шидо, чувствуя, что из ушей вот-вот повалит пар.

Та чуть ослабила хватку.

— Зови меня по имени — Оригами.

— Эм-м...

— Не можешь?

Её голос был всё таким же холодно-равнодушным, как и обычно, но на одно мгновение парню послышалось слабое колебание.

— Ну... не то чтобы... думаю.

— Ясно.

Комната снова погрузилась в звенящую тишину.

Теперь даже Шидо всё понял.

— Эм-м... Оригами, — сказал он, слегка прокашлявшись.

Девушка молча слезла с него, поднялась и зачем-то вдруг подпрыгнула. Парень только и мог, что глазеть на происходящее. Впрочем, «горничной» не было до этого дела.

— Шидо.

А ведь она впервые к нему так обратилась.

— Д-да? — откликнулся он, чувствуя себя как в не своей тарелке.

Оригами с всё ещё ничего не выражающим лицом снова подпрыгнула — наверное, выражала восторг. Спустя несколько секунд она глубоко вздохнула и перевела взгляд на парня.

— Пожалуйста, подожди, — внезапно попросила девушка и развернулась.

— Тоби... Оригами? Куда ты?

— В душ, — ответила та, мельком одарив его взглядом, и вышла из гостиной.

— Какой ещё к чёрту душ?

Ошарашенному Шидо понадобилось время прийти в себя и, только поняв сложившуюся ситуацию, он вздохнул, а после упал обратно на пол. Юноша приложил руку к груди: сердце стучало, как бешеное.

Вдруг парень резко вскочил.

— Точно! Кукла!

Из-за постоянно происходящей нелепицы он совершенно позабыл о своей цели — такого шанса больше не будет.

— Но где же... Надеюсь, не в душе.

Шидо задумался: «Оригами вспотела или что? Хотя это в её духе. Не слишком ли она опрометчива?»

Будь он смелее, не упустил бы возможности заглянуть в ванную комнату.

— И тем не менее я спасён.

Юноша встал и принялся куда тщательнее осматривать комнату.

— Кролик явно не на видном месте... — пробормотал он, шагая тихой поступью и изучая полки.

Было бы куда эффективнее, если бы Шидо перевернёл здесь всё вверх дном, но, разумеется, такого он себе позволить не мог. Цель — найти игрушку Ёшино, но нельзя дать Оригами что-то заподозрить.

— Такое трудновато провернуть — ещё же на место всё надо будет расставить...

Если внутри ящиков что-то окажется не там, где должно, то она быстро это обнаружит. Правда, такими темпами он ничего не найдёт. Поднимая и ставя вещи обратно, Шидо продолжал поиски.

— Похоже, всё-таки в другой комнате...

«Искатель» посмотрел в сторону кухни: вряд ли кукла там, но её вполне могли использовать качестве перчатки для духовки — глянуть всё же стоит.

Заглянув в другую комнату, парень вновь стал ворошить ящики.

— Что... это? — нахмурился он при виде пустых бутылочек в мусорной корзине. — Что за ерунда?

Шидо перебрал несколько: «Смертельная красная гадюка», «Чёрный Тенгу», «Панцирь черепахи 1000», «Великая мана» и т. д. — все они оказались крепкими энергетиками, граничащими с лекарственными средствами, и бог знает, сколько стоят. Как ни посмотри, так себе замена питанию старшеклассницы.

Шидо почесал щеку.

«Вряд ли кто так поступит, но, если всё смешать, то получится ядрёное пойло, — подумал он вдруг. — А если ещё дать его выпить, то человек от избытка сил засияет золотом, а живот и вовсе будет пылать красным».

— А впрочем, это нарушении статьи о праве на частную жизнь, — сказал парень, рыщущий по чужой квартире. В общем, слова из его уст прозвучали неубедительно.

— Всё-таки не кухня. Осталась только...

Вернув бутылки на место, юноша вышел в коридор и направился к последней двери. С тех пор, как Оригами удалилась в душ, минуло без малого четверть часа — нужно было поторапливаться. Но ноги сами остановили его напротив комнаты, откуда доносился звук воды. Сердце снова заколотилось, как бешеное.

— Тихо, спокойно...

Шидо сосчитал до десяти, одновременно представляя картошку у Оригами вместо головы. Потом дошло до барашков. Честно, успокоиться ему не удалось — внутри парня так и бушевал разъярённый берсерк. В чём же дело? Он будто испробовал все те энергетические напитки. Такими темпами и рассудком тронуться можно.

Юноша нетерпеливо открыл последнюю дверь.

— Спальня?

В комнате на десять-двенадцать метров стояла кровать и шкаф с личными вещами.

Внезапно одна деталь захватила всё внимание Шидо: «маленькая... нет-нет, дело в другом...»

— Что-то она у неё великовата.

По неведомой причине кровать у девушки двуспальная — вот комната и казалась маленькой. Странности на этом не оканчивались: постель так и сверкала новизной — словно только что распаковали. Да и убрана она была прямо как в отеле.

— Недавно купила?

Его взгляд скользнул на подушку, точнее, две подушки, лежавшие рядом — на их наволочках красовалась вышивка «не против». Шидо перевернул одну: «вперёд». Выбор особо не предоставлялся.

— Так... где же кукла...

Парень решил не грузить себя лишними мыслями и сосредоточится на главной задаче... и тут же ахнул: на вершине шкафа лежала знакомая игрушка — забавный плюшевый кролик, без сомнений, принадлежащий Ёшино.

— Так вот ты где...

Теперь он сможет спасти её хозяйку. Шидо вздохнул.

Но в момент, когда он сделал шаг в стороны куклы, где-то открылась дверь — похоже, Оригами закончила принимать душ.

— Скверно...

Парень стремглав схватил игрушку, запихнул в карман и, заглушая шаги, бросился вон из спальни.

Он едва успел.

Всё, что осталось, — сохранить куклу при себе и безопасно ретироваться. Последнее не так-то просто провернуть, но он надеялся на лучшее.

— Ах да... точно, — вспомнил вдруг Шидо.

Главная цель достигнута, но осталась ещё и личная. Дальнейшее пребывание в доме Оригами себе дороже, но другого шанса не будет — парень должен поговорить с ней о Духах.

Собравшись с мыслями, он открыл дверь в гостиную. Кажется, девушка уже там.

— О-оригами, — начал Шидо, — я хотел бы кое-что спроси...

Однако, увидев её, он замер: в этот раз на ней было не платье горничной, а обыкновенное полотенце. Кроме того, из-за влаги оно подчёркивало изгибы талии — крайне соблазнительно.

— Ч-ч-что ты...

Да, это её дом, и она вольна одеваться как душе угодно, но, когда у тебя гость, тем более парень, тем более твоего возраста, делать это, пожалуй, стоит скромней.

— Что? — ответила та как ни в чём не бывало.

Шидо натянуто рассмеялся.

— Ты одеться забыла. Какая же ты, оказывается, неуклюжая.

Оригами же молча подошла и села, так близко, что парень чувствовал исходящее от неё тепло. Он, как ошпаренный, отпрыгнул подальше.

Та озадаченно склонила голову.

— Что-то не так?

— Да всё...

Не успел бедолага договорить, как мисс настойчивость уже сократила между ними расстояние.

— Я бы хотел с тобой кое-что обсудить! — выпалил Шидо.

Оригами остановилась.

— Что?

— Эм-м...

Юноша на всякий случай постучал по передатчику — ни звука. Таким образом, неважно, что будет сказано — на «Фраксинусе» не услышат.

Собрав решимость в кулак, он заговорил:

— Ты же ненавидишь Духов?

Парень всем своим существом почувствовал, как настроение Оригами изменилось.

— О чём ты? — спросила та в ответ, словно не понимая, зачем он перешёлна эту тему.

Честно признаться, смысла в разговоре кот наплакал: связи с «Фраксинусом» нет, да и она сама едва ли станет делиться секретной информацией — как минимум из-за сурового наказания. Но Шидо не мог по-другому, ведь из-за трагедии, случившейся с её родителями, Оригами теперь мстит Духам.

— Как бы сказать... даже среди них есть хорошие... вот.

— Невозможно, — отрезала девушка. — Они разрушают наш мир одним лишь своим появлением — чудовища, катастрофы, враги всего сущего.

— Н-но ведь это не...

— Ни за что не прощу. — Голос её никак не изменился, но от него так и веяло холодом стали. — Пять лет назад Дух отнял у меня родителей.

— Пять лет?

Оригами коротко кивнула.

— Когда район Нанко охватил страшный пожар.

— Нанко? — изумился не на шутку парень.

И неудивительно, он там жил. Старый дом сгинул в огне, и Шидо переехал в другое место.

— Власти умалчивают, но пожар вызвал Дух.

— Что? — изумился юноша.

— Его с ног до головы окружала алое пламя. Он отнял у меня всё. Не прощу. Я не позволю, чтобы хоть один человек испытал то же, что и я. — Слова её прозвучали тихо, но полнились непоколебимой уверенностью. — И разумеется, Ятогами Тока — не исключение.

— Что?.. — обронил парень от неожиданности.

— Духовные волны от неё не исходят, но я не позволю ей существовать дальше.

— Но она же не вызывает пространственные искажения и ведёт себя спокойно — Тока сейчас самая обычная девушка.

Оригами покачала головой, не выказывая и капельки сомнения.

— Да, мы не можем идентифицировать её как Духа, но причина неизвестна, и надо готовиться к худшему.

Шидо запнулся. Она права. AST же не знают, что это он запечатал силу Токи.

— И ты будешь так утверждать, даже зная, что они вызывают искажения не по своей воле?!

Во взгляде девушки промелькнуло любопытство.

— Откуда ты узнал?

— Эм-м, это...

Он сболтнул лишнего. Блуждая глазами вокруг, парень попытался увильнуть от ответа.

— Тогда спрошу, раз подвернулся случай, — монотонно продолжила собеседница.

— Д-да?

— Двадцать первого апреля я видела тебя во время операции.

Шидо замер. В тот день Тока тихо очутилась в этом мире, и он запечатал её силу.

— Кто ты такой? — спросила Оригами, смотря ему прямо в глаза.

— Эм-м, не знаю даже, что и сказать...

Он не мог поведать ей о Рататоске.

— Тобиичи, — заговорил он, когда успокоился. — Ты, конечно, вряд ли поверишь, но выслушай, пожалуйста.

Та без раздумий кивнула.

— Я не смогу сказать всё, но... по правде, я уже не раз встречался с Духами и общался с ними. И не только с Токой, но и с Ёшино.

— Ёшино?

— А, это та, кого вы зовёте «Отшельником».

В лице девушка нисколько не изменилось, но показалось, что её дыхание чуточку участилось.

— Это опасно — прекрати так делать, — сказала она тоном, не терпящим возражений.

Шидо помотал головой.

— Ты хоть раз пыталась поговорить с Ёшино? Скорее всего, нет — ты же даже имени её не знаешь. — Парень повернулся к ней лицом. — Прошу тебя. Хотя бы немного, хотя бы капельку — если она появится в нашем мире, то постарайся поговорить с ней. Да, возможно, есть и злые Духи, но Тока и Ёшино, как бы это сказать... добрые! Даже среди обычных людей не найдёшь таких же замечательных, как они!

Оригами спокойно сидела, не сводя с него глаз. Как-то тихо. Тем не менее её холодность куда-то пропала.

— Ясно.

Шидо знал: у девушки перед ним нет полномочий принимать решения за AST, но верил, что обязан поделиться с ней своими мыслями — иначе никак не мог. Разумеется, во многом всё делалось ради спасения Ёшино, однако были и другие причины, и он осознал это только сейчас.

Юноша снова заглянул девушке в глаза.

— Я... я не могу сидеть сложа руки... Я хочу помочь Ёшино, и чтобы ты приняла Току. А также я не хочу, чтобы ты убивала их. Я знаю, ты тоже хороший человек! Ты делаешь то, что другим не под силу — защищаешь наш мир! Поэтому я восхищаюсь тобой!

Шидо не мог сказать ей, что она не права. Утратив родителей, Оригами загорелась благородной целью не допустить повторения своей судьбы. По сравнению с ней, его слова — пустой звук. Однако...

— И как же так всё обернулось... ведь среди вас нет никого плохого...

Хозяйка чуть вздохнула.

— Ничего не поделаешь. Возможно, ты и прав, и «Отшельник» не хочет зла, но она — Дух, живая угроза пространственного искажения. Мы не можем поставить жизнь одного, выше всех остальных.

Верное замечание. Котори тоже говорила об этом. Единственный, у кого здесь не всё в порядке с головой, так это Шидо.

Он опустил глаза на руки и заскрежетал зубами. Парень прекрасно понимал о чём она, но не мог согласиться.

— Хочу кое в чём убедится. Это последнее.

Оригами заинтересованно наклонила голову.

— Если вы не можете обнаружить духовные волны, как с Токой, то AST не нападёт?

Это было призрачная надежда, нечто неосуществимое, и тем не менее случай с Токой говорил об обратном.

— Мне это не нравится, — начала девушка после недолгого молчания, — оставлять Духа в покое просто потому, что духовные волны не обнаружены, опасно. Однако нам остаётся только признать: она — человек. Я не могу атаковать по своей прихоти.

— То есть?

— Нет, не нападём, — холодно ответила Оригами.

Шидо сжал кулаки.

— Спасибо. Пока что этого достаточно.

— Ясно, — бросила она. — Ты только поэтому пришёл?

Её глаза еле заметно дрогнули. Голос всё так же не выражал никаких эмоций, но парню показалось, что он услышал в нём нотки грусти.

— Н-нет, вовсе нет. Я хотел поговорить с тобой...

Он не мог сказать про куклу — пришлось лгать. Изначально поиском должна была заниматься камера, а Шидо бы только отвлекал Оригами.

Атмосфера потихоньку натягивалась, как вдруг прозвучал предупреждающий сигнал пространственном искажении.

— Тревога?!

После недолгой паузы девушка встала.

— Оригами?

— Скорее беги в убежище, — бросила она и выскочила в коридор.

Юноша остался сидеть один.

— Неужели Ёшино? — пробормотал он, сжимая игрушку в кармане.