Том 10    
Глава 4: Правда


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
damarkos
19.09.2020 17:35
Спасибо!
lastic
18.09.2020 20:05
Е бой
notsleep
24.07.2020 21:33
Наконец-то
lastic
24.07.2020 20:44
охх

Глава 4: Правда

Спустя несколько минут после того, как спальный район превратился в руины.

Достигнув незаселённых гор, Оригами сбавила скорость. Она оглянулась: никто за ней не гнался. Девушка убрала крылья Метатрона и приземлилась, хмурым взглядом наблюдая, как Ангел превращается в частички света и исчезает.

Странное чувство: она управляла чуждым этому миру оружием будто знала его много лет, хотя на самом деле и минуты не прошло с тех пор, как «нечто» дало ей кристалл. Но это ещё не всё. Когда её атаковала Тока, Оригами на мгновение превратилась в свет. Она больше не человек.

— Эта сила... — пробормотала девушка, разглядывая своё белоснежное платье.

Сильнейшая броня Духов — астральное одеяние.

— Я... Дух... — произнесла она и стиснула зубы, сдерживая накатившую тошноту.

Только теперь Оригами с отвращением осознала: она стала тем, что ненавидела больше всего на свете. Именно поэтому она сбежала в решающий момент битвы с Ятогами Токой. Когда её увидел Шидо, отвращение возросло многократно. Он — единственный, перед кем она бы не хотела показываться в таком виде. Эта слабость, эта прихоть была последним, что противостояло её жажде силы.

Однако кое-что Оригами беспокоило сильнее — «нечто», что сделало её Духом.

— Неужели это тот самый...

Она уже слышала о такой невероятной силе. Шидо рассказал ей, что «нечто» превратило Ицуку Котори в Духа. Это и был тот, другой Дух пять лет назад.

— «Фантом»?

«Фантом» — кодовое имя неизвестного Духа, упомянутого Шидо. Но не факт, что «нечто», возникшее перед Оригами, — «Фантом», которого встретили Шидо и Котори. Его до сих пор окутывала завеса тайны. Вряд ли есть всего один Дух, способный превращать людей в себе подобных. Но если «нечто» и правда было в районе Нанко...

— Это он убил маму и папу?

Тогда оно — цель её мести.

Но не успела Оригами сообразить, как «нечто» исчезло, оставив её неозвученные вопросы без ответа. Теперь же, чтобы подтвердить догадку, ей надо искать его и узнать, где оно было пять лет назад.

— Угх...

Её снова охватила тошнота. И это не из-за того, что она превратилась в Духа. От мысли, что существо, вероятно, убившее её родителей, сделало её Духом, сердце словно когтями сжало. Оригами едва устояла на ногах, смотря вперёд. Девушка не знала, почему «нечто» наделило её силой Духов и какая у него цель. Просто прихоть?

Но одно Оригами известно наверняка: она — Дух, а значит, может сражаться с другими Духами. Ни с экипировкой AST, ни с «Белым Ликорисом», ни с «Мордредом» девушка не смогла достичь цели. Сейчас же Оригами может на равных сражаться с Токой, обладая этой силой. Хотя она и отвратительна, но девушка получила то, чего желала всем сердцем.

— Теперь я...

«...Смогу убить Духов».

Не только «Фантома», но и Ятогами Току, Ёшино, сестёр Ямай, Изаёй Мику, Нацуми и даже Токисаки Куруми...

— Ах...

Оригами широко распахнула глаза. Неожиданно её осенило. Маленькая возможность. Мечта. Не более, чем прихоть девочки. Да и вряд ли удастся. Даже больше — это практически невыполнимо. Но приобретя духовную силу, она получила тот маленький шанс, которого ей так не доставало.

— Если это возможно... то....

По телу пробежали мурашки. Чувства отвращения как не бывало. Казалось, она увидела лучик света в кромешной тьме.

Картинка в голове Оригами сложилась в цель — ей надо кое-кого найти.

— Ты в порядке? — побеспокоился Шидо.

— Ага, нормально, — кивнула Тока вся в бинтах, но даже такой короткий ответ стоил ей боли. — Угх...

— Не заставляй себя. Отдохни немного.

— Ладно.

Девушка покорно легла на койку.

Они все находились в школе Райзен. Сначала Шидо хотел положить Току у себя или у неё дома, но после сражения с Оригами от зданий остались пепелища, и им пришлось прийти сюда.

Прервав битву, он позже нашёл Кагую, Юзуру и Мику. И теперь все они лежали в школьном лазарете. Похоже, девчата тоже сражались с Оригами.

Нацуми как могла закрыла наиболее опасные раны, но по большей части девушкам приходилось рассчитывать на собственные исцеляющие силы. Все были обтянуты бинтами настолько, что больничный кабинет превратился в древнюю египетскую усыпальницу.

Впрочем, кроме повязок, обезболивающего и антисептика Шидо ничего не нашёл. Медсестра уже давно ушла домой, и ему, Ёшино и Нацуми пришлось самим оказывать первую помощь девушкам. Но и на большее им не приходилось рассчитывать — связаться с «Фраксинусом» так и не удалось.

— Эм-м... ты... как? — поволновалась Ёшино, вытирая лицо Кагуи.

— У-ля-ля, нехило тебя отделали.

Та, хмыкнув, мгновенно взбодрилась, стерев гримасу боли, будто ничего не случилось. Ну как, слёзки на глазах никуда не делись.

— Вздох: Кагуя упрямится.

— З-заткнись! Я в полном порядке! — тут же стала она отрицать, но скорчилась от боли и упала на кровать.

— Ха-ха-ха... — криво улыбнулся Шидо.

Радует, что у неё есть воля показывать свой характер.

К слову, Нацуми, которая потратила все силы на заживление их ран, сидела в углу, обняв колени, и бормотала что-то неразборчивое — над ней так и сгущались тучи. Видимо, она крайне скверно себя чувствовала, потратив все силы.

— Ой-ой-ой...

Опираясь о стену, Мику встала с кровати.

— Что ты делаешь? Тебе надо лежать.

Шидо подошёл ближе, но девушка рукой остановила его.

— Всё нормально. У меня ещё осталась духовная сила... Работа не ждёт...

— Работа?

Мику кивнула и дважды звонко хлопнула в ладоши.

— Габриэль — «Реквием»!

Вокруг неё выросло несколько металлических труб — часть её Ангела.

— Дамы и господа, — улыбнулась девушка, приковывая всё внимание к себе, — только сегодня, добро пожаловать на закрытый концерт Изаёй Мику!

Она глубоко вдохнула, и комнату наполнил восхитительный голос. Габриэль усилил его.

— М, это же...

— Ух ты...

— Удивление: боль ослабла.

Тока и сёстры Ямай изумлённо рассматривали себя. Мику довольно улыбнулась.

— Ха-ха-ха... Это песня не исцеляет, но расслабляет.

— Но она хорошо помогла — мне стало гораздо лучше, — заметила Тока.

Шидо с облегчением вздохнул.

Однако веселиться было некогда: «Фраксинус» всё ещё не вышел на связь, непонятно, что затеяли DEM, и...

— Не знаете, что случилось с Оригами? — спросил Шидо, каким-то образом сумев не выдать дрожь в голосе.

Вмешавшись в битву, он обнаружил на девушке не CR-комплекс, а белое астральное одеяние и Ангела. Против неё стояла Тока с Халванхелевом наготове. Тогда парня потрясло, что к ней вернулась запечатанная сила. От вида же в небе Оригами, которая с рождения была человеком, в голове Шидо всё перемешалось. Значит, сегодня, а скорее даже во время битвы, она стала Духом. Но это лишь догадки. Нелепица какая-то. Но Шидо было не до смеха — ведь он видел Оригами, ставшую Духом. Парень вспомнил существо, способное превращать людей в Духов, — «Фантома». Пять лет назад он сделал Котори «Ифритом». Неизвестно, почему, но «Фантом» стёр их помять об этом. Также возможно, что именно он убил родителей Оригами.

Девушки могли увидеть его. Затаив дыхание, Шидо смотрел на всех четверых.

Однако...

— Нет... не знаю. Я ударила её, она отлетела, а потом... вернулась уже такой, — озадаченно проговорила Тока.

Кагуя и Юзуру кивнули ей.

— Даже я удивилась. Что за вычурность. Я бы тоже так могла, но белый для меня уже слишком.

— Согласие: она неимоверно сильна. Если бы Тока не вернула себе полную силу, мы бы все погибли, — со стоном сказала девушка.

И лишь Мику приложила палец к подбородку, что-то вспоминая.

— Я, конечно, не видела, но, может быть, Оригами тоже встретила «бога».

А ведь правда: Мику была человеком и также встретила«Фантома». Вполне разумно решить, что эти события связаны.

— Похоже на то... — задумчиво ответил Шидо.

Парень понятия не имел, что случилось с Оригами, но факт оставался фактом — она превратилась в одного из Духов, которых так ненавидела.

Он вспомнил её лицо, когда девушка улетала, увидев его. Какие же чувства теперь терзают её? Скорее всего, она страдает так, что и представить нельзя.

— Оригами... что же ты сейчас делаешь... — пробормотал Шидо.

— Кстати, — вспомнила Тока, — она говорила, что убьёт всех Духов, а в конце себя.

Юноша ужаснулся от таких слов. Хотя это было вполне предсказуемо, как худший из возможных вариантов.

— Оригами...

Ему необходимо отыскать её как можно скорее. От волнения сердце заколотилось чаще. Но сейчас Шидо не то что догнать, найти её не мог. С «Фраксинусом» он бы справился, но теперь...

Парень сжал зубы.

Он слишком сильно зависит от помощи Котори и Рейне. Но и сидеть сложа руки нельзя. Решив, с чего браться за дело, Шидо вздохнул.

— Так, сначала займёмся вашими ранами. Тревога скоро кончится — надо идти в больницу. Одной первой помощи мало.

С Оригами ещё предстояло разобраться, но сперва более простые вещи.

Но внезапно парень заметил другую проблему. Шидо посмотрел на Току. Только теперь до него дошло: та в полном астральном одеянии. Вся запечатанная им сила вернулась к ней.

Юноша вспомнил, как однажды Котори вернула себе всю силу. Она говорила, что ограниченная сила со временем возвращается Шидо, с полной же всё не так просто: её надо стабилизировать и снова запечатать.

AST уже должны были обнаружить духовные волны Токи — чем скорее он это сделает, тем лучше.

По щеке Шидо пробежала капелька пота. Запечатать — значит поцеловать. К тому же все вокруг раненые. Либо Току надо вывести из комнаты, либо всех остальных.

— М? Что такое? — поинтересовалась девушка.

Сердце парня заколотилось как бешеное.

— Э, нет...

И тут он заприметил в лазарете разделительные занавески.

— С-слушайте, мне с Токой надо наедине кое-что обсудить.

Все удивлённо уставились на него, но кивнули.

Шидо затянул шторы вокруг кровати.

— Ты чего?

— Эм-м... дело в том...

Парень рассказал девушке на ухо о необходимости ещё раз запечатать её силу. По окончанию она раскраснелась, как рак, оглянулась, убеждаясь, что на них не смотрят, и повернулась к Шидо.

— М... значит... что нужно сделать это... здесь?

— Эм-м... получается, что да.

— П-понятно...

Взгляд колебался в нерешительности, но Тока кивнула, сложила руки на груди и закрыла глаза. Шидо, сам говоривший об этом, застыл. Девушка была как спящая красавица. Казалось, медицинская койка превратилась в прекрасное ложе, усыпанное лепестками роз. Но он не мог наслаждаться этим видом вечно. Глубоко вдохнув, парень потянулся к Токе губами.

Неожиданно, когда Шидо уже чувствовал её дыхание, до него донёсся шорох.

— Эй там! — прикрикнул он в сторону занавесок.

Интуиция его не подвела: в щёлке между шторами виднелись Ёшино с Ёшинон, Кагуя, Юзуру, Мику и Нацуми в вертикальном порядке. И все они взглядом пожирали его с Токой.

— Ш-Шидо... Ч-что ты...

— У-ля-ля, прямо здесь решил — как смело!

— Так вот оно что, у тебя, оказывается, есть фетиш на спящих?

— Шок: Шидо стал некрофилом.

— Ах! Почему всё вечно достаётся Токе?! Дорогой, я тоже хочу! Хочу-хочу-хочу!

— Выпендриваешься, да? Чёртов альфач.

И каждый решил высказаться.

— А-а-а?!

— Ч-ч-чего?!

В итоге вся эта толпа повалилась на них. «Реквием» Мику возымел эффект, но раны девушек были слишком серьёзными, так что на весь лазарет раздались вскрики и стоны.

Токисаки Куруми не смотрела на огни города снизу вверх — она взирала на них с высоты. Фонари, свет из окон, неон вывесок — множество цветов украшали ночной Тенгу. С крыши небоскрёба весь город был как на ладони. Чуть прищурившись, девушка разглядывала парочку огоньков, что светились подобно звёздам.

Ветер шелестел её кроваво-чёрное платье. Тёмные, словно смоль, волосы она собрала в два разных по длине хвостика. Белая, как фарфор, кожа. И одной детали достаточно, чтобы она навсегда отпечаталась в памяти. Но больше всего поражали её разные глаза. И дело не только в цвете: левый представлял из себя циферблат, и в нём двигались стрелки.

Разумеется, эта девушка не человек. Дух, создание, уничтожающее мир. Куруми слегка вздохнула. Её вовсе не трогал вид города — она уже давно отбросила сентиментальность. Девушка стояла на крыше небоскрёба по совершенно иной причине: отсюда было легче наблюдать за другими Куруми.

И вот одна из них передала ей кое-что.

— Боже-боже...

Девушка снова вздохнула. Она почувствовала, как на крыше появился посторонний.

— До чего же странный гость к нам пожаловал.

Куруми развернулась.

Её «гость» — девушка в белоснежных одеждах. Она светилась, поэтому разглядеть её в ночи не составляло труда — так сияло любое астральное одеяние. И у Куруми было такое же.

— Давно не виделись, Оригами, — улыбнулась она неожиданному Духу.

Перед не стояла Тобиичи Оригами, её одноклассница и член AST.

— Хи-хи-хи, кажется, я не зря не вкусила тебя в тот раз. Подумать только, ты стала такой сладенькой.

Куруми облизнулась, но выражение лица Оригами осталось неизменным. В нём не нашлось места ни страху, ни осторожности, ни даже отвращению. Девушка сначала решила, что нужно сохранять бдительность, но всё оказалось иначе: её гостьей что-то двигало. Однако Куруми не знала, что именно.

Они обменялись взглядами.

— Но вот уж удивила — ты нашла меня.

Оригами вытянула руку, в которой держала обессиленного клона Куруми. Та издала болезненный стон. У копии по всему телу виднелись серьёзные раны — её как следует избили, прежде чем притащить сюда.

— Поймать тебя настоящую трудно, но схватить одного из клонов, бегающих по городу, — проще простого, — сказала наконец Оригами и отпустила свою жертву.

С ненавистью глядя на Оригами, та с кашлем исчезла в тени.

— Боже-боже, как грубо с твоей стороны.

— Мне пришлось сдерживать себя, чтобы не убить её.

— Ах, вот оно как, — Куруми пальцем скользнула по губам. — Так что тебя привело ко мне? Неужели ты возомнила победить меня, став Духом? Если думаешь, что я такая же, как и клон, то придётся разочаровать.

Девушка показала пальцами пистолет, дразня Оригами. Но та никак не отреагировала.

— Я сюда не драться пришла, — спокойно ответила она.

Но можно ли ей верить? Если бы Оригами и впрямь хотела бы сражаться, то уже убила бы клона.

— Вот уж не думала дожить до того дня, когда главная ненавистница Духов скажет такое, — усмехнулась Куруми. — И это несмотря на то, что перед тобой стоит убившая множество людей?

Лицо Оригами впервые выдало эмоции, но она не стала атаковать.

Её цель по-прежнему покрывала завеса тайны.

— Тогда что? Полагаю, это не приглашение на чай?

Лицо Оригами стало решительным.

— Хочу спросить кое-что.

— Спросить, значит? Хи-хи-хи, отвечу ли я, будет зависеть от вопроса, — отшутилась Куруми.

Оригами расценила это как знак продолжать.

— Зафкиэль — Ангел, управляющий временем, — заговорила она, смотря Духу напротив прямо в глаза. — В каждой из двенадцати цифр заключается своя сила.

Куруми повела рукой по подбородку. Сказанное Оригами — правда, но для беспокойства ещё рано. В конце концов, она видела Зафкиэль в действии.

— Нет ли среди них той, что может отправить свою цель в прошлое?

Куруми нахмурилась: девушка перед ней в точности назвала способность двенадцатой пули — Йуд Бет, которую она ещё не показывала. Впрочем, такой незаурядный ум вполне мог догадаться. Если Ангелу под силу управлять временем — логично же, что он сможет отправить человека в прошлое?

— И что с того? — с подозрением ответила Куруми.

Она с лёгкостью могла и обмануть, но не стала. Может, её застигли врасплох, а может, сказав «нет», она отмахнулась бы от собственного желания.

Оригами восприняла её ответ как «да».

— Токисаки Куруми, мне нужна твоя сила.

— Что? — Куруми удивлённо распахнула глаза — она явно этого не ожидала. — Что ты сказала?

— Мне нужна твоя сила, сила твоего Ангела.

— Боже-боже...

Девушка взглядом изучала Оригами, пытаясь понять её цель.

— Хочешь сказать, чтобы я использовала Йуд Бет на тебе?

— Да.

Куруми улыбнулась и вытянула руку. Тени сплелись, и в ней возникло старинное ружьё. Девушка направила его на Оригами и тут же выстрелила. Но прежде, чем пуля достигла её мягкой кожи, та покрылась светом и исчезла. Куруми мгновенно развернулась: Оригами стояла позади неё.

— Твоя сила бесполезна, если не сможешь попасть.

— Боже-боже, какой чудесный фокус, — дружелюбно улыбнулась Куруми, чтобы заглушить беспокойство. — Вот мой ответ: прости, но вынуждена отказать. Йуд Бет — особенная пуля, и нет причин делиться её силой с тобой.

С помощью неё девушка хотела исполнить своё драгоценное желание. Нет смысла тратить её на Оригами.

Однако та не сводила глаз с Куруми. Теряя терпение, она вздохнула.

— Пожалуй, спрошу тебя на всякий случай: что ты хочешь сделать, заполучив эту силу? Не на маленького же Шидо поглядеть? Всё ведь не так глупо?

Это не была уступка. Просто ей интересно, зачем Оригами, ставшей Духом, нужно прошлое.

Та немного подумала и ответила:

— Я хочу, чтобы ты отправила меня на пять лет назад, в третье августа.

— Пять лет назад? — Куруми чуть нахмурилась. — И что ты желаешь сделать?

Взгляд Оригами стал острее.

— Уничтожу Духа до того, как он убьёт моих родителей. Я изменю историю, — сказала она, сжимая кулаки.

Куруми ахнула.

— Вот как...

И не решимость Оригами ошеломила её — девушка увидела в ней себя.

— Что если нет?

— Я заставлю.

— Так и знала.

Куруми направила на неё ружьё.

Оригами готова применить силу ради Йуд Бет — либо она недооценивала Куруми, либо внезапная метаморфоза так ударила в голову. Едва ли девушка не осознавала силу Духа, стоящего напротив. Оригами знала, что делает, и правда верила, что заставит Куруми выполнить её просьбу, а потому говорила всерьёз... либо действовала наугад. Вряд ли столь умный человек, как она, пошла бы на такую глупость. Тем не менее Куруми больше склонялась к последнему.

Причина, по которой Оригами шла вперёд не раздумывая, по которой стояла перед врагом, не зная, сможет ли он дать ей то, что ей нужно, — шанс исправить прошлое. Искушение отправиться в тот роковой день подобно наркотику разъедало душу. Оно тяготило. Оно будоражило. Куруми понимала это как никто другой.

Она опустила ружьё.

— Что ж, я ни разу не использовала Йуд Бет — ты станешь моей подопытной.

— Правда? — изумилась Оригами.

Её выражение оказалось столь чистым и невинным, что на секунду девушка выглядела в точь как дитя.

— Не похоже это на меня... — Куруми прокашлялась, прикоснувшись к щеке. — Тем не менее для этой пули нужно очень много духовной силы. И разумеется, я ни капли не поделюсь своей. Согласна ли ты заплатить?

— Я не против. Используй сколько нужно, — искренне ответила Оригами.

Куруми задумчиво приложила палец к губам.

— Чем дальше в прошлое нужно, тем больше духовной силы понадобится. Чтобы отправиться на тридцать лет назад, потребуется жизнь Духа.

— Тридцать лет? — с подозрением повторила Оригами.

Куруми отмахнулась рукой.

— Что же, давайте-ка посмотрим: духовной силы необходимо столько, сколько ты собралась оставаться в том времени, но я ни разу этого не делала и не знаю, когда действие подойдёт к концу. Само собой, тебя не вернёт в настоящее сразу же, но придётся поторопиться.

— Нет проблем. Я справлюсь.

В глазах Оригами не было места сомнениям.

Девушке и в самом деле хватит духовной силы для сражения, даже если придётся потратить часть на перемещение во времени — обыватель, и тот почувствовал бы невероятную силу, исходящую от неё, просто стоя рядом.

— Раз так... — Куруми развернулась, приподняла подол юбки и глубоко поклонилась. — Давайте же начнём! Приди, Зафкиэ-э-эль!

Из тени девушки выросли огромные часы. Зафкиэль — Ангел Куруми, управляющий временем.

Раздалось тиканье. Тени начали расширяться и ползти по крыше, и вскоре добрались до ног Оригами. Та нахмурилась.

— Хи-хи-хи, вспомнила? — улыбнулась ей Куруми.

В прошлый раз Оригами оказалась в этой тени в школе.

«Замок разрушенного времени» — способность Куруми, позволяющая ей высасывать время жертв, стоит им ступить в тень. Но это не обычный «Замок» — чёрные, словно тьма, тени означали, что их цель — духовная сила.

Оригами почувствовала, с какой бешеной скоростью из неё высасывает силу.

— Ты ещё можешь отказаться. Знаешь ли, я ведь и соврать могу: вдруг украду всё и нарушу обещание? — омерзительно ухмыльнулась Дух.

Но Оригами неотрывно смотрела на неё.

— Даже если так, у меня нет выбора, кроме как довериться тебе.

— Вот оно как...

Обычно расчётливая Оригами никогда бы такого не сказала.

Устало вздохнув, Куруми дождалась накопления духовной силы и влила её в пистолет. Она и правда могла забрать у Оригами всё, но Куруми не стала так поступать, сама не зная, почему. Может, хотела увидеть, чего достигнет эта девушка, обратив время вспять...

...Или же как она встретит свой конец.

— Зафкиэль — Йуд Бет! — назвала Куруми имя пули, ранее ею ни разу не используемой.

Ангел издал незнакомый скрип и стал источать тёмное свечение. Во все стороны искрами посыпался избыток духовной силы. И вот она сосредоточилась в цифре XII. Тени, что вылились из неё, засосало в дуло пистолета. Он буквально задрожал в руках Куруми от переполнявшей его духовной силы. Казалось, нечто незримое противилось воле Куруми, не давая ей выстрелить. Эта сила сродни божественной, она способна преодолеть необратимое и неприкосновенное — время.

— Повеселись как следует. Надеюсь, ты исполнишь своё сокровенное желание, — улыбнулась Куруми.

Выстрел. Пуля, оставляя чёрный след за собой, устремилась вперёд. Стоило ей попасть в грудь девушки, как она исказилась в сторону вращения пули. Искривление свернулось до размера траектории пули и исчезло.

Обдуваемая ночным ветром, Куруми посмотрела на место, где только что стояла Оригами, и опустила пистолет.

— Покажи же мне всю глупость и безрассудство попытки переписать мир, и сколь много тебе позволит совершить бог... — произнесла она и, расслабив руку, уронила оружие в тень.

Оригами нахмурилась. Когда в неё попала пуля, девушке показалось, словно сознание разорвало на кусочки. Боли не было. Вместо неё лишь тошнота и будто весь мир обратился бесконечными американскими горками.

Внезапно сознание прояснилось, и она почувствовала, что падает. Оригами и в самом деле летела с неба.

Приложив немного силы, она зависла в воздухе и восстановила равновесие.

По сути, это ничем не отличалось от управления опционной зоной CR-комплекса: девушка отдала бы приказ в уме и, создав вокруг себя пространство, выровнялась бы. Либо основа силы магов и Духов одинакова, либо Оригами управляла духовной силой также, как CR-комплексом. Если бы ей не было знакомо чувство полёта, то ничего бы не смогла сделать и упала. Хотя нынешняя Оригами от этого бы никак не пострадала.

— Это же...

С затухающей головной болью девушка, хмурясь, огляделась. Странно, только что над ней сияла луна, а теперь светило солнце. Оригами не знала точное время, но где-то ближе к вечеру — деревья понемногу заливало золотом, а тени становились длиннее.

Осмотрев город с высоты, девушка заметила, что он отличается. Точнее, районы и крупные дороги прежние, а вот здания и вывески на них — иные. Да и листья на деревьях другие: только что они были красными да жёлтыми, а теперь зелёные, словно лето на дворе.

Оригами посмотрела вниз. Там оказался фундамент здания и скопление тяжёлой рабочей техники. А ведь тогда небоскрёба, на крыше которого она стояла вместе с Куруми, ещё не построили.

— Тенгу пять лет назад...

По телу девушки пробежали мурашки. Сердце заколотилось словно бешеное. Она как никогда близка к мечте, исполнение которой казалось невозможным. И кто теперь посмеётся над чувствами девушки, потратившей всю жизнь ради свершения мести?

Она стала Духом и вернулась в прошлое. Если бы ей сказали об этом днём ранее, то решила бы, что это плохая шутка. Но Оригами всем телом понимала: она вернулась на пять лет назад. Сейчас третье августа, день, когда убили её родителей. Она желала, лелеяла и стремилась... И вот достигла своего.

Оригами выпустила вздох восхищения, а затем сжала кулаки и бросила острый взгляд. Всё остальное будет сказано после свершения мести.

Девушка вспомнила тот день: пылающий город, родителей, исчезнувших под лучом света, и ненавистного Духа, что парил в небе. Она убьёт его до того, как он доберётся до её мамы и папы. Она не позволит этой катастрофе вновь произойти. Она изменит мир. Оригами не простит ему своего горя. Никаких сомнений не осталось — лишь жажда мести и луч надежды.

Девушка вытерла проступившие слёзы.

— Метатрон — «Малакх»!

Окружившие её частички света собрались сзади в нечто похожее на крылья. Хлопнув ими, она на всех парах помчалась в район Нанко, где жила пять лет назад.

Оригами не знала, как долго сможет пробыть в этом времени — всё нужно сделать мгновенно. Она просто будет жалкой, если не найдёт того Духа, или время кончится быстрее, чем успеет убить его.

Храня накопившуюся за долгие годы злобу в сердце, девушка устремилась вперёд.

Вскоре её ушей достиг сигнал предупреждения о пространственном искажении... Так она сначала подумала. На самом деле то ревели сирены пожарных и скорой помощи.

Оригами почувствовала тепло, что шло спереди. Город был объят пламенем: жилой район, куда доставал глаз, полыхал, как после авиаудара. Вой сирен, звук рушащихся зданий, шум огня и крики бегущей толпы — казалось, перед ней разразилась сама преисподняя. Оригами помнила, это великий пожар в Нанко, что случился пять лет назад. И сейчас она видела его собственными глазами.

— Значит...

На мгновение её поглотили воспоминания, но Оригами тут же пришла в себя.

Пожар вызвала Ицука Котори — огненный Дух. Она не смогла сдержать силу, и та выплеснулась наружу в виде моря пламени.

Он где-то здесь, тот, кто сделал её Духом.

Летя над городом, Оригами опустилась ниже, не обращая внимания на искры и дым. И вот... она нашла их: мальчика из начальной школы и девочку в астральном одеянии.

— Шидо!

Сомнений нет, это её любовь — Ицука Шидо и его сестра Ицука Котори. Значит...

Оригами посмотрела чуть в сторону и ахнула. Оно здесь. Оно стояло рядом с ними. Ни возраста, ни пола в нём ничего не выдавало, но это он, Дух, которого покрывал цветовой шум. Как девушка и думала, он похож на того, кто дал ей силу Духа. Это одно и то же существо? Или же другое, но скрывающееся точно также? Но эти мелочи Оригами уже не волновали.

— Нашла, — пробубнила она.

Девушку охватила дрожь.

— Нашла. Нашла. Нашла. Нашла. Нашла. Нашла. Нашла. Нашла. Нашла. Нашла. Нашла. Нашла.

Всё исчезло. И только «Фантом» стоял у неё перед глазами. Несмотря на то, что Оригами наконец нашла своего врага, встречи с которым ждала как влюбленная желает увидеть своего ненаглядного, её разум остался холодным. Даже ледяным. Желание убить «его» постепенно овладевало девушкой. Сейчас она — воплощение ярости и клинок.

— Метатрон, — воззвала Оригами, подняв руку.

Крылья позади неё повернулись кончиками к земле. С одного из них сорвался луч света и устремился к «Фантому». За мгновение до попадания тот будто завибрировал и исчез. Но Оригами не испугалась и медленно подняла голову: «Фантом» парил в воздухе прямо напротив неё. Похоже, атака его даже не задела.

— Ого? — заговорил он едва разборчивым голосом. — А я-то думала, кто это на меня так внезапно напал... Выходит, ты Дух?

Из-за шума поверх тела Оригами не могла разглядеть его лица, но понимала: «Фантом» удивлён. Он с интересом рассматривал Оригами.

— Твой Ангел... Метатрон? Что происходит? Этот кристалл Сефиры всё ещё у меня, — задумчиво говорил «Фантом».

Судя по его словам, перед Оригами именно то существо, что наделило её духовной силой. Но она больше не испытывала того отвращения, когда получила от него силу. Наоборот, её охватило воодушевление, некоторое чувство превосходства, вызванное мыслью, что девушка убьёт «Фантома» им же данной силой.

— Так кто же ты? Откуда ты пришла? Почему атакуешь меня?

— А-а-а! — закричала Оригами и направила на него руку.

Лучи Метатрона устремились к «Фантому». Тот снова завибрировал и буквально в волоске от них увернулся.

— Хм-м, это и правда Метатрон. И как же ты здесь оказалась? Воспользовалась помощью Зафкиэля? — разговаривал «Фантом» сам с собой. — Даже неожиданно — никогда бы не подумала, что её хозяйка поделиться своей силой с кем-то ещё.

Но Оригами не было до этого дела.

— Кадур!

Девушка вытянула обе руки. Крылья Метатрона разлетелись в разные стороны и нацелились на «Фантома»

— Ха-а-а!

С кончиков сорвались световые лучи. Тот уклонился. Метатрон не прекращал вести огонь со всех сторон. Теперь он стрелял в полную силу, в отличие от первого раза, когда важно было не задеть Шидо.

Решив, что рано или поздно лучи его достанут, таинственный Дух выскользнул из-под перекрёстного обстрела и взмыл в небо.

— Не уйдёшь!

Не прекращая огонь, Оригами бросилась следом. «Фантом» увернулся, но расстояние между ними сократилось.

— Похоже, я в будущем очень сильно тебе чем-то насолила, — скучающим голосом заговорил он, продолжая уклоняться от лучей. — Уж прости, но я не могу позволить убить меня — мне ещё нужно исполнить своё желание.

Оригами нахмурилась.

— Желание?

Метатрон взмыл в небо, подобно хищной птице, и прочертил в нём линию света.

— Ты убил моих родителей и смеешь говорить о своём желании?! Издеваешься?! Я отниму у тебя надежду. Я отниму у тебя желание. Ты умрёшь, ничего не достигнув! Ты исчезнешь, не оставив после себя ничего! Ты покинешь этот мир с сожалением и пустотой в сердце!

— Родителей? — непонимающе произнёс «Фантом». — О чём ты? Что-то не припомню. Прости уж, но может, ты меня с кем-то путаешь?

Оригами ахнула.

Впрочем, слова «Фантома» логичны — ведь он не убивал её папу и маму. Нельзя ответить за преступление, которое ещё не совершил. Однако кое-что «Фантом» всё же сказал: «что-то не припомню». Если он не прикидывался дураком, это значило, что «Фантом» собирается убить родителей Оригами, даже не зная их имён. В этим не было ни расчёта, ни причины. Для него это ничего не стоит: забавы ради или как комара прихлопнуть. Смысла в их смерти для него нет никакого.

В голове девушки словно что-то переключилась. Злость стала переполнять её — казалось, она вот-вот вырвется наружу. Ненависть, гнев, отвращение — всё это не описывало и доли эмоций, заполонивших её сердце. Но одно известно точно — она не оставит «Фантома» в живых.

— НЕНАВИ-И-ИЖУ!!!

Крылья Метатрона разом открыли огонь. Её жертва снова с лёгкостью увернулась. Но на это и рассчитывала Оригами. Она разглядела его манеру уклонения всего за несколько минут и намеренно стреляла так, чтобы «Фантом» мог увернуться и летел куда девушке нужно.

Лучи света создали вокруг него что-то вроде клетки. Она просуществует всего одно мгновение, но Оригами и этого достаточно.

— Ха-а-а!

Пока лучи ещё не растворились воздухе, она собрала крылья Метатрона в форме короны над «Фантомом» и обрушила невероятной силы поток света сверху прямо на него.

— Ах...

Впервые Дух испытал испуг. Но кара оказалась быстрой. Едва ли от этой атаки можно уйти. В последнее мгновение «Фантом» вырвался из клетки и избежал участи быть испепелённым лучом. Потеряв цель, тот со всей накопленной духовной силой попал по земле.

Световая клетка, получив удар луча, рассыпалась яркими вспышками, которые на мгновение ослепили Оригами. Однако «Фантом» не воспользовался шансом и не контратаковал — лишь остановился рядом с ней.

— Великолепно. Ты прекрасно владеешь Метатроном — даже я не смогла уклониться.

Оригами округлила глаза — голос, которым заговорил «Фантом», принадлежал девушке.

— Но вот незадача: я хотела, чтобы всё прошло без проблем, но и не дать кристалл Сефиры тому, кто так умело с ней управляется, тоже не могу... Хм-м, похоже, я дала тебе силу, зная, что ты выступишь против меня...

«Фантом» обернулась к Оригами. Девушка ещё не могла разобрать лица — только женские черты и длинные волосы, развевающиеся по ветру. Скорее всего, шумовое покрытие частично спало, когда она выбиралась из световой клетки, и теперь на неё падали солнечные лучи. Но это ещё не всё, что заставило Оригами остановиться, — голос показался ей знакомым.

— Ты же...

— Ну что поделать, — не стала слушать её «Фантом». — Надо будет отметить рождение нового сильного Духа. Я приняла эту атаку. Всё ради моего желания. — Девушка без лица слабо помахала рукой. — Что ж, моя цель достигнута и настало время прощаться. Ещё увидимся. Я бы хотела подольше посмотреть на твою силу, но ничего хорошего не произойдёт, если я останусь здесь ещё немного.

Девушка — «Фантом» — медленно растворилась в воздухе.

— Стой!

С кончиков Метатрона сорвались лучи света, но пронзили лишь пустоту.

Оригами до боли сжала зубы, взглядом прожигая место, где только что был «Фантом», — она позволила убийце скрыться. Злость и досада стали наполнять её.

Нет. Девушка помотала головой, прогоняя эти мысли. Да, «Фантом» сбежал, но она достигла куда более важной цели. Если Дух, убивший родителей, ушёл, то он их не убьёт.

Вздыхая, Оригами посмотрела на небо. Её мама и папа не убиты. Это изменит всё. Мир будет переписан. Как только срок действия пули Куруми истечёт, она вернётся в настоящее, где её с улыбкой встретят.

— Папа... мама...

На глазах проступили слёзы. У неё получилось. Она вернула их своими руками. Она сделала невозможное и...

Неожиданно Оригами кое-что заметила.

— Это же...

Девушка оглянулась вокруг: весь район пылал. Но приглядевшись, она узнала улицу. Она жила здесь.

— Что?

Внутри Оригами всё сжалось. Прямо под ней находилась девочка — младшеклассница, её волосы до плеч украшала заколка. На милом, но испачканном копотью лице стояло выражение шока. Никаких сомнений — девушка просто-напросто не могла не узнать её — это она сама пять лет назад.

— Что...

Биение сердца были подобно ударам колокола. В голове всё поплыло. Все органы чувств исчезли, и остались только глаза.

Едва не теряя сознание, Оригами перевела взгляд выше сидящей на асфальте девочки и увидела куда более страшные разрушения, чем вокруг. От дороги ничего не осталось. Никакой пожар на такое не способен. Казалось, на асфальт обрушилась небесная кара. И среди руин лежали обугленные кости — то, что некогда было людьми. И именно сюда только что попал удар Оригами, который предназначался «Фантому».

— А... а... а...

Девушку бросило в дрожь. К горлу подкатил ком. Перед глазами промелькнуло то, что она видела пять лет назад: как она вернулась посреди пожара домой; как застала живых папу и маму; какое счастье и облегчение тогда испытала; и как в следующую секунду луч света ничего не оставил от её родителей.

Девушка вспоминала это адское зрелище, стоило ей только закрыть глаза.

Тогда она посмотрела в небо. Туда, откуда упал роковой луч. Она посмотрела и увидела убийцу своих родителей. Оригами, не знавшая ничего о Духах, увидела его. Ангела.

Оригами пять лет назад посмотрела в небо и увидела Оригами.

Девушка оглядела себя: на ней было белое астральное одеяние, позади парили «крылья» — любой бы принял её за ангела.

— А.... а... а.... а-а-а...

Её уже трясло. Схватившись за голову, девушка согнулась пополам. Оригами почувствовала, будто исчезает. Точнее, она хотела исчезнуть. Желание стереть собственное существование заполонило её разум вместе с безысходностью и чувством, что никогда не сможет себе этого простить.

Маленькая Оригами на земле заговорила. В её голосе нашлось место только ненависти и отчаянию. Её заглушали гул пожара и вой сирен, но даже так Оригами чётко слышала каждое её слово.

— Ты!.. Ты убила моих папу и маму! Не прощу! Убью! Клянусь! Я убью тебя!

Как проклятие эти слова вновь и вновь повторялись в её голове.

Оригами поняла. Она поняла, что тогда, пять лет назад, в объятом пламенем Нанко, как и сказал Шидо, был не один Дух. Но и не два. Дух, вызвавший пожар, — Ицука Котори, «Ифрит». Дух, превративший Котори в Духа, — «Фантом». И Дух, пришедший из будущего, чтобы убить «Фантома», — Оригами. Всего трое.

— Я-я... та... кто... у-убила маму и папу? — дрожащим голосом произнесла Оригами.

«Фантом» не убивал её родителей. Тот луч принадлежал Метатрону — Ангелу Оригами.

— А... а... а...

И вот тот миг все краски мира исчезли.

— А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!!

Сами небеса пали в земную твердь. Прежде чем потерять сознание, Оригами почувствовала, как сердце поглотил иссиня-чёрный цвет.