Том 1    
Часть-0-:1-3 Предыдущей ночью


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии

Тишина в чате

Часть-0-:1-3 Предыдущей ночью

Май 2010, Япония.

«Государственные органы впали в замешательство...»

«Мир жаждал выпустить всю ярость на кого-то...»

«Это произошло на рассвете девятого мая…»

«Правительство Британской Империи публично предложило изменения договора «О технологии биоэлектронного поля», что ознаменовало начало санкций против нашей страны. Премьер-министр Куруруги, выздоравливающий в данный момент, немедленно заявил протест и готовится озвучить его в мировом суде…»

«Пожалуйста, обратите внимание. Этот шрам на ландшафте остался после воздушного удара британской армии по Хано́ю. Становится ясно, что официальное прикрытие «атаками на военные базы партизан» — не более чем ложь. Расчётливая жестокость британских вооружённых сил оборачивается страданиями мирного населения».

«Организация защиты прав человека призвала Британию к ответу и направила ноту протеста насчёт политики Номеров. Британская Империя проигнорировала призывы правозащитников и продолжила эскалацию конфликта. Весь мир осуждает Британию…»

«МИД Британской Империи утверждает, что Япония является пособником террористов и одним из организаторов теракта в Маниле. Япония считает, что эти обвинения сфабрикованы и являются не более чем попыткой бездушной Британии скрыть от цивилизованного мира политику империализма».

«В ответ на военные учения британских вооружённых сил, проведенные вблизи с морскими границами Японии, премьер-министр Гэнбу Куруруги выступил с заявлением:

— Наша страна не поддастся на угрозы. Если Британская Империя решила оскалить свои клыки на мой дорогой дом, то им придется выучить болезненный урок. Британские захватчики пересекли черту и ясно дали понять, что их интересует только сакурадайт Японии. Мы имеем полное право защищать наши…»

В этой неразберихе страхов, мнений и предрассудков было понятно лишь одно:

Обе стороны уже прошли точку невозврата.

Комната совмещала в себе японский и западный стили. Длинный стол в середине выполнен в западном, а висевший на стене древний свиток с изображением был явно из Японии. За столом сидело около десяти мужчин, каждому из которых было уже за пятьдесят. Ни один из них не перешагнул порог этой комнаты в юном возрасте, кроме него… Высокий и прекрасно сложенный молодой парень, вероятно, не старше семнадцати. Одетый в кимоно, он стоял за спиной одного из стариков. Его физическая сила аурой разливалась по комнате.

Темнее тучи — так можно описать выражения лиц сидящих за столом.

Гнетущая тишина становилась по-настоящему взрывоопасной. Наконец один из мужчин нарушил её фразой:

— Эти британские волчары. Они делают что хотят!

Слова разверзли скопившиеся грозовые тучи, и все в комнате заговорили как один.

— После всех провокаций с их стороны поздно просто злиться.

— Я предлагаю отбросить попытки решить этот вопрос без жертв. Вражеские силы уже перешли границу острова Исигаки.

— Они пользуются ситуацией с премьер-министром…

— Мы должны первыми сделать ход и напасть. Это наш единственный шанс.

— Но если мы атакуем, то поддержки от Евросоюза можно не ждать. Для них это несущественно, пока конфликт не вышел за границы азиатского региона. Интересно, мы бы могли использовать сакурайдат как предлог? Сомневаюсь...

— Кроме того, ходят слухи, что они в сговоре с Британией.

— Это так. Думаю, мы по крайней мере можем рассчитывать на Китайскую Федерацию. Они не будут просто сидеть и ждать падения Японии.

— Это шутка? Мы не можем доверять коммунистам. Китайцы могут и сами закопать нас, если решат, что ветер дует в их сторону.

— Япония способна защитить себя, нам не нужна помощь!

— Но Британия тоже сильна. Говорят, их Глазго уже закончили своё развёртывание.

— Пф, что эти научно-фантастические игрушки могут?

— Что ж, тогда мы сбросим их в море. Сфокусируемся на защите и будем ждать удачного момента. Я уверен, что Евросоюз и Китайская Федерация не допустят дальнейшей агрессии от Британии. Они должны начать действовать или…

— Полагаться на другие страны и организации — стратегия неудачников.

— Мы больше не сможем контролировать информацию в таком количестве. Хотя и получилось закрыть рты СМИ насчёт военных учений Британии, сейчас всё по-другому.

— Это только выиграло нам немного времени. Пф-ф… рано или поздно Токийский залив увидит эсминцы с британскими флагами.

— Вот почему нужно действовать первыми. У нас нет другого выбора.

— Нет, опасно начинать сражение в одиночку. Нам нужно объединится с Китайской Федерацией.

— Не следует рваться на штыки. Именно из-за спешки мы находимся в такой ситуации.

— Но…

Споры продолжались. Хотя это нельзя было назвать спором — в споре рождается истина, а здесь… вряд ли. Бесконечный поток жалоб…

Только один из присутствующих почтенных мужчин сохранял молчание — старик в зелено-коричневом кимоно, сидящий в центре. Его глаза были закрыты, а лицо испещрено морщинами. Несмотря на кажущуюся слабость, у него была сила заткнуть всех одним взглядом. И когда он слегка отодвинулся, все присутствующие мгновенно замолчали.

Старик медленно открыл глаза и как бы между прочим осмотрел окружающих.

— Я думаю, что вы все… совершенно не понимаете сложившуюся ситуацию.

Он говорил отстранённо, но все словно ощутили жар раскалённой стали. Многие вздрогнули.

Старик продолжил:

— Я не заставлял вас приходить для разговора о будущем нашей страны. И поскольку у вас нет смелости решиться на что-либо, последнее слово останется за премьер-министром Куруруги.

— Но мистер Кирихара… — человек в военной форме встал, чтобы возразить. Холодный как сталь взгляд старика прибил военного обратно к своему месту.

— Следовательно, я поговорю с ним и сделаю заявление.

Мужчина в зелёно-коричневом кимоно замолчал и закрыл глаза.

Победа или смерть, сражение до последнего вздоха, последней капли крови...

Атмосфера в комнате заметно накалилась. Старик прекрасно умел её контролировать.

— Мы не будем полагаться ни на Евросоюз, ни на Китайскую Федерацию. Япония сама защитит свои родные земли. Такова воля премьер-министра Куруруги, и я хочу развития дискуссии именно в этом ключе.

Удивительно, что одной лишь силой присутствия… нет, удивление вызывало то, как он держался.

В комнате остались только два человека. Старик, сидящий в центре стола, и молодой парень, что стоял позади.

— Наверное, очень утомительно находится здесь, Тодо?

Парень не ответил.

— Я предпочитаю не вмешиваться и оставаться за кулисами. А если ещё учитывать тот инцидент с Куруруги, то это вообще становится невыносимым. По крайней мере, у него выступления на таких собраниях получались лучше.

Тодо Кёсиро, выждав немного, сказал:

— Победа или смерть, так?

— Сказать это с такой легкостью, возможно, самое сложное испытание в моей жизни.

В спокойном голосе старика играли волевые нотки.

— Но с ними лучше так. Они не хотят брать на себя ответственность, а значит, нужно отрезать пути к отступлению. Такое безрассудство... просто глупость. Они так и остались бы спорить в этой комнате, не воспользуйся мы доктриной «Ни шагу назад». Некоторые из них уважают Куруруги, и это отличная возможность отсеять их.

Тодо хранил молчание.

Он не нуждался в приказах старика, не принадлежавшего к командованию армии или правительству. Тодо был рядовым солдатом и подчинялся только своему командиру.

Но Тодо знал…

Что слова о выздоровлении — ЛОЖЬ.

Что премьер-министр Гэнбу Куруруги давно мёртв.

Тодо знал, почему смерть премьер-министра держится в секрете.

Тодо знал, кто хранит это в секрете.

И почему война между Британией и Японией ещё не началась.

Тодо знал всё.

Старик — бывший глава «Kirihara Conglomerate», крупнейшего промышленного конгломерата. Тайзо Кирихара… в каком-то смысле сейчас был правителем Японии.

После паузы Тодо с осторожностью ответил:

— И… войны не избежать?

— Нет.

Голос старика оставался спокойным.

— Даже британское экономическое сообщество выступает против войны. Они не хотят вкладывать средства в захваченные территории с сильным сопротивлением и часто возникающими волнениями. Им действительно нужен сакурайдат, но это точно не основная причина. Желай они получить права на разработку и концессию месторождений, то поддерживали бы отношения с нашей страной, а не действовали с позиции силы. Мир и торговля эффективнее, да и риск меньше. Поддерживающие политику Куруруги должны исчезнуть.

— Когда…

— В управлении страны не всегда можно положиться на рациональное мышление. С начала времён люди редко руководствовались логикой, начиная конфликты. Принципы, желания, гордость, вера в своё совершенство, жестокость — вот настоящие причины. Люди идут за тем, в кого верят. И в этом Куруруги превзошёл меня. Он мог заставить людей и себя верить в истину победы, в то, что это единственный выход. А я всегда оставляю пути для отступления.

Он всегда верил только в победу над врагом.

— Пламя войны уже разгорелось, и потушить его можно только кровью. Даже если мы оттянем начало сражения, избежать его не удастся.

Последние слова старик произнёс шепотом. Глаза Тодо блеснули.

Стрелка часов показывала уже за полночь. Глубоко вздохнув, старик сказал:

— При всём моём желании Японии сейчас не победить. А значит, мы должны выбрать поражение с минимальными потерями, я прав?

— Мне кажется, у нас есть шансы на победу.

— Будет неинтересно, если вся Япония просто склонит голову. Кто-то должен указать британцам их место, научить их страху. Только один человек способен на это. Я говорю о тебе, Тодо. Это то, почему ты здесь, и почему я готов к поражению. Причина, по которой я вспылил на того генерала, в том, что нам нужно избежать политики «выжженной земли» и сохранить силы для решительного изгнания Британии. Сохранить наши клыки острыми, не утратить честь и гордость. В будущем это станет поворотным событием.

— А будет ли так просто? — спросил Тодо, выплевывая слова.

Он знал, что́ старик намеревается сделать и почему Британия так страстно желает развязать войну. Почему они легко нарушают установленные порядки, будто границ не существует.

Недавно британский патрульный катер открыл предупредительный огонь по японскому рыболовному судну и произвел обыск по подозрению в контрабанде наркотиков. Абсурдное заявление, в которое никто не поверил. Этот факт словно кричал о том, что Британия желает войны с Японией и не будет считаться с чьим-либо мнением. И, к сожалению, у Японии не было выбора. Стал бы этот инцидент причиной или нет, британские военные уже медленно стягивали свои силы к островному государству.

Если мировое сообщество ещё бурлило протестами и спорами, то судьба Японии уже была решена. Евросоюз и Китайская Федерация, поддерживавшие её в прошлом, были готовы отдать островное государство на съедение Британии.

В захваченных странах этот монстр использовал политику создания доминионов. Они назывались «Зоны» и нумеровались. В данным момент Британии уже принадлежало десять зон, вместе составлявших треть мира. Такая система позволяла исключить сражения на два фронта. В итоге Япония осталась без союзников в битве с опасным и жадным противником.

Тодо посмотрел в окно и продолжил:

— В данным момент мы укрепляем такие объекты как Наха, Ивакуни, Ицукусима и Огасавара. Я уверен, что Британия в курсе. Мы должны не вызывать подозрений и дать бой в тот момент, когда будем на пике силы. После чего пойти на переговоры до признания автономии нашего государства. Мы будем выжидать, и как только выдастся удачный момент — начнем восстание. Это лучший путь для стороны, у которой нет шансов на победу, верно?

Первый раз за день старик улыбнулся.

— Как и ожидалось от тебя, Тодо. Но ты не из тех, кто может разыгрывать покорность перед врагом, а потом вонзить нож в спину.

— Если это нужно для моей страны, то я готов. Но считаю, что мы можем справиться с британской угрозой.

Тодо продолжил:

— Что если они предугадают это и полностью уничтожат нас?

— О, это возможно. Если бы мы были врагами. Но это не так, а если хорошо сыграем свою роль — в будущем будет так же. Чарльз Британский не дурак. Даже если между нашими народами есть некоторое эмоциональное непонимание, это всё равно не стало бы причиной такого давления на Японию. Они не хотят видеть нашу страну выжженной пустыней — потребуется много времени на восстановление индустрии. Это британский стиль, они выкачивают все ресурсы из своих колоний, но управляют ими лишь косвенно. Разрушение комплексов по добыче сакурадайта нанесёт больше вреда им, да и японские военные базы можно использовать против Китайский Федерации в будущем.

— А что делать с этим советом? Если они нарушат наши планы и выступят против Британии — стратегия уменьшения потерь провалится.

— Вот тогда мы и разыграем смерть Куруруги. «Он принял бы решение о капитуляции, только убедившись, что так будет лучше для его народа». А после бы покончил жизнь самоубийством, не выдержав давления со стороны военных. Сценарий дешёвой драмы, но вполне правдоподобный. Слова и воля премьер-министра Куруруги непрекословны, даже если исходят от замороженного трупа в морге...

Слова старика текли легко и без сомнений. Ему не требовалась менять тон или громкость голоса, и от этого он казался ещё более непоколебимым. Однако Тодо не был согласен. Для него, в отличие от Кирихары, честь солдата не была пустым звуком.

Что этот старик пытается сделать? Подороже продать свободу Японии в надежде на сохранение автономии и призрачной власти? К тому же решению пришёл бы премьер-министр Куруруги? Стал бы он гордиться нами за выбранный путь?

Кроме того, даже временное подчинение Британии обязует Японию полностью разоружить армию. Заново собирать силы будет очень сложно. Чего мы сможем добиться такой партизанской тактикой? Даже если нам будет сопутствовать удача, потребуются огромные человеческие жертвы, чтобы воплотить план в реальность.

Война полна зла и жестокости. Она собирает человеческую жатву и, к сожалению, не только среди военных. Ужасно, что Япония должна пасть на колени перед Британией, но продолжать сопротивление ценой жизни многих мирных японцев — ещё хуже.

Тодо думал, что лучшим путём в войне с Британией будет сделать вид, что Япония способна на крупномасштабные военные действия и даже если не сможет себя защитить, то сумеет отомстить захватчикам. Однако суть этого плана — убедить врага в необходимости мирного решения конфликта.

Победа или смерть, сражение до последнего вздоха, последней капли крови...

Вот что точно не нужно Японии…

Даже если это Священная Британская Империя, сверхдержава, подчинившая своей воле треть мира, у неё всё равно должно быть слабое место. И если туда ударить... То и тогда мы не сможем победить, но хотя бы не проиграем… или…

Или это теория идеалиста. Нет, скорее оптимиста, — усмехнулся про себя Тодо.

Старик читал Тодо как открытую книгу. По крайней мере, так казалось по его взгляду.

— Верить в чудо до конца — это привилегия молодых, Тодо. Но реальность такова, что враг уже у ворот. Мы должны делать всё, что в наших силах. Ты, я и покойный Куруруги. Я хочу, чтобы граждане этой страны испытывали гордость… а потом унижение. Мы познаем поражение, да. Но в следующий раз победим их… если наши чувства, наши мечты объединяться, то вполне возможно, что Британия окажется лишь колоссом на глиняных ногах, которого удастся поставить на колени. Как видишь, я тоже временами верю в чудо.

Старик встряхнул головой и первый раз за день посмотрел прямо на Тодо.

— Ведь если мы не будем верить в чудеса, то у этой страны нет будущего. Хоть и не в замки в облаках или кисельные берега, но мы должны верить. Я прав, Тодо?

Парень посмотрел старику прямо в глаза, глубоко вздохнул и, выпрямившись, произнес:

— Есть, сэр! Что я должен сделать?

— Как я и сказал ранее — всё, что в твоих силах. Дай отпор Британии на Ицукусиме. Наша компания обеспечит тебя всем необходимым. Это должна быть не разгромная, а локальная победа. Такое возможно?

— Если таков ваш приказ.

— Если тебе понадобятся люди, я устрою и это тоже, но потом…

— Да?

— Нужно, чтобы ты позаботился кое о чём. Я говорю о «британских семенах».

От этих слов у Тодо перехватило дыхание.

Было неясно, заметил ли старик реакцию парня, но он продолжил как ни в чем не бывало:

— Куруруги видел в них предмет для переговоров, но как по мне, они бесполезны. Заложники не помогут против Британии, да и поздно уже разыгрывать эти карты. Сейчас они стали бомбой замедленного действия. Я не знаю, о чем думал Куруруги, но их опасно оставлять одних. Он действительно хитер, этот волк Британии. Рядом с ним я выгляжу просто глупым стариком. Чарльз Британский мог бы даже собственных детей использовать как причину для конфликта.

Тодо сохранял молчание.

— В любом случае, если мы решили сражаться до конца, то сохранение жизни этим двоим только вызовет ненужные вопросы.

— Так мне избавиться от них?

— Что ж… — не закончил свой ответ старик.

Вместо ответа он посмотрел на вазу, стоявшую в комнате. Она была полна красных роз, одна из которых уже завяла и начала опадать. Под пристальным взглядом упал один из её лепестков. Как только тот коснулся пола, на лице старика расцвела жестокая, бессердечная улыбка.

Тодо, наблюдавший всё это, почувствовал на спине холодный пот.