Том 7    
История вторая: Книга мудрости II


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
naazg
10 мес.
Спасибо

История вторая: Книга мудрости II

Это произошло в выходной день.

В кофейне толпился народ.

За угловым столиком сидели двое.

Один — мужчина среднего возраста.

Другая — женщина лет двадцати пяти. Она носила серое пальто и широкополую шляпу, скрывающую лицо.

Обоих объединяло одно: непримечательность. Пройдёшь мимо, взглянешь мельком, и через пару шагов они выветрятся из головы.

Впрочем, больше общих черт у них не было. На первый взгляд могло показаться, что эта заурядная парочка оказалась за одним столом случайно. Они даже не смотрели друг на друга.

Но вот женщина разомкнула губы и прошептала:

— Доклад?

— Видел, — не отрываясь от газеты, едва слышно ответил мужчина. — Я в тебе не сомневаюсь, но ты уверена, что точно передала содержание?

Женщина невозмутимо кивнула.

— А что профессора?

— Вряд ли поймут, там тонкие технические детали.

Мужчина недовольно фыркнул.

— Но в теории её план осуществим. А значит нашей стране, зажатой между проливами, может грозить серьёзная опасность.

— Тогда…

Женщина впервые позволила эмоциям просочиться наружу. В её глазах вспыхнуло тёмное пламя ненависти, напряжения и решимости.

— У нас ещё есть время?

Мужчина достал из кармана небольшой бумажный мешок и протянул ей.

Та взяла его, нахмурилась — мешок оказался неожиданно тяжёлым, — заглянула внутрь и увидела тускло блестящий металл. Там лежал компактный самозарядный пистолет.

— Нарушь их планы. Действуй по своему усмотрению.

Мужчина оставил на столе чашку с недопитым кофе, вышел на улицу и мгновенно растворился в толпе.

«С» означает «страна чудес»
1

Одним из самых знаменитых среди туристов мест королевства считался некий приморский город.

Здесь осталось много средневековых крепостей и храмов, улицы сохранили дух старины, вымощенные камнем дороги тянулись вверх, на невысокий холм, где раскинулся пышный зелёный парк.

В небесах светило тёплое сентябрьское солнце.

На перекрёстках стояли яркие разноцветные тележки с едой, которые обступили местные жители — был выходной день — и туристы.

Среди них можно было заметить невысокую, странно одетую девушку.

Ей было на вид лет двенадцать-тринадцать. Белая кожа казалась полупрозрачной, черные волосы достигали талии, а в глазах будто затаилась сама ночь.

Тёмное одеяние смотрелось пышным из-за множества слоёв оборок и кружев, металлические наручи и грубая пластина на талии очерчивали контуры тела. Не то платье, не то доспех, странная одежда напоминала церемониальное облачение средневековых рыцарей.

На груди вместо лент висел большой старый замок на серебристых цепях.

— Четыре! Дайте мне четыре блинчика! И не жалейте сиропа! — старательно поднявшись на цыпочки, высокомерно кричала она продавцу.

Она стояла в очереди к тележке, от которой маняще пахло свежими блинами и карамелью.

— Что вы, юная леди, вам вполне хватит двух, — усмехнувшись, покачал головой продавец — мужчина средних лет. — Я кладу в блинчики больше крема, чем остальные. Даже взрослые редко осиливают сразу два, а уж куда вам, такой маленькой.

— Кто ещё тут маленькая, ты с двойным подбородком! Если я сказала, что хочу четыре, дай мне четыре! — сердито дёрнула бровью девушка и обернулась. — Хьюи, почему ты молчишь? Скажи что-нибудь!

— Ох-ох-ох… — утомлённо вздохнул стоявший позади неё юноша в кожаном сюртуке и подошёл к прилавку.

Ему было около двадцати. Гордая осанка и манера держаться свидетельствовали о благородном происхождении и хорошем воспитании. На первый взгляд он мог казаться расслабленным, но внимательный человек заметил бы, что юноша всё время держался настороже, как будто готов отразить внезапный удар из толпы.

— Простите, но не могли бы вы сделать ей четыре блинчика? — дружелюбно улыбнулся Хьюи. — Ручаюсь, она всё съест. По ней не скажешь, но она большая обжорка.

— Только не жалуйтесь, если желудок расстроится, — вздохнул продавец и налил тесто на раскалённый металлический лист.

Запахло нагретым маслом.

Хьюи взглянул на девушку и склонил голову набок.

— Ты чего дуешься, Далиан?

— Про обжорку мог бы и не говорить, дубина, — прищурившись, ответила девушка, попутно вдыхая приятный сладкий аромат. — В отличие от твоего никчёмного мозга, мой — гениальный. Он требует большого количества сахара. Тем не менее, ты назвал это обжорством. Неужели ты грубый плебей?

— Гениальный мозг, говоришь… — усмехнулся Хьюи, а потом поднял голову и посмотрел на вершину холма.

Там стоял замок со стенами из серого камня. Когда-то он служил фортом, но сейчас, в мирное время, из него сделали гостиницу, пользующуюся большой популярностью у туристов.

— Как я понял, настоящий владелец гениального мозга снимает номер в той гостинице.

— Почему это прозвучало так, будто я самозванка?

— Ты только глянь, охрана по первому разряду. К ним на постой как будто король заехал, — продолжил Хьюи, оглядывая автомобили с военной символикой и застывших у ворот караульных.

Далиан бесстрастно посмотрела в ту сторону, но потом получила блинчики.

— Прежде всего, надо поесть, — заявила она, чуть не захлёбываясь слюной.

Хьюи посуровел.

— Надеюсь, ты не забыла, зачем мы приехали? Мы…

— Закрой рот, плебей. Я должна съесть эти драгоценные блинчики немедля, иначе они остынут, — сердито оборвала его Далиан и прижала лакомство к себе.

— Да-да, — глубоко вздохнул Хьюи и обречённо сказал. — Тогда пойдём, сядем там.

Он указывал на большую площадь, в центре которой выбрасывал тугую струю воды в небо массивный фонтан. На клумбе вокруг него благоухали осенние цветы, по газону бегали маленькие дети.

Далиан устроилась на краю клумбы, положила блинчики на колени, взяла один, попробовала и серьёзно произнесла:

— Хм… Весьма неплохо. Тесто эластичное, не слишком твёрдое, но и не мягкое. Сладкий свежий крем и чуть горькие фрукты прекрасно дополняют друг друга.

Она жадно слизала с губ крем, негромко застонала, в два счёта прикончила первый блин и, даже не прожевав до конца — отчего щеки раздулись как у белки, — потянулась за вторым… Но внезапно замерла, медленно подняла голову и неприязненно скривилась.

— Какой красивый снег.

Красивый он и сладкий.

А сладость — это счастье.

И дружба расцветает♪

— Что случилось, Далиан? — удивился Хьюи.

Девушка хмуро осмотрелась.

— Это что за глупая песня?

— Песня? А-а… — услышав её, улыбнулся Хьюи.

Ни рифмы, ни ритма — как будто детский экспромт. С точки зрения искусства её нельзя было назвать красивой, но неведомый певец вкладывал душу в каждое слово, и люди неосознанно прислушивались к нему.

Песня приближалась.

Вскоре кусты позади Далиан зашуршали, ветки раздвинулись, и из-за них выглянула девушка. Худенькая, с короткими русыми кудряшками, которые подпрыгивали при ходьбе, как уши зайца из книги с картинками.

На вид ей было около двадцати, однако улыбалась она открыто, невинно, как маленький ребёнок, из-за чего казалась даже младше Далиан.

Девушка носила тонкое хлопковое платье, какое обычно надевают дома, но при этом стояла босой и не придавала этому ни малейшего значения.

Широко улыбаясь, она смотрела на Хьюи с Далиан, а потом звонко запела:

— Блинчики, блинчики… с мягким свежим кремом♪

— А?..

Люди начали оборачиваться.

Далиан неожиданно оказалась в центре внимания и недовольно уставилась на девушку.

Та же смотрела на её колени, точнее, на блинчики.

— Чего пялишься, мелкая? И хватит шуметь. Отойди от меня! — потребовала Далиан.

Девушка не послушалась.

— Ягодки, ягодки с карамелькой♪

— Э-это мои блинчики. Даже не смотри, все равно не дам!

— Бли-бли-блинчики, с сахарочком♪

— …

Босоногая девушка пела, раскачиваясь из стороны в сторону и колыхая платьем.

Всё больше и больше людей обращало на неё внимание. Далиан стоически терпела, но наконец не выдержала, схватила блинчик и сунула незнакомке в руку.

Та тотчас взяла его, откусила большой кусок и радостно засмеялась.

Библиодева же едва не плакала.

Хьюи тем временем недоуменно наблюдал за ними. Девушка посмотрела на него и склонила голову набок.

— Кто ты такая? — спросил юноша. Ему стало немного не по себе из-за слишком чистого, открытого взгляда.

Девушка открыла рот, и тут…

— Шарлотта!

Из кустов вывалился худощавый юноша в сером берете. Он запыхался: видимо, бегал по городу, ища свою босоногую спутницу.

Обернувшись, девушка звонко засмеялась.

— О, Эрик! Привет!

— Шарлотта, вот ты где! А…

Эрик оправился, увидел блинчик в руках Шарлотты, разозлённую Далиан, мгновенно сориентировавшись, выпрямился с максимально виноватым видом.

— П-прошу прощения… Надеюсь, она вам не сильно помешала?

— А ты пастух этой малявки? — грубо спросила Далиан.

Шарлотта с широкой улыбкой кивнула и посмотрела на Эрика. Тот неловко сжал берет.

— Пастух? Нет… Я не защитник, а друг.

— Да, друг! — воскликнула Шарлотта и обняла Далиан. — Хи-хи-хи! Все дружат! А дружба — это счастье, Эрик!

— Нет! Отцепись от меня, малявка! Когда это мы с тобой успели подружиться?!

Но Шарлотта проигнорировала вопли и прижалась к ней щекой.

Далиан пыталась стряхнуть её, но проигрывала в силе. Наконец, последний блинчик не выдержал тряски и упал на траву.

— И-и! — завизжала библиодева.

Эрик смущённо посмотрел на них и одиноко улыбнулся.

— Шар, пойдём… А то твои родители будут волноваться.

— М? — удивилась Шарлотта. — А, хорошо, раз ты говоришь, пойдём.

Она с поразительной готовностью отпустила Далиан, бросила в рот последний кусок блинчика и слизала крем с губ.

Далиан вскочила, трясясь от гнева, и уже набрала воздух, чтобы разразиться гневной тирадой, как вдруг…

— Шарлотта!

По площади разнёсся сердитый крик.

Библиодева застыла с открытым ртом. Хьюи обернулся.

К ним быстро приближался богато одетый джентльмен. В руке он судорожно сжимал дорогую трость.

— Мистер Эджкамб! — хрипло проговорила Эрик.

Хьюи чуть поднял брови.

Тем временем джентльмен чуть ли не подбежал к Шарлотте.

— Что ты здесь делаешь?!

— Папа? — недоумённо заморгала девушка, а потом открыто улыбнулась.

Очевидно, Эджкамб был в ярости, однако она не понимала, что он взбесился из-за неё.

Эджкамб бросил на неё сердитый взгляд и переключил внимание на Эрика.

— Ты!

Он безжалостно взмахнул тростью.

Юноша даже не попытался уклониться. Он покорно принял удар острым концом, отлетел и упал. Эджкамб подскочил к нему и ещё несколько раз огрел его по спине.

— Опять ты выпустил Шарлотту?! Ты хоть понимаешь, что натворил?!

— Но мистер Эджкамб… Вы же заперли Шар там…

— Молчать! Шарлотта уже не та! А вдруг с ней что-нибудь произошло бы?!

— Прошу, постойте. Что вы?.. — Хьюи не выдержал сцены избиения и хотел вмешаться, но Шарлотта опередила его и повисла на отце.

— Хватит, папа! Прекратите ссориться!

— А… Да, точно. Ты права, Шарлотта.

Джентльмен увидел тень грусти в её глазах, медленно опустил трость и вздохнул.

— А ты больше не смей приближаться к моей дочери. Если хоть что-то чувствуешь к ней, — грубо сказал он и бросил на спину Эрика несколько монет. Скорее всего, оплатил лечение.

Юноша не шевельнулся, но Эджкамб уже отвернулся от него, схватил Шарлотту за запястье и поволок за собой.

На краю площади стояло два крупных военных автомобиля. Водители не глушили моторы, а солдаты держались наготове. Они оперативно выскочили наружу, забрали у Эджкамба Шарлотту и усадили её.

Хьюи нахмурился: заметил на одном из сидений высокого мужчину в закрытом деловом костюме.

Немного погодя машины уехали.

— И что это за представление было? — глядя им вслед, изумлённо спросила Далиан.

— Не знаю. Но оно мне не понравилось, — необычайно холодно ответил Хьюи.

Библиодева удивлённо посмотрела на него, но юноша не заметил.

— А ты что там забыл, Норман? — пробормотал он под нос.

2

Эрик Кесли жил в старом районе города.

Здесь по-прежнему царил дух Средневековья: запутанные кварталы, узкие улочки, древние домики. Всюду бегали дети. Некоторые, похоже, знали Эрика, потому что останавливались и провожали его встревоженными взглядами.

— Вас сильно избили. Может, лучше к доктору? — спросил Хьюи, помогая ему подняться по тесной лестнице.

Юноша слабо улыбнулся и покачал головой.

— Не стоит. На самом деле, я не так сильно ранен. Сэр Дисвард, вы уж извините, что я вам столько хлопот доставил. И вам, мисс Далиан.

— Да, хлопот ты нам доставил много, — не скрывая раздражения, бросила библиодева. Она тащила дорожный саквояж Хьюи и немного запыхалась. — Из-за тебя у меня одни неприятности. Я никогда не забуду скорбь от трагичной потери двух блинчиков!

— Зато Эрик разрешил нам пожить у него, так что долг он отплатил сполна. Тем более, в местных гостиницах нет ни одного свободного места, — строго сказал Хьюи.

Эрик поморщился от боли и горько усмехнулся.

— И всё равно я должен попросить у вас прощения. Втянул вас в проблемы… А вы, значит, приехали сюда не просто так? На завтрашний съезд?

— Съезд?

— Да. Это из-за него отели переполнены. Насколько я знаю, правительство привезло сюда кучу учёных ради то ли крупного исследования, то ли какого-то эксперимента.

— Эксперимент, значит… — нахмурившись, повторил Хьюи.

Эрик остановился перед видавшей виды дверью, пошарил в карманах куртки, достал ключ и отпёр замок, приглашая гостей войти в старую квартиру.

В тот же момент мощно пахнуло чем-то неприятным.

Далиан тут же скривилась и прикрыла нос рукавом.

— Чем это у тебя воняет? Закваска протухла?

— Простите. Сейчас открою окно.

— Это масляные краски? Вы художник?

— Нет, студент. Учусь в столичном университете искусств. Правда, сейчас временно не посещаю занятия, — неловко улыбнулся Эрик, собирая разбросанные холсты и мольберты.

— Почему вы ушли из университета и приехали сюда? — удивился Хьюи.

— Наверное… ради Шарлотты, — смущённо отвёл взгляд юноша. — Шар… Сколько себя помню, мы живём здесь и дружим. Мы с ней как брат и сестра. И она столько мне помогала.

— Она вам? А не вы ей? — вскинул брови Хьюи.

«Мне Шарлотта показалась легкомысленной, словно маленькая девочка. Стоит отвести от неё взгляд, и она сразу убежит».

Эрик улыбнулся и покачал головой.

— Конечно, Шар не такая, как все. Она практически не повзрослела и не научилась жить самостоятельно, но… Я рад, что грязь этого мира коснулась её не так сильно. Вот, посмотрите.

Он подошёл к ним с холстом в руках.

Хьюи коротко выдохнул.

Эрик показал им необычную, но красивую картину в стиле абстракционизм.

С яркого радужного неба лился дождь из цветов, а под ним улыбались и танцевали забавные звери.

Невинный добрый мир мог задеть даже самое чёрствое сердце.

— Это… она нарисовала? — восхищённо спросил Хьюи.

Эрик грустно кивнул.

— Скорее всего, именно так Шар видит наш мир. Я поступил в университет искусств, чтобы хоть немного помочь ей. Наши профессора тоже признали её талант. Но это неважно. Пусть не рисует, главное, чтобы она была счастлива. Но я боюсь, что счастья ей как раз и не хватает.

— То есть ту малявку зовут Шарлотта Эджкамб? — спросила до сих пор молчавшая Далиан.

— Да, вы правы, — чуть склонив голову набок, кивнул Эрик.

— Какое отношение Шарлотта Эджкамб имеет к этому?

Библиодева резко протянула ему небольшой, аккуратно сложенный лист бумаги.

Это была вырезка из научной колонки свежей газеты.

Статья была короткой и непонятной. Если вкратце, то труд Шарлотты Эджкамб произвёл настоящий бум в научном сообществе. Подробностей, впрочем, не было. Видимо, репортёр не располагал сведениями.

Эрик пробежал её глазами и помрачнел.

— Где вы её взяли?

— Здесь вопросы задаю я, — холодно отрезала Далиан.

— Да… Это Шар, — вздохнул Эрик. — Только не эта, а другая… Которая появилась внезапно.

— Другая? Хочешь сказать, эта блинная воровка разделилась надвое?

— Нет-нет. Около полутора лет назад Шар изменилась, стала странной.

— Изменилась?

— Да. Теперь она временами умнеет. Пишет сложные статьи, которые не в силах понять даже профессора из университетов. Договаривается с чиновниками о масштабных экспериментах…

— Статьи? Эксперименты? Эта певичка? — недоверчиво уточнила Далиан.

«Ага, это точно, — про себя согласился Хьюи. — Я бы тоже не поверил, если бы мне сказали, что та босоногая девчушка — на самом деле гениальный учёный».

— В парке вы видели настоящую Шарлотту Эджкамб, которую я знаю. Но есть и другая она. Учёный с блистательным интеллектом, — сказал Эрик и, сдерживая горечь, прикусил губу. — Правительство сняло для неё номер в отеле и поставило круглосуточную охрану, чтобы она могла сконцентрироваться на исследованиях. Но мне повезло, и я смог вывести её наружу.

— Правительство выделило охрану? Что же она изучает? — насторожился Хьюи.

— Не знаю, — покачал головой Эрик. — Говорят только, что её финансируют не самые последние люди.

— Военные, значит?

— Вы что-то знаете? — удивился Эрик.

— Да нет, так, свои соображения, — пожав плечами, улыбнулся Хьюи и уклонился от прямого ответа.

— Ты можешь предположить, почему малявка изменилась? — настойчиво спросила Далиан.

— Без понятия… Никаких предположений, — почему-то смутился юноша.

Далиан не отвела взгляд и резко продолжила:

— А что насчёт книги?

— Книги?

— Да. В статье лежало вот это.

Далиан протянула ему короткую записку, накарябанную неровными детскими буквами на клочке бумаги для рисования.

«Чёрной библиодеве. У меня есть книга».

— Это почерк Шар, — ошеломлённо подтвердил Эрик. — То есть вы приехали из-за этой записки? Но почему Шар написала вам?

— Сказала же, вопросы здесь задаю я. Понял, худосочник? — разозлённо процедила Далиан.

— Х-худосочник?

— Незадолго до перемен она не получала никакую книгу? — не давая Далиан сказать очередную колкость, спокойно спросил Хьюи.

Эрик опустил взгляд и, обратившись к воспоминаниям, поднял альбомы, сваленные в угол.

— Кажется… что-то такое было. У неё появилась книга…

Он пролистал альбом, полный угольных набросков пейзажей и людей, нашёл нужный лист и показал его.

Хьюи увидел картину — Шарлотта сидела на стуле и что-то читала — и побледнел.

— Неужели это она?!

— Сэр Дисвард?! Что это за книга? — взволнованно спросил Эрик.

Хьюи раздражённо цокнул языком.

— То есть армия вьётся вокруг её читателя?

— Д-да… Так что это?

— «Книга Премудрости Соломона»[✱]«Liber Sapientiae», второканоническая книга Ветхого Завета., — разглядывая набросок, холодно ответила Далиан. — Это призрачная книга, которая наделяет читателя бескрайними знаниями.

3

На невысоком холме возвышалась тёмная громада зáмка.

Толстые прочные стены защищали его в неспокойные времена на протяжении нескольких веков, но наступил мир, и правительство сделало из него гостиницу.

Туристы любили выходить наружу в ясные ночи и любоваться тем, как лунный свет серебрит серые стены, но сегодня всё было иначе.

На воротах висел замóк, всюду расхаживали солдатские патрули. Казалось, в королевство вернулась война.

У входа в низкую башню тоже стояли часовые: то ли охраняли кого-то, то ли стерегли. А, может, всё сразу.

В комнате на самой вершине башни за столом сидела девушка. Она усердно писала что-то авторучкой, но потом внезапно подняла голову и обернулась.

Позади стоял юноша в сюртуке и с книгой в правой руке. Его сопровождала одетая в чёрное девушка с замком на груди.

— Я предполагала, что вы придёте приблизительно к этому времени, — довольно улыбнулась девушка, Шарлотта, встала из-за стола и, обратив внимание на книгу, заинтересованно прищурилась. — На Востоке существует особый метод ходьбы под названием «ухо»[✱]Он же «Юй-бу» (Шаги Юя). Защитный ритуал перед выходом в дорогу. Включает в себя походку с подволакиванием одной ноги. Назван в честь Юя Великого, одного из древних мифических правителей в Китае.. Насколько я знаю, он позволяет скрыться от взора враждебно настроенных демонов и зверей и безопасно закончить путешествие… Такова сила вашей призрачной книги?

Далиан кивнула.

— Да. Это крупица знаний, которых не должно существовать в этом мире, записанная в трактате древних бессмертных «Божественный узор на парящем шёлке».

— Охрана оказалась куда суровее, чем мы думали. Без книги мы ни за что не добрались бы до вас. Да и с ней было страшновато, у меня чуть сердце в пятки не ушло, когда мы проскользнули между вооружёнными солдатами, — усмехнулся (впрочем, одними только губами) Хьюи и закрыл «Божественный узор».

Шарлотта посерьёзнела. Она тоже держала книгу, старинную, красивую. Обложка потускнела от времени, но название ещё читалось: «Книга Премудрости Соломона».

— Мы с вами, чёрная библиодева, уже виделись на площади. И с вами, хранитель ключа.

Девушка исполнила изящный реверанс.

Аккуратное тёмное платье, тугой пучок волос на затылке и спокойный собранный вид — настоящий учёный-интеллектуал.

«Вот только я упорно вижу в ней ту самую босоногую девчушку с площади», — подумал Хьюи.

— Шарлотта Эджкамб… вы действительно та же, что и днём на площади?

— Ха-ха, в таком случае, сэр Хью Энтони Дисвард, ответьте, вы вчера и вы сегодня — один и тот же? И как вы это докажете? — насмешливо спросила в ответ Шарлотта. — Впрочем, да, биологически я та же, но… Если вы чувствуете, что перед вами стоит другой человек, то, скорее всего, так оно и есть. Как вы знаете, личностная оценка — вещь относительная. Сколько людей, столько мнений.

— То есть раздвоением личности вы не страдаете? И вы сейчас — настоящая?

— Нет, и та, и эта — всё это я, — мягко возразила девушка.

— …

Хьюи погрузился в молчание.

Далиан сделала шаг вперёд.

— Это ты мне написала?

— Да. Я знала, что вы придёте. Как хорошо, что вы успели.

— К чему мы успели?

— Полагаю, вы ищете её? — подняв книгу, сменила тему Шарлотта.

— «Книга Премудрости Соломона». Всё-таки она вас изменила, — напрягся Хьюи.

— Да, — довольно кивнула гений. — Я как будто была близорукой, а она надела на меня очки. Она забрала мои детское мышление и слабую память и подарила взамен яркие знания. Одна беда: я должна постоянно держать её в руках, иначе эффекта не будет.

— Однажды мы уже встретили детей, в руки которым попала такая книга, — вспомнив тот случай, недовольно вздохнул Хьюи. — Но знания испортили их. В отличие от вас, они начали хитрить и лгать, чтобы жить в своё удовольствие и не утруждать себя работой.

— Вот как. — Шарлотта подавила смешок. — В любом случае, знания и интеллект — всего лишь инструменты. Если у человека нет целей и амбиций, то сила сломает его.

— А какая цель у вас? — настороженно спросил юноша.

— Завтра увидите, — открыто улыбнулась девушка. — Для того я вас и пригласила.

— То есть все эти военные?..

— Да, они помогают мне. Я хочу поставить эксперимент над тем, чтобы из мира исчезли все конфликты.

Хьюи невольно вздрогнул: он никогда ещё не видел настолько чистых глаз.

И тут позади раздался чей-то негромкий вскрик:

— А?!

На пороге комнаты стояла молодая горничная в тёмно-синем форменном платье. Видимо, она принесла госпоже миску с чистой водой и к своему изумлению обнаружила в комнате незнакомцев.

— О, Сеси, — весело окликнула её Шарлотта.

Сеси испуганно вздрогнула и застыла.

— Здравствуйте. Прошу прощения, что вторглись без спроса, — сняв шляпу, беззаботно поздоровался Хьюи.

Но Сеси пришла в себя и яростно замотала головой.

— Кто-нибудь… Кто-нибудь, сюда! К госпоже Шарлотте пробрались посторонние!

— Какая у тебя шумная горничная, — вздохнув, презрительно обронила Далиан.

Хьюи устало покачал головой.

— Мне бы твоё спокойствие. Теперь нам ни за что не уйти незамеченными. А я так хотел…

Не успел он договорить, как в коридоре послышались топот и крики.

В комнату ворвались солдаты с оружием наизготовку.

— Никому не двигаться!

Хьюи под прицелом неохотно положил книгу и поднял руки. Военные медленно подошли к нему и взяли в плотное кольцо.

— Да, вот так и замри.

— Ляг на пол, не опуская руки.

— Стойте! — величественно сказала Шарлотта. — Прекратите ссориться! Это мои гости.

— Н-но мисс Эджкамб…

Солдаты растерялись.

И тут раздался насмешливый, полный сарказма голос:

— Так-так, кого я вижу. Не ожидал встретить тебя здесь, Хьюи.

В комнату вошёл, поправляя очки, высокий мужчина в сером деловом костюме.

Ему было около тридцати. Он держался вежливо и учтиво, но его взгляд резал острее клинка.

— Так и знал, что это был ты, Норман, — вздохнул Хьюи.

«Днём в машине я видел именно тебя».

— Вы знаете его, советник? — спросил один из солдат.

Норман — полностью его звали Норман Харрис — с довольным видом кивнул.

— Да, с давних пор. Я многим обязан его отцу. Ах да, а это… девушка, которую почивший виконт Дисвард принял в семью. Правда прелестна… ая?!

Он протянул было руку, чтобы погладить Далиан по голове, но та мигом укусила его за пальцы.

— Не смей меня трогать, — сплюнув, резко сказала она и поспешно спряталась за Хьюи, точно робкий зверёк.

Норман раздражённо поморщился.

— Опустите оружие. Всё в порядке, я ручаюсь за них. Вряд ли они пришли непрошенными гостями.

Солдаты наконец-то расслабились.

Хьюи бросил на старого знакомого косой взгляд.

— А что здесь забыл служащий из Министерства внутренних дел?

— Сейчас я не в министерстве. Временно перевёлся в оборонный комитет.

— Оборонный комитет? Военный разведотдел под прямым руководством премьер-министра? — нахмурился юноша. Он не слышал о такой организации. — Понятно. Значит, мисс Эджкамб разрабатывает какое-то оружие?

— Притворюсь, что не слышал твоего вопроса. Иначе мне придётся арестовать тебя, — холодно улыбнулся Норман.

«Ясно, понял. Не лезь в это дело и всё такое», — пожал плечами Хьюи и спросил:

— Тогда поможешь нам добраться до города? Я обещал знакомому, что остановлюсь у него.

— Без проблем. У главных ворот вас будет ждать машина, — ответил Норман, дал знак солдатам уходить и сам направился к выходу.

Хьюи с Далиан покорно поплелись следом.

— Секундочку, — внезапно произнесла Шарлотта.

Удивлённый Дисвард обернулся, увидел её улыбку и на мгновение снова вспомнил босоногую девчушку, танцевавшую в парке.

— Советник Харрис, вы же не против, если они завтра придут в замок?

Норман ненадолго задумался и…

— Ну, полагаю, мне незачем возражать.

…На удивление легко дал добро.

— А что будет завтра? — негромко спросила Далиан.

— Снег. Очень красивый снег.

— Снег? Ранней осенью?

— Да. Что ж, до завтра. Ещё увидимся, — нараспев ответила Шарлотта и весело улыбнулась.

Под конвоем солдат Хьюи с Далиан покинули замок.

Проходя через врата, юноша на мгновение обернулся и взглянул на башню.

Ветер донёс до него обрывок нескладной песни.

4

Миновав главную улицу, Хьюи с Далиан вышли из машины и нырнули в незнакомый тёмный лабиринт старого города. Фонари не горели, прохожих не было; естественно, они потерялись, но потом каким-то чудом умудрились выйти к дому Эрика.

— Ну наконец-то… Кажется, это он.

— А почему свет не горит? — пробурчала уставшая, проголодавшаяся и оттого злая Далиан. — Неужели худосочник не дождался нас и уснул? А как же ужин? Как же ужин?

— Вообще, он не обещал, что накормит нас, — спокойно возразил Хьюи.

— Идём, Хьюи. Я его сейчас хорошенько научу, как нужно принимать гостей.

— Божечки, — вздохнул юноша и поднялся по лестнице.

Далиан так сильно пнула дверь, что чуть не выбила её, однако ей никто не ответил.

Хьюи аккуратно повернул ручку и толкнул дверь. Та легко, скрипнув петлями, открылась.

Свет действительно не горел. Однако дома кто-то был. И он что-то мычал.

Библиодева застыла и свела брови.

— Худосочник?!

В центре разгромленной комнаты, среди валяющихся мольбертов и кистей лежал связанный Эрик с заткнутым ртом.

К нему как будто нагрянул вор.

В обычной ситуации Хьюи тотчас бросился бы ему на помощь, но…

— Далиан, назад!

Он загородил собой девушку, бесшумно сделал пару шагов вперёд, поднял с пола небольшую бутылку и осторожно осмотрелся.

— Ага!

А потом швырнул бутылочку в потолочную балку.

Та разбилась, залив стол Эрика какой-то жидкостью, перемешанной с осколками.

В комнате тут же завоняло чем-то удушливым. Связанный Эрик закашлялся.

В бутылке был растворитель.

— Гха…

Из-за стола вывалился мужчина с самозарядным пистолетом армейского образца.

Растворитель попал ему на лицо, поэтому он не мог выстрелить. Хьюи коршуном кинулся на него и выбил оружие.

— Гх… — сдавленно выдавил тот.

Придавив его к полу, юноша вытащил револьвер, приставил его к груди незнакомца и устало выдохнул.

— Замри. Я сейчас в ужасном настроении. Встретил старого знакомого, которого не хотел видеть.

Он как будто вымещал злость, поэтому вор сделал удивлённое лицо. Это был мужчина средних лет с совершенно заурядным лицом.

— Как ты узнал, где я? — обречённо спросил он, вытерев с лица растворитель.

Хьюи бросил взгляд на связанного Эрика, потом за окно, на замок, и ответил:

— Я часто встречался с таким на войне. Так и догадался, где ты можешь быть.

— Чего?

— Я предположил, что ты не просто вор, а иностранный шпион. В таком случае ты не оставил бы его в живых после допроса, если только не хотел поймать нас на него. Признавайся, хотел ударить, когда мы бросимся ему на помощь?

Мужчина, кивнув, усмехнулся.

— Ясно. Солдат, значит?

— Нет, обычный пилот, — бесстрастно ответил Хьюи и наклонился ниже. — Ты лучше скажи, о чём спрашивал Эрика. Хотел выведать, чем занимается Шарлотта Эджкамб?

Шпион немного помолчал и… внезапно расхохотался.

— Фх… Фха-ха-ха!

— Что смешного? — скривился Хьюи.

Тот слабо покачал головой.

— Не, прости… Просто развеселило то, что и ты, и этот студент таскаетесь за девкой и даже не знаете, что она разрабатывает.

— Девка? Шарлотта, что ли?

— Ага. Эджкамб строит машину для управления климатом. Ты же служил в армии, догадываешься, что это значит?

— Управление климатом? — ошеломлённо повторил Хьюи.

Эта технология позволяла менять пути миграции ураганов, вызывать сильнейшие дожди и засуху. В добрых руках она спасла бы тысячи жизней, но в злых превратилась бы в страшнейшее стратегическое вооружение, способное нанести колоссальный урон.

— А-а, так вот почему её военные охраняют, — пробормотал юноша и на мгновение отвёл взгляд.

Шпион тотчас ударил его по ноге, поднялся, пока тот пытался устоять на ногах, и достал из кармана какой-то цилиндр.

Хьюи уже практически нажал на спусковой крючок, как вдруг Далиан завопила:

— Хьюи!

— Ты!..

«У него граната!»

Дисвард застыл.

— Ты уж прости за такое, я не хочу убивать гражданских, — с безумной улыбкой проговорил мужчина. — Давай ты просто отпустишь меня, и мы разойдёмся.

— А то взорвёшь тут всех?! — яростно воскликнул Хьюи.

Шпион оскалился и коснулся кольца гранаты. И тут…

— Извини, но не в этот раз.

Прогремел выстрел, заглушая окончание фразы.

Граната упала и покатилась по полу.

Из запястья шпиона брызнула кровь. Он застонал и упрямо наклонился за ней, но в квартиру вломились солдаты и надёжно обездвижили его.

Следом за ними неторопливо вошёл мужчина в деловом костюме. Из пистолета в его руке ещё струился пороховой дымок.

— Значит, Норман, ты следил за нами?

Хьюи отошёл от ступора и резко развернулся к нему.

Харрис взглянул на него, скрывая эмоции за искусственной улыбкой.

— Давай назовём это охраной. Мы же спасли тебя?

— Он сказал правду? Военные действительно хотят получить климатическое оружие? — в ледяном гневе спросил Хьюи.

Норман покачал головой.

— Основа — это мир, гармония. Только представь, сколько людей мы сможем спасти, если предотвратим проливные дожди и наводнения, засуху и голод. Я считаю, что это перспективный проект.

— Ага, как же, ты и гармония, — саркастично хмыкнул Дисвард.

— Тебе стоит изредка заглядывать в столичную резиденцию, — весело отозвался Норман. — Отца хоть порадуешь.

— Откуда ты знаешь, обрадуется он моему появлению или нет?

Харрис засмеялся.

— Нет-нет, в глубине души он очень одинокий человек… Ладно, позволь откланяться.

Солдаты вывели шпиона.

Советник тоже направился к выходу, но заметил Далиан у двери и рефлекторно отшатнулся — не забыл про тот укус. Затем отвернулся, кашлянул и быстро удалился.

Библиодева скучающе фыркнула и подошла к Эрику.

— Ты в порядке, худосочник?

— Да, более-менее, — слабо улыбнулся побитый юноша.

Однако в его глазах потухла жизнь, а кожа побелела, как у мертвеца.

— Я… нормально. Но Шар… Климатическое оружие…

Он неуверенно поднялся и снял со стены картину, на которой были изображены дети, играющие среди радужного снега.

Яркая сцена пробирала до глубины души.

А в следующее мгновение… Эрик швырнул её на пол. Холст порвался, краски потрескались и мелкой крошкой разлетелись вокруг.

— Почему?! Она… Шар такого не хотела!.. — закричал он, съёжился и зарыдал.

Хьюи с Далиан молча смотрели на него.

5

Утро выдалось погожим.

В голубом небе сияло солнце, жару смягчал лёгкий приятный ветерок, далеко на востоке белели пёрышки облаков.

Ничто не предвещало ни дождя, ни тем более снега, как предсказала Шарлотта.

Если эксперимент увенчается успехом, то юная Эджкамб получит полный контроль над температурой и влажностью атмосферного воздуха, а армия — грозное оружие.

В замковом дворе — временном испытательном полигоне — с самого рассвета толпились учёные, военные и чиновники. Государство возлагало большие надежды на прогрессивную технологию — одновременно спасение и средство устрашения.

На площадке неподалёку от замка веселились и играли мальчишки и девчонки, которых почему-то тоже пригласили на мероприятие.

Далиан посмотрела на них и поморщилась.

— А эта мелюзга тут зачем?

— О, так вы не любите детей? А, я понял, вы из тех, кто недолбливает себе подобных, — тут же откликнулся Норман.

Библиодева зло оскалилась и зыркнула на него. Мужчина вздрогнул, рефлекторно попятился и, кашлянув, уже серьёзно ответил:

— Мы пригласили местных по настоятельной просьбе мисс Эджкамб.

— Пригласили? — склонив голову, переспросила Далиан.

— Не знаю, что она задумала. «Это мера на случай провала», — сказала она. В принципе, нам это никак не помешает, даже поможет: сразу увидим реакцию простого народа.

— М-м.

Самые отчаянные дети пробрались в замок и, заливисто смеясь, убегали от переполошившихся солдат. Бросив на них косой взгляд, Далиан презрительно фыркнула.

В кузове армейского грузовика возвышался странный механизм. Большой, угловатый, нескладный. Смесь телескопа и параболической антенны. Как в логове какого-нибудь злодея.

Несомненно, без солидных финансовых вложений, одобренных высшими военными чинами, построить его не удалось бы.

Всю эту громаду питала мощная паровая турбина.

«Дирижёром» выступала, конечно, сама Шарлотта, по особому случаю надевшая белый лабораторный халат. Учёные и механики торопливо выполняли её указания. Похоже, только девушка понимала, как устроен и как работает непонятный агрегат.

После того как настройка была завершена, освободившаяся Шарлотта заметила в толпе Хьюи и Далиан, подошла к ним, осмотрелась и спросила:

— А где Эрик?

— Не пришёл. Страдает, кажется, — коротко откликнулся Хьюи.

Девушка недоумённо моргнула.

— Страдает? Почему?

— Узнал, что вы разрабатываете климатическое оружие.

— Климатическое оружие…

— И судя по всему… наши страхи оказались не беспочвенными. Это же тот самый механизм для управления погодой, да?

— Да. Я назвала его «С-машина», — спокойно улыбнулась Шарлотта. — Сам по себе водяной пар в атмосфере не может пролиться дождём, нужно, чтобы под действием поверхностного натяжения образовались облака. А для этого в свою очередь нужны тельца, которые сыграют роль облачных ядер конденсации. В ходе обычного эксперимента по формированию искусственных облаков их распыляют с самолёта, но «С» использует особый фермент.

— Фермент? Тот самый фермент, который расщепляет белки и который используют в производстве продуктов питания?

— Да. Кроме того, моя машина испускает ультразвуковые волны, с помощью которых управляет размером и формой ледяных кристаллов в атмосфере, — бесстрастно объяснила Шарлотта так, будто читала простейший кулинарный рецепт.

Обретя знания из «Книги Премудрости Соломона», она больше не считала технологию управления погодой чем-то выдающимся.

— Получается, теперь ты сможешь вызвать дождь даже в такой тёплый ясный день? — негромко спросила Далиан, прячась за Хьюи, а затем холодно, осуждающе добавила. — Множество древних цивилизаций погибло не из-за войн и эпидемий, а по вине изменений климата. Если человечество получит климатическое оружие, то наша планета понесёт непоправимый урон. Ты должна понимать это.

— Безусловно. На данном этапе развития человечества контроль погоды вне нашей власти, — легко согласилась Шарлотта.

Библиодева чуть подняла брови.

— Тогда почему ты сотрудничаешь с военными?

— Чтобы исполнить своё желание.

— Желание? — удивилась Далиан.

Шарлотта широко улыбнулась.

— Вы все немного переоцениваете меня. Я же говорила, что знания и интеллект — всего лишь инструменты. Точно так же армия и этот механизм — не более чем инструменты для достижения моей цели. Только и всего.

— Чего же ты желаешь, Шарлотта Эджкамб? — спросила Далиан. — «С» означает «состояние климата»? Или «средство поражения»?

— Это…

Опустив взгляд, Шарлотта что-то сказала, но очень тихо.

Окончание фразы заглушил выстрел.

За грузовиком возникла небольшая стычка: несколько солдат схватили сопротивляющегося юношу, который пытался повредить механизм.

— Что?! Кто там? — закричал Норман, прищурив и без того узкие глаза.

Один из солдат подбежал к нему и отрапортовал:

— Мы поймали нарушителя, сэр. Он хотел уничтожить машину…

Шарлотта посмотрела на барахтающегося юношу и узнала его.

— Эрик?!

Она рванулась было к нему, но родители схватили её за руки.

— Так-так, ты, значит? Я не представлю тебя суду только потому, что это ужасная морока, — скучающе обронил Норман, подойдя ближе.

— Снова ты, Эрик! — в гневе закричала миссис Эджкамб. — Хватит уже преследовать мою дочь!

— Шарлотта изменилась! Почему ты не хочешь понять этого? — Мистер Эджкамб сжал трость и сделал пару шагов ему навстречу. — Посмотри на этих людей! Высокопоставленные чиновники! Именитые учёные! Они высоко оценили Шарлотту! Зачем ты лезешь не в своё дело? Зачем мешаешь её счастью?!

— Счастью?.. — Эрик взглянул на мистера Эджкамба и презрительно усмехнулся. — Да какое там счастье. Вы просто используете Шар, чтобы урвать себе кусочек славы! Хотите, чтобы о вас все говорили, как о родителях гениальной девушки!

— Что?!

Эджкамб застыл с поднятой тростью.

— Вы действительно считаете, что это осчастливит её? Она сама не говорила этого!

— Гх…

Супруги промолчали. Безусловно, юноша был прав.

Шарлотта подошла к Эрику, который обессиленно опустил голову, потом повернулась к родителям и грустно улыбнулась.

— Не нужно ссориться.

— Шарлотта… Мы правда заботимся о тебе… — неуверенно начал мистер Эджкамб, но дочь покачала головой.

— Посмотрите на небо. Эксперимент начинается!..

И вновь её перебил выстрел.

Девушка отлетела и упала на землю.

Все оцепенели.

— Шарлотта!

Первым пришёл в себя Хьюи: выхватил из кармана револьвер и начал искать стрелка.

— Наверху! — воскликнула Далиан.

В окне стояла Сеси, молодая горничная в тёмно-синем платье. Она держала точно такой же самозарядный армейский пистолет, каким владел Норман.

— А?! Убийца — горничная?! — округлил глаза Харрис.

Выходит, вчерашним шпионом дело не ограничилось.

— Шар! Шар, не умирай!

Эрик стряхнул с себя солдат и подбежал к девушке. Мистер и миссис Эджкамб ещё не вышли из ступора.

На белом халате в районе плеча расплывалось красное пятно. К счастью, рана была не смертельной.

Сеси ловко выпрыгнула из окна и побежала к цели, намереваясь довершить начатое.

Солдаты безмолвствовали.

— Хьюи!

— Ага!

Дисвард нажал на спусковой крючок. Точно выпущенная пуля выбила пистолет. Сеси остановилась, и Норман наконец-то пришёл в себя.

— Ч-чего вы стоите?! Хватайте её!

Оставшись без оружия, убийца поняла, что провалила задание, и безропотно отдала себя в руки закона.

Советник облегчённо выдохнул. Принцип работы климатической установки знала только Шарлотта. Без неё оружие превратилось бы в груду металла.

— Шарлотта! Шарлотта, ты как? — слабо спросил мистер Эджкамб и нетвёрдой походкой направился к дочери.

Та подняла взгляд и озорно улыбнулась.

— Теперь ты понял, отец?

— Ч-что?

— Как бы ты ни был умён, как бы тебя ни превозносили великие мира сего, счастья ты не обретёшь. Вы с матушкой зазнались и поссорились с Эриком. Это было ни капельки не весело.

— Д-да…

Одарив потрясённых родителей ещё одной улыбкой, Шарлотта полезла в карман и достала книгу в переплёте из поблёкшей кожи, страницы которой содержали столбцы странных символов, непонятных обычному человеку.

Это была призрачная «Книга Премудрости Соломона».

— Раньше, до этой книги, я была глупой, зато счастливой, ведь все любили меня просто так. Что в этом плохого?

— Шарлотта… Но я…

— Я понимаю, — покачала головой девушка. — Пусть и советник Харрис послушает. Сколь бы мощное оружие ни изобрели в нашей стране, войны не исчезнут. Другие страны наоборот начнут проявлять агрессию из страха к нам. Вы же понимаете это?

— Ну… Да, — неловко пожал плечами Норман и горько улыбнулся. — Но никто не знает, что нужно сделать, чтобы предотвратить войну раз и навсегда. Вот мы и сдерживаем врагов, наращивая вооружение.

— Нужно улыбаться. — Шарлотта медленно поднялась и хихикнула. — По-доброму общаться с соседями и смеяться от чистого сердца, как в детстве… Или вы уже забыли, каково это?

— Да, наверное, — грустно ответил Норман.

Он снова нацепил маску умного чиновника и пытался понять, что у юной Эджкамб на уме.

Шарлотта снова засмеялась. Звонко, весело, совсем как вчера, в парке.

— Думаю, я позволю вам ненадолго вспомнить это чувство.

— В каком смысле? — нахмурился Харрис.

Но Шарлотта уже повернулась к Далиан.

— Чёрная библиодева, вы спрашивали, что означает «С». Так вот! «С» означает «страна чудес»!

Она пустилась в пляс, и… мир изменился.

— Малявка… Ты… — ошеломлённо проговорила Далиан.

С неба начали падать красивые хлопья.

6

Среди всеобщего изумления по двору разносилась весёлая нескладная песня.

— Какой красивый снег.

Красивый он и сладкий.

А сладость — это счастье.

И дружба расцветает♪

С-машина, построенная на деньги армии, играла музыку, будто оргáн.

Небо окрасилось в радужные цвета, совсем как на той картине.

В воздухе кружились чудесные разноцветные снежинки в форме лепестков, звёзд, нот и карточных мастей.

Они накрыли город, точно игрушки с новогодней ёлки.

Особый фермент, распылённый с военного самолёта, вошёл в контакт с ультразвуковыми волнами механизма, и получилось чудо.

Первыми завизжали, конечно, дети.

Сперва они просто бегали и играли, а потом кто-то попробовал снег, и площадь взорвалась новыми криками: «Он сладкий, как конфеты!»

Постепенно и взрослые заразились весельем. Казалось, они сами вернулись в детство.

— Это… Это твоё желание, Шар? — Глядя в небо, побитый Эрик развёл руки в стороны и засмеялся. — Все-таки ты не изменилась! Ха-ха! Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!

— Эрик, я же столько раз тебе говорила! Радужный снег! Мягкий сладкий снег! Радужные капли и красивая музыка!

Шарлотта присоединилась к нему.

Вскоре радость распространилась на весь замок.

Смеялись учёные и чиновники, смеялись и неловко поглядывали на оружие в руках солдаты.

Довольная Шарлотта подошла к Далиан.

— Я отдаю это вам, чёрная библиодева.

Она протянула «Книгу мудрости», сделавшую из вечного ребёнка несравненного гения.

— Ты уверена? Если отдашь, то перестанешь быть такой, — бесстрастно предупредила Далиан.

— Думаю, это оптимальный вариант. Ведь я исполнила своё желание. Посмотрите, все смеются, — кивнула Шарлотта и обернулась. — Правильно же, папа, мама?

Мистер и миссис Эджкамб закивали, как болванчики.

— Да… Мы гордимся тобой, Шарлотта… Всегда гордились.

— Да, конечно.

Они обнялись.

Взяв «Книгу мудрости», Далиан тихо выдохнула. Её губы тронул призрак улыбки.

Хьюи взглянул на неё и довольно засмеялся.

— Прости, Норман, но, кажется, эксперимент по созданию нового оружия провалился.

— Похоже на то, — поправив очки, устало вздохнул Харрис. — Наши аналитики так и не смогли понять статьи мисс Эджкамб и принцип работы этого устройства. Анализ оставшихся документов тоже ничего не даст. Климатическое оружие пока что недоступно для нас… Как того, впрочем, и желает твой отец.

— Что?

— Он категорически против того, чтобы возлагать безопасность страны на ненадёжные знания из призрачных книг. Так что он, можно сказать, ожидал такой результат, — с нотками иронии в голосе пояснил Норман и громко засмеялся.

Хьюи поморщился.

Какой-то солдат неуверенно приблизился к ним и проговорил:

— Советник…

— Да-да, конечно. Готовьтесь к отбытию. Все бумаги уничтожить. Мы не видели никакой погодной аномалии. Вам ясно?

— Так точно!

Военные зашумели и засуетились.

А разноцветный сладкий снег всё падал и падал. Люди широко улыбались, и только Далиан набрала полные руки снежинок и кричала:

— Прочь, мелюзга! Это мой снег!

— И ладно, — глядя на людей, тихо проговорил Хьюи.

— Какой красивый снег! Красивый он и сладкий♪ — пела Шарлотта.

Дети присоединились к ней, и вскоре их голоса слились в громкий хор.

Хьюи поймал снежинку на ладонь, слизнул её и усмехнулся.

— Точно, сладкий.

Он вздохнул, но его вздох мгновенно растворился среди шумного веселья.