Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
yozhik
17.11.2019 17:02
Но Далиан в платье!Далиан в повседневном платье!Какая прелесть!Была. Жаль недолго.
yozhik
17.11.2019 17:00
Сбежал, зараза
Непорядок.Надо отловить.Он пусть и блудный, но свой в доску.
artemavix
04.11.2019 15:20
Yozhik, спасибо за комментарий, рады стараться. =)
А нянсорда давно уж нет. Сбежал, зараза, пока я в армии был, теперь где-то шляется.
yozhik
02.11.2019 22:23
А тут ещё и следующий том ушёл на редактуру.Жизнь начинает стремительно перенасыщаться красками.
yozhik
02.11.2019 22:20
Да!Наконец-то!Спешу искренне вознести хвалу святой эфемерной Авикс-нян за очередную порцию погружения в готические пейзажи викторианской Англии.Конечно на фоне британской аристократии внешность Далиан всегда отчасти вызывает разрыв шаблона, но как же я скучал по ней!И в целом, по приключениям чёрной библиодевы и её хранителя ключей.Ведь на Хьюи тоже любо-дорого взглянуть:красавец, спортсмен, военный лётчик и истинный джентльмен.Всего каких-то семь месяцев прошло, и вот уже томик на полочке.Видимо сказалось, что духовный меч Нянсорд не ворчит по поводу слака.В любом случае, моя искренняя благодарность всем последователям Авикс-нян, включая конечно же Rozetka (ведь читаемый текст это самое приятное впечатление, какое только можно найти в переводе).
naazg
01.11.2019 00:02
Спасибо
rosenrot
31.10.2019 00:34
Спасибо огромное за перевод!
artemavix
07.07.2019 22:55
Перевод тома завершен. Текст отдан на редактуру.
yozhik
03.07.2019 12:57
Наконец-то он начал релизиться!Сердечно благодарю команду за очередную порцию откровенного удовольствия!Святая эфемерная кошкодевочка и её адепты продолжают одаривать страждущих своей милостью.Как выйдет том полностью обязательно, сей же час прочту (надо будет узелок на память завязать наверное).

История четвертая: Райский сад

Длинный темный коридор оканчивался просторной пещерой, которую море вымыло в известняковой породе.

Потолок поддерживали полупрозрачные радужные колонны, как в королевском дворце.

Сквозь трещины в потолке проникал лунный свет. Он падал на колонны, и те мерцали, будто в такт биению невидимого сердца.

По полу достаточно толстым слоем разлилась вода.

Отражение прекрасной фантастической картины подернулось рябью: по пещере шла девушка в дорогом платье.

Она не носила обувь, не несла ни сумки, ни рюкзака, ни даже факела. Ее одежда промокла насквозь, кожа побелела от холода, а глаза расфокусированно смотрели вдаль, как во сне.

Колонны стояли в полном беспорядке, образуя настоящий лабиринт, однако девушка уверенно шла вперед.

Как будто ее кто-то звал…

Вскоре она добралась до белого пляжа. Над горизонтом полыхал красный «апельсин» солнца.

У самой кромки воды стоял крепко сложенный, загорелый юноша и гордо смотрел на рыболовецкое судно, которое покачивалось на волнах залива.

Девушка вздрогнула и хрипло, неуверенно проговорила:

— Дин! Дин, это ты?

Юноша обернулся и нежно улыбнулся.

— А, это ты.

Он протянул к ней руки.

Девушка подбежала и прыгнула ему на грудь.

— Я знал, что ты придешь. Я ждал тебя… — шептал юноша.

— О, Дин!

Роняя слезы счастья, девушка закрыла глаза и вслушалась в мерный рокот волн и красивый, певучий голос. Голос, который на незнакомом языке читал какую-то книгу.

Немного погодя девушку окутало радужное свечение, и она провалилась во тьму.

Экстра-эпизод 04: Сталактит
1

К юго-западу от королевства располагался знаменитый курорт — группа островов, окруженных белыми скалами.

На самом большом из островов среди пышных зеленых насаждений стояли красивые летние виллы, а вдоль берега залива протянулась белая полоска пляжа.

Бирюзовое море сверкало в свете полуденного солнца, контуры подводных скал дрожали и искривлялись будто мираж.

К небольшому порту медленно шло скоростное паровое судно. На палубе стоял высокий мужчина с металлическим посохом.

— Это архипелаг Лейтам? Я думал, он больше, — пробормотал он под нос.

На вид ему было около двадцати пяти лет.

Он носил длинное, в рост, пальто, напоминающее сутану, и грубые кожаные ботинки, как у ковбоя. Странная одежда делала его похожим и на священника, и на охотника за наживой.

Черты лица были на удивление красивыми, однако угрюмо поджатые губы отбивали желание приблизиться. Плотно стянутые в хвост пепельные волосы падали на спину, а меж бровями пролегла глубокая морщина, точно у философа, познавшего всю скорбь мира.

Позади его стоял большой мотоцикл без обозначения марки, прикрепленный стальным тросом к палубе — американская военная модель с мощным двухцилиндровым двигателем и оснащенной ветровым стеклом коляской справа.

— А я думала, что здесь одни рыбаки живут. А оно вон как, курорт! — насмешливо произнесла стройная девушка лет шестнадцати-семнадцати, которая сидела в коляске.

Практически половину ее лица скрывали защитные очки, как у пилотов, однако красоту они спрятать не могли. Белоснежная кожа, длинные серебристые волосы. Будто кукла, хрупкое произведение искусства.

— Хал, смотри, пляж. Зуб даю, там будет куча дамочек в купальниках. Ты рад? — спросила она.

— Женские купальники меня не интересуют, — холодно ответил Хал и скривил губы. — Не забывай, зачем мы здесь, Флам.

Флам довольно взглянула на него и приглушенно засмеялась.

— Ха, ну ты и бирюк. Не дуйся и смотри веселей, тогда и девушки обратят на тебя внимание. Кстати, последние модели купальников весьма открытые. Что, даже одним глазком не взглянешь?

— Захлопнись, мусор.

— Если хочешь, научу подкатывать. Или же ты больше по самим телам, а, юнец? — провокационно сказала она.

— Кому сказал, закрой рот, чертова тупица, — презрительно выплюнул Хал. — Или мне тебя в море швырнуть?..

— М-м… Прошу прощения, — неуверенно перебили его.

Хал с Флам обернулись и увидели явно озадаченного матроса.

— Я хотел сказать, что мы скоро прибудем в порт, но… Простите, ваш вид… — запинаясь, проговорил он и указал на Флам.

Сребровласая была затянута в белую одежду, полностью скрывающую тело.

Толстую ткань крепко удерживали кожаные ремни, сковывая движения и оставляя относительную свободу только голове, шее и кистям рук. Ремни в свою очередь были скреплены старыми замками, не дававшими девушке вырваться из оков.

Будто смирительная рубашка для перевозки опасных преступников.

Очевидно, матрос счел Хала преступником, который связал девушку и разъезжал с ней на мотоцикле.

— Не обращайте на нее внимания. Это просто кукла, — бесстрастно ответил Хал.

— К-кукла?.. Но она же… — Моряк замялся.

Наслаждаясь его реакцией, Флам засмеялась.

— Забей, я просто потакаю его извращенным вкусам. — Она указала взглядом на Хала. — Вид обслуживания, услада сердцу и душе — называй, как хочешь. Понимаешь, дядя, а?

— А… А-а… Обслуживание… — кивая, протянул матрос.

— Не пори чушь, Флам, — нахмурился Хал. — Нет у меня никаких извращенных вкусов.

— Хе-хе. Коне-ечно. Все извращенцы так говорят. Но это лишь на словах.

— Хватит запутывать человека. Мне без разницы, как ты одета.

— Да ладно тебе. На самом деле ты такое просто обожаешь, а?

— Захлопнись, мусор.

Матрос какое-то время слушал их, а потом опомнился и кашлянул.

— Ладно, я все понял. Но вы, пожалуйста, не мешайте другим пассажирам.

Затем он нагнулся и принялся отцеплять трос: паром как раз подходил к гавани.

Хал понаблюдал за его работой, а потом кое-что вспомнил и спросил:

— Позвольте узнать, где живет некий сэр Хэйкрофт?

— Сэр Хэйкрофт? — Моряк немного подумал. — А-а, староста рыбацкой артели?

— Староста? — переспросил Хал. — А я слышал, что Хэйкрофт владеет обширными плантациями.

— Сейчас да, конечно.

— То есть не он владеет островом?

— Владеет? Ну что вы, — усмехнулся моряк. — Он не аристократ и даже не джентри[✱]Английское нетитулованное мелкопоместное дворянство.. Каких-то пятнадцать лет назад он по счастливой случайности сказочно разбогател и пустил все свое состояние на развитие острова. Самый обычный нувориш. Впрочем, грех на него жаловаться: благодаря ему остров расцвел, а у людей появилась работа.

— В смысле «разбогател»? В пираты подался? — заинтересовалась Флам.

— Кто знает, — пожал плечами матрос. — В народе говорят, что он нашел сокровища морских демонов.

— Морских демонов? — нахмурился Хал. Он впервые слышал о таких существах.

— А… Нет, простите. Это просто слухи. — Моряк сообразил, что сболтнул лишнего, и пошел на попятную. — Господин Хэйкрофт живет на холме. У него примечательный дом, мимо не проскочите.

И он торопливо ушел.

Хал громко фыркнул, оседлал мотоцикл и завел его. К запаху соли примешалась вонь выхлопных газов.

— Похоже, местные не слишком хорошего мнения об этом Хэйкрофте.

— Хе-хе-хе. Ну да, — весело откликнулась Флам и насмешливо добавила. — А кто еще рискнул бы обратиться к книгосжигателю.

— Да, несомненно, — спокойно ответил Хал и выкрутил рукоять газа.

Мотоцикл громко зарычал и выехал на остров.

2

Моряк оказался прав: дом Хэйкрофта они нашли сразу. Кто еще мог жить на самом высоком холме в белоснежном особняке, окруженном пышным садом, как не местный богач?

Дорогие вазы и картины, резные перила и украшенные золотыми листьями обои — вычурная роскошь.

Прислуга отвела Хала и Флам в приемную комнату.

— М-да, ну и безвкусица, — оглядываясь, презрительно усмехнулась библиодева. — Но задница у той скульптуры отменная, скажи, Хал? Оценил же?

— Помолчи немного, Флам, — бесстрастно откликнулся книгосжигатель, не выпуская из рук извечный посох.

Где-то через полчаса дверь открылась, и в комнату вошло несколько мужчин.

Седой старик с энергичным лицом был, скорее всего, Хэйкрофтом, крепкие детины в черных костюмах — его телохранителями.

— Простите, что заставил вас ждать. Погиб один мой знакомый, и я отдавал распоряжения насчет похоронной процессии, — глубоко сев на диван, сказал Хэйкрофт.

Говорил он спокойно, величаво, как и подобает официальному представителю острова, в ввалившихся глазах мелькали хитрые искорки.

— Вы книгосжигатель?

— Да, — кивнул Хал и грубовато представился. — Хал Камхорт. А эта кукла — Флам… Фламберг.

— Понятно, — чуть заметно усмехнулся Хэйкрофт. — Книгосжигатель в сопровождении библиодевы. Я вас именно таким и представлял.

— Хватит расшаркиваться. Говорите, зачем позвали.

— Хм, ну хорошо, — ни капли не рассердившись, кивнул старик. — Я хочу, чтобы вы вернули мою дочь.

— Дочь? — удивленно нахмурился Хал.

— Ее зовут Ориана. В этом году ей исполнилось всего шестнадцать лет, так что, как видите, она намного младше меня. Полмесяца назад она ушла из дома и не вернулась…

— Я не ищу людей, — скучающе перебил Хал. — Для этого существуют специально обученные люди. Полиция там, частные детективы. Обратитесь к ним.

— А если я скажу, что убежала она из-за призрачной книги?

Хал ненадолго затаил дыхание, а потом нахмурился.

— Ладно, я слушаю.

Хэйкрофт удовлетворенно кивнул.

— Книгосжигатель, вы знаете о «Книге райского сада»?

— Да. Считается, что это призрачная книга, которая создает совершенный рай на земле, где исполняются все желания и человека ждет счастливая жизнь, — бесстрастно ответил Хал.

— Вы правы. Ориана думала, что эта книга спрятана где-то на острове. И что святая земля морских демонов и есть тот самый рай.

В голосе старика прорезались нотки боли и гнева.

Хал посмотрел на дело с другой стороны, а потом решил прояснить одну деталь.

— Кто такие морские демоны?

— Нечисть из местных вод. Сверху, до талии, прекрасные девы, а ниже — настоящие чудовища. Наши рыбаки издавна слагают предания о них.

— Значит, они существуют на самом деле?

— Сам я их не видел, но народ верит, — недовольно сказал Хэйкрофт. — Легенды гласят, что где-то на Лейтаме расположена их святая земля. Изолированный рай. И тот, кто попадет туда, обретет вечные покой и счастье.

— Хотите сказать, туда и ушла ваша дочь?

Старик помрачнел и кивнул.

— Наш остров невелик, а моя дочь молода и наивна. Она не смогла бы уплыть незамеченной или надолго залечь на дно.

— А может она просто сдохла и валяется где-то? — внезапно хехекнула Флам.

Телохранители заметно напряглись.

— Конечно, я думал об этом. Но как вы объясните то, что ни один из моих подчиненных, посланных на поиски, не вернулся обратно? — Хэйкрофт спокойно покачал головой, привалился к спинке дивана и устало выдохнул. — Скажу честно, я нанимал не только вас. Но все они бесследно исчезли. Возможно, Ориана и впрямь нашла райский сад.

Хал немного подумал и наконец решился.

— Хорошо.

— Вы возьметесь за мое поручение, книгосжигатель? — просветлел Хэйкрофт.

— Не поймите неправильно. Я всего лишь хочу отыскать призрачную «Книгу райского сада» и сжечь ее. Может быть, если повезет, я спасу вашу дочь. Даже против ее воли, — ответил Хал и звякнул посохом.

Старик выдохнул, затем махнул рукой, и один из телохранителей принес Халу и Флам небольшую металлическую коробку.

— Что это?

— То, что моя дочь оставила в своей комнате. Возможно, вы найдете какую-то зацепку.

Хал открыл коробку. Внутри лежали зеркальце, туалетные принадлежности, дневник, письма от друзей и прочая мелочевка.

— Это она? Повезло, на папашу не похожа, — едко сказала Флам, достав медальон и открыв его.

На небольшой фотографии была изображена хрупкая девушка с белоснежной кожей и волосами цвета льна. Ни единого сходства с Хэйкрофтом.

Хал не удостоил фотографию даже мимолетным взглядом и продолжил рыться в вещах.

— А это что? — внезапно проговорил он.

— Чего там? Поношенные труселя нашел? — насмешливо спросила Флам.

Книгосжигатель не ответил: он внимательно рассматривал грубую трубку из дерева и металла. На мундштуке остались четкие следы зубов, а чаша пахла явно не табаком.

— Не похоже на простую трубку. Откуда она у шестнадцатилетней девушки?

— Выглядит как трубка для наркотиков, — небрежно ответила Флам.

— Наркотиков?.. — безэмоционально повторил Хал.

3

На следующий день Хал решил пообедать на пляже.

Он очень устал: до поздней ночи собирал информацию о курительной трубке Орианы, однако не мог похвастаться результатами. Самих наркодилеров удалось найти достаточно быстро, однако они торговали опиумом, чей запах не совпадал с запахом на трубке.

«Зацепок не осталось», — рассерженно подумал Хал.

Сидевшая в коляске Флам весело взглянула на него и посмотрела в сторону порта.

— Хм, празднуют что-то?

На причале около большого парома — единственного регулярного транспорта между Лейтамом и королевством — собралась большая толпа.

— Похоже, там кто-то погиб, — с безразличием бросил Хал.

У трапа стояли врачи и полицейские, а по палубе несли на носилках окровавленного мужчину. Правда, что с ним произошло, видно не было.

— О, так это ведь тот же самый паром! Интересненько. Пойдем посмотрим? — предложила библиодева.

— Незачем, — покачал головой Камхорт. — Это никак не связано с призрачной книгой.

— Хм-м… — Флам прислушалась к разговорам зевак. — Кажется, его загрыз морской демон.

— Демон?

Хал поднял голову и, не выпуская из рук трубку, направился к порту, но перед ним как из-под земли выросла незнакомая женщина с длинными волнистыми волосами и белым, точно мел, лицом. Она носила лабораторный халат и держала в руке небольшой дорожный саквояж.

— А… У… Больше… не могу… — выдавила она, сделала пару неуверенных шагов, упала, вцепилась в посох Хала, свесилась со скалы, и ее громко, со стонами и бульканьем, вырвало.

— Че?..

Книгосжигатель остолбенел.

Флам же расхохоталась и, согнувшись, принялась тыкать в него пальцем.

— Чур меня, чур меня! — повторяла она.

«Что еще за “чурменя”?» — ошеломленно подумал Хал.

Прочистив желудок, женщина почувствовала себя лучше. На ее щеки вернулся слабый румянец.

— Фу-ух… Я больше никогда не буду читать на корабле… А?

Она прервалась, обратила внимание на посох, который до сих пор не отпустила, и подняла взгляд на его владельца.

— И как это понимать? — грозно спросил Хал.

Женщина дружелюбно улыбнулась, смущенно стерла с губ желудочный сок и почесала затылок.

— Морская болезнь меня доконала. До сих пор мутит… Ах да, простите, я вас не испачкала?

Флам зашлась в очередном приступе смеха.

— Расслабься. Он просто обожает, когда на него блюют сисястые красотки.

— Бред не неси, кукла, — неприязненно отозвался Хал.

Женщина посмотрела на него, потом на Флам и тоже засмеялась.

— А-ха-ха-ха! Какие вы веселые!.. О, трубка. — Она внезапно округлила глаза.

Хал мигом навис над ней.

— Вы что-то знаете?

— Н-ну, так, — неопределенно мотнула головой женщина. — Вроде, это трубка для «Частиц рая».

— Что такое частицы рая?

— А зачем вам? — настороженно переспросила она.

— Ищем ее. — Хал достал из нагрудного кармана медальон и показал фотографию Орианы.

Женщина с интересом рассмотрела ее.

— Вы детективы?

— Я не детектив, а книгосжигатель, — буркнул Хал.

— Книгосжигатель?.. — вскинула брови женщина.

— Мы нашли эту трубку среди вещей девушки, — вернулся к теме Хал.

— Ага-а… Значит, это улика.

Женщина задумчиво покивала, а потом резко зажала рот и приглушенно булькнула.

— Ой, простите, секунду…

И она снова свесилась со скалы.

— Не, ну это все, финиш, — сокрушенно покачала головой Флам.

Безусловно, они с Халом понимали, что в таком состоянии из их новой знакомой ничего путного вытащить не удастся.

— Что поделать, — вздохнул книгосжигатель и развернулся. — Посидите немного, я сейчас принесу вам воды.

— О, нет-нет, не стоит. Мне до отеля всего ничего идти осталось.

Женщина схватила его за полу пальто, облизала губы и улыбнулась.

— Если вам так нужна «Частица рая», то загляните в паб «Коряга» тут недалеко, на боковой улице, и спросите владельца.

— Ясно, — коротко ответил Хал. В голосе проскользнул намек на благодарность.

Женщина посмотрела на него и весело улыбнулась.

— Меня зовут Лукреция. Лукреция Ланг. До встречи, книгосжигатель.

4

Развитие затронуло не весь Лейтам.

Косые дома, грязные улочки, оборванные пьяные бродяги — в бедняцких кварталах все осталось по-прежнему.

«Коряга» — паб, сооруженный на месте старого склада — стоял на стыке двух улиц.

Внутри царил полумрак, в воздухе стоял белый дым. Прищурившись, Хал различил грубую деревянную стойку и три стола, за которыми спали завсегдатаи.

— Не помню вас. Путешественник? — вяло спросил у него пабликэн[✱]Хозяин паба.. — Чего изволите-е… Эй, ты чего?!

Не успел он опомниться, как Хал перескочил через стойку, схватил его за ворот и подтянул к себе.

— Твое? — резко спросил он и сперва ткнул пабликэну в лицо трубку Орианы, а потом указал на шкаф, где лежало пять-шесть точно таких же.

«Приторговывает, скорее всего», — мелькнула в голове мысль.

— Д-да… А что такого? На острове их полно! — сорвавшись на фальцет, воскликнул мужчина.

— Это кто?

— Завсегдатаи.

— Наркоманы?

— Наркоманы? А ты фараон, что ли? — испугался пабликэн.

Хал покачал головой.

— Я не полицейский, а книгосжигатель.

— Книгосжигатель? Типа священника? — обратив внимание на пальто-сутану, удивился пабликэн.

Хал вздернул его за грудки.

— Вопросы здесь задаю я, а ты отвечаешь.

— П-погоди, ты все не так понял. «Частица рая» — это не наркота, а самые обычные коряги.

— Коряги? — недоуменно повторил Хал.

— Да-да! — закивал мужчина. — Ну, точнее, не сами коряги, а такие типа камушки, которые прицепляются к корягам. Вылавливаешь коряги из воды, срезаешь камушки, жжешь их и видишь всякие сны.

— То есть видишь галлюцинации? — посуровел книгосжигатель.

— Нет! Никаких глюков! — затрясся пабликэн. — Это не трип, а, ну, что-то типа воспоминаний.

— Воспоминаний?

— Ага. Ну, знаешь, у каждого в жизни бывают счастливые моменты, куда хочешь вернуться и пережить. Вот эти камушки усыпляют и показывают их.

— Человек не может вернуться в прошлое, — холодно возразил Хал.

— Тут не поспоришь, — выдавил улыбку пабликэн. — Сон — это сон. Но кто-то без «Частиц рая» уже давно наложил бы на себя руки.

Хал отпустил его, и мужчина, кашляя, попятился к стене.

— Всего десять лет назад на нашем острове не было никого, кроме рыбаков. Мы жили небогато, но все были при деле и гордились своим ремеслом. А потом господин Хэйкрофт с дружками достали денег, развили остров и завлекли туристов. Кое-кто остался без работы. Что плохого в том, чтобы они жили прошлым?

— Хэйкрофт… — бесстрастно проговорил Хал и показал собеседнику медальон. — Узнаешь ее?

— А-ага. Это Ориана. Захаживала сюда, покупала «Частицы». И я не удивлен, после такого-то.

— Какого «такого»?

— Ее любимый умер.

Хал задумался, переваривая неожиданный ответ. Пабликэн приободрился.

— Его звали Дин. И я бы сказал, что Ориана тоже виновата в его смерти.

— Давай-ка поподробнее, — сказал Хал и бросил на стойку несколько серебряных монет.

Мужчина торопливо схватил их и елейно заулыбался.

— К-как скажешь. Ты слышал о сокровище морских демонов?

— Да. Хэйкрофт нашел его пятнадцать лет назад и разбогател.

— В точку. Эти сокровища изменили остров и принесли как благо, так и зло. — Пабликэн смочил горло стаканчиком выпивки и продолжил. — Дин с детства был рыбаком и каким! Но после всех этих изменений спрос на рыбу пропал, и многие перестали выходить в море. Но парнишка не сдался и решил прикупить суденышко.

— Суденышко?

— Да, рыболовецкое. Если у тебя есть крепкая посудина с емкостью под рыбу и всякими перерабатывающими машинами, то ты можешь отвозить улов прямо в королевство и сбывать там по выгодной цене. И сам выживешь, и не придется падать в ножки господину Хэйкрофту и развлекать туристов. Он хотел подкопить деньжат и просить руки Орианы.

— Но сперва нужно вложиться, так ведь? — холодно спросил Хал.

Пабликэн кивнул и обдал его перегаром.

— Верно. Вот Дин и положил глаз на сокровища демонов.

— Их же забрал Хэйкрофт.

— Не-не, Хэйкрофт был не один, а с дружками — мистером Смайтом, владельцем судовой компании, и господином Макгиганом с мыса. Дин рассудил, что они прибрали не все богатство, что-то осталось.

— Понятно, — протянул Хал и посмотрел на фотографию. — А Ориана сказала ему, где зарыт клад.

— Ага. Она случайно нашла карту в кабинете отца, — ответил пабликэн и скривился. — Дин собрал товарищей и отправился за сокровищем, но нашел лишь пещеру с ядовитым газом.

— Газом?

— Да. Вулканическим или что-то типа того. Правда, потом нагрянули вояки и все замуровали, так что подробностей никто не знает. А Дин и остальные погибли… М-да, почти два года прошло.

— А Ориана, значит, винила в его смерти себя, — вздохнул Хал и осмотрелся.

Завсегдатаи уже проснулись и курили трубки, но, похоже, не прислушивались к разговору: на их лицах застыло отсутствующее выражение.

— А что за святая земля демонов? — снова повернувшись к пабликэну, спросил книгосжигатель.

— Откуда ты о ней знаешь? — испуганно ойкнул тот, взял себя в руки и покачал головой. — Нет, тут я помочь не смогу. Разве что… Говорят, туда зовут тех, кто слишком пристрастился к «Частице».

— Зовут? — резко переспросил Хал.

— Ну да. Их типа, ну, затягивают туда, что ли… — сбивчиво объяснил мужчина. Он с самого начала предполагал, что Ориана туда отправилась. — Считается, что и «Частицы» оттуда приносит.

— Так где эта святая земля?

— Неужели ты хочешь туда отправиться?

— Говори, если знаешь.

— Д-да все местные знают, просто не говорят. Это маленький остров тут, недалеко, но туда боятся заплывать, — тонким голосом ответил пабликэн.

— Ясно.

— Но тебя туда никто не отвезет, можешь даже не спрашивать. Оттуда никто не возвращается. И тебе советую выкинуть эту идею из головы… Вовсе не из-за денег, так, по-дружески.

Все-таки в глубине души пабликэн был добрым и искренне переживал за Хала.

— Спасибо, ты очень мне помог, — ответил книгосжигатель и покинул «Корягу».

5

Хал и Флам добрались до этой лодочной станции, последней из всех, только вечером.

Бойкая девчушка — одновременно и владелица станции, и капитан судна — встретила клиентов под свесом крыши, выслушала их и решительно отказала.

— Нет? Но почему? — спросил Хал.

Флам, оставшаяся в коляске, скучающе зевнула.

Лодочники предлагали покатать их вокруг Лейтама или вывести в открытое море на рыбную ловлю, но, как только речь заходила о святой земле демонов, начинали упрямиться и не соглашались ни на какие деньги. Одни выдумывали разные предлоги и выставляли их, другие сперва пытались отговорить от безумной затеи.

— Сами подумайте, — раздраженно ответила девушка. — Заявились на ночь глядя и попросили отвезти к святой земле. А там, между прочим, запутанные течения и полно подводных скал. Из-за них-то наши рыбаки и не плавают там. Дело не древних поверьях, а все эти истории о демонах созданы, чтобы отваживать слишком любопытных.

— Я вас понимаю, — серьезно кивнул Хал. — Но мне сказали, что вы дадите лодку, если попросить.

— И кто же это такой хороший? — процедила девушка и сердито топнула.

— А еще мне сказали, что вы храните сырье для «Частиц рая».

— Чего? Угрожать мне вздумали?

Хал с девушкой какое-то время сверлили друг друга взглядами… Как вдруг их отвлек звонкий смех.

— Да дай ты им лодку, Бонни Ли, — сказала женщина в белом халате.

— Госпожа Лукреция?! — изумилась девушка.

— А, ты… — негромко проговорил Хал.

— Приветики, сисястая, — помахала Флам скованной рукой.

Похоже, Лукреция оправилась от недомогания и вернула здоровый, цветущий вид.

— И снова здравствуйте, книгосжигатель, — дружелюбно улыбнулась она.

— Госпожа Лукреция, это ваши знакомые? — недовольно спросила Бонни Ли.

— Что-то в этом роде. Вместе приплыли на остров. Ну чего ты упрямишься, дай им лодку, — ответила женщина тоном ребенка, который выпрашивает конфету.

— Вы уверены? Оттуда еще никто не возвращался, — понизив голос, обеспокоенно ответила та.

— Не волнуйся, Бонни Ли, они не за «раем», — пожала плечами Лукреция. — Я права, книгосжигатель?

— Мне не нужен фальшивый рай, созданный призрачной книгой, — тотчас ответил Хал.

— Вы тоже знаете о призрачных книгах?

— Сжигать все призрачные книги — долг книгосжигателя.

Лукреция серьезно посмотрела на Бонни Ли.

— Бонни Ли, мы не можем вечно закрывать глаза на то… то место, — серьезно добавила Лукреция. — И сейчас отличная возможность что-то сделать.

— Вы уверены, госпожа?

— Ну пожалуйста, — с озорной улыбкой попросила Лукреция.

Бонни Ли вздохнула.

— Я не знаю, чем все обернется… принцесса.

6

Стемнело. Зарево на горизонте потухло, на небо вы́сыпали звезды, спокойное море засеребрилось в свете яркой луны.

Бонни Ли уверенно вела свое судно — самое обычное, рыболовецкое, метров десяти в длину — между скалами. Хал сидел на палубе и сжимал посох, рядом с ним привалилась к борту Флам, а напротив нее скрючилась Лукреция.

— Ух, как мне плохо, — стонала она, прижимая руку к груди.

«А ведь мы еще и пяти минут не плывем», — сокрушенно подумала библиодева и спросила:

— Ты точно местная?

— Я не виновата, у меня организм такой, — уронив слезу, слабо проговорила Лукреция.

— Эх, и сиськи без дела пропадают.

— Нет-нет, это тут не при чем… Уф…

Хал не прислушивался к их болтовне и отрешенно смотрел на море.

Бонни Ли обогнула Лейтам и подошла к участку, утыканному скалами самых причудливых форм, и заметно сбавила скорость, чтобы удержать курс среди быстрых течений и не налететь на риф.

Вскоре по носу показался небольшой, километров пяти в диаметре, скалистый остров. Он был необитаемым, там не росли деревья и не гнездились птицы, а волны разбивались о высокие отвесные скалы.

— Это и есть святая земля? — спросил Хал у Бонни Ли.

Та, вращая штурвал из стороны в сторону, в ответ бросила:

— Это правда.

— Что правда?

— Что здесь живут морские демоны. Они не едят людей, но заманивают к себе сладкими воспоминаниями о былом, и те не возвращаются.

— То есть… они завлекают людей и едят их воспоминания? — прищурился Хал.

Он вспомнил разговор с пабликэном «Коряги»: пристрастившиеся к «Частице рая» уходят на святую землю демонов и пропадают с концами.

— Зачем им это?

— Вот сами и выясните, — отрезала Бонни Ли.

Она максимально близко подошла к острову, заглушила двигатель и накинула швартов на ближайшую скалу. Безусловно, причала здесь не было, и, чтобы добраться до острова, пришлось бы помочить одежду и попрыгать по камням.

— Все, дальше без нас, мы еще вернуться хотим. Если и вы хотите, сейчас самое время остановиться, — холодно сказала капитан. Она не угрожала, лишь констатировала факт.

— Ну, Хал, как поступим? — весело спросила Флам.

— Не задавай тупых вопросов, Флам. Идем, — ответил книгосжигатель и поднял ее, словно мешок картошки.

— Да-да, — обреченно вздохнула она.

Хал взобрался на борт, воткнул посох в дно и, опираясь на него, как на шест, перескочил на камень.

— Берегите себя, — помахала рукой Лукреция.

Не оборачиваясь и не говоря ни слова, Хал перешагнул на следующий камень. Идти было трудно, ноги то и дело норовили соскользнуть, однако он без проблем добрался до берега.

В отвесной скале зияла широкая расселина, которая вела в пещеру, вымытую морской водой. Около входа росли необычные ветвистые сталагмиты, переливающиеся всеми цветами радуги.

— «Частицы рая», — пробормотал Хал. — Выходит, хозяин паба не соврал, они действительно приплывают со святой земли.

— Они дорогие? Давай набьем ими полные карманы, вернемся и продадим.

— Заткнись, мусор.

Книгосжигатель скинул Флам с плеча. Та перевернулась в воздухе, будто кошка, приземлилась на камень и рассерженно посмотрела на спутника.

Но Хал уже выставил перед собой посох: он услышал чей-то тихий, мелодичный, точно шум прибоя, голос.

— Что это? — пробормотал он себе под нос.

— Песня… вроде, — ответила Флам и жутко засмеялась. — Кстати, сицилийские морские твари как раз очаровывают моряков красивыми песнями. А сколько кораблей из-за них потонуло, не счесть.

Хал фыркнул и зашагал вперед.

В пещере было светло. Лунный свет проникал через трещины в потолке и падал на полупрозрачный минерал, который впитывал его и отдавал эдакими «волнами». По полу достаточно толстым слоем разлилась вода.

Эхо играло таинственным голосом.

— Нет! — внезапно охнул Хал. — Это не песня! Кто-то читает!..

«…Древнюю нездешнюю книгу!»

Перед глазами все закружилось.

Не выпуская посох, Хал упал на колени и медленно пошел ко дну.

7

Высокий юноша сидел в небольшой лаборатории старого университета и увлеченно читал.

Его окружали книги, десятки и сотни книг в высоких шкафах, а те, что не влезли, лежали стопками до самого потолка.

— А ты все читаешь, Хал, — внезапно сказал кто-то.

Юноша поднял голову и увидел у входной двери тепло улыбающуюся девушку.

Изящные дуги бровей, высокий лоб, белая кожа, румянец на щеках — не красавица-сердцеедка, но весьма симпатичная особа. Судя по снегу на плечах тонкого поношенного пальто, она только пришла с мороза.

— Я очень рада, что ты тянешься к знаниям, но смотри, как бы тебе не надорваться, — встревоженно заметила она.

Удивленный Хал отложил книгу и встал.

— Ты… вернулась?

— Увидела свет, вот и решила зайти, — ответила девушка и дыханием согрела ладони. — Я так хотела зайти к подруге, а там прямо зима-зима.

— К подруге?

— Ну да, к Фран. Франческе, — пояснила девушка и посмотрела в окно, на часовую башню.

Хал сокрушенно покачал головой.

— Ты все со своим призраком, да?

— Она не призрак. Фран самая что ни на есть настоящая, — надулась девушка. — Да, она чудачка, но очень хорошая. Уверена, вы с ней сразу найдете общий язык. В следующий раз я и тебя с собой возьму.

— Ага, спасибо, — усмехнулся Хал.

— Ну тебя, — отмахнулась девушка и прошла в лабораторию. — Я сделаю кофе.

— Только, пожалуйста, без сахара.

— Хорошо.

Что-то напевая, она приготовила кофе, принесла Халу чашку и непринужденно спросила:

— Так ты уедешь в Америку?

— Меня пригласили в тамошний университет. Обещали выделить лабораторию, — чуть помолчав, неохотно отозвался юноша.

— Я так рада за тебя, — нежно улыбнулась девушка. — Твоя мечта сбылась.

— А ты… не хочешь поехать?.. Ну, со мной.

— Что, переживаешь за меня? — прищурившись, усмехнулась девушка.

— Война будет страшной… Человечество еще не видывало такой, — отведя взгляд, обеспокоенно ответил Хал.

— Спасибо, мне очень приятно. Но тебе не о чем беспокоиться. У меня есть призрачная книга.

— Призрачная книга?

Девушка подошла к нему, обняла и зашептала на ухо:

— Да. Это фантомная книга, в ней записаны знания, которых не должно существовать в этом мире. Она исполнит мое желание, и никто больше не будет воевать. Наступит мир…

Хал слушал ее и за приятным очаровывающим голосом улавливал некий фон, как будто кто-то читал книгу.

Взор заволокло непроглядной тьмой.

— …И мы сможем быть вместе всегда. Мы будем жить счастливо. Вечно. Пока есть призрачная книга…

8

Флам стояла в пещере и смотрела на множество полупрозрачных колонн, переливающихся всеми цветами радуги, которые сужались книзу, чем напоминали сталактиты.

Внутри них находились люди, словно доисторические растения и животные во льдах или зооксантеллы[✱]Одноклеточные водоросли, живущие в тканях кораллового полипа, с которым находятся в симбиотических отношениях. в кораллах.

Десятки, сотни людей…

«Нет, не только».

Флам увидела также морских демонов: сверху — прекрасных дев, снизу — обычных рыб.

Конечно, они не жили. Но и мертвыми их нельзя было назвать. Они не старели и не разлагались.

— Ясненько… Вот ты какая, святая земля, — насмешливо проговорила библиодева и жестоко улыбнулась. — Все эти типа сталактиты — на самом деле колония живых организмов вроде коралла. Они приманивают людей, засасывают внутрь себя, замедляют метаболизм и поддерживают их существование. Ведь если читатель умрет, то и призрачная книга потеряет силу… Я права? — обратилась она к самому большому сталактиту в глубине пещеры.

Внутри полупрозрачного камня находилась морской демон. Точнее, то, что от нее осталось: голова, руки и верхняя часть туловища. Остальное слилось со сталактитом.

В руке демон держала старую книгу, написанную на незнакомом языке.

— Почему… ты не спишь? — грустно проговорила она. — Все, кто попадают сюда, погружаются в вечный сон и переживают самые счастливые мгновения своей жизни. Они забывают о тяготах прошлых выборов, скидывают оковы тревог о будущем и обретают счастье. Такова сила «Книги райского сада». Но почему же ты?..

— Уж извини, но я не помню своего прошлого, — с безумным смехом ответила Флам. — Я сломанная библиодева. Одним зимним днем, когда часовая башня рухнула, мне выжгли все воспоминания.

Она подняла брови и опустила взгляд на книгосжигателя, который стоял на коленях с закрытыми глазами. По пальто-сутане взбиралась густая, будто сироп, радужная жидкость. Казалось, она обладала интеллектом.

«Через несколько часов Хал окаменеет. А я… А что я. Я ничем не могу ему помочь».

— И зачем тебе все это? Воспоминания нужны? Ага… Как бы ты ни замедляла их метаболизм, рано или поздно смерть берет свое. Чтобы колония не загнулась, нужны новые жертвы. Вот ты и подсаживаешь людей на «Частицы рая», чтобы они сами топали сюда. Так?

— Ну узнаешь ты, а дальше что? — уязвленно сказала демон. — Что плохого в том, чтобы жить счастьем прошлого? Некоторые не могут без этого. Их будущее слишком жестокое, а правда — мучительная.

— Да ничего, — усмехнулась Флам и посмотрела на нее. — Просто не одна я осталась без счастливых воспоминаний.

Окончание фразы заглушил чистый звон металла.

Они посмотрели на Хала. Он дернулся, и связка старых золотых ключей со странными письменами на стержнях, которая будто сама собой появилась у него в руке, снова звякнула.

— Э?! — потрясенно выдохнула демон.

Радужный «сироп» потускнел и отвалился от пальто.

— Это… Как?..

Библиодева с жалостью посмотрел на нее и покачала головой.

— Фла-а-а-а-ам! — закричал Хал. — Давно утраченная библиотека Фламберг! Вопрошаю, человек ли ты?

Флам, чьи сияющие серебристые волосы растрепались, расхохоталась. Громко, безумно. И не скажешь, что его исторгают уста поразительной красавицы.

С каждым звоном связки, звучащей как музыкальный инструмент, сдерживающие смирительную рубашку замки раскрывались.

Освобожденная от оков библиодева сбросила одеяние.

Под ним ничего не оказалось, только ослепительно-белое, словно фарфор, обнаженное тело. От левого бока до правого бедра протянулась серебристая линия, напоминающая рану. Металлическая молния.

— Нет, я мир. Падший мир, — хриплым, каркающим голосом старухи произнесла девушка.

Хал протянул руку к ее боку и резко расстегнул молнию. В разрыве открылась глубочайшая дыра непроглядной тьмы.

Книгосжигатель достал оттуда книгу. Настолько старую, что все буквы на обложке давно выцвели.

— Хе-хе-хе. Как-то ты поздно проснулся. Что-то счастливое видел? — спросила Флам.

Вместо ответа Хал перехватил посох горизонтально и движением солдата, готовящего к использованию большое орудие, зарядил призрачную книгу в наконечник.

— Заряд картриджа — воспламенение! — величественно объявил он.

В следующее мгновение из конца ростовой палки вырвалось ядро из голубоватого пламени. Оно пронеслось по пещере, снесло сталактиты и взорвалось.

Изрыгающий огонь предмет в руках Хала, подобный огромному мечу, был уже не посохом, а оружием, несущим катастрофические разрушения, орудием уничтожения, которое заряжалось призрачными книгами и превращало их силу в огонь.

Радужные образования, которых коснулось магическое пламя, сразу же тускнели, трескались и разлетались на части.

Люди обретали свободу.

Но те, кого окаменение «пожирало» уже долгие годы, погибали вместе с необычной колонией организмов.

Хал не остановился на этом. Он повел посохом по дуге и, не ведая жалости, поджег всю пещеру.

— Ветвь разрушения, запечатанная девятью ключами… Ветвь бедствий огненного великана Сурта… — печально проговорила демон. Ее тело красиво переливалось в свете пламени. — Прекрати. Зачем ты уничтожаешь рай?

— Это не рай, а источник бед, созданный призрачной книгой, — гневно ответил Хал и направил посох на «Книгу райского сада» у нее в руке.

— Хватит… пожалуйста… Я прошу тебя… — взмолилась демон.

— Воспламенение!

Струя огня охватила как книгу, так и читателя.

Сталактит покрылся трещинами и начал разлетаться на радужные осколки.

Демон сочувствующе посмотрела на Хала и нежно улыбнулась ему.

— Бедняжка… Если ты продолжить владеть этой ветвью, когда-нибудь она сожжет и твою жизнь, и твои воспоминания… Как и мифический клан великанов, которым принадлежала ветвь.

Языки пламени поднялись выше. Призрачная книга сгорела, и вместе с ее крахом гибла колония необычных существ.

Святая земля прекратила свое существование.

— Мое прошлое давным-давно сгорело. Мне нечего терять, — монотонно ответил Хал.

— Это ложь… — засмеялась демон. — Иначе почему ты плачешь?

А потом она окончательно рассыпалась.

Хал медленно поднял руку к щеке и прикоснулся к мокрой дорожке.

9

Эвакуация выживших продолжалась до самого утра.

К счастью, Ориана не пострадала ни физически, ни эмоционально, лишь отощала. Она забыла все, что произошло в пещере, и говорила, что «кажется, видела долгий сон».

После того как все оказались на борту, Бонни Ли взяла курс обратно на Лейтам.

— Ого, как мы быстро обернулись.

Заметив берег острова, Лукреция встала, сладко потянулась, поправила прическу и вытерла слезы в уголках глаз.

— Уже давно утро. Приснилось что-то хорошее? — хмуро спросил Хал.

— Да, старые добрые времена, — засмеялась Лукреция, а потом прищурилась и, кажется, обратилась к воспоминаниям. — Святую землю морских демонов можно назвать кладбищем. Демоны живут в море, поэтому не хоронят сородичей. Когда они хотят вспомнить усопших, то наведываются в ту пещеру, и их чувства поддерживают тамошнюю гармонию. По крайне мере, так было раньше.

— Значит, демоны поколениями передавали ту призрачную книгу? — полюбопытствовал, что было редко для него, Хал.

Лукреция посмотрела на море.

— Да. Но время шло, и демоны все реже навещали предков. Призрачная книга вышла из-под контроля и начала захватывать ни в чем не повинных людей. Она просто хотела сохранить рай, созданный воспоминаниями.

— Откуда вы это знаете? — подозрительно спросил книгосжигатель и неосознанно направил на нее посох. — Лукреция Ланг… Вы очень похожи на демона из пещеры. Как дочь и ее мать.

— Правда? — улыбнулась женщина. — Почту за честь. Говорят, морские демоны сказочно красивы, чем и очаровывают моряков. А вас я очаровала?

Она наклонилась вперед, демонстрируя пышную грудь.

Хал утомленно вздохнул.

— Ну и ладно, — пожала плечами Лукреция. — Я всего лишь предположила, высказала гипотезу… Что бы вы ни думали, я ученый.

— Ясно, — буркнул Хал и опустил посох.

Рыболовецкое судно приближалось к острову. В небесах мягко светило солнце, дул легкий ветерок, по пляжу гуляли туристы, между ними сновали торгаши.

Тихий мирный курорт.

— Чем займетесь теперь? — поинтересовалась Лукреция.

— Просьба Хэйкрофта выполнена, так что нам незачем больше здесь оставаться, — холодно сказал Хал. — Правда, я надеялся, что другая библиодева услышит о призрачной книге и тоже примчится сюда…

— Не, ну сама серьезность, а, — цокнула языком Флам. — Это же курорт. Давай немного развеемся.

— Нет.

— Ну и ладно. Тогда сначала найдем черную библиодеву, а потом уж повеселимся, как раньше, да?

Она вытянула ноги.

— Черную библиодеву? Как же ее… — пробормотала Лукреция, а потом резко подняла голову.

Неподалеку от пляжа стоял дорогой автомобиль с шестицилиндровым двигателем, настоящая роскошь даже для столичных богачей. На заднем сиденье расположилась невысокая девушка…

— А, точно, Далиан.

— Что?!

Хал отреагировал очень бурно. В его глазах вспыхнул свирепый огонь, как у мстителя, отыскавшего злейшего врага.

— Вы знаете девушку по имени Далиан?

— Н-ну да. Мы вместе плыли на остров. И я только что видела ее вон там, на берегу.

— Она была в черном одеянии? — грозно продолжил Хал.

— Нет, — поспешно замотала головой Лукреция. — Сейчас она в красивом голубом платье… Ну, таком, с открытыми плечами.

— В платье? Не, невозможно. Это не малявка, — помахала рукой Флам.

— Просто тезка? — Хал глубоко выдохнул и опустился на палубу.

Вскоре Бонни Ли остановилась у причала.

— Ладно, книгосжигатель, до встречи, — озорно улыбнулась Лукреция, ловко перемахнула через борт и, пошатываясь — видимо, морская болезнь еще не отступила — направилась к пляжу.

Завистливо провожая ее взглядом, Флам сказала:

— Ну давай порезвимся в море. Может, другая библиодева тоже там будет.

— Отказываюсь.

Флам поджала губы.

— Эй, Хал.

— Закрой рот, кукла.

— Так ты увидел счастливый сон? — без привычных насмешливо-издевательских ноток в голосе спросила она.

— Не помню, — после паузы ответил Хал. — Как бы там ни было, сон — это сон.

Он развернулся и зашагал прочь.

Флам смотрела ему вслед, а пропитанный запахом соли ветер незримой ладонью гладил ее по серебристым волосам.