Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
artemavix
07.07.2019 22:55
Перевод тома завершен. Текст отдан на редактуру.
yozhik
03.07.2019 12:57
Наконец-то он начал релизиться!Сердечно благодарю команду за очередную порцию откровенного удовольствия!Святая эфемерная кошкодевочка и её адепты продолжают одаривать страждущих своей милостью.Как выйдет том полностью обязательно, сей же час прочту (надо будет узелок на память завязать наверное).

История первая: Книга образца

Вечер. Представительное поместье на окраине города.

На площадке перед парадным крыльцом стояли друг напротив друга мужчина в плаще и юноша с девушкой.

Мужчина покачивал большим секачом с широким, скругленным на конце клинком, покрытым пятнами засохшей крови, и, кровожадно улыбаясь, прижимал к груди... старую книгу, сшитую из листов выцветшего пергамента.

Внезапно он сорвался с места и, подскочив к юноше, рубанул ножом.

Тот увернулся, не прекращая выразительное чтение. Да, у него тоже была книга. Древний манускрипт, написанный на языке страны, существовавшей в далеком прошлом.

Слова иссякли, и произошло волшебство.

Мужчина озарился ярким светом, который в следующую секунду обратился ревущим пламенем.

Огненный вихрь вознесся до небес и поглотил свою жертву.

Внезапно... послышался смех.

Мужчина стоял в центре инферно и радостно хохотал.

Запахло горелым мясом.

Юноша прищурился, защищая глаза от жаркого ветра.

А мужчина все смеялся.

Стоял среди бушующей стихии и победоносно смеялся.

Эпизод 21: Запас добродетели
1

Одним погожим днем по городу ехал роскошный автомобиль с шестицилиндровым двигателем. Водителем был юноша в форменной одежде, рядом с ним сидел пожилой мужчина в визитке[✱]Род сюртука. В отличие от него, у визитки полы расходятся спереди, образуя конусообразный вырез. Застегивается на одну пуговицу. Сзади на уровне пояса пришиты еще две пуговицы., дворецкий. Оба работали на Кейнзов, местных богачей.

Сзади расположились Хьюи и Далиан, которые хмуро созерцали проносящиеся мимо улицы.

— Господин Хьюи, госпожа Далиан, приношу вам глубочайшие извинения за столь внезапную просьбу, — повернувшись к ним, нервно проговорил дворецкий

— Ничего, я привык к капризам Камиллы, — приятно улыбнулся Хьюи.

Это был двадцатилетний юноша в кожаном сюртуке. Каждая черта его лица будто говорила о высоком происхождении. Все движения, даже самые незначительные, были предельно точны, как у обученного солдата.

— Но обычно она не посылает за нами, — добавил он и прищурился.

Девятнадцатилетняя Камилла Зауэр Кейнз была дочерью главы крупной торговой фирмы. Она с самого детства дружила с Хьюи.

Когда Камилла спокойно сидела и молчала, то выглядела как одна из самых тихих и миловидных девушек высшего общества, но... Горе тому доверчивому простаку, который увлекался красотой этой розы и не замечал ее острых шипов. Камилла выросла в Америке, привыкла к экстравагантным нарядам и необычным словечкам. Шум и гам были ее неизменными спутниками.

Одним словом, проблемный ребенок.

— Да… Обычно старая дева просто вваливается к нам и начинает буянить. С чего бы ей проявлять невиданную заботу и посылать за нами машину? — с подозрением спросила Далиан.

Эта черноволосая и черноглазая девушка, носила причудливую одежду, оформленную в темных тонах. Ее грудь вместо бутоньерки украшал… большой старый замок на металлических цепях.

— Ах, вы об этом. Вы понимаете... — замялся дворецкий, вытирая платком вспотевший лоб.

— Что она замышляет? — прямо спросил Хьюи.

Мужчина, казалось, съежился.

— На самом деле... Как бы вам сказать... Сама юная госпожа ничего не замышляет, но она определенным образом связана с этим делом...

— У-у, ты разозлить меня хочешь? Изъясняйся четче, короткоусый, — резко сказала Далиан.

— Прошу прощения, но остальное... вы должны услышать не от меня, — ответил дворецкий и опустил голову.

Хьюи сокрушенно вздохнул, посмотрел в окно и удивленно вскинул брови: автомобиль въехал на обширную территорию поместья близ городской окраины.

— Где это мы? Разве мы не в коттедж едем?

Кейнзы владели множеством зданий по всему городу, но Камилла предпочитала жить в небольшом домике на берегу реки. Тем не менее водитель привез их к мрачному, сложенному из кирпича поместью эпохи Средневековья, окруженному зеленым газоном.

— Извините, но нет.

Водитель остановился перед крыльцом, открыл дверь и жестом попросил пассажиров выйти.

— Засим позвольте откланяться. До свидания, — попрощался дворецкий, и они сразу же уехали.

Хьюи с Далиан неохотно развернулись ко входу в дом.

— Того и гляди рухнет, — выразила свое впечатление библиодева.

Юноша пожал плечами.

Поместье действительно переживало не лучшие дни.

Парковые деревья засохли, траву на газонах кто-то беспощадно вырвал, стены растрескались, все их изрешетили пулевые отверстия.

Хьюи утомленно вздохнул.

— Я... был здесь однажды. И тогда дом выглядел гораздо ухоженнее.

— Им точно семья старой девы владеет? — засомневалась Далиан.

— Ну да, — кивнул Хьюи. — Но жила здесь не Камилла…

Он прервался и, прищурившись, уставился на парк.

Там стоял старый двухместный биплан, такую модель после войны продавали гражданским. Нынешний владелец перекрасил фюзеляж в черный и белый цвета и изобразил на хвосте череп «Веселого Роджера».

— Страттер[✱]Сопвич 1½ Страттер — одно- или двухместный британский биплан времен Первой мировой войны. Был назван «полуторным страттером» из-за того, что верхнее крыло поддерживали одновременно длинный и короткий подкосы (strut). из КВМС[✱]Королевская Военно-морская служба.?

Хьюи почему-то недовольно застонал.

Далиан увидела «Роджера» и презрительно фыркнула.

— Какая безвкусица. Что он здесь дела... Гх!

Внезапно кто-то опустил на ее голову большую ладонь и взъерошил волосы.

— Так-так, что это за маленькое существо? — раздался не к месту громкий, гортанный голос.

Библиодева вскрикнула и, пытаясь вырваться, завопила:

— Ч-что ты делаешь?! Пусти! Кому говорю, пусти, наглец!

— Уа-ха-ха-ха-ха! А ты забавная!

— И-и-и! — негодующе завизжала Далиан.

Позади нее стоял молодой высокий мужчина в халате, сшитом из дорогой ткани винного цвета. На его груди поблескивала золотая цепь, пальцы были унизаны перстнями с фигурками черепа. Длинные волосы казались отлитыми из чистого золота, а кожа потемнела от загара.

Не утонченный красавчик из высшего света, но симпатичный, чем-то похож на моряка эпохи Великих географических открытий.

— Леон?! — изумился Хьюи.

— Йо, давно не виделись, Хьюни. Смотрю, цветешь и пахнешь, а? — фамильярно поздоровался мужчина и засмеялся.

— Когда ты вернулся? — так и не отойдя от удивления, продолжил юноша.

— Где-то неделю назад… Ай, вот заразка, царапается, уа-ха-ха-ха!

Далиан в страшной спешке отбежала от Леона и, едва не плача, укрылась за спиной Хьюи.

— Это еще что за хулиган? Хьюи, ты как-то с ним связан?!

— Это старший брат Камиллы, — усмехнулся юноша.

— Что?! — остолбенела Далиан.

Леон широко улыбнулся.

— Ну-у… Как брат, мы с ней только наполовину родственники.

— А я слышал, ты плаваешь по Индийскому океану, торгуешь. — Хьюи приложил руку к виску, роясь в памяти.

Леон родился на пять лет раньше Камиллы, еще до свадьбы своего отца. Его матерью была жительница колоний.

Обремененный такой родословной, он практически не показывался в родовом поместье и большую часть года проводил за границей. Многие родственники презирали его, но единокровная сестра любила, да и Хьюи дружил с ним с самого детства.

Далиан же втягивать когти пока не собиралась.

— Торгует? А может, грабит? Вдруг он пират?

— Пират? Хм, а что, было бы неплохо, — хмыкнул Леон и протянул ей руку. — Леон Ким Кейнз. Ну, приятно, что ли, Далинян?

— Ты кого Далинян назвал, хулиган? Эй, не трогай меня!

Далиан резко смахнула его руку со своей головы.

— Уа-ха-ха-ха-ха! А ты забавное существо. Так вот почему Камилла души в тебе не чает.

— Два сапога пара… — процедила библиодева, старательно уклоняясь от него.

Хьюи, улыбаясь, немного понаблюдал за ними, но вскоре посерьезнел и перешел к делу:

— Леон, что здесь произошло? Почему тут больше никого нет?

— А, точно, извини. Я же для того и послал за вами. — Леон поскреб в затылке и хлопнул себя по правой ноге. — Зараза, как же неудобно расхаживать.

— Поранился? — прищурился Хьюи, заметив шину и бинты.

Леон хмыкнул.

— А, расслабься. Подумаешь, покоцало двумя свинцовыми шариками. Пара неделек — и я как новенький.

— В тебя стреляли?

— Да это я на работе, — отмахнулся Леон, старательно подталкивая их к двери и крикнул кому-то. — Эй, Алунда, извини, что напрягаю, но завари им чаю!

Через несколько секунд из гостиной выглянула девушка лет пятнадцати. Хорошенькая, с точеным личиком, изящными дугами бровей и необычным оттенком кожи.

— Хорошо, — неуверенно кивнув, ответила она — вероятно, не привыкла разговаривать по-английски — и пошла на кухню.

— Да тут такие дела творятся, что слуг пришлось отпустить. Уж извините, но на особый прием можете не рассчитывать, — сказал Леон и сел в кресло.

— Кто она такая? — спросил Хьюи, глядя на дверь.

— Моя любовница… — с проказливыми нотками в голосе ответил Леон и через пару секунд добавил. — Хотел бы я сказать, но она босс. Босс одного синдиката.

— Преступного?

— По виду не скажешь, да? — ухмыльнулся Кейнз. — Хотя она босс чисто формально, ее синдикат очень маленький, того и гляди развалится. Влияния никакого, людей почти нет. Ее отца убили конкуренты, вот она и поднялась в ранге, сама того не ведая.

— То есть она что-то вроде козла отпущения, да? — мрачно вздохнул Хьюи.

Типичная ситуация: два синдиката выясняют отношения, один ставит на место босса «левую» личность и ценой ее жизни покупает мир. Алунда владеет организацией на законных основаниях. Если ее не станет, пост главы займет другой человек.

— Ну, вроде того, — неохотно признал Леон. — Потому-то я и позвал вас. Мне нужна консультация.

— Консультация? — переспросил Дисвард.

— Хочешь узнать, как соблазнить ее? — добавила Далиан.

— Ха-ха, не, я еще не настолько плох, чтобы Хьюни учил меня за юбками бегать, — оценил шутку Леон. — Хотя в чем-то вы правы. Алунда милашка каких поискать. Если я женюсь на ней, синдикат станет моим. О, она лакомый кусочек. Как для женихов, так и для убийц.

— Хмф, — скучающе фыркнула библиодева.

Внезапно Леон понизил голос.

— Такое дело… Я тоже задолжал отцу Алунды и хотел бы, чтобы она просто вышла замуж и была счастлива. Да и нашей торговле ничто не будет угрожать. Я уже начал кое-какие приготовления, но…

— Что-то помешало? — закончил Хьюи.

Леон кивнул.

— В точку. Люди из враждебного синдиката все никак не успокоятся, пытаются убрать ее, пока не состоялась помолвка.

— Тогда тебя и подстрелили, да?

— Ну да. Правда, я и сам налажал. Зато от души нашпиговал свинцом из «Виккерса»[✱]Английский станковый пулемет. тушку того типа, — неискренне засмеялся Леон.

Хьюи вспомнил изрешеченные пулями стены и ухмыльнулся.

Кейнз, видимо, понял, о чем он думает, и пожал плечами.

— Я не был уверен, что смогу защитить Алунду в колониях. Думал, что здесь на нее не осмелятся напасть в открытую.

— Что-то пошло не так?

— Они наняли убийцу.

— Убийцу?.. — протянул Хьюи, ощутив нехорошее предчувствие. — Я очень надеюсь, что ты не попросишь нас развлекать этого убийцу.

Леон громко засмеялся.

— Ха-ха, что ты, нет, конечно. Я по другому поводу. Камилла говорила, что вы, вроде как, отлично разбираетесь в книгах, в которых записаны странные вещи.

— Ты о призрачных книгах? — вздохнул Хьюи.

Призрачные книги содержат знания, которых не должно существовать в этом мире. Они очень опасны. Совместимый с ними читатель сможет обрести необычайную мудрость, но того, кто не в силах совладать с чарами, ждут только несчастья.

— Ну да, о них самых, — кивнул Леон. Было видно, что сами книги его мало интересуют. — Мне нужно знать, что делать с бессмертным убийцей.

— Что? — удивился Хьюи.

Кейнз неловко хохотнул и провел ребром ладони по шее.

— За Алундой охотится неуязвимый киллер.

2

На следующее утро Хьюи и Далиан зашли в магазин подержанных книг.

Он располагался на одной из безлюдных улочек города. Если на нем и была вывеска, то ее надежно скрыла копоть, щедро покрывавшая кирпичи здания, потому несведущему человеку найти букиниста было непросто. Однако когда они поднялись по скрипучей деревянной лестнице, то оказались в неожиданно просторном помещении.

Книги доверху заполняли высокие шкафы, а невместившиеся стопками громоздились на полу. Сквозь окно в крыше лился мягкий свет восходящего солнца, в лучах которого светилась кружащаяся в воздухе пыль. Пахло чернилами и бумагой.

За деревянной стойкой в глубине окутанного тишиной магазина стоял продавец — невысокий седой старик в круглых очках. Глубокие морщины избороздили его лицо. Ясные, пронзительные глаза были наполнены светом, казалось, они видят все и вся.

— Ну здравствуй, мальчишка. Нечасто ты заглядываешь ко мне в такую рань, — негромко произнес он, заметив поднимающегося по ступенькам Хьюи.

Юноша поморщился из-за такого обращения, но возражать не стал.

— Добро пожаловать, черная библиодева, — вежливо поклонившись, обратился к Далиан старик.

Та взглянула на него и высокомерно ответила:

— Я ищу убийцу.

— Понимаю, — кивнул букинист и отшутился серьезным тоном. — Сожалею, но я заведую книжной лавкой и не держу убийц.

Далиан поджала губы.

— Тогда что насчет информации о книге, которая есть у убийцы? — спросил Хьюи.

— У убийцы есть книга? — поправив очки, переспросил старик.

— Видимо, так, — кивнул юноша. — Его зовут Уэсли Клэйд. Прозвище — Добродетельный… Иронично. Убийца и добродетельный.

— Хо-хо…

— Родился в богатой столичной семье, учился в известном пансионе, но из-за врожденных вспыльчивости и жестокости попал в несколько неприятных ситуаций и был исключен, после чего покатился по наклонной и в конце концов стал киллером. Беспринципный, работает за деньги. Всегда выполняет контракт до конца. Типичный профи, — кратко пересказал Хьюи полученную от Леона информацию.

За последние десять лет Уэсли «Добродетельный» Клэйд убил более двухсот человек. Общественность практически не слышала о нем только потому, что Уэсли «убирал» таких же преступников, как и он сам. А о смерти главы криминального синдиката не будет сообщать в полицию ни одна семья.

— В таком случае, полагаю, и врагов у него немало, — без особого интереса в голове сказал старик.

— О, ему пытались отомстить и неоднократно. Но так ничего и не вышло.

— Почему?

Хьюи мгновение помолчал, но потом все же ответил:

— Говорят, что Уэсли бессмертен.

— Бессмертен?

— Он спокойно переносит выстрелы, ножевые раны и даже переезды поездом. Любые раны мгновенно затягиваются, а оторванные конечности вмиг отрастают.

— Тогда его целям не позавидуешь, — усмехнулся старик.

Юноша, поморщившись, кивнул.

— У него даже своего почерка нет. Он просто входит через парадные двери и убивает всех, кто стоит на пути. Любая охрана против него бессильна. Хорошо еще, что он не собирает свою группировку и не трогает простых людей.

— Получается, директор филиала фирмы Кейнзов уже столкнулся с ним в бою, — как бы невзначай бросил букинист.

— Так вы все знали, — нахмурился Хьюи.

— Ты ни капли не изменился, пройдоха, — недовольно буркнула Далиан.

Внезапно старик отвернулся и принялся рыться в стопке книг, сваленных за стойкой.

— Черная библиодева, вы слышали об авторе по имени Зенуя Холлуорд?

— Да… Из-за своего досконального описания человека прослыл еретиком. Считается, что описанный им человек выглядит реальнее оригинала, а фотографии и портреты кажутся жалкими подделками.

— Вы как всегда прекрасно осведомлены.

Далиан рассерженно мотнула головой.

— Холлуорд умер пятнадцать лет назад и оставил свое произведение незаконченным.

— Верно. Но вам известно, что Холлуорд какое-то время жил в одном общежитии с Уэсли Клэйдом?

— Что?! — воскликнул Хьюи.

Старик улыбнулся.

— Копия человека остается такой же, какой ее описал Холлуорд. Она не стареет, не болеет. Можно сказать, она становится истинной формой человека. Раны, нанесенные в реальности, исчезнут, ведь о них не было ни слова на страницах книги… Я бы назвал это слепками с образца, по которым создаются части куклы.

— Образца… — бесстрастно повторила Далиан. — Получается, книга Уэсли — это призрачная книга его образца?

Хьюи вскинул голову.

— Если уничтожить книгу, он лишится бессмертия?

— Лучше забудь об этом, — покачал головой владелец магазина.

— Почему?

— Книги… можно перепечатывать, мальчишка Хьюи, — ответил он и протянул книгу в красивом твердом переплете и с незнакомым названием.

— Что это? — настороженно спросила библиодева, беря ее.

Дисвард увидел имя автора и негромко охнул.

— Зенуя Холлуорд?..

— Это фантомная книга автора-еретика, — спокойно объяснил старик. — Похоже, Уэсли Клэйд поставил себя на место образца, напечатал множество копий и распространил их по всему миру. Да, развитие типографии — это одновременно благо и зло…

— Значит, пока существует хоть одна такая копия, оригинал трогать бесполезно? — цокнул языком юноша.

Печатные станки существуют уже не одну сотню лет. Сейчас каждый может напечатать книгу, были бы деньги.

А убийца Уэсли Клэйд придумал размножить таким способом призрачную книгу и получил запас, гарантирующий ему бессмертие.

— Пока вы не соберете со всего света копии и не сожжете их, Добродетельный не умрет. Думаю, вам стоит передать это мистеру Леону.

— Ага… — кивнул Хьюи.

Поиски всех призрачных книг Уэсли заранее обречены на провал, а значит у Леона нет ни единого шанса на победу.

«Он упрямый, не бросит Алунду и не убежит, но и ползать на коленях, вымаливая прощение, не станет, — хмуро подумал Дисвард. — Их следующая встреча станет последней. И мы ничего не можем с этим поделать!»

— Нет, — взглянув на него, внезапно проговорила библиодева.

— Далиан?

Девушка протянула ему книгу.

— Хьюи, я думаю, еще не все потеряно. Присмотрись.

— Что?..

Юноша открыл первую страницу «Книги образца» и медленно открыл рот от изумления.

3

Ближе к вечеру Хьюи и Далиан вернулись в особняк Леона.

Его владелец лежал на кушетке и мирно сопел во сне.

Но стоило гостям войти в комнату, как он мигом выхватил откуда-то пистолет и, широко зевая, взял их на прицел.

— Кто это?

— Мы, Леон, — подняв руки, усмехнулся Хьюи.

Леон потер заспанные глаза и неохотно сел.

— А? Хьюни и Далинян?

— Я тебе не Далинян. Неужели, лжепират, ты не в состоянии запомнить, как нас зовут? — раздраженно спросила Далиан, но Леон не ответил ей, лишь улыбнулся.

— Ну как? Узнали что-нибудь?

— Узнали, — кивнул Хьюи. — Все-таки у Добродетельного есть призрачная книга. Он тебе не по зубам. Лучше не ввязывайся в бой с ним.

— Понятненько, — хмыкнул Кейнз. — Спасибо за совет, за мной должок. Хотя простого «спасиба» тут мало… Эх, если бы не все это, я бы отвез вас в отцовский дом и дал помассировать грудь Камиллы.

— С чего вдруг мы должны мять жир старой девы? — тут же окрысилась Далиан.

Хьюи же притворился, что ничего не слышал, и сменил тему:

— Здесь очень тихо.

Леон расслабленно вытянул ноги и махнул рукой так, будто отгонял назойливую муху.

— Ага, тихо. Я выставил всех слуг. Не нужно им умирать из-за моих капризов. Вам, кстати, тоже пора бы уходить.

— Что с ней? — снова пропустив мимо ушей слова друга, Хьюи указал на вторую кушетку, где спала Алунда. Бледная, с перебинтованными руками.

Леон раздраженно скривился.

— Дал снотворное. Я только отвернулся, и она сразу попыталась покончить с собой. Наверное, думала, что тогда все закончится, и никто на меня нападать не будет… Недооценила она меня.

— А, ясно, — вздохнул Хьюи.

Алунда решилась на самоотверженный поступок ради своего защитника.

Наверное, поэтому Леон не хотел бросать ее, пусть на кону стояла его собственная жизнь.

— Почему? — раздельно спросила Далиан.

— Что «почему»? — прищурился Кейнз.

— Почему ты так печешься ради чужой девчонки? И ведь ты даже не влюблен в нее.

— А-а, сам не знаю, — смущенно покачал головой Леон. — Наверное, из дешевой жалости. Понимаешь, когда я вижу кого-то, кем манипулируют из-за его родителей, просто не могу остаться в стороне. Тешу свое жалкое самолюбие.

Незаконнорожденный ребенок, лишенный нормальной семьи…

Вероятно, Далиан мысленно поставила его рядом с простодушной сестрой и сокрушенно вздохнула… или попыталась так скрыть улыбку?

— Вы и впрямь два сапога пара, родственнички.

— А?

Внезапное удивленное выражение на лице Леона сменилось серьезным.

Он резко встал и, подволакивая раненую ногу, подошел к окну.

На территорию поместья въехал рычащий автомобиль.

Водитель остановился у крыльца и вышел.

Это был мужчина в длинном, некогда сером, а сейчас черном от впитавшейся крови плаще.

Правая рука его сжимала длинный секач.

Казалось, явился не убийца, а сама смерть, принявшая человеческий облик.

— Тц, приперся. И как эффектно, а. Так, Хьюни, бери чернышку и беги с ней через заднюю дверь!.. Эй! — сердито окликнул их Леон.

Но Хьюи с Далиан уже шли к парадному входу.

Юноша обернулся и весело посмотрел на друга, явно наслаждаясь его замешательством.

— Прости, Леон. Нам надо кое-что попробовать.

— Ты идиот? Вас это не касается. Зачем ты лезешь не в свое дело?!

Хьюи пожал плечами и засмеялся.

— Чтобы потешить жалкое самолюбие, наверное.

Далиан бесстрастно кивнула и добавила:

— Именно так.

4

Смеркалось.

Мужчина стоял перед крыльцом и, вертя в пальцах покрытый бурыми пятнами нож, смотрел на темно-синее небо.

Мягкая улыбка украшала и без того симпатичное лицо, а умные глаза придавали ему вид интеллектуала.

Даже въевшийся запах крови и сотни неупокоенных душ не могли умалить его красоту.

И именно поэтому мужчина казался кем угодно, но не человеком. Например, куклой, созданной по образцу оригинала.

— Сегодня луна красная, — негромко проговорил он, заметив, как по лестнице спускаются Хьюи и Далиан.

Юноша мельком посмотрел вдаль, на горизонт, где поднималась кровавая луна, и дежурным тоном ответил:

— Да, сегодня отличная ночь, Уэсли Клэйд.

«Ему должно быть не меньше сорока, но выглядит он на двадцать пять. “Книга образца” и правда защищает его, не дает заболеть и состариться…»

— Про тебя мне ничего не говорили… Телохранитель? А не молод ли ты для солдата? — грубо спросил киллер.

«У него красивый голос, — продолжил свои наблюдения Хьюи. — Понятно, почему люди прозвали его Добродетельным. Молодой, красивый, с мелодичным голосом. Прямо воплощение людской добродетели».

— Нет, я обычный пилот… И, ну так, к слову, внук одного небезызвестного библиомана.

— Внук библиомана? — недоуменно переспросил Уэсли.

Вместо ответа Хьюи вытащил из кармана книгу и зачитал отрывок:

— «Уэсли был удивительно молод и красив. Легко было поверить, что жизнь еще ничем не загрязнила этой молодой души. Но он знал, что когда-нибудь лишится этих добродетелей, станет некрасив, жалок и страшен. Знал и боялся этого. Убегая от страхов, Уэсли захотел сам стать страхом и начал убивать. Он превратился в единственного абсолютного убийцу…»

— Книга Зенуи? — Клэйд узнал произведение своего товарища. — Где ты ее взял?

— В местном магазине подержанных книг. К сожалению, это всего лишь копия, — ответил Хьюи.

— Где оригинал, убийца? — бесстрастно спросила молчавшая до сей поры Далиан.

— Этот, что ли?

Уэсли коснулся кармана, в котором лежал подарок Зенуи Холлуорда — манускрипт его книги, фантомное произведение автора-еретика, источник множества своих копий.

Киллер до сих пор не расстался с ним. Наверное, в силу привычки или в память о почившем друге.

Хьюи довольно улыбнулся и спросил:

— Не отдадите его нам?

Уэсли округлил было глаза, но сразу отошел от удивления и усмехнулся.

— Ха-ха, понятно. Внук библиомана, значит? Интересно… Но я не вижу смысла отдавать ее вам, ведь вас ждет смерть. Или же вы собираетесь убить меня и забрать ее?

Это была чистая провокация, однако Далиан кивнула.

— Придется.

В тот же момент Хьюи вытащил из кармана сюртука большой армейский револьвер переламывающегося типа. Калибра .455, он был слишком мощным, чтобы называться оружием для самообороны.

Широко улыбнувшись, юноша нажал на спусковой крючок.

Громыхнул выстрел.

Пуля прошила плечо Уэсли насквозь, сам мужчина по инерции сделал шаг назад… И все.

— Извини, но против меня такие фокусы не работают.

Казалось, время обратилось вспять. Брызги крови вернулись в рану, плоть восстановилась.

На ум Хьюи пришла ассоциация с потревоженной водой.

«Как там, пепел к пеплу, прах к праху? Все всегда возвращается на круги своя, ибо так повелел Бог».

— Ну, убедился? — спокойно спросил Уэсли.

Далиан удовлетворенно улыбнулась.

— Да… Теперь и мы можем почитать призрачную книгу. Хьюи!

Юноша кивнул и поднял правую руку, в которой возник золотой ключ с красным камнем. На стержне виднелась строка древнего стиха.

Библиодева раздвинула одежду на груди.

Убийца недоуменно нахмурился.

В центре по-детски плоской груди был старый грубый замок. Скважина в его центре, казалось, вела в самые глубины хрупкого тела.

Хьюи медленно прочел выгравированные на ключе слова.

Будто читающий заклинание маг или рыцарь, клянущийся в верности знатной даме.

— Вопрошаю… Человек ли ты?

Далиан ответила ему. Хриплым, как скрежет старого инструмента, голосом.

— Нет, я мир. Мир в сосуде.

Она резко выдохнула, когда золотой ключ вошел ей в грудь.

Замок разделился на половинки и с ослепительной вспышкой распахнулся, как дверь.

За ним скрывалась пустота, бледный мерцающий вихрь.

Хьюи сунул руку в дыру, вытащил книгу, раскрыл ее и начал читать текст на незнакомом языке.

— Книга… изнутри?

Видимо, инстинкт предупредил Уэсли об опасности, потому что он хохотнул и без предупреждения набросился на Дисварда.

Тот уклонился, ни на секунду не замолкая.

— Это «Книга тысячи скорбей», поколениями передаваемая среди жителей Древней Аравии. Старый гримуар, чтобы призвать огненного джинна.

— Гримуар?

Убийца засмеялся. Он знал о существовании призрачных книг, содержащих знания, которых не должно существовать в этом мире, и все равно засмеялся.

Вспыхнул яркий свет, который в следующую секунду обратился ревущим пламенем.

Хьюи исполнил ритуал и материализовал джинна.

Огненный вихрь вознесся до небес и поглотил свою жертву.

Пропитавшийся кровью плащ мгновенно вспыхнул, через несколько секунд завоняло горелым мясом, однако смех не утихал.

— Ха-ха-ха! Аха-ха-ха-ха-ха!

Оригинал «Книги образца» осыпался пеплом.

Убийца захохотал пуще прежнего. Он как будто хотел, чтобы она исчезла.

— Ясно, огненный джинн… Так вы хотели сжечь ее.

Пламя потухло столь же стремительно, как и появилось.

Хьюи закрыл «Книгу тысячи скорбей».

Одежда Уэсли обуглилась и дымилась, однако на теле не осталось ни одного ожога.

Плоть восстановилась до состояния, описанного в «Книге образца».

Вероятно, это был прощальный дар призрачной книги его друга, Зенуи.

— Ох, вот незадача. У меня же осталась еще целая куча таких же! По всему свету ходят тысячи книг Зенуи! Ваши друзья-библиоманы присоединяют их к своим коллекциям, даже не подозревая об их истинной сути, и берегут как зеницу ока! — торжествующе закричал убийца, отбросил пепел и снова занес нож для удара.

Далиан холодно посмотрела на него.

— Ты думаешь, что не можешь умереть, пока существует хоть одна копия «Книги образца», так?

— Что? — нахмурился Уэсли. Вопрос на мгновение сбил его с толку…

Как вдруг прогремел второй выстрел.

Хьюи ранил его в правую руку.

— А…

Мышцы рефлекторно расслабились, и нож выпал на землю.

Уэсли озадаченно посмотрел на кровь.

А потом пришла боль.

Однако плоть больше не регенерировала.

— Р-рана!.. Ты ранил меня! Но как?! — хрипло завопил он.

Красота слезла с его искаженного болью и страхом лица, как краска с холста.

Годы наконец-то взяли свое.

— Почему она не заросла?! У меня столько копий книги Зенуи! Почему?!

Он рухнул на землю и попытался собрать пепел, но серые хлопья проскальзывали между пальцами и падали обратно.

— Ты вспомнил, Уэсли Клэйд? Вспомнил его — страх старости, болезней и смерти? — бесстрастно спросила Далиан.

— Мы не станем убивать тебя. А вот насчет остальных не уверен. Ты стольких людей настроил против себя… Они жаждут мести за родственников и любимых. Представь, как они оживятся, когда узнают, что ты больше не бессмертен, — жалостливо добавил Хьюи.

Экс-Добродетельный оцепенел, а потом заорал от переполнившего его ужаса и бросился прочь.

Хьюи с Далиан проводили его взглядами и устало выдохнули.

Тем временем ночь вступила в свои законные права. В темном небе сияла луна — ее вестник.

5

Стояло солнечное утро субботы.

Легкий туман развеялся, в ярко-синем небе не было ни единого облачка.

На неширокой частной взлетно-посадочной полосе рычал двигателем безвкусно раскрашенный биплан с черепом «Веселого Роджера» на хвосте.

— Хьюни, Далька, спасибо вам. Вот, просто от всего сердца спасибо, — улыбаясь, благодарил Леон в летном комбинезоне винного цвета.

Он отбывал в столицу, откуда собирался плыть в колонии.

На заднем сидении биплана сидела Алунда. Она заметно нервничала перед предстоящим полетом, но нашла в себе силы повернуться и помахать на прощание, как самый настоящий ребенок.

— Ты кого Далькой назвал, лжепират? Эй, а ну убрал руку! Я не разрешала тебе трогать мою голову! — зарычала Далиан, сбрасывая его ладонь с макушки.

— Аха-ха-ха! Нет, какое же ты все-таки забавное существо, — засмеялся Леон, сверкая белыми зубами.

Уэсли залег на дно, от него не было ни слуху ни духу, однако криминальную сеть всего королевства уже облетела весть о его смертности. Это Леон постарался: поднапряг информаторов Кейнзов и подключил личные связи.

«Через несколько дней об этом узнает весь мир, — говорил он. — О, какая движуха сразу начнется. Нашему убийце придется заплатить по всем счетам».

— Ну и на прощание откройте тайну. Почему его призрачная книга утратила силу? Неужели оригинал настолько важен?

Далиан неохотно покачала головой.

— Нет… Если информация идентична, копии призрачной книги будут обладать силой оригинала. Даже отпечатанные на станке.

— Почему же он перестал быть бессмертным? — не отступил Леон.

Библиодева подняла на него взгляд, легонько вздохнула и бросила:

— Опечатки.

— А?..

Хьюи усмехнулся и протянул озадаченному другу копию «Книги образца» из магазина подержанных книг.

Леон открыл ее и недоумевающе прочел:

— «Ужсли бцл удтстьельро молощ и крастс. Легуо бцло посертьь, чьо жтзрь еще ртчем ре загрчзртла эьой молощой щушт…» Это что еще такое?

— Книга полна опечаток, — сокрушенно покачала головой Далиан. — Похоже, какой-то безалаберный печатник пустил ее в производство, не удосужившись даже откалибровать станок.

Текст настолько изобиловал ошибками, что от оригинала Зенуи Холлуорда не осталось и следа. Вместо детального описания получилась бессмысленная белиберда.

И все запасные призрачные книги были такими же.

Естественно, как только сгорел оригинал, магия развеялась.

— Ха-ха-ха! Глупее не придумаешь! — не удержался от смешка Леон, закрывая испорченную копию.

Далиан кивнула.

— Да… Однако я думаю, что ошибка кроется не в самой книге, а во всяких уловках наподобие вечной жизни.

— В точку, — понимающе кивнул Леон и полез в кокпит. Устроившись в кресле, он вскинул большой палец и прокричал. — Еще увидимся, Хьюи! И с тобой, Далиан!

Библиодева так удивилась, что не нашлась с ответом. А вот Хьюи засмеялся и махнул рукой.

— Если только будем живы!

— Это точно!

Леон уверенно повел биплан на взлет.

Самолет взмыл в синее небо, превратился в крошечную точку и вскоре исчез.