Том 0    
Глава 5: Запечатанная зелень


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
onemeshnig
2 г.
Спасибо за перевод! С нетерпением жду продолжения! Я только одного не понимаю
Развернуть/Свернуть
Дзюбэй и Найн?? КАК?!?! Он же КОШАК!!11
inoriol
2 г.
Здравствуйте, читатели. Наконец я могу сказать, почему всё это время не было обновлений серии. Да, я перешёл в основной раздел РуРанобэ и последние полтора года шла редактура. Я очень благодарен Снайперу (и всем остальным тоже) за проделанную работу и, в общем-то, ни капли не жалею о таком долгом сроке. Он стал мне весьма поучительным.

Что до сроков дальше? Пока не могу сказать, но, скорее всего, вас ждут относительно регулярные релизы новых глав. До скорых встреч!
onemeshnig
2 г.
Жаль что всё затихло
inoriol
3 г.
Благодарю, Holopid, приятно это читать.

Итак, у вас, вероятно, вопрос - куда я пропал и где обещанная вычитка. Хорошая новость - на проекте появились редактор и эдитор. Плохая новость - пока редакт хотя бы пары глав не будет завершён, ничего выкладываться не будет.

На этом моменте смекалистые люди смогут сложить два и два, но если у вас, вдруг, это не получилось, то просто ждите обновлений.
Holopid
3 г.
Ждём продолжения!
Относительно качества перевода, да бывают где-то неприятные моменты, НО этот перевод язык не повернётся назвать "механическим". Чувствуется душа что-ли. И да, я проникся послесловием =)
inoriol
3 г.
Здравствуйте, Rungerd!
Сразу скажу, я хорошо понимаю ваши жалобы. Мне стоило как минимум пару недель ещё «потомить» перевод на глобальной вычитке, которой я особо не занимался. Понимаю, плохо, особенно учитывая мою тягу к косякам. Впрочем одна глупость наложилась на другую — глобальной вычиткой мне хотелось заняться уже после завершения тома (тем самым обеспечив нетерпеливых продой), чтобы заодно привести к единству терминологию и некоторые другие косяки самого перевода.

В общем, глобальной вычиткой я теперь и займусь. Если перевод вам ещё хоть сколько-нибудь интересен, то рекомендую перестать кровоточить глазами, и оставить его пока для более непритязательных читателей, а самой наведаться сюда через пару недель и проверить, отписал ли я в комментариях о глобальной вычитке.

И я понимаю, что вычиткой дело не ограничится — в лучшем случае я исправлю только самые явные и переводу всё равно потребуется редактор. Я постараюсь его найти.

Если же вы храбрая духом и решили продолжать читать прямо сейчас, то я буду вам признателен, коли о найденных косяках вы будете сообщать в Орфус. Может вы это уже делаете — я вижу в нём достаточно много предложений, но большая часть из них анонимная. И ещё от Onemeshnig'а есть.

Касательно приведённых вами примеров — согласен, это мои косяки. Впрочем не уверен что на вычитке я бы заметил весёлую улыбку — автор крайне любит почти каждой улыбке давать какую-то описательную часть — грустная, ехидная, жизнерадостная, пустая…

Словом мне очень жаль, что я задел ваши эстетические чувства. Я постараюсь исправиться настолько, насколько это возможно моими силами, а после запросить помощь более литературно подкованных людей, чем я.

Спасибо за ваш отзыв.
rungerd
3 г.
Найдите себе редактора, ей богу. Текст вообще нечитабельный, а если учесть, сколько дикого бреда есть в самой истории, понять хоть что-либо просто невозможно. Я как Мицуёси "всем видом выражаю безысходность".
Особенно меня вынесло с фразы "Её улыбка выглядела весело, а смех не мог вызвать ни в ком раздражение. От него исходило ощущение не как от простого смеха: тёплая и нежная теплота, как будто ты стоишь где-то, где мягко светит солнце". Улыбка... выглядела весело... теплая теплота. За что? Тут кровь из глаз можно ведрами набирать.
alexwarsis
3 г.
Спасибо за перевод этого замечательного произведения
skarfyis
3 г.
Спасибо за проду! Только скачал Часть 3, а тут уже и 4 появилась)
inoriol
3 г.
Да, для этого можно выделить фрагмент текста и сбоку нажать на иконку с облаком диалога.

Как только я выложу весь том я обязательно учту все замечания, а так же сам пройдусь по тексту, выправляя косяки.
onemeshnig
3 г.
Спасибо! А как тут, если находишь, ошибки присылать?
alexwarsis
3 г.
Буду ждать следующей главы. Спасибо за перевод
onemeshnig
3 г.
onemeshnig
3 г.
Спасибо!
onemeshnig
3 г.
Спасибо!
inoriol
3 г.
Иллюстрации подправил. Правки пролога и первой части ещё в процессе. Завтра примусь (и по возможности выложу) первую часть второй главы.
inoriol
3 г.
В ближайшую неделю постараюсь немного поправить иллюстрации, а так же несколько переделать перевод пролога и первой части.
onemeshnig
3 г.
Вах, спасибо!
onemeshnig
3 г.
Спасибо за ответ! Буду ждать.
inoriol
3 г.
Надежда есть. Перевод возобновится ускоренным темпом в феврале

Глава 5: Запечатанная зелень

Запись в журнале №...

Что это было?

Что это было на самом деле? Почему всё случилось именно так? Почему?

Из Горна начало вытекать что-то чёрное.

Я не знаю, что это.

Релиус сказал, что это не Кусанаги. А потом Релиус исчез… Поглощённый этим чем-то.

Он умер?

Ответь мне, Релиус. Как мне лучше всего поступить?

Мы создали то, что и хотели?

Нет. Мы построили…

Врата Шеола.

Они чужды нашему миру.

Почему так всё вышло?

Точно.

Клин.

Я его сделал специально для такого случая.

Однако у меня нет ключа.

Ключ… Мне надо как-то получить его. Но как?

У меня нет вариантов.

Всё, что я могу, — ждать тут, пока моя жизнь не окончится…

Часть 1

Неуместная в этой обстановке дверь, которую обнаружила Тринити, была весьма незамысловата.

Даже Селика заметила, что дверной замок старый и примитивный. Рагна легко выбил его парой пинков.

За дверью скрывался узкий тёмный проход. В отличие от других мест комплекса, тут не было освещения. Наверное потому, что тут его вообще не устанавливали.

Полагаясь на магический свет Тринити, группа с Рагной во главе двигалась вперёд. Затем они кое-что обнаружили. Внутри этого тёмного прохода их ждала другая дверь.

— Тут электронный замок, — пояснила остальным шедшая сразу за Рагной Селика, разглядывая небольшую панель около двери.

То ли источник энергии всего комплекса все еще работал, то ли здесь имелось независимое питание, но замок все еще функционировал.

Рагна попытался ударить дверь без особого усилия. С безопасностью тут было явно получше, чем у входа — сколько бы Рагна ни бил, дверь не поддавалась.

— Итак, что нам теперь делать? Прямо скажем, пытаться выломать эту дверь — только потеть лишний раз.

— Взрывать её тоже опасно. Нас может зацепить, — высказалась Найн, вспомнив, как она хотела взорвать дверь лифта, и помотала головой.

Однако на её лице возникла беззаботная улыбка.

— Вот как мы поступим.

Кончики её пальцев засверкали. Разряд электричества прошиб панель, выбив множество искр.

Спустя мгновение в центре здоровой двери наметилась щель. Створки лениво разъехались вверх и вниз.

— Серьёзно?..

— Сестрица поразительна…

Увидев, как быстро ведьма справилась с преградой, Рагна и Селика не смогли сдержать восхищения.

Найн лишь усмехнулась:

— Хе, если система продвинутая, то найти с ней общий язык очень просто.

В отличие от лифта, который просто вырубился, замок ещё работал. Пожалуй, вместо «найти общий язык» было бы правильнее сказать «можно как следует долбануть для нужного исхода».

Найн стряхнула танцующее на пальцах остаточное электричество, будто спутавшиеся нитки.

Хотя вёл сюда очень узкий проход, само помещение оказалась на удивление просторным.

Возможно, даже правильнее будет назвать его ангаром.

Когда они вошли, то поначалу могли видеть лишь зелёное сияние, заполнявшее всё вокруг — как будто тёмный проход до этого и не существовал.

Комната овальной формы была отделана металлическими листами.

Также здесь нашлось несколько устройств, напоминавших с виду измерительные приборы. Похоже, здесь велась какие-то исследования. Стол, на котором стоял компьютер, оказался завален большим количеством бумаг, некоторые из них были приклеены к стене скотчем.

Однако в комнате витало какое-то чувство дискомфорта.

— Что с этой комнатой?.. Такое ощущение, будто время застыло.

Первой причину заметила Тринити. Девушка заозиралась с тревогой на лице.

Как она и сказала, комната была странной.

Нетронутая Чёрным зверем, без следов порезов. И, видимо, всего несколько дней или даже часов назад кто-то её использовал. Воздух не был старым и затхлым.

Не было запаха пыли и ржавчины. Что только нагнетало жути.

— Похоже, мы забрели в какое-то странное место.

Резко сказав это, Найн осторожно прошла во внутреннюю часть комнаты.

Накрывавшая группу Рагны оболочка внезапно заколыхалась и развеялась.

Тринити отменила свою защитную магию.

— Некоторое время она нам не понадобится.

Конечно, в остальной части первого отдела воздух мог легко сжечь все их внутренние органы, не будь у них защиты. Однако тут воздух был достаточно чист, чтобы дышать полной грудью.

И не только в этой комнате. В пещере с Горном воздух тоже был чист. Сейд, вытекающая из Горна субстанция, нейтрализовал радиацию и другие вредные химикаты. Не похоже, что он был опасен. Даже наоборот, сейд очищал воздух.

Однако среди присутствующих принцип работы сейда в полной мере понимала только Найн.

— Скрытая комната, значит.

Вдыхая на удивление свежий из-за сейда воздух, Рагна бродил по комнате. Парень поднял лист бумаги, упавший к его ступне.

Даже тусклого голубовато-зелёного освещения хватало, чтобы легко различать мелкие символы. Однако поскольку написано всё было на японском, для Рагны всё было не более, чем непонятными закорючками.

Пусть текст и был ему непонятен, но рисунки парень вполне себе различал. Рагна нахмурился, глядя на множественные рукописные заметки вокруг рисунка в центре страницы.

На листе было изображено что-то… Напоминающее по форме гвоздь. Скорее всего это был чертеж чего-то или какая-то схема.

Подобравшись сбоку, Селика глянула, что там держит Рагна.

— Что это? Какой-то механизм? Похоже на гвоздь… Ах!

Случайно подняв взгляд, Селика внезапно вскрикнула и указала пальцем на внутреннюю часть комнаты.

Тихо сливаясь с зелёным освещением, гигантский объект в форме гвоздя висел в воздухе около стены.

И если и называть это гвоздём, то с большой натяжкой, и то только из-за формы. Однако выглядел он великолепно и, как будто украшал комнату. Зелёные орнаменты выступали на приятной взгляду серебряной поверхности. Металлические части переходили одна в другую, образовывая выверенный до миллиметра узор, имеющий свой определённый шарм.

Рагна прикинул, что по размеру не важно, высоту или ширину брать: этот гвоздь мог уместить в себе трёх или четырёх людей. Возможно, дело в свете, но казалось, что при ближайшем рассмотрении он может оказаться ещё больше.

От него исходило ощущение чего-то священного, словно этот гвоздь был статуей богини, прекрасное тело которой опоясывали серебряные цепи, прикрепленные к стенам и потолку.

— Эти рисунки, к слову, не к нему относятся?

Вопрос Селики был адресован Рагне, который держал чертеж этого захватывающего гигантского гвоздеподобного изваяния.

Если так, то, видимо, кто-то создал это устройство. Это казалось невозможным. Сколько же надо технологий, знаний и идей вложить, чтобы создать такой объект.

По шее Рагны пробежали те же мурашки, что и от Горна.

— Похоже на то. Но почему такая штуковина находится рядом с Горном?

Для неё даже сделали скрытую комнату.

— Скорее всего эту комнату построили для наблюдения за Горном, — сказала Тринити, копаясь в компьютере немного в стороне от основной группы.

Рагну удивило, как хорошо она обращалась с техникой. Иногда на кончиках её пальцев светились маленькие символы. Скорее всего, она использовала магию, но, в любом случае, выходило у неё это весьма ловко.

Поправив большие очки, Тринити повернула второй монитор, чтобы Рагна и остальные могли видеть изображение на нём.

Там был вид на Горн откуда-то сверху.

— Похоже, что эта камера записывает изменения обстановки возле Горна, такие как температура и влажность. К тому же, тут отображается ещё много данных.

— Значит… Это устройство тоже связано с Горном и Гранью?

Рагна оторвался от камеры наблюдения и бросил взгляд на серебряно-зелёный гвоздь. Да, аура от него исходила как раз подходящая.

— О?

Продолжая возится с компьютером, Тринити озадаченно наклонила голову.

Найн, собиравшая разбросанные по столу бумаги, повернулась к подруге.

— Что случилось?

— Я проверяла кое-что, что не давало мне покоя. Как я и думала, эта комната необычна.

Маленькие магические круги на кончиках пальцев Тринити появлялись и исчезали. Она хотела лишний раз укрепиться в своих подозрениях.

— Данные на этом компьютере, его часы… С момента появления Чёрного зверя прошло не так много времени...

— А конкретнее?

— Один год...

Похоже, в этой комнате с момента появления Чёрного зверя минул лишь один год, хотя в остальном мире прошло уже шесть лет.

— Ясно, — недовольно проворчала Найн, опустив взгляд на бумаги. Похоже, только эта ведьма и понимала, почему течение времени в комнате было необычным.

Селика внезапно среагировала, чем встревожила Рагну. Прежде, чем парень успел понять, девушка выхватила из его руки лист с наброском и сосредоточенно уставилась на чертёж. Она смотрела настолько пристально, что, казалось, могла бы прожечь в нём дыру.

Бросив взгляд на Найн, Рагна увидел что девушка с таким же мрачным лицом рассматривала бумаги, поднятые с пола.

Парня посетило дурное предчувствие. Он тихонько окликнул напряжённую девушку.

— Селика?

Плечи Селики вздрогнули, и девушка взглянула на Рагну с такой тоской, как будто она находилась на грани истерики.

— Рагна… Это…

— Здесь сказано о чём-то опасном?

Селика несколько раз помотала головой.

Словно пытаясь удостовериться в чем-то невероятном, она обводила пальцем сильно кренящиеся вправо иероглифы, назвать которые красивыми было нельзя даже с большой натяжкой. Затем она кратко прочистила горло.

— Это… Почерк отца.

Иначе говоря, Сюитиро Аяцуки.

Которого искали Селика, Рагна, Мицуёси и Клавис.

Настроение Рагны резко поменялось.

— Уверена?

— Да. Без сомнений. Я помню его очень хорошо.

Селика неотрывно разглядывала схему в своих руках, однако взгляд её заметно потеплел. Тут находились следы отца, которые она так искала.

Рагна ещё раз посмотрел на гигантский инструмент, словно следивший за ними. В очередной раз парень поразился его подавляющему великолепию.

— Тогда получается... эту штуку сделал твой старик?

— Я думаю, он как минимум её спроектировал.

— Так что же это тогда такое? Для предмета интерьера слишком пафосно выглядит.

Потолок над серебряно-зелёным гвоздём был на удивление высоким. Цепи, удерживающие этот объект, соединялись с несколькими подъёмными механизмами, с помощью которых, по-видимому, гвоздь можно было поднять ещё выше.

Селика ещё раз взглянула на схему.

— Похоже, написанное тут не объясняет, зачем нужно это устройство, но…

Речь Селики прервал громкий звук.

Все резко развернулись. Найн дочитала документы, разбросанные на удалении от Рагны, Селики и Тринити. Звук был от стопки бумаг, которую швырнули на измерительный прибор.

Пятисантиметровая стопка врезалась в металлический ящик, после чего потеряла устойчивость и разлетелась по полу отдельными листами.

Найн со всей силы начала топтать документы. Ведьма вложила в это всю ненависть из своей души.

— Не шути со мной… ДА НАСКОЛЬКО ЖЕ ГНИЛЫЕ У ТЕБЯ МЫСЛИ?!

Под острым каблуком один из листов сильно порвался. Паникующая Селика рванулась спасать документы из-под ног своей сестры.

— Сестра, что ты делаешь?! Это же отцовы…

— Да! Несомненно, их написал этот человек! Так же как и чертежи и принципы работы этого устройства! Оно не вписывается ни в какие рамки, и я не шучу. Такую несуразицу не мог сотворить никто, кроме этого мужчины!

— Подожди. Объясни нормально. Я совершенно не понимаю, почему ты так взбесилась.

Рагна прервал их обеих. Парень помог Селике собрать документы с пола, и та прижала стопку к груди.

Тем временем Найн глубоко вдохнула, чтобы восстановить дыхание после приступа ярости. Но эмоций скопилось столько, что ведьма ударила кулаком об стену.

Обеспокоенная Тринити дотронулась до спины Найн. Красноволосая ведьма прикусила губу и смогла наконец подавить свой гнев.

— Грань заполнена веществом, называемым сейд. Сейд всегда вытекает из этой чёртовой дыры Горна. Разумно предположить, что существо из Грани, называемое Чёрным зверем, тоже сильно связано с сейдом.

— Звучит очень туманно.

— А что поделать. К Чёрному зверю никто приближаться не хочет. И его разбросанные повсюду следы тоже далеко не та вещь, к которой можно беспечно подойти.

Когда такое говорит один из десяти мудрецов гильдии магов, то стоит прислушаться. К тому же куча организаций была донельзя занята устранением урона от Чёрного зверя. Им было не до спокойных расследований.

Не в силах что-то противопоставить Чёрному зверю, они всё больше впадали в смятение, столкнувшись с очередными разрушениями, вызванными монстром. Порочный круг принимал глобальный оборот, и конца ему не было видно.

— Вернёмся к теме. Смотрите, и Грань, и Чёрный зверь ‒ это скопление сейда. А эта вычурная штука, получается… Нужна, чтобы перекрыть его поток.

Найн яростно уставилась на завораживающий артефакт.

В её тоне повествования чувствовалось какое-то смятение. Естественно, Рагна и Селика явно нервничали.

— И что произойдёт, если остановить поток сейда?

— Всё просто. В двух словах…

Найн сделала паузу.

Однако она не успела продолжить, как иной голос зазвучал в ответ:

— В двух словах… Мы остановим Чёрного зверя.

Грубый мужской голос послышался со стороны всё ещё открытой двери.

Часть 2

Голос этот не принадлежал никому из присутствовавших. Поняв это, Рагна развернулся и выхватил из-за пояса меч.

Но тут же его остриё заколебалось.

Найн вызвала замыкание электронной панели своей магией, от чего массивная металлическая дверь не могла закрыться. В квадратном проходе сейчас стоял щуплый человек, опираясь на раму спиной.

Его кожа была покрыта глубокими морщинами, отчего мужчина выглядел крайне нездоровым. В волосы закралась седина. Скорее всего ему было под сорок, как говорится, самый расцвет сил. Но вот ощущение складывалось такое, будто он старик, уже перешагнувший через шестой десяток.

Мужчина носил покрытые пылью штаны и рубаху, поверх которых был надет грязноватый белый халат. … Похоже, что он скрытно жил в этих заброшенных подземных руинах шесть лет.

Его узкие очки были немного погнуты, а по стеклу пробегала небольшая трещина. Почему-то это создавало впечатление его нервозности.

Это был Сюитиро Аяцуки.

Рагна услышал громкий вздох Селики рядом с собой.

— Отец?!

Едва позвав его, девушка сразу же помчалась вперёд, не спуская с мужчины неверящий взгляд.

— Ты… действительно мой отец?

Его внешность сильно отличалась от той, которую помнила Селика.

Пусть он и стал всегда выглядеть нездоровым после того, как начал проводить дни напролёт в исследовательском институте, настолько болезненным он не был. Пусть он и был худощавого телосложения, но он никогда не был настолько тощим, что, казалось, мог развалиться на части в любую секунду. Пусть он давно не юноша, но его глаза никогда не были настолько впалыми.

Его внешность изменилась гораздо сильнее, чем должна была за шесть лет.

Очкастый мужчина в белом халате поднял взгляд на торопящуюся к нему Селику, словно убеждаясь в правдивости происходящего. После чего он кое-как разлепил губы.

— Видимо, небеса ещё обо мне не забыли, раз дозволили еще раз встретиться с тобой.

Хриплый и полный страдания голос, конечно же, сильно отличался от того, что помнила Селика, но вот интонации точно принадлежали её любимому отцу.

Пусть он и на удивление стар, это, без всяких сомнений, её отец.

— Слава богу. Ты действительно жив… Я так рада, что мы всё-таки встретились… Я искала тебя всё это время. Но почему? Если бы ты только связался со мной за эти шесть лет… Я бы сразу помчалась сюда, бросив все дела…

Наконец она его встретила. Слова вперемешку со слезами переполнили девушку и выплеснулись все разом.

Сюитиро ответил неловкой улыбкой. Однако из-за немощности он не мог даже поднять руку, чтобы погладить дочь. Вместо этого мужчина только сильнее припал к стене и уставился на девушку мутными глазами.

Все средства связи с внешним миром были потеряны. Костюм, защищающий от загрязнения воздуха, был сломан без возможности восстановления. Единственным путём наверх оставалась лестница, но истощённый Сюитиро никак бы по ней не взобрался.

Можно было бы надеяться поймать радиосигнал снаружи, однако после ядерного удара эфир молчал.

За шесть лет никто не пришёл ему на помощь, а сам учёный выбраться не мог. Мужчина оказался наедине с собой в этом глубоком подземелье. Представив себе, каково было ему в одиночестве, Селика задрожала.

— Я рада… Что нашла тебя.

Теперь его одиночество закончится. Селика вытерла слёзы со щёк и радостно улыбнулась своему отцу.

Как же хорошо. Она почувствовала, что её беспокойство наконец уходит и сменяется облегчением. Девушка почувствовала, что не зря искала его.

Но со спины вдруг прилетели резкие слова.

— Селика! Отойди от этого человека!

Кричала Найн. Селика развернулась в недоумении.

Такие слова явно не подходили девушке, что наконец встретила своего отца. Однако же Найн была абсолютно серьёзна и не скрывала своей враждебности к отцу.

— Сестра?

— Вернись сейчас же и не приближайся к нему.

— Но почему? Это же отец! Он жив!

Селика не послушала старшую сестру и взялась за руку отца. Иссохшие пальцы напоминали собой ветки деревьев. Однако, безусловно, от закостеневших мышц исходило тепло.

Стуча каблуками, Найн подошла к ним и разбила их руки.

— Слышь, ты!

Рагна повысил голос, поскольку, весьма ожидаемо, он не был согласен с красноволосой ведьмой.

Однако парень заткнулся, натолкнувшись на острый взгляд от Найн.

— Отойди от него! — прокричала она вновь.

В этот раз, не слушая никаких оправданий, ведьма схватила руку сестры и с силой оттянула её от отца. Сама же Найн встала между ними, как будто защищая Селику.

Сюитиро раздражённо смотрел на дерзкое и грубое поведение своей старшей дочери. Его губы растянулись в улыбке.

— Коноэ, хех...

— Не смей называть меня по имени.

С неприкрытой враждебностью Найн отвергла отца.

— Наконец мы встретились. Я искала тебя только чтобы узнать, какого рода эксперимент ты проводил тут шесть лет назад?.. Хотя нет, не это. Зачем ты создал этот объект?

Объект, о котором говорила ведьма, занимал внушительную часть комнаты. Речь шла о гвозде с зелёными узорами.

Совсем недавно Сюитиро что-то обронил о возможности остановить Чёрного зверя.

Учёный поднял выцветшие глаза и посмотрел на мирно спящий артефакт. После чего его тяжёлые, высохшие губы задвигались.

— У меня были сомнения, что всё могло пойти так. Мы провалились. То, что мы создавали, было потеряно в Грани… А вместо этого мы пригласили сюда страх.

Однажды система Такамагахара бросила вызов Богу. После чего был разработан объект для прямого взаимодействия с Гранью. Однако в результате появился монстр, уничтоживший всё и вся.

Шептания Сюитиро выглядели так, будто мыслями он унёсся куда-то очень далеко.

— Без сомнений, это врата Шеола… Если верить тому, что он сказал, то за ними, скорее всего, находится Ад… Я всегда боялся. Что будет, если мы потерпим неудачу?.. Я не успел заметить, как эта мысль поглотила мой разум. Из-за возможности такого исхода я создал нечто, способное удержать поток сейда из Грани, заткнуть эту дыру.

Сюитиро поднял иссохшую кисть и вытянул её в направлении к обсуждаемому объекту.

— Вот оно… Клин Кусинады.

Объект, который только что назвали Клином, безмолвно висел, лишь красиво отсвечивая зеленым, и совершенно не создавал впечатления, что в нём заключена ужасающая мощь. Казалось, что он в глубокой дрёме.

Руки, вытянутые по направлению к клину, опали.

Спина, опиравшаяся на стену, съехала вниз. Слабое и тонкое тело Сюитиро осело на холодный пол и больше не поднималось.

— ОТЕЦ?!

Селика рванула, проскочив мимо Найн, и присела перед отцом. Хоть она и знала, что этим лишь немного успокоит себя, Селика положила руки на грудь отца и применила лечебную магию.

Девушка от природы была необычайно способна в этой магии. Но всё же она не могла лечить невидимые раны. Не могла лечить болезни. К тому же здоровье Сюитиро подтачивала вовсе не обычная болезнь.

— Не трать свою магию. Моё тело слишком долго отравлялось концентрированным сейдом. Уже поздно как-то с этим бороться.

Отравление сейдом. Так же, как щёлочь нейтрализует кислоту, сейд способен нейтрализовать вредные субстанции. Но так же, как и щёлочь, он был вреден в сильной концентрации. Слишком большое количество сейда могло отравить человека.

— Должно быть, это конец, — сказал Сюитиро своей плачущей дочери. Собравшись с последними силами, учёный смог поднять свою недавно опавшую руку и положить её на плечо Селики.

— Послушай… Селика. Мой клин способен закрыть эту дыру. Грань сильно влияет на этого монстра. Пусть и временно, но клин сможет полностью остановить его.

— О-отец?..

Внезапно в голосе Сюитиро проявились эмоции. Несмотря на то, что его тело было уже готово попрощаться с этим миром, рука впилась в плечо Селики на удивление сильно.

Как будто он хотел сообщить нечто важное.

— Я не переставал ждать тебя. Я знал, что ты придёшь, я…

С нарастающим раздражением Найн попыталась отцепить руку отца с плеча своей младшей сестры.

Однако только что бывшая немощной рука Сюитиро не дрогнула. Даже наоборот, его пальцы только глубже впились в плечо Селики.

— Моё последнее исследование. Твоя сила нужна для его завершения. Твоя…

— Отпусти Селику!

Крик Найн оказался оглушительным в прямом смысле. Старика отбросило и впечатало в стену позади.

Невероятно, но она не пожалела родного отца.

Селика уже хотела упрекнуть сестру, но в холодном пространстве комнаты прозвучал глухой смех.

— Хе-хе… Ха-ха. Мой клин запечатает вылезшего монстра. И тогда я докажу, что мои умения превосходят его…

Он говорил сам с собой. Его тело, державшееся только на силе воли, уже не могло двигаться. Беспомощно опиравшийся об стену головой, Сиюитиро посмотрел на потолок и засмеялся.

От взгляда на отца, говорившего так торжествующе, в Найн смешалась злость и отвращение. Не давая сестре больше трогать учёного, ведьма оттянула её назад.

Ошарашенная Селика подвернула при этом ногу, однако Рагна сразу же подхватил её.

Все не отрывали взгляда от Сюитиро.

— Отвратительный, как и всегда. Дело не в спасении мира и человечества от Чёрного зверя. Ты просто хочешь доказать кому-то, что ты лучше этого гения, так ведь?

— Да, именно так. Я учёный. Разве это не очевидно? Я постоянно чувствовал себя бесполезным. Никак у меня не получалось сравняться с этим гением. Для наших исследований и экспериментов он был единственной важной фигурой… А я же был на скамье запасных.

Кровная дочь презирала его всей душой. Однако до Сюитиро уже было не достучаться. Гордыня затмила сознание учёного.

Его мутные глаза так пристально смотрели на клин, словно прилипли к нему.

— Он совершил ошибку. А теперь я исправлю её. С помощью моего клина.

Если бы он ещё мог двигаться, то, вероятно, потянулся бы к клину и обнял его обеими руками.

И пусть сиплый голос был едва слышен, пыл его речи заставлял Рагну, Селику, Найн и Тринити чувствовать себя не в своей тарелке.

— Разве он не великолепен?.. Он… Мой клин… Последний шанс для… человечества…

После того как его бледные губы изогнулись в улыбке, Сюитиро перестал двигаться. Его старческие веки опустились, скрывая от Сюитиро его детище.

Но, возможно, великолепие этого божественного силуэта выжглось у него на сетчатке.

— Отец?

Через некоторое время Селика позвала учёного голосом полным слёз. Ответа не последовало.

Девушка попыталась подойти к нему на своих дрожащих ногах и чуть не упала. Рагна подхватил её за плечи и притянул к себе.

— Это опасно. Возьми себя в руки.

Парень знал, что говорит какую-то чушь. Сейчас похоже, ничего не могло достичь ушей Селики. Её трясущиеся колени подкосились, как будто потеряв силы.

Рагна торопливо придержал её падающее тело и прижал девушку к груди.

— Сели…

Парень не стал продолжать попытки достучаться до неё. В первую очередь потому, что уже не помнил, что хотел ей сказать.

Губы Селики беспомощно позвали отца.

Похоже, будто у неё сломался какой-то выключатель — из широко распахнутых глаз слёзы текли не переставая, размазываясь по щекам и стекая с подбородка.

— Нет… Нет. Почему?..

Наконец она его встретила. Наконец нашла.

Её безжизненные пальцы дрожали, пока она держалась за одежду Рагны. Больше ей держаться было не за что.

Рагна прижал девушку к своей груди. Казалось, что стоит ему ослабить хватку, девушка исчезнет в тот же миг.

Он знал, что так не будет, но не мог ничего с собой поделать. Скорее всего мечник просто не хотел смотреть на бледное и покрытое слезами лицо.

Через некоторое время Селика, крепко прижатая рукой парня, начала вздрагивать от рыданий. Лбом девушка закопалась в грудь Рагны и что-то бормотала. Подобно маленькому ребёнку Селика не смогла сдержать свою печаль и разревелась.

Почему? От чего же? Ей было много что сказать. Девушка искала своего отца не для того, чтобы разругаться с ним и тут же его лишиться...

Рагна же сейчас сожалел, что его правая рука не может двигаться.

Если бы она двигалась, то он, продолжая поддерживать плачущую Селику, смог бы погладить её по голове другой рукой.

Часть 3

Никто и не заметил, как сокрытая в глубоком подземелье комната погрузилась в полную тишину.

Тринити едва слышно захлопнула толстую тетрадь. Под черной кожаной обложкой она вся была испещрена записями. В основном это были чьи-то заметки касательно исследований.

Но порой среди них встречались короткие монологи: иногда объявления о принятых решениях, иногда жалобы, иногда слова раскаяния.

Походило на ежедневник. И его владелец, Сюитиро Аяцуки, не мог поделиться всем этим с дочерьми. В основном он записывал свои прогнозы. И правду.

Тринити изучала только некоторые отрывки монологов, зачитывая вслух погрузившимся в апатию сестрам то, за что зацепился взгляд.

— Похоже, исследования твоего отца начались после того, как некий Релиус Кловер получил запрос, — выдохнула Тринити.

Время наконец продолжило свой ход.

Всё это время Найн молчала, а Селика плакала.

Наконец Селика перестала реветь и села на пол. Но одежду Рагны так и не выпустила, продолжая прятать в ней лицо.

И парень не видел причины отстранять её. Не имея возможности встать, мечник поднял взгляд на Тринити.

— Там не упоминается парень по имени Юки Теруми?

— Нет. Ничего такого не попадалось.

— Вот как…

Крохотные надежды парня были разрушены. Хоть Теруми и был врагом Рагны, их связывала весьма немалая история. И его имя оставило незримую метку на важном событии в прошлом. Парень встречался с ним в будущем примерно через сто лет. Однако и сейчас Юки Теруми как-то да должен существовать.

Как минимум потому, что он был одним из Шести героев, что победил Чёрного зверя.

«Хм? Значит ли это, что если я найду и наваляю Теруми в этом времени, Чёрный зверь не будет побеждён? — внезапно осознал Рагна. В таком случае убивать Теруми нельзя. Это изменит историю.

Ладно… Но только на этот раз...»

В этом времени его интересовал только Юки Теруми.

Ну а сейчас куда важнее была девушка, утирающая слёзы отчаяния.

И… Висящий неподвижно Клин Кусинады.

— Похоже, тот мужчина говорил как раз о Релиусе Кловере, — проговорила Найн, подавшись вперёд. Она не скрывала гнев, причина которого ещё не была ясна Рагне и остальным.

Ведьма подошла к передней части клина и с вызовом на него взглянула.

— Хочешь побороть комплекс неполноценности — попробуй справиться только своими силами… И ещё эта штуковина...

Порожденная гневом в руке Найн появилась шаровая молния. Звук электрических разрядов заполнил комнату. Измерительные приборы заискрили от высокого напряжения.

— Эй! Ты что творишь?! — поспешно выкрикнул Рагна.

Найн же даже не посмотрела в его сторону, продолжая пялиться на клин Кусинады.

— Я думала, это очевидно. Этой несуразной куче мусора нет места в нашем мире!

— Ты… Не можешь, сестра! Отец столько пережил, чтобы сберечь этот клин! С его помощью можно будет остановить Чёрного зверя! — подняв голову, закричала выплакавшая уже все слёзы Селика.

Скрытая под землей комната, может, и не познала ярости Чёрного зверя, но стоит выглянуть — и взору предстанут глубокие отметины. А поднявшись на поверхность, попадёшь в жуткий мир, уничтоженный неизвестным монстром.

Если Чёрного зверя возможно остановить, любой человек отдаст всё что угодно ради такого чудодейственного средства.

Однако Найн как будто не слышала. Шаровая молния всё разрасталась.

Тринити в спешке подготовила защитное заклинание. Рагна машинально схватил Селику, готовясь прикрыть собой.

Найн как будто что-то прокричала, но её голос потонул в ужасной какофонии.

Молния сорвалась с руки.

Но за секунду до него пронёсся вихрь.

— А-а…

Не было ясно, вскрикнул ли это Рагна или же Найн.

Раздался скрежет. Молния, запущенная в клин, отклонилась и ушла по диагонали вверх. Там заклинание и взорвалось, пробив потолок.

Послышался звук разрываемого металла. Почва, потревоженная взрывом, посыпалась внутрь. Всё заволокло клубами дыма.

— Кхех… кхех. Ч-что это было?

Селика, согнувшись, захлёбывалась кашлем. Рагна по-прежнему удерживал её одной рукой. Девушка болезненно кашлянула еще раз…

Она не до конца понимала, что произошло. Судя по всему, заклинание отразили. И в результате оно попало не в клин.

Дыша через рукав, Найн вглядывалась в клубы пыли. Перед ней был кто-то ещё.

Как только видимость улучшилась, Рагна сразу же распознал пришельца.

— Эту штуку уничтожить вам не дам.

Коротышка, не достающий Рагне до груди, и два развевающихся хвоста. Блеск лезвия катаны пробивался даже сквозь дым от взрыва.

То был Мицуёси. Бинты скрывали его раненый правый глаз

Заметив зверолюда, Рагна изумлённо выдохнул. На него нахлынули воспоминания.

Правый глаз, закрытый повязкой — как и у Дзюбэя, учителя Рагны.

— Мицуёси! А ты тут какого чёрта?!

— Забыл уж, Рагна? Клавис и посылал меня тут всё обследовать. Вовсе не странно, что я тут.

Уставившись единственным глазом на Найн, Мицуёси ответил так же насмешливо, как говаривал во время их путешествия по Японии. Однако прежнее дружелюбие заменила враждебность.

— Я слышал всё. Клин Кусинады… Коль с его силой можно остановить Чёрного зверя, сделать это надо прямо сейчас.

Голос зверолюда был спокоен, однако же остриё меча угрожающе целился в Найн.

Внезапный вторженец ввёл Найн в ступор, что происходило редко. Как только ведьма пришла в чувство, она снова сфокусировалась на своей магии.

— И не успела я порадоваться, что на сцене появился симпатяжка, как ты стал толкать эгоистичные речи. Если слышал рассказ, то должен был понять: я не могу позволить активировать эту кучу мусора.

— Почему? Даже ты должна знать, какой сейчас бардак творится в мире, Найн из десяти Мудрецов.

— Ты ведь работаешь на семью Алукард, да? Похоже, старческий маразм настиг и Клависа Алукарда, — дерзко ответила Найн, фыркнув.

Лицо Мицуёси исказилось в лёгком недовольстве от слова «маразм».

— Ответь. Ты, одна из десяти Мудрецов, на полном серьёзе собираешься скрыть то, что может помочь спасти мир? Только из своих эгоистичных побуждений?

Почему Найн так яростно ненавидит клин Кусинады? Это интересовало не только зверолюда, но и остальных в комнате.

— Этим монстра не убьёшь. Только задержать получится. Чёрный зверь продолжит существовать.

— Но это всяко лучше, чем совсем отказаться от его использования. Человечеству нужно время. И его можно тратить не на устранение разрушительных последствий налетов монстра, а на подготовку к ответной атаке.

Технологии этого времени не позволяют человечеству не то что убить, а даже хоть что-либо противопоставить Чёрному зверю..

Но даже если людям и удастся раздобыть что-то стоящее, вряд ли они смогут этим воспользоваться. Каждая страна и каждая организация заняты устранением ущерба, причинённого Чёрным зверем.

Все думали только о том, как спасти ближних. И будь у них хоть небольшая передышка, возможно, они смогли бы не только защищаться.

— Я считаю, что господин Мицуёси прав. Если мы ничего не предпримем, человечеству может прийти конец. Пусть мы выиграем совсем немного времени, его хватит на то, чтобы кого-то спасти.

Селика поднялась, опираясь о руку Рагны, и обратилась к сестре:

— Отец сказал, что для его завершения нужно моя сила. Я готова на что угодно. Это прекрасно, если люди могли бы пожить в мире, хотя бы ненадолго.

Её покрасневшие глаза смотрели прямо на старшую сестру. А в голосе было столько энергии, будто недавние слёзы — просто шутка.

Найн отвела глаза, как будто избегая взгляда сестры.

— Ну что за чушь…

Ведьма с такой силой сжала кулаки, что пальцы побелели, и уперла их в бока.

Поколебавшись, Рагна всё-таки задал вопрос:

— Похоже, тебе не хочется, чтобы это устройство когда-либо активировали. Но почему ты настолько против? Если скрываешь какой-нибудь опасный факт, так скажи нам. Иначе у меня не будет оснований тебя поддержать. Мицуёси и Селика тоже с тобой не согласятся, понимаешь ведь?

— Посмотрите сюда! — обернулась Найн. Её длинные волосы были растрёпаны, а глаза… Казалось, она готова расплакаться в любую секунду.

— Сейчас это просто украшение. Бессмысленно в таком состоянии бросать его в Грань. Электричество и магия до него там не дотянутся. Для функционирования ему нужен источник энергии. И не импульсный, так что взрывы и тому подобное отпадают. Источник должен работать всё время, в одном темпе. И батарейки тут не хватит. Нужно что-то мощное и более деликатное.

— Источник энергии такой сложности…

Тринити остановилась на полуслове. Похоже, она догадалась.

Но вот Рагне было невдомёк, о чём говорила Найн. От раздражения он сделал большой шаг вперёд.

— Хватит ходить кругами! О чём речь?!

— Не понимаешь? — холодно проговорила Найн. Впрочем, её презрение было направлено не на Рагну, а на отца.

— Человек.

Слово повисло в воздухе, и в комнате повеяло холодом.

Найн продолжила без каких-либо эмоций.

— Человеческая душа нестабильна, однако же способна приспосабливаться как ничто другое, если точно управлять. К тому же, душа способна работать, покуда человек жив, не нуждаясь в проводах или электромагнитных волнах, как техника, или же в разуме, как магия.

Наиболее подходящим источником энергии для работы в неизведанном пространстве, известном как Грань, были люди.

Много лет Сюитиро Аяцуки разрабатывал методы использования человеческой души. И клин Кусинады стал вершиной его исследований. Первое и последнее творение Сюитиро Аяцуки.

— Однако для клина не подойдёт абы кто. Нужен человек, отлично умеющий управлять жизненной силой… Например, кто-нибудь, талантливый в применении лечебной магии, — выдавила из себя Найн и умолкла.

— А, — удивлённо воскликнула Селика, указывая на себя пальцем. Этот жест совершенно не соответствовал повисшей в комнате атмосфере. — Неужели речь обо мне?

«Для его завершения нужна твоя сила. Твоя… жизнь».

Проще говоря, в этом и заключался смысл последних слов её отца.

Часть 4

— То есть…

Казалось, будто время остановилось. Рагна первым смог разомкнуть рот. Однако его разуму ещё предстояло упорядочить всю информацию.

— Значит, этот клин использует людей как топливо… К тому же нужен не абы кто, а именно Селика. Всё так?

— Скорее не топливо, а ключ зажигания.

Селика с ранних лет показала себя одаренной. После первых же уроков магии у неё проявилась целебная сила. И Сюитиро Аяцуки знал об этом. Учёный использовал эти знания в своём изучении Грани. И в результате они стали частью клина Кусинады.

Периодически обрываясь на полуслове во время пояснений, Найн ни разу не подняла взгляд и равнодушно разглядывала пол. Словно пыталась заглушить все эмоции.

— Практикующих целебную магию немного. И таких талантливых, как Селика, не часто встретишь. Из чего следует, что этот человек хотел использовать Селику, когда создавал эту вещь.

— Что произойдет с Селикой, если воспользоваться клином?

— После того как ассимилируются минеральные вещества, она не сможет двигаться. Постепенно её жизненная сила будет исчезать. Пока, в конце концов, ничего не останется.

Как энергия внутри батарейки, которая рано или поздно иссякает. После чего тело станет бесполезным.

— И после того как жизненная сила Селики израсходуется, этот монстр как ни в чём не бывало возродится. Думаете, я позволю этому случится?! — внезапный крик встряс атмосферу в комнате. Найн крепко сжала руку.

— Использовать его — всё равно что пожертвовать жизнью Селики. Зная это, кто-нибудь хочет ещё высказаться? — в голосе ведьмы отдавалось напряжение. Ей никто не ответил. Тишину нарушили лишь движения Мицуёси, державшего наготове меч.

Сильно сжав зубы, зверолюд выдавил:

— Но всё же...

Нельзя сказать, что остриё его клинка не колебалось. Да и опущенный взгляд, который одноглазый мечник с таким трудом поднял, говорил о многом.

— ... если ничего не предпринять, рано или поздно нам настанет конец. И такого исхода надо избежать всеми силами. Человечеству нужен шанс… И не важно, чем придётся пожертвовать.

Даже если пожертвовать этим будет невыносимо тяжело.

Мицуёси грозно нахмурил брови. Избавляясь от сомнений, он прокричал:

— ДРУГОГО ПУТИ НЕТ!!!

Клин Кусинады оставался последним шансом, оставленным человечеству.

Возможность разорвать порочный круг вечной защиты, восстановиться и начать нападать самим.

Она понимала. Найн мысленно всё проговорив, с вызовом посмотрела на Мицуёси:

— Я готова сражаться, даже если не смогу победить! Чёрный зверь? Почему бы и нет! Превращу его в угли!

— Если бы всё было так просто, никто бы не боялся Чёрного зверя!

Мицуёси всерьёз планировал победить Чёрного зверя. И даже если он лишится жизни, главное, чтобы мир был спасён. Но реальность была иной. Человечество не смогло даже справиться со следами Зверя.

Чёрный зверь — не тот противник, с которым люди и зверолюди могут драться на равных.

— Я понимаю, как тебе дорога сестра. Но всё равно… Когда весь мир несётся в тартарары и не собирается останавливаться, ты хочешь мне сказать, что больше ничего сделать нельзя?!

Клин не просто забирал жизнь Селики. Также он давал шанс пожертвовать жизнью ради мира.

Если бы клину подходила любая жизнь, а не только жизнь Селики, то Мицуёси предложил бы свою. И так же поступила бы Найн.

А значит прав был зверолюд, а не ведьма.

— Я не позволю пожертвовать Селикой.

Найн сильно прикусила губу, поднимая руки.

— И если ты собираешься это сделать, я устраню тебя силой!

Найн была одним из лучших магов мира. В белой руке завихрилось мощное заклинание. Через мгновение чистая энергия превратилась в сферу света.

Ведьма без раздумий направила её в Мицуёси. Когда сфера света почти долетела до зверолюда, заклинание распалось на бесчисленное количество пуль из света, рухнувших вниз.

— Что ж… Ничего не попишешь. Просто так я не отступлю!

Отразив несколько светящихся шариков мечом, Мицуёси мастерски уклонился от остальных.

Несколько пуль врезалось в клин, отчего Найн хмыкнула; на лице зверолюда отобразилось недовольство. Однако едва ли заклинание даже поцарапало этот серебряно-зелёный шедевр.

— Хм. Ожидаемо от предназначенного для контакта с Гранью предмета — он невероятно прочный, — с горьким раздражением заметила Найн.

На этот раз ведьма создала лезвия из пустоты. Целью стал Мицуёси. Если он хоть коснется до этих невидимых лезвий, его плоть и кости будут разорваны.

Однако зверолюд предсказал направление воздушных клинков. Двухвостый мечник с легкостью перепрыгнул их и приблизился к Найн.

— Не хочешь пострадать — подними руки!

— Не недооценивай меня!

Остриё меча поймало ведьму. Однако прежде чем сталь успела войти в её глотку, Найн наполнила окружающий воздух электричеством.

— УАХ?!

Искры отклонили меч. Мицуёси, будто оттолкнувшись от воздуха, перекувыркнулся. Хоть баланс мечника и сбился, он всё равно приземлился туда, где стоял ранее. Выровнявшись, зверолюд процедил сквозь зубы:

— Я не ожидал меньшего от одного из десяти Мудрецов. Не только сила магии, но и скорость её применения на высшем уровне.

— К тебе это тоже относится. Сочувствую тому, кто примет тебя за милого котика.

Они оба недооценили друг друга. Впрочем ни Мицуёси, ни Найн сдаваться не собирались.

— Сестра! Мицуёси!

Поскольку обе стороны конфликта снова приготовились сражаться, Селика попыталась докричаться до них. Однако её голос так и не достиг их ушей. Они даже не взглянули в сторону кричавшей.

— Я… Не могу предать этот мир!

— Я никому не позволю использовать Селику!

Их заявления и оружие столкнулись одновременно: Мицуёси бил мечом, а Найн — шоковой волной.

От ударной волны комната загудела. И это при том, что комната была глубоко под землёй.

Внезапно Рагна вспомнил.

Перед Тёмной войной было одно событие, о котором нельзя не упомянуть. Чёрный зверь вдруг внезапно на год перестал уничтожать мир.

За это время человечество смогло восстановиться и приготовиться к встрече с Чёрным зверем.

И когда монстр вновь явил себя, шесть героев при поддержке набравшегося сил человечества смогли уничтожить это порождение, что угрожало миру.

«Перерыв в один год...»

Его причина неизвестна.

«Был ли он из-за клина Кусинады?»

Когда клин поглотит Селику, Грань будет запечатана. И поэтому Зверь не сможет двигаться один год.

Значит, так всё и было?

Рагна в это не мог поверить. Он недоверчиво взглянул на Селику.

Рядом с ним опечаленная особа бессильно кусала губы. Битва ведьмы и мечника разбивала ей сердце.

Неужели жизнь этой девчушки спасла человечество?..

Перед глазами Рагны встрепенулись волосы Селики. Девушка побежала.

Парень схватил её за руку. Из-за внезапности, вышло немного резко.

— Рагна!

Селика обернулась и одарила парня осуждающим взглядом.

Неподалёку Мицуёси прыгал по кругу, отражая и уклоняясь от стрел света Найн. Воздух терзал скрежет металла.

Чтобы остановить битву, Селика собиралась впрыгнуть между ними. Рагна с силой притянул её за руку, с удивлением вздохнув.

— Что ты вообще планируешь сделать в одиночку? Это опасно, знаешь ли.

— Но!

Вся ситуация была ей невыносима. Любимая старшая сестра и Мицуёси, которому девушка была признательна. Она не хотела, чтобы кто-либо из них пострадал.

Каким-то образом Рагна понял чувства и немую мольбу Селики. Сделать это оказалось несложно.

— Знаю. Ты хочешь их остановить.

— Э?..

— В следующий раз так сразу и скажи.

Сказав это, Рагна достал свой толстый меч, отвел руку назад и метнул его со всей дури вперед.

— У-А-А-А-А-А-А-А-Х!

С пронзительным свистом меч Рагны, вертевшийся на большой скорости, прошил пространство между Найн и Мицуёси.

— Что за?!

— Ох!..

Мицуёси отразил лезвие прямо перед своим носом. Раздался гулкий звук и направление оружия изменилась. Прокрутившись ещё пару раз, меч вошёл лезвием в пол.

Оба — и Мицуёси и Найн — отошли к стенам. Вонзившийся между ними меч Рагны стал каким-то в своём роде знаком.

— Ладно, хватит!

Рагна быстрым шагом направился к любимому оружию, по пути отпустив упрёк:

— Вы гораздо сильнее обычных людей, так что не надо выкладываться на полную. И вообще, кто бы ни победил в вашей разборке, вы ведь понимаете, что решать Селике, а не вам?

Рагна ухватился за рукоять, смотрящую в потолок и потянул меч. Металлический пол тоже увязался следом, но мечник прижал пластину ногой.

Найн молчала. Мицуёси неловко опустил меч.

— Я понимаю, что движет каждым из вас. Но сейчас — успокойтесь. Это к вам относится, Найн и Мицуёси. К тебе тоже, Селика.

Однако прислушаться к его словам было не так просто. Даже самому Рагне с трудом удавалось сохранить самообладание.

Если честно, то всё это весьма озадачивает. Селика станет клином Кусинады? Это в самом деле произошло в прошлом? Или же человечество нашло иной путь?

Как прибывший из будущего, он не мог менять историю.

Однако Рагна не допускал и мысли, чтобы пожертвовать Селикой..

Тринити спокойно вышла вперёд.

— Я тоже считаю, что сейчас всем надо расслабиться. Я сделаю тёпленького чая, а вы пока отдохните. Всё-таки… Сегодня много чего произошло. Ладушки?

Рагна был глубоко благодарен Тринити за одно только её присутствие. Мягкий нрав девушки остудил накал.

— Да.

Как будто подгоняя старшую сестру и Мицуёси, Селика невинно улыбнулась и подбежала к Тринити. Уже от этой картины становилось сложно поверить, что от жизни этой девушки зависела судьба мира.

Понемногу напряжение стало спадать.

Мицуёси убрал меч. Найн скрестила руки на груди и прикрыла глаза, пряча колючий взгляд.

«Никто, видимо, не хотел даже размышлять об этом»,— невольно подумал Рагна, оглядев комнату. Пусть даже на благо мира, пожертвовать кем-то близким звучало на редкость глупо.

— Гм?

Рагна оглянулся, нахмурив брови.

Услышав голос парня, Тринити удивлённо наклонила голову.

— Что-то не так?

— Нет, просто сейчас…

Кто-то позвал его.

Как только Рагна об этом подумал, снова раздался голос.

Рагна.

В этот раз чёткий. Он понял. Голос исходил не откуда-то рядом. Кто-то говорил прямо в его сознание.

Поэтому никто больше ничего не слышал.

Похоже, у обладательницы голоса дело было только к Рагне.

— Я выйду на минутку.

Парень постеснялся говорить с невидимкой при всех. Понимая, что ведет себя подозрительно, Рагна пошёл к двери со сломанным электрическим замком.

— Ты куда?

Конечно, Найн тут же окликнула его. Оперевшись на дверную раму, Рагна остановился и оглянулся. Он не мог придумать оправдания, которое подошло бы для этой ведьмы.

— Пойду проветрюсь. Скоро вернусь.

Бросив первое, что пришло в голову, парень вышел в узкий длинный коридор и направился в пещеру, где находился Горн.