Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
lastic
05.08.2019 23:05
Что так медленно...
lastic
05.08.2019 23:05
Жаль
lastic
05.08.2019 23:05
Эххх
yozhik
24.06.2019 20:45
Очень жаль. Мугу ведь сделал большой вклад в популяризацию "Чёрной пули".В таком случае, приветствую новую команду.Желаю вам успехов, как на творческом пути, так и по жизни.
rungerd
23.06.2019 18:51
yozhik
Маленькая поправка: Мугу ничего не сделал. Пришел новый переводчик и новый редактор, и оба стали поднимать тайтл из пепла. Мугу вряд ли вернется и вряд ли будет работать над ранобэ.
yozhik
19.06.2019 23:44
Его демотивировали низкие рейтинги аниме-экранизации в Японии.Так что это даже не история с моралью "Support Author - Buy Novel",а куда более запущенный случай.
cakedev
18.06.2019 20:48
Самое обидное в этом всем,так это то что произведение давно заброшено автором (
yozhik
18.06.2019 13:29
Ура, редактура пришла!Все же Мугу смог, он смог ещё разок перевести том.А я ведь говорил недобрососовестным подражателям: "Не надо уводить чужой перевод, со временем Мугу посетит вдохновение и он сможет ещё разок".Но они не поверили мне.И где они теперь?Канули в лету, так практически ничего и не переведя.А Мугу всё же вновь смог!Я всё это время верил!
Asmore
20.01.2019 23:57
Я конечно дико извиняюсь, но где перевод?
20 число января на дворе, а все глухо.
Mugu
11.09.2018 02:36
Я дико извиняюсь что не отвечал
Я до середины декабря в армии, однако дела у меня тут пошли на лад и нет-нет, но начинаю помаленьку возобновлять перевод.
Ещё раз сильно извиняюсь :с
alkared806
26.07.2018 18:00
>>16165
Кхем... Когда привезут перевод, а? Где он? Какого его ещё нет? М?!
как бы есть перевод на Works, но пока что мало
CrazyCorn
03.07.2018 15:21
Кхем... Когда привезут перевод, а? Где он? Какого его ещё нет? М?!
Ответы: >>16166
Vlades_Z
25.06.2018 02:33
Привет, я уже очень долго жду перевод этого шедевра, скажу честно Черная пуля единственное аниме продолжение которого я действительно жду, но уверен что никогда не увижу. Поэтому я решил прочитать новеллу но и здесь меня постигло разочарование. Прошу, пожалуйста дайте возможность хотя бы скачать Английский перевод остальных книг.
Danit
22.06.2018 14:34
>>16162
Привет всем! Посещал данный ресурс года два назад, но зарегался только сейчас. Смотрю, перевод все еще стоит на месте. Не знаете, процесс идет на данный момент? А то думаю вот, может мне этим заняться. Медленно все-таки лучше, чем вообще никак
Как видишь, статус перевода-заморожен. Как я понял, это равносильно смерти. Наверняка найдутся люди, которым понравиться хоть какой-то перевод. Я в том числе. Так что милости просим.
Akainu
06.06.2018 13:38
Привет всем! Посещал данный ресурс года два назад, но зарегался только сейчас. Смотрю, перевод все еще стоит на месте. Не знаете, процесс идет на данный момент? А то думаю вот, может мне этим заняться. Медленно все-таки лучше, чем вообще никак
Ответы: >>16163
alkared806
04.03.2018 15:12
ну... уже идёт 2 год ожидания хотя бы 2 тома) конечно хочется плакать от такого большого ожидания, но как говорится надежда умирает последней)
Pioner
13.11.2017 02:29
>>16158
Я бы даже задонил на подобное дело, а то как-то печально даже становится, что ту же самую сливную Эромангу переводят в кратчайшие сроки, а подобную годноту несколько лет =_=

Уже и она встала) Но мы надеемся и сжимаем кулаки за все что есть на руре! ( ну вродь как)
yozhik
19.08.2017 16:53
"сливную Эромангу"...мда,сколько людей столько и мнений.Как по мне Цукаса-сенсей пишет неплохие жизнерадостные повседневки про жизнь самых интересных людей японии (отаку и хикикомори), с изрядной долей романтики и не особо стесняя себя моралью, в отличие от большинства авторов, пишущих по устоявшемуся шаблону: тут тебе и многочисленные намеки на инцест, и неожиданные пикантные ситуации в которые при обычных условиях школьник бы не попал(скажем косплей вечеринки,прохождение хентайной эроге вместе с родной сестрой,периодические приставания к главному герою женского контингента годящегося ему в дочери).А в Эроманге он уже от души развернулся,в открытую строя основную романтическую линию между братом и сестрой (которая кстати тоже не слишком-то скрывает романтические чувства),и собирая вокруг героя фактически лоли-гарем.Но тем не менее Пуля лучше, ибо тема инцеста (пускай непрямого) и лоликона там развита гораздо более обстоятельно: центральными персонажами произведения являются обреченные на смерть зараженные лоли, спасающие человечество от уничтожения,каждой лоле приписывается ̶л̶о̶л̶и̶к̶о̶н̶щ̶и̶к̶ партнер-активатор обеспечивающий прикрытие в бою и содержание подопечной,что создает явные предпосылки к романтическим отношениям. К тому же у каждой лоли есть своя собственная история,полная трагизма,боли, унижения и издевательств:их ведь считают монстрами, бояться и ненавидят, что в конечном счете оставляет неизгладимые шрамы в сердце. Порой эти печальные истории и драматические моменты настолько врезаются в память ,что не смотря на всю динамику и пафос произведения ты сидишь в прострации с пустым взглядом и из глаз льются слезы жалости,сострадания и сопереживания. А ведь порой они еще и умирают,жертвуя собой ради партнера, и тогда ты сидишь и мучительно прокручиваешь в голове альтернативные варианты развития событий, не в силах смирится с утратой и проклиная бессердечного автора,уничтожившего само воплощение чистоты и невинности-ребенка!Понимаешь ведь что автор так поступает ради нагнетания драматизма и ожидает такой реакции, но все равно простить не в силах.По сути это довольно мрачное, тяжелое для психики произведение, и именно после прочтения таких вот демотивирующих вещей и тянет на легкую, изобилующую развратом и фонтанирующую позитивом Эромангу. Однако сюжет в Пуле проработанный, состав персонажей привлекательный, да и как бы драма не нагнеталась и сколько бы любимых персонажей не пошло в расход,до последнего надеешься на счастливый конец даже в самых депрессивных произведениях.Лишь бы работа по переводу не прекращалась. По большому счету сроки не важны, главное чтобы переводчик хотя бы раз в три месяца отписывался:"я работаю над тайтлом" ибо безвестность тревожит...
Frustra
10.08.2017 09:20
Я бы даже задонил на подобное дело, а то как-то печально даже становится, что ту же самую сливную Эромангу переводят в кратчайшие сроки, а подобную годноту несколько лет =_=
Ответы: >>16160
haruhiro
08.08.2017 10:38
так что там с переводом, хотелось продолжить читать эту серию ранобэ

Отобразить дальше

Глава 3. Смелость принять несовершенство

1

— Эй, Гроб, ты уже здесь? Не думал, что придёшь так скоро. Идём, покажу тебе место преступления.

Вот что сказал Шигетоку Тадашима из Первого отдела расследований Столичного департамента полиции, инспектор с квадратной челюстью. На лице его читалось сочувствие, хотя он и пытался это скрыть.

Рентаро коснулся лица — кожа сухая, а губы потрескались. Интересно, какое у него сейчас выражение? Он потряс головой, пытаясь отогнать эти мысли, и огляделся по сторонам. Они с инспектором были на шестом этаже строящегося здания. Пустые оконные проёмы, серый бетонный пол испещрён пулями, криминалисты и судмедэксперты снуют туда-сюда.

Первый отдел иногда в шутку называли «убойным отделом». Они уже долгое время расследовали преступления, в которых были замешаны гастреи. Так как подобные случаи требовали тщательной проверки, сложные рассчёты, такие как траектория полёта пули, отдавали частным компаниям, например «Тяжёлому Вооружению Шиба». Разумеется, после тщательного сбора всех улик и под подписку о неразглашении.

Рентаро снова покачал головой, пытаясь отбросить ненужные мысли, но разум снова и снова выбрасывал его из этой реальности, стремясь отвлечь от того, что неизбежно предстояло увидеть. Осматривать место преступления Рентаро не впервой, Гробы часто работают вместе с полицией, но никогда ещё на душе не было так тяжело, ведь в этот раз, он, возможно, знал жертву очень хорошо, даже слишком.

Рентаро не мог трезво мыслить. Казалось, что всё происходит с кем-то другим, не с ним, а он лишь наблюдает со стороны.

— Эй, Гроб, ты в порядке?

Кто-то потряс парня за плечо. Рентаро обернулся, но рана в боку напомнила о себе, и он оттолкнул руку.

— Я... в порядке. Просто... просто покажите мне место преступления, — ответил он, тяжело дыша.

Тадашима с беспокойством посмотрел на Рентаро, но молча пропустил его вперёд. Работающие на месте судмедэксперты в синих комбинезонах с пониманием кивнули вошедшим.

Наконец, Рентаро остановился. Взгляд его был прикован к полу. Он смотрел туда, где следов от пуль осталось особенно много. Рядом виднелись несколько кровавых дорожек, которые уже обвели мелом.

Всю последнюю неделю на улице стоял зной, но сегодня было особенно жарко и влажно, так что Рентаро ослабил галстук.

— Здесь они стреляли в жертву.

— Предупреждаю, зрелище не из приятных, — Рентаро протянули пачку фотографий. — Из-за жары всё облепили мухи.

Он едва сдержал рвотный позыв, но вовремя закрыл рукой рот. Собравшись с силами, Рентаро быстро просматривал фото одно за другим. Куски плоти, раскиданные повсюду. А эти белые частички, должно быть, осколки костей. Рентаро почти ощущал тот удушливый кровавый смрад, что источали фотографии.

На последней он увидел раздавленный розовый смартфон. Без сомнений, он принадлежал Энджу.

Рентаро встал. Он хмуро разглядывал то фотографии, то исчерченный мелом пол.

Здесь Энджу Айхара погибла от рук Тины Спраут.

— В жертву стреляли сразу с четырёх сторон, что очень странно, — прервал его размышления Тадашима.

Он показал на здания вокруг: одно впереди, два по бокам — слева и справа — и одно по диагонали, между правым и передним.

— На крыше каждого из зданий мы нашли обломки тяжёлых пулемётов. Увы, преступник подорвал их пластиковой взрывчаткой, чтобы замести следы. Кроме того, стёрты все серийные номера, сами пулемёты от трёх различных производителей, и на них были модификации, которые обычно на пулемётах не используют. Это пока всё, что «Шиба» нам передали.

— Энджу мертва? — отрешённо спросил Рентаро и посмотрел на инспектора.

— Я... не знаю. Они прямо сейчас сверяют ДНК жертвы и твоего инициатора.

— Это Энджу. И так понятно. На фотографиях видны клочья её пальто.

— Ясно…

Даже Тадашима потемнел в лице, когда наконец осмотрел место преступления.

— Пока рано отчаиваться. Говорят, пули лишь задели живот, а тело так и не нашли. К тому же это обычные свинцовые пули, не вараниумовые. От таких же Инициаторы не гибнут, если в голову или сердце не попало?

— Если и так, она сейчас в плену!

Да и пули обычными назвать было сложно. Да, они были не из вараниума, простые свинцовые противотанковые пули, пробивающие мощную танковую броню. Танки с тех пор стали прочнее благодаря композитной броне Чобэм[✱]Чрезвычайно устойчивая композитная танковая броня с использование керамических плиток, установлена на M1 Abrams, Challenger 1 и 2. и ей подобным, но из-за огромных человеческих жертв применение противотанковых снарядов ограничили военными соглашениями . Такие пули могли вырвать у человека кусок плоти, и, если «счастливчик» не умирал на месте, он ещё долго корчился в агонии.

Рентаро зажмурился, когда представил эту картину. Что если прямо сейчас, в этот самый момент, Энджу жестоко пытают?! Она же ребёнок, долго ей не протянуть! А как только из неё вытянут всё что нужно, её...

Рентаро сжал кулак. «Почему я не догадался? Придурок, придурок, придурок!» В то время как он готовился отражать атаку снайпера, Тина тоже совершенствовала свою стратегию.

И Энджу угодила в её ловушку.

Но как Тине удалось её одолеть? Как она, снайпер, победила Энджу, инициатора-кролика, естественного врага всех снайперов?

Для начала нужно понять, каким образом в неё стреляли с четырёх сторон сразу. Скорее всего, кроме Тины работал и её активатор, но кем были ещё двое?

Но пока у Рентаро не было ответа, сколько бы он не думал. Всё что он знал о Тине — её способности были намного выше, чем он мог себе представить.

Рентаро сокрушённо вздохнул. Он испытывал страх перед Тиной — милая девочка оказалась хладнокровным убийцей. И то, что Энджу пропала — это полностью его вина.

Конференцию в итоге отменили, и ещё не ясно, будут ли проводить третью или нет.

Голова Рентаро потяжелела, словно налилась свинцом, мозг отказывался работать. В глубине души ему уже было не важно, кто, как и зачем напал на них — всё это потеряло смысл. Он развернулся и направился домой, голос Тадашимы ещё какое-то время доносился до него из роковой комнаты.

Еле волоча ноги, Рентаро доплёлся до своей квартиры, на автомате вставил ключ и открыл замок. Парень застыл в проёме, не решаясь войти, по спине пробежал холодок.

Во время последнего инцидента Рентаро так же возвращался в пустую квартиру, но на этот раз всё было намного хуже.

Рентаро снова вышел на улицу — его комната только сильнее напоминала об утрате. Пройдя сотню шагов, он вспомнил, что забыл закрыть дверь, но поворачивать назад не стал — ему уже было всё равно.

Солнце заходило за горизонт, на улице темнело.

Ноги несли Рентаро в людный даунтаун. Возможно, он пытался найти кого-нибудь. Но того, кто ему нужен, здесь не было, и Рентаро об этом знал. Он свесился через перила виадука и оглядел раскинувшийся внизу город. Но городские огни светили слишком ярко, а звонкий смех счастливых семей безжалостно резал слух.

В этой огромной толпе Рентаро был один-одинёшенек. Сердце его было готово разорваться от горя.

Он взглянул на одну из семей. Ребёнок, одного с Энджу возраста, весело размахивал руками, сидя на спине отца.

«Почему я не они?»

«Почему они не я?»

Вопросы, на которые нет ответов, вихрем кружили у него в голове. Будто пытаясь от них убежать, Рентаро вернулся домой и заснул в объятиях отчаяния.

На следующий день Рентаро остался дома. Ему не хватало воли вылезти из-под одеяла. И хотя комната в восемь татами была слишком мала для двоих, теперь он понял, что она слишком просторна для одного.

Рентаро достал телефон. Несколько сообщений от Кисары, Миори и Сумирэ, которые он читать не стал.

Он не мог снова уснуть, его охватила тревога. Чувство утраты не покидало его, будто у него вырвали половину сердца. Он засыпал на несколько часов и снова просыпался. Днём ранее он повесил везде чёрные занавески и заклеил все трещины скотчем, отчего квартира погрузилась во тьму, и было сложно определить, день сейчас или ночь.

В полудрёме Рентаро видел сны. В дверь звонили, а на пороге лежал изуродованный труп Энджу. В другой раз её обугленное тело лежало в позе эмбриона. В третий — с синяками от верёвки на шее. Безголовый труп. Выпотрошенное тело.

Почему ты не спас меня, Рентаро? — изумлённо спрашивала Энджу каждый раз.

Рентаро прятал лицо в подушку и корчился от боли, в попытках развеять иллюзии.

Ещё через десять часов эти галлюцинации оставили его. Голод тоже больше не тревожил. Наверное, желудок стал пожирать сам себя. Сумирэ как-то говорила ему, что если пить только воду, от человека останутся только кожа да кости, когда он умрёт от голода, если же не пить даже её, человек погибнет от острого истощения, даже не исчерпав все питательные запасы.

Сознание Рентаро помутилось, появились новые спонтанные галлюцинации. Его полностью захватил поток собственных мыслей. Вдруг Рентаро будто очнулся и почувствовал небольшое облегчение, плечи его задрожали, а по щекам заструились слёзы.

Энджу мертва, но он пока жив. Но что ему теперь делать? Если выйти из дома, куда пойти? Направо или налево?

Что делать дальше? Стоит ли продолжать жить или лучше умереть?

Он не мог ответить даже на эти вопросы.

«Энджу, Энджу, Энджу, вернись, умоляю тебя! Я ужасно скучаю, Энджу!»

Рентаро почувствовал, как теряет сознание. Видимо из-за голода. Но это уже не важно.

Он услышал, как кто-то зовёт его по имени. Ему показалось, что это очередная галлюцинация, но вскоре в замке щёлкнул запасной ключ и дверь с грохотом распахнулась. Комната наполнилась ярким светом и Рентаро зажмурился.

Кисара тяжело дышала, глаза мокрые от слёз, а рот прикрыт руками.

— Энджу… Энджу…

Рентаро влетел в палату и чуть не сбил с тумбочки вазу с гипсофилой. Воздух с улицы мирно колыхал шторы, а посередине палаты на больничной кровати лежала девочка, её маленькая грудь так же мирно вздымалась вверх и вниз.

Она дышит. Она жива. Это не сон.

Преисполненный радости Рентаро упал на колени перед кроватью, схватил Энджу за руку и начал молиться.

«О боже, боже, боже!»

Рентаро не находил слов, чтобы описать своё счастье, он был просто бесконечно благодарен за то, что Энджу выжила.

Внезапно, Кисара обняла его сзади, и он почувствовал знакомый сладкий аромат.

— Посмотри на себя, ты же сам как мертвец... Твои раны ещё не зажили, дурачок... Почему ты о себе не думаешь? А если бы и Энджу, и ты погибли, что бы я делала?.. — конец фразы утонул в слезах.

Рентаро взял её за руку и закрыл глаза.

— Прости, Кисара. Я не подумал...

Рентаро осторожно приподнял край больничного халата Энджу и с облегчением вздохнул — под ним на животе была здорового цвета кожа, раны полностью затянулись, не осталось даже шрамов.

— Значит, всё позади?.. — неуверенно спросил он.

Убийца провалился в первый раз и столкнулся с опасностью во второй. Нужно быть совсем отчаянным, чтобы снова надеяться на успех...

Кисара встретилась глазами с Рентаро, и в её взгляде читался испуг.

— Сатоми, ты не читал мои сообщения? Вчера назначили дату третьей конференции.

— Что?! И на какое число её назначили?

— Завтра, в восемь вечера.

— Завтра…

Щёлкнула дверная ручка, Рентаро обернулся и увидел, как в комнату вошли доктор и медсестра. Рентаро тут же бросился заваливать их вопросами:

— Как она? С ней всё будет хорошо? Где её нашли? Я хочу с ней поговорить, её можно будить?

Доктор обеспокоенно посмотрел на медсестру.

— Сейчас точно нельзя сказать, нужно ждать, когда она проснётся, но вероятно всё обойдётся. Будить её всё же не стоит. Ей многократно вводили летальные дозы анестетика, перед тем как бросили в заброшенном здании и сообщили в полицию. Если бы не вирус гастреи, у неё не было и шанса выжить.

«Многократно вводили анестетик?»

Доктор с медсестрой осторожно переглянулись. Видимо, им непросто было об этом говорить.

— Сатоми, увы, это не всё. Уверен, вы и сами понимаете, что процесс заживления такой тяжёлой раны не мог не отразиться на уровне поражения...

Рентаро уставился в пол и заскрипел зубами. Это только моя вина — думал он, сжимая кулаки. Вскоре злость его отпустила, он прикусил нижнюю губу и снова поднял взгляд на доктора.

— Как скоро Энджу проснётся?..

— Не стоит тревожить её ближайшие пару дней.

— Пару дней...

Что-то было не так.

Рентаро попытался найти источник дискомфорта и надавил на висок, но тут его взгляд помутнел, а тело закачалось. Кисара подхватила его. Он вдруг осознал, что сам сейчас на грани гибели, странно, что вообще на ногах держится. Слабость и истощение напомнили о себе, рана заныла с новой силой, и Рентаро окончательно погрузился во тьму.

Рентаро уплетал рисовую кашу, однако желудок был ещё не готов к таким подаркам судьбы и предательски сжимался. Рентаро хотел восстановиться как можно скорее, и глотал ложки одну за другой, несмотря на накатывающую тошноту. За несколько подходов он съел половину больничных запасов и просил вливать как можно больше солевого раствора внутривенно.

Он держал Энджу за руку и не заметил, как задремал, а когда проснулся, чувствовал себя уже намного лучше.

Доктор тогда заметил:

— Вас бы тоже следовало госпитализировать, — но Рентаро лишь горько улыбнулся в ответ и ушёл.

— Фу, Сатоми, ну и запашок от тебя, — зажав нос, недовольно проворчала Кисара, когда они вышли на улицу.

Рентаро не стал игнорировать её замечание и по пути домой зашёл помыться в баню.

В раздевалке, пока перевязывался, он коснулся раны на боку — та до сих пор болезненно пульсировала, но заживление шло полным ходом, что не могло не радовать.

Рентаро опёрся руками на большой туалетный столик и уставился на себя в зеркало. Лицо осунулось, губы высохли и потрескались, а волосы потускнели. Но главное, что разум его снова чист, а непонятный дискомфорт исчез.

Доктор говорил, что Энджу вводили летальную дозу анестетика, но было ли это попыткой её убить? Ведь убить Проклятого ребёнка не так сложно, достаточно уничтожить его голову или сердце, и Тина об этом наверняка знала, но не сделала этого. Почему?

Убийство с помощью инъекции вообще выглядит сомнительным ходом. Уколы простой иглой заживают прежде, чем удастся ввести инъекцию, поэтому Проклятым детям препараты вводят или под давлением, без иглы, или вараниумовой иглой, которая подавляет регенерацию. Когда Рентаро осматривал руку Энджу, он нашёл там следы от уколов, а значит тут именно второй вариант.

Но зачем Тине все эти сложности?

Рентаро продолжал пялиться в зеркало.

Он вспомнил ошмётки полицейской машины. Рентаро не сомневался, что это тоже было дело рук одной из Проклятых, и тогда полицейский чудом выжил.

Здесь то же самое — хоть вся комната и была испещрена пулями, сама девочка выжила.

Рентаро застыл на месте, старательно всё обдумывая.

Безусловно, Тина пыталась убить Сейтенши и Кисару. Заказчик Тины, или же её активатор, вероятно, напрямую приказал их устранить. Но ни Энджу, ни полицейский не были целями, а потому Тина старалась сохранить им жизнь. Или же нет?

Такое поведение её активатор бы точно не одобрил. Человек, пожелавший кого-то убить, вряд ли захочет оставлять свидетелей.

Рентаро опёрся головой на руку и пытался не упустить мысль. На самом ли деле Тина пыталась их спасти? Значит, в глубине души, она хороший человек? Или он лишь хочет так думать?

Он вспомнил, как тогда в парке она уплетала такояки со счастливой улыбкой, и устало покачал головой.

«Чёрт. О чём я только думаю? Она же профессиональный киллер.»

Если доктор прав, Энджу проснётся только через два дня. Может быть девочка о чём-то узнала, и поэтому Тина на время усыпила её?

В любом случае, завтра последняя встреча и Тина, вероятно, снова попытается убить Сейтенши. Времени почти нет.

«Что ты будешь делать, Рентаро Сатоми?»

2

Рентаро переоделся и вышел из бани. В голове всё крутились вопросы, на которые он так и не знал ответа. За ними-то он и направился в университетскую больницу. По дороге Рентаро остановился у торгового автомата, стоявшего под эстакадой. Казалось, что всё вокруг него пропахло сыростью. Рентаро забросил в автомат мелочь и выбрал газировку. Услышав глухой стук, парень достал напиток и за секунду опустошил бутылку.

— Эй, Рентаро Сатоми, — за Рентаро уже следили какое-то время, но он этого попросту не заметил.

Он обернулся. Из чёрного Мерседеса на Рентаро с ухмылкой глядел Ясуваки и остальные охранники.

— Чего тебе?..

Рентаро выкинул бутылку в мусорный бак и пошёл дальше. Машина медленно поехала рядом.

— Договорились о третьей конференции.

— Знаю, — ответил Рентаро, не оборачиваясь.

Тогда Ясуваки достал толстую пачку бумаг, начал обмахиваться и засмеялся.

— Но ты ведь больше не на страже Сейтенши. Почему? Да потому что твоя последняя надежда, твоя инициатор, лежит при смерти в больнице, так? Да уж, неудачно… И новый план охраны тебе, конечно, не нужен,

— Дай-ка глянуть! — Рентаро вырвал бумаги из рук Ясуваки и быстро пролистал, стараясь запомнить маршрут.

Из машины вдруг выпрыгнул взбешённый Ясуваки, отобрал план и кинул его обратно в Мерседес.

— Придурок, неужели продолжишь охранять Сейтенши?

И тут Рентаро задумался: почему он вдруг выхватил план охраны? Собирается продолжить? Несмотря на весь этот кошмар?

Кисару чуть не убили, Рентаро получил тяжёлое ранение, а Энджу лежит без сознания. К тому же, у врага девяносто восьмой уровень. А значит, агентству Тендо с ней не совладать. Сейтенши, конечно, пообещала компенсацию, но жизни не стоят денег. Заплати она хоть в десять раз больше, это всё равно не будет стоить тех рисков.

И здесь им с агентством пора остановиться и умыть руки. Сейтенши, конечно, расстроится, но поделать ничего не сможет. Они разойдутся на выгодных агентству условиях. Да и Ясуваки перестанет огрызаться на Рентаро. А потом и Энджу проснётся, и агентство вновь заработает в нормальном режиме. Чудесно.

Рентаро медленно покачал головой.

Всё-таки так нельзя.

Что же будет, если он уйдёт? Сейтенши тогда точно убьют. Даже если они подыщут Рентаро замену, всё равно им не остановить этого невероятного снайпера.

Рентаро тяжело вздохнул и поднял взгляд на Ясуваки.

— Да, я продолжу. Я защищу леди Сейтенши.

— Хватит нести чушь, идиот! После того, как тебя взяли, всё пошло наперекосяк!

Рентаро заметил, что Ясуваки потянулся к кобуре, и тоже не стал медлить. Секунда, и Luger P.08 и Springfield XD оказались направлены друг на друга.

Остальные охранники спешно повыпрыгивали из машины и окружили их. По эстакаде с шумом промчался поезд.

— Рентаро Сатоми, неужели тебе так понравилась Сейтенши? — глаза Ясуваки горели.

— Я не ты. Собираешься работать по этому плану? Информацию ведь снова сольют.

— Ты, ублюдок, всё сливаешь!

— Чушь! Что говорит внутреннее расследование?

— Список немного сузился, но ты, конечно, на самом верху.

— Раздай всем из списка фальшивые планы охраны.

— Не смей мне указывать!.. —Ясуваки весь затрясся от ярости. Он сжал пистолет так сильно, что его рука побелела. Ясуваки был на грани.

За секунду до выстрела Рентаро ударил по руке Ясуваки и сделал ему подсечку. Тот свалился на землю и захрипел от боли.

— Раздай всем из списка фальшивые планы! Об остальном я позабочусь.

3

Она что есть силы ударила по столу, и мензурки со звоном подпрыгнули.

— Нет! Чёрт, нет!

Королева подвала Сумирэ Мурото в ярости ходила кругами по моргу. Её «мантия» — лабораторный халат — тащилась за ней по полу.

Рентаро слабо представлял, как док отреагирует на его новость, но такой реакции точно не ожидал. Впервые он видел, чтобы Сумирэ так волновалась.

Сейтенши распечатала данные Тины и отдала Рентаро. Ещё там было указано имя активатора — оно показалось Рентаро знакомым.

— Эйн! Как низко ты пал, Эйн Рэнд! — кричала Сумирэ.

— Ты вроде говорила о нём, док? Твой…

— Да, точно, один из четырёх мудрецов.

— С ним что-то не так? Выглядишь взбешённой…

— Как я могу не быть взбешённой? Он растерял оставшуюся гордость, продался дьяволу… Помнишь, после чего тебя сделали солдатом «Проекта нового человечества»?

— Когда…

Когда Рентаро защищал Кисару от гастреи, сожравшей родителей девушки. Парень тогда лишился правой руки, ноги и левого глаза. К Сумирэ он попал уже в критическом состоянии.

— Другими словами, у тебя был выбор: лечь под нож и выжить или же умереть, — Рентаро поднял взгляд на Сумирэ — та лишь кивнула и продолжила. — С Кагетанэ Хируко та же история. Он был тяжело ранен, и его поставили перед тем же выбором. Вчетвером с другими гениями мы поклялись, что в первую очередь останемся докторами. А значит, не забудем о воле пациентов и об уважении к их жизням. Ведь процент успешных операций был столь мал… Рентаро, часто ты видишь Проклятых детей при смерти?

В ответ Рентаро покачал головой. Жили Дети недолго — уровень поражения сковывал их. Но всё-таки у них были способности к регенерации, они никогда не болели…

Вот, например, Энджу выжила несмотря на то, что ей ввели смертельную дозу анестетика. Рентаро не мог даже вспомнить, чтобы она хоть раз простужалась. Вирус гастреи в телах Детей невероятно чувствителен к внешним угрозам, и поэтому превращает все инородные тела в организме в неопасные.

Иными словами, сложно представить, чтобы Проклятый ребёнок оказался на грани жизни и смерти.

— Уловил мысль, Рентаро? Эта скотина Эйн нарушил клятву и оперировал здоровых детей!

Рентаро открыл рот от изумления. Как же Рэнд оперировал Проклятых детей? Рентаро в задумчивости покачал головой.

Значит, Рэнд использовал вараниумовые скальпели и пинцеты. Но это значило и то, что восстановление после таких операций было наверняка длительным и тяжёлым. Выходит, и успешных операций было гораздо меньше? Сколько же дюжин Детей погибло в операционной Рэнда? Нет, сколько сотен?..

В голове Рентаро невольно возник образ Тины, которая стоит на горе из трупов. Его затошнило, и он поспешно прикрыл рот рукой.

— Рентаро, есть две новости: хорошая и плохая. Из хорошего: Эйн Рэнд не обладает значимыми боевыми навыками. А значит, он активатор только формально и наверняка просто раздаёт команды. Так что можешь не бояться, что он вдруг появится на поле боя.

— А плохая?

— ИА-ранга девяносто восемь Тина достигла в одиночку.

ИА-ранг выдавался Международной организацией контроля инициаторов, и равнялся суммарным боевым навыкам инициатора и активатора. Если Рэнд не сражался, значит, девяносто восьмой уровень Тины — её собственная заслуга.

Вся ситуация теперь звучит как какая-то нелепая шутка.

— Рентаро, ты говорил, что Тина всегда попадает по движущимся целям да ещё и с дальней дистанции, верно?

— Точно.

— Тогда у меня есть предположение, как ей это удаётся.

— Правда?

Сумирэ кивнула и с головой зарылась в кучу документов, что возвышалась у неё на столе. Наконец, она достала оттуда какой-то старый диск и вставила в компьютер. Сумирэ нажала на панель на стене, и с потолка опустился экран.

Рентаро подался вперёд, чтобы лучше видеть происходящее на экране. И вот появился синий фон с надписью «тест 1». Фон сменился видеозаписью: посреди просторного помещения стоял лысый мужчина с повязкой на глазах. Качество у видео было не ахти, видно, что снято давно.

Рентаро нахмурился. И что дальше?

Ракурс изменился, и теперь мужчину показывали со спины. Рентаро заметил, что в правой руке он держит пистолет, а перед ним стоят три цели. Похоже, мужчина будет стрелять с закрытыми глазами.

Рентаро не отводил взгляд от экрана — боялся что-нибудь упустить. Но произошедшее в следующую секунду лишило парня дара речи.

Стрелок достал из куртки три чёрных, размером с кулак, железных шарика со встроенной камерой, напоминавшей глаз, и бросил вниз. Но на пол они не упали, а вдруг взлетели вверх и начали бесшумно вращаться над головой мужчины. Он высоко поднял руку и махнул вперёд.

На вершине «глаз» появились сгустки плазмы, и «глаза»с огромной скоростью полетели к целям. Мужчина тут же поднял пистолет и три раза выстрелил. Картинка вновь сменилась: теперь вблизи показали один из выстрелов — точно в цель.

От удивления Рентаро отпрянул. Это ведь неправда, нет! Должно быть, просто монтаж. Парень вопросительно посмотрел на Сумирэ, но та была серьёзна. Значит, всё-таки это правда…

— Контролируемый сознанием интерфейс, Shenfield. Наверное, именно им и пользуется Эйн. Знаешь, что такое НКИ?

— Нейрокомпьютерный интерфейс?

— Верно. НКИ изобрели уже довольно давно. Вот уже двадцать лет его используют парализованные: если их мозг подключен к специальным электродам, пациенты силой мысли могут управлять курсором на компьютере. Мужчина на видео пользовался продвинутой версией НКИ. В его мозг встроен нейрочип, и стрелок мыслями одновременно контролирует несколько устройств. «Глаза» он использует для разведки: они отправляют ему информацию о местоположении цели, её точные координаты, температуру, влажность, направление и скорость ветра. Поэтому мужчина и способен стрелять не глядя. Но это ещё не всё. Я слышала, что качающиеся руки — ещё одна помеха для снайперов, поэтому стрелку в тело имплантировали металлический стабилизатор. Для меня или Эйна провести подобную операцию — раз плюнуть.

Выходит, снайпер с Shenfield’ом наблюдает за врагом из укрытия — значительное преимущество. Наверняка именно его и использовала Тина.

Но тут Рентаро задумался: получается, во время обоих нападений за ним и охранниками откуда-то наблюдали эти «глаза»?

И тут Рентаро осенило. Он вдруг рванулся к компьютеру Сумирэ, выкрутил громкость на максимум и нажал на повтор.

Вот мужчина достал «глаза», они взлетели и завращались — вот оно! Рентаро отчётливо услышал жужжание — то же самое, что и во время обоих покушений.

Если Тина — инициатор-сова, значит хорошо видит в темноте. Возможно, ей даже не нужен оптический прицел. А уставшей во время их встреч выглядела она оттого, что в ней ген ночного животного. Теперь всё складывалось.

Значит, вот в чём сила Тины Спраут.

— Этому видео уже почти десять лет?..

— Я тоже удивилась, когда ты сказал про снайпера, — ответила Сумирэ. — Думала, что Shenfield был очевидным провалом.

Рентаро поднял полный недоумения взгляд на Сумирэ.

— Что ты имеешь ввиду?

— Что слышал, — нахмурилась Сумирэ. — Нейрочип нагревается и сжигает изнутри мозг носителя. Мужчина из видео тоже погиб. Эйн, только не говори, что закончил Shenfield…

— Док, сколько «глаз» он контролирует одновременно?

— Три. Одним больше — и мозг перегружается.

«Три…» Рентаро скрестил руки на груди, а затем поднял одну и почесал подбородок.

— О чём задумался?

— Как победить Тину, — ответил Рентаро.

— Невозможно, брось.

— Почему?

— Гробы с уровнем до сотни продали души дьяволу. Они без преувеличения монстры. Тебе не одолеть её.

— Глупости! Что-то я не слышал от тебя ничего подобного, когда сражался с Кагетанэ Хируко!

— Конечно, — Сумирэ опёрлась подбородком на руку. — В тот раз могла погибнуть вся Токийская зона. Сейчас всё иначе — на кону только одна жизнь.

— Количество неважно!

— Именно количество и важно. Да, леди Сейтенши сложно заменить, но её жизнь несопоставима с жизнями всех жителей Токийской Зоны, — Сумирэ заметила колебания Рентаро и всё пыталась отговорить его. — Давай прибегнем к простой арифметике. Допустим, мой Проект нового человечества и NEXT Эйна одинаковы по потенциалу. И если мы вычтем твои способности механизированного солдата, что останется в итоге? Правильно, непреодолимая стена между человеком и инициатором. Может ли человек одолеть гориллу? Вот именно. Рентаро, просто старайся не влезать в бой в этот раз. Ты уже и так сильно рискуешь.

Рентаро заскрежетал зубами и сжал кулак.

— И всё же…

— Наука может сделать невозможное возможным, но идеала с помощью неё не достичь. Наука — тот запретный плод, что сорвали люди и совершили тем самым первородный грех. Мы, люди, произошли от Каина, а он ведь первым запятнал свои руки кровью. Я горжусь тем, что я учёный, но всё же учёные — самые греховные из людей. Были времена, когда и я мечтала достичь мира во всём мире и вселенского счастья. Но мой возлюбленный погиб, и я встала на путь демонов. На моей совести десятки смертей… Знаешь, почему вараниум чёрного цвета?

— Нет…

— Моя ненависть окрасила его в чёрный.

— Это ненаучно… — покачал головой Рентаро.

— Но я верю в это. Всех солдат я создала лишь с одной целью: убивать. Только тебя я сделала другим. Внешне ты угрюмый, зато внутри искренний. Я поняла и кое-что ещё: ты ведь спас меня. Когда я потеряла всё в этом мире, только ты связывал меня с реальностью. И воспоминания об этом греют мне душу. Не забирай их у меня, Рентаро.

— Док…

— В любом случае, что есть «счастье»? Думаю, даже ты понимаешь, что не в деньгах счастье. Если бы богатство и власть приносили бы счастье, то среди мультимиллионеров не было бы таких частых самоубийств. Мне кажется, ты из тех, кто понимает, что для него счастье. И ведь сейчас у тебя всё хорошо. А представь, как на твоей могиле плачут Энджу и Кисара. Мне тоже будет грустно. Не приближай свою смерть.

Рентаро покачал головой.

— Ты трусиха, док. И слишком убедительна.

Сумирэ вдруг улыбнулась.

— Ага, я этим в тайне горжусь. Тогда…

— Но мне всё равно надо идти.

— Чего?! — Сумирэ вскочила и обхватила себя руками. — Ты что, ребёнок?!

— А сдаться — значит быть взрослым? Послушай-ка вот что: ты ошибаешься! — Рентаро вытянул вперёд правую руку и сжал кулак. — И я это докажу! Докажу, что эта вараниумовая рука нужна мне не чтобы убивать, а чтобы спасать! Док, знаешь, однажды я побывал в аду. Десять лет назад, в день, когда гастрея пожирала человечество, всё небо было объято пламенем, куда бы ты ни посмотрела. И этого мне не забыть. Я стараюсь, правда. Но не могу. И даже когда я, казалось бы, достиг счастья, когда слева от меня Кисара, а справа — Энджу, я продолжу вспоминать тот ад и мучиться от этого. И всё, что мне остаётся, — защитить леди Сейтенши, победить Тину, повысить свой уровень, узнать правду о родителях и гастреях. Только так я сумею преодолеть эти ужасные муки! И мне некуда бежать!

Рентаро вдруг замолк, развернулся и направился к двери.

— Ты куда?

— Вперёд. Пока.

— Тебя же убьют… Точно убьют. Эй, тебя убьют!

Рентаро шёл, не останавливаясь. Крики Сумирэ разносились по всему подвалу и преследовали Рентаро до самого выхода из университетской больницы.

Уже наступила ночь. Свежий воздух помог Рентаро привести мысли в порядок.

Парень достал телефон, набрал номер и приложил к уху.

Вскоре, на другом конце подняли трубку.

— Враг попадает точно в цель с километра. Как мне его победить?

На секунду повисло молчание. Рентаро закрыл глаза и начал молиться.

И наконец…

— Что ж, у меня есть для тебя кое-что… — очаровательно рассмеялась Миори Шиба.

4

— Программа боевого симулятора в виртуальной реальности версии 10.0 запущена. Данные карты успешно считаны. Добро пожаловать, Рентаро Сатоми.

Мягкий синтетический голос вкрадчиво произнёс его имя, и в метре перед ним застыли слова «HELLO, WORLD». Из-за фразы выскочили Алиса и белый кролик с часами и принялись гоняться друг за другом.

Если это и была всего лишь шутка программиста, он подошёл к ней со всей серьёзностью. Как девочка-блондинка в кружевном платьице и фартучке, так и белый кролик, забавно дёргающий носом, казались настоящими. Рентаро подошёл поближе, наклонился и протянул руку, но не успел он коснуться, как они исчезли.

Рентаро встал и удивлённо огляделся. Он стоял посреди огромной белой комнаты. Действительно огромной. И даже чересчур белой — вокруг было совершенно пусто и так чисто, что не видно и пылинки, а свет от стен отражался так ярко, что Рентаро пришлось прищуриться.

— Сатоми, дорогой, ты в порядке? — озабоченно поинтересовалась Миори.

Не понимаю, где тут лево, право, зад и перед, от этого голова болит, — пробурчал он в ответ.

Рентаро пропустил мимо ушей уклончивый ответ Миори из наушников и осмотрелся. Он был на пятом этаже подвала Тяжёлого Вооружения Шиба, в Специальном тренировочном VR зале — огромном кубе со стороной километр.

Внутри комната была обшита особой резиной, которой были не страшны ни обычные пули, ни самые экзотические виды взрывчатки. Это был один из немногих продвинутых VR-полигонов в мире. Тут часто тренировались Силы самообороны и специальная полиция, служащие гражданской обороны и даже увлечённые богачи, и, очевидно, бронь расписывалась на год вперёд, но для Рентаро Миори сделала особое одолжение.

Рентаро жил в маленькой квартирке и порой даже забывал, что на дворе уже 2031-й.

— Миори, прости, что тороплю, но можем уже начать побыстрее?

— Ох, Рентаро, какой же ты нетерпеливый, — ехидно ответила Миори.

— Почему из твоих уст всё всегда звучит по-изращенски? — возразил было он, когда пространство вокруг начало стремительно меняться.

Ещё мгновение, и он стоит под палящим солнцем посреди жаркой пустыни. Горячий ветер обдавал его раскалённым песком, и всё было настолько реально, что Рентаро вспотел.

Он взобрался на вершину ближайшей песчаной дюны и огляделся. Со всех сторон его окружала бескрайняя пустыня, на голубом небе не было ни облачка. Рентаро прекрасно понимал, что всё вокруг нереально, а он стоит посреди пустого белого зала, но всё равно не мог привыкнуть.

Если горячий ветер можно нагнать кондиционерами и нагревателями, то из чего была сделана дюна, на которой он стоял?

Сначала парень решил, что пол и стены комнаты сделаны из специального материала, который под давлением может менять свою форму, пока взгляд Рентаро не зацепился за полуразрушенный бункер, очень детально прорисованный — такой вряд ли бы получилось «выдуть» из пола.

— Миори, я всё никак не пойму, как это вообще работает? — поинтересовался Рентаро.

— Под полом расположен мощный компьютер, отвечающий за создание 3D-картинки. Он перёдаёт данные наверх, другой системе — мы называем её Системой захвата реальности, а она в свою очередь распределяет данные по ещё нескольким системам, а что происходит дальше — коммерческая тайна! — Миори, кажется, была рада подразнить Рентаро.

Он наклонился и зачерпнул песок — тот горячими струйками просочился сквозь пальцы. Уж песок точно был настоящим, тут никаких сомнений!

— Сатоми, дорогой, какой ставим уровень боли?

— Ставь максимум, а то несерьёзно. И дай мне ещё один пистолет, такой же как мой.

Прямо перед ним повыскакивало с десяток окошек с разными предупреждениями и соглашениями; среди прочего Шиба отказывалась от ответственности за жизнь пользователя. Рентаро пробежался глазами в поисках кнопки «СОГЛАСЕН» и закрыл интерфейс, а через миг в его протянутую руку с неба упал новенький Springfield.

— Ну, приступим. Мне уже не терпится увидеть тебя в деле, дорогой Сатоми!

— Кстати, Миори, совсем забыл. Патроны в руке и ноге мне самому не заменить, а они мне ещё пригодятся в бою с Тиной, так что для симуляции активируй только мой левый глаз.

Чтобы Миори наконец отстала с бесконечными расспросами и переживаниями, Рентаро пообещал как-нибудь сходить с ней на свидание. Затем он достал из кобуры свой собственный XD и приготовился к бою, держа оба пистолета наготове.

В воздухе появился таймер обратного отсчёта — цифра посреди круга, как в каком-нибудь старом фильме. Десять, девять, восемь... Рентаро скрестил руки на груди, закрыл глаза, успокоил дыхание и сосредоточился.

— Миссия начинается! — объявил синтетический голос.

С порывами сильного ветра до Рентаро доносились обрывки фраз на непонятном языке, похожим на какой-то из ближневосточных. Похоже, воевать придётся с террористами.

— Активировать искусственный глаз, — приказал Рентаро и медленно раскрыл глаза.

Команда запустила наноядерный процессор на графеновых транзисторах, радужка завращалась, а поверх неё отрисовался интерфейс. Поле зрения Рентаро расширилось, цвета стали ярче, границы чётче.

Выдох. Вдох.

— Да начнётся бой. Пора уничтожить врагов.

— Не может быть... Как это?..

Миори Шиба пристально наблюдала за происходящим с монитора в соседней комнате. От происходящего у неё дух захватывало — Рентаро сражался на «невозможной» сложности.

Ему нужно было одолеть тридцать умелых боевиков в тюрбанах. Террористы начинали раунд, поливая тренируемого перекрёстным огнём из штурмовых винтовок — до этого никто и первую минуту не протянул. Только на днях десятка лучших бойцов Специальной японской штурмовой команды пыталась пройти этот уровень, но быстро потерпела неудачу.

Для себя Миори решила, что если Рентаро убьёт хоть одного, это уже будет неплохой результат, и сложность такую поставила, только чтобы пошутить. Не тут-то было!

Миори уже почти касалась экрана носом. Её взгляд был прикован к человеку в чёрной форме.

В Рентаро словно демон вселился.

Как только бой начался, Рентаро тут же рванул вниз по склону с холма. От вражеских выстрелов под ногами взметались столбы пыли, но Рентаро даже не пытался спрятаться — он ринулся напролом в стан врага.

Он вбежал в лагерь и выстрелил в воздух из обоих пистолетов. Затем, мастерски уворачиваясь от выстрелов дробовика, подбежал к одному из нападавших, который скрывался за мешками с песком. В прыжке Рентаро ударил его в голову коленом и сбил с ног, развернулся и прикончил из пистолета. Не теряя ни секунды, он снял с трупа гранату, дёрнул зубами чеку и забросил во вражеское укрытие — взрыв и крики раненых не заставили себя ждать.

Сзади Рентаро услышал рёв мотора и вовремя отпрыгнул с дороги мчавшего на него грузовика. В кузове автомобиля был установлен тяжёлый пулемёт, который с оглушительным лязгом изрыгал пламя и свинец. Ещё секунда, и Рентаро бы разорвало на части пулемётными снарядами, но он вновь в последний момент успел откатиться в укрытие, перед этим два раза выстрелив.

Первый выстрел достался пулемётчику, а второй продырявил голову водителю. Оставшись без управления, грузовик круто повернул и упал на бок — огромный столб пламени взметнулся на месте взрыва.

С каждой минутой врагов становилось всё меньше и меньше.

— Искусственный глаз из вараниума, тип двадцать один — вот у него в левом глазу.

Миори оглянулась и увидела Кисару — та старательно зачёсывала тёмные волосы назад. Её шаги эхом разносились по комнате.

— Кисара… Что это? — спросила Миори.

— В его левом глазу находится мощный компьютер на графеновых транзисторах, завёрнутый в супер-вараниевую оболочку. Ты знаешь, Миори, что люди по-разному ощущают ход времени?

— А?

— В детстве дни кажутся очень длинными, но чем ты старше, тем быстрее они пролетают. Слышала же о таком? Когда в мозгу ребёнка пронесётся сотня мыслей, взрослый едва обработает десяток. Что это может значить? Не то ли, что для ребёнка день покажется в десять раз дольше, чем для взрослого человека? Время вообще для каждого идёт по-разному. Кроме самых разнообразных сверхточных сенсоров, искусственный глаз Сатоми оснащён мыслительным множителем, который разгоняет мозг в тысячи раз, отчего время для него движется гораздо медленнее. Поэтому-то вражеские пули по нему и не попадают!

— Н-но это ведь не то же самое, что просто ускорить тело?

— Нет, конечно. Если он не увернулся до выстрела — всё. Но вычислить безопасную позицию ещё до того, как враг спустил курок для него не так уж и сложно.

— Такое вообще возможно?..

— Это и есть настоящая сила Рентаро Сатоми, величайшее творение гениального доктора Сумирэ Мурото, главы проекта Нового человечества.

Но несмотря на гордость в голосе, Кисара, скрестив руки на груди, печально наблюдала за движениями Рентаро. Уже не так уверенно, она продолжила:

— Мы даже Энджу об этом не говорили, но на самом деле в повседневной жизни Рентаро видит только правым глазом, а левый лишь повторяет его движения. Хотя со стороны даже не заметишь.

Миори ничего не ответила, она не отрывала взгляд от монитора.

— Зато у его искусственных конечностей нервные окончания из углеродных трубок практически идеально передают все ощущения, почти как живые...

— Погоди, Кисара. Последний враг остался.

Кисара озадаченно склонила голову набок.

— Значит он почти закончил? Что не так-то?

Миори наклонила голову и ответила, чётко проговаривая каждое слово:

— Последний враг — снайпер.

Рентаро стоял посреди лагеря и переводил дух. Весь лагерь был усеян трупами, в воздухе стоял запах пороха и крови, а заграждения пылали в огне, обдавая вспотевшего Рентаро жаром со всех сторон. Плечи парня тяжело вздымались и опускались, он сорвал с себя галстук и заметил, что в пылу битвы где-то оставил второй пистолет.

Врагов больше нет.

Только он решил, что прошёл уровень, как пуля со свистом царапнула его плечо. Рентаро тут же опустился на колени и ощупал рану. Сверхтонкие шоковые пластинки — часть VR-снаряжения — которые покрывали всё его тело, передали боль и тепло, как от настоящей пули. И хоть это и была лишь царапина, из-за максимального уровня боли ощущалась она, как серьёзная рана.

Рентаро обернулся и начал вглядываться в далёкие песчаные дюны.

— Снайпер, значит?!

Дальномер его искусственного глаза обнаружил врага, до него — метров двести. Невооружённым глазом уже сложно что-либо разглядеть, ещё и горячий воздух искажал вид. Худшие условия для стрельбы.

Можно было бы подобраться к снайперу поближе, скрываясь за песчаными холмами. Но вместо этого Рентаро повернулся к врагу, поставил ноги на ширину плеч и направил пистолет на снайпера.

В голове вдруг зазвучал голос Тины: «С тех пор мне всё время больно и грустно. Наверное, поэтому сейчас я по-настоящему счастлива».

Рентаро медленно спустил курок. Слишком далеко!

Ещё выстрел. Слишком низко.

Выстрелы снайпера едва не задевали Рентаро. У него тряслись ноги, он начал прерывисто дышать. Парень на секунду закрыл глаза, прислушался к звуку биения сердца. Все живые существа в конце концов умирают, и вновь повторяется бесконечный цикл реинкарнаций. Небесные силы, что сохраняют гармонию в этом мире, слились с ним, напитали его энергией.

Загорелся луч света. Рентаро вдруг широко распахнул глаза.

«Вон там!»

Рентаро нажал на курок. Отдача откинула руку назад, медная гильза завертелась в воздухе.

Пуля прошла сквозь оптический прицел винтовки Драгунова, пробила левую глазницу снайпера и раскрошила череп. Мозг перестал подавать сигналы.

Рентаро справился со всеми врагами и остался наедине с оружием. Он занял стойку Бесконечности в ожидании оповещения.

Вдруг отовсюду загремели фанфары, а в воздухе появилась надпись «Миссия завершена», секундой позже его успех подтвердил и синтетический голос.

В следующее мгновение Рентаро вновь очутился в белой комнате. Рядом с ним валялся смятый галстук, второй пистолет и куча пустых гильз. Всё-таки это был не сон.

— Сатоми, дорогой, ты невероятен! Две тысячи двести процентов! — возбуждённо закричала Миори, да так, что у Рентаро чуть уши не отвалились.

— Потише! Что значит две тысячи двести процентов? — закричал он в ответ.

— Сатоми, помнишь, ты уже трижды тренировался здесь? Если средний результат тех тренировок принять за сто процентов, то это — твой новый результат!

«Вот как». Значит, искусственный глаз делает его в двадцать два раза сильнее.

— Сатоми, дорогой, насколько ты будешь сильнее с ускорителями?

— Примерно в три раза.

— Шесть тысяч шестьсот процентов! С-сатоми, дорогой, возьми меня сейчас!

Рентаро хмыкнул в ответ.

— Ч-что, Миори?! Сатоми мой! Да он же никого кроме меня не замечает! — значит, Кисара была вместе с Миори. — Ты об этом, наверное, не слышала, но недавно Сатоми вдруг бросился на меня, как зверь, и творил разные непристойности! Я сама могу его удовлетворить!

Вообще-то Энджу делала с ней разные непристойности, уж точно не Рентаро. Внезапно, он кое-что вспомнил.

— Слушай, а Энджу ведь тоже использовала этот симулятор, так? Какие у неё результаты?

Миори сначала замешкалась, но всё же ответила:

— Восемь тысяч шестьсот.

Рентаро выдохнул. Что ж, этого следовало ожидать. Энджу всё-таки инициатор. Но как бы странно это ни звучало, Рентаро думал, что у него вполне хватит сил одолеть её.

Всё-таки Рентаро владел боевым искусством Тендо: а это и опыт, и знания, которых нет у Энджу. Она наверняка думает, что если Рентаро промажет патронами из ускорителей, то легко одержит победу. Как раз эта наивность и даёт Рентаро преимущество над ней.

— Тогда что насчёт Тины? — спросил Рентаро.

— Если Тина — снайпер, значит бой с Энджу для неё — один из худших раскладов. Но Тина всё равно победила, поэтому, думаю, она сильнее Энджу раза в полтора.

— Больше двенадцати тысяч девятисот процентов?! — не сказать, чтобы он с самого начала был оптимистично настроен, но к такому он был явно не готов.

— Сатоми, дорогой, можешь использовать любую экипировку «Шибы». А пока что мы устраним твои слабости с помощью симулятора.

— Хорошо, — ответил Рентаро после короткой паузы.

Всё равно у него нет выбора. Сдаваться нельзя.

— Значит, следующей будет программа подготовки против снаперов.

Мир вокруг снова поменялся.

— Сценарий второй, название этапа: «Полигон». Запуск…

5

Тина вдруг спрыгнула с кровати и осмотрелась: по всей комнате были разбросаны пластиковые коробки от еды и целлофановая обёртка. Из окна падал бледно-голубой свет луны. С протекающего потолка в миску в углу громко капала вода. Рядом с кроватью тикали часы. Девочке казалось, что с каждой секундой звуки становились всё громче и отчётливей.

Часы показывали три.

Одежда Тины промокла от пота. В висках пульсировало, и она потрясла головой, чтобы избавиться от этого чувства.

Зазвонил телефон: он словно выжидал момента, когда Тина проснётся.

— Да?

— Ты чем там занимаешься?! Я тебе уже в тысячный раз звоню!

— Извините, мастер… Я спала.

— Я получил план охраны третьей конференции. Сейчас отправлю.

На карманный компьютер пришёл план. Тина включила режим голограммы, увеличила план в воздухе и быстро его пролистала.

Девочка нахмурилась.

«И это план?..»

— Придурки… И сколько раз ещё они собираются повторять одну и ту же ошибку? Ну, по крайней мере, у нас снова появилась возможность.

— Но мастер… Вам не кажется это подозрительным?

— Что именно?

— Ну, почему они едут в объезд, а не напрямую? И тут рядом прекрасная снайперская позиция… Они будто специально.

К тому же, путь проходил через тридцать девятый район, где Тина однажды гуляла с Рентаро, а значит, она знакома с ландшафтом.

— И что ты хочешь этим сказать?

— Может быть, это ловушка?

Рэнд задумался.

— У меня нет никаких сведений, что нашего информатора раскрыли.

— И всё же у меня плохое предчувствие. Думаю, в этот раз нам нужно переждать и понаблюдать.

— Ни за что! Ты и так уже упустила две прекрасных возможности! Наш клиент просто в ярости! Нельзя провалиться и в этот раз!

Затем он вдруг остановился и, слегка понизив голос, продолжил:

— Тина… Тина Спраут.

— Да?

— Поступила информация, что полицейский и инициатор, которых ты должна была убить, живы.

Повисла напряжённая тишина.

— Мне казалось, они погибли, — ответила Тина, слегка преувеличив наигранное удивление. Секунду спустя она уже пожалела.

— Послушай, Тина… Сокровище ты моё. Ты ведь следуешь моим приказам?

— Конечно, мастер.

Рэнд сохранял молчание. От волнения у Тины вспотели ладони.

— Тина, скажи мне, кто твой мастер?

— Вы, мастер… То есть вы, профессор Рэнд.

— Кому ты обязана жизнью?

— Я всем обязана вам, профессор Рэнд.

— Кто ты?

— Ваш инструмент, профессор Рэнд.

Он выдержал короткую паузу.

— Хорошо. Твоя миссия всё та же. Я уверен, ты и сама понимаешь, что в этот раз у тебя нет права на ошибку.

— А что если там всё-таки ловушка?

— Рассчитывай на свои силы. У тебя их достаточно, чтобы вырваться. Но если окажешься близка к поражению, — Рэнд на секунду остановился, — умри.

Тина сжала подол юбки.

— Покончи с собой.

Тина успокоила частое дыхание, приложила руку к сердцу и закрыла глаза.

— Поняла, мастер.

Рэнд без лишних слов повесил трубку.

Тина ещё раз осмотрела комнату. Пора идти. Она открыла канистру, что стояла у кровати, и полила всю комнату бензином. От его паров у девочки уже начала болеть голова. Тина дошла до двери, бросила там канистру, достала зажигалку, щёлкнула ей и кинула в комнату. В центре комнаты затанцевали языки огня, и вскоре всю комнату охватило багровое пламя.

Девочка убедилась, что пожарная тревога сработала, и вышла из дома. На улице уже собралась толпа кричащих зевак, а через несколько минут показалась пожарная машина.

Тина стояла чуть в стороне и всё смотрела, как пламя пожирает дом и пронзает тёмное ночное небо. Вскоре сгорела несущая опора, и здание враз обрушилось наземь огромным облаком пепла.

Рэнд — уважаемый учёный, и обычно над ним не было власти, но сейчас приказы ему отдавал кто-то сверху. А значит, даже если она поделилась с мастером своими подозрениями, он всё равно не изменит позиции. Выходит, придётся всё-таки подчиниться.

И даже если этот план охраны — фальшивка, чтобы загнать её в ловушку, что с того? У неё на счету сотня чистых побед. Никто не в силах одолеть её.

Хотя во время боя с тем парнем в чёрном костюме, она всё-таки засомневалась: если кто и способен победить её, то только он…

Воспоминания о нём отозвались болью в её груди. Хоть она стояла и близко к огню, и его тепло, казалось, чуть не прожигало её кожу, Тина задрожала от холода, обняла себя двумя руками и опустила взгляд.

— Рентаро… Пожалуйста, не приходи...