Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
lastic
05.08.2019 23:05
Что так медленно...
lastic
05.08.2019 23:05
Жаль
lastic
05.08.2019 23:05
Эххх
yozhik
24.06.2019 20:45
Очень жаль. Мугу ведь сделал большой вклад в популяризацию "Чёрной пули".В таком случае, приветствую новую команду.Желаю вам успехов, как на творческом пути, так и по жизни.
rungerd
23.06.2019 18:51
yozhik
Маленькая поправка: Мугу ничего не сделал. Пришел новый переводчик и новый редактор, и оба стали поднимать тайтл из пепла. Мугу вряд ли вернется и вряд ли будет работать над ранобэ.
yozhik
19.06.2019 23:44
Его демотивировали низкие рейтинги аниме-экранизации в Японии.Так что это даже не история с моралью "Support Author - Buy Novel",а куда более запущенный случай.
cakedev
18.06.2019 20:48
Самое обидное в этом всем,так это то что произведение давно заброшено автором (
yozhik
18.06.2019 13:29
Ура, редактура пришла!Все же Мугу смог, он смог ещё разок перевести том.А я ведь говорил недобрососовестным подражателям: "Не надо уводить чужой перевод, со временем Мугу посетит вдохновение и он сможет ещё разок".Но они не поверили мне.И где они теперь?Канули в лету, так практически ничего и не переведя.А Мугу всё же вновь смог!Я всё это время верил!
Asmore
20.01.2019 23:57
Я конечно дико извиняюсь, но где перевод?
20 число января на дворе, а все глухо.
Mugu
11.09.2018 02:36
Я дико извиняюсь что не отвечал
Я до середины декабря в армии, однако дела у меня тут пошли на лад и нет-нет, но начинаю помаленьку возобновлять перевод.
Ещё раз сильно извиняюсь :с
alkared806
26.07.2018 18:00
>>16165
Кхем... Когда привезут перевод, а? Где он? Какого его ещё нет? М?!
как бы есть перевод на Works, но пока что мало
CrazyCorn
03.07.2018 15:21
Кхем... Когда привезут перевод, а? Где он? Какого его ещё нет? М?!
Ответы: >>16166
Vlades_Z
25.06.2018 02:33
Привет, я уже очень долго жду перевод этого шедевра, скажу честно Черная пуля единственное аниме продолжение которого я действительно жду, но уверен что никогда не увижу. Поэтому я решил прочитать новеллу но и здесь меня постигло разочарование. Прошу, пожалуйста дайте возможность хотя бы скачать Английский перевод остальных книг.
Danit
22.06.2018 14:34
>>16162
Привет всем! Посещал данный ресурс года два назад, но зарегался только сейчас. Смотрю, перевод все еще стоит на месте. Не знаете, процесс идет на данный момент? А то думаю вот, может мне этим заняться. Медленно все-таки лучше, чем вообще никак
Как видишь, статус перевода-заморожен. Как я понял, это равносильно смерти. Наверняка найдутся люди, которым понравиться хоть какой-то перевод. Я в том числе. Так что милости просим.
Akainu
06.06.2018 13:38
Привет всем! Посещал данный ресурс года два назад, но зарегался только сейчас. Смотрю, перевод все еще стоит на месте. Не знаете, процесс идет на данный момент? А то думаю вот, может мне этим заняться. Медленно все-таки лучше, чем вообще никак
Ответы: >>16163
alkared806
04.03.2018 15:12
ну... уже идёт 2 год ожидания хотя бы 2 тома) конечно хочется плакать от такого большого ожидания, но как говорится надежда умирает последней)
Pioner
13.11.2017 02:29
>>16158
Я бы даже задонил на подобное дело, а то как-то печально даже становится, что ту же самую сливную Эромангу переводят в кратчайшие сроки, а подобную годноту несколько лет =_=

Уже и она встала) Но мы надеемся и сжимаем кулаки за все что есть на руре! ( ну вродь как)
yozhik
19.08.2017 16:53
"сливную Эромангу"...мда,сколько людей столько и мнений.Как по мне Цукаса-сенсей пишет неплохие жизнерадостные повседневки про жизнь самых интересных людей японии (отаку и хикикомори), с изрядной долей романтики и не особо стесняя себя моралью, в отличие от большинства авторов, пишущих по устоявшемуся шаблону: тут тебе и многочисленные намеки на инцест, и неожиданные пикантные ситуации в которые при обычных условиях школьник бы не попал(скажем косплей вечеринки,прохождение хентайной эроге вместе с родной сестрой,периодические приставания к главному герою женского контингента годящегося ему в дочери).А в Эроманге он уже от души развернулся,в открытую строя основную романтическую линию между братом и сестрой (которая кстати тоже не слишком-то скрывает романтические чувства),и собирая вокруг героя фактически лоли-гарем.Но тем не менее Пуля лучше, ибо тема инцеста (пускай непрямого) и лоликона там развита гораздо более обстоятельно: центральными персонажами произведения являются обреченные на смерть зараженные лоли, спасающие человечество от уничтожения,каждой лоле приписывается ̶л̶о̶л̶и̶к̶о̶н̶щ̶и̶к̶ партнер-активатор обеспечивающий прикрытие в бою и содержание подопечной,что создает явные предпосылки к романтическим отношениям. К тому же у каждой лоли есть своя собственная история,полная трагизма,боли, унижения и издевательств:их ведь считают монстрами, бояться и ненавидят, что в конечном счете оставляет неизгладимые шрамы в сердце. Порой эти печальные истории и драматические моменты настолько врезаются в память ,что не смотря на всю динамику и пафос произведения ты сидишь в прострации с пустым взглядом и из глаз льются слезы жалости,сострадания и сопереживания. А ведь порой они еще и умирают,жертвуя собой ради партнера, и тогда ты сидишь и мучительно прокручиваешь в голове альтернативные варианты развития событий, не в силах смирится с утратой и проклиная бессердечного автора,уничтожившего само воплощение чистоты и невинности-ребенка!Понимаешь ведь что автор так поступает ради нагнетания драматизма и ожидает такой реакции, но все равно простить не в силах.По сути это довольно мрачное, тяжелое для психики произведение, и именно после прочтения таких вот демотивирующих вещей и тянет на легкую, изобилующую развратом и фонтанирующую позитивом Эромангу. Однако сюжет в Пуле проработанный, состав персонажей привлекательный, да и как бы драма не нагнеталась и сколько бы любимых персонажей не пошло в расход,до последнего надеешься на счастливый конец даже в самых депрессивных произведениях.Лишь бы работа по переводу не прекращалась. По большому счету сроки не важны, главное чтобы переводчик хотя бы раз в три месяца отписывался:"я работаю над тайтлом" ибо безвестность тревожит...
Frustra
10.08.2017 09:20
Я бы даже задонил на подобное дело, а то как-то печально даже становится, что ту же самую сливную Эромангу переводят в кратчайшие сроки, а подобную годноту несколько лет =_=
Ответы: >>16160
haruhiro
08.08.2017 10:38
так что там с переводом, хотелось продолжить читать эту серию ранобэ

Отобразить дальше

Глава 2. Тина Спраут

1

— Вот, я купил немного.

Рентаро торопливо подошёл к скамейке и передал Тине поднос с такояки, которые он купил в магазинчике неподалёку.

Девочка довольно зажмурилась и протёрла сонные глаза.

— Спасибо большое!

Полуденное солнце заливало городской парк; лёгкий ветерок колыхал траву и листья деревьев. Рядом журчал искусственный водопад, и его брызги приятно освежали. Со всех сторон то и дело доносился счастливый смех детей и родителей: те наслаждались долгожданным выходным.

Рентаро плюхнулся на скамейку рядом с Тиной, открыл кошелёк и тяжело вздохнул. Возможно, стоило взять что-то поскромнее такояки, а то и так в карманах гуляет ветер. Но всё, теперь ничего не поделаешь, разве что разумнее тратить деньги. Рентаро даже задумался, а не устроиться ли к Миори, ведь платят там щедро….

Он перевёл взгляд на Тину и заметил, что в этот раз она оделась поопрятнее: вместо пижамы — платье, но вот беда: пуговицы застёгнуты через одну! А волосы собраны в хвост абы как, криво. И не понять, то ли девочка привыкла так одеваться и причёсываться, то ли до жути неряшлива. Но… судя по всему, неряшлива.

Стоило ему об этом подумать, как Тина заклевала носом. Она снова протёрла глаза и принялась рыться в карманах в поисках заветной баночки с кофеином. К изумлению Рентаро, девочка щедро посыпала таблетками такояки.

— Эй, подожди! Ты что творишь?! — не сдержался Рентаро.

— В чём дело, Рентаро? — спросила Тина.

Она подняла голову и невинно захлопала ресницами. Каждое её движение, каждый жест были медленными, неуклюжими, но почему-то Рентаро не мог на неё злиться.

— А, забудь, — отмахнулся он.

Тина проткнула зубочисткой облепленный таблетками шарик такояки и направила его в рот. Рентаро пристально наблюдал за каждым её движением, пока шарик не соскользнул с зубочистки и не шлёпнулся на асфальт.

— Ох-ох…

Рентаро с трудом сдержался, чтобы не накричать на Тину. Эти шесть шариков обошлись ему в четыреста иен!

Тина взглянула на него и виновато опустила глаза. Рентаро лишь отмахнулся и постарался сделать вид, будто вообще не сердится. Пока Тина боролась с такояки, он сидел на скамейке и разглядывал пушистые белые облака.

С момента покушения прошла неделя. Конечно, сразу же после инцидента провели расследование и назначили экстренное совещание: всё для того, чтобы такое больше не повторилось. Рентаро очень надеялся, что им удастся выйти на преступника или хотя бы на его сообщника, но на совещании все только и делали, что старались переложить вину друг на друга. Казалось, их больше интересует вопрос, почему снайпер устроил засаду на пути Сейтенши домой, чем поиск того, кто за всем этим стоит.

Конечно, первой под подозрения попала личная охрана Сейтенши, в частности Ясуваки, который и планировал передвижение по городу. Он же, в свою очередь, с пеной у рта доказывал всем, что виноват не кто иной, как Рентаро. Его главным доводом было то, что раньше на Сейтенши никто не нападал, но стоило появиться Рентаро, — и тут же покушение! А значит, именно он связался с убийцей и наверняка передал третьим лицам маршрут.

Рентаро всё совещание стоял в углу, прислонившись спиной к стене, и скоро соображал, что к чему. Например, он сообразил, что о работе знал немного: лишь место и время встречи. А как прибыл, его сразу же посадили в лимузин Сейтенши. То есть, будучи телохранителем, Рентаро не знал никаких деталей о том, как организована поездка, система безопасности… Скорее всего, Ясуваки и подстроил всё так, чтобы оставить Рентаро в стороне. Но кто же знал, что мелкая подлость обеспечит Рентаро железное алиби? Ведь даже если допустить, что он связался с убийцей, как тогда он мог хоть что-нибудь сообщить?

Но что важнее, Рентаро знал: за ним никакой вины нет. Однако когда он пытался объяснить всё собранию, Ясуваки раз за разом перебивал его. Нет, Ясуваки не спорил, не опровергал, а выкрикивал какую-то чушь типа: «Не дайте себя обмануть!» — или: «Да кто он такой, чтоб его слушать?!» Но как бы ни были пусты его слова, он с таким рвением доказывал свою правоту, что многие из присутствующих начинали ему верить. Рентаро был уже в отчаянном положении, когда Сейтенши пришла ему на выручку. Попросив Ясуваки помолчать, она твёрдо заявила: «Я лично выбрала Рентаро для этой работы. Если вы сомневаетесь в Сатоми, значит, вы сомневаетесь в моей рассудительности. И кроме того, как вы вообще можете обвинять в преступлении спасителя Токийской зоны? Вам должно быть стыдно!»

Раздосадованный Ясуваки молча вернулся на своё место. Но дело этим не кончилось: взглянув на Ясуваки, Рентаро понял, что тот так просто не сдастся. В его глазах поблёскивал мстительный огонёк, лицо исказила зловещая улыбка, а сам он что-то бормотал себе под нос. Когда их глаза встретились, по спине Рентаро пробежал холодок.

Позже один из служащих объяснил Рентаро, за что Ясуваки так взъелся на него. Оказывается, тот почему-то решил, что между Сейтенши и Рентаро есть нечто большее, чем формальные отношения. Какая досада!

Рентаро сидел, скрестив ноги и сложив руки за головой, и напряжённо размышлял. Он старался не слышать, как шлёпает очередной шарик такояки и как с досадой охает Тина.

Они так и не выяснили, что было нужно убийце. Если подумать, покушение могли спланировать даже не ради переворота, а просто из ненависти к жертве или из желания прославиться. Красота Сейтенши не уступала красоте самых популярных айдолов, так что неудивительно, если ею заинтересовался какой-нибудь психопат.

Рентаро понимал, что ответственен за Сейтенши: всё-таки согласился на эту работу, за уши никто не тянул. И вот почему попросил персонал дворца проводить его на склад, куда попадали все записи тех, кто угрожал правителю. Среди них были как заурядные «Я убью тебя!» и «Те, кто защищают красноглазых, должны умереть!», так и нелепости вроде «Ты моя и только моя. Я пш-ш... свой пш-ш... в пш-ш... леди Сейтенши» и омерзительное пыхтение. Последнюю Рентаро хотел просто стереть, чтобы Сейтенши не попалось. Он даже представил, как бедняжка слушает, бледнеет и падает в обморок.

Рентаро совсем не ожидал увидеть здесь столько материалов. На дворе 2031 год, эпоха интернета, и всё равно угрозы люди записывают по-старинке. Что же там на электронной почте творится...

И всё-таки слишком тщательно это покушение было продумано. Нападавший точно знал, где ждать лимузин Сейтенши, и мастерски стрелял из снайперской винтовки. Тщательно изучив все записи, Рентаро решил, что их отправители могли разве что попробовать пристрелить Сейтенши во время публичного выступления. Значит, искать надо не здесь.

Рентаро подпёр руками подбородок и нахмурился. Сейтенши не хотела заканчивать переговоры, так ничего и не добившись, а потому не стала отменять вторую встречу с Сайтаке. С первого дня работы на Сейтенши Рентаро ощущал присутствие убийцы, и угроза час от часа становилась все ближе, реальнее.

Эх, была бы хоть какая-то зацепка...

— Ох-ох...

— Может, хватит уже их ронять, а?!

Теперь уже три шарика мирно лежали на мостовой. На подносе тоже три, а значит, Тина пока вчистую проигрывала битву.

Девочка какое-то время рассматривала упавшие такояки, а затем повернулась к Рентаро, нахмурилась и заявила:

— Рентаро, эти шарики так и норовят сбежать от меня! Наверное, осьминог внутри до сих пор жив...

— А ну, дай сюда!

Рентаро отобрал у Тины поднос, насадил шарик на зубочистку и ловко отправил его в рот девочки.

Тина на мгновенье застыла в удивлении, но стоило ей начать жевать, как её лицо расплылось от удовольствия.

— Ещё, Рентаро, ещё! — Тина потянулась к нему, прикрыла глаза и открыла рот.

Сердце Рентаро ёкнуло — на секунду ему показалось, что Тина ждёт от него поцелуя, но Рентаро тут же отогнал эти мысли. Она, скорее, напоминала маленького птенчика, который не может себя прокормить.

— А-а-а-а-ам! А-а-а-а-ам!

Ему было так забавно наблюдать, как девочка раз за разом расплывается в улыбке, что Рентаро не заметил, как скормил ей последний шарик.

— Так, посиди секунду смирно.

Тина подняла голову и зажмурилась, после чего Рентаро вытер платком соус с её губ.

Рентаро услышал за спиной смех и обернулся. За ними с улыбкой наблюдала молодая пара. Он представил, как они с Тиной выглядят со стороны, и на душе у Рентаро стало тепло.

Он откинулся на спинку скамейки, подпёр рукой бок и кивнул, довольный собой. Тина медленно открыла глаза и тихо пробормотала:

— Рентаро, а ты мне нравишься...

— А-а?

От неожиданности он вздрогнул, но Тина, кажется, ожидала такой реакции, а потому положила руку на подбородок и продолжила:

— Никто раньше не был ко мне так добр.

Тина, кажется, вспомнила что-то неприятное, ссутулилась и опустила глаза.

— Я вообще не помню, радовалась ли хоть раз после смерти родителей.

— Не помнишь?

— Угу. С тех пор мне всё время больно и грустно. Наверное, поэтому сейчас я по-настоящему счастлива.

Рентаро явно не ожидал такого признания. Он немного помолчал, собираясь с мыслями.

— Я помню, ты говорила, что у тебя нет родителей, но тогда я решил, что ты просто дурачишься. Что с ними случилось? И как ты живёшь без них, чем занимаешься? Расскажи о себе побольше.

Тина отвела взгляд.

— Это…

После первой встречи в парке Тина через день названивала ему. Сегодня они встречались уже в четвёртый раз. В прошлый они были в парке развлечений, а до того по просьбе Тины Рентаро показал ей внешний 39-й район — окрестности родного дома Энджу.

Для Тины всё было в новинку, и Рентаро нравилось смотреть на её счастливое лицо. Но девочка сразу взяла с него слово никому не рассказывать об их встречах. Почему — оставалось для Рентаро загадкой. Иногда Тина проговаривалась о своём прошлом, и этого хватало, чтобы понять: жизнь у неё отнюдь не весёлая.

— Эй, Тина…

Не успел он договорить, как вдруг у Тины зазвонил телефон. Девочка достала его из кармана, и на её лице отразился испуг.

— Э-эй...

Рентаро заволновался и протянул руку, но Тина выскользнула из-под неё и спрыгнула со скамейки.

— Рентаро, мне пора.

Не дожидаясь ответа, она отвернулась.

Рентаро охватила необъяснимая тревога. Он снова окликнул Тину:

— Стой!

От поднявшегося ветра закачались деревья, зашуршала листва. Тина лишь чуть обернулась к Рентаро и, приглаживая светлые волосы, сказала с улыбкой:

— Давай снова встретимся, Рентаро.

Она вежливо поклонилась и ушла.

Рентаро долгое время смотрел ей вслед, пока его телефон не завибрировал. Миори попросила срочно подойти к ней и оставила гео-метку. Пускай и был выходной, девушка до сих пор торчала в школе.

Рентаро поднял глаза, но Тины уже и след простыл.

Тина тем временем направлялась к выходу из парка и набирала номер.

— Какого чёрта так долго?! — сказал голос на другом конца провода.

— Простите, мастер, не могла ответить сразу.

— Прими таблетки, ты сейчас совсем не соображаешь, — жёстко приказал холодный голос.

Тина достала баночку с кофеином и высыпала остатки в рот. Тщательно пережевала и скривилась от горечи во рту, смяла пустую упаковку и швырнула её в мусорный бак. Очень скоро у Тины в голове прояснилось. Она в общем-то проснулась, но ещё была вялой: активность где-то на сорок процентов, если учесть общий потенциал. Маловато будет.

— Да? — спросила она.

— Я получил новый план по охране Сейтенши.

— Быстро.

Тина даже немного расстроилась. Она думала, что в этот раз охрана будет осмотрительней и не допустит утечки. Но в окружении Сейтенши, похоже, слишком много некомпетентных людей.

Собеседник тихо усмехнулся.

— Надо будет поблагодарить того служащего, который любезно поделился с нами сведениями.

— И кто же наш информатор?

— А, кто-то, у кого гастрея сожрала ребёнка прямо на глазах. Ничего особенного.

Тину обуревали смешанные чувства. Сейтенши была известна тем, что боролась за права Проклятых детей, но, по иронии, именно за эту, казалось бы гуманную, позицию у неё хватало врагов, в том числе и в дворцовом окружении. И даже сами Проклятые дети вроде Тины охотились за ней. «И всё только потому, что вы пытаетесь нас защитить», — с горечью подумала Тина.

— Нашему клиенту важно покончить с ней до того, как он покинет Токийскую зону.

— Гроб снова вмешается, Мастер.

— Да, но я смог узнать, кто он.

— Правда? — Тина вцепилась в трубку.

— По моим данным, они из агентства гражданской обороны Тендо. До конференции ещё пара дней, на этот раз мы не позволим им вмешиваться, — сказал он и глухо засмеялся.

Тина остановилась. Она уже достаточно долго работает киллером, чтобы без слов понять, что от неё требуется.

— Тина Спраут, твоё следующее задание — убить председателя агентства гражданской обороны Тендо, Кисару Тендо.

2

Старшая школа Магата на выходных словно вымерла: в коридорах не было ни души. Рентаро переобулся в сменку, огляделся, и его вдруг посетило странное чувство новизны: он никогда до этого не приходил сюда на выходных. Неудивительно, ведь парень не состоял ни в одном клубе: у него попросту не было времени!

Рентаро направился в комнату студсовета. Тишину школы нарушал скрип половиц под ботинками и металлический лязг позади, который Рентаро изо всех сил старался не замечать.

Порой Рентаро попадались кто-то их учеников, и, если так случалось, те тут же впадали в какое-то оцепенение, стоило им только взглянуть на него. Затем, как правило, они быстро ретировались, опустив взгляд. Впрочем, Рентаро их не винил.

Он медленно обернулся — за ним шагала Кисара в полном боевом обмундировании. За спиной крест-накрест висели дробовики SPAS-12. В левой руке она держала Beretta 92, а в правой — Снежную тень. Поверх юбки Кисара натянула пояс с гранатами: осколочными, слезоточивыми, оглушающими… Теперь она весила килограмм шестьдесят и с каждым шагом издавала характерный металлический звук. Кисара шла молча, и, кажется, пыталась сконцентрироваться с помощью какой-то странной дыхательной техники.

— Э-эм… Кисара…

— Помолчи минутку, — резко ответила она.

От парадного входа они поднялись по лестнице в западной части школы, прошли чуть-чуть налево по коридору и наконец увидели дверь с табличкой «Комната студенческого совета». Кисара сняла пистолет с предохранителя и прижалась спиной к стене у двери.

Рентаро съёжился, но всё-таки решился постучать, уже занёс руку, однако Кисара остановила его и неодобрительно покачала головой.

— Сатоми, подожди. Хочешь ворваться через дверь? Слишком опасно… Вспомни экзамен, когда ты получал лицензию Гроба. Забрасываем слезоточивую гранату, Миори выбегает, открываем огонь — два в грудь, один в голову — и эта женщина распрощается с жизнью.

— Кисара, послушай… Я сюда пришёл не убивать Миори, а спросить про результаты исследования пуль.

— Ну, почти то же самое!

— Нет, совсем не то же самое!

Рентаро глубоко вдохнул и протёр уголки глаз. Кисара ведь всегда поступала логично. Ну почему она не могла оставаться такой же рассудительной, когда речь шла о Миори?

Пару часов назад он попрощался с Тиной и позвонил в офис сказать, что идёт к Миори. Кисара выпалила: «Я тоже иду» — и заставила Рентаро встретить её. Парень быстро понял свою ошибку, но и подумать не мог, что Кисара явится во всеоружии.

— Так, Кисара, я пойду сам поговорю с Миори. Извини, но ты ждёшь снаружи.

— Н-никогда! Я не допущу, чтобы вы с Миори оставались наедине!

— Но почему нет?

— Просто нет! Нет у вас причин оставаться вместе! Если ты идёшь к ней, то и я тоже — приказ председателя!

Рентаро покачал головой — ещё немного, и он уже не сможет терпеть поведение начальницы. Он не стал дожидаться реакции Кисары, постучал в дверь и повернул ручку.

— Ой, Сатоми, постой…

Из щели приоткрытой двери вдруг вытянулась рука, схватила Рентаро, и утянула внутрь. Дверь за его спиной заперли. Он по инерции шагнул пару раз вперёд и огляделся.

Рентаро очутился в тускло освещённой комнате, занавески были задёрнуты. Спиной к двери стояла Миори в яркой традиционной одежде и очаровательно улыбалась.

— Добро пожаловать, дорогой Сатоми.

Кисара тут же завопила и яростно заколотила в дверь.

— Немедленно открой! Иначе выбью!

Миори медленно прикрыла глаза и задрала подбородок.

— Не сомневаюсь. Впрочем, тогда тебе придётся заплатить за новую.

Стук вдруг прекратился, из-за двери послышался скрежет зубов. Кисара даже питалась за счёт Рентаро и, конечно, не смогла бы заплатить за новую дверь.

— А ты быстро сообразила, что за мной идёт Кисара.

— А я и не знала, но вы так шумите… Пройдём дальше? — Миори указала на комнату за другой дверью. Там был её личный кабинет.

Рентаро вошёл и будто бы попал в другой мир: повсюду стояли столы и стулья в авангардном стиле. В воздухе зависли пятьдесят голографических дисплеев — те показывали какие-то графики и экономические сводки.

Миори жестом повернула дисплеи, и те слились в большой экран — на нём появилась заставка-аквариум: изо всех углов комнаты начало доноситься бульканье, освещение стало тёмно-синим. Что ж, и вправду похоже на глубины океана.

В памяти Рентаро возник образ его потрёпанной квартиры в восемь татами, и он вновь оглядел комнату. Сложно поверить, что они с Миори живут в одно время. Эту комнату «Тяжёлое вооружение Шиба» выкупило специально для Миори… Интересно, что она будет делать с ней, когда сойдёт с поста президента студсовета?

Миори указала веером на дисплей.

— Данные о покушении на Сейтенши, — произнесла девушка, и на экране одна за другой появились фотографии с места нападения. Миори вытянула вперёд руку и увеличила одно фото — на нём был наконечник пули.

— Такие пули используют для пулемёта Browning пятидесятого калибра. Я проверила нарезку — она чистая. Не похоже, чтобы их использовали раньше.

Нарезка — спиральные борозды, что оставались на пуле после выстрела. Иначе нарезку называли «отпечаток пальца».

Миори раскрыла веер и повернула его — изображение на экране сменилось. Теперь там была миниатюрная 3D-модель места происшествия.

Рентаро невольно залюбовался фигурой Миори и на секунду представил, как она танцует традиционный танец.

Девушка направила веер на небоскрёб, с которого стреляли, — между ним и лимузином появилась линия с подписью «991 метр». Миори развернула модель к Рентаро.

— Сатоми, дорогой, просто уточняю… Уверен, что стреляли оттуда? И лимузин двигался?

— Ну да… А что?

— Сатоми, дорогой, ты много знаешь о снайперской стрельбе?

— Не особо.

На самом деле почти ничего. Рентаро десять раз проверил, что не выбрал этот предмет для экзамена на лицензию Гроба. Чтобы преуспеть в снайперстве, нужны железные нервы и невероятная концентрация. Рентаро, увы, не обладал ни тем, ни другим.

— Мы нашли гильзу недалеко от того места и проверили угол выстрела. Похоже, и правда стреляли с того небоскрёба, но…

Миори говорила неуверенно, прервалась и не сразу продолжила:

— Знаешь, Сатоми, дорогой, хоть сегодня прицелы винтовок невероятно точны, но важнее всего — человеческий фактор. Сердца постоянно бьются, дыхание тоже не останавливается, и руки у людей по-прежнему дёргаются. Если снайперу удалось попасть с восьмисот метров — он эксперт. Если попал с километра — это настоящее чудо. Километр и двести метров — волшебство. Большее расстояние — уже совпадение.

Сказать, что Рентаро удивился, — ничего не сказать.

— Настолько сложно?..

— Возьми обруч и забрось его на конус метров с двадцати. Стрельба, конечно, не то же самое, но так ты сможешь понять, как это сложно.

— И вправду сложно…

Рентаро не нужно было пытаться, чтобы понять, что это практически невозможно. Он наконец осознал, что хотела донести до него Миори: прицельно выстрелить три раза подряд с такого расстояния почти нереально.

Миори рассказала и про влияние температуры, влажности, ветра и давления, и про подбор угла, и про силу Кориолиса, из-за которой пуля имеет изогнутую траекторию.

Рентаро закрыл глаза и вспомнил тот вечер: лимузин в огне, крики толпы, вспышка на здании. Нет, он не ошибся. Снайпер точно стрелял оттуда, хоть Миори и не верила в это.

Вдруг голову Рентаро посетила другая мысль.

— Эм, Миори, твоя компания ведь снабжает оружием полицию и силы самообороны? Слышала о Такуто Ясуваки?

— Нет.

— Он командир личной охраны Сейтенши. Я думаю, у «Шибы» точно должны быть какие-то записи о нём.

Миори склонила голову набок и сложила руки вместе.

— Поиск, Такуто Ясуваки.

В мгновение ока на экране появилось фото Ясуваки и краткая биография.

— Такуто Ясуваки, тридцать два года, мужчина. Звание: лейтенант. Сатоми, дорогой, ты ведь сержант первого класса? Ясуваки на ранг выше тебя.

— А? Миори, я же не военный, у меня нет звания.

На самом деле, когда Рентаро сделали солдатом Проекта нового человечества, ему пришлось зарегистрироваться как военному. Впрочем, ему сказали, что присвоят низшее звание, не говоря уже о сержантском.

— Вообще-то есть. Хоть это и псевдозвание, тебя будут повышать по мере роста ИА-ранга, а значит, повышать и доступ к секретной информации. Твой нынешний ИА — тысяча, поэтому ты сержант первого класса, дорогой Сатоми.

Да, теперь Рентаро вспомнил… Тогда, на церемонии присвоения звания, он было решил, что сейчас-то получит доступ к секретной информации и наконец сможет узнать правду о родителях и гастреях. Но, увы, уровень доступа был слишком низким и едва ли полезным.

— И могу я им как-то воспользоваться?

— Честно говоря, почти нет. Хоть у тебя и есть право отдавать приказы, но это всё-таки псевдозвания, поэтому командовать не можешь. Иными словами, солдаты не должны тебя слушаться.

Право отдавать приказы без возможности командовать… Интересно…

— Зачем эти псевдозвания вообще нужны?

— Гробы с ними чувствуют себя частью чего-то большего, а люди продолжают думать, что Гробы всё ещё принадлежат стране.

— Вроде бы «гражданские» агентства обороны, а всё равно принадлежат правительству… — вздохнул Рентаро.

— Ничего не поделаешь. Сильнейшие пары могут нарушить мировой баланс, вот страны и хотят их контролировать. Изначально правительства торжественно заявляли, что система Гробов передаст военные силы в руки частникам, но эти обещания оказались пустышкой.

Ядовитая улыбка Миори напомнила Рентаро, что о чём-то подобном он говорил с Кисарой.

Миори тем временем открыла программу для рисования и наградила Ясуваки усами и лысиной.

— А силы самообороны тем временем щедро разбрасывали лозунги типа «Неоголённый меч — гарант мира». Всё для того, чтобы сохранить авторитет. Но проблема в другом: Гражданский контроль перестал работать с ветеранами Великой войны. В конце концов и они стали заниматься тем же, что и силы самообороны, — продолжала мурлыкать Миори. — Личная охрана Сейтенши — продукт сложившейся системы.

— Гражданский… что?..

— Вкратце: это суровые ребята. К тому же, Сатоми, дорогой, ты ведь знаешь, что охраной VIP-персон обычно занимается полиция? Только вот охрана Сейтенши принадлежит лично ей, и это не очень хорошо. Понимаешь почему?

Рентаро поднял взгляд на Миори и медленно кивнул.

— У них нет опыта.

— Это так, — девушка ткнула веером в нос Рентаро. — Личной охране Сейтенши всего-то десять лет. Конечно, им не сравниться с отделом безопасности Столичного департамента полиции. К тому же десять лет назад охрана Сейтенши только и делала, что отпугивала репортёров.

Вот и Рентаро это беспокоило. Едва ли действия личной охраны в тот вечер можно было назвать профессиональными. Парень тяжело вздохнул. Дальше будет сложнее: Ясуваки совсем бесполезен, и, что ещё хуже, наверняка ничего не вынес из покушения.

Значит, наступит на те же грабли. Если так будет продолжаться, то враг не преминет воспользоваться новой возможностью.

Рентаро придётся действовать самому.

— Миори, можно тебя попросить? Проверишь Согена Сайтаке?

— Зачем?

Рентаро на секунду замолчал: думал, а может ли поделиться с Миори догадкой. Рентаро ещё раз посмотрел в глаза Миори и наконец решился:

— Именно он нанял убийцу. Я почти что уверен.

— Сатоми, дорогой, что ты такое говоришь! — ответив, весело присвистнула Миори.

— Да, но нет доказательств. Сможешь их собрать?

— Хм-м… — Миори взялась за подбородок. — Я рада, что ты доверяешь мне, но многого всё равно не жди. Даже если ты прав, глава Осаки, скорее всего, действует очень осторожно. Вряд ли мне удастся найти хоть что-нибудь.

— Хуже от этого не станет. Пожалуйста.

— Что ж, хорошо, я поищу.

— Спасибо. — Рентаро решил, что дело сделано, и собрался уходить.

Только он поднял взгляд, как тут же рефлекторно отшатнулся: Миори стояла совсем близко.

Она мелкими шажками подобралась ещё ближе, раскраснелась и, положив голову ему на грудь, промурлыкала:

— Сатоми, дорогой, я выполнила твою просьбу и не то чтобы прошу чего-то взамен… Но я бы хотела, чтобы ты показал мне свою настоящую силу…

Миори, должно быть, говорила о его силе солдата Проекта нового человечества.

— Боже, зачем она тебе? К тому же это точно не то, что стоит показывать другим.

— Сатоми, дорогой, всё-таки Кисара лучше меня?

— Н-не говори так!

Миори, кажется, немного обиделась.

— Если сможешь забыть Кисару, разрешу делать со мной что угодно, понимаешь?

Своей рукой Миори начала выводить круги на груди Рентаро. Девушка стояла прямо напротив него, и он видел в разрезе воротника округлости её груди. Это взволновало Рентаро; он поднял глаза и встретился с влажным взглядом Миори. Его сердце забилось чаще, однако он тут же отвернулся.

— Миори, пожалуйста, хватит дурачи…

Из-за двери раздался рёв, дверь вылетела, и в комнату, тяжело дыша, ввалилась Кисара.

— Вы чем тут занимаетесь?! — Кисара яростно посмотрела сначала на Рентаро, затем на Миори, потом огляделась по сторонам и ещё сильнее сжала меч — его рукоять затрещала. За спиной Кисары лежала дверь — девушка всё-таки не сдержалась.

Миори в ответ только коротко хмыкнула, словно задумав что-то плохое, и прикрыла рот рукавом.

— Спокойно, Кисара, спокойно!

— А? — Кисара моргнула, и ярость будто враз покинула её.

— Мы с дорогим Сатоми, честно, правда ничем таким здесь не занимались. Так что не пойми неправильно.

Миори поправила воротник и слегка покраснела.

Меч и пистолет с лязгом столкнулись с полом. Кисара их выпустила.

— Нет…

Миори повернулась к Рентаро.

— Что ж, Сатоми, дорогой, закончим потом, хорошо? — и быстрым шагом направилась к двери.

— Э-эм… Что закончим потом? — пробормотал Рентаро.

— Ну как же? Я говорила о том, что сможешь делать со мной что захочешь, когда присоединишься к «Шибе». О, Кисара… Тебя это не касается, правда. Пока, — Миори одарила Рентаро кокетливым взглядом и заторопилась к двери, на ходу показав Кисаре язык.

— Нет…

Кисара застыла с широко раскрытыми глазами; лицо у неё стало совсем каменным.

Рентаро попытался успокоиться, справиться с бушующим ураганом эмоций. Он почесал в затылке, собираясь с мыслями:

— П-послушай, Кисара… Думаю, ты уже поняла, Миори просто так дурачится… Эм, ты меня слушаешь?..

Рентаро помахал рукой перед лицом Кисары, но та даже не моргнула! Что ж, тогда он просто подождёт…

Когда он уже потерял счёт времени, Кисара вдруг наклонилась за мечом, подняла его, медленно развернулась и шаткой походкой направилась к выходу.

— Чёрт… И что теперь делать?.. — Рентаро в задумчивости приложил палец к виску. «В этот раз ты её конкретно взбесила, Миори...»

Внезапно у Рентаро зазвонил телефон.

— Что такое, Док? Я сейчас занят…

— Сатоми, у меня к тебе разговор. Срочный! — с некоторой надменностью намекнула Сумирэ Мурото, исследователь гастрей.

Рентаро посмотрел на проём, через который вышла Кисара и где совсем недавно была дверь.

— Наверное, я смогу подойти, — наконец ответил Рентаро.

— Давай прям сейчас. Вместе с Энджу: у меня к ней тоже дело. До встречи.

— А Энджу-то заче… — не успел спросить он, как тут же в трубке послышались короткие гудки.

Пускай Рентаро и не хотелось, однако он всё-таки позвонил Энджу и попросил подойти к школе. Сбросив вызов, он уставился на контакт Кисары в адресной книге. «Чёрт. Ну почему, почему всё так обернулось?»

Теперь у него был предлог позвонить ей: сможет сообщить, что пойдёт к Сумирэ. Обычно Рентаро не стал бы раздумывать и набрал бы сразу, но вот он стоит в комнате Миори и пытается найти мужество и наконец-то позвонить. Спустя минут пять он решился.

Пропустив где-то двадцать гудков, Рентаро уже задумался, а не сбросить ли вызов, но тут Кисара ответила.

— Э-эм… Кисара?..

— Кто говорит? — холодно и резко спросила она.

— А? Э-это я, Рентаро Сатоми.

— Который Сатоми?

— Ч-что?..

Кисара обиделась не на шутку. Рентаро легко представил, как она задрала подбородок, отвернулась и скрестила руки на груди.

Рентаро почесал в затылке.

— Боже, это я, ни на что не годный, безнадёжный Сатоми! Чёрт, это ты хотела услышать?

— Ах, этот Сатоми. Вспомнила.

Рентаро услышал в трубке едва слышное хихиканье, и у него камень с души свалился.

— Но ты забыл, что Сатоми ещё — извращенец, который безбожно флиртует с Миори... тупой ты, тупой-тупой придурок!

«Да за какого же тупицу ты меня держишь?..»

— Ты всё не так поняла.

— Лжец.

— Я не вру.

— Что ж, не то чтобы меня это волновало… Я буду счастлива и без тебя…

— Если уйду, в агентстве останешься ты одна.

На другом конце провода раздался сдавленный стон. Видимо, об этом Кисара не подумала.

— Я просто найму кого-нибудь другого. Мне ведь не придётся платить тебе.

«За такую-то плату?!» — почти выкрикнул Рентаро, но вовремя закрыл рот.

— Эм… Кисара, думаю, ты знаешь, что большинство Гробов — никчёмные и жестокие преступники или якудза. Их тяга к насилию наверняка доставит проблем, — Рентаро старался говорить максимально спокойно.

Ещё один стон. Очевидно, об этом она тоже не подумала.

— Я н-не отпущу с тобой Энджу!

Рентаро этот разговор уже порядком надоел. Парень, конечно, не стал расстраивать Кисару и говорить, что Энджу-то её не больно любит. А вообще, когда Рентаро как-то спросил у Энджу, что она думает о Кисаре, девочка ответила что-то вроде: «Кроме груди — ничего не видно!»

Нет, Рентаро не хотел похвастаться, что нравится Энджу больше, но… если девочка будет предоставлена сама себе, она вряд ли останется в агентстве Тендо.

— А что насчёт еды?.. Ты ведь особо не готовишь… Приходишь поесть каждые три дня… Я имею в виду, в остальное время ты ешь только всякую химию по акции, так ведь?

— Почему же? Ещё хлебные корки!

Рентаро не нашёлся с ответом. Ну да, хлебные корки всё меняют.

— Тем более так я не потолстею от твоей жирной пищи! Считай, вообще диета!

На Рентаро вдруг обрушился груз ответственности за жизнь Кисары: стоит ему уйти из агентства, как она точно умрёт от голода, словно брошенная на обочине собачка.

— Слушай, знаешь что? Ты говоришь так, будто я высокомерная обнищавшая богачка, которая даже себя обеспечить не может и платит гроши за адский труд!

«Ну, вообще-то да, но…»

— Грубиян! Как же я зла! Плачь, умоляй — мне всё равно! В агентство Тендо тебе путь закрыт! До свидания!

Прогремела брошенная трубка и послышались гудки. Однако не прошло и десяти секунд, как Рентаро снова позвонили.

— Послушай, Сатоми, тебе ведь нравятся жуки там, животные, да?

Он не был уверен, к чему ведёт эта новая спокойная Кисара, и просто кивнул.

— Ну… да. Мне когда-то понравилась Souvenirs Entomologiques Фабра, с этого моё увлечение и началось.

— Тогда я расскажу тебе притчу. Может, хоть так ты поймёшь. Однажды жил жук Сатоми...

— Жук С-Сатоми?.. — персонаж, настолько похожий на Рентаро, совершенно сбил его с толку.

— Научное название. Наверняка этого жука первым нашёл учёный Сатоми и назвал своим именем. С тобой это никак не связано.

Рентаро промолчал в ответ.

— Так вот, внешность у жука Сатоми была не ахти, но он был добрым и честным. Он всегда следовал за бабочкой Кисарой, но о ней попозже. И вот жук Сатоми начал взрослеть: он обнаглел и постоянно ругался. Что думаешь, Сатоми?

— Этот жук умеет говорить?..

— Свободно говорит по-японски.

Рентаро не ответил.

— Я продолжу. В один день перед жуком Сатоми появилась жук Миори и начала соблазнять его. Жук Миори была ядовитой и вела свой род от туалетных сверчков и тараканов… И вообще была переносчиком оспы, малярии и чумы! Но к Миори она не имеет никакого отношения…

Кисара всё говорила и говорила, раскрывая новые подробности. Спрашивать или возражать ей было бессмысленно. Тем более сверчки и кузнечики относятся к отряду прямокрылых, в то время как тараканы — к таракановым. Иначе говоря, родственниками они быть никак не могут.

— И здесь на сцену выходит благородная бабочка Кисара. Если вкратце, она Космический Бог, посланница одного из Божеств. А, и ещё она была милой-премилой, и уж точно симпатичнее жука Миори. Бабочка Кисара — единственная, кто смогла вырвать жука Сатоми из лап Миори. Кисаре было грустно от мысли, что Сатоми отнимут. А ведь они знакомы с детства! В общем, Сатоми был бы счастлив вместе с Кисарой… Понимаешь посыл истории, Сатоми?..

У Рентаро уже разболелась голова. Неужели Кисара рассказала всю эту чушь только для того, чтобы донести мысль, как счастлив он с ней будет.

— Хватит уже обижаться.

— Не то чтобы я пыталась помириться или что-то подобное!..

Кисара уже порядком действовала ему на нервы.

— Может, хватит, а? Я не собираюсь идти работать к Миори и остаюсь у тебя.

Рентаро понял свой промах слишком поздно и вздрогнул, когда услышал:

— Я не хочу, чтобы ты работал на меня из жалости! Хм!

И второй раз за день прогремела брошенная трубка. Ну вот, Рентаро всё испортил — от безысходности он сгорбился и свесил голову. Нет, он не это пытался сказать!

Когда Рентаро вышел на улицу, солнце уже окрасилось в ярко-красный. Он встретился с Энджу у статуи перед школой, и вместе они направились в больницу университета Магата. Там работала Сумирэ.

— Энджу, будь осторожна, — предупредил Рентаро, когда они прошли мимо регистратуры.

— М? Почему?

— Не знаю, зачем док хотела увидеть тебя. У меня плохое предчувствие.

— Правда? Мы с Сумирэ давно не виделись. Я очень-очень жду встречи!

И Энджу весело замахала руками. Рентаро вздохнул. Наверное, обыщи он весь мир, и всё равно не найдёт человека, кто будет рад встрече с Сумирэ, а вот Энджу рада.

Они прошли по вылизанному до кристальной чистоты коридору и спустились в подвал. Здесь, как и всегда, было темно и пахло чем-то синтетическим. Вдобавок откуда-то раздавался жуткий смех — так мог смеяться либо маньяк, либо ведьма. Звук отскакивал от стен и расходился по всему пространству. Даже Рентаро не решался войти в комнату.

Они миновали резных демонов, охранявших вход, и вошли в лабораторию. Посреди комнаты стоял стол, на котором извивалась от безумного хохота Сумирэ. Дергаясь, она зацепила пару пробирок, и те со звоном разбились о пол.

— Рентаро, ну ты только глянь на эту новость! Якудза поверили в первоапрельскую шутку про начало иммиграции на Луну и начали скупать там земли! Такие мечтатели, ну прям как дети! Ха-ха-ха-ха-ха!

Рентаро резко захотелось домой. Перед ним была всемирно признанная гений, Сумирэ Мурото. Помимо лёгкого безумия она была известной некрофилкой. Дошло до того, что она расширила больничный морг, чтобы жить с трупами.

— Сумирэ, мы пришли поиграть! — весело объявила Энджу и помахала ей рукой.

Сумирэ замерла на столе, вдруг села и закинула ногу на ногу. Потом поправила халат, убрала с лица давно не стриженные волосы и драматично развела руками.

— Добро пожаловать в мой кошмар, детишки! — она посмотрела сначала на Рентаро, а потом на Энджу. — Знаете, я тут подумала… из тебя, Рентаро, выйдет отличная мумия! А вот Кисару уж точно лучше кремировать, а то её грудь будет выпирать, и мумия будет некрасивой. А что насчёт тебя, Энджу?.. Пожалуй, из тебя тоже получится прекрасная мумия. Ага-ага!

— Хм, ты на что это сейчас смотрела?..

— Кстати, никто из вас не хочет сыграть сегодня-завтра в ящик? А то умру я, ибо трупов почти не осталось… Ой, чуть не забыла. Мы вот сколько уже не виделись, а у тебя, Рентаро, всё то же несчастное лицо. Даже смотреть на тебя противно. О, а давай-ка я запишу тебя на пластическую операцию! Завтра как раз окно!

— Всё настолько плохо?..

Сумирэ спустилась со стола, достала пакет с кофейными зёрнами и высыпала их в кофемашину, потом включила её и подставила мензурку. Мельничные ножи зажужжали.

— Рентаро, я слышала, у вас сейчас работа по сопровождению или что-то подобное...

— Да уж, слухи быстро разносятся.

— А ещё говорят, что ты теперь против снайпера, да? Мне всегда казалось, что как снайпер ты состоишься. У тебя ведь хватает терпения наблюдать в бинокль за младшеклассницами со второго этажа. А вместе с тем у тебя невероятная выдержка — поди только и ждёшь, когда родители повезут их на горячие источники! Тебе бы зваться «снайпером любви», мерзкий лоликонщик! Сдохни!

— Хватит выдумывать!

— Рентаро, так это правда? — Энджу бросила на него горящий взгляд.

— Нет! Хватит! Не смотри на меня так! Огромное спасибо, док, что выдумываешь такие интересные истории — они кажутся Энджу весёлыми, и теперь их знают все соседи! Недавно я ходил выкидывать мусор, и в меня плюнули! И что ты на это скажешь, а?!

— Я на это и рассчитывала.

— Мерзавка!

— А ты смешной, спасибо. Любоваться, как ты падаешь ниже и ниже, на самое дно социума, — последняя моя радость, — коварно рассмеялась Сумирэ.

Просто нет слов. Вот уже в который раз она доводит его до отчаяния!

Две мензурки с кофе проехались по столу и остановились аккурат перед Энджу и Рентаро.

— Ну давайте, садитесь.

Энджу весело плюхнулась на стул, и Рентаро неохотно сел рядом с ней. Сумирэ села напротив них и подпёрла голову руками.

— Простите, я поздновато, но всё же примите мои поздравления. Вы победили Кагетанэ Хируко и теперь вышли на тысячный уровень! — торжественным тоном объявила она, а потом чуточку понизила голос. — А значит, нужно серьёзно с вами поговорить. Вам угрожает троица гениев.

— Троица гениев?.. — Рентаро придвинулся ближе. Что-то подсказывало ему, что разговор будет не из лёгких.

— Рентаро, насколько хорошо ты знаешь меня?

Сейчас Сумирэ говорила серьёзно, и Рентаро задумался.

— Ну, если вкратце… Ты была главной в Проекте нового человечества.

— Я бы дала тебе только половину баллов за ответ. Я — самый блестящий ум Японии и отвечала именно за японскую ветвь проекта. А так его вели ещё в Америке, Австралии и Германии.

— Ни черта себе! Впервые слышу! — Рентаро так удивился, что сходу перебил Сумирэ. — Четыре страны… тогда получается…

— Главой австралийской ветви — «Обелиска» — был профессор Артур Занук. В США был NEXT — его возглавлял Эйн Рэнд. За японскую ветвь отвечала я. Над нами всеми стоял германский профессор Альбрехт Грюнвальд. Только мы четверо были способны создать механизированных солдат. Люди звали нас «четыре короля», «четыре мудреца»… Какая ностальгия…

— «Четыре мудреца»?..

— Точно. Четыре величайших ума человечества собрались, чтобы спасти мир от гастрей! Мы бы многого достигли, а что в итоге? Мы просто сгорали от зависти друг к другу, скрывали собственные разработки… Мне стыдно признаться, но я тоже была такой.

— Но почему вы не работали сообща?..

Сумирэ лишь пожала плечами.

— Тебе, наверное, не понять. Представь, вокруг нет ни одного человека, равного тебе. Твоё тщеславие всё растёт, но вдруг из ниоткуда появляются три, целых три гения! Я боялась их, я завидовала им… А ещё тогда же моего возлюбленного сожрала гастрея. Я не понимала, что творится вокруг… Ты помнишь, наверное…

Рентаро на секунду задумался.

— Помню, — кивнул он, и в его голове сразу же возник образ Сумирэ: совсем отощавшей и с безумным блеском в глазах. Нынешняя Сумирэ уже не тот человек, который вёл Проект нового человечества, не та девушка, убитая горем из-за смерти возлюбленного… Мир уже почти что забыл о ней, и, как ни странно, Сумирэ впервые за долгое время обрела счастье.

— В конце концов каждый из четырёх гениев создал своих солдат… — Сумирэ горько рассмеялась и покачала головой. — Я никогда не доверяла коллегам. Ни разу. Ну а после войны проекты закрыли… Ты ведь знаешь почему?

Рентаро косо посмотрел на Энджу — та вся напряглась от ожидания — и нерешительно ответил:

— Люди узнали о силе Проклятых детей.

— Точно. Создание одного механизированного солдата вроде тебя стоит недёшево, а те девочки почти так же сильны, но от природы. В таком случае глупо тратить деньги на солдат.

И вот проекты закрыли, а солдаты оказались на улице. И что же они выбрали? Мирную жизнь простых людей? Нет. После создания системы гражданской обороны многие солдаты явились миру как активаторы. Для них самих это значило лишь смену рабочего места, не более.

А наше правительство стало заказчиком, дорогим клиентом. Ну да, типы из правительства всегда этого добивались. Им солдаты гражданской обороны обходятся гораздо дешевле, чем содержать целую армию, тысячи тысяч. Рынок, конкуренция… Выгодно и тем, и другим. К тому же механизированные солдаты, ставшие активаторами, теперь добиваются с инициаторами превосходных результатов. Они на вершине рейтинга. Понимаешь, к чему я веду?

Рентаро кивнул. Во рту у него пересохло.

— Знаю, ты хочешь повысить уровень, чтобы получить доступ к секретной информации, — продолжала Сумирэ. — И я не против, но хочу предупредить тебя: будь осторожен. Очень скоро ты можешь столкнуться с механизированными солдатами других учёных. А способности этих ребят давно за гранью человеческих. Мы даже представить не можем, как далеко они зашли.

Рентаро затаил дыхание, прислушиваясь к каждому её слову. По его щеке стекали капли холодного пота. Над ним нависла невидимая угроза, и он чувствовал её беспощадный гнёт. Рентаро помотал головой, чтобы сбросить наваждение, и глубоко вздохнул. Его не отпускало чувство, что самое трудное ещё впереди.

— Но не волнуйтесь почём зря. Тем более вы уже одолели механизированного солдата профессора Грюнвальда.

— Только не говори, что им был…

— Верно, Кагетанэ Хируко.

Лишь от одного его имени у Рентаро холодок пробежал по спине. Кагетанэ Хируко владел отталкивающим силовым полем и превосходно управлялся с двумя пистолетами. Без сомнения, он был сильнейшим из тех, кого только встречал Рентаро за свою недолгую жизнь. Чудо, что Рентаро победил.

— У Грюнвальда были исследовательские объекты во всех четырёх странах. Двадцать второй секцией, в которой тебя оперировали, управляю я. А вот шестнадцатая, где создали Кагетанэ, как раз под управлением Грюнвальда. Вообще, старик всегда выделялся среди нас, четырёх гениев. Он на порядок выше меня, Артура и Эйна. Помню, я как-то пыталась выкрасть его разработки, но часть чертежей даже не поняла.

Рентаро потряс головой. То, что рассказала Сумирэ, перевернуло весь его мир вверх дном. Энджу тоже сидела с открытым ртом. Наверное, и половины сказанного не поняла.

— А ты крутая, док, — в словах Рентаро слышалась усталость.

Сумирэ лишь безразлично хмыкнула и переложила ногу на ногу.

— Ничего особенного. Просто ты и Энджу, скажем, прочли по книге, когда я уже прикончила целую библиотеку. Вот и вся разница. Это ведь просто? Я знаю, ты считаешь меня патологоанатомом, но это не совсем так. Я не специализируюсь на чём-то одном. Всё — вот моя специальность.

— Тогда почему ты только и делаешь, что режешь гастрей?

Сумирэ подалась вперёд и расплылась в улыбке.

— Потому что мне это нравится. Трупы прекрасны. Они не болтают попусту. Единственный минус — пациенты вряд ли скажут спасибо.

Чудачество Сумирэ наскучило Рентаро.

— Сколько тебе, Док?

— Пятнадцать.

— Моложе меня?! У тебя совесть есть?

— Помолчал бы. А то вскрою ещё живым.

— Не надо, пожалуйста.

Сумирэ вдруг задумалась о чём-то и ухмыльнулась.

— Мне вот что интересно. Днём у тебя школа, потом ты сидишь в офисе у Кисары, потом домой нянчиться с Энджу, так? Как здоровый гоминид мужского пола, считай ты, справляется с накопившимся стрессом? Расскажи.

— Кстати, да… — даже Энджу заинтересовалась.

Рентаро, сам того не ожидая, вздрогнул.

— Эй!.. П-причём здесь это?.. Что ты такое говоришь, док? И здесь Энджу, вообще-то!

— Тогда не спрашивай про мой возраст, придурок. У каждого есть то, о чём не стоит спрашивать.

Рентаро ссутулился: контрудар Сумирэ вышел тяжёлым.

— Ты страшный человек, док…

— Конечно. Поэтому у меня и нет друзей. А ты только заметил?

Рентаро перевёл взгляд на огромные книжные шкафы. Там не было ничего особенного и уж точно гениального — одни только фильмы и видеоигры для взрослых.

— Кстати, Рентаро, держу пари, ты не знал об этом! — Сумирэ проследила за взглядом парня. — В первом симуляторе свиданий можно было настраивать параметры персонажа. Если ум и внешность были низкими, то девушки даже не смотрели на него. Игра не давала ложных надежд. Впрочем, потому-то она и не стала популярной, и в других симуляторах такого уже не встречалось.

— К чему ты клонишь?

Загадочная доктор достала из нагрудного кармана карандаш и слегка постучала им по столу.

— Да вот, просто интересуюсь, как далеко у вас всё зашло с Кисарой… Она ведь тратит своё время на вечного страдальца, который к тому же одержим какими-то жуками! Удивительно, что у неё ещё нет видного парня. Так что поторопись. Ты хоть и хамишь постоянно, но можешь быть и джентльменом. А ещё тебе не хватает смелости — взял бы тогда нахрапом, и женская нерешительность тебе бы не помешала. Кисара давно бы стала твоей. Вот чего не хватает. Замечал?

— Н-не твоё дело…

Энджу рядом состроила возмущённую гримасу, и Рентаро быстро отвёл взгляд. Но любопытство всё-таки оказалось сильней, и Рентаро спросил у Сумирэ:

— А что бы ты сделала?

— Пожалуй, подсыпала бы снотворного в чай Кисары.

Рентаро почесал в затылке. Можно было и не спрашивать.

— Прости, Рентаро, но тебе пора идти.

— Почему?

— Я хочу поговорить с Энджу кое о чём. И не хочу, чтобы ты слышал.

— Док, только не говори, что…

«Ты ведь не собираешься говорить с Энджу об её уровне поражений?» — Рентаро бросил Сумирэ предупреждающий взгляд, но та лишь покачала головой:

— Не-а.

— Понял… Хорошо, тогда я пойду. Энджу, доберёшься домой сама?

— Ага, без проблем.

Рентаро помахал Энджу и направился к выходу.

3

— Почему ты попросила Рентаро уйти?

— Думаю, тебе бы самой не хотелось, чтобы Рентаро слышал наш разговор.

Сумире откинулась на спинку стула, и тот пронзительно скрипнул.

— Энджу, давай сразу к делу. Тебя когда-нибудь пробивал озноб в области шеи с тыльной стороны? Во время битвы с другим сильным инициатором, например, или просто во время прогулки?

Энджу не совсем понимала, к чему этот вопрос, но ответила честно:

— Нет.

Сумирэ, которая сидела скрестив ноги, выпрямила их и снова села, закинув ногу за ногу, но теперь поменяла их местами. Переменив позу, она поднесла ко рту мензурку с кофе.

— Хорошо, попробуем зайти с другой стороны. Энджу, твоя сила, как инициатора, в скорости. Продолжает ли эта сила расти? Бывали ли у тебя трудности с тренировками? Если да, когда ты поняла, что не становишься быстрее?

От удивления Энджу хлопнула ладонями по столу и нависла над ним.

— Сумирэ, ты и про это знаешь?

Сумирэ откинулась ещё сильнее и, казалось, утонула в кресле.

— Так я и думала. Ты достигла предела своих возможностей, да?

Достигла предела. От этих слов Энджу таки хватил озноб.

Сумирэ щёлкнула выключателем лампы, достала из кипы бумажек папку и стала быстро перелистывать её содержимое в поисках нужного документа.

— Энджу, можешь немного рассказать об этом ощущении? Своими словами.

Энджу показалось, что она угодила на приём к доктору, и поэтому немного занервничала, однако, вспомнив, что Сумирэ и есть доктор, она успокоилась, выпрямилась и ответила:

— Ну-у, просто раньше чем чаще я использовала силу, тем сильнее становилась. Но в последнее время я больше не чувствовала... как бы это описать?.. — Энджу не смогла найти подходящие слова и скрестила на груди руки.

— Словно уткнулась в невидимую стену? — подсказала Сумирэ.

— Точно! Так и было, я как будто уткнулась в стену! И как бы сильно я ни старалась, всё равно не могу стать быстрее, даже капельку.

— Точь-в-точь как в докладе, — Сумирэ бросила папку на стол.

— Что это, Сумирэ?

— Это предел возможностей. Способности инициаторов постепенно растут, но в какой-то момент достигают максимума. Увы, это значит, что ты уже не станешь быстрее, — её слова мрачным эхом разнеслись по моргу.

— Не может быть... Сумирэ, ты же можешь сделать что-нибудь, да? — Энджу сама не заметила, как подскочила и бросилась к доктору. Девочка ужасно волновалась и тяжело дышала.

Доктор глядела на Энджу сквозь прядь волос, словно через занавес, и ухмылялась.

— Нет, Энджу, совсем ничего не могу. Но ведь это не так уж и плохо. Значит, Бог поставил точку в твоём развитии, и тебе больше не надо из кожи вон лезть, чтобы стать сильнее.

— А я думала, ты не веришь в Бога, Сумирэ!

Сумирэ лишь развела руками.

— К сожалению. Нам бы наверняка жилось гораздо лучше, если бы Бог существовал. Но доказательств его существования практически нет, поэтому я, как учёный, пока не могу для себя решить этот вопрос, — сказала она как бы сама себе, а затем обратилась к Энджу: — А сейчас можешь идти домой, — после чего повернулась к ней спиной.

Энджу какое-то время смотрела на Сумирэ, но затем опустила взгляд. Девочка хватала ртом воздух, как будто пыталась что-то возразить. Наконец, собравшись с мыслями, она пробормотала:

— Сумирэ… Что такое край?

Сумирэ не ожидала услышать подобное от Энджу. Она развернулась, сощурилась и строго посмотрела на девочку.

— Где ты про это узнала?

— Из слухов, что ходят между другими инициаторами и активаторами, с которыми мы работаем. Это как-то связано с сильными инициаторами, да?

— Если точнее, это относится даже не к самим инициаторам, а к их состоянию. Но тебя, Энджу, это совсем не касается.

Энджу накинулась на Сумирэ и начала трясти её за халат.

— Сумирэ, что такое край?! Он поможет мне стать сильнее?!

Сумирэ на миг засомневалась.

— Сумирэ, я должна во что бы то ни стало стать сильнее!

У Сумирэ не осталось другого выхода, кроме как сказать правду:

— Чёрт, — доктор упала в кресло и приложила руку к виску. — Хорошо, Энджу, я отвечу на твой первый вопрос. На самом деле есть способ выйти за предел возможностей. Это и есть край, о котором ты говоришь.

Энджу, затаив дыхание, слушала, что будет дальше.

— Ощущение стены, в которую упираешься, — это отчаяние оттого, что ты не можешь преодолеть свой предел. Можешь представить, будто ты плетёшься по равнине уже долгое время и нет никакой возможности забраться выше. В первую очередь смирись с тем, что никакие тренировки не помогут тебе выйти за предел, но однажды в тебе появятся силы это сделать. Но если ты шагнёшь за предел, дороги назад не будет. Вот, что-то подобное и называют краем, иногда краем Пробуждения. Некоторые инициаторы посещают его и, если им хватает дисциплины и самоконтроля, выходят за пределы своих возможностей.

— Посещают край... Пробуждения?..

— Я не инициатор и не знаю деталей. Но из того, что я читала, можно сделать вывод, что лишь немногие инициаторы могут посещать край, и среди пар сверхвысокого ранга таких большинство. Вы с Рентаро до сих пор живы во многом благодаря тому, что пока не встречались с такими.

— Неужели те, кто бывал там, настолько сильны? — испуганно спросила Энджу.

— Именно. Между теми, кто достиг края, и кто нет, огромная разница в силе. Я бы даже сказала, что у вторых нет никаких шансов при лобовом столкновении. Когда ты встретишь такого инициатора, на шее сзади начнёт колоть — инстинкты предупредят тебя, что перед тобой инициатор из края, и связываться с ним не стоит. Кохина Хируко, с которой вам довелось сражаться, была явно сильным инициатором, но не из края, раз вам удалось её победить. Иначе от вас бы мокрого места не осталось.

В её слова было трудно поверить.

— Если я всё-таки встречу кого-то из края, как мне с ней сражаться?

— Бежать. Хватай Сатоми и беги со всех ног, пока не выдохнешься.

— А по-другому совсем нельзя?

— Совсем. Если ты, конечно, сама не посетишь край.

Энджу помрачнела. Теперь она понимала: россказни о том, что пары сверхвысоких рангов настолько мощные и могут пошатнуть мировой баланс сил, были отнюдь не безосновательны.

Сумирэ взглянула на неё глазами, полными сострадания.

— Рентаро с Кисарой, вероятно, будут становиться только сильнее. Когда-нибудь они станут сильнее тебя, Энджу.

— Сильнее меня? — Энджу нервно хихикнула, подумав, что это шутка. Но Сумирэ не улыбалась.

Девочка скрестила руки на груди и задумалась. Энджу отметила несколько слабостей в протезах Рентаро, когда вместе с ним сражалась против Кохины. Благодаря взрывным патронам искусственные конечности могли за секунду накопить мощнейший импульс и нанести сокрушительный удар; но лишь грубой силы было мало, чтобы её одолеть. По правде говоря, гораздо полезнее оказался искусственный глаз, который моментально просчитывал угол атаки фехтовальщицы. Только благодаря этому удары Рентаро были точны. Но для Энджу скорость была козырем, и поэтому она считала, что Рентаро за ней не угнаться.

На счёт Кисары девочка не была уверена, но скорее потому, что она практически ничего не знала о её способностях, ведь Энджу ни разу не видела председателя в бою. Если верить Рентаро, она была сильной. Безумно сильной. С другой стороны, если она полагалась лишь на человеческую силу, то какие шансы у неё против инициатора? Энджу слабо представляла, как эти двое могут стать сильнее неё.

— Энджу, помнишь ту басню про черепаху и зайца? В которой заяц разлёгся и уснул, а черепаха его обогнала. Как думаешь, почему заяц проиграл черепахе?

— Не потому, что расслабился?

— Нет.

Энджу удивлённо смотрела на Сумирэ.

— Разве нет?

Сумирэ кивнула.

— Ответ кроется глубже, в понимании поставленных целей. Заяц думал только о том, чтобы обогнать черепаху, а после этого он расслабился и уснул. Черепаха же стремилась к финишу и не успокоилась, пока не достигла его. Их, казалось бы, схожие цели привели одну к победе, а другого к поражению. Ты, Энджу, — как тот заяц. И я не пытаюсь тебя обидеть, но неумение думать наперёд однажды приведёт тебя к сокрушительному поражению.

Энджу широко раскрыла глаза и отчаянно замотала головой.

— Даже если так, это всё в будущем! Сейчас всё по-другому! — закричала она.

Энджу сама не ожидала от себя такой реакции. Она не понимала, почему сорвалась на крик. Не успела девочка опомниться, как почувствовала у себя на плечах руки Сумирэ, которая встала напротив и смотрела ей прямо в глаза.

— Энджу, ты понимаешь? Ты понимаешь, что значит посетить край? Если моё мнение для тебя что-нибудь значит, забудь о крае. Можешь спросить Сатоми, что он об этом думает. Не сомневаюсь, он меня поддержит.

Девочка догадывалась, почему Сумирэ хотела её остановить. Скорее всего, если она достигнет края, вирус в теле начнёт распространяться быстрее. Последний тест вроде показал 24,9%. Да, это опасно, но, если ей удастся посетить край и она будет использовать обретённые силы умеренно, проблем же не возникнет? Или доктора беспокоит что-то ещё?

Сумирэ выглядела расстроенной оттого, что не смогла переубедить Энджу. Она попыталась закрыть тему:

— Давай пока оставим этот разговор. Сейчас тебе нужно сосредоточиться на задании, а после этого постараемся найти время, чтобы обсудить всё как следует.

Сумирэ махнула рукой, показывая, что разговор окончен. И хоть у Энджу остались вопросы, она не смогла возразить и лишь молча кивнула.

— Кстати, Энджу, а кто сейчас охраняет леди Сейтенши?

Энджу сомневалась, можно ли ей об этом рассказывать, но в итоге выдала всё, что знала.

Сумирэ внимательно её выслушала. Когда Энджу закончила, доктор облокотилась на стол и подпёрла подбородок рукой. На её лице читалась тревога.

— Что-то меня беспокоит… и сильно.

— Да? Что же?

— Если враг смог узнать маршрут следования Сейтенши, значит, у него есть доступ почти ко всей информации. И уж точно ему известно, что именно ваше агентство помешало ему совершить задуманное. Будь я убийцей, в первую очередь устранила бы противника, который может мне помешать. Вот что меня беспокоит, Энджу. Поторопись и предупреди тех двоих.

4

— Мастер, есть какая-нибудь информация об агентстве Тендо?

— А что ты хочешь знать? — мгновенно ответили на другом конце провода.

Тина задумалась и покачала головой. Перед ней горел закат — солнце село уже наполовину. Пару минут назад девочка ушла с шумной торговой улицы — там витали удушливые ароматы масляных духов, которые источали местные модники. Днём запах становился совсем невыносимым из-за жгучей жары.

За это и многое другое Тина и ненавидела Токийскую зону. И только закатное солнце по-прежнему грело ей сердце.

«И всё-таки нет ничего лучше ночи…» — решила для себя Тина. Она стояла перед большим перекрёстком и ждала зелёный.

— Я могу ошибаться, но это агентство как-то связано с советником Сейтенши, Кикунодзё Тендо?

— Верно. Председатель агентства Кисара Тендо — внучка Кикунодзё. Впрочем, сейчас она живёт одна и от него не зависит. О, что это тут у нас? А здесь много интересного…

Тина почувствовала на себе взгляд и обернулась — её в упор разглядывала какая-то бабушка. Хотя нет, её взгляд был направлен чуть ниже… На камуфляжный оружейный кейс, что девочка держала в правой руке. Тот был даже объёмнее винтовочного, а весил и подавно больше — хоть с наступлением ночи к Тине и вернулась сила, девочка уже устала таскаться с ним.

— Родителей Кисары Тендо сожрала гастрея. Она появилась прямо перед резиденцией Тендо… Кисара, кажется, пережила нервный срыв, и теперь у неё больные почки.

— Больные почки?..

— Да. Возможно, тот инцидент был спланированным убийством. А ещё говорят, что виновником был кто-то из семьи Тендо. Ослеплённая жаждой мести, Кисара Тендо отточила свои навыки фехтования до безумного уровня. И сейчас она только и ждёт, когда же появится возможность зарезать всех Тендо.

— Д-да?.. Ужасная история… Так она — мастер фехтования?

— Вот ещё что странно.. У неё в агентстве всего лишь пара человек. Может, у них просто нет денег, но, думаю, они просто ставят качество над количеством. Именно они помешали нам.

Тина от удивления вскинула голову.

— Кто они?

— Их имён нет в списке: видимо, правительство постаралось. Хотя погоди, кто-то слил их имена в сеть…

Тина вся напряглась от ожидания и сжала кулак.

— Инициатор — Энджу Айхара, активатор — ...

Перед Тиной пронёсся грузовик со сломанным глушителем, и она ничего не расслышала. Тина закрыла одно ухо и закричала в трубку:

— Мастер, можете повторить?..

— Эй, и долго ты тут стоять собираешься? Подвинулась бы!

Тина обернулась — перед ней стояла сердитая женщина. Светофор загорелся зелёным, и отовсюду хлынула толпа.

Девочка торопливо поклонилась, покрепче взяла кейс и устремилась вперёд, стараясь поскорее пройти лабиринт из белых линий — так плотно разметили пешеходные переходы. Она вышла с перекрёстка, проследовала через пару узких аллей и оказалась на площади. Кроме нескольких баров, здесь не было ничего примечательного.

Неподалёку от площади стояло серое четырёхэтажное здание. Его-то Тина и искала. Девочка остановилась и подняла взгляд на крышу.

Чтобы одолеть Кисару Тендо, Тина предложила застрелить её с крыши из снайперской винтовки, но мастер оказался против этой идеи. Сначала Тина не поняла почему, но теперь видела: отсюда не постреляешь. Значит, придётся штурмовать офис.

Здание отчего-то носило название «Счастливый дом». Здесь располагалось несколько компаний: Sperrgebiet, Ma chérie, «Агентство гражданской обороны Тендо» и «Финансы Кофу». Sperrgebiet с немецкого означало «запретная зона», Ma chérie с французского — «моя дорогая». Сложно сказать, что это за компании, — никаких пояснений на табличке тоже не было. А «Финансы Кофу» — это, наверное, какая-то консультирующая организация.

Тина выпустила из руки оружейный кейс — тот с грохотом упал на землю. Девочка открыла его крышку, и её взгляду предстало чудовищное оружие: М13 от General Electric. Это было орудие Гатлинга: за счёт больших батарей шесть стволов вращались непрерывно и обеспечивали постоянный огонь.

Девочка была специалистом по снайперской стрельбе и до этого всегда стреляла по целям через оптический прицел, поэтому, когда у неё в руках оказалась такая пушка, Тина занервничала. Впрочем, обращению с другим оружием она тоже училась, так что особых проблем не было.

Тина повесила на спину короб с патронной лентой и присоединила её к орудию Гатлинга. Мимо шли люди и, заметив девочку с М13, округляли глаза, но почему-то и слова не сказали. Даже полицию не вызвали. Может, потому, что испытали шок, увидев вооружённую девочку среди бела дня?

После того, как она убьёт Сейтенши, Тина планировала уйти в отпуск. И всё равно хотела задержаться в Токийской зоне, чтобы попрощаться кое с кем, пусть мастер и будет против.

Она прижала ладонь к груди. Странное чувство посетило Тину. Она понимала, что видела того человека всего-то четыре раза от силы, но всё равно чувствовала вину, что ничего не могла для него сделать — даже отблагодарить. Только убивать Тина и умеет. Но всё-таки на привязанность способна. Как только Тина подумала о том человеке, у неё потеплело на сердце — теперь она была способна на всё.

Тина закрыла глаза и сделала глубокий вдох, а затем медленно выдохнула.

— Мастер, я могу проиграть Кисаре Тендо?

На другом конце раздался громкий смех.

— Это невозможно. Невозможно. Вероятность — ноль процентов. Кисара Тендо сейчас одна в офисе. Убедись, что избавилась от неё.

— Принято. Конец связи.

Тина осторожно вошла в здание. Лифта не было, но наверх вела лестница.

Sperrgebiet на первом этаже оказался баром. Видимо, открывался он позже: свет был выключен, и зал пустовал. Ma Chérie на втором этаже, похоже, был каким-то заведением для взрослых. Стены здесь обклеили едко-розовым — да таким, что и фламинго бы стошнило, — а под потолком висел диско-шар. Они тоже ещё не открылись.

Девочка тихо поднялась на третий этаж. М13 хоть и был громоздким, но стволы сильно укоротили, поэтому её движениям ничто не мешало.

Тина увидела табличку «Агентство гражданской обороны Тендо», медленно приоткрыла дверь — краска на ней уже совсем облезла — и заглянула внутрь. Прямо напротив двери стоял большой стол. За ним, сгорбившись, сидела темноволосая девушка и что-то писала. Кажется, это и была Кисара Тендо.

Девушка, по-видимому, почувствовала присутствие Тины — она бросила писать, отложила ручку, скрестила руки и отвернулась. Точно обиделась на кого-то и всем видом теперь показывала это. Наверное, перепутала Тину с кем-то ещё. Отличная возможность.

— Вы — Кисара Тендо?..

— А?

Девушка повернулась к Тине и широко распахнула глаза. Видимо, удивилась. Тина подалась чуть назад, приготовившись к сильной отдаче.

— Готовьтесь.

Тина нажала на курок — стволы орудия завращались, и мгновение спустя оглушительный грохот заполнил всю комнату — пулемёт изрыгал огонь.

Кисара рефлекторно припала к полу, но поздно: стол и стены превратились в решето, фотографии на стенах и кувшин брызнули осколками, а от дивана во все стороны разлеталась обивка.

Скорострельный пулемёт, сто оборотов в секунду, — настоящее орудие геноцида. По сравнению с ним стрельба из обычного пулемёта — укус комара, не больше.

Тина лежала на полу — отдача от пятисекундного залпа отбросила её назад. Она встала и огляделась: у её ног валялась груда гильз и звеньев пулемётной ленты; в воздухе кружились какие-то документы. Запах пороха обжигал ноздри. На пол с грохотом свалилась репродукция Климта. В тусклом свете, льющемся из окна, танцевали пылинки.

Кисара Тендо покинула этот мир. Она вряд ли даже успела понять, что произошло. Этот М13 ещё звался «безболезненным», и Тина была уверена, что он только что полностью оправдал своё громкое имя.

«Надо бы труп проверить», — и Тина шагнула в комнату.

Со стороны стола к Тине метнулась тень: длинные всклокоченные волосы скрывали глаза-ледышки. И в этих глазах горела безумная жажда убивать.

Вдруг слова мастера всплыли в голове девочки: «Ослеплённая жаждой мести, Кисара Тендо отточила навыки фехтования до безумного уровня».

По спине Тины пробежали мурашки, и она рефлекторно отклонилась назад. Что-то пронзительно свистнуло — прямо перед лицом Тины на бешеной скорости пронеслось блестящее лезвие.

Локон светлых волос Тины отлетел и медленно поплыл к земле, а сама Тина едва-едва успела увернуться. Отсекли не только локон — и добрую половину орудия Гатлинга в придачу. Вдруг что-то взревело, и Тине показалось, что от мощного гула даже здание задрожало.

Как Кисара оказалась так близко к ней? Тине это показалось невозможным, но блестящий меч только что срезал ей прядь волос, обрубил стволы пулемёта и рассёк стену. Вероятность — ноль процентов? Ну да, ну да. Тина мысленно прокляла мастера — с таким шутить не стоило. У Кисары Тендо оказались сверхчеловеческие способности.

Но…

Тина бросилась к стене, прыгнула влево-вправо-влево и дважды попыталась достать Кисару, а потом припала к потолку — так Тине удалось зайти Кисаре за спину. Кисара в ответ со скоростью молнии сделала ещё парочку выпадов, но промахнулась: начала терять контроль. Получилось слишком медленно.

Тина, имея преимущество, оттолкнулась от потолка и спрыгнула прямо на голову Кисаре. В прыжке Тина со всей силы швырнула то, что осталось от М13, но не в противницу, а на пол рядом с ней. Чистых двадцать четыре Ньютона силы столкнулись с бетонным полом, громадные осколки на бешеной скорости врезались в Кисару. Она подняла руки в блоке, но тщетно — осколки бетона врезались в неё с такой мощью, как будто из дробовика в упор выстрелили. Кисара отлетела в стену и выронила меч.

За долю секунды Тина определила самый верный способ добить фехтовальщицу, рванулась вперёд и протаранила Кисару плечом. От удара обвалилась стена и засыпала девушку обломками.

Вот и всё.

Тина с облегчением выдохнула и вытерла капающий со лба пот. Осталось завершить начатое. Тина подобрала остатки орудия Гатлинга, подошла к обмякшему телу Кисары и начала душить её стволом оружия — от выстрелов оно нагрелось, обрубки спаялись между собой.

Кисара очнулась, застонала от боли, из последних сил подняла руку и убрала волосы с лица. Стиснув зубы, она приоткрыла глаза и взглянула на Тину.

— Кто… ты?

— Неважно.

— Ещё ребёнок… — у Кисары не хватило сил договорить.

Тина поймала тревожный взгляд Кисары — мысли в голове Тины заметались. Противница умирала, так почему в последние минуты подумала о Тине? Странная эта Кисара. Тину это разозлило, и она сорвалась на крик:

— Забудь! Ты сейчас умрёшь! Понимаешь? Ничего после себя не оставишь, станешь ничем! А я уж постараюсь, чтобы даже самые близкие люди не смогли тебя опознать! Ты понимаешь?! Умрёшь, прямо сейчас!

Кисара медленно покачала головой с таким видом, будто страшно устала.

— Боишься убивать, да?..

Тина в удивлении распахнула глаза. Она сама не поняла, как отбросила пулемёт и сомкнула пальцы на тонкой белой шее Кисары. Тина почти слышала, как хрустнули позвонки.

Кисара снова покачала головой, на лице у неё проступила гримаса боли. А спустя мгновение она забилась в руках Тины. Губы у Кисары посинели, потом стали совсем лиловыми, а взгляд — неосмысленным. Из последних сил она выдавила из себя:

— Сатоми… на помощь…

Тину это ошарашило, и она даже ослабила хватку.

«Что? Какой ещё Сатоми?»

— Тендо-баттодзюцу, ката вторая, номер три! — вдруг выпалил кто-то позади Тины. В голосе незнакомца слышалась такая ненависть…

— Индзэн Кокутэнфу!

Что-то со скоростью пули обрушилось на Тину, и она едва успела отклониться назад — удар наотмашь пришёлся ей по щеке, брызнула кровь. Тина сделала сальто назад — отступила.

«Подмога?»

Опираясь одной рукой на пол, Тина подняла взгляд на противника.

И мир её рухнул…

— Не может быть… — ей самой казалось, что этот хриплый и чуть слышный голос принадлежит вовсе не ей. — Не может быть… Не может быть, не может… Нет… Так не может быть…

Тина медленно покачала головой и отшатнулась назад. Все мысли в голове спутались, буря чувств безумствовала внутри. Тина поняла, что у неё дрожат ноги, а от подступающих рыданий голова готова лопнуть, но Тина всё держалась, всё старалась не расплакаться.

Перед ней стоял Гроб, служащий агентства. Именно он помешал убийству. Гроб носил чёрную школьную форму, под которой угадывалось крепкое тело. И за грубой внешностью скрывался невероятно искренний и заботливый человек — она точно знала это, хоть и была знакома с ним лишь несколько дней.

А ведь он по-настоящему нравился ей. Она думала, он хороший. Она верила ему.

Тина стиснула зубы, кое-как сдерживая слёзы:

— Почему?! Почему, Рентаро, почему?!!— крикнула она.

Рентаро стоял как громом поражённый. Сжигавшая его изнутри чёрная ненависть внезапно исчезла.

— Почему ты?..

Тина опустила взгляд и покачала головой.

— Потому что ты снова у меня на пути… — нехотя пробормотала Тина.

— Значит, ты… — Рентаро стиснул зубы и прикрыл веки. И что теперь? Как теперь поступить? Рентаро медленно открыл глаза.

Тина сложила руки на груди. Вид у неё был такой, будто она не знала, смеяться ей или плакать.

Рентаро применил шаг Тендо и тут же оказался рядом с Тиной. Дальше был Хомура Касэн — прямой удар: кулак Рентаро смял скулу девочки, и она вскрикнула. Острая боль пронзила грудь Рентаро.

Но нет, у него нет времени слушать её вопли. Рентаро схватился за М13 — Тина успела его поднять — и рванул на себя, но Тина рефлекторно оттолкнула Рентаро назад и нечаянно нажала на курок — орудие тут же разорвалось, обожгло огнем, благо что Тина выпустила его из рук.

Сквозь шум стрельбы Рентаро прокричал:

— Кисара! Пол! Разруби его!

Кисара за его спиной схватила меч и резко подпрыгнула.

— Тендо-баттодзюцу, ката третья, номер 8! — на одном дыхании прокричала Кисара. Всё вокруг будто бы замерло на миг. Среди пальбы раздался чистый металлический лязг — меч Кисары скользнул по ножнам.

— Унэбико Юсэй! Будь быстрой, Снежная тень!

Рентаро так и не поверил, что увиденное было явью, а не сном. Казалось, что мир разрубили на тысячи маленьких кусочков, и Рентаро мог разглядеть каждый по отдельности. Раздался ещё один резкий лязг, как будто кто-то провёл ножом по стеклу. Осколки бетона брызнули во все стороны.

Рентаро не устоял на ногах — его потянуло вниз. От резкого рывка Рентаро затошнило. Он ничего не видел — разве что как Тина рухнула вслед за ним. Глупо упустить такой шанс, и Рентаро, схватив девочку, что есть силы швырнул её об пол. Он удара она задохнулась.

Рентаро оказался рядом и уж было занёс кулак, чтобы обрушить на Тину, но та была не так уж проста: выбросила вперёд ногу, и тут же челюсть Рентаро ожгло болью. В голове зазвенело, в глазах потемнело.

Рентаро отступил на пару шагов назад и кое-как восстановил равновесие. Проигрывать было нельзя.

— Тендо-сентодзюцу, ката вторая, номер четырнадцать!

— Рентаро, послушай!..

— Индзэн Геммейка!

Рентаро не успевал следить за движениями Тины, поэтому бил куда придётся, а она и не думала уклоняться. Рентаро бил и бил, бил и бил, пока не попал по руке, которую Тина всё-таки выставила для блока — девочку отбросило прямо в окно, и она вывалилась со второго этажа.

Рентаро показалось, что он видел слезинки, которые смешались с осколками стекла.

Парень снял с пояса пистолет, подошёл к окну и осторожно выглянул. Кроме вмятины на капоте ближайшей машины— никаких следов. Значит, Тина сбежала.

— Сатоми, ты победил?

Рентаро обернулся и сквозь густые клубы дыма увидел, как Кисара медленно спускается по лестнице, держа у рта платок. Парень ещё раз выглянул в окно: там уже собралась толпа зевак. Наверное, и полиция скоро будет.

— Не победил. Она сбежала.

— Вот как…

Кисара встала рядом с Рентаро, заметила, куда он смотрит, и потом искоса взглянула на него.

— Знаешь её?

— Да…

Рентаро вспомнил лицо Тины — ту Тину, какой он её запомнил в одну из первых встреч. Тогда ему показалось, что она раздавлена застарелой печалью. Давней, непонятной. Тина ведь не знала, кто такой Рентаро. Но если Тине надо убить Сейтенши, а потом Кисару, то ему всё равно.

Убийца и телохранитель. Две противоположности. И всё-таки Тина пыталась поговорить с ним. Пыталась, а он взял и оттолкнул протянутую руку. Рентаро обеими руками схватил XD и закрыл глаза.

Сколько он так простоял? Рентаро попытался прикинуть, сильно ли ему досталось, но только в недоумении зачесал затылок.

— И что нам с этим делать? — спросил себя он, когда поглядел наверх — там зияла громадная дыра. Что ж, зато вентиляция хорошая. Помимо цементной пыли в воздухе ещё витал запах растворителя для краски — от него уже начинала побаливать голова.

Да уж… Энджу точно удивится, когда увидит, что офис превратился в швейцарский сыр.

К счастью, кабаре на втором этаже ещё не открылось. Впрочем, его хозяйка скоро придёт, и Рентаро сомневался, что сможет внятно объяснить, что случилось. Он с упрёком посмотрел на Кисару.

— Не стоило так стараться сровнять здание с землёй.

Кисара покраснела, встала руки в боки и посмотрела на Рентаро сквозь длинные ресницы.

— Что?! Ты же сам попросил меня!

— Ну... да, но…

— С-сдохни, подлец! — внезапно в комнату с криками ворвались якудза с огромными кинжалами и едва не сбили Рентаро с ног. Это были ребята с ростовщической конторы двумя этажами выше, «Финансы Кофу».

Они огляделись, но, не найдя врага, как-то замялись и забеспокоились. Да и вообще видок у них был странный: некоторые схватили крышки от кастрюль вместо щитов, а другие нацепили сами кастрюли себе на головы, и ноги у ребят тряслись. Ну да, теперь понятно, почему они так припозднились.

Вперёд вышел один из якудза, Абэ. Без солнцезащитных очков он всегда казался до жути смешным:

— Р-Рентаро, братан, Тендо, сеструха, чё тут творится? Рейд?

Кисара шагнула вперёд и медленно развела руками.

— Ничего особенного, ребята. Скоро приедет полиция, и вам вряд ли захочется предстать перед ними в таком виде. Поэтому давайте-ка домой! — девушка захлопала в ладоши и «финансисты» из «Кофу» нехотя поплелись наверх. Какая-то старшеклассница только что выдворила якудзу. Странное зрелище.

— Сатоми… — Кисара не договорила и медленно начала клониться к Рентаро, оседая на пол.

Он торопливо подхватил её за плечи. От девушки исходил приятный аромат. В такой момент она показалась ему слишком нежной для фехтовальщицы. Рентаро вдруг почувствовал её тепло и испугался, что Кисара услышит его участившееся сердцебиение.

— Э-эй, Кисара, не время для флирта…

И тут его осенило.

Ну конечно, пока Рентаро бежал, Кисару чуть не убили. Хоть она и его начальница, она в первую очередь девушка. После встречи с самой смертью любой захочется поплакать у кого-нибудь на груди.

Приятные мысли лезли в голову, и Рентаро уж было расслабился, украдкой заглянул в лицо Кисары… и побледнел: прекрасные черты исказила гримаса боли. Одной рукой Кисара держалась за живот. Губы побелели.

— Эй... Кисара?! Кисара! Держись!

Нет, она не флиртовала. У неё отказали почки.

5

В палате то и дело слышался писк медицинских приборов.

— Вот уж не думала, что наш офис окажется под ударом. Последнее время дела у нас шли в гору, и я старалась быть начеку, но чтобы такое... — пробормотала Кисара, улыбаясь краешком рта. Она сидела в палате, в кресле. — Я, наверное, сейчас ужасно выгляжу. Так неловко, что тебе приходится это видеть...

— Всё в порядке! Не сказать, что тебе сильно досталось, — солгал Рентаро. Он привык, что Кисара всегда полна сил и бойко раздаёт приказы налево-направо. Сейчас же от прежней Кисары ничего не осталось: она сидела неподвижно, а руки у неё повисли, как у куклы, у которой обрезали ниточки.

Красные трубки опутали кисть и шли до сгиба локтя, где иглы впивались в вену — Кисару подключили к диализатору. Каждую неделю дважды или трижды она сидела так по четыре-пять часов и ждала, пока из её крови не вымоют все токсины. Потребность в регулярном диализе и вывела Кисару из авангарда: она больше не могла сражаться, как другие Гробы.

Кисара всегда была против того, чтобы Рентаро посещал её во время диализа. И только сейчас Рентаро понял: девушка не хотела, чтобы он видел её беспомощной, и от этой мысли ему стало стыдно — может, надо было уйти? А Кисара в свою очередь решила: она ни за что не допустит, чтобы Рентаро и Энджу видели, как она колет инсулин после еды.

Солнце почти село, и сумерки за окном разгонял тусклый свет от фонарей. Недавно сообщили, что свет в больнице скоро выключат.

Когда Кисара потеряла сознание, Рентаро с трудом смог набрать номер скорой — руки сильно дрожали. После чего он взял Кисару, спустился с ней вниз, а потом помог санитарам уложить её на носилки и погрузить в машину.

— Снова, мисс Тендо? — строго и без капли удивления упрекнула пациентку медсестра, когда Кисару уже положили в палату.

Та в ответ лишь виновато улыбнулась, а потому Рентаро решил, что девушка частенько пропускает процедуры.

Несмотря на не слишком ласковое приветствие, молоденькая медсестра, кажется, неплохо относилась к Кисаре. Вдобавок медсестра, заметив Рентаро, вдруг переменилась в лице.

— О! Так вот о ком говорила мисс Тендо... — пропела она с загадочной улыбкой и обошла Рентаро кругом, разглядывая его с ног до головы.

Завершив «осмотр», она направилась к выходу.

— Когда закончите, нажмите кнопку вызова медсестры, — бросила она и, помахав на прощание, вышла в коридор.

Кисара с Рентаро остались одни: три других аппарата для диализа сегодня простаивали. Рентаро тихо сидел на стуле рядом с креслом Кисары и наблюдал за ней.

— Не больно?

— Уже привыкла...

— Ты не думала пересадить почку?

— Не так-то просто найти донора, знаешь ли. К тому же ещё и группа крови должна совпадать, иначе велик шанс отторжения.

— А как же эти, о которых говорила док... ИПСК, что ли?

— Ты об индуцированных плюрипотентных стволовых клетках? Не стоило доктору Сумирэ говорить тебе о них. Но нет, для меня это не вариант.

— Почему?..

В больничной палате вечером было тихо и спокойно. Кисара откинулась в кресле, и её взгляд устремился в пустоту. Затем она вытянула руку, будто пытаясь что-то схватить.

— Эта боль моя и только моя. Я решила, что жизнь положу, но истреблю весь род Тендо, и эта боль служит мне напоминанием. Если я забуду боль, забуду и свою жажду мести. А я так не могу.

— Разве не пора уже забыть о мести? У тебя же сейчас есть Энджу... У тебя есть я!

Кисара на мгновение смутилась и изумлённо посмотрела на Рентаро, но тут же справилась с собой:

— Ты прав. Спасибо тебе, — ответила она, натянув на лицо фальшивую улыбку.

Рентаро опустил взгляд и сжал челюсти — его накрыло отчаяние. Он точно знал, что, выкрикнув «У тебя есть я!», добился от Кисары её истинных чувств, но она тут же спрятала их под фальшивой улыбкой.

Его слова не трогают Кисару. Она в своей жажде мести не остановится. И когда он снова поднял взгляд на Кисару и увидел сияние её холодной красоты, сердце у него сжалось…

Тендо-баттодзюцу, ката третья, номер 8: Унэбико Юсэй... что за технику она использовала против Тины? Рентаро вместе с Кисарой вот уже десять лет, а впервые видит настолько ужасающее движение. Похожу, эту атаку она готовила специально для членов семьи Тендо и вложила в неё годы тренировок.

От одних лишь воспоминаний у Рентаро по спине пробежали мурашки. Точным движением Кисара вмиг изрезала комнату в щепки. И сколько бы вариантов он ни прокручивал в голове, у него не было никаких идей, как противостоять этой чудовищной силе.

Было ли это истинной силой Тендо Кисары, грозы рода Тендо?

— Кисара, ты... — «...сильнее меня, когда бьёшь в полную силу?»

Рентаро хотел бы спросить именно это, но просто не мог. Боялся услышать «да». Он даже не представлял, что тогда скажет в ответ.

Аппарат зазвенел, а значит, диализ можно было заканчивать. Не дожидаясь медсестру, Кисара привычным движением извлекла из вены иглы.

Внезапно она остановилась и неуверенно посмотрела на Рентаро.

— Сатоми, когда девочка напала на меня... ты слышал, как я звала тебя?

— Хм? Ты что-то говорила?

Кисара вздохнула с облегчением и покачала головой.

— Хорошо, если не слышал, — она собралась и посмотрела на Рентаро, полная решимости. — У нас до сих пор осталась одна нерешённая проблема: инцидент с Миори.

— Ты всё никак не успокоишься? — у Рентаро опустились плечи. Эта тема ему уже порядком надоела.

Наконец-то им удалось поговорить друг с другом.

Кисара встала, стряхнула с юбки невидимые пылинки и ткнула пальцем в кончик носа Рентаро.

— Нет! Ненавижу неопределённость. Н-но! Я не буду спрашивать тебя о том, что же такого Миори сделала для тебя, что ты и рассказать не можешь. Я ведь потеряю рассудок, если узнаю...

«Ничего она не делала! Пожалуйста, не перегибай палку!» — хотел ответить Рентаро, но слова застряли у него в глотке.

Кисара задумчиво намотала на пальцы прядь чёрных волос, положила ногу на ногу и с лёгким беспокойством в голосе продолжила:

— Миори права, и я это поняла: ты действительно достоин большей зарплаты. Куда больших денег, чем я могу тебе заплатить…

И тут Кисара встала, подошла к окну, резко развернулась и задёрнула шторы за спиной. Немного поколебавшись, она посмотрела на Рентаро из-под опущенных ресниц.

— ...и-именно поэтому, С-сатоми, ты можешь... можешь подержать меня за руку.

— А? — Рентаро это предложение так шокировало, что он аж вскрикнул.

— Я сказала, что ты можешь подержать меня за руку!

Понятнее не стало — слова Кисары окончательно сбили егоРентаро с толку.

— Почему за руку?

— Что, мало? Это значимый шаг, знаешь ли!

— И что же в нём такого значимого?

Кисара резко отвернулась, надулась и пробормотала:

— Ну это же... как в-влюблённые или что-то такое... Ты так не думаешь?

Рентаро только больше смутился. Кисара обхватила себя одной рукой, а другую напряжённо вытянула в сторону Рентаро и закрыла глаза.

— Сатоми, только не тяни... Мне кажется, я сейчас умру от смущения, — попросила она.

Рентаро втянул ноздрями воздух и почувствовал чарующий аромат Кисары. От этого его сердце забилось чаще. Её ключицы, её плечи и талия — все изгибы и формы были полны женственной красоты, и любоваться ими можно было вечно.

Он вспомнил слова Сумирэ:

«Ты хоть и хамишь постоянно, но можешь быть и джентльменом. А ещё тебе не хватает смелости — взял бы тогда нахрапом, и женская нерешительность тебе бы не помешала. Кисара давно бы стала твоей. Вот чего не хватает. Замечал

— К-Кисара, я…

— Постой, Сатоми, нет... Что ты делаешь?.. Это же не рука, а грудь... П-подожди, Сатоми... Я не собиралась заходить так далеко... Хотя если это поможет мне победить Миори...

— М-м-м... Размер, форма, упругость... Да, она абсолютно безупречна. Досадно, но даже мне придётся признать, что она тянет на все пять с плюсом.

— А? Досадно? — Кисара медленно приоткрыла один глаз и увидела, как Энджу с серьёзным выражением лица грубо щупает ей грудь. Девушка тут же отскочила в сторону. — Э-энджу?! Что ты делаешь?!

— Мне было любопытно, что же в них такого! Возвращаюсь я, значит, в офис, а он весь в дырах. Начинаю волноваться. Спрашиваю у полицейских, куда вы ушли, прихожу и вижу, как ты тут Рентаро соблазняешь выпяченной грудью.

— Она не выпячена! И никого я не соблазняю!

Всё это время Рентаро наблюдал за ними с открытым ртом.

Кисара в отчаянии посмотрела на Рентаро глазами, полными слёз. Она вся дрожала.

— Раз Энджу трогала её, то и ты, опекун, тоже трогал! А значит, ты мой, Сатоми... Я-я никому не позволю увести тебя! — выдавила из себя она. По щеке девушки бежала слеза, но Кисара, стиснув зубы, не позволила себе разреветься. Вместо этого она нашла в себе силы посмотреть Рентаро в глаза.

«Зачем было давать мне руку, если ты так боишься? Неужели все богатые девушки такие глупые?»

Энджу надула щёки и сменила тему:

— Рентаро, Рентаро! Что случилось-то?

Рентаро наклонился так, чтобы их глаза были на одном уровне, и вкратце рассказал о налёте на офис: оказалось, что в деле снова замешан тот, кто напал на Сейтенши. Какое-то время Рентаро колебался, не зная, говорить или нет, что знает Тину, но потом решил промолчать.

Энджу выслушала его с вниманием, но быстро расстроилась: догадалась, что кое-что от неё скрыли.

— Что, и это всё? Значит нам просто нужно защищать Сейтенши до самого конца?

— Не всё так просто… — Рентаро замолк на полуслове.

«Нет, она права», — покачал головой он. Неважно, кто такая Тина на самом деле и что делать с жаждой мести Кисары… Энджу — ребенок, думает просто, вот и увидела, что в их деле самое главное.

— Сатоми, если та девочка зашла так далеко в попытке устранить меня, она точно попытается убить Сейтенши снова.

— Да.

— Леди Сейтенши нужна Токийской зоне. Я в курсе, что тебе не нравятся политики, но сейчас миссия важнее твоих убеждений.

— Знаю.

— Только представь, что случится, если Сейтенши погибнет сейчас, до того как оставит наследника. Начнётся борьба за власть, и Токийская зона потонет в анархии. Судьба нашего региона в твоих руках. У тебя нет права на ошибку.

В этот момент свет погас, и палата погрузилась во тьму. Делать нечего: пришлось закончить с разговором.

В свете луны Кисара зачесала волосы назад и привела себя в порядок.

— Как председатель агентства гражданской обороны Тендо, приказываю: устрани снайпера, который охотится за Сейтенши и восстанови справедливость!

Рентаро прикрыл глаза, прижал ладонь к груди прямо напротив сердца и, чтобы успокоить совесть, сказал:

— Я остановлю её во что бы то ни стало. Я буду тем, кто помешает ей.

6

— Надо же такому случиться...

Они сидели в машине. Сейтенши держалась удивительно прямо: изящно расправила плечи, сложила руки на колени и чуть отвернула голову в сторону.

— Хочу искренне извиниться: когда я нанимала вас на работу, не думала, что всё так обернётся.

— Не беспокойтесь! Когда Кисара рассказывала нам про работу, она радовалась так, будто полившем в засуху дождю! — успокоила её Энджу. Ответ очень достойный, ещё бы она не ошиблась в «полившем в засуху дождю».

Рентаро откинулся на спинку кожаного сиденья и поддержал напарницу:

— Энджу права. Перед тем как браться за работу, мы тщательно взвесили риски. Оплата достойная, страховки хватит на ремонт, так что вам не о чем волноваться. Мне, правда, не нравится, что Ясуваки до сих пор меня за врага держит, будто это я сливаю планы. Это усложняет работу.

— Он правда считает, что вы заодно с убийцей? — с улыбкой переспросила Сейтенши, но Рентаро решил, что лучше пока промолчать. Он не был с убийцей заодно, но знал её, это правда. Каково же будет удивление Сейтенши, признайся он в этом сейчас?

Чтобы разнообразить программу, в этот раз конференцию решили провести в ресторане. Встречу назначили на восемь вечера, а длиться она должна до глубокой ночи, если всё пойдёт по плану.

Рентаро посмотрел на часы — было уже полвосьмого.

Он вспоминал прошлую конференцию и очень сомневался, что эта будет хоть сколько-нибудь плодотворной. Но телохранителя такие мелочи волновать не должны. И уж тем более от телохранителя не ждут недовольства вслух.

— Рентаро, как думаешь, на этот раз всё обойдётся?

Рентаро заглянул в глаза Энджу, где читались и надежда, и тревога, потом перевёл взгляд в окно и посмотрел на лимузин впереди, который служил приманкой, а потом — кабину водителя, который вёл их машину.

— Кто знает, — наконец проронил Рентаро.

Фургон, который выделили дворцовой прислуге и который взял Рентаро для Сейтенши, жутко трясло: возможно, подвеску разбило начисто. И не сравнить с комфортным лимузином Сейтенши, но сама правительница, казалось, не замечала неудобств.

Идея поменять автомобили пришла Рентаро в последнюю минуту, и знали о ней лишь самые доверенные лица, выбранные Сейтенши. Сначала те самые доверенные лица в молчании пялились на него, как на идиота — и представить не могли, что их святая Сейтенши поедет на развалюхе, но на это Рентаро и расчитывал: одурачил их — одурачит и Тину.

Рентаро был уверен, что во дворце есть предатель, иначе он не мог объяснить утечку планов. Будет сложно поймать преступника, если это кто-то из личной охраны, но, если это обычный служащий, его рано или поздно арестуют: во дворце уже вовсю шло расследование. Вот бы его поймали поскорее — Рентаро было бы намного спокойней.

И тут перед его глазами снова всплыло лицо того, кого он подозревал в первую очередь.

— Соген Сайтаке… Я уверен, что именно он — предатель.

Сейтенши покачала головой и с грустью посмотрела на него.

— Сатоми, это…

— Знаю. У меня пока нет доказательств. Но когда я думаю, кому нужна ваша смерть, он единственный, кто приходит на ум. Почему он так странно себя ведёт, ходит вокруг да около? Зачем вообще этот неофициальный визит? С самого начала было подозрительно. А потом, сразу после конференции, на вас напали. Но это не всё...

Рентаро на секунду замолчал и взглянул Сейтенши в глаза.

— Леди Сейтенши, ваши советники — мерзавцы. Они только перекладывали друг на друга вину, и ведь никто даже не задумывался о том, как обезопасить вас. И главное: почему никому не интересен заказчик? Это ведь самое первое, что приходит в голову. Однако они знают, что если вдруг докажут причастность Сайтаке, между зонами вспыхнет война. А об этом они даже думать боятся.

Водитель, который слышал весь разговор, заёрзал на сиденье.

Сейтенши на мгновение закрыла глаза, а когда открыла, посмотрела на Рентаро и уверенно сказала:

— Сатоми, я запомню ваши слова. Но обещайте, что больше никому об этом не скажете.

Рентаро чувствовал, что всё намного серьёзнее, чем она думает, и уже начал подниматься, но Сейтенши медленно покачала головой.

— Я лидер и представитель Токийской зоны. Я не могу просто взять и отменить конференцию. Это невозможно, Сатоми.

— Вас же убьют!

— Раз мне уготована такая судьба, ничего не поделать. Я буду следовать гласу Бога — он подскажет мне, как быть.

Терпение Рентаро лопнуло. Он сам не заметил, как схватил Сейтенши за воротник и занёс кулак.

— Рентаро! — остановила Энджу. Парень стиснул зубы, рука его дрожала.

Сейтенши не пыталась сопротивляться и молча смотрела Рентаро в глаза.

Он выдохнул и закрыл глаза. Рентаро не помнил, сколько он простоял так, занеся руку над Сейтенши, но в конце концов он оттолкнул её в сторону и сел на место сам. Почему все девушки вокруг него — такие дуры?

— Я защищу вас. Не для того я брался за эту работу, чтобы вы у меня на глазах погибли.

— Спасибо вам, Сатоми.

Вскоре грузовик подъехал к первоклассному ресторану — «Уторо». Под него был отведён большой участок земли, огороженный высокой стеной. Охрана, которая заранее прибыла к ресторану, должна была убедиться в его безопасности. Они-то и сопроводили машину прислуги до парковки.

Рентаро открыл раздвижную дверь и подал руку Сейтенши.

— Что ж, выходите, принцесса.

— Я не принце... — начала отвечать Сейтенши, но остановилась, застенчиво посмотрела сверху вниз на Рентаро и молча протянула руку.

Рентаро вышел из машины и вдохнул прохладный вечерний воздух. Но стоило глянуть в сторону ресторана, и он тут же нахмурился.

К ним направлялся взбешённый Ясуваки. Видок у него был бандитский.

— Рентаро Сатоми! Как это понимать?! Почему леди Сейтенши ехала на этой развалюхе?!

— Мы сменили автомобиль. Ехать в лимузине было слишком опасно.

— Почему я об этом не знал?!

Рентаро молча смотрел на Ясуваки. «Потому что я не могу тебе доверять».

Ясуваки лишь проскрежетал:

— Ублюдок... Чёртов выпендрёжник, ты ставишь под удар всю команду! Подонок!

Увидев, что Ясуваки тянется к поясу, Рентаро положил руку на свой XD, готовый в любой момент остановить стражника, если придётся. Обстановка накалилась до предела. Энджу, почувствовав неладное, начала рыть ботинками землю, а глаза её загорелись красным. Надо было что-то делать.

Внезапно Рентаро услышал жужжание. Он лихорадочно начал крутить головой в поисках источника, но безуспешно. Этот звук... Точно такой же. Что же это?..

Чувства Рентаро были обострены до предела, и он смог заметить вспышку на одной из высоток на периферии. Этот огонь он тоже уже видел. К сожалению, Рентаро не ошибся.

Рентаро крикнул и повалил Сейтенши на землю, прикрыв её собой. Его бок тут же пронзила острая боль — горячий наконечник противотанкового снаряда зацепил его.

В следующий миг все сорвались с мест. Охранники поняли намерения Рентаро и тут же укрыли их, став живым щитом. Рентаро затолкал Сейтенши в фургон прислуги, постучал по водительскому креслу и крикнул:

— Поехали! — и машина, и лимузин тотчас сорвались с места.

Рентаро ощупал бок и почувствовал, что к ладони что-то липнет. Щека у него задёргалась. Но что ни говори, а ему повезло. Обычно такой снаряд и броню танка пробьёт, а он, Рентаро, отделался лишь царапиной.

К сожалению, трюк с подменой машин ничем не помог.

— Рентаро! — вскрикнула Энджу.

— Энджу, не беспокойся за меня! Смотри за тем, что сзади! — приказал Рентаро.

Сейтенши приложила ладонь к его ране и побледнела, но Рентаро быстро её отстранил. Рано расслабляться. Им нужно как можно скорее укрыться в безопасном месте.

В тот момент Энджу, которая пристально наблюдала за крышами домов позади, закричала:

— Вспышка!

Прогремел выстрел и завизжали тормоза: перед ними завилял лимузин-приманка. В его крыше зияла огромная дыра от пули.

По спине Рентаро пробежали мурашки. Неужели промахнулась? Нет… Водитель потерял управление, и лимузин-приманка перевернулся на крышу, а потом разлетелся на тысячу обломков. А что до фургона прислуги… она на полном ходу мчалась к возникшей преграде. Так вот что задумала Тина…

Их водитель застыл, не выпуская руль из рук. Рентаро бросился вперёд и рванул руль влево. Взвизгнули покрышки, фургон повело боком, но столкновения избежать удалось.

Этого хватило — водитель очнулся.

— К этому зданию, быстро!

Водитель спешно крутанул рулём влево. От резкого рывка Рентаро бросило на стекло окна. На бешеной скорости фургон влетел на подземную парковку, распугав местную охрану, и остановился.

Рентаро и Энджу тут же выпрыгнули из машины и побежали к лимузину помочь водителю. Тот как раз пытался выкарабкаться из смятой машины. Вся улица была залита бензином и маслом.

А ведь Рентаро чуть не запаниковал! Пять выстрелов без единого промаха, да ещё и с такой дистанции. Совпадение?

Нельзя терять ни минуты! Рентаро побежал к зданию, с которого стреляла Тина, но через пару метров у него закружилась голова, и он упал на колени. Жгучая боль сковала его. Рентаро заскрежетал зубами. Чёрт, он снова упустил Тину!

Вдруг кто-то схватил его за руку и сильно потянул.

— Рентаро, я за снайпером! — это была Энджу.

— За снайпером?.. Справишься?

— Да, только в одиночку! — решительно кивнула она.

Рентаро слегка опешил. Но ведь и правда: с его-то ранением он будет только обузой… И всё-таки Рентаро медлил с ответом. Энджу, конечно, победит, но ему и подумать страшно о том, что она может поранить или вообще убить Тину… Как поступить?..

— Рентаро, я точно вернусь!

Эти слова тронули Рентаро, и он взял Энджу за руку.

— Будь осторожна. Обязательно вернись.

Энджу в удивлении распахнула глаза, но быстро взяла себя в руки и криво улыбнулась.

— Какой же ты паникёр! По-твоему, кто я? Снайпер не была в крае. Всё будет нормально!

— В «крае»?..

— Забудь. Скоро вернусь! — глаза Энджу залились краской. Она вдруг подпрыгнула высоко-высоко и оказалась на крыше ближайшего здания. Кто-то из зевак закричал, но Энджу уже и след простыл.

А Рентаро всё сидел и смотрел туда, где скрылась Энджу. Беспокойство не оставляло его.

— Сатоми, вы в порядке? Скорая уже в пути.

Рентаро оглянулся — перед ним стояла побледневшая Сейтенши. Он хотел было крикнуть, чтобы она немедленно спряталась на парковке, но слова застряли у него в глотке. В голове было пусто, ни единой мысли, и он лишь молча кивнул, а потом опустил взгляд. Будто теперь любая вещь, любой поступок были лишены смысла.

Сейтенши уловила это и забеспокоилась:

— В чём дело, Сатоми?

И Рентаро вдруг сам того не понимая рассказал ей всё, что знал о Тине. Парень просто сошёл бы с ума, если бы не поделился с кем-то.

— Тина Спраут, значит…

Сейтенши молча выслушала его, задумчиво по слогам повторила имя маленького снайпера и вдруг запрыгнула в подъехавшую машину и начала что-то искать в компьютере.

Рентаро вопросительно наклонил голову, но ответа не получил. Теперь все его мысли вдруг померкли — их затмило непреодолимое желание позвонить Энджу. А вдруг с ней что-то случилось? Рентаро уже было открыл адресную книгу… Но ведь битва наверняка в самом разгаре. Стоит ему сглупить, позвонить — Энджу отвлечётся, и тогда исход битвы будет предрешён. Тем более когда Энджу победит, она точно позвонит. Значит, надо просто подождать. Рентаро снова убрал телефон в карман.

Парень попытался встать, но его вдруг бросило в холодный пот. Ноги подкосились, и Рентаро снова упал на колени. Тупая боль медленно пульсировала в боку.

Рентаро вспомнил, как тренировался с Энджу в додзё. Тогда она с лёгкостью ускользнула от пуль и за секунды нокаутировала Рентаро. Что ни говори, а между ними огромная разница.

Энджу как-то рассказывала, что плохо справляется с дробовиками или пулемётами, но может без труда расправиться с врагом, если у того снайперская винтовка или пистолет. К тому же снайперские винтовки почти всегда используют вместе с оптическими прицелами. Они всё равно что микроскопы на уроках биологии — дают сильное увеличение, но стоит цели двинуться хоть на толику, как теряешь её из поля зрения. Что уж говорить об Энджу — та привыкла двигаться на сумасшедшей скорости! Тина, наверное, использует инфракрасный прицел, но и он ей не поможет — у неё нет и шанса против Энджу.

«Всё будет в порядке. Успокойся», — повторял себе Рентаро снова и снова. Ему казалось, что прошло где-то тридцать минут. Он достал телефон и посмотрел на время: нет, каких-то пять, не больше. Время текло ужасно медленно.

— Сатоми! Пусть Энджу возвращается! Немедленно! — прокричала Сейтенши, выскакивая из машины.

Да, та самая девушка, которая решила, что её судьба — быть убитой. И вот она стоит перед Рентро. Бледная. Едва переводя дух.

— Что за?..

— Я проверила Тину Спраут по Международной системе инициаторов. Её ИА-ранг — девяносто восемь. Она — инициатор-сова и солдат NEXT. У неё пугающие показатели! Энджу убьют!

«ИА-ранг: девяносто восемь...» Да это же намного выше уровня Кагетане Хируко! В памяти Рентаро всплыл образ Тины. Нет, невозможно...

Рентаро достал сотовый, быстро набрал номер и прижал телефон к уху. Парень закрыл глаза и в отчаянии начал молиться. Хоть бы с Энджу ничего не случилось!

Прошло вот уже десять гудков, и трубку наконец взяли.

— Энджу! Энджу, это ты?! — сорвался на крик Рентаро. — Ох, повезло… Возвращайся прямо сейчас, поменяем стратегию.

Ответа не последовало.

Хотя нет, на другом конце слышалось тихое дыхание.

— Энджу, всё в порядке? Ответь.

Как бы Рентаро ни вслушивался, ответа не было.

— Энджу?.. В чём… дело? Эн… А?

Рентаро убрал телефон от уха и уставился в экран.

— Тина… Это ты?

И снова тишина.

Но ответ был ясен и без слов.

Значит, Тина взяла телефон Энджу… Но что же тогда с самой Энджу?.. Казалось, весь мир умолк.

«Нет… Нет, нет… Нет!..»

Что-то щёлкнуло, и в трубке послышались короткие гудки.

Смартфон выскользнул из рук Рентаро, отскочил от земли и умолк. У Рентаро открылась рана: кровь заливала асфальт. Капала на брошенный сотовый. Рентаро весь сгорбился, упал на колени и в отчаянии затряс головой.

Значит, Энджу… мертва?..