Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
lastic
05.08.2019 23:05
Что так медленно...
lastic
05.08.2019 23:05
Жаль
lastic
05.08.2019 23:05
Эххх
yozhik
24.06.2019 20:45
Очень жаль. Мугу ведь сделал большой вклад в популяризацию "Чёрной пули".В таком случае, приветствую новую команду.Желаю вам успехов, как на творческом пути, так и по жизни.
rungerd
23.06.2019 18:51
yozhik
Маленькая поправка: Мугу ничего не сделал. Пришел новый переводчик и новый редактор, и оба стали поднимать тайтл из пепла. Мугу вряд ли вернется и вряд ли будет работать над ранобэ.
yozhik
19.06.2019 23:44
Его демотивировали низкие рейтинги аниме-экранизации в Японии.Так что это даже не история с моралью "Support Author - Buy Novel",а куда более запущенный случай.
cakedev
18.06.2019 20:48
Самое обидное в этом всем,так это то что произведение давно заброшено автором (
yozhik
18.06.2019 13:29
Ура, редактура пришла!Все же Мугу смог, он смог ещё разок перевести том.А я ведь говорил недобрососовестным подражателям: "Не надо уводить чужой перевод, со временем Мугу посетит вдохновение и он сможет ещё разок".Но они не поверили мне.И где они теперь?Канули в лету, так практически ничего и не переведя.А Мугу всё же вновь смог!Я всё это время верил!
Asmore
20.01.2019 23:57
Я конечно дико извиняюсь, но где перевод?
20 число января на дворе, а все глухо.
Mugu
11.09.2018 02:36
Я дико извиняюсь что не отвечал
Я до середины декабря в армии, однако дела у меня тут пошли на лад и нет-нет, но начинаю помаленьку возобновлять перевод.
Ещё раз сильно извиняюсь :с
alkared806
26.07.2018 18:00
>>16165
Кхем... Когда привезут перевод, а? Где он? Какого его ещё нет? М?!
как бы есть перевод на Works, но пока что мало
CrazyCorn
03.07.2018 15:21
Кхем... Когда привезут перевод, а? Где он? Какого его ещё нет? М?!
Ответы: >>16166
Vlades_Z
25.06.2018 02:33
Привет, я уже очень долго жду перевод этого шедевра, скажу честно Черная пуля единственное аниме продолжение которого я действительно жду, но уверен что никогда не увижу. Поэтому я решил прочитать новеллу но и здесь меня постигло разочарование. Прошу, пожалуйста дайте возможность хотя бы скачать Английский перевод остальных книг.
Danit
22.06.2018 14:34
>>16162
Привет всем! Посещал данный ресурс года два назад, но зарегался только сейчас. Смотрю, перевод все еще стоит на месте. Не знаете, процесс идет на данный момент? А то думаю вот, может мне этим заняться. Медленно все-таки лучше, чем вообще никак
Как видишь, статус перевода-заморожен. Как я понял, это равносильно смерти. Наверняка найдутся люди, которым понравиться хоть какой-то перевод. Я в том числе. Так что милости просим.
Akainu
06.06.2018 13:38
Привет всем! Посещал данный ресурс года два назад, но зарегался только сейчас. Смотрю, перевод все еще стоит на месте. Не знаете, процесс идет на данный момент? А то думаю вот, может мне этим заняться. Медленно все-таки лучше, чем вообще никак
Ответы: >>16163
alkared806
04.03.2018 15:12
ну... уже идёт 2 год ожидания хотя бы 2 тома) конечно хочется плакать от такого большого ожидания, но как говорится надежда умирает последней)
Pioner
13.11.2017 02:29
>>16158
Я бы даже задонил на подобное дело, а то как-то печально даже становится, что ту же самую сливную Эромангу переводят в кратчайшие сроки, а подобную годноту несколько лет =_=

Уже и она встала) Но мы надеемся и сжимаем кулаки за все что есть на руре! ( ну вродь как)
yozhik
19.08.2017 16:53
"сливную Эромангу"...мда,сколько людей столько и мнений.Как по мне Цукаса-сенсей пишет неплохие жизнерадостные повседневки про жизнь самых интересных людей японии (отаку и хикикомори), с изрядной долей романтики и не особо стесняя себя моралью, в отличие от большинства авторов, пишущих по устоявшемуся шаблону: тут тебе и многочисленные намеки на инцест, и неожиданные пикантные ситуации в которые при обычных условиях школьник бы не попал(скажем косплей вечеринки,прохождение хентайной эроге вместе с родной сестрой,периодические приставания к главному герою женского контингента годящегося ему в дочери).А в Эроманге он уже от души развернулся,в открытую строя основную романтическую линию между братом и сестрой (которая кстати тоже не слишком-то скрывает романтические чувства),и собирая вокруг героя фактически лоли-гарем.Но тем не менее Пуля лучше, ибо тема инцеста (пускай непрямого) и лоликона там развита гораздо более обстоятельно: центральными персонажами произведения являются обреченные на смерть зараженные лоли, спасающие человечество от уничтожения,каждой лоле приписывается ̶л̶о̶л̶и̶к̶о̶н̶щ̶и̶к̶ партнер-активатор обеспечивающий прикрытие в бою и содержание подопечной,что создает явные предпосылки к романтическим отношениям. К тому же у каждой лоли есть своя собственная история,полная трагизма,боли, унижения и издевательств:их ведь считают монстрами, бояться и ненавидят, что в конечном счете оставляет неизгладимые шрамы в сердце. Порой эти печальные истории и драматические моменты настолько врезаются в память ,что не смотря на всю динамику и пафос произведения ты сидишь в прострации с пустым взглядом и из глаз льются слезы жалости,сострадания и сопереживания. А ведь порой они еще и умирают,жертвуя собой ради партнера, и тогда ты сидишь и мучительно прокручиваешь в голове альтернативные варианты развития событий, не в силах смирится с утратой и проклиная бессердечного автора,уничтожившего само воплощение чистоты и невинности-ребенка!Понимаешь ведь что автор так поступает ради нагнетания драматизма и ожидает такой реакции, но все равно простить не в силах.По сути это довольно мрачное, тяжелое для психики произведение, и именно после прочтения таких вот демотивирующих вещей и тянет на легкую, изобилующую развратом и фонтанирующую позитивом Эромангу. Однако сюжет в Пуле проработанный, состав персонажей привлекательный, да и как бы драма не нагнеталась и сколько бы любимых персонажей не пошло в расход,до последнего надеешься на счастливый конец даже в самых депрессивных произведениях.Лишь бы работа по переводу не прекращалась. По большому счету сроки не важны, главное чтобы переводчик хотя бы раз в три месяца отписывался:"я работаю над тайтлом" ибо безвестность тревожит...
Frustra
10.08.2017 09:20
Я бы даже задонил на подобное дело, а то как-то печально даже становится, что ту же самую сливную Эромангу переводят в кратчайшие сроки, а подобную годноту несколько лет =_=
Ответы: >>16160
haruhiro
08.08.2017 10:38
так что там с переводом, хотелось продолжить читать эту серию ранобэ

Отобразить дальше

Глава 1. Война за вараниум

1

Кисара Тендо сидела на татами прямо посреди комнаты додзё, где утром было довольно-таки прохладно. Чёрные волосы девушки блестели в мягких лучах восходящего солнца, а её стройная фигура отбрасывала едва заметную тень.

Председатель уже более десяти минут сохраняла одну и ту же позу — сидела на коленях, прикрыв глаза. Её ладонь покоилась на рукояти меча. То была позиция Нирваны, какую обычно практиковали ученики Тендо-баттодзюцу. Поза помогала медитирующему обрести себя в бесконечно переменчивом мире, а еще позволяла в мгновение ока перейти как в защиту, так и в нападение, — типичное решение для боевого искусства Тендо.

«А она красива», — с трепетом в сердце подумал про себя Рентаро, когда взглянул на своего товарища по учёбе. По телу парня пробежала дрожь. Когда Кисара принимала эту стойку, становилась попросту неуязвима, и Рентаро знал: окажись он в зоне поражения, и тут же меч сразит его.

Рентаро осторожно достал из кармана смартфон и посмотрел на экран. В тот день у Рентаро ещё были занятия в школе, так что он уже засобирался выходить. К тому же Кисара вот-вот должна была закончить упражнение.

И она не заставила себя ждать.

Девушка коротко выдохнула и произнесла чистым звонким голосом:

— Тендо-баттодзюцу, ката первая, номер один [✱]Существующая техника обращения с мечом, основанная на мгновенном выхватывании меча из ножен и нанесении череды последовательных ударов!

Ножны звякнули, и Кисара молниеносно обнажила меч:

— Тэкисуи Сэйхё!

Лезвие лишь рассекло воздух с приглушённым свистом, но спустя мгновение обмотанная тряпками деревяшка разлетелась щепками по углам комнаты. Удивительней всего было то, что между Кисарой и её целью было не меньше шести метров.

Рентаро сглотнул. При подходящем телосложении и должной подготовке опытный воин способен достать до противника, даже если тот стоит на расстоянии в несколько метров, чего уж говорить о тех, кто владеет техникой Тендо-баттодзюцу — там совсем другой уровень. Конечно, Рентаро не видел всех техник Кисары, но точно знал: её замах дальше, чем у обычного воина. Примерно раза в три. И если за последние три года ничего не изменилось…

Рентаро усердно зааплодировал и поднялся, чтобы подать Кисаре полотенце. Девушка поблагодарила его и стала вытирать лицо. Выглядела она измотанной — сказалось длительное напряжение всех чувств.

— Удивительно, как скор на расправу ваш меч, мастер-председатель!

Кисара резко обрубила его похвалу:

— Председателем вне работы не зови. И тебе стоит куда больше стараться, если хочешь добиться таких же результатов. Ты ведь первого дана, Сатоми!

— Понаблюдать тоже полезно. Пусть мой стиль сентодзюцу отличается от твоего баттодзюцу, но всё это техники Тендо, и мне есть чему поучиться. К тому же, судя по всему, ты почти что достигла просветления.

Кисара посмеялась, прихватила волосы и открыла шею, а потом с улыбкой возразила:

— Знаешь, жаль тебя расстраивать, но просветления не достичь. Только-только покажется, что ты прозрел, что прошёл весь путь и теперь отлично владеешь мечом, но нет, не обманывайся! Знай же: всё это ложь. Гордыня затмила тебе разум, а клинок твой затупился. Когда-то я столкнулась с этой правдой. В тот день учитель Сукэкё сказал: «Печально, что твой меч точит ржавь. Пусть так, но я всё равно сделаю тебя настоящим Мастером меча [✱]В японском языке встречается (в т.ч. и здесь) специальный термин «мэнкё-кайден» (免許皆伝), обозначающий человека, достигшего полного мастерства в каком-либо (чаще боевом) искусстве».

— Тот старик-демон... он ещё жив?

— В этом году сто двадцать стукнет, а он всё так же полон сил!

— Чёрт, сделал бы всем одолжение, соверши он сэппуку…

— Он помог мне обуздать гордыню. За то время, что я провела в медитациях, мой дух окреп, и теперь ясно: мне есть куда расти, — в её глазах мелькнул огонёк решимости.

Договорив, она двинулась убрать щепу от разрубленной деревяшки.

Глядя на Кисару, Рентаро нахмурился: он чувствовал нечто сродни сожалению. Зачем такая сила Кисаре? Он ведь и сам может её защитить.

Рентаро перевёл взгляд на меч Кисары: чёрные ножны и рукоять, красный шнурок — всё как у обычного, тренировочного, однако было в нём нечто, что приковывало взгляд.

— Снежная тень, несущая смерть?..

— Верно.

Кисара остановилась и обернулась к Рентаро, а потом ухватилась за ножны, сдула с них пыль и подняла повыше к свету. Вынула меч — под лучами солнца лезвие засияло ярко; заиграл новыми красками искусно выгравированный волнистый узор. Завораживающее зрелище!

Кисара рассеянно взглянула на лезвие и промурлыкала:

— Сатоми, я когда-нибудь рассказывала тебе о Несущем смерть?

— Нет…

— В Дзене он — противоположность мечу Жизнь дарующему. Несущий смерть способен разрубить даже людские заблуждения. Рано или поздно, этот меч настигнет всех Тендо, Сатоми.

Глаза Рентаро заблестели, и он сжал за спиной кулак. Как же Кисара не понимала, что сама падка на иллюзии, когда берётся за Снежную тень?

Теперь ведь из-за больных почек Кисара не может подолгу сражаться. Поэтому она покинула передовую и заперла Снежную тень в сейфе агентства. Но тогда зачем снова взялась за тренировки и за меч? Неужели события повлияли на неё так же сильно, как на Рентаро, когда случился теракт? А может, Рентаро просто себя накручивал?

Он вспомнил строку из Ходзёки, которую учил на уроках японской литературы: «Струи уходящей реки... они непрерывны; но они — всё не те же, прежние воды».

Не успел Рентаро и рта открыть, как вдруг послышались шаги — кто-то направлялся к ним с улицы. Затем дверь в додзё с грохотом отлетела в сторону — это была Энджу. Она заскочила внутрь, точно какой-нибудь кролик, и её раскачивающиеся хвостики только усиливали сходство.

— Рентаро! Ты обещал мне сегодня тренировку!

Обещал ли он вообще что-нибудь?

Рентаро снял игрушечный пистолет с предохранителя и, не сводя глаз с Энджу, которая стояла в десяти метрах от него, вставил в обойму первый патрон.

— Если поймёшь, что не справляешься, кричи. Поняла?

— Поняла! — отозвалась Энджу и махнула ему рукой.

Рентаро и Кисара обогнули додзё и вышли на лужайку.

Игрушка в руках у Рентаро стреляла маленькими 4,6-миллиметровыми пластиковыми шариками. Дуло пистолета покрасили в красный, чтобы отличать от настоящего оружия.

Рентаро занял позицию и вдруг почувствовал, как Энджу высвобождает силу. Он вздохнул всей грудью, а потом выкрикнул:

— Н-начинаю!

Он прицелился в грудь девочки и спустил курок — пулька вылетела из пистолета с глухим хлопком.

К удивлению Рентаро, пуля лишь задела Энджу, и он решил, что сбился с прицела. И снова Рентаро прицелился, чтобы выстрелить в девочку, и снова — мимо! Энджу успела уклониться.

— Ах т-ты мелкая…

Рентаро стрелял и стрелял, но Энджу без труда избегала пулек. И даже, заскучав, нахмурилась:

— Не весело, Рентаро!

— Глупая! Боевые тренировки никогда не бывали весёлыми!

Ну раз настаивает…

Рентаро отбросил игрушку и выхватил свой Springfield XD. Конечно, обойма заряжена резиновыми пулями, но ударная мощь — как у настоящего пистолета. Попади Рентаро хоть раз, и Энджу пришлось бы несладко.

Рентаро выстрелил. А потом ещё и ещё. Всякий раз, ощущая плечом отдачу, он тут же сосредотачивался на том, как бы предугадать, что сейчас будет делать Энджу, стараясь сработать на опережение. Рентаро знал, что Энджу сейчас предельно собрана — видел по бликам, какие оставляли её горящие алые глаза. Но это ему не помогло — Энджу всегда была на шаг впереди. Уклоняясь раз за разом, она прыгнула на стену додзё и в три ловких скачка почти что добралась до Рентаро.

Тот в изумлении отступил, но стрелять не перестал, а Энджу все это время уклонялась, маячила перед глазами, но под удар не подставлялась. И так было до тех пор, пока она не оказалась совсем близко. От неожиданности Рентаро вздрогнул, попытался снова прицелиться, но Энджу оказалась быстрее.

— Получай! — крикнула она, ловко выбила пистолет из рук Рентаро и оставила ссадину на руке, а он скривился от боли.

— Матч-поинт! — объявила Кисара. Она, скрестив руки на груди, наблюдала за ходом боя.

Холодная капля пота сорвалась с щеки Рентаро… Он медленно перевёл взгляд, и вдруг понял, что лодыжка Энджу упирается ему в шею. Спустя мгновение девочка медленно опустила ногу, сложила руки за спиной и одарила Рентаро взглядом, в котором читался триумф.

— А ты подаёшь большие надежды, — с кислой миной выдавил из себя Рентаро и нагнулся, чтобы поднять с земли пистолет. Такими темпами уже скоро нельзя будет понять, кто кого учит.

Когда во время теракта Рентаро столкнулся с другим инициатором, ведущим бой на двух мечах, Кохиной Хируко, он изумился её скорости. Но теперь знал точно: Энджу Айхара — инициатор типа Кролик — не только не уступает Кохине в скорости, но и фору может дать. И что та, что другая не оставят человеку с пистолетом никаких шансов.

Энджу была сильна не только скоростью, но и бесстрашием: в отличие от многих других инициаторов — по сути хрупких десятилетних девочек, даром что с чудовищной силой, — она не боялась дула пистолета или блеска занесенного меча и не теряла волю сражаться. И этому она научилась задолго до встречи с Рентаро. Энджу была Проклятым ребёнком, и её ненавидели наравне с гастреями. Обворованное поколение в принципе не выносило всё то, что было хоть как-то связано с гастреями, и за десятилетие стало только хуже.

Сама Энджу к этому привыкла, но у Рентаро от одной мысли о том, что ей пришлось пережить, сердце обливалось кровью.

Он положил XD-пистолет на ладонь и долго не сводил с него глаз. Много воды утекло с тех пор, как гражданским разрешили носить оружие для самообороны. Но бесчисленное множество схваток, через которые прошёл Рентаро, научили его, что пистолет нужен прежде всего для атаки, и выживает тот, кто стреляет первым. Самозащита была лишь удобным предлогом. С таким порядком никто не посмел спорить.

Когда-то Япония была богатой и технологически развитой страной. Но после войны всё пришло в упадок. Чтобы справиться с кризисом, политики дали добро на торговлю оружием. «Тяжёлое вооружение Шиба» была одной из тех компаний, что поставляли оружие по всей стране и вдобавок занимались экспортом. Богатство «Шиба» подняло экономику Японии с колен, но власть и могущество, все те проданные пушки, превратили страну в рассадник вооружённой преступности.

Рентаро всей душой ненавидел оружие, но только с его помощью он не уступал в силе своей единомышленнице Кисаре или убийственно мощным инициаторам, вроде Энджу.

Припомнив кое-что, Рентаро покачал головой. А вспомнил он о «Проекте нового человечества», запущенном ради истребления гастреи. В рамках проекта людей оперировали, а потом превращали в механизированных солдат, живое оружие. Пожалуй, Рентаро ненавидел этот проект посильнее всякого оружия. Чего только стоили протезы из супервараниума! Как раз такие и были у Рентаро вместо правой руки и левой руки, начиненные гильзами. Рентаро ненавидел эту технологию до дрожи.

Пули в принципе отвращали Рентаро, ведь он знал, что именно они обрывают жизни людей. И не важно, используют их для защиты или нет. Не будь в мире ни одной пули, сразу бы стало лучше. Определенно.

И тут Рентаро почувствовал, что его тянут за рукав, а когда обернулся, увидел сияющую от радости Энджу. Указав на себя, она спросила:

— Рентаро, как тебе мой бой?

Рентаро закрыл глаза и шумно втянул носом воздух:

— Знаешь, Энджу, тебе не стоит так сильно размахивать ногами, ты же в юбке!

Энджу моргнула от удивления и тут же в смущении схватилась за подол. Но уже через секунду она весело улыбнулась и сказала:

— Вот ты выговариваешь, а сам рад!

От её заявления Рентаро тут же прошиб холодный пот. Спиной он чувствовал пронзительный взгляд Кисары, так что оставалось ему одно… Рентаро взъерошил волосы Энджу и ласково пожурил:

— Глупенькая! — и Энджу зажмурилась от удовольствия.

— Сатоми.

Рентаро обернулся и увидел, как Кисара постукивает по циферблату наручных часов. Значит, пора выходить.

— Э-э-э… Энджу, нам с Кисарой нужно в школу.

Энджу застыла на секунду, но тут же оживилась.

— И правда. Хорошей учебы! — выпалила она гордо и выпятила грудь.

Рентаро с беспокойством посмотрел на неё.

— Энджу, я постараюсь как можно скорее найти место, куда тебя примут, хорошо?

— Не торопись. Всё в порядке.

Энджу рассмеялась, но в её смехе звучали нотки тревоги.

Рентаро с Кисарой направились в школу. Они минули несколько поворотов и вышли на широкую улицу, по краям которой благоухали тополя. Утро только вступило в свои права, поэтому на тротуарах было безлюдно, и лишь изредка мимо проезжал автомобиль.

Рентаро следовал за Кисарой вниз по улице, когда девушка, не оборачиваясь, спросила:

— Ты так и не нашёл для Энджу новую школу?

— Нет… — пробормотал Рентаро, разглядывая гранитную плитку под ногами.

Энджу исключили из школы сразу после теракта, когда по вине Категанэ Хируко люди узнали о её силе. Хоть девочка и делала вид, что ей всё равно, это напускное безразличие только прибавляло беспокойства Рентаро. В надежде вернуть её улыбку, он обошёл десятки школ, но везде получил отказ.

Рентаро в сердцах пнул камушек, будто это он был виноват во всех его злоключениях.

Он тщательно скрывал правду о происхождении Энджу, когда заполнял бумаги на перевод, но даже это не помогало. Казалось, у школ есть внутренняя сеть для обмена информацией, и прошлое Энджу уже перестало быть секретом. Так в одной школе он услышал с порога:

— Терпеть не могу красноглазых. А тем, кто их защищает, наверняка вирус тоже все мозги проел.

Рентаро поднял голову и хмуро взглянул на яркое солнце. Энджу прилежно училась, и в спорте ей не было равных, а одноклассники души в ней не чаяли. Да за таких детей школы должны бороться! Так какого же чёрта…

Рентаро почувствовал, как кто-то ткнул его в нос. Он удивлённо посмотрел на Кисару, которая грозно стояла перед ним: руки в бока, так и сверлит его взглядом.

— Эй, Сатоми, почему ты пытаешься всё решить в одиночку? Это наша общая проблема, знаешь ли. Энджу, как и мы, часть агентства гражданской обороны Тендо, а потому её проблемы — это и мои проблемы. Знаешь, я тут подумала… Может, попробовать школу во Внешнем районе?

— Уроки в развалинах под открытым небом? Да и учат там не ахти. Я даже не рассматривал этот вариант.

— О боже, тебе так важно, чтобы её грузили на занятиях?

Рентаро тихонько простонал, ведь она надавила на самое больное. Важнее всего чтобы Энджу полюбилась новая школа. Энджу была не из тех, кому легко давалась ложь. И даже если она сможет притвориться обычным ребёнком, чувство стыда от того, что она каждый день обманывает своих друзей, не даст ей покоя.

Рентаро остановился, а Кисара прошла немного вперёд и развернулась.

— Ну, я хочу сказать… — начал он, — я подумаю над твоим предложением.

Кисара раздражённо вздохнула и покачала головой.

— Сатоми, а ведь ты на самом деле очень привязался к Энджу. Видел бы ты себя в зеркало, ещё пару минут назад ходил темнее тучи, а сейчас рот до ушей.

Рентаро спешно прикрыл глаза ладонью и сквозь пальцы увидел, как ему злорадно улыбается Кисара. Да она всего-навсего игралась с ним!

— Отложим этот вопрос. Сейчас, Сатоми, у нас есть дело поважнее. Нам дали работу. Мы наконец-то получаем заказы и без того, чтобы я ползала на коленях, вымаливая их. Госпожа Удача в кои-то веки улыбнулась и агентству гражданской обороны Тендо, — Кисара рассмеялась.

— И что же это? Не очень-то хочется браться за ерунду.

Кисара бросила ему озорной взгляд, откинула назад блестящие чёрные волосы и сказала:

— Нужно сопроводить кое-кого. Посылка — леди Сейтенши. Не поверишь, но леди Сейтенши лично спрашивала о тебе, Сатоми.

2

На пути из школы Рентаро пересел на поезд до Первого района. Всю дорогу он рассеянно глядел из окна на Монолиты и пытался понять, почему Сейтенши выбрала именно его.

Не прошло и месяца с тех пор, как Рентаро чуть не сорвал церемонию собственного награждения за победу над Пятой ступенью. Тогда он при всех начал задавать Сейтенши неудобные вопросы и чуть было не набросился на неё. Он был уверен, что у девушки осталось о нём неприятное впечатление, а это предложение о работе совершенно сбило его с толку.

Поезд уже прибыл на станцию, а Рентаро так и не нашёл достойного объяснения. Парень направился в сторону дворца и уже через пару минут мог разглядеть его очертания. Это было величественное сооружение в неоготическом стиле. Каркас, казалось, состоял из множества естественно смыкающихся арок; сквозь каменные колонны — белые и крепкие, словно кости, — проглядывали окна с изогнутым стеклом. Площадь у входа во дворец вздымалась плавной волной и переходила в крыльцо. Но сколько бы Рентаро не смотрел на это чудо архитектуры, дворец казался ему всего лишь безвкусицей для богачей.

У ворот Рентаро назвал часовому своё имя и цель визита. Охранник переговорил с кем-то внутри будки и пропустил Рентаро, которого тут же обступили стражи.

Рентаро прошёл в конференц-зал, и его взгляду предстала многоярусная кафедра, перед которой, на старый манер, были выставлены в ряд складные стулья. За кафедрой в свете прожекторов обычно стоял спикер и лаконично отвечал на вопросы прессы. Вся эта обстановка навевала Рентаро приятные воспоминания о поместье Тендо, где когда-то давно он бывал на подобных мероприятиях.

К его удивлению, за кафедрой стояла сама глава Токийской зоны, глава в третьем поколении. Фигуру Сейтенши облегало всё то же белоснежное платье, и неземная красота девушки ослепляла. Перед Сейтенши тут и там сидело несколько человек. Судя по всему, она готовилась произнести речь.

— Этот день ознаменован великой удачей! Я хочу поблагодарить всех собравшихся и пожелать вам счастья и долгих лет жизни. В сегодняшней повестке есть три вопроса, которые мне бы хотелось обсудить. Только три...

Её взгляд, ритм дыхания и темп речи — всё было идеально. Перед Рентаро стояла его сверстница, национальный правитель, ораторскому мастерству которого позавидует любой взрослый.

Появление Рентаро пока оставалось незамеченным, и он, не желая прерывать Сейтенши, внимательно слушал. Рентаро собирался положить руку на соседний стул, но едва его ладонь коснулась спинки, ножки стула предательски заскрипели, — взгляды всех присутствующих устремились к нему.

Сейтенши выпрямилась и элегантно сложила руки перед собой. Она едва сдерживала улыбку. Затем, не сходя с места, она обратилась к Рентаро:

— Добрый день, Сатоми. Вы как раз вовремя!

Перед глазами Рентаро промелькнула картина их последней встречи и то, как он опрометчиво чуть не схватил Сейтенши. Он потупил взгляд и пробормотал:

— Эм, извините за тот раз...

— Не стоит об этом беспокоиться.

Рентаро поднял взгляд и посмотрел Сейтенши в лицо — она чуть улыбнулась ему. Он нехотя отметил, что характер девушки не уступает её красоте. Неудивительно, что её так любят подданные.

К Рентаро приблизилась женщина, похожая на секретаря, приподняла угловатые очки и спросила:

— Кто это?

— Вы раньше не встречались, Киёми? Это Рентаро Сатоми из агентства гражданской обороны Тендо. Герой Токийской зоны, изгнавший Пятую ступень.

Эти слова застали Киёми врасплох.

— Рентаро Сатоми... Тот певец с детского телевидения? Который потом ещё работал стриптизёром в гей-баре? Этот Рентаро Сатоми?

— Кого вы называете стриптизёром из гей-бара?! Кто вообще пускает эти нелепые слухи?!

Из-за того, что правительство засекретило информацию об инциденте, в городе начали расползаться разные слухи о личности Рентаро, в основном, по сети. Узнавать о себе самые разнообразные нелепости ему порядком поднадоело. Тем более он уже успел побывать и сельскохозяйственным инженером-специалистом по грибам шиитаке, и ветеринаром, и даже предсказателем. Но про певца и стриптизёра бедняга услышал впервые.

— Знаете, если я вам не нужен, пойду-ка домой, пожалуй.

— Но вы и правда мне нужны.

Сейтенши поглядела на присутствующих, и они расступились, позволяя ей сойти с кафедры и подойти к Рентаро.

— Сатоми, вы знаете, председатель Сайтаке, представитель Осакской Зоны, послезавтра будет с неформальным визитом у нас, в Токийской Зоне.

— Что?!

Услышав это имя, Рентаро застыл, как громом поражённый.

«Соген Сайтаке»?

— Вы всё правильно поняли. Думаю, вы знаете, что Япония сейчас разбита на пять зон — Саппоро, Сендай, Осака, Хаката и Токио, — каждую из них возглавляет государственный лидер. Председатель Сайтаке как раз один из этих лидеров и совсем недавно выразил желание посетить Токийскую зону, чтобы провести со мной конференцию. Признаюсь, для меня это было совершенной неожиданностью.

— Но зачем?..

Осакская зона не вступала в контакт с Токийской вот уже несколько лет. Что ему могло так внезапно понадобиться?

— Не знаю. Но мне кажется, время он выбрал не просто так — Кикунодзё не так давно уехал из Токио.

— Припоминаю. Вроде по телевизору видел. Старик сейчас, должно быть, в России или Китае, верно?

Сейтенши молча кивнула. Сайтаке и Кикунодзё уже много лет вели политическую борьбу, которая началась ещё до Великой Войны. Раз Сайтаке не осмеливался наведаться раньше, значит он готовит какую-то подлость.

— Понятно. Вы говорили: я должен вас сопровождать, но что конкретно от меня требуется?

— Я хочу, чтобы вы поехали со мной в лимузине и во время встречи стояли у меня за спиной. Иначе говоря, были моим телохранителем.

— То есть вы хотите, чтобы я заменил вам старика, пока его нет?

— Откровенно говоря, да.

Рентаро не знал, что ответить. Что же на самом деле нужно от него главе государства?

— Это ваш личный выбор?

— Да.

— Когда старик вернётся и узнает, он будет в ярости, это точно.

— Почему же?

— Потому что… Я последовал за Кисарой Тендо.

Сейтенши, кажется, всё поняла.

— Ах, не думайте, что я пытаюсь как-то использовать конфликт семейства Тендо!

— Знаете, тут случай посерьёзнее семейной ссоры.

Сейтенши не ответила. Рентаро уточнил:

— Пускай старика нет, но у вас же осталась элитная стража?

— Как раз собиралась представить им вас. Пожалуйста, войдите.

Сейтенши подняла руку и пригласила стражу в конференц-зал. Тут же послышался топот солдатских ботинок, и шестеро одетых с иголочки мужчин вошли в помещение и выстроились в шеренгу. Рентаро видел их по ТВ — они всегда сопровождали Сейтенши на любых мероприятиях. Одеты они были в белые шинели, на головах красовались форменные фуражки, а на поясах, под шинелью, можно было разглядеть пистолеты. По меркам Рентаро, они больше смахивали на заградительные отряды Второй Мировой, чем на охрану государственного лидера. Не хватало лишь боевых клинков на талии.

— Сатоми, это — командир Ясуваки.

Высокий статный мужчина вышел вперёд и, улыбаясь, протянул правую руку.

— Приятно с вами познакомиться, я Такуто Ясуваки, лейтенант. Для меня большая честь возглавлять личную охрану госпожи. Я много о вас наслышан, Сатоми, рассчитываю на вашу помощь.

— Знаете, я ещё ни на что не соглашался. Я вообще пришёл детали узнать, а не на службу устаиваться.

Внешний вид Ясуваки удивил Рентаро. Мужчина выглядел на тридцать с небольшим, что необычайно мало для главы личной охраны Сейтенши.

Какое-то время Рентаро смотрел на протянутую руку, но затем поднял взгляд, чтобы получше рассмотреть Ясуваки.

У того было нервное худое лицо, холодный проницательный взгляд и обманчиво мягкий голос. Рентаро чувствовал исходящий от этого человека холод так остро, что ещё немного, и примёрз бы на месте.

Вот только Ясуваки все равно казался воспитанным и обходительным малым, а Рентаро — не очень-то любезным гостем.

Сейтенши почувствовала, что атмосфера накалилась, и решила вмешаться:

— Сатоми, мне кажется, будет невежливо не пожимать протянутую руку.

Ясуваки лёгким движением снял фуражку и улыбнулся девушке.

— Всё в порядке, леди Сейтенши. Для меня не впервой такое отношение со стороны служащих гражданской обороны. Пусть он и герой, но всё ещё простой старшеклассник, и, должно быть, изрядно нервничает.

Ясуваки убрал руку и вежливо поклонился. Не сказать, что он был сильно оскорблён.

«А у него хорошие манеры, — подумал Рентаро. — Может, я был не прав?»

Сейтенши бросала тревожные взгляды то на Ясуваки, то на Рентаро, и, не дождавшись согласия Рентаро, перешла к обсуждению вознаграждения.

Всё дальнейшее Рентаро пропустил мимо ушей. Он приложил к подбородку руку и пытался беспристрастно решить, стоит ему браться за эту работу или нет. Он понимал, что Кисара будет недовольна его отказом, но и принимать предложение ему совершенно не хотелось.

Во-первых, он до сих пор держал обиду на правительство, которое во время теракта утаивало от него важную информацию. Более того, эта работа больше походила не на официальный запрос, а на эгоистичное желание принцессы, которая пытается его обмануть.

Но кроме этого он попросту не считал себя достаточно компетентным. На подобные задания нужно назначать профессиональных телохранителей VIP-класса. Да, бывают ситуации, когда у клиента не хватает средств, и он нанимает Гроба, но речь-то идёт о главе государства. В конце-концов, это очень большая ответственность. Скорее всего, встреча пройдёт гладко, но случись что с леди Сейтенши, и вина за произошедшее ляжет на его, Рентаро, плечи.

— Что ж, если вы согласны на работу, заполните необходимую форму и свяжитесь с нами. Хорошего дня.

Секретарь закончила дежурные разъяснения и протянула Рентаро визитку. Затем Сейтенши со словами «Меня ждут другие дела» удалилась в сопровождении охраны.

— Эй… эм, а где выход?.. — спохватился Рентаро, когда зал уже опустел.

Парень зачесал в затылке, немного постоял, засунул руки в карманы и отправился бродить по дворцу Сейтенши в поисках выхода. Он прошёл большой зал, украшенный огромными чучелами оленей, аллигаторов и других животных, минул закрытую переговорную комнату и оказался в совершенно незнакомом холле с красным ковром. Рентаро вновь почесал в затылке, когда понял, что заблудился окончательно.

Он продолжил блуждать по коридорам в поисках служащего, чтобы спросить дорогу, как вдруг ощутил, что ему заломили руку — его ослепила боль.

— Не говори ни слова, — прошептал ему кто-то на ухо.

Рентаро отвели в уборную, где его швырнули в стену. От удара из глаз Рентаро посыпались искры, а пятно крови на стене намекало на разбитый лоб.

— Ублюдок! — выругался Рентаро. Его всё ещё держали, однако он умудрился вывернуться, заехать локтём в живот врага, а потом опрокинуть его. Как только Рентаро освободил руку, он схватил обидчика за волосы и ударил о стену в ответ.

— Сукин сын!

Рентаро почувствовал, что позади кто-то есть, и повернулся как раз вовремя, чтобы блокировать удар. Затем он схватил нападавшего боевым приёмом и откинул в стену вслед за первым врагом, тем самым выбив у бедняги воздух из лёгких.

— Довольно!

Рентаро услышал щелчок затвора, остановился и медленно обернулся. Двое охранников держали его на мушке, а ещё двое лежали у стены; в дверном проёме виднелся пятый, а последний, Ясуваки, убрав руки за спину, возвышался над Рентаро и буравил таким взглядом, что напоминал удава, готового проглотить мышь.

— Что тебе от меня нужно... ублюдок? — выдавил из себя Рентаро.

Ясуваки рванул за спину Рентаро, попутно выхватывая из ножен на поясе клинок, схватил за волосы и ударил Рентаро лицом о стену, а потом приблизился и в самое ухо прошептал:

— Откажись, Рентаро Сатоми. Охранять леди Сейтенши — моя работа.

— А?

— Меня от тебя тошнит. Победитель Зодиака, видите ли, спаситель Токийской зоны! Ты всего лишь оказался в нужное время в нужном месте, щенок! Будь там я, тоже бы застрелил Зодиака из рельсовой пушки.

Рентаро молчал.

— Почему ты?! — продолжил Ясуваки, — Уезжая, Лорд Тендо оставил леди Сейтенши мне! Мне. Место лорда Тендо должно быть моим.

— Но ты и так почти всегда рядом с ней, разве нет?

Ясуваки фыркнул.

— Идиот! Это не то же самое, что сидеть рядом с ней в машине или во время встреч. И кроме того, — Ясуваки наклонился ниже, оскалился, а потом мерзко облизнул губы, — леди Сейтенши расцвела, и ей вот-вот исполнится шестнадцать. Не думаешь, что правителю Токийской зоны пора обрести наследника?

— Так вот что тебя на самом деле волнует.

Ясуваки молниеносно вытащил пистолет из кобуры и направил дуло парню в лоб.

— Заткнись. Отвечай мне, живо!

— Плевал я на твои угрозы!

Ясуваки, убрав пистолет так же быстро, как и достал, двинулся в коридор и на ходу приказал:

— Сломайте ему руки и ноги.

«Он что, серьезно?..» — успел подумать Рентаро, когда охранники схватили его за руки и за ноги. Он яростно сопротивлялся, и ему удалось высвободить правую руку, которая тут же машинально сорвала с чьего-то пояса пистолет и направила в лицо недоумевающего Ясуваки. Палец спустил курок.

Выстрел с грохотом разлетелся по дворцу, и наступила тишина. В комнате стоял запах пороха. Ясуваки был цел, но на щеке его красовалась свежая рана.

— Этот парень…

— Не могу поверить, что ты стрелял во дворце Сейтенши!

— Соберитесь, идиоты! — заорал Ясуваки на растерявшихся охранников.

Его сузившиеся глаза горели ненавистью. Держась за щеку, он заторопился к выходу.

— Я убью тебя... Я убью тебя, сукин сын! — выплюнул он напоследок и скрылся с охраной.

Вскоре на шум сбежались десятки служащих.

— Вы в порядке? — спрашивали они Рентаро.

Парень отмахнулся от протянутых ему рук и остался стоять на месте. Он в ступоре смотрел на выход, через который только что бежал Ясуваки с приспешниками. Очевидно, личная личная охрана Сейтенши была далеко не такой надёжной и безупречной.

Рентаро оказали первую помощь и после допроса признали невиновным. Когда в сопровождении служащих Рентаро покидал дворец, он точно знал, что возьмётся за эту работу.

Солнце уже садилось, и небо окрасилось в красный. Рентаро хорошенько потянулся, чтобы размять кости, и услышал приятное похрустывание. Пока шли бесконечные допросы, плечи у него основательно затекли.

Лоб снова разболелся и напомнил Рентаро о случившемся. Он осторожно потрогал повязку.

Больше всего Рентаро удивляло то, что его отпустили быстро. Дворцовые служащие слышали выстрел, видели, как напуганные охранники убегали из уборной, и когда нашли там Рентаро с разбитым лбом и выслушали его, даже не стали сомневаться в словах парня. Но стоило упомянуть Ясуваки, как все сразу же сделали вид, что ни при чём, и просто уставились в пол. Похоже, выходки личной охраны Сейтенши ни для кого не были новостью. Дело дрянь.

Но стоило Рентаро поднять взгляд, как он тут же позабыл, о чем думал. Прямо перед дворцом находился искусно сложенный фонтан, и у него на небольшом велосипеде девочка возраста Энджу нарезала круги. Ветер развевал её бесцветные до серости волосы, на которых ярко сияли красные лучи заходящего солнца.

Присмотревшись, Рентаро заметил, что на девочке была мешковатая пижама, ноги обуты в домашние тапочки, волосы порядком взъерошены, а рот полуоткрыт. Девочка самозабвенно крутила педали, и этим походила на лунатика, пойманного в бесконечную петлю сновидений. Не слишком-то приятное зрелище.

Прохожие старались не замечать чудачку и ускоряли шаг, чтобы побыстрее пройти мимо. Рентаро, впрочем, тоже не горел желанием ни во что ввязываться, поэтому тоже, ссутулившись, прошёл мимо, стараясь держаться подальше от фонтана. Он уже довольно далеко отошёл, вздохнул с облегчением, расправил плечи, и поспешил к себе домой, как вдруг… услышал, что за его спиной кто-то свалился.

— Эй!.. Что за?!.. Смотри, куда прёшь! — донёсся до Рентаро крик со стороны фонтана.

Он обернулся и увидел трёх дебоширов с обесцвеченными волосами, которые окружили девочку и столкнули её с велосипеда. Она бросала удивлённые взгляды по сторонам, пытаясь понять, что происходит, пока один из парней не ударил её. Он тут же ударил её снова, а затем ещё и ещё — удары посыпались один за другим. Потеряв равновесие, она упала спиной на бортик фонтана и хрипло вскрикнула. Не в силах на это смотреть, Рентаро зажмурил один глаз.

— Ну чё ты молчишь, сука?! Отвечай давай! Ты мне на ногу наехала, понимаешь?

— Ого, чувак, нога, кажись, сломана.

— Ты мне за это заплатишь!

Один из парней в ярости пинал по колёсам опрокинутого велосипеда — те ещё крутились. Бедная девочка в недоумении раскрыла рот, не в силах пошевелиться. Было людно, но все отворачивались и торопливо проходили мимо, не желая вмешиваться.

Рентаро ужасно сочувствовал девочке, но он был не из тех крутых парней в фильмах, что всегда приходят выручку. Он уже отвернулся и чуть было не пошёл домой к Энджу... Энджу... Сможет ли он после такого смотреть ей в глаза?

«Чёрт. Надо будет позвонить её родителям», — с этой мыслью он запустил в волосы пальцы и направился назад к фонтану. Парень со встопорщенными волосами — тот, кто избивал девочку, — смахивал на главаря этой шайки. Рентаро положил руку ему на плечо — тот обернулся, нахмурился и недовольно кивнул:

— А?

Парня Рентаро совершенно не боялся. В отличие от коварного Ясуваки, готового на любую подлость, уличная шпана полагалась лишь на грубую силу. Не дождавшись ответа, тот, со встопорщенными волосами, наклонился к Рентаро и прорычал:

— Ты вообще кто, чёрт возьми?!

Рентаро снова не ответил и лишь коснулся рукой пистолета, который висел на поясе за спиной. Тип со встопорщенными волосами впился в него хищным взглядом. Воцарилась давящая тишина. Какое-то время противники молча глазели друг на друга, но вот главарь в конце концов сдался, повернулся к своим и скомандовал:

— Эй, пошли, — и устремился прочь от фонтана.

Рентаро расправил плечи и вздохнул с облегчением. Чтоб ещё хоть раз он ввязался во что-то подобное! Он повернулся и приготовился отчитать девочку, но тут понял, что она глядит на него, раскрыв рот.

— Настоящий герой... ничего себе...

— Ну всё, не надо благодарностей. Просто иди уже домой и побыстрее. Пока.

Он махнул рукой и собрался уходить, но девочка ухватила его за рукав формы.

— Где мы?

Рентаро закрыл лицо ладонью. Всё-таки он снова вляпался.

Рентаро смочил полотенце у ближайшей колонки и вернулся к девочке, которая ждала его на скамейке посреди парка. Он как следует отжал полотенце и принялся вытирать ей лицо.

— Посиди тихо минутку.

Девочка приподняла подбородок, зажмурилась и послушно замерла.

— Похоже... тебе это не впервой.

— Да-да, живёт у меня дома одна нахлебница, примерно твоего возраста. Готово, всё чисто.

Рентаро отступил на шаг, положил руку на пояс и оценивающе оглядел девочку. Довольный собой, он кивнул.

Девочка же в знак благодарности опустила голову в поклоне и... так и осталась сидеть. Почувствовав неладное, Рентаро наклонился и заглянул ей в лицо. Её веки отяжелели, глаза слипались, и она медленно погружалась в сон.

— Эй…

Девочка очнулась, вскинула голову и полезла рукой в карман. Немного порывшись, она достала из него баночку, высыпала таблетку на ладошку и проглотила. Рентаро взглянул на этикетку и нахмурился — надпись была на английском, но нетрудно было догадаться, что в таблетках кофеин.

— Я — сова... Без них днём совсем засыпаю, — объяснила она, отправляя таблетки в рот одну за другой.

Сонно чавкая, она разом всё проглотила. Хоть Рентаро в этом толком не разбирался, было понятно, что она съела явно больше обычной дозы.

— Как тебя зовут? Откуда ты, где твои родители? И почему на тебе пижама и тапочки?

Девочка поглядела на свой наряд и неуверенно покачала головой.

— Не знаю, — ответила она лишь спустя десять секунд.

— В смысле «не знаю»? Боже... Ну хоть имя ты своё помнишь?

— Моё имя...

На секунду лицо у девочки застыло, глаза забегали, но вскоре она что-то для себя решила, подняла голову и посмотрела на Рентаро, чтобы сказать:

— Меня зовут Тина... Тина Спраут.

— А меня Рентаро Сатоми.

— Зови меня просто Тина.

— Тогда ты можешь звать меня Рентаро.

— Рентаро... — Тина с полуоткрытым ртом рассеянно посмотрела на парня.

— Что?

— Просто... хотела попробовать сказать.

Рентаро устало опустил плечи. Он уже порядком измучился сегодня.

— Ну что ж, Тина, попробуем ещё раз. Где твои родители?

— У меня их нет...

«Нет?»

— Откуда ты пришла? Скажи хотя бы, что помнишь.

Тина покачивала головой из стороны в сторону, собираясь с мыслями. Глаза у неё были совсем сонные. Она приложила палец к подбородку и медленно начала вспоминать:

— Всё, что я помню… кажется, я проснулась в своей квартире, приняла душ, переоделась и вышла на улицу...

— Врёшь ты всё! Ты не ходила в душ и уж точно не переодевалась. Ты будто только что с постели встала!

Тина открыла рот и, не размыкая глаз, промурлыкала:

— Ох, а ты знаешь меня даже лучше... чем я сама... так ведь?

— И сломанный велосипед не твой, да?

— Велосипед?.. Я сюда приехала на нём?..

— Ай, забудь. Иди лучше в полицейский участок, там тебе помогут вернуться домой.

— Не могу... честно...

— Просто иди. Я тебе точно ничем помочь не смогу.

— Не говори... так.

Рентаро достал клочок бумаги, записал на нём свой номер и передал Тине.

— Вот. Если вдруг совсем потеряешься, можешь позвонить мне, а сейчас просто иди в участок. Пожалуйста.

— Тогда можно сделать тестовый звонок?

— Это ещё зачем?

— Потому что ты мог дать мне чужой номер.

Рентаро не нашёлся, что ответить.

Тина повернулась к нему спиной, достала свой телефон и набрала номер. Через секунду нагрудный карман Рентаро завибрировал. Он поднял трубку.

— Знаю, немного не в тему, но тебе нравятся девочки помладше, да?

— Ч… что…?

— Я прекрасно видела, как ты глазел на мою шею и ключицы под пижамой.

— Сходи-ка к окулисту.

— Я боялась сказать это лично, но тебе не очень-то повезло с внешностью, Рентаро. Как считаешь?

— За-мол-чи...

— Я также не могла сказать, что на самом деле знаю, как попасть домой.

Рентаро почувствовал себя дураком. И на кой он нянчился с этим ребёнком?

Тина чуть улыбнулась и медленно убрала телефон.

— Сегодня было очень весело.

Похоже, девочку эта суматоха вокруг неё позабавила.

«Мне вот что-то было совсем не весело», — хотел он возразить, но удержался, когда увидел её счастливое лицо.

Тина, продолжая улыбаться, плавно соскользнула со скамейки.

— Надеюсь, мы ещё встретимся.

Рентаро почесал в затылке, согласно кивнул и махнул рукой на прощание.

— Что ж, тогда до свидания, Рентаро.

Девочка вежливо поклонилась и, запинаясь, побрела к выходу из парка. Рентаро, затаив дыхание, наблюдал за ней до тех пор, пока она не исчезла из виду. Всё-таки милый она ребёнок.

«Что ж, будет о чём рассказать Энджу», — подумал он и пошёл в другую сторону.

3

Машины проносились с такими свистом и рёвом, что у Тины сразу же заболели уши, и она поспешила отойти от дороги. Холодало. А Тина всё тащилась вдоль трассы, не разбирая дороги, пока как-то сама не обернулась, и ей в лицо не ударил свет фар.

Небо потемнело, и яркая луна теперь выделялась особенно. «Вот и ночь. Моё время», — подумала Тина. Каждая клеточка её тела пробудилась, наполнилась энергией, а разум вдруг очистился.

Вскоре, телефон Тины зазвонил. Посмотрев, кто это, она поднесла телефон к уху.

— Мастер?

— Докладывай, — это был суровый голос. Человек говорил деловым тоном.

— Я успешно проникла в Токийскую Зону. Сейчас я вернусь в свою квартиру и затем отправлюсь к указанной точке, чтобы взять всё необходимое.

— Что-нибудь необычное? Есть, о чём доложить?

— Были некоторые проблемы, но ничего серьёзного, — Тина прижала ладонь к груди. — Один добряк мне помог.

Человек на другом конце провода раздражённо ответил:

— Я вроде бы велел тебе избегать лишних контактов? По возможности. Мы должны предотвратить утечку информации. Убедись, что пользуешься фальшивым именем.

— Конечно, сэр… Нет проблем.

— Тина Спраут, что у тебя за миссия? Говори.

Тина подняла глаза на луну. Пробуждение свершилось.

— Не волнуйтесь, мастер. Я убью Сейтенши.

Ноги сами довели Тину до квартиры в деревянном доме — тот строили по устаревшим стандартам, ещё с колоннами, а потом перестраивали несколько раз, чтобы продлить его жизнь. Теперь белая краска лезла, на стенах змеились трещины. Когда мастер выбирал этот дом, должно быть, думал, что лучше укрытия не найти: ни одно здание поблизости не бросалось в глаза, а сам район очень тихий.

«Но зачем использовать малый калибр в 2031?» — думала она, вспоминая уроки шпионажа, пока вставляла и поворачивала ключ в замке.

Когда Тина открыла дверь, ей в нос ударил запах плесени. Дом был не просто неприглядным снаружи, но и неуютным внутри. Однако Тина жила здесь недолго, поселилась для миссии, так что можно было перетерпеть. Ещё блуждая в своих мыслях, Тина сняла тапочки.

Но стоило ей оказаться перед зеркалом в человеческий рост — его оставил прежний владелец — как Тина тут же залилась краской. «И я стояла перед ним вот так? Если бы оделась иначе, выглядела милее», — подумала она с сожалением и стала снимать пижаму, чтобы пойти в душ.

Переодевшись, она сменила батарейку в телефоне и вставила веретенообразный наушник в правое ухо — он обеспечивал беспроводную связь. Покидая дом, Тина позвонила мастеру.

Она направилась в старую промзону, где кто-то оставил грузовые контейнеры — они аккуратно громоздились друг на друге. В таких контейнерах раньше жили люди. Иначе жильё называлось «комнаты-контейнеры». После Великой Войны некоторые дельцы умудрились подняться на том, что ставили такие квартиры на свободных землях. В Токийской Зоне вечно не хватало места, а цены на жильё только росли, поэтому такая практика прижилась, бизнес пошёл в гору, но вскоре все земля была занята, все контейнеры — проданы, а их дельцы исчезли.

— Мастер, я на месте.

Тина поднесла смарт-карту к автоматической двери, зашла во двор и стала искать контейнер, о котором говорил мастер. Очень скоро она нашла нужный номер на гигантском контейнере. Вставив ключ в замок, она ввела номер на висячем замке (ей диктовали цифры прямо в ухо) и открыла дверь.

Как только Тина шагнула внутрь, её парализовало от шока.

— Что думаешь, Тина? — самодовольно спросил мастер.

Огромный контейнер площадью в шесть татами некто превратил в оружейную. Тут были и небольшие пушки, и снайперские винтовки, и ракетницы, и противотанковое оружие, и много всего другого. Всё громоздилось вдоль стен до самого потолка. Похоже, мастер не знал, что выбрать, и просто позаботился о том, чтобы в контейнер положили все типы оружия.

Тина быстро сообразила, насколько её хозяин — нервный малый, и стала собирать противотанковое ружье. Упаковав его как следует, она с удовольствием почувствовала, как тепло расходится по каждой клеточке её тела. Все чувства обострились. И хоть Тина не могла видеть себя, она знала, что глаза у неё покраснели.

И теперь поднять тяжёлый кейс для неё — ничего не стоит. Она взяла что хотела и быстро вышла из контейнера, чтобы двинуться домой. Тина шагала, стараясь как можно ниже опустить голову, чтобы никто не разобрал в темноте её лица. Она не беспокоилась о горах оружия — его вернут и без неё. И тут ей в лицо ударил свет фар. Откуда-то сбоку. Тину застали врасплох.

— Мисс, откуда Вы? Вам нельзя разгуливать в такое время! Вы что, не знаете, который час? Где вы живёте?

Дверь хлопнула, и кто-то вышел из машины напротив.

Тина быстро прикрыла лицо ладонью и сквозь пальцы поглядела, что за машина — на крыше виднелись мигалки. Тогда Тина очень спокойно пробормотала:

— Простите, мастер, случилось непредвиденное. Меня остановила полиция.

Кажется, они решили, что очередная девочка сбежала из дома.

— Они видели твоё лицо?

— Нет…

— Ох, что ж…

Мужчина на другом конце провода будто бы кивнул и затем холодным бесстрастным голосом отдал приказ:

—… тогда убей их.

4

Рентаро и Энджу остановились. В руках они всё ещё держали пакеты, полные добычи с недавней распродажи. В бетонную стену перед ними впечаталась полицейская машина — казалось, будто по ней Годзилла прошёлся: от мигалки остались одни осколки, капот изогнулся домиком, а глушитель вывернули под неестественным углом.

Вокруг ограды столпились зеваки. Многие снимали происшествие на телефоны.

— Извините, не знаете, что здесь произошло? — робко спросил Рентаро у мужчины из толпы.

— Понятия не имею. Говорят, виновника ещё не поймали. Но разве кто-то способен на такое, кроме красноглазых?

Рентаро не мог ему возразить, поэтому просто стиснул зубы. И правда: простой человек на такое не способен.

— Я слышал, что у полиции нет зацепок, да и офицер всё ещё в коме и при смерти.

— При смерти? Он жив?

— А? Ну да, а что?

— Да нет, ничего…

Рентаро застыдился своих мыслей: машину раскурочили, поэтому он решил, что водитель погиб. Парень быстро поклонился и вернулся к Энджу — та ждала его неподалёку.

Девочка стояла с закрытыми глазами и всё ещё держала в руках сумки.

— Энджу, не ты виновата в случившемся. Это был какой-то другой Ребёнок, — прошептал он.

— Какой же ты добрый, Рентаро. Спасибо, теперь я в порядке.

— Отлично, тогда пошли домой.

По дороге они болтали о всём подряд. Энджу размахивала пакетами вперёд-назад.

— И кстати, видел новое аниме «Вперёд, Зенгар!»? Оно только что вышло…

Рентаро украдкой взглянул на Энджу и задумался, надо ли ей повторять? Стоит ли лезть не в своё дело?

— Энджу, не нужно беспокоиться об этом. Ты не виновата, — неуверенно начал он.

Девочка слегка наклонила голову и посмотрела на Рентаро, словно не могла понять, о чём речь.

— Хм? Ты о чём, Рентаро?

— Ты не виновата.

Взгляд Энджу начал блуждать, она выглядела взволнованной.

— В чём дело, Рентаро? Ты странно себя ведёшь…

Он положил руки ей на плечи, мягко повернул к себе и, выделяя каждое слово, произнёс:

— Я говорю, что ты не виновата, Энджу…

Она попыталась было изобразить непонимание, но её лицо вдруг само собой исказилось. Девочка опустила взгляд и быстро вытерла глаза рукавом.

— Р-Рентаро, ты просто невероятен! Как ты понял, что тот случай всё ещё волнует меня? Кисара или Сумирэ не смогли бы понять, но ты…

Рентаро положил ладонь ей на голову и медленно выдохнул.

— Потому что это ты…

— Почему, Рентаро? Почему все не могут просто жить в мире?.. — хрипло спросила Энджу. Её голос, кажется, мог угаснуть в любой момент.

— Не знаю…

Он взъерошил волосы девочки. Проклятых детей ожидало мрачное будущее: они родились во время Великой Войны и сейчас им едва ли было десять. Глупо спрашивать с них понимание взрослых.

Каждый инцидент, вроде этого случая с разбитой машиной, всё усиливал ненависть Обворованного поколения к Проклятым детям. А девочки не знали, не понимали, что всё это подобно маятнику: не сдержишь ярость, и однажды она вернётся сторицей.

Всякий раз, когда кто-то похожий на Энджу творил что-нибудь противоправное, у неё на шее как будто затягивалась невидимая шёлковая петля. Нет, даже не петля… скорее эти Дети липли к незримой паутине беды, которая дала им одну судьбу. При мысли об этом Рентаро становилось тяжко на сердце.

Он зажмурился и оглянулся на раскуроченную машину. Виновника Рентаро не знал, но вряд ли смог бы простить его.

Энджу медленно отстранилась от Рентаро и ещё раз вытерла глаза рукавом.

— Хорошо, теперь я в полном-полном порядке!

— Да... Отлично. — улыбнулся Рентаро в ответ.

Парень попытался развеять мрачную атмосферу: он глубоко вдохнул, выпятил грудь, взглянул на сумки с покупками и громко рассмеялся.

— А всё же у нас отличный улов с распродажи!

— Вот уж не думала, что мы сможем и мясо по-дешёвке купить! — озорно ухмыльнулась Энджу.

— Сегодня у нас на ужин сукияки! — вскинул кулак Рентаро.

— Ура, сукияки! — Энджу запрыгала от радости.

Как только они вернулись в потрёпанную квартиру площадью в восемь татами, Рентаро надел фартук и отправился на кухню. Пока парень крошил овощи, Энджу скакала вокруг и возбуждённо рассказывала об аниме, от которого сейчас была просто без ума, — «Вперёд, Зенгар!». По её отрывочным фразам Рентаро понял, что оно было снято по мотивам старых шоу о трансформерах и сражающихся эскадронах.

— А потом… И тут появился робот правосудия, Зенин Зенгар, и ещё злой робот, Акуин Аккар. И в восемнадцатой серии они…

— «Зенин зенга»? Как «на добро нужно отвечать добром»? И «аккуин акка», типа «как аукнется, так и откликнется»? Это вроде буддийские термины… Продвинутое аниме [✱]Термины вымышленные.

Энджу, впечатлённая замечаниями Рентаро, гордо выпятила грудь и встала, подбоченясь:

— Ага, так и есть! И самое крутое, что в эскадроне четыре священника и буддийская монашка, и ещё они все лысые, и у них есть пять храмов, которые вместе собираются в огромного трансформера!

— С-серьёзно?..

«Какую же чушь ты смотришь…» — мысленно посетовал Рентаро и начал выкладывать в бамбуковую корзину лапшу из конняку, лук-порей, листья хризантемы и грибы. Затем он разложил низкий столик, прислонённый к стене, надел пекарские рукавицы и переставил кастрюлю с сукияки на включенную газовую плиту.

Наконец всё сварилось — к лицам Рентаро и Энджу уже поднимался пар. Стоило сладкому запаху соуса заполнить комнату, и у парня потекли слюни. Нет сил больше ждать! Вот уже много дней они не ели ничего настолько вкусного.

Рентаро отчитал Энджу за то, что та скакала по всей кухне и совала руки в кастрюлю. Тогда она уселась за стол и застучала палочками по миске с яйцом.

— Ну можно уже есть?! — кричала она.

Рентаро криво улыбнулся, наконец убедил её сесть спокойно, и только они пожелали друг другу приятного аппетита, как вдруг зазвенел дверной звонок.

Рентаро посмотрел на часы и нахмурился. Кто мог завалиться так поздно?

— С-Сатоми, дорогой… — с этими словами в прихожую ввалилась красивая девушка в традиционной одежде. Она душераздирающе кашляла, а выглядела так, что в гроб краше кладут. Лицо ее наполовину скрывала медицинская повязка, но даже так был виден нездоровый румянец на щеках.

Рентаро застыл в недоумении. Девушка казалась знакомой. О да, знакомой — именно поэтому он избегал её.

— М-Миори?! Что ты тут делаешь?

Девушка в кимоно достала из пакета витаминные напитки и сунула их Рентаро с таким видом, будто пыталась о чём-то попросить, но никак не могла сказать. Она то и дело указывала на себя.

— Заболела… П-позаботься обо мне… — выдавила она, потратив на это последние силы, после чего с глухим стуком растянулась на полу.

Рентаро так и остался стоять с открытым ртом. Но вторжением Миори дело не кончилось.

Мгновение спустя в квартиру шаткой походкой вошла Кисара Тендо. Выглядела она измождённой.

— С-Сатоми… Знаю, что внезапно, но возьми это… — девушка всучила Рентаро подложку с говядиной, на которой осталась этикетка «полцены».

Даже дешевле чем та, что Сатоми взял на распродаже.

— Сукияки… Умираю… с голоду… — после этих слов Кисара рухнула на пол и придавила Миори. Та придушено пискнула и снова затихла.

Теперь на пороге у Рентаро была одна больная и одна истощённая девушка. Суммарно две без сознания. И обе ввалились в дом без предупреждения.

От испуга Рентаро стал белее бумаги.

— Ж-жуть…

— Что тут делает эта непонятная тётя?! Рентаро, а ну-ка говори! Кто она такая?! Я про ту, которая не Кисара! — тут же завозмущалась Энджу, стоило ей только выйти в коридор.

— Энджу, а д-давай я притворюсь, что ничего не видел, и ты оставишь одну из них за дверью?

Девочка ещё не сообразила, что происходит, поэтому вопросительно наклонила голову:

— А? Это ещё почему?

— Кисара с этой девушкой совсем не ладят! Если мы оставим их вместе, то произойдёт химическая реакция со страшными последствиями!

Энджу присела рядом с девушкой в кимоно и стала тыкать её палочками.

— Так всё-таки... кто она?

Рентаро почесал в затылке и понял, что толком и не представил её Энджу.

— Это Миори. Миори Шиба. Она президент студсовета моей школы. А ещё дочь гендиректора «Тяжёлое вооружение Шиба», оружейной корпорации, которая снабжает нас экипировкой.

«Так вот что на самом деле значило высказывание «меж двух огней»…» — размышлял Рентаро в холодном поту. Напротив него на коленях сидела за столом Кисара и тыкала палочками в миску с сукияки; по диагонали с ухмылкой сидела Энджу, а рядом с ним — улыбающаяся Миори.

Нездоровый румянец так и не сошёл с её щёк, но после лекарств она уже чувствовала себя гораздо лучше: смогла сесть за стол и даже сняла маску. Теперь казалось, что Миори не очень-то нужна помощь. Рентаро косо посмотрел на Миори и про себя решил, что болезнь была просто предлогом, чтобы завалиться к нему домой.

Миори с её длинными блестящими вьющимися волосами — иссиня-чёрными, кстати, — и в ярком традиционном кимоно можно было назвать эталонной богачкой. Кисара тоже родом из состоятельной семьи, и хоть сейчас девушка обнищала, вид у неё был такой же благородный. Миори и Кисара даже чем-то походили друг на друга, но вкусы и мышление у них были абсолютно разные: схлестнулись японский традиционализм и западный модернизм.

— Простите, что доставила вам столько неудобств, особенно дорогому Сатоми.

— Не за что извиняться…

— Есть за что, — резко вставила Кисара и с удвоенной энергией заработала палочками, не удостоив Миори и взгляда. — Мы, как приличные люди, купили продукты, а эта змея ест за наш счёт! Как же она раздражает. Господи, хоть бы она уже ушла…

— О, Кисара, так ты, оказывается, тоже тут? У тебя такая большая грудь, что я не заметила твоего лица, прости.

Что-то громко хрустнуло — Рентаро никогда не слышал такого звука. Это Кисара так сжала палочки, что сломала.

«Эй, вообще-то это мои палочки!»

— Извини, Сатоми, не мог бы ты, пожалуйста, дать мне ещё одни? — Кисара со сладкой улыбкой наклонила голову, но её её рука явно тряслась.

Рентаро робко протянул руку в ответ, и Кисара высыпала ему в ладонь больше дюжины щепок. Сколько же силы понадобилось, чтобы вот так разломать палочки?

Рентаро приходилось побеждать и высокоранговую пару Кагетанэ, и гастрею Пятой ступени, но в такие моменты ему хотелось бежать без оглядки.

Кисара всё не отводила взгляда от Рентаро.

— И кстати, Сатоми, что думаешь насчёт того предложения?

— А, точно. Если ты согласна, председатель, то и я тоже.

— Хорошо, тогда попозже я отправлю документы.

— Энджу, у нас задача кое-кого сопроводить, завтра расскажу подробнее.

— Отлично, новая работа! — бодро откликнулась Энджу и козырнула.

Миори озорно взглянула на Энджу и зажмурилась от удовольствия.

— Так ты — Энджу? Дорогой Сатоми рассказывал о тебе. Ты такая миленькая малышка! Дорогой Сатоми вечно жалуется мне, что ему так трудно держать себя в руках — он ведь очарован тобой.

Энджу подпрыгнула от удивления, и вместе с ней и её хвостики.

— Это правда, Рентаро?! Не нужно сдерживать своих чувств!

— Ложь! Миори, хватит выдумывать чушь!

Миори прикрыла рот раскрытым веером и рассмеялась. Изящный жест, на первый взгляд. Если не считать того, что веер выполнен из стали, армирован в некоторых местах и сам по себе — смертоносное оружие.

— Кстати, Энджу, как тебе наши ботинки? Удобные? Это ведь дорогой Сатоми отправил нам твои мерки…

— О, правда?! Вы их сделали? Да, отличная обувь!

— Понятно-понятно. Когда вырастешь и станут тесноваты — обращайся ко мне, сделаем тебе новые. И кстати, Энджу, ты знала? Вараниумовые пули, которыми разбрасывается дорогой Сатоми, — тоже нашего производства. И его экипировка тоже.

Энджу внимательно оглядела потрёпанную квартиру в восемь татами и вопросительно склонила голову:

— Но у Сатоми нет таких денег.

— Это бесплатно.

— Как бесплатно?

— Я всё объясню, — вмешался Рентаро.

Может показаться, что от спонсорства с оружейными компаниями выигрывают только сами Гробы, но, конечно, это не так. Для оружейной компании быть поставщиком какой-нибудь высокоранговой пары, имя которой само по себе бренд, — уже реклама.

Стоило паре достичь определённого уровня, как их персональные данные удаляли из публичных правительственных списков. Если пара не боялась огласки, покушений и попыток похищения, то она могла подзаработать, став лицом оружейной компании. Впрочем, последние не рвались спонсировать всех подряд: у них был свой строгий порядок отбора.

Год назад, когда агентство Тендо только основали и у них не было никаких существенных достижений, Рентаро и девочки решили подать заявку — терять всё равно было нечего, и тогда…

Рентаро застыл: Миори вдруг схватила его за руку и дунула в ухо, а затем разулыбалась.

— И потом Энджу, когда я увидела дорогого Сатоми, то сразу поняла: он станет знаменитостью. Потому-то мы и приняли заявку, но, конечно, с некоторыми условиями.

— Условиями? Какими?

— Ну знаешь, тестировать новую продукцию, появляться в рекламе… А, и ещё одно: дорогой Сатоми должен учиться со мной в одной школе. Все условия задокументированы, — рассмеялась Миори. — Дорогой Сатоми целиком мой!

Рентаро всегда думал, что ходить в школу — тратить время попусту, но ему приходилось это делать по контракту. Неприятностей добавляла и сама Миори, президент студсовета: во время общешкольных собраний она вечно подмигивала или махала Рентаро, чем вызывала дикую зависть других парней.

— Сатоми, немедленно отодвинься от этой женщины, — Кисара буравила его взглядом — таким жёстким, что сталь!

— Э-эй, глупая, отстань от меня! Ты же прижалась ко мне… ну прижалась ко мне!..

Миори повисла на его руке и с издевкой улыбнулась:

— М? Что к тебе прижалось? Быть может, ты говоришь о моей груди? Я это специально. Как же ты реагируешь! Знаешь, вот у Кисары большая грудь, но сама Кисара слишком скромная. А если выберешь Энджу, то окажешься в наручниках. По-это-му… — чуть покраснев, Миори поглядела на Рентаро снизу вверх. — Скажи мне, Сатоми, дорогой… я милая?

— Ч-что?! Ты ведь с огромным отрывом победила в конкурсе красоты на школьном фестивале! Чего ещё ты просишь?..

— Хочу, чтобы ты это сказал.

Сладкий голос Миори смутил парня, и он, сдавшись, почесал в затылке.

— Ну… Д-да, ты милая…

— Повтори.

— Я-я сказал, ты милая…

— Слышала?! Эй, Кисара, ты слышала?! Рентаро дважды назвал меня милой! Боже, как же мне теперь быть?

Кисара стиснула кулаки и плотно прижала к коленям, опустила голову и, кажется, вся тряслась.

— Кстати, знаешь, дорогой, у нас ведь есть собственное агентство гражданской обороны в «Шибе». Почему бы тебе не работать у нас? — продолжала Миори. — Подпишешь контракт сейчас — получишь право делать с первой красавицей школы что захочешь и когда захочешь.

— Н-нет! — Кисара наклонилась вперёд, — У С-Сатоми контракт с моим агентством! Не с вашим!

— И что ему мешает разорвать договор? Кстати, дорогой, зарплата вот такая. Едва ли это сравнится с твоей нынешней! — Миори суетливо вытащила бумажку из рукава кимоно и сунула в лицо Рентаро, оторвав его от еды.

Он увидел цифру — листок хризантемы чуть не вышел у него через нос.

— Ч-что? Это ведь шутка?

— Сатоми, дорогой, у тебя уже тысячный ранг. Так что это твоя рыночная цена.

— Это правда? — Рентаро повернулся к Кисаре.

Вместо ответа девушка набила рот мясом с овощами, задрала нос и отвернулась от него. Кажется, она прибегла к одному из «правил Кисары» — когда я ем, я глух и нем.

Энджу подула на мясо и перевела взгляд на Миори.

— А почему вы с Кисарой не дружите?

Девочке следовало бы держать рот на замке, но вместо этого она решила поиграть с огнём.

— Хороший вопрос. Вообще, у вражды семей Шиба и Тендо многолетняя история. Мы же с Кисарой выше этого. Ненависть друг к другу у нас в крови, — рассмеялась Миори.

— Маленькая грудь, — пробормотала под нос Кисара.

Но из Миори вышла актриса получше: она развернула веер и медленно помахала им.

— Кимоно лучше смотрится со средним размером. Вульгарный пятый ни к чему, понимаешь?

Энджу почему-то вдруг решительно закивала.

Прозвучал хлопок — в глазу у Кисары разорвался сосуд. Она медленно опустила взгляд.

У неё в тарелке уже не осталось еды, но она продолжала чисто механически работать палочками и отправлять их себе в рот. Жутко.

— Что, Снежная тень?.. Говоришь, хочешь выпить крови этой змеи? Что ж, если так… — Кисара истерично рассмеялась. Она обезумела от ненависти и теперь, кажется, начала разговаривать с мечом.

— Сатоми, всё очень вкусно… — продолжала Кисара. — Но кое-чего не хватает. Крови Миори!

«Да ладно тебе…»

Пошатываясь, Кисара наконец встала.

— Миори, слышала о кровопускании? Когда больных немножко режут, им становится лучше. Я буду рада… пустить тебе кровь.

Кисара достала меч и прицелилась меж глаз Миори.

— Всё выше шеи — лишнее.

«Эй, это не кровопускание!»

А Рентаро ведь просто пытался сохранить лицо. Он не хотел, чтобы дошло до драки. Потому-то он и просил тогда Энджу оставить одну из них за дверью.

— К-Кисара, успокойся…

— Что? «Успокойся»? Ты мне только что сказал успокоиться? Ярость — экстаз для меня!

Теперь она не могла нормально говорить — её дыхание участилось. А Миори стояла напротив с самодовольным выражением лица.

Рентаро подумал, что он, как страус, хочет спрятать голову в песок. Кажется, ходил такой анекдот, мол, страусы всегда прячут голову, чтобы не видеть, чего не хотят.

И Рентаро, точно страус, постарался сделать вид, что вообще ни при чём. Он просто набил рот мясом и отвернулся.

«Какое же вкусное мясо! Вкуснотища!»

Кисара и Миори отошли от стола, встали точно напротив друг друга, но сближаться не спешили.

— Однажды, Миори, я скуплю все акции твоей компании втридорога и сыграю на понижение. И компании конец! А потом я сорву собрание главных акционеров… потребую огромную компенсацию и буду мучить тебя, пока не заплачешь!

— Неудачный выбор. «Тяжёлое вооружение Шиба» представлена на Токийской фондовой бирже как один из главных игроков. Мы влияем на Никкэй 60. Считай, опора японской промышленности. Играть на понижение в этом случае — самоубийство. Да и вообще, откуда деньги у беглянки из семьи Тендо? Так что, если купишь, советую сыграть на повышение — хоть заработаешь.

— Я скорее откушу себе язык и сдохну, чем начну зарабатывать на твоих акциях!

— Так, значит, передумала?

— Я отправлю тебя в мир иной.

Миори достала из портупеи «рыбу-меч» — оружие, сконструированное специально для неё, — и встала в сложную стойку с веером в одной руке и пистолетом в другой.

— Я, конечно, ничего не знаю о твоём Тендо-баттодзюцу или как там его, но он ведь просто вариация стиля, которому вот уже сотня лет! Даже тогда его мало кто использовал. Зато сейчас ты узришь силу стиля Шиба.

— Замолкни, Миори. Оставь остроты на потом, — холодно ответила Кисара и встала в стойку.

В самый напряжённый момент Энджу вдруг сжала кулак.

— Будь осторожна, Миори! Прикоснёшься к Кисаре — и она съест твою грудь! — воинственно завопила Энджу. Похоже, она была за Миори.

Лампочка в комнате вдруг замигала, хотя меняли её недавно.

— Шиба Нитен Кичо Кагоку…

— Тендо-баттодзюцу, ката первая, номер два…

Рентаро вдруг понял, что залога за квартиру ему не видать, и сильно загрустил.

5

Они тряслись в лимузине где-то часа два, пока не приехали, куда нужно. Рентаро вышел из машины, взглянул на громадное здание и услышал пение жаворонков. Конференцию должны были провести здесь, в отеле с восьмьюдесятью шестью этажами. Рентаро слышал, что это место пользуется популярностью у первых лиц страны.

Нашествие гастрей и война отняли у Японии много земель, так что теперь приходилось всюду строить небоскребы, чтобы оставшееся население могло комфортно жить. Правительство даже ввело налог, который поощрял строительство высоток — они теперь росли, словно грибы после дождя. Токийскую Зону заполнили небоскрёбы, которые были выше Токийского Дерева.

— Рентаро, хорошенько постарайся, — помахала Энджу из лимузина. Рентаро помахал в ответ и последовал за Сейтенши.

На ней было белое платье с открытой спиной, едва ли не свадебное. Рентаро видел её тонкие плечи и лопатки. Светло-розовая кожа дышала здоровьем. Парень вдруг почувствовал вину и отвёл взгляд.

— Стоило ли оставлять Энджу? С ней было бы безопаснее… — коротко спросил он.

— Я не могу взять ребёнка на столь важное мероприятие.

Рентаро не стал возражать, но про себя вздохнул.

Сейтенши прошла сквозь вращающиеся двери и сообщила о прибытии статному человеку за стойкой. Менеджер с почтением положил ключ в руку Сейтенши, вот только почему-то нервно. Она мягко улыбнулась ему и поблагодарила — мужчина тут же успокоился.

Сейтенши с Рентаро зашли в лифт. Сейтенши вставила ключ в скважину и повернула — появилась кнопка верхнего этажа. Пока они поднимались, Рентаро всё не мог привыкнуть к чувству, что его слегка придавливает к полу лифта, хотя он часто ими пользовался. Индикатор тихими щелчками отсчитывал этажи.

— Эм... У вас нет предположений, почему Сайтаке вдруг захотел устроить конференцию? — спросил Рентаро.

— Нет, совершенно не представляю. Нужно сказать... — Сейтенши на миг взглянула на Рентаро, — …я никогда прежде не встречалась с председателем Сайтаке.

Рентаро поначалу удивился её откровению, но потом подумал, что иначе и быть не могло. После создания Токийской Зоны правили несколько Сейтенши: первая умерла от болезни спустя год после восстановления Токио, и тогда её сменила вторая по старшинству. И вот теперь — третья. Она в политике всего лишь год.

— Сатоми, вы ведь уже знакомы с председателем Сайтаке, так?

— Да, верно... В детстве семья Тендо взяла меня под опеку, и старик Кикунодзё хотел сделать меня политиком, поэтому брал меня на разные встречи. Думаю, можно сказать, что я знаком с Сайтаке. Хотя это было давно.

— На самом деле, у меня к вам вопрос. Каким человеком вам показался Сайтаке? Когда бы я ни спрашивала Кикунодзё, он сразу хмурился и замолкал…

— Адольф Гитлер.

— А? — голос Сейтенши надломился, и она заморгала от удивления. Рентаро впервые услышал её смех. Сейтенши повернулась к нему всем телом, рассмеялась и потёрла уголки глаз.

— Прошу прощения, Сатоми, я была очень занята в последнее время, и, кажется, устала… Не могли бы вы повторить, пожалуйста?

— Я сказал, что Сайтаке похож на Адольфа Гитлера.

— Это ведь шутка, так?

— Я серьёзно. Вы ведь знаете, что на Сайтаке было семнадцать покушений, верно? Любой бы разозлился, если бы его обложили такими высокими налогами, но этому парню всё равно. В любом случае, леди Сейтенши, главы зоны Саппоро, зоны Сендай и зоны Хаката тоже такие. Им пришлось заново отстраивать свои зоны после опустошительной Великой Войны с гастреями, поэтому эти ребята очень опасны.

Вы знаете, что говорили люди об «омоложении» родзю после прибытия чёрных кораблей коммодора Перри? — продолжал Рентаро. — Когда царит мир, не важно, кто ответственен за судьбу Японии, но в тяжёлые времена к власти приходят действительно опасные ребята. Все правители тех зон, что я перечислил, могут заявить: «За мной вся Япония». И не ударят в грязь лицом. Сайтаке — худший из них всех. Будьте осторожны.

— Я-я понимаю. И высоко ценю ваши добрые намерения, — Сейтенши выглядела немного подавленной. Она тяжело вздохнула.

По мере того, как они поднимались выше и выше, Рентаро говорил всё уверенней. Он поднял глаза к ярко освещенной верхушке отеля. Даже если встреча неофициальная, другая сторона не пойдёт на глупость и не устроит ловушку прямо в конференц-зале. Но как бы то ни было, Рентаро был озабочен, как бы получше сделать свою работу.

Сейтенши испуганно посмотрела на Рентаро:

— Пожалуйста, не отходите от меня.

— Конечно-конечно, — немного нахально успокоил её Рентаро.

Она смутилась и зачем-то ткнула указательным пальцем ему в лицо:

— И держите себя в руках. Вы очень вспыльчивы. Если пострадает Сайтаке, между зонами вспыхнет война, а я не смогу с ней справиться. Также вам стоит забыть о невежливых оборотах типа «заткнись» и «какого чёрта?»

— Проклятье! А так хотелось…

Наконец лифт дополз до последнего этажа, и двери тяжело открылись. Неожиданно первым в глаза бросилось бескрайнее тёмно-синее небо, и от этого вида у Рентаро разболелся живот. Небо виднелось и сквозь половинку купола шестигранной формы, но за ним… казалось, что за ним конец целого мира. И это не комната отеля с типичной обстановкой и офисной мебелью, а смотровая площадка высотного здания.

Возле лифта Сайтаке уже выставил охрану — мужчины низко поклонились. Эти ребята казались невероятно мускулистыми, будто у них натренирована каждая клеточка тела. Кроме них в конференц-зале был разве что беловолосый мужчина — он сидел спиной к выходу, развалившись на диване с особым дизайном, и проглядывал что-то на шестистраничном гибком дисплее.

Только увидав спину этого человека, Рентаро уже понял, кто перед ним. Мужчина почти сразу встал с дивана и обернулся.

— Приятно видеть вас, леди Сейтенши, — начал он любезно, но затем заметил Рентаро, и голос у мужчины стал ниже. — А… не ты ли воспитанник Тендо?

— Вы ещё живы? Мог бы и сдохнуть, старик, — грубо ответил Рентаро.

— Не забывайся, Гроб! Ты знаешь, в каком мы месте! — прогремел мужчина, и его голос разнёсся по всему конференц-залу. Сейтенши, которая пряталась за спиной Рентаро, вздрогнула.

Мужчина с его длинными узкими усами, роскошной бородой и шевелюрой чем-то напоминал льва. Костюм не скрывал высокого роста, а взгляд мог пригвоздить на месте. Кажется, Сайтаке в этом году исполнялось шестьдесят пять, вот только он оставался всё таким же энергичным, так что почтенный возраст ему не приписать. Старик во всём соперничал с Кикунодзё Тендо. Оба были хитроумными политиками, вот только на своём пути именно Соген Сайтаке оставил множество трупов.

— Наслышан о твоих выходках. Кажется, тебя соблазнила мегера из дома Тендо и сманила к себе… Что ж, глупый поступок. Теперь ты не политик Тендо, а всего лишь Гроб. И будешь пресмыкаться червём вечно. А я, уж поверь, не забуду напомнить тебе, кто ты такой и где твоё место.

Рентаро засунул руки в карманы и угрожающе двинулся к Сайтаке:

— Ты о чём болтаешь, старик? О социальном статусе? О происхождении? Если ты не можешь жить без этих вещей, то разворачивайся и езжай в Осаку! И носа оттуда не кажи! Тендо я или нет, а всё равно остаюсь собой, — Рентаро даже не сбавил шаг, и вот они уже стояли почти что нос к носу. Рентаро одарил старика свирепым взглядом.

Удивительно, но первым сдал Сайтаке: он успокоился и отступил на шаг.

Когда Рентаро обернулся, он увидел насмерть перепуганную Сейтенши. Она была белее мела и нервно комкала кружевные перчатки.

Рентаро стало так стыдно, что захотелось спрятать лицо в ладонях.

«Да ладно, леди Сейтенши, мы даже не начали...»

— А как там твой резчик будд? — вдруг выпалил Сайтаке

«Резчиком будд» прозвали Кикунодзё Тендо. Кроме политической карьеры он — что от него никто не ожидал — занялся резьбой по дереву. Точнее, резьбой изображений Будды. Теперь Кикунодзё считался самым молодым из ныне живущих мастеров, «национальным наследием Японии», и, хотя ему едва перевалило за шестьдесят два, он получил право найти себе ученика.

Когда Рентаро вспомнил об этом, в голову сами собой полезли воспоминания — пришлось встряхнуться, чтобы избавиться от них.

— Не слишком много будд с тех пор, как его не очень-то способный ученик сбежал.

— И не жалеешь?

Рентаро наградил Сайтаке пристальным взглядом. Презрения старик не скрывал.

— Хочешь подраться, приятель? Держи рот на замке, и за умного сойдёшь.

Сейтенши моргнула от удивления.

— Сатоми, вы… были учеником Кикунодзё?..

Очевидно, она слышала об этом впервые.

— Ну и что с того?

Рентаро выпалил это с такой неприязнью, что Сейтенши торопливо спрятала лицо в ладонях.

— Ничего…

Сайтаке предложил ей присесть, и Сейтенши устроилась на диване напротив, по ту сторону стеклянного стола, а Рентаро встал за ней. Он почему-то думал, что они тут же заговорят о политике, но Сайтаке и не собирался оставлять Рентаро в покое.

— Чтобы победить гастрею Пятой ступени, ты сломал рельсовую пушку, да так, что и починить нельзя! Ты хоть понимаешь, что ты испортил?

— А? — едва ли откликнулся Рентаро.

— Согласно догматам «Искусства войны» Сунь-цзы, тот, кто занимает позицию повыше, побеждает. Армия, которой удалось занять вершину холма, чтобы поливать врага стрелами, победит; армия, которая может забрасывать противника бомбами, победит; и те, кто может зафиксировать присутствие врага со спутника, обязательно победят… и так далее. Та рельсовая пушка, которой теперь конец, должна быть на Луне, чтобы обстреливать гастрею из космоса. И кто же уничтожил пушку?

Рентаро нахмурился.

— Погоди-ка, старик… даже если отправить пушку на Луну… ты что, и вправду собрался расстреливать только гастрей?

Сайтаке презрительно ухмыльнулся.

— Конечно же нет, идиот. Твои детские фантазии. Рельсовая пушка — мощное оружие устрашения. Технология следующего поколения. Фундамент для превосходства Японии на политической арене.

— Вы что, планируете угрожать соседним странам? — не выдержала и перебила его Сейтенши.

Сайтаке на этот вопрос деланно рассмеялся и всплеснул руками.

— Леди Сейтенши, вы недальновидны. Нужно подумать, чем займёмся, когда истребим всех гастрей. Япония должна стать сверхдержавой. Должна господствовать. Уверен, вы уже заметили, как много мы потеряли, стоило мировому правительству пасть, а гастреям – разрушить наш уклад. И сейчас, десять лет спустя, та страна, которая первой сумеет оправиться от всех несчастий, станет мировым лидером на многие и многие поколения. Вот о чем я думаю. Вот мои грандиозные планы! А если кто будет мешать… ну что ж, придётся уничтожить препятствие, подавить сопротивление.

Рентаро даже не нашёлся, что сказать. Практически открытое объявление войны! Причём всем главам всех зон! Нет, многие лидеры из кожи вон лезли, чтобы их зона получила больше власти, стала лучше других зон, но так открыто об этом заявлял только Сайтаке.

Его наглость потрясла Рентаро. Он даже не знал, что именно критиковать в плане этого человека. Математика и статистика уже подсказали, что методами Сайтаке гастрею не истребишь… а вот перебить как можно больше народу — вполне можно.

Если бы Сумирэ Мурото была здесь, она бы сказала с выражением «я так и знала»: «Люди — наиглупейшие создания. Когда устают от мира, ищут войны, а когда устают от войны, ищут мира».

Сайтаке вдруг топнул в приступе гнева.

— А ты превратил рельсовую пушку в груду металлолома! И тысячи твоих смертей будет мало!

— Ну уж простите. Радуйся: я протестировал её для тебя! И да, обломки пушки лежат на Неизведанной территории. Хочешь обратно? Ну так сходи и верни.

— Хм... Моя интуиция лидера подсказывает, что ты сможешь возместить ущерб…

— А?

Сайтаке сел на краешек дивана и подался вперёд всем телом.

— Я слышал, ты победил пару, у которой АИ-ранг достиг отметки в 134. Токийская Зона обречена, её уничтожение — вопрос времени. Слишком слабые. Если не хочешь жить в руинах лет так через пять, то пошли со мной. Давай править нациями вместе. Ты и я. Мы оба сможем смотреть, как зарождается новый мир, попивая вино из бокала. Уверен, зрелище будет то ещё.

Сейтенши побелела, как смерть, и уж было собралась встать, но Рентаро усадил её назад.

— Какого чёрта?! А ну убирайся к себе!

Глаза Сайтаке загорелись злобой. Он взмахнул рукой, и у него изо рта пошла чуть ли не пена. Он закричал, плюясь:

— Я? Ни за что! За мной вся Япония! Япония — это я! Я соберу всех под своей рукой и воплощу план!

Сейтенши расправила складки платья, сложила руки на колени, а сама выпрямилась:

— Председатель Сайтаке, давайте перейдём к следующей теме.

Сайтаке ошарашенно поглядел на неё, недовольно цокнул и, махнув рукой, процедил:

— Да, хорошо.

Спустя два часа первая неофициальная конференция подошла к концу. Единственным итогом встречи было то, что Сайтаке и Сейтенши твёрдо решили: они непримиримые враги и сотрудничать никогда не будут.

6

Когда они вышли из отеля, ночь уже опустилась на город. Энджу долго ждала их в машине и теперь спала на коленях у Рентаро, пуская слюни и цепляясь за него руками, чтобы не упасть.

«А ты у нас образцовый охранник», — подумал Рентаро.

Как только они вернутся во дворец Сейтенши, работу можно считать завершённой. Рентаро следовало бы радоваться, что всё обошлось без происшествий, но…

Он поднял взгляд — перед ним, сложив на коленях руки, тихо сидела Сейтенши и меланхолично смотрела в окно.

— Не о чем волноваться, — подбодрил её Рентаро.

Сейтенши, услышав, что он сказал, перевела взгляд на него.

— Я не волну… — она не договорила и медленно покачала головой. — Вы правы, немного… Я всегда верила, что если буду честна с собеседником, он ответит мне тем же, и неважно, кто он. Теперь я ещё больше верю в это.

— То, что вы не смогли договориться, — не ваша вина. Даже у Кикунодзё были бы проблемы с кем-то вроде Сайтаке. Вы хорошо поработали.

Сейтенши озорно улыбнулась, повернулась к нему всем телом и подпёрла рукой подбородок.

— Вы неожиданно добры, Сатоми. И удивили меня сегодня. Несостоявшийся политик… резчик будд… солдат Проекта нового человечества… Похоже, у вас была тяжёлая жизнь.

Рентаро бросил на неё взгляд:

— Чёрт! Не поминайте! Не заставляйте меня вспоминать.

— Вырежьте для меня что-нибудь, ладно?

— Ни за что.

Сейтенши прикрыла рот рукой и рассмеялась. Напряжение в воздухе потихоньку улетучивалось.

— Но смелости вам не занимать. Вы ни в чём не уступили Сайтаке. Думаю, эта черта в вас мне нравится.

— Нравится?

— Да. Все, с кем я общаюсь, от моих преподавателей до Кикунодзё, говорят со мной, как с ребёнком. Никто не осмеливается выговаривать мне прямо, как это делаете вы, Сатоми. Очень занятный опыт.

«А, вот оно что!» — вдруг понял Рентаро. Ещё со времен теракта Кагетанэ Хируко он только и делал, что огрызался на Сейтенши. А потом ещё размышлял, почему охрану правителя доверили ему. Ну… теперь всё встало на свои места.

— Но почему Гроб? У вас есть личная охрана, так? Знаете, как тот парень, похожий на комиссара?..

— Ясуваки? Он… Он не очень-то умеет держать себя в руках. Страшно с ним. Немного.

Пусть Рентаро и безразлично хмыкнул в ответ, но про себя решил, что замечание верное. Похоже, Ясуваки всячески пытался привлечь внимание Сейтенши, но мотивы у него были не то что бы благородными…

Сейтенши достала из маленького холодильника персиковый сок и налила его в стакан. Она предложила и Рентаро, и он не стал отказываться. Парень думал лишь попробовать, но стоило сделать хоть глоток, как прохладная сладость тут же захватила его, и он не заметил, как опустошил весь стакан чуть ли не глотком. Похоже, жажда мучила Рентаро давно, а он не замечал.

Сейтенши поначалу смотрела только на стакан с соком, но потом перевела взгляд на Рентаро. И в её глазах читалась такая решимость, будто она готова залпом выпить бутылёк с ядом.

— Сатоми, ходит слух, что председатель Сайтаке активно налаживает связи с другими государствами.

Машина повернула, и Рентаро слегка качнуло вправо. Энджу на его коленях что-то забормотала сквозь сон. Огни ночного города отскочили лучами от блестящей металлической крыши автомобиля, но тут же оказались позади, а лучи соскользнули и исчезли.

— Продолжайте… — попросил Рентаро.

— Я слышала, что Америка и другие страны тайно связывались с Сайтаке, поставляли ему средства и оружие.

— Но зачем?..

— Вараниум, — Сейтенши на секунду замолчала и вновь подняла взгляд. — Вараниум — материал, ценный для оружия, амуниции и Монолитов, что ограждают нас от гастрей. У стран с маленькой территорией — как у Японии, например, — проблем нет. Но крупным государствам хочется вернуть потерянные земли, и для этого нужно много вараниума. Даже по грубым оценкам оставшегося вараниума недостаточно, чтобы вернуть всё потерянное. А это значит…

Рентаро понимал это даже слишком хорошо, и от этого ему стало горько. Ближний Восток богат нефтью, в Южной Африке много золота и алмазов… Вараниум же находили на островах вулканического происхождения. А значит, основная добыча приходится на Японию.

Совсем недавно Рентаро встретил парня, который сбежал с вараниумовых шахт, и ужаснулся их тяжёлому труду. Добыча вараниума на Неизведанной территории, на первый взгляд, того не стоила — слишком уж велики были риски. Но с другой стороны, постоянно находились люди, готовые работать, ведь доходы тоже были немалые.

Мысли Рентаро сменялись одна другой. Он вновь вспомнил конференцию: та теперь казалась ему лишь тщетными попытками Сайтаке навязать свою волю Сейтенши. Рентаро ещё раз задумался о её словах, и сейчас ему стало ясно, как день, что Сайтаке просто искал предлог, чтобы развязать войну.

— Если Сайтаке получит поддержку других стран, то… — голос Рентаро стих.

— Да. Вероятно, он хочет соединить военный потенциал зон Токио, Саппоро, Сендай и Хаката. В ответ он будет обеспечивать другие государства вараниумом.

— Сайтаке контролируют правительства более крупных стран?

— Не знаю.

Рентаро потёр подбородок.

— Не думаю, что он из тех, кто готов делать, что ему велят.

— И я того же мнения. Другие страны наверняка думают, что Сайтаке у них на крючке, но Сайтаке обычно на шаг впереди… — Сейтенши выпрямилась и продолжила говорить звонким и чистым голосом. — За те десять лет каждая страна закрылась Монолитами, чтобы сохранить хотя бы часть населения. Однако пришло время выглянуть наружу и вернуть себе утраченные земли. Кто бы ни восстановился первым, он станет лидером для следующих поколений. Эта мысль Сайтаке верная. Иначе говоря, тот, кто будет владеть вараниумом, будет владеть миром.

Сатоми, теперь все страны будут связываться с зонами Японии и предлагать нам сотрудничество. Или будут нападать на нас, чтобы захватить шахты с вараниумом. И теперь нас не будут бомбить или сбрасывать баллистические ракеты… теперь в ход пойдут заказные убийства. Станут нанимать служащих гражданской обороны с высокими ИА-рангами… Людей, способных нарушить баланс политических сил.

В мгновение ока все сильнейшие служащие гражданской обороны прибудут в Японию, страну, проклятую несчастьем иметь вараниум. Сатоми, во время предыдущего теракта вы победили Кагетанэ и Кохину Хируко и прогнали Зодиака. К сожалению, Токийская Зона не может себе позволить, чтобы её сильнейший солдат оставался без дела. Мне придется просить вас поработать ещё… Вам придётся работать без выходных. На благо меня и нашей страны.

Рентаро раздражённо топнул. Сдержаться он не мог.

— Это вы так решили! Вы всегда поступаете так, как удобно лишь вам!

— Не могу отрицать.

Сейтенши сложила ладони на живот и скорбно добавила:

— Я тоже могу сгинуть в водовороте событий. Теперь, когда я могу породить дитя, мне придётся поторопиться с наследником. Все вокруг только и делают, что твердят мне об этом. Однако вместо того, чтобы выбирать кандидата с подходящими генами, я бы лучше зачла ребенка в любви. Понимаю, это слишком надменно.

Рентаро чуть было не встал, позабыв об Энджу.

— Отбивайтесь! С чего это вы собрались умирать? Да, Сайтаке опасен, но вы может противостоять ему, разве нет?

Черты Сейтенши исказились в таком скорбном выражении, что Рентаро никогда и не видел.

— И вы твердите то же, что и Кикунодзё?

— Что?

— Сатоми, вы и сами говорите, что узко мыслите. Я же планирую вернуть земли Токийской Зоны и однажды объединить её с зонами Сендай и Осака. Если мы опять будем вместе, то жители вспомнят… вспомнят, что когда-то мы были единой страной? Что когда-то мы были братьями, которые жили под одним небом? А раз так случится… они конечно же почувствуют, что в Токийской и Осакской зонах тесно, как в коробке.

Я не хочу вторгаться в чужие зоны, и даже если меня попытаются убить, я не отступлюсь. Месть и всё подобное — полная нелепость. Попытка смыть кровь кровью — трусость, ничего больше.

Сатоми, а вы знаете, кто страдает от войны первым? Старики и дети. Да, те, кто только открыл глаза и увидел этот мир. Во время послевоенных беспорядков я посещала разные уголки Токийской Зоны. Ездила с матерью. Поездка шокировала меня.

Ужасные условия, никакой гигиены и множество… множество больных детей. Некоторые почти не шевелились, но, когда я улыбалась им, они улыбались мне в ответ своей прекрасной улыбкой. Такой, что лучше не найти. А потом… на следующий день эти дети были мертвы. Холодные, окоченевшие. Над ними роились насекомые…

Сейтенши решительно кивнула головой.

— Не хочу больше такого видеть. Никаких таких ужасов. Я должна быть гарантом мира. Не на словах, а на деле.

Сейтенши сложила руки вместе и сжала их, как для молитвы.

— Сатоми, я не смогу вынести ещё больше печали, чем есть в этом мире…

Рентаро почувствовал, что у него по спине бегут мурашки.

«Да, я уважаю ее, даже привязан… и поэтому есть вещи, которые я не могу простить!»

Рентаро вспомнил, что именно старик Кикунодзё, этот выдающийся ум, после теракта сказал о Сейтенши. В то время Рентаро совершенно не понимал, почему Кикунодзё так ненавидит Проклятых детей, но при этом не злится на Сейтенши… Но теперь, кажется, Рентаро понял, в чём, собственно, дело.

Он посмотрел прямо в глаза Сейтенши:

— Вы — идеалист, а идеалисты гибнут рано.

— Не хочу быть человеком, который молчит о своих идеалах.

— Тогда вам стоить поучиться хитрости. И быть хитрее других.

Сейтенши замолкла.

Рентаро поглядел на Энджу у себя на коленях и поскреб ей спину и плечи ногтями. И только потом он снова посмотрел на Сейтенши:

— То, что вы говорите… глупость. Но на вас я не злюсь.

Сейтенши чуть покраснела.

— С-спасибо большое.

Почти тут же ему что-то заехало в челюсть. В голове зазвенело так, будто он, Рентаро, пропустил мощный апперкот.

Энджу, несмотря на тряску и разговоры, спала долго, но тут проснулась, подскочила и резко выпрямилась. Её взгляд блуждал, не останавливаясь ни на ком. А Рентаро было так больно, что слезы на глаза навернулись.

— Т-ты чего?! — спросил Рентаро, потирая подбородок.

Энджу скрестила руки и кивнула, а потом для верности ещё обернулась.

— Мой Рентаро-радар что-то засёк…

— Р-Рентаро-радар?

— Да, он просыпается, когда Рентаро сближается с неприятными личностями…

Кажется, Энджу заполучила новую бесовскую силу. Девочка поглядела по сторонам, а потом остановила взгляд на Сейтенши. И стала буравить её взглядом.

— Ч-что такое?

— Рентаро тебе не достанется!

— Эм-м… не понимаю, о чём ты…

— Рентаро с планеты Грудей, поэтому ни за что не посмотрит на женщину с грудью меньше, чем у Кисары! Вообще нет! Лучше сдайся..

Сейтенши поглядела на Рентаро с пренебрежением.

— Сатоми… как же отвратительно!

— Э-это ошибка! — Рентаро стал возмущённо отпираться. — Эй ты, маленькая…

Однако Энджу теперь совсем не смотрела на них, а вместо этого изучала что-то впереди

— Рентаро, у меня плохое предчувствие.

Машина уже почти подъехала к перекрёстку четырёх дорог и как раз остановилась на красный. Заморосил дождик, и вода забрызгала стекла, поэтому разглядеть, что там за окно, было практически невозможно. Рентаро наклонился к Энджу, чтобы понять, что она увидела.

Энджу смотрела на маячащую вдалеке башню, едва ли заметную в ночных сумерках — разве что по мерцающим красным огонькам можно было понять, что это она. По крайней мере, ничего не видел лишь Рентаро, а вот Энджу — инициатор, чьи органы чувств улавливают гораздо больше, чем у обычных людей.

Сам не понимая, почему, Рентаро тоже занервничал. Дошло до того, что он чуть ли не молился, чтобы машина поскорей сдвинулась с места. И вот его мольбы были услышаны: светофор загорелся зелёным, и автомобиль тронулся. Рентаро вздохнул с облегчением.

Однако Энджу и не думала расслабляться. Он всё неотрывно глядела на башню. И вот там что-то блеснуло. Лишь в то мгновение Рентаро осознал, что это было дуло. Позвоночник Рентаро задеревенел, и всё же он успел закричать и рывком пригнуть голову Энджу, а потом закрыть телом Сейтенши.

И тут всё случилось.

Со звоном брызнуло стекло, завизжали тормоза, Сейтенши закричала. Машина заскользила по дороге и врезалась в дорожный знак. Рентаро отбросило и впечатало в дверь машины. От удара у него перехватило дыхание, и он едва ли не отключился.

«Снайпер в черте города?!»

— Рентаро! — закричала Энджу.

Рентаро немедленно переключился на неё:

— Энджу, выбирайся! Захвати водителя!

Рентаро пинком открыл дверь и, взяв Сейтенши, — та застыла в шоке, — кое-как выбрался из машины.

Они встали на перекрёстке в центре города. Надо было срочно искать укрытие. Но… далеко они не убежали. Рентаро успел заметить, как дуло снова блеснуло на крыше, и в тот же миг раздался взрыв, который подхватило эхо. Снайперская пуля угодила в топливный бак лимузина — тот взорвался. Машина загорелась, и теперь в воздухе над ней стояло марево. Закричали редкие прохожие, паника пронеслась по улицам. От взрывной волны Сейтенши упала.

Рентаро бросился её поднимать, но та покачала головой — на лице её застыл ужас:

— С-Сатоми, н-не могу… идти…

Рентаро сжал зубы и снова поглядел на верхушку башни.

Дело плохо!

Там снова выстрелили. Он, конечно, прикрыл Сейтенши, но уже понимал: пуля пройдёт насквозь. Он знал, что это прямое попадание, и зажмурился:

— А-а-а-а-а-а-а-а-а-а!

Он услышал крик Энджу и резкий звук удара. Энджу упала и покатилась по земле. Её отбросило ударной волной.

Поначалу Рентаро не сообразил, что произошло, но вскоре понял, что Энджу вынимает из ботинка пулю… Невероятно!

Рентаро и понятия не имел, где там пропадал Ясуваки и остальные парни из охраны Сейтенши, но те как из-под земли выросли и выстроились кордоном вокруг правительницы. Та же ещё переживала шок: бледная, перепуганная, она дрожала и мяла рукава платья.

Вдруг над ними что-то загудело — как будто птица пролетела или насекомое. Рентаро огляделся, но не увидел ничего необычного.

Что это был за звук?

Энджу потянула Рентаро за руку.

— Рентаро, что ты делаешь?! Если ты не поторопишься и не спрячешься…

— Нет, противник уже сбежал.

Рентаро повернул голову: машину уже пожирало пламя, а ветер разносил пепел по всей округе. Чёрный столб дыма поднимался к небу. Прохожие так и не успокоились. Дождь заморосил чаще, и теперь капли стекали по щекам Рентаро. Он промок до нитки, но не замечал того.

Запрокинув голову, Рентаро ещё раз посмотрел на башню вдалеке. Здание находилось примерно в километре отсюда. Если кто и мог ночью, в дождь, выстрелить с такого расстояния да ещё и попасть три раза…

— Ублюдок… Кто ты?!

— Прошу меня извинить, мастер. Я облажалась. Её охранял сильный Гроб. Я сложу Shenfield и немедленно отступлю.

— Гроб? Этого не было в разведданных. Значит, с ней были не те придурки из личной охраны?

Мастер разозлился и теперь клял всё подряд, а Тина тем временем складывала Barrett в кейс.

— А ты не видела Гроба?

— Видела, но дистанция была слишком большая. Я не смогла понять, как он выглядит.

По прикидкам Тины, третий выстрел сбила инициатор. А ведь это был один из самых мощных снарядов… сильнее разве что «Вулкан». И как инициатор смогла?

Очень натренированная… сильный соперник.

Тина уже закончила подготовку к отступлению и теперь собирала взъерошенные ветром волосы в хвост. Её холодный взгляд остановился на тех, кто остался внизу.

— Кто же ты? Кто осмелился встать у меня на пути?