Том 3    
Пролог VIII. Путевой обходчик


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
viangel
2 г.
огромное спасибо за перевод!!!
calm_one
3 г.
Я влюбился.
В этот тайтл.
Будто с головой ныряешь в частью сказку, частью сон, частью бред маньяка. Переплетение обыденной жестокости и помпезной доброты. Наивности и азарта. Идиотской приверженности служебному долгу и раздувшегося до оглушительного "Баммм!" эгоцентризма.
Ну и — герои!..
Ну и — все-таки грань между автором-гением и автором-маньяком тонка...
Ну и — спасибо переводчику. Потому что это ты смогла так филигранно точно передать нюансы мыслей и эмоций. Моя любовь к тайтлу процентов на 80%, думаю, — твоя работа. ;) Точная, яркая, профессионально сильная работа.
ЗЫ А кошелька Web-money для перечислений на Пу эр или Те Гуань Инь нет?
Yoku05
3 г.
>>22983
Я влюбился.
В этот тайтл.
Будто с головой ныряешь в частью сказку, частью сон, частью бред маньяка. Переплетение обыденной жестокости и помпезной доброты. Наивности и азарта. Идиотской приверженности служебному долгу и раздувшегося до оглушительного "Баммм!" эгоцентризма.
Ну и — герои!..
Ну и — все-таки грань между автором-гением и автором-маньяком тонка...
Ну и — спасибо переводчику. Потому что это ты смогла так филигранно точно передать нюансы мыслей и эмоций. Моя любовь к тайтлу процентов на 80%, думаю, — твоя работа. ;) Точная, яркая, профессионально сильная работа.
ЗЫ А кошелька Web-money для перечислений на Пу эр или Те Гуань Инь нет?

Большое спасибо за столь приятный отзыв :oops: :D
К сожалению, балуемся только хардкорным ходзиття. Только карта :mrgreen:
NeSTEA
3 г.
А с какого тома начинать, если посмотрел аниме? Или тут уж идёт в разрез с сюжетами?
Yoku05
3 г.
>>22981
А с какого тома начинать, если посмотрел аниме? Или тут уж идёт в разрез с сюжетами?

Начинайте с первого, кое-какие различия в сюжете есть, да и в аниме показали не все
Leopold
3 г.
Ох, ребяткииии, это было НЕЧТО СОВЕРШЕННОЕ.
LazurN
3 г.
Большое спасибо за перевод~\(≧▽≦)/~
sentence
3 г.
Спасибо за перевод.
zerriz
3 г.
В эпилоге, когда Айзек и Мирия встретились с Майзой и Фиро, они назвались не своими именами, почему на них не сработал запрет?
Yoku05
3 г.
>>22976
В эпилоге, когда Айзек и Мирия встретились с Майзой и Фиро, они назвались не своими именами, почему на них не сработал запрет?

Видимо, потому что они шутили. Когда ты осознанно лжешь, называясь не своим именем, и когда просто треплешься по вдохновению - это разные вещи. Цель запрета - чтобы бессмертные знали о существовании друг друга, чтобы могли в случае необходимости друг друга разыскать. В данном случае Айзек и Мирия понимали, что Майза и Фиро знают, кто они такие на самом деле, поэтому шутка не вызвала у них отторжения. Они ведь не всерьез хотели их обмануть.
Кроме того, Айзек и Мирия не знают, что они бессмертные, поэтому запрет для них, думаю, все-таки работает, но их мозги (и так до крайности легкомысленные))) особо его не фиксируют.
ardor
3 г.
Раз уж переводчик просит отметиться... )
Спасибо за том! Ваши релизы всегда приятно увидеть в новостях.
ken741
3 г.
Проблемы с fb версией
Там ни текста ни иллюстрации
Мордоблядское Козлопроёбище
3 г.
Одно из немногих произведений, которое не стыдно показывать и довольно взрослым людям.
Спасибо, что не забрасываете это дело, амиго!

Пролог VIII. Путевой обходчик

Поздним вечером в купе проводников молодой проводник и его старший коллега вели непринужденный разговор.

— А что, вы не знаете историю о Путевом обходчике?

Из всех страшилок молодому проводнику эта нравилась больше всего. Рассказчиком он был так себе, но почему-то эта история наводила страх на всех без исключения.

Правда, когда он днём поведал её бармену Йону, тот ограничился кратким: «Чушь». Но от старшего коллеги стоило ожидать реакции поинтереснее.

— История на самом деле коротенькая. О монстре, который, скрываясь в ночной темноте, преследует поезд.

— О монстре?

— Ага. Он скользит во тьме, принимая самые разные формы, и медленно, постепенно подбирается к поезду. Иногда он предстаёт в виде волка, иногда обращается туманом, иногда — точно таким же поездом, иногда — безглазым гигантом, иногда — десятками тысяч глазных яблок… В общем, какую бы форму он ни избрал, главное, что он по рельсам гонится за поездом.

— А когда догоняет, что делает?

— Вот это хороший вопрос! Поначалу никто ничего не замечает. Но со временем начинают твориться всякие странности, и все в конце концов понимают, что это именно он.

— Почему?

— Потому что люди начинают исчезать. Сначала из последнего вагона и постепенно продвигаясь всё дальше, один за другим… А когда никого не остаётся, весь поезд тоже исчезает, будто его никогда и не было.

Услышанное заставило пожилого проводника задать вполне логичный вопрос:

— В таком случае, как об этом узнают?

Но молодого коллегу он ничуть не смутил, ведь он его ожидал.

— Ну так, разумеется, потому что кое-каким поездам удалось спастись!

— И каким же образом?

— Не спешите, я до этого дойду. Ещё всё впереди! — молодой проводник радостно приступил к самой важной части истории. — Так вот, если кто-то расскажет об этом в поезде… он явится! Путевой обходчик!

И тут, судя по изменившемуся выражению лица, у его старшего коллеги резко пропал интерес.

«Чёрт! Зря я так весело рассказывал!»

Но останавливаться было уже поздно.

— Но есть один способ, чтобы он не пришёл!

— Погоди минутку, пора.

С этими словами пожилой проводник включил буферные фонари, чтобы подать сигнал машинисту.

«А я как раз подобрался к самой интересной части…»

Молодой проводник, ёжась от желания поскорее продолжить рассказ, пристально наблюдал за действиями старшего коллеги.

Поначалу он недоумевал: на строительство этого поезда было потрачено столько денег, неужели нельзя было выделить и на оборудование вагонов радиосвязью? Но увидев мигающие по бокам последнего вагона мощные лампы, он изменил своё мнение. Для этого состава внешнее убранство и атмосфера были важнее практического удобства. И эти условные сигналы наравне с пышными украшениями по бокам вагонов были необходимы прежде всего, чтобы подчеркнуть уникальность поезда. Он был построен на деньги нуворишей, а для них очень важно производить впечатление. И не пристало проводнику критиковать тех, из чьих рук он получает зарплату.

Молодой человек невольно усмехнулся и вздохнул.

Между тем его старший коллега завершил сигнал связи. Молодой проводник расплылся в широкой улыбке и продолжил свой рассказ:

— Так вот, на чём я остановился. Чтобы спастись…

— Нет-нет, погоди, узнавать ответ наперёд — это скучно. Я, знаешь ли, тоже слышал похожую историю, давай я первый её расскажу?

«Ух ты!»

Молодой проводник, обожающий страшилки, с готовностью ухватился за предложение коллеги.

— Предлагаете обменяться информацией о способах спасения? Давайте, так интереснее!

В ответ пожилой проводник как-то странно на него посмотрел. В этом взгляде молодому коллеге почудилась смесь жалости и презрения, и это его насторожило, но любопытство пересилило.

— Да, собственно, обычная история, каких полно. История о лемурах… Привидениях, которые так боялись смерти, что обратились в духов ещё при жизни.

— Угу…

— Но у этих привидений был великий лидер. И этот лидер ради воскрешения своих преданных последователей попытался достучаться до тех, кто их страшится. Но эта страна, Соединенные Штаты, испугалась возвращения к жизни этих мертвых! И лидера привидений решили запереть в могиле!

Выражение лица и тон пожилого проводника становились всё свирепее, и, хотя молодой человек не понимал, к чему весь этот рассказ, по его спине пробежал неприятный холодок.

— Э-эм, я не очень…

— И тогда! Оставленные сами по себе привидения подумали: «А давайте захватим поезд с сотней с лишним пассажиров, включая семью сенатора, и потребуем взамен освободить нашего лидера?». Понятно, если дело получит огласку, власти едва ли пойдут на сделку, учитывая твердую позицию этой страны не вести переговоры с террористами. Поэтому захват заложников — лишь дополнительное средство, чтобы отвлечь их и не дать время всё взвесить до тех пор, пока поезд не прибудет в Нью-Йорк.

— Погодите, вы же не имеете в виду семью сенатора Бериама? Вы что, говорите об этом поезде? Что всё это значит, объясните, пожалуйста?!

Молодой проводник, с запозданием заподозривший неладное, отступил на шаг от старшего коллеги.

— Объяснить? Так я же прямо сейчас и объясняю. Честно тебе признаюсь, никогда не думал, что моя официальная работа когда-нибудь так сильно пригодится. Короче говоря, как только мы прибудем в Нью-Йорк, этот поезд станет крепостью лемуров! Заложники послужат нам прикрытием, пока мы не скроемся где-нибудь на железнодорожных просторах. Полиции никак не уследить за всеми направлениями одновременно.

— И… И кто же руководит этим планом? — на удивление спокойно спросил молодой проводник, делая ещё один шаг назад. Но на этом свободное пространство купе закончилось, и он стукнулся спиной об стену.

— Завтра нашего великого лидера, мастера Хьюи будут допрашивать в прокуратуре Нью-Йорка. Поэтому ради его спасения был выбран именно этот поезд!

Молодой человек, сохраняя на лице невозмутимое выражение, повернулся к коллеге.

Ему приходилось слышать о «лемурах». Если он правильно помнил, как раз вчера арестовали лидера террористической группы, которая называла себя именно так.

— Зачем вы мне это рассказали? — спросил молодой проводник.

То, что начиналось как обсуждение выдуманных страшных историй, обернулось для него кошмаром наяву.

Не отрывая взгляда от молодого коллеги, пожилой проводник, он же подчиненный Гуса, сказал:

— Мастер Хьюи милосерден. Мне есть чему у него поучиться. Ты счастливчик, ведь ты умрёшь, зная, почему.

Он достал из кармана пистолет и приступил к завершающей части своего рассказа.

— А теперь самое главное, насчёт способа спасения… Ответ такой: «Все, услышавшие эту историю, немедленно умирали. Способов спастись не было».

С этими финальными словами он направил дуло в лицо молодого проводника и нажал на спусковой крючок.

Но выстрела не произошло.

— Что!..

Рука пожилого проводника онемела от боли. Палец, что должен был нажать на крючок, ощутил лишь неумолимую пустоту. Пистолет, взлетев к потолку, упал точно в ладонь молодого человека.

За мгновение до выстрела тот хлёстким движением ноги выбил оружие из руки пожилого проводника. При этом верхняя половина туловища молодого человека оставалась неподвижной, поэтому заметить и предупредить удар не получилось.

Молодой проводник прижал дуло ко лбу своего старшего коллеги — ко лбу террориста.

— Способ спастись есть. Нужно всего лишь убить раньше, чем убьют тебя.

Он выглядел совершенным незнакомцем.

Террорист задрожал. Не из-за страха перед пистолетом. А потому что заглянул в глаза того, кто его держал. На смену сияющим в предвкушении страшных историй незамутненных юных глаз пришли маслянисто поблёскивающие непроглядные омуты, грозящие поглотить… нет — уничтожить всё, что в них отразится.

Концентрированная тьма из ненависти, жалости и презрения. Слепящее чёрное пламя, втягивающее в себя всё вокруг… Что же должен был пережить человек, чтобы его глаза стали такими?

Дрожа под их взглядом, пожилой проводник вдруг вспомнил, что уже видел похожие глаза у одной из террористов — у Шане.

Но сейчас это не имело никакого значения. Ведь его собирались убить. Без малейших колебаний.

— П-погоди, постой, пожалуйста, Клэр

— Не собираюсь, — отрезал молодой проводник — Клэр Стэнфилд — и надавил на спусковой крючок.

Медленно, будто наслаждаясь моментом приближающейся смерти.

Времени, чтобы сбежать или оказать сопротивление, было достаточно. Но террорист не смел пошевелиться под взглядом Клэра. В его глазах он прочёл обещание, что в противном случае его будет ждать нечто намного страшнее, чем просто смерть.

На мгновение палец молодого человека замер.

— Так вот, на чём я остановился? Чтобы не дать Путевому обходчику явиться, нужно «поверить в эту историю». А если же он всё равно придёт, достаточно «скрываться от него до восхода солнца». Но тебе это уже не поможет.

От легкомысленного тона не осталось и намёка. Он говорил резко и отстранённо, словно вместо слов метал в свою жертву ледяные лезвия.

— Путевой обходчик обязательно явится. Этот выстрел разбудит его. Он проснётся после твоей смерти.

Палец, лежащий на крючке, вновь напрягся. Одновременно с этим пожилой проводник будто очнулся от транса и открыл рот, чтобы закричать. Поднял руку, чтобы ударить.

Но было уже поздно.

— Умри, жертва.

Прогремел выстрел.

Его грохот сотряс рельсы…

И понёсся по ним далеко-далеко…

В бесконечные дали…

На стене тесного купе проводников появилась большая красная клякса.

И практически в тот же миг входная дверь открылась.

— Чё за фигня? — раздался за спиной Клэра возглас.

Тот развернулся и увидел недоуменно моргающего круглыми глазами проводника.

В фирменной белой форме с надписью «Flying Pussyfoot».

— Ты кто? — с пустым лицом спросил Клэр. В поезде должно было быть только двое проводников — он и этот, пожилой. Кстати говоря, как там его звали?..

Мужчина в белом замахал руками.

— Пожалуйста, уберите эту штуку, опасно же! Я вам не враг! — улыбаясь, попросил он.

Вместо этого Клэр направил на него пистолет.

— Человек, сохраняющий самообладание в подобной ситуации, не вызывает у меня доверия, — весьма разумно заметил он и прижал палец к спусковому крючку. — Кто ты и какова твоя цель? Отвечай.

— Упс, а ты смышлёный.

Тон мужчины резко изменился, а лицо его исказила зловещая ухмылка. Но Клэр, которому пришла в голову новая мысль, вдруг уронил пистолет на пол.

Ненастоящий проводник изумлённо опустил на него взгляд. Он ещё не посмотрел Клэру в глаза, поэтому не сомневался в своём превосходстве.

— Ты чего?

Но в ответе Клэра звучала та особая уверенность, которую ничто не могло поколебать в принципе:

— Ты не из тех, кто начинает трепать языком, стоит пригрозить им пистолетом. Поэтому я решил сразу приступить к пытке.

Ненастоящий проводник так и прыснул.

— Чего-чего?! К пытке?! Ты из какого века свалился, дружище?

Не обращая внимания на гогочущего мужчину, Клэр щелкнул замком боковой двери, ведущей на площадку позади вагона. Из открывшегося проёма задул сильный холодный ветер.

— Эй, ты чё творишь? Нет, спасибо, конечно, что выбросил пистолет!

Продолжая ухмыляться, ненастоящий проводник сунул руку в карман.

— Ты теперь безоружен, а у меня самого есть пистолетик… Э?

Он отвлёкся лишь на секунду, но Клэр успел исчезнуть.

«Не мог же он выйти на площадку и свалиться?»

Мужчина достал пистолет и осторожно направился к двери.

Выглянув наружу, он повёл пистолетом влево-вправо, но не увидел ничего, кроме задней стены вагона и бескрайнего ночного пейзажа.

«Он остался внутри!»

Мужчина торопливо обернулся, и в этот самый миг некая чудовищная сила дёрнула его за штанину.

Ненастоящий проводник, не успев даже вскрикнуть, рухнул на пол купе. Но то, что схватило его за ногу, не отпускало и продолжало тянуть к себе.

— Эй! Эй-ей-ей-е-е-е-е-ей!!!

Скользя животом по полу, он приподнял голову и посмотрел себе за спину. И не поверил собственным глазам.

Его тащила высунувшаяся откуда-то из-под открытого дверного проёма рука в рукаве от пиджака фирменной формы проводников.

«Это что… Он?! Быть не может! Как он!.. Снизу!..» — промелькнуло у мужчины в голове.

Вот он уже снаружи — по телу безжалостно захлестал холодный ветер. Всё произошло так быстро, что мужчина едва успел отметить, что падает.

Он приготовился к удару, но вдруг застыл прямо в воздухе — Клэр обхватил его сзади.

Ненастоящий проводник не знал, что и думать, все мысли в голове спутались.

Клэр, зафиксировав ноги между деталями ходовой части, с поразительной легкостью удерживал взрослого мужчину параллельно железнодорожному полотну.

И начал плавно наклонять его к земле.

Посреди грохота поезда и гула ветра ненастоящий проводник различил тихий шёпот прямо у своего уха:

— Итак, спрашиваю ещё раз… Кто ты?

Мужчина действительно был уже не прочь поговорить, но в то же время выдавать себя просто так не хотелось. Он попытался завести себе за спину правую руку, в которой всё ещё сжимал пистолет.

— Жаль.

Тело мужчины сильно изогнулось, и его правая рука оказалась прижата к земле.

— Гха-а-а-а-а-а-а!!!

Всю руку от кончиков пальцев до плеча пронзила невыносимая боль, сопровождаемая страшной вибрацией. Мужчина хотел поднять руку, но цепкая хватка Клэра ему не позволила.

Пара секунд — и пистолет выбило из ладони. Её саму вскоре тоже оторвало.

— Кто ты? — повторил свой вопрос Клэр.

Но ответом ему был мучительный вопль.

Клэр наклонился, вновь прижимая руку мужчины к железнодорожному полотну.

К тому моменту, когда ненастоящий проводник лишился всей руки до самого плеча, Клэр уже знал о нём практически всё.

Что его зовут Дюн, и что он состоял в клане Руссо. Точнее, подчинялся непосредственно Ладду Руссо, и что они вместе с ним и ещё несколькими приятелями недавно откололись от «семьи».

А теперь эти гангстеры собирались захватить поезд и убить половину пассажиров, после чего въехать с кровавой помпой в Нью-Йорк.

Клэр про себя невольно задался вопросом, в своём ли уме этот Ладд, но, судя по описанию, он был тем ещё маньяком, для которого безумие было неотъемлемой частью повседневной жизни.

Согласно их плану, они собирались убить и сбросить тела проводников с поезда, чтобы другие гангстеры их подобрали, предъявили железнодорожной компании и, пока состав ещё будет в пути, стребовать с руководства как можно больше денег.

После чего они бы остановили Flying Pussyfoot в условленном месте, сели в машины к товарищам и скрылись в неизвестном направлении. Перед этим добив всех живых — Ладд бы не оставил свидетелей.

Дюну же поручили захватить купе проводников, ради чего он и раздобыл форму.

— Зачем? Если вы хотите захватить поезд, вам достаточно просто нас перестрелять, какой смысл было надевать форму? — спросил Клэр.

С лица гангстера не сходила улыбка. Его психику явно надломили пережитые мучения.

Но именно этот ответ заставил Клэра воспылать настоящей ненавистью.

— Хе, хе-хе, хе… Просто так! Для настроения! Ладд обожает такие штуки! В форме проводника убивать проводников веселее! А потом, когда я пойду по вагонам, пассажиры будут встречать меня с надеждой! Как спасителя! А он именно в этот момент будет их убивать! Классная же идея! Хи-хи, хи, хи-хи-хи-хи-хи…

Повисло недолгое молчание. Чёрное пламя в глазах Клэра померкло, и их взгляд почти стал прежним. На лице мелькнуло беспокойство. Слегка нахмурившись, он спросил:

— Где ты взял форму? Это фирменная форма Flying Pussyfoot. Она есть у считанного числа людей.

— Хи, хи-хи! Утром, перед отправлением! Взял её у твоего сменщика! Бледный такой, с короткой стрижкой!

Тони. Перед внутренним взором Клэра всплыло знакомое лицо коллеги. Весельчака с итальянскими корнями, который научил его всему, что должен знать проводник.

— И… что ты с ним сделал?

— Хи-хи! Сейчас им уже, должно быть, лакомятся канализационные крысы! — выпалил Дюн, и лишь после сообразил, что этого говорить ни в коем случае не следовало.

Боль затуманила рассудок, и он дал волю языку, на секунду забыв, что находится на грани жизни и смерти.

— Нет, стой, погоди! Всё не так! Я соврал!

Но сказанного не воротишь. Правая ладонь Клэра опустилась на затылок гангстера, а тьма в его глазах стала ещё насыщеннее, чем прежде. Уже ничто в нём не напоминало о беззаботном молодом проводнике.

Не в силах сопротивляться, Дюн наклонился, приближаясь лицом к земле.

— П-п-постой! Ты ведь тоже убил того проводника! Сам-то ты кто такой?!

Но истеричный крик гангстера не произвел на Клэра никакого эффекта: он продолжал медленно и плавно опускать его всё ниже к железнодорожному полотну. Перед глазами Дюна проносился бесконечный поток щебня и песка. На такой скорости он сравним по воздействию с мясорубкой — что уже было доказано на правой руке гангстера.

За секунду до того, как его нос царапнул землю, Дюн услышал шёпот Клэра:

— Кто я? Я Клэр Стэнфилд. Хотя в рядах мафии меня больше знают как Вино.

«Вино! Я слышал это прозвище! Точно слышал! Киллер, работающий по всей стране! Жестокий убийца, оставляющий после себя море крови, поэтому его и прозвали «Вином»! Так что же получается, он работает проводником? Тогда понятно, как он умудряется в короткие сроки оказываться в самых разных местах… Но чёрт с ним, пожалуйста, кто-нибудь, спасите-помогите-мне-конец-хана-всё-крышка!..»

— Но сейчас я делаю это не как Вино.

«Да плевать мне, как кто, пожалуйста-спасите-пощадите-умоляю-не-е-е-тдргхбрбрбдрдрбрдрррррр».

Практически одновременно с тем, как лицо Дюна коснулось земли, зрение, сознание и жизнь навсегда его покинули.

Клэр затащил труп гангстера в купе проводников и бросил на пол. От брызг крови на форме молодого человека не осталось ни единого белого пятнышка.

Голова трупа была повернута под неестественным углом, а лицо превратилось в жуткое кровавое месиво. На посторонний взгляд всё выглядело так, будто на беднягу напал какой-то бешеный свирепый зверь. Никто бы не подумал, что такое мог сотворить человек.

Клэр не стал вытирать лицо от крови, наоборот — пальцами добавил под глазами алые дуги.

Возможно, для него этот жест имел особое, ритуальное значение.

Дюн уже не мог услышать продолжение фразы, поэтому Клэр договорил для самого себя:

— Потому что для вас я монстр. Монстр, который уничтожит всех вас.

Глядя в пространство, он зловеще улыбнулся.

— С этой секунды для этого поезда я… Путевой обходчик.