Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
Linamalina
30.12.2017 23:46
Огромное спасибо переводчикам, что взялись за эту историю. Как в первый раз посмотрела аниме, искала оригинал и натыкалась лишь на отдельные главы. Давно отчаялась, а теперь узнала, что Вы переводите.
Я очень рада, пусть работа над этим и другими проектами дается легко ^_^
calm_one
03.10.2017 12:40
Не читая (данный тайтл этого переводчика) скажу, что качество перевода точно хорошее. А остальное... Что ж, приступим. :)
Yoku05
02.08.2017 14:33
>>22967
стоит читать?

Стоит.
haruhiro
02.08.2017 13:55
стоит читать?
Ответы: >>22968
sentence
24.06.2017 09:11
Спасибо за перевод.
Lero
31.01.2017 22:12
Хм, неожиданно. Но сколько счастья я сейчас испытываю видя что тут, в этом потрясающем месте , появился замечательный перевод замечательной Шумихи. (Дальше крик души фаната :D)
Когда-то давно, устав от статичной графики в других анимах и отчаявшись, я увидела ЕГО. Это был опенинг Шумихи. Ооо, я была сражена! Посмотрела все взахлеб, насколько можно было взахлеб смотреть с, на тот момент, медленным интернетом. В озвучке небезызвестного Кубы. Потом ещё раз, и ещё~.
Интересный сюжет, вагон юмора, не меньше драммы. И никакого гарема, учеников академий с мечами и девочек цундерек подручных (не в обиду да было сказано). ПУСТЬ вас, кто осмелится это все таки прочесть это не пугает! Ведь Америка 30х! Мафиозные разборки, эксперементы, алхимики и по среди всего этого 2 человечка что только в 2001 осознали бессмертие! ЭТО того стоит. О, это бесподобно!
Сколько же умиления я испытала с Айзека и Мирии и их невероятных воровских махинаций, столько же безумного восторга от Лада Руссо и Луа и того момента на крыше поезда (девичье сердечко ёкнуло, да). Мега опытные братья Гандор. Очеровашки Фиро и Эннис. Малыш Чес. Меняющий для себя реальность Вино. Шейн, Хью, Джакуззи(?) Нисс и Ко! А уж Майза~ ммм~ Я влюбилась во всех, а уж когда прочла то что было на русском, из ранобэ, любимчиков то по прибавилось (а уж с перца что убегая от кгб замерз в ледниках вообще угарнула) :D
В общем я мечтала но не надеялась что когда нибудь Баккано появится тут, ведь не в правилах, обычно, в Руре брать проекты что уже есть в частичном ли, в ещё каком переводе. Но вот, он есть. С японского и быстрый, качественный. С Русскими цветниками и качественными чб'шками...
Что-то я расписалась, пора закруглятся. К чему все это введение? К благодарности, большой, безумно чистой, сердечной. Спасибо всем кто работал, работает, будет работать над этой невероятной серией.
Преданный фанат Шумихи, Нариты, РуРанобэ. L
Scover
20.12.2016 03:40
О, годный перевод подъехал! А то помню читал в переводе какого-то оригинала, который такие там перлы выводил, типа "бездонная бездна" и "тёмное спокойствие в глазах".
Yoku05
14.12.2016 13:46
>>22962
А на каком томе закончилось аниме?
В аниме (если с овашками) показаны вперемешку события в основном трех первых томов. Но не все и не совсем так, как в самих томах. Плюс затронуты частично тома 4 и 14, совсем чуть-чуть из 5 и 6.
Кажется, ничего не упустила. Но вполне возможно, что мелькали эпизоды и из других.
ravenone
14.12.2016 05:30
А на каком томе закончилось аниме?
Ответы: >>22963
Tar di S
11.12.2016 00:57
те, кто хочет почитать по-настоящему интересную историю, добро пожаловать. Сам я смотрел аниме и читал на англе ранобэ, поэтому могу смело заверить всех, что это лютая годнота.
Yoku05, большое спасибо за перевод с лунного!
Baklajan_Ybiza
10.12.2016 21:15
Нью-Йорк эпохи «сухого закона».
Пока на Манхэттене не воссоздали эликсир бессмертия…
Kappa
GENA
10.12.2016 08:28
Походу дождался.
Draper.up
10.12.2016 01:45
Наконец-то смогу читать что-нибудь онгоингом, начиная с первого тома
adamantius
10.12.2016 00:49
Дабы освежить себе память:
[soundcloud]https://soundcloud.com/sonchestra/baccano-opening-guns-roses[/soundcloud]
NedStar
10.12.2016 00:18
Воувоувоу

День второй

Город подставляет под лучи поднимающегося из-за горизонта солнца свежее, умытое от косметики лицо.

Сегодня тоже с самого утра было ясно. Из-за усилившегося мороза воздух приобрел кристальную прозрачность, а небо теперь напоминало замерзшую водную гладь.

— И что теперь делать…

— Что же делать!

Уже второй раз за последние несколько часов жаловались Айзек и Мирия.

— Кто же знал… что там вино…

— Что это вино!

Они думали, что в украденном ночью деревянном ящике будут сокровища гангстеров или плотные ряды пачек денег, но эти надежды оказались разбиты в пух и прах. Какое разочарование.

— Но зачем они втроем несли куда-то эти две бутылки?.. Да еще посреди ночи?

— Может, решили выпить их дома?

— Ладно, что уж теперь гадать. Это наша добыча, стоившая нам японского шлема, маски и смокинга.

Смокинг в итоге тоже пришлось выбросить. Мирия, разумеется, платье в переулке снимать не стала, но тоже уже успела переодеться, а черный наряд теперь лежал в сумке.

Сейчас они были в костюмах священника и монахини. Как и прежде, затеряться в толпе им явно не грозило.

— Слушай, я понял, это наверняка элитное вино! Такое, что можно получить, только победив дракона, мифический напиток богов!

— Прико-ольно!

Как ни удивительно, они оказались не так далеки от истины.

— Ну… И что мы с ним будем делать?

— Выпьем?

— Хм-м… Выпить — это, конечно, можно… Но целых две бутылки…

— Тогда продадим?

— А их кто-нибудь купит?.. Наверное, стоит показать специалисту… — Айзек осекся, будто что-то вспомнил. — Точно! Давай отдадим их ребятам Мартиджо? В благодарность за мед!

— Давай! Ой, они наверняка обрадуются! Они же говорили, что у них весь алкоголь с медом!

— Это будет хорошим поступком!

— Ага! И умершие дети наконец упокоятся с миром!

Закончив это во многих смыслах надуманное обсуждение, парочка отправилась в «Альвеаре».

* * *

В итоге Эннис так и не вернулась к Силарду. Немного поразмыслив, она решила для начала поговорить с этими двумя и возобновила их поиски.

Но в Нью-Йорке, если раз кого упустишь, найти его вновь — задачка не из легких.

— Если все так и дальше пойдет… Господин Силард меня…

Она и так уже сильно опаздывает, скоро Силард наверняка что-то заподозрит и, возможно, решит от нее избавиться. А он способен ее убить, даже если она будет от него на другой стороне планеты.

Эннис, сдавшись, уже повернула назад, когда заметила вдалеке священника с монахиней.

«Ах, существует ли на самом деле Господь? И если да, как вымолить у него помощи?» — подумала она, скользя взглядом по лицу стоящего через дорогу священника.

Которое оказалось до боли знакомым.

Если Господь действительно существует, и в его руках судьбы всех живых… Какой же он расчетливый… и жестокий.

* * *

— А-а, доброе утро, Майза, — ближе к полудню заглянул в «Альвеаре» Фиро.

Несмотря на вчерашние посиделки хмель успел весь выветриться, и организм его был полон сил.

— Доброе утро. Как тебе первый день новой жизни?

— Пока еще не очень верится… Так-то она еще вчера началась.

Сегодня ему дали выходной, а с завтрашнего дня он должен был встать во главе игрового зала.

Фиро, проснувшись пораньше, уже успел сходить туда и поздороваться с новыми подчиненными, после чего, за неимением других дел, пришел в клуб на обед.

Но только он сел за столик… Как со стороны входа — двери в лавку меда — послышался шум.

Весь алкоголь днем прятали в другом месте, поэтому внезапных облав опасаться не стоило. Вот и Фиро без всякой задней мысли обернулся в сторону открывшейся двери.

Но кого-кого, а священника и монахиню он увидеть точно не ожидал.

— Ага, вы здесь, хорошие люди!

— Хорошие люди здесь!

Манера речи этих двоих явно не соответствовала облачению. Да и их лица и рост были Фиро знакомы.

— А… Э-эм, Айзек и… Мирия?

— Прямо в точку!

— В точку!

— Не знал, что ты священник…

— В смысле? А я не священник?

— Он не священник?

— Но…

На их лицах появилось выражение искреннего недоумения, и Фиро почудилось, что у него начинается мигрень.

— Мы принесли вам вино в благодарность за вчерашнее… Точнее, мы не знаем, вино это или нет, но явно что-то хорошее!

— Определенно хорошее!

— Вы вообще о… чем…

Заметив в руках Айзека деревянный ящик, Фиро застыл на месте.

Он уже его видел. Последние сомнения отпали, когда он узрел его содержимое.

Именно этот ящик нес вчера тот высокомерный старик. А Фиро…

Эннис не решилась окликать их посреди улицы, поэтому пошла за ними молча.

В итоге Айзек и Мирия в костюмах священнослужителей привели ее к лавке меда.

Она недолго подождала, но они все не выходили.

— И что теперь делать…

Эннис, собравшись с духом, хотела зайти следом, но тут заметила приближающуюся к магазину группу людей и поспешила отбежать в сторону.

Уже на расстоянии она увидела, как из лавки вышло четверо. Айзек и Мирия. И…

Когда она разглядела лица двух других, у нее едва не остановилось сердце.

Она знала этих мужчин.

Точнее сказать, видела впервые, но отлично помнила благодаря переданным Силардом знаниям.

Один из них был когда-то товарищем Силарда. И именно его, алхимика Майзы Аваро, знания Силард так хотел заполучить.

Вторым же… был тот самый юноша, имени которого она не знала, но он зачем-то ее разыскивал.

Четверо коротко распрощались, и Айзек с Мирией ушли в сторону центра, а Майза и юноша вернулись в лавку.

Убедившись, что деревянный ящик находился в руках Майзы, Эннис тут же развернулась и бросилась назад к Силарду.

«Не знаю, как так могло произойти… Но пока Айзека и Мирии там нет…»

Почему тот юноша ее искал? Может, Майза ему все о себе рассказал и попросил выследить ее?

Что их связывает с Айзеком и Мирией? Вдруг Майза каким-то образом их использует?

Как бы то ни было, главное — обеспечить им возможность скрыться после того, как Силард поглотит Майзу.

У Эннис и мысли не возникло, что Айзек и Мирия могли быть заодно с Майзой и познакомились с ней по его просьбе. Ведь их встреча была чистой воды случайностью… Но прежде всего потому что ей нравилась эта глупая парочка.

Вот и вся причина.

* * *

— Эннис, объяснись. Где ты все это время пропадала, и что стало с законченным эликсиром?

Когда она вернулась в дом у Центрального вокзала, кроме Силарда там никого не было.

Все старики были в той или иной степени людьми занятыми и не могли позволить себе несколько дней подряд отсутствовать на работе. Хотя среди них все же нашлись те, кто хотел ждать законченного эликсира до победного конца, но под суровым взглядом Силарда они тоже предпочли вернуться к себе.

Далласа с его дружками тоже не было видно. Да и едва ли они бы посмели вернуться. В противном случае они уже давно внутри правой руки Силарда.

Эннис коротко и четко рассказала о случившемся, умолчав об Айзеке и Мирии и представив все так, что это Майза украл эликсир.

— Майза?!

Реакция Силарда была предсказуемой. Он не забывал о Майзе ни на минуту. Можно было не волноваться, что его вдруг заинтересуют Айзек и Мирия.

— Подгони машину, Эннис. Я отправлюсь к нему… Я обязан лично поглотить Майзу… Хих… Хха-ха-ха-ха-ха! Как бы он ни готовился к нашей встрече, все будет напрасно! Я поглощу его, чего бы мне это ни стоило! Скорее, Эннис! Не хватало, чтобы кто-нибудь еще выпил законченный эликсир, потом же и их поглощать придется!

— Прощу прощения… Но если Майза знает о нас, вам не кажется, что он заставит как можно больше своих соратников выпить законченный эликсир?

— Нет, на этот счет можно не беспокоиться. Он как никто другой ненавидит бессмертие! Узнав про эликсир, он, скорее всего, уничтожит его на месте… Как будто мне от этого что-то будет!

Этого знания не было среди тех, что Эннис получила от поглощенного ею алхимика. Ей было известно лишь то, что если бы Майза вовремя не проснулся, жертв, убитых Силардом, на том корабле было бы вполовину больше.

— Пистолет захвати. В этот раз позволим себе вдоволь пошуметь. Раз уж на то пошло, почему бы не убить заодно и всех ньюйоркцев!

То были слова, достойные опасного безумца... Но если учесть, что обычно Силард всегда и на все смотрел с выражением смертельной скуки на лице, сейчас он казался живее всех живых.

Чем страшно напугал Эннис.

Колесо судьбы катится по ступенькам спиральной лестницы, и от его грохота вся конструкция начинает сотрясаться.

* * *

— Чё терь делать, Даллас…

— Тихо!.. Давайте подумаем, как смотать из этого города.

Даллас с дружками сидели в незнакомом баре. Специально выбирали такой, куда еще ни разу не заходили. За потерю законченного эликсира, да еще из-за какого-то перца их бы немедленно поглотили, имей они глупость вернуться. И сопротивления не окажешь — вряд ли Силарду страшны нож или пуля.

— Уберемся из города… Но перед этим закончим одно дельце.

— Дельце?

— Что непонятно? Убьем того зеленого выскочку Фиро!

* * *

Полицейские наконец-то покинули офис клана Гандоров.

— А-а-а-а-а-а-а!!! Проклятье-е-е-е-е!!!

Какое-то время молчавший Берга схватил первый попавшийся под руку стул с круглой сидушкой и со всех сил ударил им об пол.

С сухим треском во все стороны полетели щепки.

Поймав одну, Лак сказал:

— Успокойся, Бер… Ломая стулья, делу не поможешь.

— Как тут успокоиться?! Это ты мне лучше скажи, чего ты такой спокойный?!

— Если не возьмем себя в руки, мы не сможем отомстить за Майка и остальных… И потом, я может, и спокоен, но зол.

Он с силой сжал в кулаке щепку. Между пальцами на пол закапала кровь.

— Да, то, что я испытываю сейчас, это точно злость. Злиться и оставаться при этом спокойным — звучит противоречиво, согласен, но это так. Все это время я только и думаю, как утихомирить эту злость, но какие бы варианты на ум ни приходили, ответ лишь один. Месть. Пускай мне самому это кажется глупым, но когда я прикидываю, как лучше поступить, когда мы найдем этих уродов: сдать их копам или разобраться с ними самим, во мне просыпается жгучее желание собственными руками оторвать им головы. Так что едва ли меня можно назвать таким уж спокойным. Но чувствую, если я остановлю эту круговерть вопросов и ответов, я просто-напросто схвачу пистолет и пойду лично разыскивать этих ублюдков по всему городу, стреляя во всех, кто окажется у меня на пути, и в копов, и в гражданских. Поэтому, пока я еще адекватен, хочу тебя попросить, Бер. Если я все-таки сорвусь, обязательно меня останови, как угодно, хоть кулаком, хоть пулей. Хотя бы вы… понимаю, это нечестно с моей стороны, но вы с Китом должны сохранять спокойствие.

В течение всего этого длинного монолога выражение на лице Лака не менялось, он даже ни разу не моргнул.

— Понял… — после недолгой паузы отозвался Берга. Ему передался жар черного пламени, что ревел в груди младшего брата, и его собственная ярость улеглась. — Прости, Лак. Но все равно ты куда спокойнее меня.

Кит молча наблюдал за братьями. По его невозмутимому лицу было невозможно понять, о чем он думает.

— Пора выдвигаться… Соседние группировки наверняка на стреме из-за визита к нам копов… И нужно сообщить им о случившемся… Обменяться информацией и предупредить… — Лак тихим голосом обозначил план действий.

Прежде всего Гандоры решили обойти офисы ближайших к ним «семей».

— И да… давайте начнем с Мартиджо. Если целью являются подобные нашему небольшие кланы, они могут стать следующими. Или, как вариант, им может быть что-то известно…

* * *

— Ну что ж… Грустно, но нам придется покинуть этот город.

— Сбежать, да?

Парочка грабителей шла по направлению к вокзалу.

— Однако тебе не кажется, что вокруг как-то много полицейских?

— И правда много!

Это же не их разыскивают? Их маскарад продуман до мелочей, да и в лицо их никто не видел.

Заметив, судя по всему, главного, раздающего другим полицейским указания, они подождали, когда он останется один, и заговорили с ним:

— Извините, здесь что-то произошло?

Их собеседником оказался… младший инспектор Эдвард Ной. Он легонько кивнул священнику и монахине и коротко ответил:

— Святой отец… Кхм, не знаю, в курсе ли вы, прошлой ночью между гангстерами произошли разборки… Несколько людей из клана Гандоров были убиты.

Он не сказал ничего из того, что и так бы не написали в газетах. Более того, если бы перед ним был не священник, он, вероятно, вообще проигнорировал бы вопрос.

— Святой отец, я грешен. Я презираю этих гангстеров и мечтаю, чтобы они все друг друга поубивали. Но когда я увидел те обезображенные тела… Во мне воспылала жажда мщения, как во время убийств законопослушных граждан… Святой отец, при жизни они были глупцами, насквозь пропитанными жестокостью, но прошу вас, помолитесь за упокоение их душ…

И Эдвард поспешил уйти.

Оставленная им пара переглянулась с одинаковым выражением отчаяния на лицах.

«Несколько людей из клана Гандоров были убиты». Эти слова затихающим эхом продолжали греметь у них в ушах.

— Ч-что же делать?! У меня и мысли не было, что они от этого умрут!

— А… Ау-у… Наверное, мы переборщили с перцем…

Как можно было до такого додуматься?! Ладно, они посчитали Далласа с его дружками людьми из клана Гандоров, но с чего они решили, что те погибли из-за их перцовой смеси?

— А-а-а… Как мы теперь взглянем в глаза тем умершим детям…

— И Эннис…

— Как страшно все обернулось…

— А-а! — вдруг закричала Мирия.

— Т-т-ты чего?!

— А вдруг, только вдруг, но все-таки, Айзек!.. Вдруг полицейские или другие из клана Гандоров найдут у Фиро или Майзы тот ящик!..

Что если кого-то из клана Мартиджо посадят вместо них?

Если подумать, в этом случае они бы выиграли достаточно времени, чтобы скрыться, но этим двоим это и в голову не пришло… Точнее будет сказать, они банально до этого не додумались.

Зачем, спрашивается, они вообще отдали посторонним украденные вещи?

— Кошмар!..

— Скорее назад!

И священник с монахиней побежали.

Не имея ни малейшего представления, что возвращаются в уже раз покинутую ими спираль судьбы.

* * *

— Эй, видел тех двоих?

Дональд и Билл, пока Эдвард отправился на срочный вызов, занимались собственным расследованием.

Мимо них пробежала пара, подходящая по росту на разыскиваемых грабителей.

— Угу… А-а, думаешь… это те двое?

— Как поступим?

— М-м… Пускай бегут. Сейчас важнее другое, поэтому давай поторопимся к Центральному вокзалу, все-таки это наше основное задание… Помнишь уговор, арестуем их, тогда и поговорим с Эдвардом?

— Помню…

— А-а… А все-таки неприятно это, получается, мы ему вроде как врем…

Смерч судьбы ускоряет свое вращение.

Его кончик сужается, направляя всех подхваченных его потоками участников к общему финалу.

По ступенькам спиральной лестницы судьбы, стоящей на подпорках из эликсира бессмертия, покатились колеса многих судеб.

Дрожь от них резонирует и сотрясает всю высокую конструкцию.

Точно в этом и состоит их цель — разрушить лестницу судьбы.

* * *

— В чем дело, Фиро? Ты как-то странно себя ведешь…

Фиро с Майзой перекусывали в «Альвеаре» за столиком сбоку от тяжелой входной двери. Кроме них в зале было еще несколько членов руководства, молодняк предпочитал сюда не заходить, чтобы не мозолить глаза начальству.

— Да так… Ничего такого…

— Что-то не так с вином в этом ящике? — с беспокойством в голосе продолжил расспрашивать его Майза, ткнув вилкой в сторону стоящего на столе деревянного ящика.

— Нет… Просто… Думаю, бывают же совпадения…

— Совпадения?

— Первое, что мы во второй раз встретились с Айзеком и Мирией. А второе — этот ящик, что они принесли…

Договорить Фиро не успел: входная дверь с громким стуком распахнулась.

Все в зале невольно обернулись на этот звук.

В проеме стоял солидного вида пожилой мужчина. Все здесь видели его впервые.

Кроме Майзы.

— Силард…

— Сто лет, сто зим, Майза Аваро! А точнее, двести десять с хвостиком!

— Значит, так… На других время не тратим… Прикончим этого наглеца и драпаем… Хотя с нашими «томпсонами» проще их всех изрешетить, чтобы потом на их счет уже не напрягаться… Ха-ха!..

По дороге к «Альвеаре» Даллас с дружками проверили заряды своих «томми-ганов». В трех магазинах оставалось еще с сотню пуль.

— Но, слышь, Даллас… Это верняк, что там офис «клана Мартиджо» того пацана?

— Сто пудов… Я этот адрес у информатора за хорошие бабки купил. Но если его там не будет, убьем тех, кто поближе окажется, и свалим. А ему оставим кровавое послание: «Ты следующий»…

— Ха-ха, прям как Джек Потрошитель!

— Вонючему козлу вонючее стойло… Ха-ха…

Их троица шла по узкому проходу между старыми постройками из красного кирпича. С одной стороны, они не хотели привлекать к себе внимание на оживленных проспектах, с другой, были готовы убить любого, кто попадется им на пути, будь то полицейский или случайный прохожий. Хотя в их случае впору было говорить о безрассудности, а не о готовности.

Плюс безлюдного проулка состоял в том, что можно было, ни от кого не скрываясь, проверить пистолеты-пулеметы.

— Ну что… последняя наша работенка в этом городе. Давайте провернем ее по высшему разряду, а то, глядишь, пойдем с вами по миру с протянутой рукой…

— Ха-ха-ха… Кстати, насчет протянутых рук. Помните того попрошайку, вот же хохма была!

— А-а, ты про того, с цветами в бумажном пакете? У него еще оказались при себе неплохие накопления.

— Но как ты его пинал, Даллас! И это, как ты тогда сказал? «В наше время грабители зарабатывают больше попрошаек»? Уржаться!

— Кто знает, может, он последовал моему совету… Ха-ха… Ха-ха-ха-ха-ха-ха…

Спираль судьбы все сужается, уже почти не оставив места совпадениям, лишь одной неизбежности.

* * *

— Г-грабители… Это, случайно, не о нас?

— Нет, кажется… С той стороны стены же говорили!

Айзек и Мирия кружили по территории завода, сначала придумывая себе оправдания, а затем уже по-настоящему заблудившись.

— Н-но… вдруг это полицейские…

— Я сейчас проверю.

Мирия ловко залезла на стоящую у стены железную бочку и выглянула на другую сторону.

Чтобы тут же спрыгнуть и в панике, дрожа, кинуться к Айзеку.

— Ч-ч-что там?

— Это они! Те самые! Что вчера тебя били… Их еще Эннис в полицию отвезла! Одного не хватает, но это точно они!

При этом она почему-то не узнала в них тех ребят, на которых они с Айзеком напали прошлой ночью.

— Ты уверена?

— Угу!

Недолго поразмыслив, Айзек глубокомысленно изрек:

— Вот оно что… Вот в чем дело!

— Что? В чем?

— Они наверняка сбежали!

— Ой, мамочки, так они закоренелые преступники!

— И теперь… они явно собираются отомстить Эннис…

— Кошмар! Эннис убьют! — побледнев, вскрикнула Мирия.

— Она справится, Эннис сильная! Она с ними разделается на раз-два…

— Нет, нельзя! Только не это!

Айзек вопросительно на нее посмотрел.

— У них же… У них… Пулеметы!

Тут даже у Айзека с лица схлынула краска.

— Ты шутишь…

Эннис может погибнуть. Их героя… Нет, героиню могут убить! Но разве они в силах что-то изменить?

Айзек какое-то время постоял, опустив голову, затем едва слышно пробормотал:

— Ты знаешь… Они ведь могли меня вчера на самом деле убить…

— Что?

— Но Эннис меня спасла. Для меня она — герой!

— Для меня тоже!..

— А герои, они, это… не умирают… Они не должны умирать!

Айзек явно что-то задумал. Мирия поняла это по выражению его лица и тихо сглотнула.

— Холмса не убьют сбежавшие из тюрьмы отморозки, которых он сам же и поймал… Конан Дойл такого не писал… И не напишет!

— Айзек?..

— Это ведь… Было бы так скучно! И читатели, любящие Холмса, наверняка бы расстроились! Если убивать, то руками достойного героя противника, такого, как Мориарти!.. А они этого не достойны. Правильно я говорю, Мирия?

— Угу…

Логика, не выдерживающая никакой критики, но она была необходима ему, чтобы подбодрить самого себя.

— Мы должны вернуть долг нашему герою… нет, героине. Как думаешь, Мирия? Возможно, нам уже никогда не стать хорошими людьми, но хотя бы Эннис… мы должны…

— Должны ее спасти! — не дослушав, решительно заявила Мирия и, схватив Айзека за руку, побежала за Далласом и его приятелями.

— Э… Э-э-э-э-эй, стой, погоди, я п-п-пойду один… Т-т-ты же сама сказала, у них пулеметы, вдруг еще и ты погибнешь… Бха!

Попытка убеждения на бегу закончилась прикушенным языком.

Айзек прижал ладонь ко рту и подумал:

«Как хорошо, что со мной Мирия».

И невольно усмехнулся.

По городу из красного кирпича бегут священник и монахиня.

У них нет крестов.

Они не знают молитв.

Но все равно надеются кого-то спасти.

* * *

Майза, крупно дрожа, не отрывал глаз от пожилого мужчины. Фиро какое-то время растерянно переводил между ними взгляд и наконец спросил:

— Э-эм… Кто этот старик и о чем он говорит?.. Вы знакомы?

Он еще раз с сомнением посмотрел на незваного гостя и вдруг заметил позади него на полу коридора, что связывал лавку меда и зал, знакомый силуэт.

— Сена?.. Эй… Сена!

Фиро вскочил. Следом, почуяв неладное, начали один за другим подниматься остальные члены руководства. В одну секунду воздух в зале угрожающе накалился.

Но старика, судя по всему, это нисколько не смутило, он с нескрываемым весельем произнес:

— Ха-ха! Не волнуйся, Майза. И вы, безымянные жертвы… Она просто без сознания. Правда, немного не рассчитал с ударом, так что, может, таки сломал парочку шейных позвонков…

— Ах ты! Ну все, тебе не жить! — ударив кулаком по крайнему столу, взревел Рэнди.

Опоздав на секунду, Пеццо повторил его жест, громыхнув своим пудовым кулачищем. Подпрыгнувшая от удара тарелка упала на пол и разлетелась вдребезги .

— Будет вам… В шее целых семь позвонков, к чему столько шума из-за парочки сломанных? — презрительно улыбнулся старик.

Уже не только Рэнди, все присутствующие, в том числе и Фиро, вскипев, двинулись к незваному гостю, одновременно потянувшись к карманам пиджаков.

— Стойте! — остановил их крик Майзы.

Он сам на себя был не похож: бледный, все лицо блестит от пота.

— Господа… Его цель — лишь я один… Я займу его, а вы, пожалуйста, бегите через задний выход…

— Майза?.. — не поверил собственным ушам Фиро.

— Эй, Майза, что ты несешь?

Майза, недолго поколебавшись, одним коротким предложением раскрыл, что связывало его с Силардом:

— Когда-то этот человек… убил тринадцать моих товарищей… и моего младшего брата.

После этих слов зал погрузился в молчание. Нарушил его ни кто иной, как сам Силард.

— С того момента я успел поглотить еще пятерых… Так что правильнее будет сказать восемнадцать. А-ха-ха-ха-ха!

— Силард…

Лишь стоящий в непосредственной близости от него Фиро смог разглядеть на лице Майзы выражение, которое за все пять лет знакомства никогда у него не видел.

Под жаром вспыхнувшей в глазах товарища испепеляющей ненависти внутри Фиро тоже забурлила необъяснимая ярость.

— Майза… Я не совсем понимаю, но… Короче говоря, он ваш враг…

— А значит, и наш враг тоже, — договорил за него Рэнди, и это стало сигналом.

Его слова еще звучали в воздухе, а он уже вытащил из кармана пистолет и выстрелил в Силарда.

Воздух содрогнулся, как от громового раската, и в груди Силарда справа появился красный кружок.

Почти тут же к нему добавились еще два.

— И вообще, Рэнди, он стал нам врагом с момента, когда посмел тронуть Сену, — заметил Пеццо, держа в руке пистолет, от дула которого поднимался завиток дыма.

— В любом случае, этот мерзкий старикашка явно не стоит того, чтобы пачкать об него нож.

— Вы, главное, Сену не заденьте.

Видя, что старик продолжает стоять, еще несколько членов руководства достали пистолеты.

Может, их не пугала перспектива оказаться за решеткой, а может, они в принципе ни о чем не думали, поддавшись жажде мщения, но ни у кого рука не дрогнула.

По залу разнеслась серия новых выстрелов.

— Это бесполезно… Пули ему не страшны… — шепот Майзы потонул в их грохоте.

Который не затихал, пока у гангстеров не опустели обоймы.

Из-за всех пуль, что прошили тело Силарда насквозь или пролетели мимо, часть роскошно украшенной стены позади него стала напоминать стену общественного туалета в Бронксе.

— Эй… Майза… — помотав головой, растерянно протянул Рэнди. — Почему он… почему этот старик все не падает?

Вся верхняя половина туловища Силарда была изрешечена выстрелами, но это не помешало ему вновь растянуть губы в улыбке.

Увидев это, Майза вместо ответа закричал:

— Я все объясню потом, а сейчас бегите!!!

Поздно.

Рука Силарда потянулась вниз, к стоящему у его ног черному дипломату, явно дорогому и достаточно большому, чтобы внутри поместился саксофон.

— Да уж… Ты не представляешь, сколько трудов мне стоило избавиться от чувства боли… А то какая радость от неуязвимости, если в самый ответственный момент сознание теряешь… — не переставая широко улыбаться, он щелкнул замочком дипломата.

Из всех присутствующих лишь немногие сообразили, что могло быть внутри.

И никто не послушался предупреждения Майзы.

— Одна проблема, все равно теряешь контроль над конечностями, если задевают позвоночник или голову, пусть и ненадолго… Но вы все были столь любезны целиться в сердце… Хотя от пуль в голову я бы все равно как-нибудь увернулся.

Первым, кто понял, что находилось в дипломате, оказался Фиро, и он, не медля ни секунды, прыгнул вперед.

Он хотел в одно движение ударом ноги отправить раскрытый дипломат подальше в сторону и пнуть наклонившегося Силарда.

— Юнец…

Но старик ловко перехватил его ногу.

— Да… Еще такой юнец, что просто злость берет.

В живот потерявшего равновесие Фиро врезалось колено Силарда.

— Гха!..

Его отбросило назад, прямо к Майзе.

— Фиро… Я приказываю тебе как контаюоло… — зашептал подхвативший и не давший ему упасть Майза. — Беги через задний выход… Нет… Сообщи дону и киаматоре о случившемся.

Майза знал, что Фиро не из тех, кто послушно побежит по указке, поэтому моментально поправил себя и изменил приказ.

— Но… Но, Майза…

— Все будет нормально… Я еще не планирую умирать…

«Пока не убью Силарда», — не договорил он, но Фиро и так его понял.

Но все равно продолжал медлить. И лишь поймав короткий взгляд Майзы, наконец решился.

— Слушаюсь!

И сорвался с места. Потому что в тот миг, когда глаза Майзы посмотрели на него, огонь ненависти в них погас… и он едва заметно улыбнулся.

В его взгляде читалась непоколебимая решимость. А в их «семье», когда у кого-то появлялся такой взгляд — и не важно, хороший был план или нет, — отговаривать уже бесполезно. Ты либо подчинялся, либо убивал, потому что по-другому остановить бы все равно не получилось. Вот и весь выбор.

И Фиро доверился Майзе и, изо всех сил оттолкнувшись от паркета, побежал.

— Улизнуть вздумал? Да я, собственно, не против… Но мне хочется, чтобы ты страдал, Майза, когда я буду тебя поглощать. Не только физически… но и морально.

Радостно улыбаясь, Силард взял в руки содержимое дипломата.

— Эй-ей… Это шутка такая… — вырвалось у кого-то из руководства.

В спину бегущего к заднему выходу Фиро нацелилось дуло армейского пистолета-пулемета. В движении пальца Силарда, когда он нажал на курок, не было ни намека на колебание.

Услышав позади грохот выстрелов, Фиро инстинктивно прыгнул вперед и кувыркнулся через голову. Но ни одна пуля по нему не попала. Не оглядываясь, юноша скрылся в коридоре, что вел к заднему выходу.

— Никогда тебя не понимал. Этот пацан так тебе дорог? — с недоумением на лице спросил Силард стоящего перед ним Майзу.

Из многочисленных ран на его теле маленькими фонтанчиками хлестала алая кровь.

— И даже ни одна на вылет пацана не задела… Порох, что ли, плохой… Или само оружие так себе? — не обращая внимания на окровавленного Майзу, Силард окинул оценивающим взглядом дымящийся у него в руках пистолет-пулемет.

— Майза!

— Я… в… порядке… Скорее… беги… те…

— Ага, друг ранен, а мы побежали, совсем крыша поехала, Майза?! Ты погоди, я как разделаюсь с этим уродом, тебе мозги на место-то вкручу, так что не вздумай загинаться, понял?!

Рэнди схватил стул и швырнул его в Силарда.

— На тебе!.. М-м?

От первого стула старик легко увернулся, но второй, брошенный Пеццо, едва не попал в цель. А тут подключились и другие из руководства.

Физически не в состоянии уклониться от всех «снарядов», Силард выставил перед собой руку, принимая на нее удар.

Воспользовавшись заминкой, Рэнди, Пеццо и еще несколько мужчин бросились в атаку.

Силард стрелять не стал: целей было слишком много и они находились далеко друг от друга, чтобы успеть снять их всех за одну очередь.

— Вяжем его!

Первым, выхватив нож, на старика прыгнул Рэнди. А тот лишь слегка попятился.

Остальные этого движения не заметили: Рэнди закрыл собой Силарда, и поэтому для них стало полной неожиданностью, когда в следующую секунду они увидели его уже стоящим в узком коридоре медовой лавки.

— Отличная работа, безымянные жертвы.

— Черт…

Мужчины, не успев затормозить, столкнулись плечом к плечу перед входной дверью.

И на них обрушился безжалостный ливень пуль.

Одним вздохом позже, и перед входной дверью, начиная со ставшего красным от крови Пеццо, упали несколько руководителей «семьи». Силард бил снизу, одной непрекращающейся очередью, чтобы наверняка. Затем направил дуло на оставшихся в зале гангстеров. Новая серия выстрелов, и роскошный зал, настоящий символ процветания теневого бизнеса в эпоху «сухого закона», превратился в переживший вооруженное столкновение салун времен войны Севера и Юга.

— Чтоб тебя… Черт…

Из-за небольшой пробивной способности пистолета-пулемета Рэнди, хоть его и ранило, успел скользнуть в сторону и спрятаться за стеной сбоку от двери, где Силард не мог его видеть.

— Эй… Пеццо… Проклятье…

При взгляде на лежащее у самого входа огромное тело напарника, гангстер с трудом сдержал порыв немедленно отомстить. Заставив себя успокоиться, он пригнулся и прокрался к дверному проему, намереваясь перерезать Силарду глотку, как только тот вздумает высунуться… Хотя нет, вряд ли получится, проще и надежнее всадить лезвие ему в макушку…

Вдруг из коридора кто-то выскочил.

Рэнди замахнулся… и замер.

Это был не Силард, а находящаяся без сознания, безвольно мотающая головой Сена, которую тот выбросил в зал.

За ту секунду, что длилось замешательство Рэнди, Сена успела упасть на пол, а из проема высунулось пистолетное дуло.

В дыму и брызгах крови, под грохот выстрелов и неразборчивые крики начался последний, смертельный танец гангстера.

Эта совсем не смешная комедия завершилась одновременно с полным исцелением Майзы.

* * *

Стоило Фиро открыть дверь заднего выхода, как его охватило смутное ощущение, что что-то не так.

Он не стал выяснять, в чем дело, а просто резко подался всем телом назад.

В следующий миг перед ним точно обрушилось лезвие гильотины.

У него ушло несколько секунд, чтобы понять, что на самом деле это был каблук, причем замедленность эта объяснялась очень просто: все внимание юноши сосредоточилось на хозяйке этого каблука.

— Ты…

Он узнал ее лицо… Хотя нет, скорее ее костюм.

— Вчера…

— Вы…

Эннис, тоже вспомнив Фиро, остановила атаку.

Среди переданных ей Силардом знаний Барнса был этот юноша. Она знала лишь, что он ее разыскивает, но все равно невольно застыла на месте.

Силард приказал ей «остановить Майзу, если тот попытается сбежать через задний выход», поэтому она затаилась сбоку, а увидев, как открывается дверь, тут же встала в стойку для удара, но, видимо, тень от ее ноги упала на лицо выбегающего, и тот успел увернуться. И самое главное, из всех людей им оказался тот самый юноша.

Немного поразмыслив, Эннис решила возобновить схватку. Этот человек тоже наверняка враг Силарда. Если она его упустит, ее собственная жизнь может оказаться под угрозой.

Но в то же время на границе сознания всплыли лица Айзека и Мирии. Как она поступит, если Силард прикажет ей убить их?

— Эй-ей, погоди минутку!

После секундного перерыва стоящая перед Фиро девушка нанесла новый удар ногой.

Ему удалось увернуться, но следующий, нанесенный с разворота по другому плечу, достиг цели.

Удар вышел неожиданно сильным, так что Фиро отшатнулся и врезался в стену. Вместе с несильной болью спине передалась прохлада от кирпичей.

— Уй… Нехорошо получилось…

Эннис на этом не остановилась и переключилась на кулаки.

«Напоминает восточный боевой стиль Ягурумы», — мелькнуло в голове Фиро, пока его тело почти на полном автомате, согласно заложенной в него памяти от тренировок со стариком-японцем, отвечало на атаки.

— Я же...

Правая рука будто сама собой перехватила правый кулак Эннис. Она била с неплохой скоростью, но не сравнить с Ягуруминой, поэтому глаз успел среагировать. И девичье запястье оказалось заметно уже мужского, так что удержать его особого труда не составило.

Глаза Эннис слегка расширились.

— Попросил...

Дернув ее за левую руку к себе, он одним быстрым и плавным, точно в танце, движением повернулся к ней спиной и скользнул вокруг нее, так что на секунду они оказались друг за другом.

— Подождать минутку!

Фиро вывернул ей руку, одновременно подставив подножку, и навалился на потерявшую равновесие Эннис. В итоге они оба повалились на землю, но юноша тут же сел, а девушка осталась лежать на спине. Ее правое запястье продолжали сжимать крепкие пальцы, и она понимала, что нависший над ней человек успеет прервать любую ее попытку вырваться. По крайней мере, так утверждали заложенные в нее знания. Боевые умения противника превосходили ее собственные.

Фиро, сохраняя на лице спокойное выражение, негромко обратился к девушке:

— Пожалуйста, объяснись. Ты как-то связана с тем стариком внутри? Зачем он пришел, почему не умирает от пуль? И, самое главное… кем он тебе приходится?

Его слова слегка удивили Эннис. Значит, этому человеку ничего о ней неизвестно. И не только о ней, о Майзе и Силарде тоже. Но, в таком случае, почему он ее разыскивал?

— Слушай, я прошу тебя… Такое ощущение, будто я один ничего не знаю. Будто я совсем идиот какой-то.

Ничего не знать… Когда-то она тоже так себя чувствовала. В Эннис пробудилась память о времени, когда она еще не поглотила того алхимика. Когда она обладала лишь самым минимумом знаний. От этих воспоминаний, хотя они были ее собственными, на нее всякий раз накатывала тошнота. Мучительное ощущение незнания, понимание которого пришло к ней уже постфактум, после получения необходимых для этого знаний.

— Вы не пожалеете?

— А?

— Раз узнав… пути назад, возможно, уже не будет… Но вы все равно… хотите узнать?

Пауза затянулась ровно на мгновение. Недолго подумав, Фиро медленно, точно взвешивая каждое слово, сказал:

— Вчера… на Церемонии меня тоже спрашивали о чем-то подобном…

— Что?

— Пожалуйста, расскажи. Может, я и пожалею об этом, но я вообще все быстро забываю… Глупый потому что.

С этими словами он отпустил руку Эннис и встал.

Эннис секунду недоуменно на него смотрела, затем с недоверчивым выражением на лице тоже поднялась на ноги.

— Вы не думаете, что я убегу? — она посмотрела Фиро прямо в глаза.

И вновь он не смог сразу ответить. Если бы не вся эта ситуация… Если бы их знакомство произошло при обычных обстоятельствах, на щеках Фиро вполне мог заиграть румянец.

— Не обращай внимания… Говорю же, я глупый.

— Все-таки какой же ты глупый, Майза, — с сочувствием глядел на бывшего товарища Силард.

В пропахшем кровью зале лишь они двое остались стоять.

— Ну уж с тобой мне не сравниться… — на лице нынешнего Майзы не было ни намека на улыбку, а голос растерял былую учтивость.

— Надо было мне тогда… на том корабле, когда тебе удалось призвать Дьявола, отнять у тебя это право… Пусть даже ценой твоей жизни…

В противоположность ему Силард сохранял невозмутимость. Он был уверен в своем преимуществе, несмотря на то что они оба были бессмертными.

Сдерживая рвущийся из груди гнев от чудовищных декораций вокруг и не переставая прикидывать возможные пути к спасению, Майза медленно произнес:

— Этот Дьявол… наверняка вернется к себе, как только меня не станет… Он парень ответственный в этом отношении…

— Ха! Говоришь так, будто вы с ним хорошие приятели. И это ты, алхимик, который в итоге все-таки предал науку и обратился к магии… И зашел в ней до призыва самого Дьявола… А ты помнишь, что он сказал нам, тридцати твоим товарищам? Что он наделит нас знанием!

Силард говорил, точно зачитывал текст с экрана немого кино, прокручивающего у него перед глазами сцены из далекого прошлого.

— И ты смеешь причислять себя к моим товарищам?..

— Ты пожелал «знать все о бессмертии». Нам дали чашу с эликсиром, и мы честно его разделили… Это стало началом нашей новой жизни. А затем тебе открыли формулу его приготовления! Тебя наделили правом распространить бессмертие на земле! — в порыве старой зависти к Майзе из-за выпавшей ему великой чести Силард невольно повысил голос, но немедленно взял себя в руки и, тряхнув головой, продолжил уже спокойно. — Но ты… Ты на следующее утро вопреки всякому здравому смыслу заявил вдруг, что навсегда оставишь это знание в тайне… Уж сегодня я наконец получу от тебя объяснения, Майза. Я поначалу думал, что ты просто хотел остаться единственным его обладателем… Но ты, похоже, возненавидел бессмертие как таковое…

Несмотря на требовательный тон Силарда, Майза ответил тихо и неторопливо, словно ему действительно было важно, чтобы его поняли.

— Причин несколько… Во-первых… Из-за изъяна этого бессмертия…

— Изъяна?

— Это бессмертие… предполагает, что его обладатели могут поглощать друг друга…

— Хм… Но ведь Дьявол придумал эту систему ради нашего же удобства?

— Нет… Эта система обязывает нас к истреблению себе подобных… вне зависимости, ненавидим мы или любим друг друга… Воистину дьявольский замысел… Подумай сам, ты же хочешь избавиться от меня и других алхимиков, потому что ощущаешь от нас угрозу, не так ли? В этом все и дело. Избавившись от страха естественной смерти, мы стали еще сильнее бояться смерти как таковой. В каждом из бессмертных пробуждается желание оказаться тем самым, последним. А представь, что нас много, и кто-то один не справился с этим страхом? Все начнут друг друга подозревать, и это неизбежно выльется в массовую бойню бессмертных.

Силард молчал.

— А взять влюбленных… Когда ты целую вечность кого-то любишь, наверняка рано или поздно ты захочешь узнать об этом человеке все… Любит ли он или она тебя?.. Абсолютно все… И ведь это так просто… Достаточно всего лишь поглотить… Что если кто-то не удержится от соблазна?..

— Если они настолько идиоты, то им самая дорога поглотить друг друга и избавить мир от своего присутствия.

— Не знаю, не знаю… Сейчас все это может казаться надуманным… Но если мир заполонят бессмертные… Нормы морали, религии и законы — все ведь в конце концов станет однообразным по всей планете… И когда-нибудь кому-нибудь обязательно придет в голову мысль, что «если я поглотил чьи-то знания, получается, этот человек продолжает жить внутри меня»… Я не против наступления подобного будущего, если это станет результатом естественного хода событий… Но становится его причиной не желаю. Я слишком люблю этот мир.

— Хм. Что ж, в таком случае, я тебя обнадежу. Я не собираюсь наделять этой силой всяких глупцов…

— Но основная причина, — перебил его Майза твердым, не терпящим возражения тоном, — это из-за таких мерзавцев, как ты!

— Господин Силард ради новых знаний начал поглощать на корабле своих же товарищей-алхимиков… Спутав с Майзой, он поглотил его младшего брата… Сразу после этого оставшиеся в живых алхимики окружили его, и господин Силард прыгнул в море… Корабль прибыл в Нью-Йорк… Господин Силард тоже, не погибнув, достиг американского побережья…

Фиро с головой ушел в рассказ Эннис, открывший ему целый мир, о существовании которого он даже не подозревал. До того момента ему и слово «алхимик» слышать не приходилось, а история о бессмертных вообще звучала безумно, но, вспомнив изрешеченного пулями, но продолжающего улыбаться Силарда, он заставил себя в нее поверить.

Хотя бы теперь стало ясно, почему прошлым вечером с рубашки Майзы пропала кровь. Кивнув про себя это мысли, Фиро, не выдержав, перебил девушку:

— Пожалуйста, не называй его «господином». Кто он тебе вообще?

Выражение на лице Эннис еще сильнее омрачилось.

— Наверное… меня можно назвать его частью.

— Но я не понимаю… Зачем тебе формула эликсира бессмертия? Ты же так только увеличишь число своих потенциальных убийц… — держась на безопасном расстоянии от Силарда, задал Майза логичный вопрос.

— Гомункул Парацельса мог жить лишь в своей колбе.

— Что?..

Имя Парацельс было знакомо Майзе. Это был знаменитый на весь мир алхимик, которому, как считается, удалось создать искусственную форму жизни — «гомункула», маленького человечка, способного существовать лишь внутри своей колбы.

Правда это или нет — неизвестно: гомункул бесследно исчез после смерти Парацельса.

— Совершенный гомункул с самого своего рождения обладает знанием обо всем на свете. Ради этого абсолютного знания мы, алхимики, и пытались его создать… Пусть это не по твоему профилю, но основы ты должен знать, — в отличие от Майзы, Силард говорил легко и непринужденно. — На самом деле я тоже изначально специализировался на другом, но среди поглощенных мной знаний были весьма продвинутые исследования в этой области… Вот я и решил их продолжить.

Майза впервые слышал, чтобы кто-то из его товарищей по тому плаванию занимался подобным.

Но сам факт, что эти знания, а вместе с ними и жизнь одного из его друзей, были поглощены таким человеком, как Силард, злил его куда сильнее.

Силард же, не обращая ни малейшего внимания на полный ненависти взгляд Майзы, самодовольно продолжал объяснения.

— Гомункул, крошечный человечек внутри колбы, погибающий, если перестаешь давать ему человеческую кровь… Ничтожное создание, не находишь? И я решил проявить свойственное мне глубокое милосердие… Наделить этих ничтожеств бессмертием.

Вдруг ножка одного из подбитых пулями стульев подломилась. Взгляд Силарда невольно метнулся в направлении треска.

Майза, увидев в этом свой шанс, выставил перед собой правую руку и в один прыжок преодолел разделяющее их расстояние.

— Простак, — буркнул Силард и, точно предполагал нечто подобное, ловко, не выпуская из рук пистолет-пулемет, повернулся на месте.

Вытянутую руку Майзы будто подхватило этим стремительным движением… И по залу разнесся весьма редкий в повседневной жизни звук.

Хруст сломанной кости.

— Среди поглощенных Силардом знаний были знания о гомункулах… искусственной форме жизни. Если совсем просто… о процессе создания человека без участия мужчины и женщины в качестве его родителей… Мое тело состоит из клеток Силарда… и, насколько мне известно, клеток девушки примерно моего возраста, которую он ради этой цели похитил… Из этих смешанных клеток под воздействием катализатора и была создана я… Сам метод кардинальным образом отличается от того, что применял Парацельс, первый создатель гомункула…

Эннис сделала небольшую паузу и, вновь повернувшись к Фиро, продолжила.

— В стандартных условиях отделенные от тела Силарда клетки должны к нему вернуться… Но, возможно, дело в питательной среде, в которой я создавалась — в незаконченном эликсире, потому что, погруженная в него, я выросла до возраста моей матери, после чего развитие моего организма, как у Силарда, остановилось.

— Э-эм… И это значит?

— Как отдельная колония, но продолжающая являться частью общей, я могу получать от Силарда знания. В то же время он способен разрушить молекулярные связи между составляющими мой организм женскими клетками и собственными бессмертными…

— Стоп-стоп-стоп! Я не настолько умен… Давай попроще? — схватившись за голову, взмолился Фиро.

— Представьте, что Силард — это головной офис, а я — дочерняя компания. Мое сознание — это директор. А головной офис в любой момент может уволить директора дочерней компании…

— Другими словами?..

— Другими словами, стоит Силарду этого захотеть, и я умру…

После этих слов впервые за весь разговор Фиро сердито нахмурился.

— Какого… Да как он смеет?!

— Для него я, наверное, что-то вроде дочери…

— Какой родитель по одному своему хотению станет убивать родную дочь, тем более будет ей этим угрожать?! Даже не думай, слышишь, такая красивая девушка, как ты, просто не может быть дочерью такого коварного старикашки, и на лицо вы совсем не похожи! Я тебе гарантирую!.. В общем, на этот счет можешь не волноваться.

— Но… как…

— Говорю же, не волнуйся! И вообще, его уже наверняка Майза с ребятами хорошенько отделали…

Но его прервали.

— Свидание средь бела дня?.. Современная молодежь, смотрю, совсем распустилась.

Обернувшись, Фиро увидел знакомое лицо.

— А… Вчера…

— Даллас… Что вы тут делаете? — Эннис удивилась не меньше Фиро.

— О-ба-на… И красотуля здесь… Считай, повезло.

Только тогда Фиро заметил в руках стоящих позади Далласа двух парней «томми-ганы».

— Это еще что такое?

— А то не видно… Пистолеты-пулеметы же. Хха-ха-ха…

Парни, усмехнувшись несмешной шутке, прицелились.

— Да, красавица, специально для тебя рассказываю… Мы с Силардом твоим разбегаемся. А сюда мы пришли, чтобы прикончить этого пацана. Считай это нашей прощальной вечеринкой в этом городе… Ты, кстати, нас ведь тоже от души потрепала, так что, не обижайся, но будет справедливо пристрелить и тебя тоже.

Даллас с приятелями знали, что Эннис бессмертна, но не сомневались, что успеют сбежать, пока она будет исцеляться.

— Есть что сказать на прощанье, пацан?

— Не будете столь любезны поведать, откуда у вас эти пулеметы, Даллас?

Вопрос этот задал не Фиро.

Даллас медленно обернулся, и ему в голову уперлось пистолетное дуло. Та же участь постигла и его приятелей, которых взяли на себя Кит и Берга.

— Э… Эй-ей… Лак… Не шутите так…

— Отвечайте на вопрос…

Дуло пистолета Лака сильно вдавилось Далласу между бровями.

Почему они здесь? Даллас, который был уверен, что Гандоры никак не могли узнать, что это они убили тех четвертых в их офисе, в панике перебирал варианты для побега. Ведь если им прострелят головы, пока они будут исцеляться, Эннис успеет доставить их Силарду, и тогда преимущество от обладания неуязвимым телом тут же сойдет на нет.

— Эти пулеметы… Их прятал этот пацан, Фиро, а мы их нашли… — не моргнув глазом, соврал Даллас. И торопливо продолжил, не давая Эннис шанса возразить. — Вы понимаете, мы со вчерашнего дня за ним следили, хотели его проучить… И тут смотрим, он с пулеметом идет к вашему офису! А потом оттуда пальба и крики…

Даллас решил обвинить во вчерашнем налете Фиро. Разумеется, эту ложь быстро раскроют, но ему хватило бы и секунды сомнения… Пусть только это дуло хотя бы немножко опустится… Если ему выстрелят в голову, тогда все пропало, но если куда-нибудь в другую часть тела, потеря сознания ему уже едва ли будет грозить, а значит, он успеет выхватить нож и перерезать этому Лаку горло…

— Откуда вам известно о том, что случилось этой ночью? Об этом еще даже в газетах не писали?

— В смысле? Так я же говорю, мы пошли за Фиро…

— Вы серьезно думали, что мы на ножах с Мартиджо?

— А?

— Вчера вечером… мы все трое были вместе с Фиро.

— Что…

— Праздновали повышение нашего близкого друга, практически брата, с которым мы выросли по соседству… До самой ночи… Как раз, когда убивали Майка и остальных!

Громыхнул выстрел, и часть головы Далласа разорвало пулей. Кит и Берга тоже нажали на курки. Двое парней с развороченными черепами, не выпуская пистолетов-пулеметов из рук, повалились на землю.

— Не все же тебе одному отдуваться, — хмыкнул Берга.

Кит тоже усмехнулся.

Их младший брат стыдливо произнес:

— Простите, Бер, Кит… Я все-таки сорвался…

— Не переживай, — впервые за почти целые сутки открыл рот Кит.

В разговор вмешался Фиро:

— Я ваш должник.

— Нет… Мы услышали стрельбу, решили зайти с заднего выхода, а тут вы… Фиро… Можешь объяснить, в чем дело, а то мы вообще ничего не понимаем?

— Позже я все объясню, обещаю. А сейчас мне нужно найти нашего дона… Ой… — Фиро запнулся, сообразив вдруг, что так и не знает имя девушки в костюме.

Эннис тем временем мучилась сразу множеством вопросов. Кто эти трое? Стоит ли ей рассказать о неуязвимости Далласа и его приятелей? И самое главное, представляет Фиро угрозу или нет?

Хотя она не могла не признать, что уже не воспринимала его как врага…

— Слышь, Кит, — спросил Берга, — чё будем делать с трупами?.. А нет, погодите… Лак, у них же в руках «томми-ганы», это не сойдет за самооборону?

— Стойте! — закричала Эннис, так и не успев ни до чего додуматься, слова будто сами сорвались с языка. — Их нужно как можно скорее связать!

Фиро и Гандоры недоуменно на нее посмотрели.

— Они тоже… не до конца, но все-таки бессмертные…

— Что?

— Хм? Эй, что она болтает? — Берга обернулся к убитым хулиганам. — Они же трупы трупами… — он вдруг осекся. — Какого?..

Размозженные головы были целы и невредимы. И глаза всех троих хулиганов были широко открыты.

— Чё за…

В следующий миг тело Берги крупно затряслось от серии выстрелов, прошивших его снизу вверх.

— О-о-о… о…

Из ран на груди вырвались фонтанчики крови, и Берга с громким глухим звуком рухнул плашмя на землю.

— Бер?..

— Берга!

Ни его братья, ни Фиро с Эннис не успели понять, что произошло.

— Как так… почему они так быстро исцелились…

Эннис не знала, что этим троим уже раз простреливали головы, и процесс восстановления тканей проходил по уже проторенному пути, что заняло значительно меньше времени. Кроме того, организмы хулиганов были намного моложе старческих, которые привыкла наблюдать девушка, что тоже, скорее всего, повлияло на скорость.

Видимо, из-за мгновенной «смерти» сознание Далласа, несмотря на повреждение мозга, не успело отключиться, поэтому, как только его тело исцелилось, он тут же пришел в себя.

Хулиганы, обойдясь на этот раз без высокомерных улыбок, навели пистолеты-пулеметы на оставшихся четверых людей.

По переулку разнесся грохот пальбы.

— Ты слаб… И это все, чему ты научился за последние два столетия?

Майза лежал на полу. Сломанная рука медленно восстанавливалась.

— Вижу, ты дошел до определенного уровня собственными силами, но я нашел куда более рациональный способ. Я отбирал достойных бойцов и давал им полуфабрикат… Ах да, его я создал на основе той половины формулы, что знал твой младший брат, от старости он не избавляет, но неуязвимостью наделяет. Так вот, смысл в чем… — продолжал Силард, неторопливо, шаг за шагом приближаясь к все еще не закончившему исцеление Майзе. — Оказалось, поглощение доступно лишь нам, испившим совершенный эликсир. Короче говоря, я давал свой полуфабрикат этим бойцам, а потом их поглощал. Более быстрого и эффективного освоения боевых искусств нельзя и придумать, как считаешь? Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!

Он снял крышку с деревянного ящика, что продолжал стоять на столе, и убедился, что бутылки все еще полны.

— Так и знал, что ты никому его не дал…

— О чем ты?

— О, так ты не в курсе? Этот тот самый эликсир, что мы когда с тобой выпили… Мне наконец-то удалось собственными силами воссоздать его формулу.

В действительности ее открыл нанятый составитель, но Силард приписал все заслуги себе.

— Не может быть!

— Уж не знаю, какими путями он попал сюда, но, поглотив тебя, я все выясню. Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха…

Продолжая хохотать неестественным, каким-то механическим смехом, Силард опустил взгляд на ноги Майзы.

— Однако… какие же все-таки глупцы… — он обвел взглядом лежащие по всему залу тела руководителей «семьи». — Или ты загадал желание Дьяволу и приворожил их?

— Тебе… этого никогда не понять…

— Ну отчего же. Пойму, и очень скоро, как только поглощу тебя.

Силард, наклонившись, медленно вытянул правую руку к голове Майзы.

В этот миг снаружи раздалась стрельба.

— Что там?..

Он не помнил, чтобы у Эннис был пулемет. Чуть раньше до его слуха донеслись три одиночных выстрела, но он предположил, что то было дело рук сбежавшего юнца или его друзей. Неужели кто-то успел прибежать на помощь с пистолетом-пулеметом?

На долю секунды внимание Силарда переключилось на происходящее снаружи.

Майза, не упустив момента, схватил его за лодыжки и резко встал, опрокинув старика на пол.

Сообразив, что это большее, на что он пока способен, и времени, чтобы опустить руку на голову Силарда, у него нет, Майза вскочил на ближайший стол и, оттолкнувшись от него, бросился в окно. На ночь окна клуба, расположенные немного выше от пола, чем в стандартных помещениях, закрывались деревянными ставнями, но днем через них в зал проникал естественный свет.

Под громкий звон стекла Майза в облаке осколков выпрыгнул на улицу.

— Тебе не сбежать!

Силард выскочил за ним следом.

И его сбила машина.

— Ха-ха-ха, как раз плюнуть… Уходим, пока баба не ожила…

Даллас с приятелями, понимая, что стрельба наверняка привлечет внимание, решили уйти от клуба через переулки.

— М?

Свернув за угол, они через какое-то время услышали впереди приближающийся шум. Гул мотора и стук чего-то тяжелого по стене.

— Что за?..

Источник звука свернул им навстречу.

— Да вы издеваетесь…

Им оказался черный автомобиль, настолько широкий, что едва помещался на узкой улочке.

— А, а, а, Айзек-к-к! М-м-мы об стен-н-ны бьемс-с-ся!

Скрип ударяющегося об кирпичи металла больно резал Мирию по ушам.

— И в-в-в-в-вообще, Айзек, разве ты умеешь водить такие большие машины?

— Н-н-н-н-не волнуйся! Я часто наблюдал, как водит отец, принцип т-т-тот же самый, что с м-м-маленьк-к-к-к-ким-м-м-м-м-м-ми!

— П-п-п-п-понятно! Тогда я спокойн-н-на!

Эти двое, преследуя Далласа с приятелями, наткнулись на тот самый автомобиль, что их сбил. При этом то обстоятельство, что он принадлежал Эннис, естественно, осталось ими незамеченным. Хотя это и не отменяло сам факт наезда.

Айзек немного повозился с проводами и запустил двигатель. Им уже не раз приходилось угонять после грабежей автомобили поменьше, но все равно, быстрота и ловкость его рук поражали. Стоило признать, что воровское мастерство у них на высочайшем уровне, и успех в поместье Дженоардов не был случайным.

— Против наезда машины пистолеты-пулеметы бессильны!

— Бессильны!

Совесть из-за угона сбившего их автомобиля их не мучила. Вот только в процессе этого угона они упустили из виду вооруженную троицу.

Но вскоре из соседнего переулка донесся грохот пальбы.

— Нашли, нашли, нашли!

— Нашли!

Айзек нажал на газ и повел машину прямо на Далласа с приятелями.

Те попытались убежать, но успели лишь развернуться. Подброшенные бампером, они прокатились по крыше и упали на брусчатку позади автомобиля.

— Мы их сделали!

— Айзек! Впереди! Впереди!

Откуда ни возьмись перед автомобилем появился Майза.

— А-а-а! — Айзек торопливо вдавил педаль тормоза.

Майза в последний момент заметил их и успел отбежать.

Но выпрыгнувший в переулок следом за ним старик оказался сбит.

Так Айзек и Мирия, сами того не подозревая, отплатили хозяину скрывшегося после наезда на них автомобиля той же монетой.

Айзек в панике включил заднюю скорость.

Автомобиль заехал на лежащих без сознания на брусчатке трех негодяев и остановился.

— У-у…

Полностью исцелившаяся Эннис медленно поднялась на ноги.

— А-а… Как же так… Почему все так вышло…

Их всех застрелили, но лишь она одна выжила…

Борясь с растерянностью, девушка всмотрелась в трупы Фиро и трех братьев.

И тогда…

* * *

Эннис вслед за Далласом с приятелями свернула за угол, и там ей открылась весьма необычная картина… хотя она лично при виде нее испытала настоящий шок.

Узкий переулок перекрыл хорошо знакомый автомобиль. Перед ним стоял, угрожая ножом Айзеку, Силард, а чуть в отдалении от них застыл, буравя его злым взглядом, Майза.

— О-о, Эннис… Ты вовремя.

— А! Эннис!

— Эннис! Спаси Айзека!

Все трое одновременно обратились к девушке.

— Не понял… Эннис, что это значит? Почему эти двое тебя знают?

Ситуация хуже не придумаешь. Эннис с виноватым лицом прошла мимо Майзы. Тот не шевелился, но его взгляд обжигал.

Похоже, Силард взял Айзека в заложники, чтобы задержать Майзу. Хотя это не объясняло, что Айзек и Мирия тут делали.

— Эннис. Объяснения потом… Подержи его за меня, пока я не поглощу Майзу. Если он попытается оказать сопротивление, убей.

— Э, эй… Эннис?

— Эннис?

Айзек и Мирия встревожено на нее смотрели. Эннис, загнав панику подальше вглубь сознания, сказала:

— Разве заложник так необходим…

— Почему нет? На всякий случай не повредит.

Эннис молча взяла нож и заняла место позади Айзека.

— Эй-ей-ей, Эннис, не шути так!

— Э… Эннис!

Покосившись на испуганную парочку, Силард направился к Майзе. Сейчас для него главным было завершить долгожданный ритуал.

Из-за наезда автомобиля пулемет оказался поврежден, поэтому он достал из кармана пистолет и прострелил Майзе коленные чашечки.

— Гуа!.. — коротко вскрикнув, тот упал на колени.

Как раз подходящая высота, чтобы возложить руку ему на голову.

— Хе-хе… Тебе так дороги жизни этих двоих? Право, ты меня поражаешь. Нет, конечно, мне тоже известны такие понятия, как любовь и дружба, и что ради них люди порой умирают или проявляют невиданные доселе способности.

Не переставая улыбаться, он приблизился еще на один шаг.

— Вот только лично я их на дух не переношу.

Глядя в спину удаляющемуся Силарду, Эннис прошептала Айзеку и Мирии:

— Когда этот старик коснется Майзы… бегите отсюда изо всех сил.

— Но, Эннис?.. Фу, слава Богу… Ты все-таки наша Эннис!

— Наша Эннис!

Тоже шепотом отозвались они.

«Они ведь ничего обо мне не знают…» — с тоской, но одновременно и с радостью подумала Эннис.

— А… Но мы не можем… Нужно помочь Майзе…

— Обязаны помочь!

— Почему?!..

— Они нас вчера угостили… Эннис, он хороший человек! Не знаю, кто этот старик, но, пожалуйста, спаси Майзу!

— Спасем его! Мы тоже поможем!

Эннис не смогла скрыть замешательства, но усилием воли взяла себя в руки и спросила:

— Вы здесь… чтобы спасти его?

— Нет, чтобы спасти тебя!

— Что? — замешательство Эннис сменилось крайним изумлением.

— Ну… Тут такое дело! Те парни, которых ты вчера отвезла в участок, сбежали и раздобыли где-то пулеметы! И мы подумали, что они хотят тебя убить…

— Но не бойся, мы их сбили машиной!

Точнее, сейчас они были буквально ею задавлены.

Эннис потеряла дар речи. Получается, они пришли сюда, хотя знали, что у их противников пулеметы? Они что, смерти не боятся? И все это ради нее?

Девушка глубоко задумалась. Как ей самой показалось, очень надолго, но на деле прошло всего три с половиной секунды. Еще никогда она не принимала столь взвешенного решения.

— Айзек, Мирия…

— М?

— Что?

Прощание вышло коротким.

— Простите меня, пожалуйста… И спасибо. Я очень рада, что мне удалось напоследок поговорить с вами… Надеюсь, вам не покажется, что я слишком много прошу, но…

Эннис печально улыбнулась и, медленно убрав нож, отпустила Айзека.

— Пожалуйста, не забывайте меня…

Не дав Айзеку и Мирии времени на ответ, она все так же с ножом в руке бросилась бежать.

К своему хозяину и истоку, к Силарду…

— В продолжение нашего разговора… Та девушка в костюме — это созданный мной гомункул… Точнее, ввиду ее размеров «гомункулом» ее уже называть неправильно, да и появилась она на свет нетрадиционным способом из мужских и женских клеток.

Силард, с лица которого не сходило выражение превосходства, взглянул сверху вниз на лишенного возможности бежать Майзу. В левой руке он держал пистолет, а правая олицетворяла собой саму безысходность.

— Не знаю, проблема в полуфабрикате, что я использовал в качестве катализатора, или в самом способе, но Эннис… эта девчонка получилась абсолютно бесполезной, ни грамма знаний… Может, поглощу тебя и поэкспериментирую с совершенным эликсиром… Хотя нет, раз все твои знания станут моими, чего мелочиться: призову Дьявола и спрошу у него.

Страшно довольный собственной идеей, Силард вытянул правую руку к голове Майзы.

— Прощай, Майза. И… Добро пожаловать.

Это случилось ровно в ту секунду, когда его ладонь коснулась лба жертвы.

— Гха!..

Он почувствовал сильный удар в спину и как нечто проникает ему в плоть. Боль Силард уже не мог испытывать и ощутил лишь неприятное давление на кожу.

Он медленно обернулся и увидел искаженное печалью лицо Эннис.

Ее нож вонзился глубоко в позвоночник Силарда.

— Эннис… Что это значит? А ладно, уже неважно.

В этот миг из-за угла раздался крик:

— Майза!

К ним подбежал Фиро, который, по идее, уже какое-то время был мертв.

* * *

В «Альвеаре» продолжается пальба.

— Вы, четверо, займите позиции на входах в переулок, где задний выход. Без приказа не входить, там уже начинается их территория, — раздавал указания Эдвард, прибывший с подкреплением по вызову на место происшествия.

Он открыл дверь медовой лавки и увидел застывшую в растерянности посреди магазина хозяйку.

— Что здесь произошло?

— Да я… Сама не очень понимаю… Вдруг ввалился какой-то старик, ударил меня…

Эдвард медленно приблизился к входу в клуб и, помня о звуках пулеметных очередей и отдельных выстрелах, что он слышал, пока ехал сюда, осторожно, держа наготове пистолет, заглянул внутрь.

— Жуть…

Зал выглядел, как после урагана.

Перед входом валялись сломанные стулья, весь интерьер был испещрен следами от пуль.

Но окинув его внимательным взглядом, Эдвард с ноткой облегчения пробормотал:

— По крайней мере, похоже, никого не убили.

Во всем помещении не было ни единого пятнышка крови.

* * *

— Хо-хо… Так ты и этого пацана пожалела, Эннис… — Силард неторопливо от нее отвернулся. — Жаль… Думала, я так скажу? Я ожидал нечто подобное. Скольких я ни создавал до тебя, все они от избытка ненужных знаний в итоге меня предавали… В качестве эксперимента я решил попробовать с женской моделью и создал тебя… Но итог оказался таким же.

Эннис не знала, что у нее были «братья». Но это уже не имело значения.

Теперь ударить Силарда ногой и…

— Не выйдет.

— А…

Силард на секунду закрыл глаза, и Эннис, точно безвольная марионетка, которой перерезали нити, упала на брусчатку.

Этого краткого мига хватило, чтобы Силард своей волей обрубил связи клеток в ее организме, и тело Эннис начало разрушаться.

— Быстро ты не умрешь… Успеешь в полной мере насладиться страданиями.

В его искривленное в презрительной ухмылке лицо врезалась горсть перца.

— Гха!

Бессмертный обладатель великого знания, возомнивший себя властителем всего мира, оказался бессилен перед разъедающим глаза столовым перцем. В высшей степени комичная сцена.

— Ты! Ты что сделал с Эннис?!

— Что ты с ней сделал?!

Священник и монахиня с мешком перца в руках продолжали швыряться в старика едкой приправой. Тоже весьма забавная картина, хотя она сошла бы за образ «изгнание дьявола святым пеплом».

— Гху… Ах вы!

Тем временем Фиро успел оттащить Эннис и Майзу на безопасное расстояние.

— Майза, вы в порядке?!

Раны в коленях успели затянуться лишь наполовину. По сравнению с Далласом и его приятелями исцеление проходило заметно медленнее, видимо, Майза еще не повреждал суставы.

— Я… в порядке… Но… та девушка…

Лицо Эннис успело посереть. Зрачки начали затягиваться белой пленкой. Но, узнав Фиро, она медленно зашептала на порывистых выдохах слабеющего дыхания.

— Вы… Вы тоже… не знаю, когда… обрели бессмертие… Я поняла… когда увидела, как исцеляются… ваши раны…

На этих словах Майза удивленно вскинул брови и уставился на Фиро.

— Да, и я тоже, признаться, понятия не имею, как так получилось…

— В таком случае… я хочу вас попросить… я… умираю… вы не могли бы… меня поглотить… способ… вам уже известен…

— Что ты за глупости говоришь!

— Я ведь гомункул… пустят ли меня в Рай или Ад… я так боялась… что не смогла покончить с собой… но… мне еще… так много хочется сказать Айзеку и Мирии… поэтому… пожалуйста… поглотите меня… скажите им за меня… и еще… вы первый человек, кто сказал, что я красивая… спасибо… я была рада… хорошо, что я успела вам это сказать…

Услышав это, Фиро сжал ее руку… и помотал головой.

— Кто я такой, чтобы передавать твои слова… И потом, я атеист, и могу совершенно точно сказать, что после смерти нет ни Рая ни Ада… после смерти… нет ничего.

— А-ха-ха… Жестоко… — немного разочарованно засмеялась Эннис.

Все это время ее клетки продолжали разрушаться. К этому моменту сердце почти перестало биться. Как только она умрет… клетки Силарда, составляющие часть ее организма, скорее всего, вернутся к своему телу-источнику.

Фиро, поднимаясь, решительно заявил:

— Да… Этот мир жесток, а мира иного не существует… Поэтому не умирай. Если ты готова исчезнуть ради каких-то слов, сама их и произнеси! Не волнуйся, я не позволю, чтобы ты умерла по воле этого мерзкого старикашки… И вообще, я просто не дам тебе умереть, и все!

Фиро, точно у него был план, достал из кармана нож и повернулся к Силарду, который уже успел оправиться от перцовой атаки.

Тот ответил ему пылающим яростью взглядом.

— Юнец… Ты что задумал…

Вдруг он ощутил, как по затылку что-то льется.

В нос ударил знакомый запах жидкости для розжига, которую, в том числе, наливают в лампы.

Силард резко развернулся. Перед ним, начиная с Рэнди, стояли все каморристы, что были в клубе. Их одежда была местами порвана пулями, но на ней не было ни капли крови.

— Вы… Я же вас убил! Быть не может… Бутылки были полными… И Майза… он не мог вам его дать!.. — закричал Силард, обернувшись к Майзе.

Но на лице того было точно такое же выражение, как у самого Силарда. Происходящее и для него стало полной неожиданностью.

— Что ты там несешь?

В руке Рэнди была зажата опустевшая жестяная канистра из-под жидкости для розжига.

— Мы уже сожгли перчатку и склад… — Пеццо бросил горящую алым огоньком спичку. — Но людей поджигаем впервые.

Голова Силарда вспыхнула голубым пламенем.

— Гуо-о-о-о-о-о-о-о-о-о…

Из-за отсутствия чувства боли он не ощущал жара, но яркие язычки пламени ослепили его.

И все же он сумел различить подбегающего к нему юнца, которого называли Фиро.

Он что, тоже бессмертный?

Но в таком случае…

Внутренности Силарда сковал ужас.

— О-о-о-о-о-о-о! Не-е-е-е-е-ет!!!

Он выбросил навстречу прыгнувшему к нему Фиро правую руку.

— Убери эту свою чертову правую крюку! — тот в ярости с силой опустил нож.

Его лезвие вонзилось в ладонь Силарда между указательным и средним пальцами и рассекло ее до самого запястья. Левой рукой Фиро отвел нож, застрявший в кости Силарда…

А правую прижал к лицу старика.

Не обращая внимания на обжигающее пламя.

Юноша всем своим существом пожелал.

Поглотить это ненавистное тело.

Ради знания, необходимого для спасения девушки, чьего имени он даже не знал.

— Гха…

Предсмертная агония мужчины, прожившего почти триста лет, закончилась несоразмерно быстро.

И так…

Единственными напоминаниями о существовании в этом мире Силарда Куэйтса остались его объятые алым пламенем одежда и обувь.

Но и они в конце концов обратились в прах, который подхватил и развеял ветер.

* * *

Эдвард открыл дверь заднего выхода как раз в тот момент, когда огнем занялись туфли Силарда.

— Что здесь было?..

Ни сам младший инспектор, ни сопровождающие его полицейские не понимали происходящего. На земле горели чьи-то туфли, вокруг них столпилось почти все руководство клана Мартиджо, с ними стояли уже знакомые священник и монахиня, сбоку проезд перекрыл пустой автомобиль, и сильно воняло жидкостью для розжига.

— Как все это понимать… Эй, объяснись, Фиро Проченцо! — он решительно подошел и схватил усталого юношу за воротник. — Насколько я могу судить, погибших нет… Или вы тут устроили репетицию оркестра из пистолетов?

— Не знаю, о чем вы…

— Не прикидывайся! Нам поступили сообщения о непрекращающейся стрельбе в этом районе! Или мне вас всех задержать за нарушение закона о ношении оружия?!

Вдруг воздух сотрясли громовые выстрелы.

Полицейские в панике пригнулись и, потянувшись к кобурам, повернулись на звук.

На автомобиле, направив в небо пистолеты-пулеметы — те самые «томми-ганы» приятелей Далласа — стояли священник и монахиня.

— Бха-ха-ха-ха-ха! Сокровища клана Мартиджо наши!

— Они наши!

— Прощайте, бестолковые копы! И, кстати говоря, ребята Мартиджо ни в чем не виноваты!

— Совершенно ни в чем!

Выпалив эту несуразицу, парочка побросала оружие и бросилась наутек. Они, скорее всего, надеялись тем самым помочь Фиро и другим гангстерам, но на практике это прозвучало как «ребята Мартиджо точно что-то натворили».

— Младший инспектор… Разрешите открыть огонь?

— Нет… Они же сейчас безоружны…

Почему священник и монахиня? После недолгих раздумий Эдварда осенило.

— Грабители в бинтах!

— Что, простите?

— Неважно, просто за ними! И не стрелять, если у них не будет оружия! — закричал Эдвард на растерянно переглянувшихся полицейских.

Те бросились исполнять приказ. В переулке из представителей сил правопорядка остался один младший инспектор.

— Итак… Ты же не думаешь, что провел меня, Фиро.

В этот миг из клуба вышли еще двое.

— А-а… Эдвард, вы здесь…

— Нам нужна твоя помощь. Идем.

Это оказались Билл и Дональд.

— Но…

— Мы ответим на все интересующие тебя вопросы.

— В каком смысле?

— Ты все поймешь, если пойдешь с нами, — невозмутимо отозвался Дональд.

Эдвард после недолгих колебаний все-таки подчинился.

Дождавшись, когда он скроется внутри клуба, Билл спросил у Майзы:

— А-а… Что стало с Силардом?

Майза уставился на агента. Сообразив, кто перед ним, он коротко ответил:

— Он… исчез.

— Хм… Внутри вас?

На губах Майзы заиграла насмешливая улыбка.

— Кто же раскрывает секреты «семьи» стражам закона?

Когда агенты ушли, Майза обратился к Фиро:

— Фиро… Я ничего не понимаю. Когда вы все стали бессмертными?.. Ты ведь понимаешь, о чем я, ты теперь обладаешь знаниями Силарда?

— А… Тут такое дело… — Помявшись, Фиро признался. — Вчера я спас одного старика.

— И?

— Ну и в процессе подменил содержимое одной его бутылки. У меня при себе было четыре бутылки вина, я две вскрыл, одну вылил… и перелил в нее то, что было в бутылке старика. А ее заполнил своим вином.

Фиро в тот момент ни о чем особо не думал. Если бы старик поблагодарил его, он бы признался в шалости, а так промолчал и благополучно выбросил случившееся из головы.

— По закону каморры, всем своим ты делишься со всеми…

— Погоди… То есть тогда на вечеринке…

— Теперь сам себя спрашиваю… и чего я ограничился одной бутылкой, можно же было обе подменить…

Не самая большая проблема в сложившейся ситуации.

— Фиро…

— Но знаете, Майза, сейчас, даже обретя знания Силарда, я все равно думаю… — Фиро сделал паузу и, усмехнувшись ошеломленному Майзе, продолжил. — Бывают же совпадения…

* * *

Священник и монахиня бежали, не останавливаясь. Ныряя из одной подворотни в другую, навстречу единственному мигу свободы.

Прохожих вокруг становилось все больше — знак, что они приближались к проспекту.

— Плохо дело.

— Дело плохо!

Впереди показался выход на широкую улицу, и там же стояли двое полицейских. Они, похоже, тоже заметили священника и монахиню, но те, не снижая скорости бросились прямо к ним с криками.

— А-а, господа полицейские, помогите!

— Спасите!

Айзек с Мирией закричали первое, что им пришло на ум, но их наряды все-таки сыграли свою роль. Полицейские заколебались, стоит ли их останавливать.

Мирия кинулась на грудь одному из стражей порядка и, крупно дрожа, так что зуб на зуб не попадал, выпалила:

— З-з-з-за нами гонятся вооруженные люди!

И ведь не соврала.

Застигнутые врасплох полицейские действовали почти на полном автомате. Услышав кодовые слова про «вооруженных людей», они, занервничав и потянувшись к кобурам на поясах, прокрались к углу в подворотню.

Но оттуда им навстречу выбежал целый отряд в до боли знакомой форме.

— Что!..

Двое обманутых полицейских в панике обернулись, но странная парочка уже удалялась, ловко снуя в толпе прохожих. Стражи порядка вскочили на полицейских коней и уже хотели броситься в погоню, но им помешали те самые граждане, которые они по долгу службы обязаны были защищать.

— Счастливого Рождества! — закричал во весь голос Айзек, доставая из сумки пачки денег и подбрасывая их высоко над головой.

— А-ха-ха-ха-ха-ха-ха! Еще слишком рано! На целый месяц! — расхохоталась Мирия, и одновременно с этим на проспекте началось безумное столпотворение.

Со всех сторон под снегопад из денежных ассигнаций хлынул народ. Мужчины с табличками на шеях «Дайте работу!», еще секунду назад хнычущий из-за сломанной ноги попрошайка, возвращающаяся из подпольного магазина спиртного благородная дама, шофер грузовика, кучер телеги и солидного вида люди, у которых явно и без того кошельки едва закрывались, все ринулись в схватку за самую понятную и простую из всех существующих в мире «благодатей» — деньги.

Лови быстрее, хватай больше, держи крепче! Разгоревшаяся на проспекте массовая бойня подчинялась этим трем коротким правилам. Люди орали от злости, визжали от счастья — гвалт поднялся невообразимый, и бедные полицейские кони совсем перестали слушаться своих наездников. А даже если бы и слушались, не давить же толпящихся вокруг граждан.

Посматривая краем глаза на окончательно сбитых с толку полицейских, Айзек и Мирия продолжали свой бег к вокзалу. Первое правило любого грабителя — избавиться от краденого! Все об этом знают, поэтому оно и работает… непонятно, с чего Айзеку пришло это в голову, но для них оно и правда сработало.

Единственной проблемой стало то, что пока они добрались до вокзала, большая часть их накоплений (девяносто девять процентов которых составляло наследство семьи Дженоардов) оказалось выброшено в буквальном смысле на ветер.

Хотя эти двое были не из тех, кто станет переживать по такому поводу.

— Ну что… Куда подадимся, Мирия?

— Куда угодно!

— Действительно… Как насчет прошвырнуться назад до Лос-Анджелеса и копнуть золотишка?

— Золотая лихорадка, да? Но это уже будет не грабеж… Закругляемся?

— А-а… Нет, тут это, ну… Переходим на новый всепланетный уровень! Будем красть у самой Земли!

— Прико-ольно!

В потоке привычных глупостей промелькнула нотка сожаления.

— А с Эннис и остальными мы так и не попрощались…

— И не говори…

На входе в вокзал двое грабителей еще раз обернулись.

Глядя на кипящий жизнью город, Айзек пробормотал:

— Весело здесь было.

— Так весело!

— Приедем еще раз, повидаться с Эннис?

— Обязательно!

Айзек достал из сумки последнюю пачку денег и уже двинулся внутрь, чтобы купить билеты до Калифорнии, но вдруг остановился.

— Вот и все, что осталось.

— Угу… Но зато мы все раздали! Сделали хорошее дело! Я уверена!

— Да… Да, ты права. Думаю, и почивший старик Дженоард тоже радуется!

— И умершие дети!

— Значит, и наследники Дженоарда тоже должны стать счастливыми!

— Конечно! Им же не нужно было спорить из-за наследства, наверняка они уже живут душа в душу!

Разве что-то в этом мире сможет вытащить эту парочку из пучины их богатой фантазии?

На этом участие этих двух почетных гостей в грандиозной шумихе на подмостках Нью-Йорка подошло к концу.

Перед тем как сесть в поезд, они заметили табличку с надписью «Добро пожаловать в Нью-Йорк!».

Айзек решил оставить на ней напоминание об их прощании с этим городом — пририсовал над яблоком, символом Нью-Йорка, огромные зубы.

* * *

Даллас Дженоард очнулся в темном помещении, похожем на склад.

— Вы проснулись?

Перед ним стояли трое, которых он, как очень хорошо помнил, пристрелил.

Сам же он сидел со связанными руками и ногами внутри металлической бочки, так что на свободе оставалась одна голова. Он боязливо огляделся и увидел двух своих приятелей в точно таком же безнадежном положении.

— Здесь у нас что-то вроде дачи… А то вокруг дома и офиса полицейские снуют…

— К-как… Почему вы живы?!

Лак ответил за всех братьев.

— Это интересный вопрос. Мы сейчас созвонились с Фиро, он много чего нам рассказал… Но вам мы отвечать не обязаны, поэтому удачи ломать голову до скончания жизни.

Братья были на той судьбоносной вечеринке и вместе со всеми подняли бокалы с эликсиром бессмертия. Разумеется, Даллас и его приятели об этом не подозревали.

Прежде чем Даллас успел сказать что-то еще, Кит подошел к его бочке и что-то в нее бросил.

Колоду карт.

Даллас недоуменно на него воззрился.

— Кит у нас добряк… Подумал, наверно, вы там на дне моря, пока сдохните от старости, заскучаете.

Когда до троих приятелей дошел смысл этих слов, они оцепенели от дикого ужаса.

Пятьдесят два джокера, рассыпанные внутри бочки, презрительно хохотали над ожидавшей Далласа судьбой.

— Подумать только, топиться подряд лет семьдесят… Это же мировой рекорд! Жаль только, его никто не зафиксирует…

— Я б вас с удовольствием сам уделал, но раз вы от кулаков и пуль только почешетесь, делать нечего… Точно, может, вам еще радио подкинуть от скуки? — с неприкрытым весельем в голосе добавил Берга.

— Ха-ха-ха, батарейки же выдохнутся!

— Ну да, ну да… Тогда, может, шахматы?

— Шахматная доска всплывет… Как насчет романа Конан Дойла?

— Страницы же промокнут!

— Ха-ха-ха-ха-ха!

— Гха-ха-ха-ха-ха-ха!

— Хех.

Отсмеявшись, трое братьев одновременно посмотрели Далласу в глаза.

Под их ледяными взглядами у него невольно навернулись слезы.

— Так на чем вы остановились? — хором спросили Гандоры.

* * *

Подвал, где собираются участники.

Старики к ночи вернулись, но Силарда там не оказалось… Вместо него их ждала полицейская засада из человек пяти-шести, в число которых входили Эдвард и Билл с Дональдом.

— Что… Вы кто такие?!

— А-а… Мы из полиции, — в ответ на возмущение стариков коротко пояснил Билл. — А-а… Мы прибыли сюда по подозрению в нарушении Восемнадцатой поправки.

— На… На каком основании?!

— Э-эм… Понимаете, на месте вчерашнего пожара было обнаружено это.

Он показал им закопченную бутылку, вне всяких сомнений, одну из тех, что должен был доставить Барнс.

— М-м… Как я понимаю, вы не имеете к этому никакого отношения… в таком случае.

Билл замахнулся, точно собирался разбить бутылку об пол. Старики разразились истеричными криками.

— Угу… Приятно иметь дело со столь искренней реакцией.

— Не увлекайся, Билл, — вмешался Дональд и продолжил за напарника. — Бюро расследований давно в курсе ваших с Силардом собраний, и что за эликсир вы пытались создать.

Старики начали встревожено переглядываться.

— Причем тут… Какое дело Бюро расследований до господина Силарда?..

— А-а… Понимаете, наш начальник тоже тот еще долгожитель… Если на то пошло, мы и прибыли в Нью-Йорк по его персональному поручению… Уничтожить этот самый эликсир.

— Девиз нашего Бюро — «Ни одно дело не оставлять нераскрытым», и, согласно нашему начальнику, это относится и к этому антинаучному делу двухсотлетней давности.

— Эй… Эй, Эдвард! — услышал младший инспектор собственное имя.

Первый в его личном листе нелюбимого руководства, начальник полицейского участка Вердо тоже оказался под каблуком у Силарда… С другой стороны, утешало то, что руки Силарда смогли дотянуться не так уж далеко.

— Эдвард! Сделай что-нибудь, останови их! С этим эликсиром весь мир будет нашим! Мы взойдем на следующую ступень эволюции! Ты ведь тоже наверняка этого хочешь?! Так… Эй, Эдвард! Скажи что-нибудь!

Раздражение оказалось таким сильным, что в какой-то момент его сменило ледяное спокойствие.

Даже улыбка на лице заиграла. Хотя нет, правильнее будет сказать, что Эдварду ничего не оставалось, кроме как улыбаться.

— Шеф… Если бы вы сказали что-нибудь вроде «мы избавим мир от болезней и несчастных случаев», тогда я, возможно, еще бы задумался… А так, признаться, вы меня жестоко разочаровали.

— Эд… Эдвард!

— Шеф… Выбирая между личным бессмертием и вечностью для своей страны, я выберу вечность для страны…

Эдвард забрал у Билла бутылку.

— А как служитель закона, я не дам уйти от ответственности тем, кто его нарушил.

И он без малейшего колебания швырнул бутылку в угол комнаты.

Стеклянный звон потонул в отчаянном вое стариков.

Кое-кто попытался слизать с пола разлитый эликсир, но Дональд, предполагая нечто подобное, бросил в лужу зажженную спичку.

Красиво вспыхнувший из-за содержащегося в нем спирта эликсир на краткий миг осветил искаженные в отчаянии морщинистые лица.

Один из полицейских, держащий в руке ведро, залил огонь водой, раз и навсегда смыв мечту о бессмертии. Эта сцена с разбиванием бутылки на глазах у стариков явно была спланирована заранее.

— А-а… Ну что ж… Трудитесь до самой смерти от старости, господа… Так, по крайней мере, у вас появится шанс, что ваше имя все-таки увековечат в истории этой страны. Прощайте… И да, Силард больше не вернется.

Оставив слишком занятых рыданиями и паданием в обморок, чтобы это заметить, стариков, полицейские покинули подвал.

Уже покачиваясь в автомобиле, за рулем которого сидел Дональд, Эдвард сердито процедил:

— Вы меня обманули.

Поначалу Эдвард не поверил в историю об эликсире бессмертия. Но увидев на месте пожара мышь… что продолжала жить, объятая пламенем, он не смог отвернуться от этой неприятной правды.

— А-а… Просим прощения.

— Но зачем вы мне все рассказали?

Ответ Дональда был краток.

— Наш начальник… Не глава Бюро расследований, но тоже не последний человек в иерархии… Он по достоинству оценил твою неподкупность, неприятие насилия и сильное чувство долга, пусть и в сочетании с нетерпимостью.

— Откуда ему обо мне…

— Ты же подавал прошение о переводе в Бюро? А мы очень тщательно изучаем кандидатов.

В салоне повисла пауза, которую нарушил Билл:

— Э-эм… Надеемся на дальнейшую совместную работу.

И оба агента многозначительно улыбнулись.

Эдвард, покачав головой, устало усмехнулся и ответил своим, вероятно, будущим коллегам:

— Но чтобы уже без обмана.

Вскоре после этих событий Эдвард официально станет агентом Бюро расследований, которое чуть позже получит новую аббревиатуру — ФБР. Правда, тогда он еще не будет в курсе, что Фиро и другие гангстеры стали бессмертными, но со временем, когда все откроется, у него появится любимая присказка: «Кое-кто прямо жаждет угодить на пожизненную вечность за решетку», — которую он будет с улыбкой говорить всякий раз, вспоминая о клане Мартиджо.

* * *

— Э-эх… — стоило Эдварду и остальным полицейским уйти, и у Майзы подкосились колени.

— Что с вами, Майза?!

— Как же так… что теперь делать…

Услышав от Фиро объяснение случившемуся, Майза ощутит страшный груз вины, который едва его не раздавил. Из-за него все члены дорогой ему «семьи» оказались вовлечены в круговорот бессмертия!

— Но… Так, погодите! Вы вообще о чем, Майза?

— Я обрек вас на муки вечной жизни…

— Еще раз, что вы такое несете?! Мы совсем не расстроились! Наоборот, это же круто, не умирать! Правильно я говорю? — в панике обернулся Фиро к стоящим рядом Рэнди и другим гангстерам.

— А? Ну, это, я не совсем понимаю, но да, круто!

— Очень круто! Выше нос, Майза!

Рэнди и Пеццо пустились в пляс. Они явно еще до конца не осознали, что с ними произошло. Как и другие члены руководства, которые, глядя на них, зашлись в хохоте.

— А еще, давайте мы боссу и Ягуруме ничего не скажем и будем подшучивать над ними в духе: «Вы так хорошо сохранились»?

Но с лица Майзы не сходило страдальческое выражение.

— Фиро… у тебя знания Силарда, ты должен понимать… Признаться честно, я ужасно устал… А теперь мне даже некому мстить за брата, Силарда больше нет, зачем вообще продолжать жить… Да, правильно… Фиро, погло…

Но Фиро с посерьезневшим лицом не дал ему договорить.

— Нет. И вообще… Если вас не станет, кто наши деньги будет считать? Вы что, хотите угробить нашу «семью»?

— Ах ты, черт, резонно… Нет, погоди, если ты меня поглотишь, ты получишь мои знания учета…

— Нет! Я глупый, так что, даже обретя знания, я быстро их забуду… Вот прямо сейчас я, например, уже в процессе забывания знаний Силарда.

— Значит, никак?

— Ну вы даете, Майза… Забыли закон каморры? Убивший члена «семьи», вне зависимости от причины, приговаривается к смерти. Пожалейте меня, умирать я пока не хочу.

— Что же это такое… И ведь не поспоришь… — улыбнулся Майза.

Фиро улыбнулся в ответ.

— Ну и, если на то пошло, мне без вас будет одиноко. Так что поживите еще, пожалуйста.

Это стало завершающей точкой, и они оба прыснули.

— Извините…

Они повернулись на голос и увидели девушку в черном брючном костюме.

— Почему… вы меня…

Первое, что сделал Фиро, получив знания Силарда, это вернул к жизни находящуюся на грани смерти Эннис, протянув вместо оборванных старым алхимиком межклеточных связей новые и перенастроив их на собственные бессмертные клетки. Если раньше Эннис, по ее собственным словам, была частью Силарда, то отныне ее вполне можно было считать частью Фиро.

— А! Точно! Прости, этот Эдвард свалился, как снег на голову, я все на свете забыл!

Эннис продолжала недоуменно на него смотреть.

— Меня зовут Фиро Проченцо. Я тебя разыскивал, потому что ты мне понравилась, а спас, потому что не успел кое-что у тебя спросить.

— Спросить?.. — растерянно повторила Эннис.

Фиро улыбнулся:

— Как твое имя?

— Что?.. — Эннис немного подумала и спросила. — Разве… его не было в знаниях Силарда?

Фиро решительно помотал головой и смущенно улыбнулся.

— Нет, я… Как бы… В общем… Хотел услышать его от тебя.

Последние слова вызвали бурный приступ восторга у окружавших их гангстеров. На возмущенный вопль Фиро: «Я же не в любви признался, что вы как маленькие!», — никто внимания уже не обратил. Начав с Рэнди и Пеццо, все руководство клана Мартиджо засвистело и заулюлюкало.

Прямо как в финальной сцене фильма со счастливым концом… все находящиеся там улыбались.

— Что тут был за переполох?

— Ничего особенного, священник с монахиней деньги разбрасывали, — почтительно ответил Ронни боссу, пока они шли по гудящему из-за голосов бесчисленных попрошаек проспекту.

— Даже так… Я-то думал, что священники наоборот, только принимают пожертвования от имени Господа, а поди же… Притом что сам этот их Господь и в минуты нужды собственных верующих не спасает… — холодно заметил Ягурума.

Морса укоризненно возразил:

— Ягурума… Не стоит недооценивать Господа. Если у него и есть недостаток, то это его страсть к причудам. И только она.

Высшее руководство «семьи» возвращалось с работы. Заметив необычное скопление полицейских в районе медовой лавки, они решили зайти через задний выход и наткнулись у него на оживленно галдящую компанию собственных подчиненных.

— В чем дело? Чего это они на улице торчат? — недоуменно склонил голову набок Ягурума.

Ронни с легким удивлением на лице всмотрелся в Фиро и остальных гангстеров.

— Я, конечно, заметил неладное во время вчерашнего тоста… Но вмешиваться не стал. Подумал, уж мы должны продержаться дольше… Так себе причина, но… Ну да ладно.

— М? Что ты там бормочешь?

— Да так… Смотрю, весело им.

— Ну так, хорошо быть молодым, — заметил босс клана Мартиджо, накупивший целую гору столового перца.

Ягурума и Ронни с улыбками кивнули.

Спиральная лестница судьбы обрушилась. Но если выглянуть из-под ее обломков…

Рядом окажется начало новой спирали.

И единственное ее отличие в том…

Что эта судьба будет длиться вечность.

Вот и все.