Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
odalety
06.12.2018 09:33
Спасибо за перевод. Оно того стоило.
Kos85mos
22.07.2017 16:01
Спасибо!!!
Last Embryo
29.11.2015 18:58
У когго более точный перевод? ТУт или у ушвуда?
VcSaJen
22.05.2015 07:22
Хм, похоже, этот том не прошёл все «двенадцать кругов» редакта. Примерно раз в главу встречаются неправильные падежи, или «он» вместо «она», и т.д.
К примеру, «к обсуждению новый моделей нейролинкеров» в главе 6.
Anon
03.04.2015 23:12
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 95.79.41.244:
А в главе, где был бой за территорию, в старом переводе говорилось, что эш победит только через сто лет, потом добавила, что через двести. В этом же переводе смысл другой, особенно у ворой фразы
Anon
03.04.2015 22:21
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 95.79.41.244:
Блин, ну и глаза у хару, где он пялится на спящую снежку:)
Anon
03.04.2015 22:20
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 95.79.41.244:
Как я понял перевод теперь не ушвуда, а арка...можно и перечитать)
Anon
24.02.2015 10:55
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 94.240.120.214:
Как скачать можно?
Anon
13.02.2015 11:19
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 185.57.75.15:
Скачиваю эту серию книг как фб2, на мобильник и все скачаные файлы скатываются с расширением bin, и читалка их просто не видит. Можете это исправить? С 1го по 6 ой том такая проблема,дальше ещё не качал.

Глава 8

Аватар Харуюки в виде розового поросенка на огромной скорости поднимался по тоннелю из чистого света, соединявшего землю с платформой в 150 километрах от нее, по пути превращаясь в дуэльного аватара «Сильвер Кроу». Наконец, Харуюки пролетел через ослепительно яркое кольцо и тут же услышал громкий металлический лязг, с которым его тело коснулось земли.

Вслед за этим один за другим раздались еще 4 звука приземления. Харуюки и его друзья начали подниматься на ноги, открыли глаза…

Как вдруг…

— О-о-о-о, «Королева»! Сама Черная Королева-а-а!!

— Вот теперь будет весело! Неганебу, тащи-и-и!!

Со всех сторон послышались радостные вопли, и Харуюки от неожиданности аж подпрыгнул.

— Чт…?!

Он тут же огляделся по сторонам, не веря своим глазам.

Уровень в виде плоского металлического кольца. Высящаяся в самом центре стальная башня. Темно-синее небо и белые перья облаков вокруг. Сомнений не было — это был тот самый космический лифт «Гермесов Трос», вернее, его воплощение в Ускоренном Мире, на котором он был несколько дней назад.

Но башню окружало три гигантских объекта, которых раньше не было.

И по одному виду этих объектов было ясно, что это «трибуны». Они напоминали висевшие в небе над площадкой лестницы с длинными пятидесятиметровыми ступенями, на которых стояли аватары. У каждой трибуны было по четыре ряда, и все они были заполнены самыми разными по цветам и размерам аватарами. С учетом размера и количества трибун, общее число аватаров-зрителей легко переваливало за 500. А значит, здесь сейчас собралось больше половины всех бёрст линкеров.

— Ничего себе… вот это да…

— Да-а, я такую толпу еще не видела…

Зачарованно прошептали стоящие возле Харуюки Циан Пайл и Лайм Белл. Естественно, Блэк Лотос и Скай Рейкер выглядели куда спокойнее, но и они наверняка были по-своему впечатлены. Во всяком случае, они молча окидывали взглядом трибуны.

— А-а… как все эти зрители там оказались? — пространно пробормотал Харуюки.

Ответ пришел из-за его спины:

— Раздавали зрительские транспортерные карты.

— А-а, тогда понятно… хех, все-таки система иногда идет игрокам навстречу… а-а?!

Харуюки резко повернулся, встретившись лицом к лицу с непонятно когда успевшим приблизиться к нему стройным темно-красным аватаром. Ему даже не нужно было смотреть на треугольные уши и длинный хвост, чтобы понять, что перед ним — член Легиона «Проминенс», дуэльный аватар «Блад Леопард», она же Пард. Чуть поодаль от нее стояли и перешептывались еще 4 аватара, наверняка бывшие ее экипажем. Все они были ветеранами, с которыми Харуюки встречался не раз, но маленького, похожего на девочку, алого аватара среди них не было.

— Д-добрый день, Пард.

— Хай, — как всегда кратко (скорее, сокращенно) поприветствовала его леопардовая голова.

— А-а… Нико не придет? — перешел на шепот Харуюки.

— Она страшно хотела поучаствовать, но условия «пакта о взаимном ненападении Шести Королей» запрещают им вступать в какие-либо состязания даже в рамках внутриигровых событий. Поэтому она смогла только сказать нам: «Удачи, займите 2-е место».

— А… я-ясно, — в голове Харуюки тут же всплыл образ Нико, с недовольным голосом произносящей эти слова, и лицо его невольно расплылось в улыбке. Затем он задал еще один вопрос, — Выходит, что… мы с Красной командой будем до финишной черты выступать сообща?

Но на этот вопрос Блад Леопард не ответила. Отведя взгляд от Харуюки, она беззвучно зашагала. Она прошла между Такуму и Тиюри, перед лицом Черноснежки и направилась в сторону аватара небесного цвета, сидевшего в серебристой коляске.

Два бёрст линкера, сражавшиеся друг с другом несметное число раз, молча посмотрели друг на друга. В их взглядах не было вражды, но ощущалась плотная, накаленная атмосфера, ненадолго заглушившая крики с трибун.

Через несколько секунд Пард отступила на шаг, обвела взглядом Черную команду, затем вновь посмотрела на Скай Рейкер и заявила:

— Мы будем сражаться за победу изо всех сил.

Это значило, что хотя она и представляла дружественный Легион, но в заговор с ними вступать не собиралась. «Нет, не только это», — подумал Харуюки. Пард понимала, что Скай Рейкер, запечатав «Ураганные Сопла», уже больше двух лет не участвовала в обычных боях, что положило конец тем временам дружеских сражений. Именно поэтому она хотела сразиться с ней в честном бою хотя бы сегодня.

Рейкер, тоже осознав все это, кивнула и ответила:

— Другого мы от вас и не ожидали.

Кивнув в ответ, леопардовый аватар легким движением развернулся и вернулся к своей команде. Черная команда дружно направилась к шаттлам, все так же стоявшим у подножия башни лифта.

Естественно, все шаттлы уже были раскрашены в разные цвета, а перед ними стояли наклоненные стартовые врата. В верхней их части был огромный индикатор обратного отсчета. До начала гонки оставалось еще 10 минут.

— Хорошо, вперед. Наш шаттл — номер 1, это самый левый, серебристого цвета.

Они пошли за Черноснежкой к своему шаттлу. Справа к ним начала приближаться фигура. Харуюки смог различить лишь пару крепких ботинок. Но личность незнакомца стала понятна, как только он обратился к ним.

— Хэй-хэ-э-эй! Тук-тук, неудачники! Чё, пришли разбиться и упасть на землю осколками?!

— Э, ой, Аш?!

— Э… эй, ты! Ты что, спутал меня, единственного и мега-наикрутейшего, с кем-то еще?!

Горделиво вскинутая скелетная маска однозначно принадлежала тому самому Аш Роллеру, с которым они сражались вчера. Харуюки скользнул взглядом за его спину и быстро заметил яркий пепельно-зеленый шаттл. По всей видимости, постапокалиптический гонщик успел зарегистрироваться и как водитель шаттла. В мыслях Харуюки пронесся однажды виденный им фрагмент лица Аша, явно не подходивший по крутости к его аватару. Харуюки даже представил, что было бы, если бы они умудрились встретиться у портала в Токио Скай Три. Но, несмотря на такие неприличные мысли, он все же оправдался перед ним:

— П-прости. Я тебя без мотоцикла не узнал…

— Ч, что ты сказал?! Хочешь сказать, я приложение к мотоциклу, говнюк?!

— Аш, это неприлично, — донесся голос из-за спины Харуюки.

Постапокалиптический аватар мгновенно вытянулся по струнке в неестественной для него позе и почтительно кивнул.

— З-здравствуйте, учитель! И вам, госпожа Лотос, т-тоже здравствуйте! — заплетающимся языком поприветствовал он их, а затем вскинул голову так, словно его осенило.

Вдруг он придвинулся к Харуюки.

— И-и вообще, сейчас ни черта не время брать друг друга на понты! Кроу, у меня к тебе вопрос.

— Д-да, что такое?

— Если ты зарегистрировался как водитель первой машины, выходит, ты сюда пришел раньше всех на открытие?

Хотя Харуюки и удивил неожиданный вопрос, он согласно кивнул.

— Да, так и есть, но мы пришли сюда почти одновременно с Блад Леопард, которая взяла вторую.

— В таком случае… вон тот шаттл таким и был, когда вы сюда пришли? Или вы хотя бы видели, кто его забронировал?

Харуюки, не понимая о чем речь, начал смотреть по сторонам. Скелетный аватар быстро обвил руку вокруг шеи Харуюки и потащил его вдоль шеренги машин.

— Э-а, куда ты?!

— Увидишь — андерстенднешь! Вот… посмотри на 10-й. Он с самого начала таким был?

Вторую часть этой фразы Харуюки не услышал. Он был глубоко шокирован в тот самый момент, когда увидел это.

На все том же расстоянии в два метра от соседнего шаттла, на самой правой стартовой позиции стояла…

Прогнившая машина.

Она проржавела насквозь, словно ее в течение нескольких лет обдували морские ветры. В отличие от остальных девяти машин, искрившихся цветами брони своих водителей, десятая была покрыта красно-коричневой ржавчиной. Следы гниения были не только на корпусе — в таком же состоянии были и сидения, и даже двигатели в нижней ее части. Казалось, что она в таком состоянии вообще не сможет сдвинуться с места.

Харуюки на автомате протянул руку и, тем же жестом, что и несколько дней назад, постучал по шаттлу. Мгновенно вылезло окно системного сообщения, содержащее ровно одно слово.

— Ри… RESERVED? Забронирована?.. В таком состоянии?!

— Вот, ты ничего об этом не знаешь? Мы с моими корешами по Легиону пришли сюда в половину шестого в среду, и она уже тогда была в таком состоянии.

— Э, но это невозможно! — выпучив глаза, запротестовал Харуюки. — Да, мы с Леопард ушли сразу после того, как заняли 1 и 2 шаттлы, но мы сделали это потому, что услышали, как к нам уже бежит толпа людей. Я думаю, что между нашим исчезновением и твоим появлением не прошло и 10 секунд. Никто не мог успеть зарегистрироваться так, чтобы этого не заметил ты… и кроме того…

Харуюки на секунду закрыл глаза, оживляя в голове воспоминания, а затем уверенно сказал:

— В тот момент, когда мы вышли отсюда, 10-й шаттл еще не заржавел. Он, как и все остальные машины, был серо-стального цвета!

— Р… реально? Выходит… что либо за те 10 секунд она успела заржаветь… либо кто-то прятался в тени, а в тот момент выскочил и зарегистрировался…

— Нет, это невозможно. Во-первых, здесь негде прятаться… во-вторых, ладно, я, но спрятаться так, чтобы ничего не заметила Пард, совершенно невозможно…

Аватары задумчиво положили руки на шлемы, пытаясь вместе решить эту загадку, но тут громко прогудела сирена, а затем еще громче закричали от радости зрители. Резко подняв головы, они увидели, что до начала гонки осталось 3 минуты.

— Ну, чё. Это, конечно, печаль, но придется пока на это дело забить. Водителя, кстати, тоже нигде нет…

— Да уж… если здесь замешана система, мы узнаем это во время гонки.

— Это точно. Ну… как бы там ни было, зажжем, чувак.

— Ага, удачи нам обоим!

Харуюки и Аш Роллер кивнули друг другу, а затем пошли по своим машинам. Естественно, на прощанье они не могли не обменяться колкостями:

— Только ты учти! Я мастер всего, что ездит на колесах — от трехколесных велосипедов до огромных тягачей!

— Ага, только у шаттла нет колес!

Бросил Харуюки в ответ и добежал до первого шаттла. Его команда уже разместилась на сидениях. Тиюри махнула правой рукой и крикнула:

— Где тебя носит?! Чем ты занимался?!

— П-прости, пожалуйста! — бросил он, запрыгивая на водительское сидение.

Как только он взялся руками за руль, на лобовом стекле появился текст «HELLO MY DRIVER!», а за ним — несколько индикаторов.

Впрочем, ничего сложного там не было. Только спидометр, индикатор расстояния и шкала выносливости.

На первом ряду сидений за ним разместились Скай Рейкер, отменившая свою коляску, и Блэк Лотос, которая сразу же нагнулась к Харуюки.

— Кроу, я посмотрела, кто против нас играет, и среди них сплошные негодяи и подлецы, включая команды Шести Великих Легионов. Впрочем… никто из водителей никогда раньше не управлял шаттлом. Поначалу езжай тихо, пока не привыкнешь к управлению. Не беспокойся, мы возьмем на себя защиту от вражеских атак.

Ее слова продолжил голос Тиюри с задних сидений:

— Вот-вот, даже если нас чуток поцарапают, я смогу вернуть все как было!

— Эм-м, Белл, поскольку наши полоски жизни заморожены, набрать энергию для спецприемов будет непросто, — заметил Такуму.

В ответ тут же раздался недовольный вопль Тиюри: «Да что же это такое?», а затем смешки Черноснежки и Фуко.

Харуюки обернулся через плечо, посмотрел на своих друзей и мысленно прошептал:

«Я рассчитываю на тебя, семпай. Удачи, Таку, Тию. И… Рейкер. Что бы ни случилось, я непременно довезу тебя до финиша. Поэтому-то я и здесь.»

— Так, осталась минута! Держитесь крепче! — крикнул Харуюки, и на индикаторе над его головой осталось лишь две цифры.

Шум, доносившийся с летающих трибун, уже стал похож на рокот. Харуюки крепко сжал руль и слегка надавил правой ногой на педаль газа. Двигатели шаттла загудели. Корпус завибрировал. На индикаторе расстояния зажглось показание «4000 км».

Харуюки окинул взглядом высившийся перед ним грозный металлический столб в 100 метров толщиной, воссозданный в Ускоренном Мире «Гермесов Трос», и вдруг задумался.

В этот же самый момент какие-нибудь богачи вполне могли ехать в космос на этом же самом космическом лифте. Но им и в голову не могло прийти, что с помощью камер, установленных на этом лифте, в другом мире несколько десятков детей сейчас проедут мимо них.

Естественно, Ускоренный Мир не был настоящим и существовал лишь внутри их нейролинкеров. Но пусть в нем и не было материи, в нем тоже существовала истина. Потому что…

«Иначе в моей груди сейчас не горело бы такого яростного пламени экстаза!»

— Го! Го! Го! Го! — дружно скандировали трибуны.

На их голоса наложился звук зажигающихся красных огней. Огни зажглись в ряд прямо в воздухе, осветив собой машины. В этот самый момент одна из трибун пролетела в зените, закрыв собой солнце, и на стартовую черту упала плотная тень, оставив машины в красном свете огней. Прогудела вторая сирена. Двигатели машин дружно взревели. Диски, игравшие роль колес, вспыхнули электрическим светом, отразившимся от стальной поверхности площадки.

— Впере-е-е-е-ед!!

В тот самый момент, когда обратный отсчет дошел до нуля и цвет огней сменился зеленым, Харуюки вдавил педаль газа в пол.

Мощнейшая тяга словно швырнула машину вперед. Все десять шаттлов моментально преодолели короткую рампу и оказались на слегка изогнутой поверхности столба, по которой тут же устремились вверх назло силе тяжести. По всей видимости, шаттлы к столбу крепила какая-то неведомая сила, поскольку, несмотря на практически отвесный подъем, изнутри шаттла казалось, будто они едут по горизонтальной дороге.

Продолжая изо всех сил втапливать педаль газа, Харуюки бросил быстрый взгляд на спидометр. Яркие цифры уже показывали больше 200, хотя не успело пройти и 10 секунд. Естественно, их скорость продолжала бешеными темпами расти.

— Э… эй, Хару, т-ты серьезно собираешься так гнать?! — послышался голос Такуму откуда-то сзади.

— Доверься мне! Я в гоночных играх тысяч 10 машин в кювет отправил! — прокричал Харуюки в ответ.

— Э-это, конечно…

— Да-а, жми-и-и!! — радостный вопль Тиюри с легкостью перекричал охрипшего Такуму.

Харуюки бросил взгляд в окно заднего вида, открывшееся в верхней части лобового стекла. Прямо за ним со спокойными лицами сидели Черноснежка и Фуко. Поняв, что переживать ему не о чем, Харуюки снова вдавил педаль. 250 км/ч. 300 км/ч. Они приближались к пределу скорости гоночных машин реального мира, но виртуальные шаттлы на магнитной подушке продолжали реветь все пронзительнее и неумолимо ускорялись. Все детали на поверхности столба слились друг с другом, превратившись в полоски, расходившиеся от его вершины. Иногда на пути возникали облака, которые моментально оказывались позади них.

Спустя несколько секунд возле красных цифр спидометра загорелась иконка с текстом «MAX». По самим цифрам же выходило, что шаттл разогнался до 500 км/ч. Поняв, что достиг максимальной скорости, Харуюки выдохнул и, наконец, решил осмотреться.

Серебристый шаттл под номером 1, принадлежавший команде Нега Небьюласа, по-прежнему ехал самым левым. Справа от них, примерно в 10 метрах, была видна блестевшая алыми искрами машина Красной команды, которую вела Блад Леопард.

Еще дальше разместился шаттл команды Синего Легиона «Леониды» с Турмалин Шеллом в роли водителя. В их шаттле было всего 4 человека, поскольку весь задний ряд сидений оккупировало массивное тело Фрост Хорна. Еще правее от них катился шаттл Зеленого Легиона «Грейт Волл», со стороны которого доносилось привычное Ашевское «хэй-хэй».

Эти четыре шаттла шли лоб в лоб, соревнуясь за первое место. Немного позади них шла команда Желтого Легиона «Крипто Космоцирк». Естественно, Желтого Короля в их шаттле не было, но знакомые Небьюласу заклятые враги в экипаж все-таки попали.

«Нельзя спускать с них глаз!» — высек Харуюки в своей груди и продолжил осмотр. По всей видимости, на этом команды Королевских Легионов заканчивались. В хвосте плелись четыре машины Легионов средней руки... естественно, каждый из них по численности превосходил Нега Небьюлас.

По подсчетам Харуюки, шаттлов было девять. Выходило, что та проржавевшая машина так и не стартовала. На мгновение Харуюки ощутил недовольство от того, что тайна этой машины останется неразгаданной, но он тут же смахнул эти чувства в сторону. Кем бы ни был незнакомец, испортивший машину, он больше не собирался (или не мог) вмешиваться в ход гонки.

Закончив осматриваться, Харуюки вновь устремил взгляд вперед. В этот же самый момент за его спиной появилась огромная тень, немного напугав его. Летающие трибуны с шестью сотнями восторженных зрителей автоматически поднимались вслед за шаттлами. С них нескончаемым потоком лились возбужденные крики, сливавшись в единое целое со звуками двигателей.

— Хе-хе... уверена, они уже делают ставки, — произнесла Черноснежка, и Скай Рейкер тут же поддакнула.

— Ага, я уже успела заметить деловито шастающего «Ведущего».

Ведущим называли таинственного бёрст линкера, заправлявшего «Акихабарским Полем Боя» — бойцовским клубом, в котором можно было делать ставки. Похоже, своим бизнесом он умудрялся заниматься и во время гонки.

— О-о... Рейкер, ты тоже бывала на Акихабарском ПБ? — поинтересовался Харуюки, постоянно подворачивая.

Ответ пришел не от нее самой, а от усмехнувшейся Черноснежки:

— Бывала? Да Рейкер в свое время...

Но договорить она не смогла. Крики с трибун вдруг стали вдвое громче, а кроме того, до ушей один за другим стали доноситься шумящие звуки. Харуюки тут же повернул голову вправо и взволнованно крикнул:

— А-а! Пард уже начала?!

Источниками звуков были оружия четырех бёрст линкеров, сидевших на пассажирских сидениях шаттла Красной команды. Судя по всему, в их команде бойцом ближнего боя была лишь Блад Леопард, а все оставшиеся аватары были дальнобойными. В их арсенале были и автоматы, и винтовки, осыпающие окрестности ружейным огнем.

Целились они в шаттл Синей команды, ехавший справа от них. Экипаж этой команды, в свою очередь, полностью состоял из аватаров ближнего боя. Одетый в мощную броню Фрост Хорн и еще один аватар, сидевший недалеко от него, высунулись из шаттла, прикрывая его своими телами. Благодаря замороженным полоскам здоровья они могли выдержать любой обстрел, но некоторым выстрелам все же удавалось отбросить их назад, и воспользоваться моментом, чтобы повредить шаттл.

— Гады-ы! Никакой! Пощады! Тури, тарань их!! — послышался крик Фрост Хорна.

В ответ тут же раздалось: «Окей, Хо-орн!», после чего Турмалин Шелл тут же выкрутил руль влево. Шаттл Синей команды резко дернулся в сторону шаттла Красной. Похоже, они действительно собирались врезаться в них. Такая «абордажная» тактика была вполне в духе Фрост Хорна, и Харуюки с интересом наблюдал за развитием событий. С трибуны за его спиной тоже слышались громкие возгласы: «Вали и-и-их!» и «Не-е-ет!».

Чем дальше сближались машины, тем более меткими становились выстрелы со стороны Красной команды. Весь левый борт шаттла Синей команды был покрыт следами от пуль и уже начал искрить, но запас прочности машин был весьма внушительным, и на скорость этот урон пока что никак не влиял.

— Отлично! Ощутите! Кулак! Души! Мужика!! — крикнул Фрост Хорн, поднялся в полный рост и высоко занес правый кулак.

В этот же самый момент управлявшая Красным шаттлом Блад Леопард резко дернула руль. Магнитные диски взвыли, и шаттл начал вращаться. Правый задний угол мощно врезался в левый борт Синего шаттла. Сила удара заставила приготовившегося к удару Фрост Хорна споткнуться и…

— А! Га! Гха-а-а?! — завопил он и вывалился из машины.

Возможно, так легкомысленно относиться к машине, едущей на скорости в 500 км/ч, не стоило. Сначала тело Хорна ударилось о поверхность столба и с грохотом отскочило, испустив фейерверк искр. Наконец, его тело с обреченным воплем унеслось вниз и через несколько секунд скрылось из виду.

Тем временем Пард, как ни в чем не бывало, выровняла машину и снова вышла на старое расстояние от вражеского шаттла. Ее экипаж вновь начал обстрел. Синяя команда, не собираясь сдаваться, снова попробовала пойти на сближение, но запас здоровья их шаттла, по всей видимости, все же иссяк. Оба магнитных диска на левой стороне вдруг вспыхнули, и шестиметровую машину начало крутить. Оставшиеся на ее борту три аватара начали громко вопить, истошно взревел двигатель…

Мощный взрыв.

Под радостные крики и отчаянные вопли зрителей обугленная машина с тремя аватарами на борту отправилась вслед за Хорном, быстро покинув поле зрения. Харуюки нервно вжал голову в плечи. Сзади послышались восторженные комментарии Черноснежки и Фуко.

— Вот оно что. Видимо, если ты вывалишься из шаттла, тебе конец. Огневая мощь Проми — это нечто…

— И правда. Вижу, навыки Лепард в вождении и подборе экипажа ничуть не притупились.

— С-сестрица, сейчас не время ими восхищаться! Они ведь теперь пойдут на нас! — крикнула Тиюри.

Одновременно с ее словами, Красная команда закончила перезаряжаться и дружно пересела к левому борту. Все оружия навелись точно в нос шаттла номер 1 (с небольшим упреждением, конечно).

— Э-э! — провыл Харуюки и в панике повернул руль влево.

Но Пард продолжала ловко следовать за его движениями, поддерживая стабильное расстояние между машинами. Два шаттла выписывали на поверхности 100-метрового столба идеальные параллели на радость зрителям. Эту картину можно было принять за рекламу автомобилей, но все понимали, что это была напряженная погоня. Один из стрелков отдал команду, и все четыре орудия сдали дружный залп.

— …!

«Не увернуться!» — рефлекторно подумал Харуюки и вжал голову в плечи, но звука попадания не последовало. Вместо этого раздался пронзительный звон отбитых пуль. Харуюки испуганно посмотрел вправо и увидел совершенно невероятную сцену.

Блэк Лотос, свесившись с правого борта, с невероятной скоростью сверкала клинками, отбивая шквал летевших в них снарядов. Сидевший на заднем сидении Циан Пайл тоже помогал обороне, используя «Сваебой» в качестве щита.

Их оборона была почти идеальной, и до машины долетало совсем мало пуль. Индикатор повреждений почти не регистрировал урона. Но ситуация все равно была аховой. Приближаться к шаттлу противников было слишком опасно — Харуюки понимал, что против такой опытной гонщицы, как Пард, шансов у него нет. Его экипаж просто вышибут из машины, как это случилось с Синей командой.

— Ну вот, из-за того, что у нас нет красных аватаров, они по нам стреляют, словно в тире! — громко возмутилась сидевшая в левом заднем сидении Тиюри.

И было от чего возмущаться — с момента своего возрождения отсутствие дальнобойных аватаров было главной проблемой Нега Небьюласа. Даже в битвах за территорию они проигрывали в основном командам с сильными красными аватарами.

Но нытье ничем не могло помочь им. Харуюки приготовился принять вызов Пард, о чем собирался крикнуть своему экипажу. Но не успел он этого сделать, как…

— Я спрыгну, — тихо заявила Скай Рейкер.

— Э?.. Учитель, о чем ты?

— Простой математический расчет. У Проми экипаж из пяти человек плюс тяжелые пушки. Если я спрыгну, вас останется четверо, и вы сможете обойти их чисто за счет скорости.

— Т-тебе нельзя этого делать, сестрица! — воскликнула Тиюри.

Но холодные слова Рейкер резко заглушили ее:

— Я уже говорила, что участвовать буду только при условии, что мы будем изо всех сил сражаться за первое место. А для меня спрыгнуть — это и есть все мои силы. Если я этого не сделаю, мы не сможем победить Леопард!

Затем аватар небесного цвета схватился левой рукой за борт и, не сомневаясь ни секунды, попытался перекинуть свое тело.

Но в этот же момент, Харуюки резко повернул руль вправо. Шаттл прокрутился на пол-оборота, вжав Рейкер в ее сиденье.

— Нет… учитель, ты не права! — выдавил из себя Харуюки, отчаянно пытаясь совладать с управлением и выправить машину. — Спрыгнуть — это далеко не все, на что ты способна! Мы не добьемся ничего, если не будем сражаться вместе!!

— Кроу говорит правду, Рейкер! — крикнула Черноснежка, продолжая упорно защищать шаттл. — Мы — команда! Мы будем сражаться и победим все вместе!

— Но… но мне!.. — запротестовала Фуко голосом, похожим на вопль. — Мне ведь нечем сражаться! У меня нет атакующих способностей, и я даже не могу подняться, чтобы помочь вам с защитой! Мне ничего не остается делать, кроме как сидеть здесь мертвым грузом!..

— Неправда!! — вырвался крик из горла Харуюки. — У тебя есть… те крылья, что ты породила и вырастила сама!!

Он сомневался в том, стоит ли это говорить. Скорее всего, у Скай Рейкер были причины, по которым она упорно отказывалась использовать эту способность с того самого дня, как заново вступила в Нега Небьюлас. Харуюки не хотел вмешиваться в ее чувства. Именно поэтому он и вез ее к вершине Гермесова Троса. Он верил, что там, и только там, она сможет простить ему такие слова.

Но если бы Рейкер спрыгнула с шаттла, он больше никогда не смог бы ей этого сказать. Поэтому Харуюки оставалось лишь молиться о том, чтобы его слова достучались до ее сердца.

— Из-за того, что на этом поле не набирается энергия, я не могу здесь летать… но у тебя другие крылья. Они имеют полный заряд в момент одевания. Ты сможешь взлететь!

Харуюки развернулся, посмотрел прямо в глаза Рейкер…

— Умоляю тебя… одолжи силу своих крыльев нашему шаттлу… нет, всем нам! Если ты это сделаешь, мы сможем уйти от обстрела Проми!!

На мгновение повисла тишина.

Для Харуюки вдруг перестали существовать и рев орудий, и рикошеты пуль об руки Черноснежки и Такуму, и идущие нескончаемым потоком крики зрителей. Он слушал лишь тихое дыхание Скай Рейкер, в котором слышались отзвуки страданий.

«Я… ранила Саттян.

Своими словами, своим поведением и своей душой. Пролитые ей слезы навсегда смешались с тем топливом, что питает мои крылья. Поэтому… поэтому я больше никогда не…»

— Это не так, Рейкер!!

Черноснежка вдруг прекратила двигать руками и развернулась.

Пули тут же начали безжалостно впиваться в борт шаттла. Многие попадали и по спине Черноснежки. Но, даже сотрясаясь от обстрела, Черноснежка смогла уверенным тоном произнести:

— Я… была глупцом! Я и думать не пыталась о том, что для тебя все это значило! Я требовала от тебя лишь беспрекословного служения, а когда мне показалось, что ты предала меня, я злилась и ненавидела тебя без всякой на то причины! Именно поэтому, я больше никогда не позволю себе что-то требовать от тебя… но!

Наконец, голос Черноснежки дрогнул от избытка чувств. Из глаз в глубине ее маски сорвались лучики фиолетового света, похожие на слезы. Проливая их, Черная Королева продолжала:

— Но именно сейчас тебе нужно взлететь! Не ради меня, не ради Легиона… ты должна взлететь ради самой себя, Рейкер!!

Как только Блэк Лотос закончила кричать, ее спину поразил мощный снаряд. Ее тело пошатнулось, и от падения ее удержали лишь руки Скай Рейкер. Но руки эти мелко дрожали, словно она боялась приближаться к ней.

«Учитель. Нет, Фуко», — мысленно сказал Харуюки, все еще отчаянно руля. — «Два месяца назад, на Южной Террасе Синдзюку Черноснежка сделала первый шаг. Поэтому, в этот раз черед твой… пожалуйста, протяни свои руки навстречу ей. Оставшееся между вами расстояние сократить не могу ни я, ни кто-либо еще. Это можешь сделать только ты!»

Скорее всего, она не услышала этих слов.

Но в следующий момент Фуко перестала дрожать. Она начала медленно сгибать руки, которыми поддерживала Черноснежку, обвивая их вокруг ее спины… и крепко обняла ее.

Среди шума от шквала пуль зазвучал тихий, но отчетливый голос:

— Спасибо, Лотос… я наконец осознала это. В моих крыльях… есть не только твои слезы. Они полны твоими надеждами, добротой, а главное — твоей любовью.

Усадив Черноснежку на ее место, Скай Рейкер уверенно кивнула.

— Поэтому мне больше нечего бояться… я смогу взлететь. Я уверена, что теперь я смогу взлететь опять…

И в этот миг Харуюки понял.

Скай Рейкер никогда не смирялась со своей судьбой. Она боялась. Она опасалась того, что не сможет взлететь, даже надев свое снаряжение. Того, что ее негативная Инкарнация обесточит экипировку так же, как она лишила ее ног.

Но сейчас она выгнулась и воздела руки к небу. В ее движениях не было страха.

Светло-коричневые глаза ее сфокусировались на бескрайних небесах…

И она напевным голосом произнесла фразу, которую когда-то назначила на выбор экипировки:

— Гейл Саммон[✱]Gale Summon, Призыв Урагана.!!

Харуюки увидел, как в далеком космосе, в который их вез шаттл, вспыхнули две новых звезды.

Они превратились в два лазерных луча, попавших точно в Рейкер, несмотря на безумную скорость их шаттла. Свет окутал ее тело, а потом сфокусировался на ее спине, постепенно превращаясь в изящный силуэт реактивного ранца, Усиливающего Снаряжения «Ураганные Сопла». Во время призыва экипировки исчезли шляпа и платье Рейкер (по всей видимости, конфликтовавшие с Соплами), и ее аватар предстал в своей истинной форме.

— Рейкер…

— Учитель!

— Сестрица!

— Мисс Рейкер!

Раздался хор голосов. Рейкер уверенно кивнула, а затем подпрыгнула. Естественно, теперь она сделала это уже не для того, чтобы выбросить себя из машины. Пролетая мимо задних сидений, она ухватилась за руку Лайм Белл, и с ее помощью крепко вцепилась в небольшой спойлер в задней части шаттла.

— Кроу, направь машину вперед и никуда не сворачивай!

Харуюки немедленно исполнил указания Рейкер. Красная команда с шаттла 2 начала догадываться об их планах и усилила обстрел, но Черноснежка уже успела вернуться к защите шаттла 1.

— Поехали! Три секунды до запуска! Две, одна, ноль!!

Раздался оглушительный рокот, и в следующий момент Харуюки с такой силой вдавило в сиденье, что он невольно стиснул зубы.

Ускорение казалось немыслимым. Харуюки изо всех сил держал свихнувшуюся машину на заданном курсе, но все же смог бросить взгляд в сторону окна заднего вида. В нем он увидел, что из спины Рейкер, словно две кометы, вырывались два длинных световых выхлопа, освещавших все вокруг себя. Мощь «Ураганных Сопл» была гораздо выше той, что смог добиться от них в свое время Харуюки. Но неестественного света, точнее, «Оверрея», из сопл не вырывалось, а значит, это была не Инкарнация. Это был результат многолетних усилий и огромного числа потраченных на воспитание этих крыльев бёрст поинтов.

Вновь переведя взгляд на лобовое стекло, Харуюки посмотрел в сторону спидометра. Тот перевалил за свой предел, дойдя до показания в 650 км/ч. Они уже покинули зону обстрела шаттла 2, и в зеркало бокового вида было видно, как тот быстро превращается в точку на горизонте.

С трудом сдерживая эмоции, бурлившие в его груди, Харуюки сосредоточился на управлении. Он понимал, что если машина на такой скорости хоть немного собьется с курса, аварии не избежать. Никаких препятствий на поверхности Гермесова Троса им пока не встречалось, но если они все же были, то им нельзя было угодить даже в самую маленькую ямку.

А через полсекунды страхи Харуюки стали реальностью.

На их пути появился таинственный объект. На поверхности столба сверкало несколько радужных колец на внушительном расстоянии друг от друга. Каждое было как минимум три метра в диаметре. И если бы они продолжали ехать прямо, то попали бы точно в одно из них.

— Н… нужно свернуть! Рейкер, возвращайся на место! — испуганно прокричал Харуюки.

Но не успел он договорить, как в ответ послышалась команда Черноснежки:

— Нет, Кроу, едем прямо на него!

— Э?.. Ч-что?!

— Не беспокойся, едь!

Как бы там ни было, запас энергии «Ураганных Сопл» на этом месте подошел к концу, и Скай Рейкер (опять же не без помощи Лайм Белл) вернулась на место. Увидев это, Харуюки крепко схватился за руль.

— П-понял, еду прямо на него! Держитесь крепче!

А через пару секунд…

Шаттл номер 1, даже не сбавляя скорости, проехал точно через центр одного из радужных колец.