Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
odalety
06.12.2018 09:33
Спасибо за перевод. Оно того стоило.
Kos85mos
22.07.2017 16:01
Спасибо!!!
Last Embryo
29.11.2015 18:58
У когго более точный перевод? ТУт или у ушвуда?
VcSaJen
22.05.2015 07:22
Хм, похоже, этот том не прошёл все «двенадцать кругов» редакта. Примерно раз в главу встречаются неправильные падежи, или «он» вместо «она», и т.д.
К примеру, «к обсуждению новый моделей нейролинкеров» в главе 6.
Anon
03.04.2015 23:12
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 95.79.41.244:
А в главе, где был бой за территорию, в старом переводе говорилось, что эш победит только через сто лет, потом добавила, что через двести. В этом же переводе смысл другой, особенно у ворой фразы
Anon
03.04.2015 22:21
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 95.79.41.244:
Блин, ну и глаза у хару, где он пялится на спящую снежку:)
Anon
03.04.2015 22:20
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 95.79.41.244:
Как я понял перевод теперь не ушвуда, а арка...можно и перечитать)
Anon
24.02.2015 10:55
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 94.240.120.214:
Как скачать можно?
Anon
13.02.2015 11:19
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 185.57.75.15:
Скачиваю эту серию книг как фб2, на мобильник и все скачаные файлы скатываются с расширением bin, и читалка их просто не видит. Можете это исправить? С 1го по 6 ой том такая проблема,дальше ещё не качал.

Глава 2

Закованные в серебряную броню ноги опустились на толстую, мшистую ветвь.

Он поднял голову, но небоскребов на фоне дождя уже не было. Небо окрасилось в странный бледно-фиолетовый цвет, а здания превратились в огромные узловатые деревья. С деревьев свисали плотные заросли плюща, а между некоторыми виднелись силуэты каких-то крылатых созданий.

Осознав, что вместо столичной администрации он теперь находился на самом высоком дереве дремучего леса, Харуюки тут же начал жаловаться:

— Ну вот, «Первобытный Лес». Не люблю этот уровень.

Сбоку тут же послышался голос:

— Почему? Смотри, как тут красиво. Лучше уж тут, чем на безрадостных уровнях вроде «Пустоши» или «Постапокалипсиса».

Конечно же, голос этот принадлежал аватару в полупрозрачной броне изумрудно-зеленого цвета, «Лайм Белл». Под полями огромной треугольной шляпы радостно светились ее глаза.

— Нет, ну выглядит, он, конечно, мило… но тут столько всего растет, что с неба совершенно не видать, что происходит на земле…

— Хватит ныть! Иногда полезно и на земле воевать.

— Ладно-ладно, — ответил Харуюки и кивнул, ощутив, что в спину его ткнул огромный колокол на левой руке Лайм Белл.

У «Первобытного Леса» было две основных особенности. Во-первых, плотная растительность значительно ограничивала обзор, во-вторых, тут жило множество существ. И не только безобидных, в самом лесу встречались и огромные хищники, которых необходимо было учитывать при разработке тактики.

Освежив в памяти особенности уровня, Харуюки перевел взгляд на две полоски жизни в правом верхнем углу поля зрения.

Против них была команда из двух человек. «Фрост Хорн», 5-й уровень и «Турмалин Шелл», 4-й уровень. Оба имени были прекрасно известны Харуюки. Эти линкеры состояли в Синем Легионе, Леонидах, и активно участвовали в боях.

Сам Харуюки на данный момент имел 5-й уровень, а Тиюри — 4-й, так что по уровням обе команды были сбалансированы. Но при этом их противники были гораздо более старыми бёрст линкерами. На первый взгляд, могло показаться, что Харуюки и Тиюри, набиравшие уровни гораздо быстрее обычного, оказались в невыгодном положении по сравнению со своими противниками. Но все было далеко не так просто.

Дело было в том, что бёрст линкеры отличались от друга в том числе и своими характерами. Их можно было разделить на «отчаянных линкеров», нападавших на всех противников, вне зависимости от своих шансов на победу, и «эффективных линкеров», которые тщательно вычисляли свои шансы на победу, выбирая бои, в которых было проще победить. Из-за этого даже между линкерами одинаковых уровней могла быть огромная разница, которую нельзя было измерить.

И разница эта состояла в опыте. Некоторые бёрст линкеры никак не могли подняться выше своего уровня, или же особенности их аватаров все никак не могли показать себя во всей красе. Они проигрывали в боях, но эти поражения наделяли бесценным опытом человека, скрывавшегося за аватаром. Они постигали тактику, обретали знания, а главное — учились не сдаваться даже в безнадежных ситуациях.

Естественно, отчаянные линкеры росли гораздо медленнее эффективных. Уровень их очков часто падал до опасного уровня, и таким линкерам нужно было быть готовыми к тому, что значительную часть времени они будут проводить на неограниченном нейтральном поле, участвуя в охотах на Энеми.

Но Черноснежка, его наставница, всегда добавляла, что именно таким линкерам проще всего достичь высших уровней. Именно поэтому, когда Харуюки выходил сражаться, он старался не выбирать противников попроще, балансируя между отчаянным и эффективными стилями. Вот только…

Их противники, особенно «Фрост Хорн», были гораздо более отчаянными, чем сам Харуюки. Фрост Хорн был известен как «та сволочь, которая всегда играет ва-банк». Скорее всего, именно из-за этого они и напали на едва появившегося в списке противников Харуюки.

Судя по наводящим курсорам в центре поля зрения, противники мчались напрямую к столичной администрации. Харуюки решил подыграть им и сказал:

— Тию, как насчет того, чтобы спуститься и решить все в быстрой схватке?

Его партнерша улыбнулась и кивнула.

— Хорошо. Мое лечение все равно не достанет тебя, если я не смогу тебя видеть, да и попрактиковаться в ближнем бою мне тоже не помешает!

С этими словами она от души размахнулась колоколом, раздробив при этом несколько фруктов, свисавших за ее спиной.

Харуюки еще помнил тот случай, когда она ударила этим колоколом его по голове, и инстинктивно вжал голову в плечи. Затем он протянул ей руку.

— Хорошо, нападаем на них сверху!

— Окей, — ответила она и крепко сжала руку Харуюки своей.

А затем они, ничуть не мешкая, прыгнули вниз с пятисотметровой высоты. Они падали сквозь фиолетовую дымку в лес, в ту сторону, куда указывал курсор.

Курсор давал только очень общее представление о положении врага. Поэтому, враги и понятия не должны были иметь о том, что Харуюки и Тиюри летели на них свысока, быстро сокращая расстояние. Чтобы не раскрыть себя, Харуюки как можно дальше оттягивал запуск «парашюта». В ушах неистово свистел ветер, а земля с угрожающей скоростью становилась все ближе. Дыхание сперло даже у Харуюки, давно привыкшего к затяжным прыжкам.

Но летевшая рядом с ним на той же скорости Тиюри даже не пискнула. Напротив, ее глаза искрились от азарта. Казалось, будто у нее были поистине стальные… хотя, нет, к девушкам это выражение подходило плохо.

Мысли Харуюки сбил громкий шепот у уха:

— Нашла! Вон под теми огромными красными цветами!

Харуюки тут же прищурился. Он и правда заметил, что в глубине зарослей похожих на лаффрезии растений бежали друг около друга две фигуры — побольше и поменьше. Справа был Фрост Хорн в тяжелой голубой броне с тремя мощными рогами, один из которых рос из лба, а другие из плечей. Слева от него бежал стройный Турмалин Шелл в броне сине-зеленого цвета.

— Я беру правого, ты левого. Бьем со всей силы, — быстро проговорил он, и Тиюри кратко кивнула.

Их противники все еще думали, что их противники были либо где-то на земле, либо на ветвях столичной администрации. Но уже через несколько секунд они попали бы в «боевую» зону и курсор бы исчез. Харуюки и Тиюри нужно было замедлиться и подготовиться к атаке до того, как это произойдет.

Харуюки напряг тело и дух, и произнес:

— Поехали… замедляемся через 5 секунд. Три, две, одна, ноль!

Он крепко сжал руку Тиюри и широко расправил крылья на спине.

Харуюки специально не набирал энергию. Ее использование вместе с крыльями позволило бы ему летать, и враги бы не стали искать его на земле. Но даже без энергии, крылья вполне годились на роль парашюта. Металлические чешуйки ухватились за воздух, начав резко замедлять их падение.

Используя силу торможения, Харуюки приготовился к атаке. Он выбросил вперед ногу, приготовившись к удару из пике. То же самое сделала и Тиюри, и Харуюки потянул ее за руку, чтобы навести ее на цель. А затем наводящий курсор исчез.

В следующий момент противники осознали, что это случилось неожиданно быстро и резко затормозили, оставляя за собой длинный след. Они быстро начали оглядываться по сторонам, а потом посмотрели наверх…

Но было уже поздно.

— Орья-а-а-а!!

— Н-на-а-а-а!

Издав боевые кличи, Харуюки и Тиюри пробили лепесток лаффрезы и под острыми углами спикировали на противников, выставив вперед ноги.

Как бы те ни старались, полностью увернуться от этой атаки они уже не могли. Фрост Хорн и Турмалин Шелл тут же скрестили над собой руки, защищаясь от атаки. Но Харуюки и Тиюри были не против, и завершили 500-метровый прыжок ударом ноги.

Оглушительный грохот и свечение были сравнимы по зрелищности с прямым попаданием спецприема.

— Мг-г…

— Фн-н!

Хорн и Шелл синхронно застонали. Они пригнулись и отчаянно пытались откинуть врагов назад. Ноги их быстро пропахивали в покрытой зеленью земле глубокую борозду.

Но какими бы мощными они ни были, полностью защититься от такой атаки они не могли.

Через секунду они уже не могли сопротивляться, и тела их синхронно отшвырнуло назад. Из вырытых ими ям они отлетели в сторону стоявших на внушительном расстоянии деревьев и на полной скорости врезались в них. Еще один грохот сотряс уровень и полоски здоровья в верхнем правом углу одновременно лишились около 30% своего запаса.

Проведя успешную первую атаку, Харуюки и Тиюри сделали сальто назад и приземлились. Тут же издали послышались голоса:

«Ого, ничего себе!»

«Столько урона от простой атаки?!»

С высоких ветвей доносились радостные возгласы наблюдавших за битвой зрителей. Как и полагалось Синдзюку, «святому месту» для дуэлей, даже в будний день посмотреть на бой собралось больше 20 человек.

Когда зрители поутихли, в зарослях бодрым движением поднялись на ноги Фрост Хорн и Турмалин Шелл. От полученного урона они поначалу немного шатались, но оправились и по очереди закричали:

— Вот дерьмо, так вы, оказывается, на смотровой площадке в администрации были! Что вы там вообще забыли в такой ливень?!

— Да как ты не понимаешь, Хорн?! Хо-орн, у них была свиданка. Свиданка!

— Ч… что… ты сказал? Они после свидания пошли на дуэль?!..

— Именно так, Хорн! Они собираются нас прибить, а потом будут обжиматься и целоваться, Хорн!!

— Т… только через мой труп. Тури, таких бёрст линкеров мы пощадить не можем!!

Их диалог производил впечатление хорошо отрепетированного выступления. Зрителям оно явно понравилось. Галёрка взорвалась смехом и фразами:

«Да, так их!»

«Покажите им силу жалких одиночек!»

Зрители явно поддерживали их противников, и Харуюки, не веря своим ушам, резко замотал головой.

— Н-нет… к-какое свидание, о чем вы?

— Если вам так обидно, то почему бы вам дуэтом с девушками не выступать?! — реакция Тиюри по ярости была похожа скорее на взрыв топлива.

Естественно, она полностью подавила вялые оправдания Харуюки. Фрост Хорн снова пошатнулся:

— Вот это… точно был удар ниже пояса…

Стоявший рядом с ним Турмалин Шелл положил руки на пояс и согласно закивал.

— В Леонидах с девушками напряженка. Мы ведь Легион ближнего боя, и у нас много кто в бою воняет потом.

— Хватит уже оправдываться! Пора их растоптать и испортить им вечер!!

— А-а, ну и сволочь же ты, Хорн!

— Заткнись! Я покажу вам! Что значит! Быть мужиком! Ну, поехали-и…

Харуюки в прострации смотрел на очередную разворачивавшуюся перед его глазами сценку. Но вдруг, Фрост Хорн раскинул в стороны мощные руки, и толстые рога на его голове и плечах ярко засветились.

— Фрост Сёкл[✱]Frost Circle, Кольцо Мороза.!! — послышалось название техники.

От рогов разошлось кольцо голубого света, которое быстро росло и скоро прошло сквозь Харуюки и Тиюри, а затем ушло еще дальше.

Увернуться от такой быстрой атаки было невозможно, но кольцо не нанесло урона. Полоски здоровья Харуюки и Тиюри даже не шелохнулись.

Но Харуюки не расслаблялся и ждал того, что произойдет дальше. Ему не раз приходилось сражаться против Фрост Хорна в ходе битв за территорию и не только, но лично он под этот удар не попадал. Он знал, что эта техника не наносит врагам прямого урона, а изменяет свойства территории.

Послышался тихий звон и окрестности начали окрашиваться белым цветом. В воздухе начали танцевать снежинки. Замерзшая вода оседала на всем, чего касалось кольцо, накрывая землю слоем льда.

Гладкая маска Сильвер Кроу словно затуманилась от снежной вуали. Харуюки увидел, как иней оседает на его конечностях, а затем тихо произнес:

— Белл, Хорна возьму я. А ты сдерживай Шелла, пока я с ним не разберусь.

— Окей, — послышался быстрый ответ, а затем…

— Уо… ра-а-а! — раздался клич сквозь снежный занавес, и огромная тень понеслась прямо на Харуюки.

Этой тенью был Фрост Хорн. Его голубая броня была покрыта тем же слоем инея, что и тело Харуюки. А рога на его лбу и плечах покрылись тонкой ледяной коркой.

Хорн выставил вперед рог на правом плече, собираясь пронзить им Харуюки. Тот сразу пригнулся и напрягся, подгадывая время для уклонения и контратаки.

— Ку-о-о! — вырвалось из горла Харуюки, когда он отскочил вправо, пропуская мимо себя несущегося врага.

Но он не учел того, что из-за инея его тело было тяжелее обычного и двигалось медленнее. Ему удалось избежать прямого удара, и рог лишь обтерся о его броню в районе левого плеча, но он отчетливо ощутил тупую боль. Стиснув зубы, Харуюки вжался ногами в землю и выбросил правый кулак в сторону покрытого инеем бока Хорна.

Но вес инея вновь спутал его планы. В его текущей ситуации, Харуюки должен был нанести своим ударом впечатляющий урон, но смог лишь оцарапать тело Хорна.

Это и была истинная сила «Кольца Мороза». Конечности попавших в зону действия аватаров становились тяжелее, что было особенно неприятно для легких аватаров, полагавшихся на быстрые удары. С другой стороны, аватарам, полагавшимся на редкие сильные удары этот эффект был лишь на руку, так как дополнительная масса повышала урон. Кроме того, у этой способности было и два побочных эффекта: снег дополнительно ухудшал обзор, делая невозможными тактические отступления с целью нанесения ударов издалека, а кроме того, понижение температуры сводило с ума системы теплового самонаведения снарядов аватаров.

Другими словами, аватары, попавшие в зону действия способности, были вынуждены сражаться, вкладывая в каждый удар все свои силы, и это во всех смыслах было очень опасно. Выбежать из зоны действия тоже было не так-то просто, поскольку Фрост Хорн постоянно распространял вокруг себя иней.

Харуюки увидел, как Хорн, отбежавший на внушительное расстояние, развернулся и встал в стойку для следующего разбега, и прошептал про себя:

«Ну и ладно, будем играть по-твоему».

Он тут же сжал кулаки и сжал в кулак свою волю, по пути бросая быстрый взгляд в сторону аватаров, сражавшихся чуть подальше.

Тело Лайм Белл тоже искрилось белым инеем, покрывшим ее тело. С колокола на ее левой руке свисали сосульки, дополнительно увеличивавшие его вес.

Но при этом...

На броне Турмалин Шелла, сражавшегося против нее, не было ни снежинки. Фигурная броня, покрывавшая его стройное тело, выглядела точно так же, как и в начале боя, сверкая так, словно ее покрывала пленка воды. Вернее нет, ее действительно покрывала пленка воды. Весь снег, что касался его брони, немедленно таял и стекал по его телу.

И именно поэтому Турмалин Шелл и Фрост Хорн так любили выступать командой.

Он был назван в честь «турмалина» не просто так — его броня была пьезоэлектрической. Это означало, что при получении ударов она создавала электрический ток, который тут же превращался в тепло. «Электрических» и «тепловых» аватаров было немало, но мало кто из них мог похвастать возможностью генерировать тепло в течение такого долгого времени. Шелл был одним из крайне немногих линкеров, на которых этот спецприем Хорна не действовал вообще.

Турмалин Шелл стоял в боевой стойке с открытыми ладонями, по которым периодически пробегали искры. Затем он бросился в атаку на Лайм Белл. Двигался он гораздо изящнее Хорна, и его боевой стиль явно был основан на китайском кунг-фу. Белл же была вынуждена обороняться от атак, используя свой колокол.

Насыщенный зеленый цвет брони Лайм Белл означал, что ее уровень защиты практически не уступал металлическим аватарам. Кроме того, руки ее были покрытым толстым слоем инея, и «электро-термо-кулаки» Шелла против нее практически не работали. А уж игра от защиты позволила бы Белл сражаться практически вечно.

Но... их противники должны были учитывать и это.

Хорн и его напарник прекрасно знали о том, что Лайм Белл владела крайне редкой способностью «исцеления». В схватках противников одинаковых уровней даже одно успешное исцеление могло тут же склонить чашу весов в пользу команды лекаря.

Именно поэтому их тактика состояла в том, что Шелл, способный свободно двигаться даже под действием «Кольца Мороза», своими быстрыми атаками полностью блокировал движения Белл, в то время как Хорн расправлялся с Кроу. Конечно, Кроу и Белл блестяще начали бой, но теперь ситуация развивалась точно по сценарию, который подготовили их противники.

И спасти их могло только одно — Харуюки должен был одолеть Хорна в одиночку.

«Но это было понятно с того самого момента, когда мы решили сражаться на земле!» — закончил свои мысли Харуюки и сосредоточился на тени несущегося на него Фрост Хорна.

Во время прошлой атаки Харуюки успел ощутить вес инея. Теперь, зная его, он должен был успеть увернуться и нанести ответный удар.

В этот раз Хорн собирался атаковать левым плечом. Он опустил его так низко, что рог стал больше напоминать таран. Харуюки, стараясь не поддаваться страху, терпеливо ждал.

«Сейчас!» — решил он и оттолкнулся ногой от земли, чуть раньше, чем делал это обычно, но...

Острый рог попал точно в левое плечо Харуюки.

— А-ай! — вскрикнул он, ощутив сильную боль, и отлетел в сторону.

Вращаясь в воздухе, он ударился об землю, и импульса хватило, чтобы вновь подкинуть его в воздух. В этот раз Харуюки все же смог приземлиться на ноги, избежав дополнительного урона от неудачного падения.

Но урон, полученный от рога, все равно составил почти 20% здоровья Харуюки. Рог оставил в его плече глубокую искрящую ямку. Боль, характерная для таких сильных повреждений, мучила нервы Харуюки, но еще сильнее его мучило его собственное удивление.

Он был уверен, что не ошибся с моментом. Каким образом рог, гораздо более медленное оружие, чем пуля, умудрился так удачно попасть по нему?

Ответ пришел от горделиво вскинувшего голову Фрост Хорна, остановившеся чуть поодаль:

— У-ха-ха-ха! Что, крылатый, удивлен?! Тебе-то свысока не было видно, но когда мои рога оказываются в зоне действия «Кольца Мороза», они начинают расти! Они становятся все мощнее!

— Ч, что?.. — изумился Харуюки и напряг глаза.

И действительно, острые рога на плечах и лбу аватара успели обрасти льдом, и с момента начала боя заметно выросли.

Но главное — они постепенно продолжали расти. А значит, точное время, в которое следовало уклоняться от каждой атаки, продолжало меняться.

— Ну, как тебе?! Вот! Оружие! Настоящего мужика! У-ха-ха-ха!

Вслед за криком Хорна послышались аплодисменты зрителей, среди которых, правда, затесалось несколько воплей: «Фу, как неприлично!»

Харуюки, продолжая слушать эти голоса, глубоко вдохнул и выдохнул.

«Все это — результат моей же глупости.

Отчаянный стиль, то есть готовность к бою с любым противником — это не то же самое, что попытка подогнать любой бой под тот стиль, который нравится тебе. Я считал противника этакой боксерской грушей, и в результате недооценил его. Мне с самого начала нужно было сражаться против него изо всех сил. Вернее, любая битва требует такого отношения, если ты хочешь в ней победить.

Поэтому, теперь я буду сражаться всерьез!»

Харуюки крепко сжал кулаки, развел их в сторону и попытался расправить крылья на спине. Нанесенного и полученного урона хватило, чтобы зарядить полосу энергии наполовину. Он собирался спасти Тиюри, затем подняться в небо и дождаться окончания действия Кольца Мороза. Затем можно было повторить двойную атаку из пике, чтобы добить Турмалин Шелла, а потом...

Но тактические размышления Харуюки прервались, когда он заметил нечто, заставившее его вскрикнуть:

— Э-э!..

Крылья не раскрывались. Харуюки тут же обернулся и увидел, что они были покрыты плотным слоем инея, который словно склеил чешуйчатые перепонки между собой, не давая им расправиться.

В панике, Харуюки попытался счистить иней руками. Естественно, Хорн не мог этого не заметить:

— Ха! Вот! Это! Ша-а-анс! — крикнул он.

Пригнувшись, Хорн приготовился к третьему заходу, в этот раз выставив вперед огромный рог на лбу.

Атака плечом сняла 20% здоровья Харуюки, и он даже думать не хотел, сколько сняла бы эта атака, казавшаяся еще более грозной. Ему никак нельзя было попасть под нее. Но даже если бы он смог увернуться, шансов на контратаку у него не было. Он знал, что ему нужно было что-то сделать, но что?..

— Тэй-я-а! — раздался вдруг бодрый возглас.

Харуюки тут же повернулся и увидел Лайм Белл, перехватившую правой рукой очередной удар Турмалин Шелла, а затем этой же самой рукой умудрилась далеко швырнуть своего противника через себя.

Шелл пролетел почти 10 метров и грохнулся на спину. Увы, «Первобытный Лес» относился к тому типу уровней, земли которых имели мягкое (песочное или травяное) покрытие, ослаблявшее урон от бросков. Сине-зеленый аватар почти не получил урона и тут же снова вскочил на ноги.

Но смысл броска был вовсе не в этом.

Тиюри даже не посмотрела в сторону Шелла, вместо этого сразу же размахнувшись огромным колоколом на левой руке и прокричав:

— Цитрон Ко-о-о-олл!

Она покрутила колоколом перед собой, затем резко опустила. Раздался приятный колокольный звон, и полился зеленый свет. Он полетел прямо в Харуюки...

Пролетел мимо его левой руки и исчез в тумане за его спиной.

— Что?.. — удивленно воскликнул Харуюки.

Фрост Хорн во весь голос рассмеялся.

— У-ха-ха! В пределах кольца лучевыми техниками попасть где-то на треть сложнее! Потому что! Мужики! Дерутся на кулаках!

Хорн с такой силой оттолкнулся от земли, что в воздух поднялось белое облако. Он несся прямо на Харуюки. Грозный рог на его лбу угрожающе сверкал.

За те мгновения, пока враг бежал к нему, в голове Харуюки успело пронестись несколько мыслей.

Да, в пределах кольца видимость была очень скверной, но неужели Тиюри могла так просто промахнуться своей техникой?

Она всегда была крайне осторожной и внимательной. Она применяла исцеляющую способность только когда была уверена в том, что она сработает. Кроме того, у Харуюки все еще оставалось целых 80% здоровья. Его раны были далеки от того уровня, когда была нужна помощь крайне затратного по энергии «Зова Цитрона».

Выходит, Тиюри промахнулась намеренно. Вернее, она вовсе не целилась в Сильвер Кроу.

В Первобытном Лесу существовало кое-что, что могло влиять на ход боя помимо самих дуэлянтов...

И в этот самый момент Харуюки понял, что именно должен сделать.

Он тут же напрягся и приготовился встречать атаку противника. Он пригнулся, став почти вдвое ниже, и продумал план своих действий.

— Уо-о... рья-а-а-а!! — заревел, словно варвар, Хорн, и Харуюки, подгоняемый этим воплем, резко развернулся.

Он вдруг побежал назад и влево, точно в ту сторону, куда направила свою технику Тиюри. Он слышал, как сотрясается за его спиной земля. И в тот самый момент, когда его спина начала ныть, предчувствуя удар...

Харуюки резко остановился и изо всех сил оттолкнулся ногами от земли. Он расправил руки и начал выгибать тело назад, задним сальто запрыгивая за спину Хорна.

Его противник знал, что Сильвер Кроу не может использовать крылья. И поэтому, ему и в голову не пришло, что он попытается уклониться вверх. Его рог слегка оцарапал спину Харуюки, но можно было сказать, что маневр прошел удачно.

Мир перед глазами Харуюки перевернулся, и в самый центр его поля зрения попал продолжавший бежать вперед противник.

Впереди него сквозь белый туман проступала овальная тень.

— А-а-а?! — закричал Фрост Хорн.

Он тут же замахал руками, пытаясь затормозить. Но ноги его никак не могли зацепиться за обледенелую землю. Размахивая всеми конечностями Фрост Хорн с размаху врезался в тень.

Послышался треск, одновременно сухой и влажный.

Огромный овал раскололся и из него хлынула липкая жидкость. Затем изнутри выползло нечто и, словно замерзая, яростно завизжало.

Во время битв в Первобытном Лесу приходилось постоянно следить за всевозможными живыми объектами, особенно крупными. Хищные звери, динозавры и даже хищные растения были готовы тут же наброситься на ближайшего аватара, которого увидят. Но им не было важно, кого именно они атакуют — они могли легко начать воевать и друг против друга.

Но было одно исключение, и касалось оно едва вылупившихся зверей.

Если кто-то, неважно кто, посмел прервать мирный сон существа под скорлупой, то новорожденный зверь в течение 50 секунд фокусировал свои атаки на обидчике. Четырехглазое создание с мощными челюстями, напоминавшее огромного жука-усача, озлобленно смотрело в сторону Фрост Хорна.

«О-о, ему конец», — послышались голоса зрителей. Хорн тут же вскинул руки к насекомому и попытался с ним заговорить:

— П-п-п-погоди! Давай поговорим как мужик с мужиком, мы сможем друг друга понять!

— Гхи-и-и-и!!

Видимо, жук оказался женского пола, поскольку в ответ он сразу взмахнул антеннами, порубив несколько цветов поблизости, а затем бросился на аватара, казавшегося вдвое меньше него. Хорн тут же завопил и бросился бежать. Над головой аватара клацали гигантские челюсти, пытавшиеся его схватить.

Конечно же, огромные яйца, способные породить такое создание, встречались далеко не на каждом углу. Именно поэтому вокруг них не строились тактики. Даже если бегать по полю в течение всей дуэли, шансы найти такое яйцо были весьма невелики.

Но в этот раз яйцо оказалось там вовсе не случайно.

Его создала Тиюри. Во время боя она заметила вдали огромное насекомое. Та техника, которая, казалось бы, летела в Харуюки, на самом деле целилась именно в него.

Строго говоря, Зов Цитрона вообще не был исцеляющей техникой. Это была способность, позволяющая откатывать назад время, отменяя случившиеся события. Да, с ее помощью можно было восстанавливать здоровье, но она также могла отменять изменения в экипировке и даже изменять состояния объектов уровней, если использовать ее на них. С ее помощью можно было восстановить разрушенный объект... или вернуть огромного жука в яйцо.

Естественно, в обычных условиях Фрост Хорн успел бы заметить яйцо, и ни за что бы не приблизился к нему. Но плотный туман, обволокший территорию, скрыл намерения Тиюри. Именно поэтому Харуюки смог заставить Хорна протаранить яйцо.

— Хья-а-а-а!!

Громкие вопли аватара смешались с визгом насекомого, удаляясь на запад, в сторону центрального парка Синдзюку. Вместе с ними уходило и «Кольцо Мороза». Окружавшая Харуюки земля снова возвращалась к своему старому виду.

Турмалин Шелл изумленно проводил взглядом убегавшего партнера, затем обвел взглядом Харуюки и Тиюри и крикнул:

— Я отомщу за Хорна! Давайте, п-п-попробуйте н-н-напасть!!

Естественно, они попробовали и напали.

— Спасибо за бой! — с довольной улыбкой произнесла Тиюри, выставляя вперед правый кулак.

Харуюки ударил его своим кулаком, а затем присел на одну из скамеек самого верхнего коридора столичной администрации.

Протяжно вздохнув, он отключился от глобальной сети, и уставился в воздух отстутсвующим взглядом.

Это была обычная, совершенно нормальная дуэль. На кону стояли только бёрст поинты. И все же, Харуюки чувствовал себя измотанным. Скорее всего, причиной тому было то, что он был вынужден провести весь бой на земле, что было для него непривычно.

«Невозможность летать» для него была сравнима с тем чувством, которое испытывает человек в пустыне, оставшись без воды. В начале первой четверти ему уже пришлось провести целую неделю без своих крыльев, и этот случай словно заставил его еще сильнее привязаться к своему умению летать.

Харуюки и сам удивлялся силе этих чувств, ведь с тех пор, как он стал бёрст линкером, не прошло и года. Ему уже не казалось странным то, что «ее», бёрст линкера с шестилетним стажем, эта страсть к полету действительно могла свести с ума. Конечно, из-за той мягкости и нежности, сопровождавшей ее действия, понять ее истинные чувства было невозможно, но...

— Эй, что ты там разглядываешь?!

По голове Харуюки вдруг постучали, и тот резко заморгал.

Рядом с ним уже успела усесться Тиюри, искоса смотревшая на него с надутыми щеками. Похоже, она все пыталась заговорить с ним, а он ее игнорировал.

— П, прости. Что ты сказала?

— Я тебе говорю: давай еще дуэль!

Харуюки скосил глаза на индикатор времени в правом нижнем углу. Прошло всего несколько минут с тех пор, как они забрались на смотровую площадку. Неудивительно, ведь даже самая длинная дуэль между бёрст линкерами занимала лишь 1,8 секунд реального времени. Харуюки ненадолго задумался, а затем ответил:

— М-м, знаешь, если мы снова запишемся группой, мне кажется, что нас снова вызовут на бой Хорн с Шеллом... не то, чтобы я был сильно против.

— И правда, против той же самой команды сражаться будет скучно, — ответила Тиюри, закатив глаза. Затем она замотала головой и добавила, — Просто, раз уж мы вдвоем, как-то глупо записываться на одиночные бои...

Если бы они сейчас были в школьной сети, ее аватар на этом месте начал бы шевелить ушами. Тиюри какое-то время задумчиво сидела, а затем хлопнула в ладоши и сказала:

— А, точно! Раз уж мы в Синдзюку, давай позовем еще и сестрицу! Она говорила, что ее школа в Сибуе, ей ехать сюда одну-две станции.

Харуюки несколько удивился, услышав эти слова. Дело в том, что под словом «сестрица» Тиюри понимала ту же самую девушку, о которой только что думал и Харуюки.

Ее звали «Скай Рейкер». Два месяца назад она вступила в Нега Небьюлас... точнее, вернулась в него. Она была старой подругой Черноснежки и опытным бёрст линкером.

Тиюри часто называла ее «сестрицей», и причина тому была очень простой. Фамилия Тиюри была «Курасима», а настоящее имя Рейкер было «Курасаки Фуко». Когда они впервые встретились и обменялись виртуальными визитками, Харуюки пошутил на тему: «Ха-ха, если бы у вас еще совпали эти «саки» и «симы», вы бы были сестрами». Как ни странно, этот легкомысленный комментарий и породил это обращение.

Тиюри тем временем не стала дожидаться ответа Харуюки, открыла почтовик и начала набирать приглашение Рейкер. Харуюки смотрел, как она немного неловко набирает письмо, и никак не мог решить, должен ли он остановить ее. Ему казалось, что Рейкер, в любом случае, откажет им.

Пусть Скай Рейкер и вернулась в Легион, но ее душа до сих пор не освободилась от тяжести ее греха. Давным-давно она бросила Черноснежку, лидера своего Легиона, и покинула Небьюлас, о чем до сих пор искренне сожалела. Естественно, Тиюри знала об этом. И поэтому она пыталась, как умела, достучаться до ее сердца.

Понимая все это, Харуюки так и не смог прервать ее.

Через несколько секунд Тиюри закончила набирать письмо, на мгновение подключилась к глобальной сети и отослала его. Она тут же снова отключилась, подождала несколько секунд и подключилась вновь. Получив ответ от Рейкер, она отключилась опять и только после этого прочла текст.

— ...Пишет, что «очень сожалеет», — прошептала Тиюри, подняла голову и тихо усмехнулась.

Харуюки тут же ответил заранее заготовленными словами:

— Рейкер все-таки старшеклассница, и по будням наверняка очень занята. Она собиралась помочь нам с битвами за территорию на выходных, встретимся с ней там.

— Да, ты прав... — подруга Харуюки глубоко вздохнула, затем широко улыбнулась и заговорила бодрым голосом, пытаясь поднять им обоим настроение, — Ну что, тогда по одиночной битве?

— М-м, если честно, мне и этой битвы хватило сполна... конечно, Тию, если тебе хочется еще, я не против сыграть еще раз.

В ответ на слова Харуюки Тиюри улыбнулась еще раз, на этот раз искренне, и кивнула.

— Ага, забавно мы их сделали, на сегодня мне этого точно хватит. Эх, как же классно было.

— Ну, еще бы, — с улыбкой отозвался Харуюки и вспомнил ту битву.

Конечно, победа за счет чистой силы аватаров тоже была бы приятной, но именно тот факт, что им удалось умело воспользоваться особенностью уровня, доставлял больше всего удовольствия. Кроме того, такие битвы, в которых ситуация внезапно встает с ног на голову, происходят нечасто. Именно поэтому зрители так радовались тому бою.

Естественно, проиграть такую битву было очень обидно.

После победы над Шеллом на поле боя вернулся и Хорн, кое-как сумевший сбежать от гигантского жука. Шансов на победу у него не было, но его последние слова очень порадовали Харуюки и Тиюри. Вот и сейчас они снова ожили в их головах, заставив их переглянуться и рассмеяться.

— Пха-ха-ха... вот это он загнул: «В следующий раз мы прыгнем на вас с верхушки Токио Скай Три, так и знайте!». Теперь, когда он сам об этом нам рассказал, нам останется только увернуться от удара, и они разобьются насмерть.

— Мне вот интересно, как они вообще туда залезть собираются. До вершины антенны со смотровой площадки метров двести, и я даже не знаю, находится ли эта высота... под присмотром... социальных камер...

Под конец в голове Харуюки вспыхнула задвинутая на задний план мысль.

Он вспомнил, о чем говорил в тот самый момент, когда их затянуло в битву. О том, что впервые в истории социальные камеры собирались установить за пределами Японии.

Харуюки пробежался глазами по заголовкам новостей, и наконец вспомнил, что именно хотел сказать в тот раз.

Тиюри же обратила внимание на вдруг затихшего Харуюки и удивленно спросила:

— Хару... что такое?

— Э-э, а, н-нет... ничего, — ответил Харуюки, покачав головой.

Тиюри пожала плечами, а затем резко встала.

— Ну что, давай выпьем где-нибудь чаю и айда домой. Что, великий Арита, рад, что сегодня тебе не придется идти домой расстроенным после поражения?

Обычно Харуюки всегда был рад поддержать игровой разговор, но в этот раз он был вынужден тут же закрыть эту тему:

— П-подумаешь, даже если бы мы проиграли, я бы ничуть не расстроился, — запинываясь, отозвался Харуюки.

Тиюри, уже начавшая идти в сторону лифта, в ответ захихикала. Протяжно вздохнув, Харуюки встал и поспешил догнать ее.

За окнами продолжали неспешно плыть белые облака.