Том 25    
Глава 2


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
arknarok
arknarok
22.10.2020 00:04
>>46289
Для справки: эту Инкарнацию мы уже видели в 19 томе :)
leshiy_71
leshiy_71
22.10.2020 00:03
для справки: инкарнация Графита в 9 главе имеет такое же название "Вразумитель", как и меч Кирито из SAO.
Кто-бы сомневался !
wszeft
wszeft
21.10.2020 23:49
Спасибо за 7-9 главу
id216569060
id216569060
21.10.2020 23:48
для справки: инкарнация Графита в 9 главе имеет такое же название "Вразумитель", как и меч Кирито из SAO.
Ответы: >>46291>>46292
leshiy_71
leshiy_71
21.10.2020 23:27
Кит не кит а гулять в ВиАр по карнизу действительно страшновато ....


Кстати "зал собраний" у меня покруче будет ....


Замок где Кроу в плену томися ? Щаз вломаю !

Похож ?

(Все картинки кликабельны. )
Зы
С "планом операции" действительно непонятно ... Это же поучится натуральный "Халк круши!" :)
Или возможно победа над армагеддон и является дополнительным квестом для достижения 10-го уровня ? А что вариант !
(Что там Комос наплела еще не истина и многого она возможно сама не знает )
dars
dars
21.10.2020 16:41
>>46274
По словам Космос, чем дольше он катается в яйце Инти, тем сильнее 2 стадия, и раз Инти убили раньше, чем он сам вылупился, то идея убить его не кажется плохой. Вот только они собираются не убить его, а сломать контроль над ним. Тупее идеи и не слышал. Они фактически хотят выпустить босса который за секунду будет аннигилировать всех игроков в зоне видимости. Это почти тоже самое, что угробить онлайн сервера в игре сделанной с упором на онлайн. Ведь если нет Инфинит бёрста, то будут, как по локалке противников искать для мордобоя. Грин гранде не оценит...
soundwave1900
soundwave1900
21.10.2020 14:50
>>46254
Это не просто смущает, это выбешивает на протяжении всего тома. Гениальный план, надёжный как швейцарские часы.
Ответы: >>46276
wszeft
wszeft
21.10.2020 13:42
>>46262
Аннотация врёт?
un©o
un©o
21.10.2020 06:57
Как я понял арка Белого на томе не закончится(((
Ответы: >>46271
sibimol
sibimol
21.10.2020 01:28
Кстати сам момент с богом апакалипсиса очень крутой.

Не просто Вау, мега бос. А само его существования. Насколько я понял две других игры, именно такие енеми зачистили от игроков, тем самым удалив им воспоминания.

Что ещё интересно что этот слив от игроков придумал и сделал второй создатель Брейн Берста, тот кто хотел освободить пульсирующий свет.

Просто раньше было все просто есть разработчик "А" он хотел уничтожить душу. Есть разработчик "Б" который хотел освободить ее. Ну типа хорошие и плохие.

А тут как вроде хороший придумал такого бога и использовал его, что придает его образу неоднозначности.

Хотя р чем я тут пишу, это ускоренный мир, а это означает что мы живём в замедленном мире где историю разработчиков мы узнаем в томе так 36-40...
sibimol
sibimol
21.10.2020 01:09
Меня одного смущает что все согласились с планом по уничтожению "корон сияния"? Это бог апакалипсиса который был создан для зачистки мира от игроков. И сейчас его мощь сдерживает вайт космос, и вы хотите разрубить эти наручники? Серьезно? Лучше плана не было?
Ответы: >>46274
id422650713
id422650713
20.10.2020 21:14
Я надеюсь после ускорки будет наконец-то 20 том о похождениях Наофуми...
wszeft
wszeft
20.10.2020 00:29
Спасибо за 6 главу
wszeft
wszeft
19.10.2020 09:24
>>46227
Я надеюсь до 2021 мы прочитаем том
soundwave1900
soundwave1900
19.10.2020 07:48
А хотите спойлер по поводу уровня и очков?
У них обоих уже хватает очков на седьмой и почти хватает на подушку безопасности.
Ответы: >>46229
prizvel
prizvel
17.10.2020 18:45
Да у него там уже очков до девятого хватит качнуться. Мне кажется автору просто нужно подчёркивать крутизну всяких топеров типа фуко, нико утай и тд.
Возможно Кавахаре стоило сделать больше уровней, там 100 например а у королей сейчас был бы 99. Но это не важно, ждём 6 том!))
wszeft
wszeft
16.10.2020 23:24
>>46194
Может и хватает, но он в плену у белой королевы. Да и Опыт 2 уровня его научил переходить только с большим запасом.
dars
dars
16.10.2020 21:14
>>46183
про дуэль знаю, просто не помню уже какой у него уровень, думал обогнал такуми
в принципе он ещё не проверял сколько у него БП после инти, может хватит
Ответы: >>46195
arknarok
arknarok
16.10.2020 11:45
У Харуюки 6 уровень. Англовики никогда не была надёжным источником.
Ответы: >>46194
wszeft
wszeft
15.10.2020 23:51
>>46177
У них с Такуми будет бой на 7-ых уровнях, а они только перешли на 6-ой перед битвой за территорию. И когда они пошли договариваться с близнецами, после в кофе тоже уровень был. По этому шестой, это не ошибка Харауки.

Отобразить дальше

Глава 2

Харуюки очень старался запомнить как можно больше подробностей о маршруте, но его старания оказались практически напрасными.

Энеми Ультра Класса “Бог апокалипсиса Тескатлипока” летел следом за пегасом, на которой сидели Белая Королева Вайт Космос и её защитник Платинум Кавалер. От парка Китаномару они полетели сначала на восток, потом на юго-восток. Когда позади остались Гиндза, Харуми и Ариакэ, Энеми начал плавно спускаться к поверхности Токийского залива и в конце концов приземлился на искусственном острове, носившем название Центральный волнорез и позднее переименованном в Рэйвадзиму[✱]В начале 2020 года. Это остров имени новой эпохи Рэйва, которая началась в Японии в 2019 году. Поскольку недалеко от него уже находились острова Сёвадзима (в честь эпохи Сёва) и Хэйвадзима (в честь конца ВМВ, “хэйва” значит “мир”), было решено, что новому острову нужно дать имя в таком же духе.. Если ещё точнее, то местом приземления стал открытый в позапрошлом году парк развлечений Токио Гранд Кастл.

Харуюки никогда здесь не был, но много раз видел фотографии и видеоролики с огромным европейским замком, построенным в самом центре парка. И хотя Ускоренный Мир обычно не повторял внешность реального, на “Лунном свете” этот замок почти не отличался от настоящего, резко выделяясь на фоне остальных зданий, похожих на иностранные храмы.

Тескатлипока постепенно снижался, испуская пламя из расположенных на подошвах сопел. В конце концов он приземлился на площади перед главным замком Гранд Кастла. Кажется, он назывался Хаймвельдт. И хотя самый высокий шпиль сооружения поднимался на восемьдесят метров над землёй, Тескатлипока всё равно был ощутимо выше.

Всё ещё зажатый в ладони великана, Харуюки, как сумел, осмотрелся по сторонам. Наконец он увидел пегаса, который как раз приземлялся на балкон на фасаде Хаймвельдта.

Платинум Кавалер спешился первым и благоговейно протянул руку. Белая Королева коснулась его ладони изящными пальцами и грациозно спорхнула на пол.

Харуюки надеялся, что они сразу направятся внутрь замка, но ошибся. Белая Королева взмахнула Сиянием, и Тескатлипока убрал руку от груди, поставив пленника на балкон.

Разумеется, Харуюки подумывал о том, чтобы взлететь и умчаться прочь, как только Энеми разожмёт хватку. Но он не знал, хватит ли для бегства скорости, а Белая Королева могла без труда устроить ему бесконечное истребление. Поскольку Гранд Кастл — важная достопримечательность, известная любому жителю столицы, на его территории наверняка имелся портал — вот только Харуюки не мог позволить себе тратить время на поиски.

Поэтому он позволил своему аватару выскользнуть из ладони Тескатлипоки, как только тот отпустил его. Подошвы Сильвер Кроу коснулись мраморного пола, и помятый аватар не устоял на ногах и шлёпнулся на пол.

Платинум Кавалер посмотрел на сидящего Харуюки сверху вниз и заговорил тем же слегка ленивым голосом, что и во время их первой встречи:

— Что, даже стоять не можешь?

“Ты же мне всё равно руку не подашь, как бы я ни ответил”, — подумал Харуюки и неуклюже покачал головой.

— Могу, не волнуйся.

На самом деле он чувствовал себя измождённым как никогда — ведь сначала ему пришлось четыре месяца тренироваться в павильоне Ому, а затем без малейшей передышки сражаться сначала с Инти, а потом с Тескатлипокой. Но Харуюки не хотел позорить Чёрный Легион своими жалобами. “Поспав часок на коленях Мей-сан, я готов хоть горы свернуть!” — подбодрил он себя и решительно вскочил на ноги.

Голова немного закружилась, но он заставил свою спину распрямиться. Посмотрев сначала на Платинум Кавалера, а затем на Вайт Космос, стоящую за его спиной, он спросил:

— Что вы собираетесь со мной делать?

Вместо рыцаря ему ответила святая дева в белом платье:

— Хи-хи. Ты такой же нетерпеливый, как о тебе рассказывают. Хочешь меня поторопить? А что, если я решу лишить тебя всех очков или промыть тебе мозги?

— Тогда я… улечу, конечно… — ответил Харуюки, потому что не знал, как ещё реагировать.

— Может, на всякий случай отрезать крылья? — левая рука Кавалера легла на рукоять меча.

— Что?!

По голосу рыцаря было неясно, шутит он или говорит всерьёз. К счастью, Кавалер так и не достал клинка, потому что Белая Королева сказала:

— Не волнуйся, он никуда не убежит. Ведь только здесь он может узнать ответы на вопросы, которые не дают ему покоя.

— В-вопросы?.. — повторил Харуюки, словно попугай.

— Именно, — Белая Королева улыбнулась и кивнула. — Чего добиваются Осциллатори Юниверс и Общество Исследования Ускорения? Какова истинная сущность этого мира, о которой не знает даже покинувшая наш Легион Роуз Миледи?

Космос и Кавалер не излучали ни враждебности, ни даже информационного давления, присущего бёрст линкерам высокого уровня. Из-за этого Харуюки немного расслабился, но сейчас слова Белой Королевы сковали его, словно лёд.

Этот грациозный аватар, облачённый в тончайшую броню — им управляет та самая злодейка, по чьей вине в Ускоренном Мире произошло неисчислимое множество трагедий.

Это она подстроила бесконечное истребление для Шафран Блоссом и превращение Хром Фалькона в Первого Хром Дизастера.

Это она спровоцировала своего “ребёнка” и младшую сестру Черноснежку на бесчестное убийство Первого Красного Короля Рэд Райдера.

Это она распространила по Ускоренному Миру ISS комплекты, затянув десятки бёрст линкеров на тёмную сторону Инкарнации.

Это она захватила в плен Вторую Красную Королеву Скарлет Рейн и отобрала её Усиливающее Снаряжение под названием “Непобедимый”, чтобы сделать из него Броню Бедствия 2.

Это она относилась к Вакамии Мегуми и её аватару Орхид Оракул как к инструменту и заточила её в Токио Мидтаун Тауэре на неограниченном нейтральном поле.

И, наконец, это она заставила бёрст линкеров Шести Легионов сражаться с Богом солнца Инти, чтобы приручить Бога апокалипсиса Тескатлипоку и попытаться с его помощью разом уничтожить остальных Королей.

Её преступлениям нет и не может быть никаких оправданий. Харуюки следовало бы ответить “мне это не интересно” и немедленно атаковать злодеев, даже если ему светило лишь бесславно проиграть эту битву, окончательно разозлить Белую Королеву и оказаться в бесконечном истреблении…

Харуюки молча сжал кулаки. Увидев это, Вайт Космос вновь мягко улыбнулась и негромко проговорила:

— Ты сможешь дать волю ярости после того, как выслушаешь меня.

— Где доказательства, что ты скажешь правду? Как я могу верить тебе после того, как ты обманула собственного “ребёнка”? — спросил он севшим голосом.

Пальцы Платинум Кавалера стиснули рукоять меча, но Вайт Космос взмахнула рукой, и рыцарь застыл, словно статуя.

Предводительница Белого легиона повесила Сияние на пояс и уселась на белый кожаный диван, стоявший прямо посреди балкона. Она закинула ногу на ногу, в точности повторяя манеру Черноснежки, и подняла взгляд на стоящего истуканом пленника.

— Хи-хи… Сильвер Кроу, я только что осознала, что ты мой единственный “внук”. В Ускоренном Мире это обычное дело, но всё равно вызывает глубокие чувства, правда?

Её голос звучал всё так же мелодично и мягко, в нём не чувствовалось угрозы, но Харуюки замотал головой и возразил:

— Это неважно. Чёрная Королева уже не считает тебя “родителем”, поэтому нас ничто не связывает.

— Что же, не спорю, — ничуть не расстроившись, согласилась Космос. — В копии Брейн Бёрста, которую “родитель” отправляет “ребёнку”, нет никаких метаданных, поэтому в этом мире не существует генетики и наследственности, в отличие от реальности. Я сделала её своим “ребёнком” просто потому, что мне так захотелось…

— Захотелось?..

“Отношения «родителя» и «ребёнка» в Ускоренном Мире куда серьёзнее, чем ты говоришь!” — захотелось закричать Харуюки, и ему пришлось напрячь всю силу воли, чтобы сдержаться.

Мировоззрение и принципы Белой Королевы в корне отличались от его собственных. Пускай они оба бёрст линкеры, между ними лежит настолько широкая и глубокая пропасть, что никакие слова не помогут перекинуть через неё мост.

Поэтому Харуюки лишь глухо пробормотал:

— Всё-таки я не верю ни одному твоему слову. Пускай даже ты знаешь правду об “истинной сущности” этого мира, зачем тебе рассказывать о ней мне?

— Раз уж на то пошло, ты не думал, зачем я вообще привела тебя сюда? Если бы я захотела, то обнулила бы очки всему вашему отряду. Хотя я не ожидала, что вы сможете ранить Тескатлипоку в руку, для него это такая мелочь, которую и уроном назвать нельзя.

— Ты врёшь, — прошептал Харуюки.

— Посмотри сам, — Белая Королева подняла руку и указала куда-то ему за спину. — Отсюда ведь хорошо виден запас здоровья Тескатлипоки?

Харуюки неуклюже развернулся к кроваво-красному великану, который по-прежнему стоял на площади. От балкона до его головы было метров сорок, но шкалы над головой и правда просматривались. И как только Харуюки сосчитал их…

— Ох… — невольно выдохнул он.

Десять.

У Святой Метатрон, Энеми Легендарного Класса, было четыре. У Богов Судзаку и Сэйрю, относившихся к Ультра Классу, по пять. А у Тескатлипоки — вдвое больше.

Но что ещё ужаснее, первая шкала пока потеряла… не больше одной десятой запаса. Самые элитные бойцы Шести Легионов использовали против этого Энеми не только спецприёмы, но и Инкарнацию, но не лишили великана даже одного процента здоровья.

Харуюки потерял дар речи, а за его спиной послышался тихий голос Белой Королевы:

— Его правая рука “Тошкатль” и левая рука “Уэймиккаиуитль”[✱]Девятый месяц ацтекского календаря. позволяют пустить в ход лишь самые простые приёмы, доступные даже с полным запасом здоровья. И тем не менее он уже сейчас атакует с такой силой. По моим расчётам Тескатлипока в целом сильнее всех Святых и Четырёх Богов вместе взятых.

“Быть того не может”, — мысленно возразил Харуюки, но интуиция говорила обратное. В отличие от Святых и Богов Тескатлипока выглядел на редкость примитивно, обладая цилиндрическим, словно огромная колонна, гладким туловищем, руками и ногами без суставов и яйцеподобной головой. Однако именно эта внешность делала его похожим на чужеродный элемент. Невольно создавалось впечатление, что это какое-то кошмарное создание, существующее за границей правил Ускоренного Мира.

С другой стороны, если Тескатлипока действительно сильнее Святых и Энеми, то сам собой напрашивался вопрос. Даже два вопроса.

— Зачем он вообще существует? В играх не должно быть монстров, которые сильнее всех игроков вместе взятых, — спросил Харуюки, поворачиваясь обратно на ватных ногах.

Белая Королева пожала плечами с таким видом, словно только и ждала этих слов.

— Вот поэтому он и “Бог апокалипсиса”. Это разрушитель, у которого лишь одна задача: положить конец этому миру. Кроу, тебе ведь уже рассказывали, как появился Ускоренный Мир?

— А… Да, Графит Эдж говорил… — Харуюки постарался загнать поглубже свою неприязнь к Белой Королеве, а потом задумался, выудил из воспоминаний ту удивительную историю. — Что когда-то давным-давно в одном виртуальном мире разразилась война… По словам Графа, две армии сражались за какое-то существо, запертое внутри этого мира. Одна из сторон хотела освободить его, вторая — уничтожить. В конце концов лидеры обеих сторон добрались до системной консоли … Лидер А попытался уничтожить существо при помощи администраторских полномочий, но это оказалось невозможно, поэтому он решил вместо этого навсегда запечатать его. Создав в центре мира похожее на замок огромное подземелье, он поместил существо в самую глубь, поставив на пути к нему восемь монстров и ещё четырёх — вокруг подземелья. Сейчас мы называем это подземелье Имперским Замком, а тех монстров — Восемью и Четырьмя богами…

Когда Харуюки договорил, Белая Королева кивнула и негромко спросила:

— А дальше?

— Что дальше?

— Лидеров было двое, не так ли? Что, по словам Графа, сделал лидер Б?

— Э-э… — протянул Харуюки и повторил рассказ Графит Эджа, услышанный в Имперском Замке: — Он решил возложить надежду на будущее. Верил, что однажды появятся сильные воины, которые смогут одолеть защитников врат, ворвутся в подземелье, победят восьмёрку сторожей и спасут пленённое создание. По крайней мере, так сказал Граф.

— Понятно, понятно… — Белая Королева вновь кивнула.

Харуюки заволновался. Уж не раскрыл ли он случайно важную тайну, которую не знала даже Космос? Впрочем, Королева осталась невозмутимой и заговорила совсем не о том, чего ожидал Харуюки:

— Он неплохо осведомлён, хотя этого и стоило ждать от ветерана, который начал играть ещё раньше Первопроходцев.

— Раньше Первопроходцев?

Харуюки уставился на белоснежную маску Космос непонимающим взглядом.

Первопроходцами называли первую сотню бёрст линкеров. Сотню детей, которые получили Брейн Бёрст 2039 от создателя программы — того самого лидера Б, о котором только что говорил Харуюки. Очевидно, что в Ускоренном Мире не может быть игроков опытнее, чем они.

— Как это понимать?.. — переспросил он.

Какое-то время Белая Королева молча смотрела на него, затем слабо улыбнулась.

— Мы уже почти подобрались к самой сути вещей… и ты хочешь, чтобы я продолжала? Не ты ли говорил, что не веришь моим словам?

— А, ой…

Харуюки чуть было не зажал себе рот рукой. Он задумался, по какой причине они вообще подняли эту тему, и быстро вспомнил — всё началось с того, что Белая Королева заговорила о Боге апокалипсиса.

Тескатлипока настолько силён, что нарушает баланс Брейн Бёрста. Причина, по которой он наделён этой чудовищной силой, состоит в том, что этот Энеми создан для уничтожения мира. Конечно, слова Вайт Космос могли быть обманом… но Харуюки всё равно хотел знать, на что она так зловеще намекала, говоря о “конце мира”.

— Я выслушаю тебя… а потом решу, верить или нет, — сказал Харуюки, хоть и понимал, что ведёт себя именно так, как хочется Белой Королеве.

Вайт Космос молча подняла правую руку. Тонкий палец указал на кресло напротив дивана. Харуюки не знал, можно ли ему сесть, поскольку это будет означать, что Платинум Кавалер единственный останется стоять, но молчаливый рыцарь вдруг сказал:

— Раз так, я схожу поставлю Ариона в конюшню.

Кивнув хозяйке, он вновь уселся на пегаса, стоявшего в уголке балкона, и улетел, скрывшись за башнями замка. Так Харуюки узнал, что у скакуна есть имя… и ещё одну, гораздо более важную вещь: судя по всему, Белый Легион использовал Гранд Кастл в качестве одной из баз.

Он перевёл взгляд на Белую Королеву. Та всё ещё указывала на кресло, поэтому ему не оставалось ничего, кроме как послушно сесть, но на самый краешек — чтобы в случае чего побыстрее взлететь. Ещё немного поколебавшись, он спросил:

— Ничего, что ты осталась без телохранителя? Говорят, ты в ближнем бою самая слабая среди Королей. Что, если я нападу на тебя?

— Мм… Да, если бы у тебя был меч, я бы немного нервничала. Но пока ты доберёшься до меня с голыми кулаками, я успею Инкарнацией открутить тебе руки. Или голову, — произнеся лёгким тоном эти кошмарные слова, Вайт Космос откинулась на спинку дивана.

На её голове в лунном свете холодно блестела изящная корона, которая и была ядром Сияния.

Отдав Такуму Ясный Клинок, Харуюки и правда остался без оружия. Но ему казалось, что он и в противном случае едва ли успел бы даже выхватить меч, не говоря уже о том, чтобы нанести удар. Он немного сомневался в том, действительно ли Белая Королева способна откручивать руки и головы Инкарнацией, но проверять не хотелось.

— Я… прошу прощения, — Харуюки поклонился, затем вернулся к тому, на чём они остановились. — Ты… сказала, что Граф начал играть ещё раньше Первопроходцев… Как это понимать?

— М? Ах да… Он Изотоп.

— Что? Изотоп?.. — Харуюки растерялся, не понимая значения слова.

— Ты уверен, что это так важно? — Белая Королева пожала плечами. — Неужели у тебя нет более насущных вопросов?

Безусловно, в рейтинге важных вещей первое место занимал Тескатлипока.

— Хорошо… Расскажи мне о Боге апокалипсиса, — сказал Харуюки, покосившись на огромного Энеми Ультра Класса, стоявшего на площади по правую руку от кресла.

Космос кивнула, опустила закинутую ногу и чуть нагнулась к Харуюки, положив ладони на тонкие пластины своего доспеха, напоминающего юбку.

— Хорошо, расскажу.

Хотя она говорила тем же голосом и с той же интонацией, Харуюки ощутил в её словах зловещий холодок.

— В целом ты правильно пересказал предысторию ускоренного мира. Секретная война, запечатанное существо — всё это было. Ты не ошибся даже, когда сказал, что лидер Б, не сумев освободить существо, решил положиться на будущее… Но потом возникла проблема. Спустя долгое время после окончания той войны начали работать три экспериментальные игры, пленившие множество детей. Те, кто играли в Accel Assault 2038 и Cosmos Corrupt 2040, любили эти миры и всё, что в них было, ничуть не слабее, чем ты любишь Brain Burst 2039.

Когда Белая Королева заговорила о давно исчезнувших играх, представлявших собой предтечу и развитие Брейн Бёрста, Харуюки невольно вспомнил культурный фестиваль средней школы Умесато в конце прошлого месяца. После операции по спасению Аквы Карент, победы над первой формой Метатрон, уничтожения тела ISS комплекта, возвращения похищенного снаряжения Красной Королевы и битвы с Бронёй Бедствия 2 Нега Небьюлас собрался на совещание. Именно тогда перед ними неожиданно появилась Белая Королева в образе зрительского аватара.

Она рассказала им причины закрытия Accel Assault 2038 и Cosmos Corrupt 2040. Оба мира погубила неуравновешенность. В АА2038 сделали слишком сильный упор на войну, а в СС2040 — на мир. Но Харуюки до сих пор не до конца понимал, что Космос имела в виду.

— Когда ты пришла к нам во время культурного фестиваля, то сказала: “Бесконечный мир, скучное сосуществование и взаимовыручка... они порождают не ускорение, а застой. Время в мире КК остановилось. Потому-то он и погиб”.

— Очень рада, что ты ещё помнишь. Да, я именно так и сказала, и это чистая правда.

— Но Граф предупредил, что твои слова в большинстве своём — инструменты для управления людьми, поэтому их не стоит принимать на веру.

— Ах так? — Белая Королева усмехнулась.

— Но то, что АА и КК больше не работают — неоспоримый факт. Это и есть “проблема”, о которой ты говорила? То, что дети, которые любили те миры не меньше нашего, лишились и программ, и воспоминаний?

— Хи-хи… — Вайт Космос почему-то усмехнулась, затем покачала головой. Частицы лунного света осыпались с её золотистых волос. — Ты обычно очень проницателен, но сейчас сильно ошибся. Механизм принудительного удаления программы и воспоминаний — настоящее спасение для тех, кто потерял все очки. Просто представь, что тебя навсегда выбросили из мира, но ты сохранил и память и программу, хотя никогда больше не будешь участвовать в дуэлях. Тебе бы не хотелось этого, правда?

Харуюки едва не согласился, но стиснул зубы и замотал головой.

Да, лично ему было бы проще потерять программу и память о ней. Но при этом он забыл бы и друзей, с которыми плечом к плечу сражался в этом мире: Черноснежку, Такуму, Тиюри, Фуко, Акиру, Утай, Нико, Пард, Рин, Сихоко… и Метатрон. Харуюки подумал, как бы они отнеслись тому, что его память оказалась бы стёрта, и понял, что не может так просто согласиться на это.

Космос слабо улыбнулась, увидев, как напрягся Сильвер Кроу.

— Возможно, мой вопрос прозвучал слишком жестоко. Я не удивлена, что ты колеблешься… но всё равно уверена, что большинство игроков, будь у них выбор, предпочли бы лишиться своих воспоминаний после потери очков. Потому что память об Ускоренном Мире исчезает вместе с душевным шрамом, который лёг в основу дуэльного аватара.

Харуюки вспомнил, как беззаботно улыбался Номи Сэйдзи, он же Даск Тейкер, после удаления Брейн Бёрста. Он будто освободился от живущего внутри него злого духа, полного неукротимой ненависти и жажды власти, и превратился в прилежного школьника, успевающего и в учёбе, и в спорте.

Казалось бы, нынешний Номи был гораздо счастливее “Мародёра”. Однако когда Сэри Судзукава каким-то непонятным образом вернула к жизни своего аватара Центореа Сентри, она сказала Харуюки: “Перестав быть бёрст линкером, я всегда ощущала внутри себя какую-то пустоту. Будто не могла вспомнить что-то важное, как ни пыталась, и жила с этим невыносимым чувством постоянно”.

Знала ли Белая Королева об этом чувстве, которое терзало всех бывших бёрст линкеров? И если да, то почему продолжала настаивать на том, что потеря воспоминаний — спасение?

Харуюки глубоко вдохнул, выдохнул и спросил:

— Раз так… почему ты решила прославиться как “Некромант”? Почему ты возвращаешь в Ускоренный Мир “спасённых” людей вроде Даск Тейкера, Рэд Райдера и даже одной из своих легионеров — Орхид Оракул? Зачем ты заставляешь их страдать?

Харуюки морально готовился к тому, что этот вопрос может разозлить Белую Королеву, и та либо откажется продолжать разговор, либо даже атакует Инкарнацией. Однако Космос не изменилась в лице — впрочем, он с самого начала не мог разглядеть за непроницаемой маской никаких эмоций — и лишь слегка наклонила голову.

— Для начала я должна тебя поправить. Моя кличка “Некромант” появилась благодаря спецприёму “Воскрешение Состраданием”. Однако он лишь сокращает таймер воскрешения аватаров, погибших на среднем уровне. Разумеется, он не в силах ничего поделать с теми, кто потерял все очки.

— Что?.. Но перед воскрешением Даск Тейкера твоя подчинённая Аргон Арей сказала, что твоя “Реинкарнация” — жестокая способность, и что тебе наверняка пришлось продать душу дьяволу ради такой силы…

— О-о, — Космос ухмыльнулась, причём гораздо ироничнее, чем после пересказа слов Графит Эджа. — Годы идут, а Арей никак не может избавиться от своей манеры речи. Сила истинного воскрешения — не настолько дешёвая вещь, чтобы её можно было купить ценой собственной души… И кстати, Сильвер Кроу, тебе ли упрекать меня за это?

— А?..

— Ты продал душу Святой Метатрон, не так ли? А ведь именно мне пришлось попотеть, чтобы вытащить её из подземелья парка Сиба.

— Т-ты вытащила её, чтобы она охраняла Токио Мидтаун Тауэр, где находилось тело ISS комплекта! — закричал Харуюки в приступе ярости.

Ведь Белая Королева относилась к Метатрон как к инструменту, хотя та ничуть не уступала людям ни интеллектом, ни эмоциями. И не только к Метатрон. Вместо того, чтобы опекать и тренировать многообещающего новичка Вольфрам Цербера, Вайт Космос и Общество Исследования Ускорения относились к нему как к пешке и превратили в хранилище Брони Бедствия 2. Не желая навредить Харуюки, Цербер однажды нарочно оставил себе лишь десять бёрст поинтов, чтобы проиграть в дуэли с Сильвер Кроу и навсегда покинуть Ускоренный Мир.

Орхид Оракул, Роуз Миледи, Блэк Лотос. Белая Королева предавала всех, кто ей доверился, использовала их и оставляла ни с чем. Никакие причины, никакая необходимость не могут оправдать такое поведение.

Вновь напомнив себе об этом, Харуюки тихо продолжил:

— И я не продавал душу Метатрон… Мы с ней подружились. Мы помогаем друг другу, потому что мы друзья. Неужели это так странно?

— Ничуть не странно. Правда, я полагаю, что ты из-за этого ещё хлебнёшь горя… Но это неважно. “Проблема”, о которой я говорила, вовсе не связана со стиранием памяти бывших игроков из Аксель Ассолт и Космос Коррапт. Речь о том… что произошло перед окончанием этих игр.

— Что произошло?.. — переспросил Харуюки, борясь с тлеющим внутри негодованием.

Перед тем, как открыть для себя Брейн Бёрст, Харуюки несколько раз вживую видел, как умирают онлайн-игры. Все они закрывались от падения доходов, поэтому под конец в них почти не оставалось игроков, и Харуюки стоял на опустевшей городской площади, слушая обратный отсчёт до отключения серверов. Он полагал, что экспериментальные игры закрывались точно так же.

Пока Харуюки ждал, Белая Королева перевела взгляд на неподвижно возвышающегося Тескатлипоку и слегка прищурилась. В линзах, казавшихся то бледно-розовыми, то бледно-голубыми, то бледно-лиловыми, промелькнуло какое чувство, но оно быстро исчезло, уступая место невозмутимости.

Вайт Космос повернула голову к Харуюки и ответила:

— Когда тот человек, о котором ты говорил… Лидер Б создал прототип Ускоренного Мира, ему пришлось подождать ещё десять лет, прежде чем запустить экспериментальные игры. На то было две причины. Первая в том, что на рынке должны были появиться первые гражданские устройства на технологии Soul Translation — нейролинкеры, а спустя несколько лет — и первые дети, которые носили их всю жизнь и выработали высокую совместимость с STLT. Вторая причина в том, что необходимо было довести до ума искусственный интеллект для управления этими играми.

— Что? Интеллект?! Брейн Бёрстом управляет искусственный интеллект?! — воскликнул Харуюки, вспомнив недавний разговор с друзьями по Легиону.

Дело было в воскресенье дней десять назад. Незадолго до имитированной битвы за территорию против Зелёного Легиона Нега Небьюлас собрался в бассейне на одном из верхних этажей Сибуя Равин Тауэр. Черноснежка и Фуко предполагали, что в этот день, четырнадцатого июля, в игру будет добавлен уровень “Космос”, потому что это “День подсолнуха” — годовщина запуска первого японского метеорологического спутника. Расчёт оправдался, и Нега Небьюлас благополучно выиграл битву, которая проходила на Космосе, однако в голове Харуюки всё равно остался немой вопрос к администратору игры: не слишком ли натянута эта связь между космосом и подсолнухами? Однако если игрой на самом деле управляет искусственный интеллект, то всё встаёт на свои места.

Кроме того, когда Харуюки благодаря Броне Бедствия пережил воспоминания Хром Фалькона, то узнал, что тот тоже задумывался об этом. Некий администратор с потрясающей скоростью латал все найденные бёрст линкерами ошибки — особенно уловки, позволяющие легко набирать бёрст поинты. Поэтому Фалькон предположил, что игрой управляет не человек, а искусственный интеллект. И, действительно, сразу после того, как он проник в Имперский Замок, пролетев над стеной при помощи Мгновенного скачка, система немедленно усилила гравитацию над рвом, чтобы впредь такого не повторялось.

Дождавшись, пока изумление Харуюки превратится в понимание, Белая Королева продолжила:

— Я, конечно, никогда не встречалась с этим администратором, но уверена в этом. Если бы ты не помешал мне в парке Китаномару, я уже поднялась бы до десятого уровня и увидела, кто это такой на самом деле.

— Я буду мешать и дальше, — жёстко отозвался Харуюки, но затем решил вернуться к теме. — Допустим, Брейн Бёрстом управляет искусственный интеллект… Но как это связано с тем, что произошло перед окончанием Аксель Ассолта и Космос Коррапта?

— Подобно лидерам А и Б, администратор этого мира — далеко не всемогущее божество. Прибавь к этому то, что классические, не использующие STLT искусственные интеллекты — бессердечные чудовища, которые стремятся лишь к оптимизации… — произнесла Белая Королева загадочные слова, затем подняла тонкие руки так, словно держала на каждой ладони по шару. — Но лучше бы этот интеллект и правда был божеством. В таком случае, решив закрыть мир, оно просто бы отобрало у всех игроков программы и воспоминания. Но у искусственного интеллекта не было таких полномочий. Он понял, что ему придётся обнулить очки игроков, чтобы удалить их программы и стереть память. Поэтому… — Белая Королева соединила невидимые шары в один. — Интеллект-администратор с самого начала добавил в мир нечто, способное на это. Своего ангела… или палача. Пусть и не всесильного, но бесконечно могучего.

— Палача?.. — хрипло повторил Харуюки зловещее слово и перевёл взгляд на Тескатлипоку.

Действительно, из-за необычайно примитивной внешности багровый великан выглядел искусственным, бездушным творением. Но Харуюки не исключал, что могут быть и другие Энеми, похожие на него. К тому же…

— Но ведь это можно сказать о любом Энеми. Все они, за редкими исключениями, безжалостно нападают на бёрст линкеров, которые им попадаются.

— Зато обычных Энеми можно победить, не так ли? Даже сражаясь с Четырьмя Богами, ты наверняка почувствовал, что это возможно. Иначе стал бы ты говорить мне в Китаномару, что вместе мы бы смогли одолеть защитников Имперского Замка?

— Да, я… чувствовал…

— Но Тескатлипока — другое дело. Даже если всё бёрст линкеры Ускоренного Мира бросят ему вызов, то не опустошат даже пяти из десятка его шкал здоровья. Кроу, ты ведь не думаешь, что яйцо Тескатлипоки, “Бог солнца Инти”, просто так катался по среднему уровню?

— Разве нет?..

— Некоторые виды Энеми умеют развиваться. Побеждая бёрст линкеров и других Энеми, они повышают свои характеристики. Инти появился ещё на рассвете Ускоренного Мира и за восемь тысяч лет внутреннего времени сжёг дотла бесчисленное множество Энеми и игроков, подпитывая Тескатлипоку внутри себя. Всё для того, чтобы принести погибель этому миру и в заветный час стереть из него бёрст линкеров.

Харуюки надолго замолчал, услышав эти слова.

Если бы в конце игры просто отключились сервера, игроки сохранили бы воспоминания. Чтобы удалить их, нужно сначала обнулить бёрст линкерам очки. Харуюки понимал, что администратор искал какой-то способ лишить игроков бёрст поинтов, однако…

— В твоих словах есть два огромных противоречия… — наконец тихо произнёс он.

Линзы Космос моргнули.

— Какие?

— Во-первых… Искусственный интеллект, придумавший Тескатлипоку, был создан лидером Б — то есть тем человеком, который пытается спасти запечатанное в Имперском Замке существо. Если ты говоришь правду, то непобедимый Тескатлипока должен был одолеть Богов, вторгнуться в Замок и исполнить мечту лидера…

— А второе?

— Во-вторых, если даже всем бёрст линкерам не хватит сил для победы над Тескатлипокой, то как ты умудрилась приручить его? Я однажды слышал, что приручать можно не всех Энеми, а только тех, которых может победить один бёрст линкер. Но если кому-то одному под силу победить Тескатлипоку, то твои слова — ложь.

— Понимаю…

Белая Королева дважды моргнула и даже погрузилась в раздумья. Она сложила руки на поразительно узкой талии, отогнула указательный палец правой руки и начала водить им по кругу.

— Мм… вот это уже и правда ключевые секреты. Конечно, я могу тебе их раскрыть… но после этого ты окажешься перед выбором.

— Каким ещё выбором?

— Тебе придётся выбрать одно из двух. Либо ты поможешь нам, либо лишишься всех очков.

Харуюки напрягся, не зная, что отвечать.

Он ни за что на свете не стал бы помогать Белому Легиону и Обществу Исследования Ускорения, но не мог позволить себе лишиться очков. В то же время он бы не смог спокойно спать, не узнав секрета Вайт Космос.

Целых три секунды он боролся с собой и наконец решил отказаться от этих вопросов. Он уже собирался сказать об этом…

Как вдруг Белая Королева слегка вздрогнула и посмотрела мимо него куда-то в пустоту.

— Увы, похоже, нам придётся продолжить в следующий раз.

— Что? П-почему?..

— Началось резервное копирование твоего лайткуба… квантовой мозговой цепи. Это значит, что в реальности кто-то снимает с тебя нейролинкер.

— А?!

Как Белая Королева могла знать о Харуюки то, чего он даже не ощущал? И почему с него снимают нейролинкер? Впрочем, через миг он понял, что второго и следовало ожидать.

Скорее всего, Черноснежка вышла через ближайший к парку Китаномару портал, очнулась в реальном мире и тут же отключила Харуюки от сети. Она знала, что у Вайт Космос есть Воскрешение Состраданием, которое позволяет принудительно воскрешать убитых бёрст линкеров, поэтому ей под силу быстро отобрать у него огромное количество бёрст поинтов. Харуюки и сам бы как можно быстрее снял нейролинкер Черноснежки, окажись она в плену.

Он не знал, сколько ещё секунд проведёт в игре, и подумал уже потратить драгоценное время на то, чтобы выудить из Вайт Космос побольше информации, однако Белая Королева заговорила первой:

— Сильвер Кроу. Выходит, ты погружался рядом с кем-то из своего Легиона?

— Что? А, да, вместе с Черноснежкой и… — не подумав, ответил Харуюки.

— С Лотос? — Белая Королева даже привстала. — В такой час?! Неужели вы с ней дошли уже до такого?!

— До такого — это… А, нет-нет! — торопливо возразил Харуюки.

Он наконец-то начал ощущать, как мир перед глазами отдаляется, а сам он думает всё медленнее.

Последним, что он услышал, было хладнокровное предостережение Белой Королевы:

— Я свяжусь с тобой в течение недели. Не забудь принять решение к нашей следующей встрече. И кстати… будь готов к тому, что если погрузишься сюда не в назначенное время, то проживёшь не больше секунды. И твои друзья тоже.

Не успел Харуюки ответить, как его обволокла тьма.

Открыв глаза, он не сразу понял, что именно видит.

Глаза постепенно сфокусировались. И как только он осознал, что смотрит в лицо Черноснежки…

— Ты в порядке, Харуюки?! — закричала она, тряся его за плечо.

Заметив слёзы в чёрных глазах, он невольно ахнул и торопливо закивал.

— А… да, всё хорошо. Извини, что напугал, — хрипло ответил он и попытался сесть, но у него не получилось. Одетая в длинную футболку Черноснежка сидела верхом на его животе.

— Э-э, семпай…

— С тобой точно всё хорошо?! У тебя ведь не забрали все очки?!

— Н-нет, конечно. Какое там, меня даже ни разу не убили.

Напряжение наконец-то покинуло лицо Черноснежки, она немного расслабилась и медленно выдохнула.

— Ясно… — прошептала она, слезла с Харуюки и села на полу слева от него.

В зале квартиры семьи Арита не горела ни одна лампа, но полумрак был прозрачным. Харуюки вошёл на неограниченное нейтральное поле в половине второго, но теперь шёл уже шестой час, и за окном понемногу рассветало.

Напрягшись, он всё-таки сел, и тут справа раздался другой голос.

— А, вот, возьми.

Кусакабэ Рин сидела на коленях и протягивала стакан воды. Харуюки тут же осознал, насколько у него пересохло в горле.

— Огромное спасибо, — поблагодарил он девушку, взяв холодный стакан и залпом осушив его.

Прохладное питьё остудило голову, и Харуюки понял, что с самого начала битвы с Инти и до снятия нейролинкера не расслаблялся ни на секунду.

Всё ещё держа в руках пустой стакан, он повернулся к Черноснежке и ещё раз извинился:

— Прости, семпай, что меня так легко поймали…

— Ничего… Тебе не за что извиняться. Наоборот, это я должна просить у тебя прощения. Ты спас меня, нет, всех Шестерых Королей от казни по правилу внезапной смерти, а мы лишь беспомощно смотрели, как тебя уносят…

Услышав боль и досаду в голосе девушки, Харуюки тут же подался вперёд.

— Нет!.. Важнее всего, что ты смогла выйти через портал. Что бы со мной ни случилось — это всё равно сущий пустяк по сравнению с твоим спасением!

— Хватит говорить чушь! У меня и в мыслях не было жертвовать тобой ради себя!

Они спорили, почти касаясь друг друга коленями, как вдруг…

— Так всё-таки, что случилось? — раздался за спиной невозмутимый голос.

Харуюки вздрогнул, привстал и развернулся.

Они с Черноснежкой и Рин сидели на краю ковра, в то время как с дивана на них смотрела девушка в майке, шортах и с хвостом длинных волос. Её звали Сэри Судзукава или Центореа Сентри по прозвищу “Безжалостная”. Именно она научила Харуюки Универсальному Омега-стилю.

После четырёх месяцев тренировок на неограниченном нейтральном поле Сэри оставила Харуюки одного в павильоне Ому, а сама вернулась в реальный мир и ещё не знала, чем закончилась битва против Инти. Не знала и Рин, потому что её задача свелась к тому, чтобы оповестить Черноснежку. Они обе заслуживали того, чтобы услышать историю во всех подробностях.

— Э-э… — Харуюки встал, наскоро освежив воспоминания в голове, и задумался о том, с чего начать.

— Хм… — послышалось вдруг за спиной, и ему пришлось вновь развернуться.

Черноснежка тоже поднялась с пола, нахмурилась и начала водить пальцем в воздухе.

— Входящие вызовы от Фуко, Утай и Акиры… теперь ещё от Тиюри, Такуму, Нико и Леопард… а вот от Шоко и Руй…

Можно сказать, практически весь Легион пытался дозвониться до Черноснежки. Наверняка им хотелось узнать, что случилось с Харуюки. “Могли бы и мне позвонить”, — успел подумать он прежде, чем вспомнил, что его нейролинкер в руке Черноснежки.

— Семпай, раз такое дело, я всё объясню остальным в виртуальном чате. Скажи, пусть подключатся к сети моей квартиры.

— Хм… ладно, — Черноснежка сначала кивнула в ответ на предложение, но затем замотала головой. — Нет, тебе срочно нужен отдых. Потом расскажешь… Где бы ни оказался Сильвер Кроу на неограниченном поле, пока ты не там, ему ничего не угрожает.

Харуюки и правда чувствовал сильнейшую усталость — и в голове, и во всём теле — хотя для неё на самом деле не было причин. Во время ускорения он пользовался не собственным контуром, а выделенной квантовой цепью внутри Основного визуализатора. В момент выхода она синхронизировала воспоминания с мозгом, но не должна была переносить в реальный мир ещё и чувство усталости.

Но как бы Харуюки ни убеждал себя, глаза упрямо слипались. Пару раз моргнув, он ответил:

— Тогда я… так и сделаю, если вы не против.

— Отдыхай, — сказала Черноснежка и протянула нейролинкер.

Забрав его, Харуюки повернулся к Рин.

— Спасибо тебе за помощь.

— В следующий раз… я тоже буду сражаться.

— Да, я рассчитываю на тебя.

Наконец, он посмотрел на Сэри и кивнул.

— Мастер… в смысле, Сэри, я не успею сейчас всего объяснить, но скажу две вещи. Точка Омега-стиля помогла мне разрубить Инти.

— Хорошо, это радует.

Девушка ответила настолько хладнокровно, что Харуюки невольно усмехнулся, но быстро поджал губы и продолжил:

— И второе… Кажется, я смог на секунду включить Синтез.

На сей раз лицо Сэри немного дрогнуло, сначала от удивления… потом она улыбнулась. Девушка дважды молча кивнула, затем встала с дивана.

— Тогда я пошла домой. С вами было весело и интересно.

— Огромное спасибо! — Харуюки вновь поклонился.

Сэри похлопала его по плечу, подняла с пола сумку и направилась к двери, однако Черноснежка остановила её взмахом руки.

— “Безжалостная”... Нет, Сентри… то есть, Сэри, — дважды оговорившись, Черноснежка кашлянула и продолжила: — Прими и мою благодарность. Ты оказала нам огромную услугу… Извини, что предлагаю так внезапно, но вступай в наш Легион.

— Что?! — раздался возглас не Сэри, а Харуюки.

У него в голове уже сложился образ Центореа Сентри как благородного одинокого мечника, поэтому он даже подумать не мог о том, чтобы пригласить её в Нега Небьюлас. С другой стороны, такой союзник им бы и правда не помешал.

Затаив дыхание, он ждал ответа. И наконец…

— Снежка. Я надеюсь, ты ещё не забыла, как меня наперебой зазывали в разные Легионы, но я всем отказывала?

— Разумеется, нет. Но в те годы ты наотрез отказывалась не только заводить “ребёнка”, но и брать учеников. Если ты изменила одному принципу, что мешает изменить другому?

Черноснежка как обычно рубила сплеча, хотя Харуюки казалось, что это сейчас неуместно. Вдруг Сэри рассердится?

“Безжалостная” посмотрела на Чёрную Королеву, которая в реальности заметно уступала ей в росте, затем сказала:

— Да, действительно. Хорошо, я вступлю.

— Что-о?! — ошарашенно закричал Харуюки и тут же поймал на себе взгляды Сэри и Черноснежки.

— Почто криком кричишь, Кроу? Аль не любо тебе участие моё?

Сэри вдруг перешла на старомодную речь своего персонажа, и Харуюки резко замотал головой.

— Н-нет-нет-нет, я совсем не против! Наоборот, я о-о-очень рад!

— Вот и славно, — девушка кивнула и снова посмотрела на Черноснежку. — Я сейчас отключена от глобальной сети. Можешь меня пригласить через кабельное соединение?

— Почему бы нет? Харуюки, — командир легиона протянула левую руку.

Он поднял лежащий на столе XSB-кабель и положил на изящную ладонь.

Соединив два нейролинкера, Черноснежка прошептала: “Бёрст линк”. Девушки на миг застыли, но тут же ожили и отсоединили кабель. Харуюки облегчённо выдохнул. Он боялся, что они решат по ходу дела сразиться, но в таком случае ускорение продлилось бы не меньше секунды.

Девушки молча пожали друг другу руки.

Вернувшаяся в Ускоренный Мир и вступившая в Нега Небьюлас великая мечница кивнула Харуюки и Рин, затем хладнокровно направилась к выходу из квартиры.

— А-а… — неуверенно окликнула её Рин. — Судзукава, ты точно хочешь пойти домой… в таком виде?

Сэри застыла, окинула взглядом свою майку и шорты, затем бросила через плечо.

— Арита, я займу пока твою ванную, переоденусь.