Том 1    
Глава 4: Пламенная стычка


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
lastic
19.01.2020 23:35
хоо
yukari
31.10.2018 21:15
большое спасибо!!!
Симлар
29.10.2018 01:07
Думал не дождусь. Благодарю за главу.
bobertrobert
10.09.2017 22:18
Стала больше чем сестра...парень смутился и лишь кривовато улыбнулся - Ит ис Махока референс?
yukari
24.06.2017 00:38
роскошно!!! (*o*)
после OVAшки, очень хотелось ознакомится с основной историей, а потому очень рада, что начали переводить )
спасибо! буду ждать, продолжения перевода! :)
Sattar_Lark
10.06.2017 18:44
Вполне себе неплохо написано

Глава 4: Пламенная стычка

С неба падала еда. Белая, тёплая еда.

Рэй смотрела, как она летела вниз.

Это была программа помощи. Она воспроизводила имитационную модель, чтобы отделенное от настоящего тела сознание могло и дальше существовать. Её автор неизвестен, да и распространялась она бесплатно. Но в то время программа стала настоящим символом спасения в киберпространстве.

Люди «ели» её и становились истинными обитателями сети, отбросив тело и превратившись в программу, а потом следовали в самые глубины сети. Медленно-медленно, словно возносились на небеса.

Великолепное зрелище.

Однако причиной этому стал резкий разрыв соединения — воплощение всех несчастий в мире Некст лайфа. Дисконнект за дисконнектом — волна страданий становилась больше с каждой секундой.

Посреди агонии люди не заметили её, черную дымку, ползущую по земле, бледную, едва заметную.

Однако Рэй заметила её, как и Сики рядом с ней.

Они вдвоем были в тихоокеанской сфере — одном из восьми «миров» в Некст лайфе, где можно было понырять с аквалангам и исследовать подводные руины древних цивилизаций — пили холодные напитки, лежа на пляже в любимых купальниках. И ровно в это время произошло нечто странное.

— Пойдем узнаем, что случилось? — сказала Рэй.

Когда люди вдруг схватились за голову, Рэй и Сики уже видели дымку.

— Ок, мы ведь в научном кружке. Конечно, мы не пропустим такое происшествие! — ответила Сики, буквально сияя от любопытства и добавила: — Подожди немного.

Поймав белую и мягкую программу-заглушку, она сжала её в кулаке и раскрыла ладонь — на ней оказалось две белые таблетки в форме пилюль.

— Я сделала программу на основе этих болванок. Она в некоторой степени защитит нас от черного тумана, но связь с нашими телами мы сохраним максимум минут на десять. Оригинальная программа посылает сигнал только в муляж, а у моей есть особая функция: она сериализует[✱]Это термин из программирования, он обозначает процесс перевода какой-либо структуры данных в любой другой, более удобный для хранения формат. Обратный процесс называется “десериализацией”. сигналы, направленные от нашего сознания к настоящему телу, проводит их через медленный канал данных, десериализует их, когда попадет в более свободную среду, и заставляет тело выполнять команду, а потом повторяет операцию в обратном порядке, — объяснила Сики.

— Прямо магия... Хорошо, что ты есть, — бросив на песок пилюлю собственного производства с похожими функциями, Рэй похвалила свою подругу, а та довольно улыбнулась. — Давай возвращаться, — объявила она, как заправский руководитель кружка, и обе девушки разом проглотили таблетки.

Несмотря на серьезную опасность, Рэй оставалась безмятежной. Это слегка беспокоило Сики, но она всё же кивнула.

— Ага!

Кроме тихоокеанской сферы, где находились сейчас девушки, в Некст лайфе было ещё семь территорий: «Европейская сфера» с центром на Елисейских полях, копии реально существующей улицы Елисейские поля в Париже, «Ближневосточная сфера», строящаяся вокруг «Базара», который в свою очередь повторяет улицу Истикляль в Стамбуле, «сфера Северной Евразии» с чудесными видами Сибири, «Североамериканская сфера», сходящаяся к Таймс-сквер, прямо как в настоящем Нью-Йорке, «Южноамериканская сфера», славящаяся джунглями близ реки Амазонки, «Азиатская сфера», где можно самолично взобраться на Эверест или отведать экзотических блюд и пока ещё недостижимая для человечества «Космическая сфера».

Их общее название, «сферы», происходило от английского слова «Sphere». Каждая из них организована на группе нод, построенных на основе сетевой топологии, расположенных в определенных пределах от центральной. В глазах каждый мир — это круг, в центре которого находится главный район, а вокруг него — природа, моря или что-либо ещё. Подобная структура, в свою очередь, влияет на способы перехода из одной сферы в другую. Это можно сделать двумя способами: перейти в специальную пограничную ноду или использовать широкий канал передачи данных в центральной ноде зоны. Грубо говоря, первый способ — это обычный переход, а второй — телепортация.

Рэй и Сики телепортировались из одного мира в другой и в каждом из них находили хаос — в космической сфере, казалось, вот-вот взорвется солнце, а в европейской виднелись призраки ангелов — но одно оставалось неизменно: люди всё так же страдали и уходили к небу.

Тем не менее девушками так и не удалось найти источник черной дымки.

— Плохо дело... скоро эффект пилюли закончится, — сказала Сики, когда они вернулись в тихоокеанскую сферу.

— Верно. Побыстрее бы его найти, а то уже выбираться отсюда пора. — Едва Рэй ответила, как Сики вдруг закашляла. — Что случилось? Сики?

— Не заметила? Здесь дымка темнее, чем во всех остальных мирах... Поэтому таблетка почти перестала действовать, как мы вернулись сюда.

— Получается, это всё пошло...

— Да, отсюда.

Сики побежала по пляжу в море. Когда вода стала ей по пояс, она без раздумий нырнула. Рэй последовала за ней. Море здесь, в мире подводных путешествий, просто загляденье. Но и эти виды обратились ужасом: всё море почернело. Эта тьма и есть подтверждение тому, что здешнее море и есть источник черной дымки.

Девушки спускались всё глубже и глубже, к самому дну. Дышать было больно, но не смертельно — наверное программа, имитирующая удушение, перестала работать. Однако влияние черного тумана проявилось в иной форме: создавалось ощущение, что душу отрывают от тела — и оно становилось всё сильнее.

«Сики, давай уйдем отсюда?» — напечатала Рэй.

«Рано! Мы ещё не обнаружили причину!»

Однако подруга всё настойчивее плыла вниз. Рэй изо всех сил пыталась не отставать, но силуэт Сики всё сильнее отдалялся.

Вдруг Сики остановилась.

Подплыв к ней, Рэй взглянула в лицо подруги. Та ошарашенно глядела на нечто впереди. Рэй тоже перевела взгляд на это нечто.

Внизу было большое круглое строение – гигантский диск диаметром несколько десятков метров. Возможно, это часть подводных руин, специально спроектированных для дайвинга, а может и нечто совершенно новое, возникшее вместе с черным туманом.

Хотя это было не важно.

Важно то, что на этом диске, обхватив ноги, сидела голая девочка точь в точь похожая на Сики. Она одиноко смотрела на двух девушек, а рядом с ней клубился черный дым.

— Ты... ты кто? — спросила Сики.

Под водой обычно нельзя говорить, но программа-ограничитель давно полетела.

Услышав вопрос, девочка сказала, не отрывая глаз от Сики:

— Я это ты, Сики Микагэ.

В следующий миг черный туман окружил Сики, словно неведомая сила, и потянул в круг.

— Стой! Хватит! Отпусти! Не приближайся! Не-е-е-е-е-е-е-ет!..

Сики кричала, пытаясь вырваться, но её тянуло всё сильнее.

— Сики! Сики!..

Рэй попыталась прийти на помощь подруге, но черный туман преградил ей путь. Что бы она не делала — всё оказалось тщетным. На её глазах Сики отчаянно вырывалась, размахивая руками и ногами.

Голая девочка поднялась на ноги, вытянула руки и крепко обняла Сики, ненавистную Сики. Их тела объял свет, казалось, они слились воедино . Но не всё так просто: если эта голая девочка — это программа, то она, вероятно, захватила контроль над Сики.

Но Рэй так и не успела понять, что произошло...

...как вдруг проснулась.

Она лежала в тёплом культуральном растворе. Едва она приоткрыла глаза, как стеклянная крышка сдвинулась в сторону.

Рядом была Сики. Она всё ещё спала.

Решив полежать ещё немного, Рэй осталась в капсуле и стала пересматривать фрагмент воспоминаний, который она пережила, начиная со страданий людей...

Вероятно, из-за резкого снижения пропускной способности канала произошел необратимый сбой в нервной системе. В результате чего пять чувств настоящего тела и пять чувств аватара Некcт лайфа перемешались случайным образом. Перенесенные страдания и побочные эффекты, скорее всего, никогда не исчезнут, и больше использовать NLN не получится.

Следом вспомнились белые программы помощи. Съев их, люди могли унять боль, но в результате чего их разум полностью отделялся от тела,превращаясь в сетевую программу. В некотором смысле это и было истинной причиной «Раннего разрыва». Сики и Рэй не стали полагаться на манну небесную и создали свою программу, которая расширяла канал, но вопрос был в том, сколько ещё людей оказалось способно на такое? Один? Два? Десять? Как ни посмотри, а вернуть функции разума смогла бы ничтожно малая доля обитателей того мира.

Когда Рэй пришла к этому заключению, девушка в соседней капсуле зашевелилась.

— Сики... — обратилась она через NLN, но сразу же поняла, что ошиблась.

Там была Сики, и в то же время не Сики — сущность, которую Рэму зовет Поэмой.

Услышав обращение через NLN, она, кажется, окончательно проснулась. Широко открыв глаза, Поэма глядела в потолок.

— Поэма?..

Рэй ещё раз позвала её, на этот раз голосом, но Поэма молча поднялась из боди-пула. Её лицо было мертвенно бледным. Покинув капсулу, она накинула на голое тело банный халат и вышла из комнаты.

«Похоже, это шокировало её. Не удивительно, впрочем. Наверняка она думает, что она и есть корень всех бед», — подумала Рэй.

Наверняка Поэму беспокоили человеческие страдания и белые программы. Но самая важная часть этого фрагмента воспоминаний — это существо в подводном храме, которое объединилось с Сики. Та странная Сики, сидевшая посреди белого диска на дне океана, обхватив ноги. Первопричина снижения скорости передачи данных.

Выглядели эти события донельзя нереалистично, словно во сне. Однако дело было в виртуальной реальности, но то, что там произошло, указывало на некие изменения в системе обмена данными уже в реальном мире.

К тому же та сцена в подводном храме непрозрачно намекала на то, что Поэма, захватив тело Сики, вызвала «Ранний разрыв». Едва ли кто-то, увидев такое, сохранит самообладание.

Если этот кто-то человек, конечно.

*

Рэму, как представителю сильной половины человечества, было очень тяжело унять своё любопытство, ведь совсем рядом в одном боди-пуле, похожем на гроб, лежали две голые школьницы.

Рэй сказала, что это важно. «Резонанс воспоминаний» может подсказать, что произошло в Некст лайфе во время «Раннего разрыва», и поможет спасти Сики.

Но вот метод был сомнительным.

Сомнительным? Вряд ли те двое задумываются об этом, они ведь обе девушки. А вот с точки зрения шестнадцатилетнего парня, который ждал пока они закончат, сопротивляясь безумной юношеской фантазии, этот метод казался очень сомнительным.

Рассказав о «Резонансе воспоминаний», Рэй также упомянула, что в подвальном помещении панельного строения научного клуба находится её личная лаборатория с двухместным боди-пулом, и спустилась туда вместе с Поэмой.

Впрочем, хоть Рэй и назвала это подвалом, на самом деле это больше похоже на нижнюю палубу: ведь ПМО — это по сути корабль, жилые помещения располагаются не только на верхней палубе. По большей части там были водные фермы, универсальный вычислительные ресурсы квантового суперкомпьютера, установки термальной электростанции, механизмы, поддерживающие жизнедеятельность города, однако часть этого пространства можно использовать в личных целях. Поэтому Рэй оформила несколько квадратных метров под зданием научного клуба, отгородила их стенами, сделала люк и лестницу, чтобы можно было использовать полученную комнатку в качестве подвала.

Разумеется, Рэму входить туда нельзя, потому что в боди-пул нужно заходить голышом, а крышка — стеклянная, через неё всё видно.

«Но всё же интересно...» — думал Рэму, поглядывая на люк, как вдруг он открылся.

Показалось лицо Поэмы. Когда она выбралась наверх, Рэму увидел, что она в одном халате.

— Эй, Поэма...

Он хотел было сказать что-то вроде «надень что-нибудь», но увидев её бледное лицо, замолк. Поэма же робко глядела на парня.

— Рэму... я, кажется, всё-таки захватила Сики...

На мгновение у парня шары на лоб вылезли, но он тут же успокоился.

— Это не обязательно так. Рэй же сказала, что вы видели «фрагмент воспоминаний», всего лишь часть правды.

Поэма покачала головой, села на диван и схватилась за голову.

— Мне не нужны утешения... Я видела то, как это выглядело с точки зрения Рэй. А я ничего не помню... Разве это не значит, что меня там, как человека, совсем не было? Я... наверное не человек. Не человек, а системный баг... Да, наверняка... Я зачем-то перехватила контроль над Сики, а потом...

— Хватит, Поэма.

Люк снова открылся и по лестнице поднялась Рэй, в таком же халате, как и Поэма. Изящные ноги, чарующая грудь, подтянутая талия — взгляд не оторвать.

— Прости, Рэму. Понимаю, что нехорошо показываться перед мальчиками в таком виде, просто я беспокоилась за Поэму, поэтому и поднялась в спешке, — извинилась Рэй, заметив взгляд Рэму, и слегка покраснела.

— Да нет, ничего такого, — ответил Рэму, отведя взгляд.

— Благодарю, — сказала Рэй и села рядом с Поэмой, положив руку ей на голову. — Поэма, по правде сказать. Я сильно удивилась. Не буду отрицать, существует вероятность, что ты — системный баг, но те очень человеческие эмоции, которые ты показала, говорят о том, что обратное — намного вероятнее.

— Рэй...

Поэма подняла глаза и умоляюще посмотрела на ей.

— Возвращайтесь домой и хорошенько отдохните. — Рэй перевела взгляд на Рэму. — У вас сегодня выдался жаркий денек. Сражались с врагом, а потом этот враг стал другом — чем не история? — сказала она, подмигнув.

«А она мне нравится, — подумал Рэму. — Не в романтическом смысле. Наверное, после боя у меня осталось приятное впечатление», — и сказал почти на автомате:

— Ладно, — а потом добавил: — Поэма, нам пора. Одевайся.

Поглядев на Рэму, девушка, в конечном итоге кивнула.

— Да, хорошо...

*

Вернувшись домой, Поэма начала рассказывать о фрагменте воспоминаний, который она получила через «Резонанс воспоминаний» с Рэй. Хоть и с большой опаской. Когда Рэму услышал историю целиком, то сразу же подумал, что Поэма будет винить себя.

Если бы Рэй не объяснила ему заранее, что это лишь фрагмент истины, то парень бы наверняка перестал верить Поэме, но благо, всё обошлось простыми думами о том, что же нес в себе тот фрагмент.

Только вот Поэма вела себя не совсем обычно. По ходу объяснений она то и дело поглядывала на Рэму, а при каждом обращении — вздрагивала.

Рэму подумал было, что следует держать ухо востро, но уже на следующее же утро проклинал себя.

Постель Поэмы оказалась пуста. Скайборд исчез.

Рэму пулей пронесся про изрешеченной боевыми псами квартире, но так и не нашел Поэму. А скрыться здесь было, в общем-то негде.

Занятия начинались совсем скоро, но парень в первую очередь позвонил Рэй.

— Приветики, Рэму. Как спалось?

Проигнорировав вальяжный тон девушки, Рэму сразу же взял быка за рога:

— Рэй! Поэма... исчезла!

— Когда? — спокойно спросила Рэй.

— Не знаю... Я не заходил в её комнату после того, как лег спать. Но я спал на кухне, поэтому думал, что услышу, случись что.

— Наверное, ушла через окно, спустившись на скайборде, а замок закрыла дистанционно.

Замки на дверях и окнах в последнее время тоже стали подключать к сети — так было удобнее открывать и закрывать их. А значит, что альфры, как Рэй и Поэма, без труда управятся с ними.

— Вполне возможно.

На самом деле на окнах стояли заслонки. Ими пришлось воспользоваться, потому что боевые псы разбили все окна в квартире.

— Понятненько... — сказала Рэй и замолкла, будто задумавшись. — Будем искать. Я сегодня поставлю внешкольную практику в научном клубе и пропущу школу. Ты тоже приходи. За посещаемость и отметки не беспокойся. Я уже отправила в школу твоё заявление на вступление, так что добро пожаловать в клуб.

— Э-э-э-э-э-э-э-э-э-э-э-э-э...

От стремительности, с которой Рэй приняла решение, Рэму просто выпал в осадок.

— Не шуми. Так, ладно, раз мы со всем разобрались, давай искать Поэму. Чтобы отыскать её... придется взломать систему сенсоров ПМО. Этим займусь я, а через пять минут передам координаты, встретимся там, — быстро проговорила Рэй, пока Рэму ошарашенно держал трубку у уха.

*

Поэма отправилась в противоположную сторону от центра — к окраинам шестнадцатого района. В центре ПМО, города на платформе диаметром 40 километров, был силен дух передового наукограда, и порядок здесь было соответствующий, чего не сказать об окраинах. Особенно это касалось нашего шестнадцатого района. Этот мегафлот ввели в эксплуатацию самым последним, поэтому на его территории до сих пор ведутся строительные работы — проще говоря, здесь много неосвоенных частей, и правовые институты здесь ещё не укоренились.

Пыль и дым от строек стелился здесь вечным туманом, заслоняя обзор.

Поэма спрыгнула со скайборда и отправила его на подзарядку. Сбежала она поздней ночью и вынуждена была спать на скамейке в парке. Конечно, спать на свежем воздухе в ПМО было можно, ведь температура в городе на Южном море не опускалась ниже +20, но приятным такой отдых точно не назвать.

Сейчас она ступила в ещё строящийся блок. Как уже говорилось ранее, основа, или корпус мегафлота, изначально закладывался на земле: части целого, сегменты, закладывались в доках и только выйдя в море объединялись в большие блоки. А сейчас занимались уже постройкой того, что будет на его поверхности, то есть зданиями.

Рукотворная земля была абсолютно пустынной, без единого здания, но в середине виднелись большие структуры, которые можно было спутать с домами: это радарная вышка, антенная башня, башня GPS-приёмника и другие важные для плавания строения. Их должны были демонтировать, но работы пока не начались, поэтому в хвостовой части шестнадцатого мегафлота, а именно здесь и были окраины, высились подобные сооружения.

В тени параболической антенны и башен стояло несколько проржавевших бараков. Там жили бравые пионеры-освоители, которые пришли по зову сердца в набирающий популярность город, точнее их жалкие тени.

Рынок труда постоянно меняется, предложение и спрос на рабочих никогда не сходятся, и престижный ПМО не исключение из правил, поэтому не всем приезжим удается найти работу. И символом несбалансированности рынка являются эти самые проржавевшие бараки на окраинах шестнадцатого блока.

Причина, почему Поэма сбежала сюда, была достататочно проста: система сенсоров и камер здесь не развита. Иными словами, даже альфры, наделенные сверхчеловеческим, почти божественным, восприятием при наличии развитой сетевой инфраструктуры, не смогут найти её здесь.

«Вряд ли Рэй станет искать меня здесь. Да и Юи тоже...»

Свесив руки, Поэма брела вперед.

«Мне больше нет смысла жить. Но это тело... нужно беречь...»

Девушка съёжилась, обняв своё тело.

«Что же делать... я хочу умереть... У меня ведь не получится только душу выпустить? Не получится ведь? Вот бы стереть только моё «я»...»

— Эй, красавица, не хочешь прогуляться?

Услышав странный голос вдалеке, Поэма решила, что обращаются не к ней, и прошла мимо.

— Да постой ты. Глухая чтоль? Я с тобой разговариваю.

В этот раз девушку уже схватили за плечо, и она наконец подняла голову.

Перед ней было двое мужчин в штанах карго и футболках — удобной и в то же время модной одежке. Вот только они с головы до пят были в пыли.

Поэма кое-как разглядела цвета их футболок — одна красная, другая желтая.

Мужчина в красной подошел к поэме и, смеясь, положил руку ей на плечо.

«Остановитесь. Это плечо Сики Микагэ, не трогайте его», — думала Поэма.

Увидев её лицо, полное отвращения, один из мужчин двинул плечами.

— Да не боись ты так. Мы торговцы. И товар у нас хороший.

— Товар? Какой?

— Вот такой, — сказал мужчина в желтом и достал из пакета ампулу, жидкость в ней, конечно же была... — Это NLN. Выпьешь его и установится наша программа. Я тебе говорю, это просто улет.

— Да-да, душа на небо улетит! — вторил красный.

— Душа... улетит? — повторила Поэма. — Продадите?

Девушка почти инстинктивно подалась вперед.

— Хе-хе, мы за этим и пришли. Но ты в курсе, что это не дешево?

Красный прищурился, как истинный торгаш, глядящий на беззащитного жертву.

— Эм-м, у меня денег сейчас нет... — чуть ли не шепотом сказала Поэма.

— Ничего, мы же добряки, отдадим в долг. Кстати, мы тут знаем один способ быстро сколотить целое состояние. Хочешь, научим?

— Правда?

Поэма снова подалась вперед.

«Они добрые люди, хоть и не выглядят так», — простодушно решила она.

— Эхе-хе... Конечно, ты ведь такая красавица.

Вдруг мужчина в желтой футболке стал ухмыляться.

— Давайте об этом потом. Надо побыстрее ввести товар. Потом надо будет установить программу в боди-пуле.

— Большое вам спасибо.

Поэма поклонилась.

«Вот запущу «улетную» программу» и меня не станет. Я исчезну из этого тела, и драгоценная сестра Рэму сможет вернуться. Больше я никому не доставлю хлопот...»

*

Поэму привели в одну из старых радарных башен.

— Это внизу. Давай, не стесняйся.

Мужчина в красной футболке по-дружески взял Поэму за плечо и повел вниз. Поэме не нравилось, что кто-то трогает не принадлежащее ей тело, но её новый знакомый явно не собирался её отпускать, поэтому она сдалась и пошла по лестнице вместе с ним. Парень в желтом тоже не отставал, словно пытаясь не дать ей сбежать в случае чего.

«Зря, наверное...» — подумала Поэма, когда её уже завели в подвал.

У неё нет ничего своего. Она не знает, что такое «красная черта», непреложные запреты, потому что у неё нет ни воспоминаний, на основе которых они формируются, ни семьи, ни друзей.

И даже её тело она не может считать своим.

Но Поэма беспокоится о Рэму, поэтому должна защищать тело Сики, его сестры.

К тому же ей нужно сделать что-нибудь, чтобы вернуть тело его законному владельцу, и самое лучшее — это любыми методами ослабить сознание.

— Ну же, давай.

Комната была неказистой. Поэма вошла без каких-либо ожиданий, но всё же не сдержала сдавленного возгласа.

Здесь было ну очень грязно.

Боди-пул действительно стоял в глубине, он даже был заполнен раствором. Но пыли... пыли было слишком много...

Конечно, с этим вряд ли что-то можно было сделать, ведь здесь стройка идет, но содержать боди-пул в чистоте всё же следовало...

— А всё... будет хорошо?

— Да ладно тебе, как попробуешь — сразу всё поймешь. Ну же, пей давай, — сказал желтый.

Красный подмигнул своему напарнику, и тот схватил Поэму и выкрутил ей руки за спину.

— Стойте... Стойте!..

— Ха-ха, чего теперь то бояться? Эта штука чертовски хороша, просто улет. Быстро войдешь во вкус.

Только теперь Поэма почувствовала неладное. В ампуле действительно был NLN, но программа, загруженная в него — очень низкого качества. Она в момент уничтожит душу и превратит человека в куклу.

— Нет... не надо! Это тело очень важное! Если вы уничтожите моё сознание, то оно не освободится!

— Не рыпайся! Эй, держи крепче!

Почувствовав кризис, Поэма отправила сигнал скайборду, который на полной скорости устремился к ней. Вместе с этим она попыталась направить все промышленные машины и прочие управляемые механизмы к себе.

Но было уже слишком поздно.

— Черт, давай вырубим её, — сказал красный и сжал кулак.

Это последнее, что запомнила Поэма.

*

Здесь!

Рэму почувствовал, как Рэй за его спиной создала порыв ветра.

Следом ураган выбил дверь и пронесся до противоположной стены помещения.

Парень вкатился следом. Там он обнаружил Поэму без сознания и двух придурков в футболках, держащих её.

— Прекратите! — крикнул он.

Мужчина в красной футболке повернулся и на полной скорости получил удар парализатором в горло.

Испустив невнятный звук, мужчина в красном отлетел на добрый метр, ударился о стену и скатился на пол.

— Эй, ты чего?!

Парень в жёлтом отпустил Поэму и замахнулся кулаком на Рэму. Но ему так и не удалось свершить задуманное, потому что Рэй влетела ураганом в комнату и ударила железным веером. Пробежал разряд, и несчастный присоединился к своему другу на полу.

— Рэй, а этот веер... — вырвалось у Рэму.

— Да, он не простой. Флабеллум-парализатор[✱]Флабе́ллум (лат. flabellum - веер) — веер, используемый в католической мессе, чтобы отгонять насекомых от Святых Даров или священника., ограниченная японская серия Gothic voltz. Но это не так важно. Давай выбираться отсюда, — сказала Рэй, щелчком сложив веер.

Рэму кивнул, поднял Поэму и вместе с Рэй пошел наверх по лестнице.

*

Поднявшись в надземную часть радарной башни, Рэму остановился и крепче прижал к себе Поэму.

Причина этому нашлась достаточно быстро — их окружила толпа тинейджеров в футболках и обвисших штанах карго. Они были мускулистыми, в глазах сверкала кровожадность — таких не встретишь в простой школе, это точно.

Рэй подола к товарищу и развернула железные веера. Ветер крепчал.

Рэму посадил Поэму у стены, а сам настороженно выставил вперед парализатор.

— Это вы мешаете мне вести бизнес? — прозвучал надменный чистый голос и из толпы качков вышла хрупкая девушка. Её волосы были стянуты в хвост, но не сзади, как обычно, а сбоку. Личико у неё было миловидное, но вот торчащие клыки и дурная улыбка портили весь образ. Носила она черную латексную футболку, которая подчеркивала её не самую большую грудь, коричневые штаны карго, на руках были рабочие перчатки, а на ногах — высокие чёрные берцы. Однако больше всего остального выделялась ещё одна деталь: за спиной у неё висело оружие в ножнах, напоминающее меч.

— Она же сама к нам пришла. Хотела, чтобы ей стало хорошо. Так какого хрена вы лезете? — Девушка по очереди посмотрела на Поэму, Рэй и Рэму, а потом снова на Поэму и Рэй. — Опаньки... Мне тут приказали схватит одну придурошную душонку, а она, оказывается, не одна? Так-так-так, кто же это тут, не Сильфида ли часом? Вот везуха, не ожидала, что вы припретесь вдвоем.

— Саламанадра...

Рэй смотрела на неё с огромным удивлением.

— Знакомая? — спросил Рэму.

— Кодовое имя «Саламандра», настоящее — неизвестно. Она, также как и я, один из четырех альфров, согласившихся работать с Альвинами, — ответила Рэй и обратилась к Саламандре: — Саламандра, Альвин на обманывает! В наших NLN нет механизма, защищающего от Уайт-аута![✱]”Рассеивание личности”.

— Ты совсем дурная? Кто поверит предателю? Но не волнуйся, душонка останется жива, а вот тебе уготована смерть. Это приказ из Альвина!

Девушка вытащила из ножен мечеподобное оружие, длинной примерно с парализатор, и с силой взмахнула им. Вместе с этим движением, оружие резко удлинилось, метров до двух с половиной, и превратилось в копье: длинная рукоять, широкий ограничитель, защищающий хват, плавно переходил в острие — этот очень необычный, неотесанный, дизайн почему-то наводил на мысли о парализаторе и его варианте в виде флабеллума.

Рэму вспомнил, что видел подобное оружие в каталоге Gothic Voltz, и называлось оно стан-ленсом. Только этот экземпляр слегка отличался от серийного: ближе к острию, на сверкающем металле, были установлены какие-то механизмы с черной резиновой изоляцией.

Оказавшись перед лицом вооруженного врага, Рэй прикусила губу и отпрыгнула назад. Тут же задул сильный ветер и подбросил её к подлетевшему скайборду.

— Ха-ха! Думаешь, это простое копье? Ну лови тогда! — крикнула Саламандра и направила острие копья на Рэй.

Красный лазер прорезал воздух и уперся в Рэй. Оказалось, что те странные приборы у острия — это лазерные прицелы.

И словно следуя за красной линией, начали вспыхивать огни. Пламя становилось всё жарче и больше и взорвалось багровым цветком рядом с Рэй.

— Кх...

Пламя готово было поглотить Рэй, в тот момент когда она направила скайборд в обратную сторону. Но времени не хватило совсем чуть-чуть. Скайборд отшвырнуло ударной волной, он заискрил и покатился по полу. Сама же Рэй едва-едва успела спрыгнуть с доски и приземлиться с помощью ветров.

Серебряные волосы рядом с белой щекой обгорели. А сама девушка была шокирована.

— Что... это было?.. — спросила она, держа в руках раскрытый флабеллум.

— Так я тебе сразу всё и рассказала, ага, — едко прокомментировала Саламандра, крутанула копье и снова выставила вперед.

Рэй же молча отвела правую руку с флабеллумом, а левой задрала юбку. В следующее мгновение показались её бедра, а на них — черная лента с несколькими пробирками. Уверенным движением, девушка подбросила в воздух одну из них и разбила её веером, когда она оказалась на уровне глаз. Бесчисленные сверкающие кристаллы из пробирки в мгновение ока слились с новоявленным торнадо и устремились к Саламандре.

— Ха! Хочешь распотрошить меня? Хрена с два!

Но та взмахнула копьем по горизонтали, и против ветров поднялось пламя. Прогремел взрыв. Температура резко возросла, в результате чего торнадо рассеялось, а вспыхнувшее пламя испепелило осколки. Рэму понимал, что эти осколки были искусственными алмазами, и Рэй планировала не просто сбить врага вихрем, но и нашпиговать его ножами-алмазами.

Но Саламандра, обнулив эту смертоносную атаку, лишь победоносно улыбалась.

— Аха-ха-ха-ха! Это твоё единственный трюк, да? Изменить макро-движение ветров в ПМО и снести врага, подняв этим веером нелинейный воздушный поток? Но я устрою взрыв, и ничего у тебя не выйдет!

Рэй пораженно смотрела на противника, когда к ней подбежал Рэму.

— Ты как? И вообще, как она устраивает эти взрывы и вызывает огонь?

Однако Рэй находилась в ступоре и ответила лишь через добрую секунду.

— Эх... Судя по интернет-трафику, она управляет городской системой вогнутых зеркал, которые концентрируют солнечные лучи, и сводит весь солнечный жар в одну точку. Она без труда может испарить человека... а огонь — это просто дополнение. Взрывы же происходят из-за того, что здесь много пыли.

Рэму стал осматриваться и заметил на далеких небоскребах за пределами строительной зоны ряды вогнутых солнечных панелей — систему концентрации солнечных лучей. И все они были повернуты в их сторону.

— Ничего себе... А человек вообще может справится с таким потоком информации?

— Сознательно не выйдет. Даже если задействовать универсальные вычислительные ресурсы через NLN. Наверняка она компенсирует нехватку интуицией, чтобы управиться с нагрузкой. В принципе своём все альфры могут свободно задействовать безумные объемы памяти для вычисления, характерные для бессознательного, но конкретно эта девушка особо преуспела в этой области. Поэтому ей нужен лазерный прицел для инстинктивного прицеливания. Я знаю это, потому что тоже использую векторные вычисления[✱]Несколько другой вид вычислений, где помимо помимо числовых значений у переменных есть и другие характеристики: угол, направление и т.д. при обработке данных. Вот только если цель находится на прямой линии, она делает вычисления значительно быстрее...

— Молись, Сильфида!

Саламандра подняла копье одной рукой, и красный лазер снова указал на Рэй. Прогремел взрыв, прошла ударная волна. Рэму не успел даже отреагировать, но за мгновение до беды Рэй запрыгнула на прилетевший скайборд, прихватив с собой товарища.

Рэму был знаком этот скайборд, он принадлежал Поэме. Точнее она нашла его во время ночного рейда и, починив, сделала своим. Наверное, Поэма вызвала его сюда, оказавшись в опасности. Но теперь Рэй перехватила контроль над ним и с помощью ветра устремилась к небесам.

— Тц... парни, хватайте девку! — сказала Саламандра, указав на Поэму.

— Не позволю!

Рэй махнула веером, и резкий поток воздуха снес приспешников Саламандры. Безжалостный торнадо затянул их в себя и раскидал на десятки метров вокруг. Следом от бараков (которые и так на ладан дышали) поотлетали куски и закружились вокруг бедолаг.

Это проявление силы Рэй — управление мощными ветряными мельницами, установленными по всему городу.

— Тц... Неплохо! — процедила Саламандра, запрыгнула на подъехавший скайборд и ловко крутанула копьем.

Её скайборд несколько отличался от обычных: у него был увеличенная турбина и из носовой части тянулся гибкий трос с ручкой, подобно поводьям. Вероятно, это был гоночный скайборд.

Саламандра крепко схватилась за ручку одной рукой.

— Рэй, — обратился Рэму к стоящей рядом девушке.

Враг мог испарить человека целиком. Поэтому парень хотел уже поддаться страху и мандражу, но хорошо понимал, что сейчас не лучшее время для этого. Ему в очередной раз придется сражаться с тем, что есть на руках. И не важно, что именно у него есть. Рэму должен дойти до самого конца, найти душу сестры и тело Поэмы. С этой мыслью он начал прокручивать в голове всё, что ему известно, и собирать рабочий план.

— ...может, попробуем мой план?

Рэй кивнула с уверенностью на лице. Наверное, увидела на лице Рэму некоторую уверенность, хоть и смешанную со неопределенностью.

— Хорошо, ведь это ты за минуту придумал план, чтобы победить меня.

— Ну спасибо...

Рэму объяснил план и Рэй снова кивнула.

— Давай попробуем. — В следующий же момент поднялся новый, резкий восходящий до самых небес ветер. — Удачи тебе. Я по мере возможностей буду помогать со скайбордом, — сказала Рэй и спрыгнула с доски.

Другой, поврежденный скайборд вдруг начал подниматься и подхватил девушку на лету. Наверное, она влезла в главную схему, отключила нерабочие компоненты и организовала временную схему управления.

Оставшийся в воздухе Рэму вздохнул с облегчением, увидев, что всё получилось. Затем он перевел взгляд вперед и взялся обеими руками за парализатор.

Саламандра прищурилась, не скрывая интереса.

— Хех, против меня прешь ты? Ты даже не альфр.

— Мы ещё посмотрим, кто кого!

— Фе, умри!

Саламандра наставила копье на Рэму, из прицела вылетел красный лазерный луч. Но Рэму всё так же несся вперед.

— Молись, иначе сдохнешь в муках!

Вспыхнул огонь и устремился прямо на Рэму.

Но порыв ветра сдул Саламандру вместе со скайбордом. Это была Рэй.

— Достала!

Саламандра наставила копье на Рэй, зашедшей сбоку, но сделать ничего не успела — спереди на неё напал Рэму.

— Получай!

Рэму замахнулся парализатором и со всей дури ударил Саламандру. Но та моментально собралась и, выпустив ручку скайборда, схватилась обеими руками за копье и заблокировала дубинку. Не найдя выхода, электрическая дуга пошла искрами и исчезла.

— Что это у тебя за бизнес такой? Жизни людей — это не игрушки!

— Шел к черту, проповедник!

Саламандра увела скайборд назад и снова указала на цель. И снова Рэй сбила её потоком ветра. Потеряв равновесие, Саламандра промахнулась, и огонь ушел по другой траектории. Выругавшись, она отступила ещё дальше.

Но Рэму бросился в погоню. Не давая времени на передышку, он снова замахнулся парализатором. Саламандра заблокировала его копьем. Скрестив оружие, они сверлили друг друга взглядом.

— Ты думал, что подберешься поближе и вырубишь меня шокером? Наивный. У моего копья напряжение выше. Оно летальное.

— И что?

— А то!

Саламандра повернула корпус, развернула скайборд, освободившись из под натиска Рэму, и оказалась у него за спиной.

— ?!

— Молись, сопляк! — крикнула девушка и вонзила ему копье в спину.

Рэму поразил огромной силы разряд.

— Гха-а-а-а!

От удара током у Рэму чуть глаза не вылезли из орбит. Боль была такой сильной, что он едва остался в сознании.

Но это продлилось лишь какое-то мгновение. Рэй снова направила ветер на два скайборда и развела их по разным сторонам.

Рэму внимательно следил за Саламандрой, обливаясь холодным потом, ну а та вальяжно улыбалась, облизывая губы.

— Поздравляю, ты чуть не сдох. Кстати, неплохая тактика — атаковать в ближнем и дальнем бою, чтобы я не могла сконцентрироваться. Пытаетесь использовать то, что я целюсь интуитивно? Признавайся, сопляк, твоя идея?

— И что если да? — крикнул Рэму. Его спину обжигала острая боль, но он всё равно не сдавался.

— Я ненавижу тех, кто дурит меня. Всех их ждет смерть, как и тебя! — проревела Саламандра и наставила копье на Рэму. — Сдохни нахрен, сопляк!

Но ни взрывов, ни огня не возникло. Она схватилась за ручку и на полной скорости понеслась к Рэму. Её скайборд был гоночным, поэтому и ускорение, и максимальная скорость были очень высоки. Уклоняться было слишком поздно...

— Ах ты ж черт!

Рэму из последних сил схватился за парализатор и рубанул им.

Но его дубинка прорезала воздух. За мгновение до столкновения, Саламандра ушла с линии удара.

— А?!

Рэму развернулся, и увидел, что противник выбрал совсем другую цель. Из копья выстрелил красный лазер...

...и уперся в Рэй.

Рэй широко открыла глаза. В её прекрасных голубых глазах читалось удивление.

— Твоя остановочка, Сильфида!

Саламандра улыбнулась до ушей.

Но ничего не произошло.

Ни взрывов, ни огня.

— Это ещё что за фигня?!

Саламандра подняла взгляд наверх.

Невесть с каких пор небо почернело. Черные облака стремительно закрывали небосвод над городом, подчиняясь сильным восходящим ветрам. А это означало, что источник пламени девушки, солнечный свет, оказался перекрыт.

— Да ладно... сегодня же нормальную погоду обещали... Это ты сделала?!

Рэй показала изящную улыбку и скрыла её за веером.

— Именно. Я создала восходящий воздушный поток, в результате чего возникли дождевые облака. Прогнозы погоды здесь не причём, так случилось потому что я этого захотела. Будущее — это не то, что предсказывают, а то, что создают!

— Думаешь... я проиграю?!

Рэму подметил, что через облака, накрывшие весь город, всё же пробивались лучики света. Саламандра снова указала лазерным лучом на Рэй, чтобы силой собрать их воедино...

— Черт... это что... я...

...но вдруг отшатнулась. В глазах всё поплыло. Она выбросила вперед руку, словно пытаясь поймать нечто, ускользнувшее от неё.

«Уайт-аут».

Рэму не медля развернулся и поймал Саламандру.

По ней и не скажешь, что она такая худенькая, казалось, она вот-вот хрустнет и сломается.

*

Связав Саламандре руки за спиной, компания села в такси. Как и все такси в городе оно было автономным. Как и все такси в мире — оно развозит клиентов.

На переднее сидение Рэй и Рэму посадили Поэму, потерявшую сознание, а сами сели на заднее, зажав между собой Саламандру.

В последнем сражении парень пропустил серьезный удар. Рэй, конечно, перевязала рану и дала ему болеутоляющего, но то место всё равно обжига острая боль.

— М-м...

Спустя несколько минут девушка открыла глаза.

— С добрым утром, Саламандра. Не желаешь рассказать нам всё, что знаешь? Было бы неплохо начать с имени, — сказала Рэй.

Девушка посмотрела на неё с нескрываемым раздражением, но всё же заговорила:

— Рё... Рё Кагуя... подстава...

— Ты хорошо сражалась, — сказала Рэй и улыбнулась.

Рё сначала надулась, а потом фыркнула, уставившись на Рэй. Впрочем, гнева в её глаза уже не было.

— У меня вопрос. Это же был...

— Да, уайт-аут. Лучше бы ты меня послушала тогда, — беспечно сказала Рэй, не пытаясь обвинять её. Ведь она и сама через это проходила.

Рё заскрежетала зубами так сильно, что даже Рэму услышал.

— Подстава! Что их! И вообще... я с этими отморозками связываться не хотела, — буркнула Рё и очень протяжно вздохнула, словно чтобы выпустить весь гнев. — Но бизнес нам нужен. Вам, детишкам богачей не понять этого, а нам жрать охота. И я, как лидер, должна зарабатывать на пропитание ребят.

— Думаешь, это тебя оправдывает?! — строго отчитала её Рэй, но та лишь пожала плечами.

— Ой, как страшно. Фе, ты что, в коробке живешь, раз не понимаешь этого? Каждый сам за себя. В курсе же, как описывают ПМО? Рай для всех? Вот безработные и тянутся сюда. Но работу суждено найти не всем и им не остается ничего, кроме как побираться в тех трущобах на окраинах без еды и воды. Слышала об этом? Потому я и говорю — каждый отвечает за себя, — сказала Рё, бросив взгляд на Рэй и Рэму, и ещё раз вздохнула, теперь уже устало. — Впрочем, этот бизнес всё равно паршивый. Каждый чертов раз, когда мы находим бесхозную душу, обязательно появляется какой-нибудь рыцарь на белом коне... оно того не стоит. Придется заняться другим делом. Не хотелось бы мне, чтобы со мной творили всякое... — Последние слова монолога Рё прозвучали на удивление реалистично. Рэму даже невольно взглянул на неё, но получил лишь едкий взгляд и просьбу не лезть в её дела. — Чего тебе, поц? Оставь свою жалость себе, иначе заряжу по яйцам. «Деньги можно делать из всего. Вообще из всего. Жить-то надо на что-то», — эта мысль не оставляла меня никогда, даже когда появились первые NLN и боди-пулы. Это же так удобно, черт возьми. Есть моментальный доступ к любой информации, да и хакерить стало проще. Да... хорошее было дело... Когда вышел Некст лайф, я подумала, что там тоже можно заработать. Не, ну а что? В подобных штуках постоянно зависают тупые богачи. Значит, можно их надурить и сколотить состояние.

— Надурить?.. Ты только об этом думала? — спросила Рэй, но Рё снова пожала плечами.

— Всё равно ты ничего не понимаешь, говори что хочешь. Ладно, продолжу. Я вообще не думала, что меня затянет в этот «Ранний разрыв». В любом случае Greani красиво попали. Я тогда не видела ничего плохого в том, чтобы меня тоже затянуло, ну меня и затянуло в конце концов...

Тем временем такси покинуло район застройки, но свернуло вбок близ городской чертой и заехало на первый подземный уровень. Дорога там больше походила на туннель, освещенный желтыми фонарями. Машин было мало, да и те по большей части были коммунальными.

— ...когда я пришла в себя, то была в лаборатории Альвинов, спала в одном из боди-пулов. Там был... как его, а, точно, чудак по имени Сейси Катасу. Вот, он просто смотрел на голую меня. Я бы с него пять шкур содрала за это... ну да пофиг. Так вот, он предложил мне сотрудничать с Альвинами и предложил внушительный чек. По ходу дела знал, что мне надо команду кормить.

Слушая её монолог, Рэму надолго задумался и только теперь решил вставить своё слово.

— У тебя не найдется времени помочь моей сестре и тому, кто на неё похож?

— Ты чего несешь? Пацан, если хочешь моей помощи, тащи бабло.

Рэму показал ей ученический билет первой школы.

— Я учусь в первой школе, как закончу — буду поступать в ОФТУ и стану известным на весь мир учёным. Буду получать гонорары за книги и продажу патентов. Тогда и расплачусь с тобой. Можешь просить что угодно, — ответил парень.

Естественно, он понимал, что сильно блефует и не факт, что он станет классным учёным, даже если сдаст вступительные в университет.

— На постоплату рассчитываешь? Не придуривайся, знаешь ведь, что мир так не работает, — раскусила его Рё, но Рэму продолжал стоять на своём:

— Хочешь сказать, что проиграла придурку?

Рё резко посмотрела на него и, улыбнувшись, кивнула.

— Черт с тобой, пусть будет постоплата. Но в обмен я могу просить что-угодно, ты сам это сказал.

— Конечно, — подтвердил Рэму.

— И это могут быть не только деньги, но и твоя девственность, например.

Рё улыбнулась до ушей и покосилась на Рэму, словно испытывая его.

— Т-ты чего! Это немного...

— Мех, не согласен? Ты же сам сказал, что я могу просить что угодно?

Прошёл какой-то миг. Явно недовольная Рэй уже собиралась было сказать что-то, но тут...

— Ладно, будь по-твоему, — согласился Рэму и отвернулся.

Рэй заморгала, а Рё присвистнула и заговорила через смех:

— Аха-ха-ха-ха-ха-ах! Да кому ты нужен, придурок?! Ай черт с тобой, по рукам. Будешь должен.

Примерно в это время такси остановилось, прибыв к пункту назначения: подвалу научного клуба на первом подземном уровне.

— Эй, а ну стоять! Я на это не подписывалась! Какого черта я должна лезть голышом с тобой в один боди-пул?! Дура! Отвали от меня-а-а-!

Из подвала слышались крики Рё. Поэма так и не пришла в себя и сейчас лежала на диване.

Рэму невольно усмехнулся и слегка покраснел, но тут же напрягся снова. Для общего дела нужно было узнать, что же произошло в момент трагедии.

Вскоре подвал затих. Спавшая Поэма прищурилась и медленно открыла глаза.

Рэй поднялась из подвала. Снова в одном халате. Однако она была хмурой как туча.