Обсуждение:

Sinko
1 мес.
#
Я растроган. Сколько не читаю такие короткие рассказы, все равно они одиноково задевают.
58585858546332
2 мес.
#
Спасибо
pixxel
2 мес.
#
Потрясная вещь. Спасибо огромное за перевод.
Симлар
2 мес.
#
Дождался!
54747474
2 мес.
#
Спасибо
Damarkos
2 мес.
#
Большое спасибо!

Глава 3: Исполнение

Прошлой ночью

– План готов, – тихо и решительно сказала Лилит.

Два часа. Мы сидели за круглым столом на складе, где последние пару ночей проводили тактические собрания на тему плана побега.

– Мы... правда сбежим завтра?

Только вчера прилюдно казнили других роботов, и мы решили бежать. Не слишком ли поспешно?

– Мешкать нельзя, – пояснила Лилит. – Кто знает, когда будет следующий раз.

– Так-то да... – согласилась я, испытывая, тем не менее, необъяснимую тревогу. – А раньше тот грузовик приезжал?

– Не знаю, впервые его увидела – покачала головой девушка и обернулась. – Ты тоже, Волков?

Исполин кивнул.

Я спросила снова:

– Почему же они сразу избавились от них? – задала я еще один вопрос. – Ведь можно было отремонтировать.

– Деньги. Дешевле купить нового робота у мусорщика, чем чинить старого.

Все просто и очевидно.

– Ясно... – вздохнула я.

– Вот поэтому нам нельзя мешкать, – повторила Лилит и посмотрела поочередно на меня и Волкова.

«А, понятно».

Она заботилась о нас.

Я со своим новым старым телом и медленный Волков будем стоять первыми в списке на вторую казнь.

– Так вот, насчет плана, – вернулась к теме подруга. – Как мы вчера решили, побег будет складываться из маршрута и выбора времени. Во-первых, маршрут.

Она положила на стол поднятые с пола гнутую железяку и несколько болтов.

– Это стройка. Вот здесь «желудок», а тут «кишки», – объяснила она, указывая пальцем на элементарную схему. – По верхней части сеточного забора пущено высоковольтное напряжение. Там не пройти. Остается два варианта: уйти через «желудок» и сбежать по берегу или пробраться через «кишки» и затеряться на «большой земле». Как вы, наверное, знаете, первый способ опасен. На берегу мало укрытий, нас мигом подстрелят из лазерных винтовок.

Лилит приставила к виску «пистолет» из пальцев.

– Значит, пойдем через «кишки». Стащим грузовик для перевозки обломков, уедем на нем и смешаемся с другими машинами в городе.

– Погоди. А кто поведет?

– Разве не очевидно? Я.

– А? Ты умеешь?

– На предыдущей площадке я была водителем. Даже экскаватор и кран водила.

– У тебя... нет прав, – вставил Волков.

– Не вякай там, – бросила Лилит. – Вот пункты плана...

И она все объяснила нам. Я округлила бы глаза, если б могла. Отчаянный план граничил с безумием и ставил людей в глупое положение. Обычный робот до такого никогда бы не додумался.

Однако у меня оставались вопросы.

– А... все убежать не могут?

– Чего? – заморгала Лилит.

– Ну, я про то, что, раз убегаем мы, почему бы всем...

– Невозможно, – тотчас покачала головой девушка.

– Почему?

– Ты понимаешь, что нас тут восемьдесят роботов? Это слишком много. Да и не послушают они нас, – холодно пояснила подруга. – Согласно моему опыту удаются только малые побеги. Массовые – никогда.

Однако я по-прежнему не решалась бросить остальных. Вероятно, потому, что мы работали вместе уже три месяца, и я как-то прониклась к ним товарищескими чувствами. Кроме того, никто не заслуживал столь ужасной казни.

А потом я вспомнила о докторе. Она всегда помогала роботам, лежавшим у обочин. Да, она бы...

– Лилит.

– Что?

– По крайней мере, мы можем попытаться...

И я предложила компромиссное решение. Лилит недовольно сморщилась и застонала.

Все-таки мыслила я по-детски наивно.

Настоящим днем

Прошло два дня после казни и восемьдесят пять дней с моего прибытия сюда.

Поздним вечером на стройку приехал грузовик с обломками, совершавший последний рейс. В тот же миг...

– Роботы! – громко закричала Лилит в маленький микрофон. – Слушайте меня!

Я тайком установила на спины нескольких товарищей динамики (безусловно, очередные трофеи), поэтому ее призыв услышали все.

Настало время выкладывать козыри из рукава.

– А теперь! Все! Бегите! Прочь! – провозглаисла она и включила проигрыватель, который знакомым голосом надзирателя сказал то, что приходилось слышать каждое утро:

– Это приказ.

Эффект последовал незамедлительно.

Повинуясь приказу, роботы сорвались с места и, взрыхляя землю, понеслись к «желудку» и к «кишкам».

Не ожидавший такого поворота событий надзиратель запаниковал.

– Что вы творите?! Стоять! Всем стоять! Это приказ!

И все тотчас застыли, как будто во время какой-то игры.

Однако мы предусмотрели это.

– А теперь! Все! Бегите! Прочь! Это приказ!

«Проклятие» спало. Роботы вновь прыснули в разные стороны. Началась неразбериха.

Изначально Лилит планировала отвлечь надзирателя с их помощью. Мы бы включили запись голоса, а сами под шумок смылись бы.

Но я предложила удалить всем контур безопасности, чтобы и у них появился шанс.

Поскольку роботов собирали из деталей от мусорщиков, то и электронная начинка была устаревшей, Лилит оставалось только вытащить нужный блок. Что она и сделала с недовольным бурчанием, освободив восемьдесят собратьев.

Вот так наш план развился до массового побега роботов.

– Экстренная остановка! Экстренная остановка!

Сирены выли, надзиратель жал на кнопку, пристегнутую к ремню, однако безрезультатно.

Один Волков остался стоять, немного согнув колени: Лилит так и не смогла вытащить его контур безопасности.

Пока что все шло по плану.

– Сейчас же перенесите номера пятнадцать! – приказала Лилит с помощью проигрывателя ближайшей четверке.

Несмотря на отсутствие контуров безопасности, они поддались страху, сформировавшемуся за долгие годы подчинения, и сгрудились вокруг Волкова. Они привыкли переносить тяжести, поэтому без труда подняли гиганта и забросили его в кузов грузовика.

– Хи-и!

Водитель в ужасе сбежал.

Лилит заняла его место, повернула ключ и завела двигатель. Похоже, машину мы заполучили – а это было одним из основных пунктов плана.

– А теперь! Все! Бегите! Прочь! Это приказ!

Запись прозвучала снова.

Переносившие Волкова роботы мигом разбежались, точно нашкодившие дети.

– Пока! – Вы молодцы! – кричали они нам.

– П-прощайте! Надеюсь, с вами все будет в порядке...

Я изо всех сил махала рукой. Что-то подсказывало, что больше мы не увидимся.

Стояла поздняя ночь, однако на стройке царил хаос: сирены орали, роботы носились, надзиратели кричали, а фальшивые приказы усиливали сумятицу.

– Ирис, погнали! – закричала Лилит с водительского кресла.

Мотор ревел, как ржание стада лошадей.

– А, п-подожди!

Я поспешно подкатила к грузовику... Однако на гусеницах заехать внутрь не могла.

– Давай, хватайся!

Лилит схватила меня за руку и мощным рывком втянула внутрь. Ничего себе, какая же она сильная!

– Вперед! – весело закричала девушка и нажала на газ.

Мотор взревел, и машина с тремя беглецами выехала на дорогу.

Батарея – 04:50:36

Я бросила косой взгляд на конвейерную ленту «кишок».

Грузовик, набирая скорость, разметал обломки и приближался к первому препятствию – сторожевой будке на выезде.

– Эй там, на грузовике, стоять! – заорали нам в мегафон.

Автоматические ворота закрывались, дорогу перегородили конусы.

– В сторону, а то в блин раскатаю! – закричала в ответ Лилит, прибавив ходу.

– Уа-а, э-эй! Мы же сейчас врежемся!

И мы врезались – протаранили конусы и разнесли деревянный шлагбаум. Первая преграда осталась позади.

– Хмф, пара пустяков! – сказала Лилит.

Она как будто превратилась в другого человека: руки крепко сжимали руль, глаза сверкали, на губах застыла зловещая улыбка.

Я сидела рядом и повизгивала, вцепившись в ремень безопасности. Грузовик подпрыгивал на ухабах, голова уже трижды встретилась с потолком.

Наш ретивый конь несся по гравию прямиком к асфальтовой дороге.

– Лилит!

– Что?

– Как думаешь, удастся ли всем убежать?

– Не знаю! Но мы сделали все, что смогли! Остальное за ними!.. Кстати, Ирис!

– Да?

– Не знаешь, машины умеют летать?

– Что?

– Вторая преграда!

Мы приближались к щиту с надписью «проезд закрыт». Сразу за ним зияла большая глубокая яма. И мы приближались к ней с ужасающей быстротой.

– Т-тормози! – завопила я, схватившись за голову.

– Тогда мы пропали! – возразила подруга и вдавила педаль газа.

– Лилит?!

Грузовик снес щит, промчался по куче земли, как по трамплину, взмыл в небо... и с грохотом приземлился на другой стороне.

– Вот так! – радостно воскликнула Лилит.

Беру свои слова назад, водит она хорошо.

– Ирис, включи радио!

– Я не взяла его!

– Нет, радио в машине! Нажми на эту кнопку!

– В-вот эту?

– Это аварийка! Под ней. Да, именно!

Я торопливо ткнула пальцем в кнопку, и динамики в кабине зашипели.

– Выбери станцию!

– Секунду!

Перебарывая тряску, я покрутила ручку, но попадала то на музыку, то на песни, дорожной обстановки нигде не было.

– Я не могу найти ситуацию на дорогах!

– Да не! Музыку мне давай, музыку!

– А? Музыку? Зачем? – удивилась я.

– Конечно, для атмосферы! – энергично ответила Лилит.

Через несколько секунд в салоне загремел рок. По просьбе подруги я увеличила громкость до максимума.

– Э-эй! – закричала я, прикрывая уши.

– Что?

– Рок пойдет?

– В самый раз! Так намного лучше!.. Смотри, третья преграда!

Впереди стояла колонна машин, ожидая, когда на светофоре загорится зеленый... А Лилит мчалась прямо на них, не сбавляя скорость. Рок-певец орал что-то непонятное.

– В сторону, в сторону, в сторону-у-у-у-у!

Наш отчаянный водитель выкрутила руль, прижавшись к правой обочине и намереваясь проскользнуть между автомобилями и ограждением. Но места явно не хватало.

– Госпожа Лилит приказала вам разойтись!

Она ударила по клаксону, и он загудел. Водители обернулись и в страхе отъехали в сторону.

Лилит вплотную прижалась к ограждению и пронеслась мимо пяти машин, сбив их зеркала заднего вида.

– Тормози, Лилит, перекресток!

Естественно, мы выехали на оживленный перекресток.

Однако девушка как будто не знала, что такое тормоз. Гудя клаксоном, она ехала вперед. «Go! Go! Go!» – вторило радио.

Автомобили резко дали по тормозам, чтобы не врезаться в вылетевший грузовик. Завизжали колеса. Задние врезались в передних. Но мы пронеслись, как пуля, и даже оборачиваться не стали.

«Удивительно, но мы еще живы».

Тем временем певец затянул высоким голосом какую-то балладу. Лилит весело подпевала ему.

– Лилит, думаю, пора бы уже притормозить...

– Отказано!

– А?

– Позади! Четвертое препятствие!

Я выглянула в окно. На хвосте висели три машины с сиренами.

Полиция!

Батарея – 04:46:03

– Водитель грузовика, остановитесь немедленно! – приказали из полицейской машины. – Прижмитесь к левой обочине и остановитесь!

– А-а, за нами полиция! – в панике закричала я.

– Полиция?! – рявкнула Лилит.

– Они приказывают нам остановиться!

– Ну и?!

– И... что нам делать?

– Конечно, стряхнуть с хвоста!

Она поддала газу.

Двигатель взревел, превысивший допустимую скорость грузовик проехался боком по ограждению. Отдачей меня кинуло в левую дверь.

– Ну? Насколько мы оторвались?!

– Д-достаточно далеко! Но они снова у нас на хвосте... Ой!

– Что там?

– Что-то приближается!

– А поконкретнее?!

– Что-то маленькое!

– Что именно?!

Лилит высунулась из окна. Ее волосы трепетали на ветру, будто живые.

– А, ясно! Регулировщик!

Нас преследовал робот, верхняя часть которого представляла собой человекообразный торс, а нижняя – четырехколесный привод. Проще говоря, робомашина. Сирена на голове свидетельствовала о принадлежности к правоохранительным органам.

– Регулировщик?

– Это полицейские роботы, которые управляют движением машин. Они преследуют нарушителей скоростного режима.

– О-он приближается!

– Сама знаю!

Лилит прибавила ходу, однако регулировщик все равно ехал быстрее и понемногу сокращал расстояние.

– Водитель грузовика, остановитесь, или мне придется применить силу. Водитель грузовика... – звучал грозный электронный голос позади нас.

– Лилит, у-у него оружие!

– Какое?

– Короткоствольное!

– Взорвать шины хочет... Ирис!

– Что?!

– Приказываю тебе атаковать!

– Что-о-о?!

– У тебя под ногами должен быть ящик с инструментами!

Я посмотрела вниз и действительно увидела под сидением ящик. Именно с его помощью мне вскрывали голову.

– Вытряхни его на дорогу!

– Но зачем?

– Без разговоров!

Я ничего не понимала, но регулировщик уже сделал предупредительный выстрел, не оставляя времени на раздумья.

– Вот тебе!

Набрав полную горсть болтов, я выбросила их в окно. Железяки застучали по асфальту. И...

Преследователь поскользнулсяспоткнулся на одном из них.

– Еще, еще! Вываливай все!

– У-угу!

Я вытряхнула весь ящик. Винтики, гайки, гвозди, цепочки со звоном разлетелись по дороге.

В то же мгновение робот окончательно потерял управлениепоскользнулся и упал, потеряв нас из видувылетел с дороги.

– Это... масло?

Я заметила черные пятна на стенках ящичка. Видимо, поэтому нам так легко удалось обезвредить врага.

– Ну как? Вот что значит подготовиться, – широко улыбнулась Лилит. – Ладно, давайте двигаться к соседнему городу...

И в этот момент...

– Лилит, впереди! – закричала я.

Подруга переменилась в лице.

– Чего?!

Немного дальше по трассе мигали проблесковые маячки. Несколько огромных бронеавтомобилей стальной стеной перегородили путь.

– Дело дрянь!

Лилит втопила педаль тормоза, но было поздно.

Над бронемашиной вспыхнул свет, и все вокруг побелело.

Батарея – 04:21:29

– Ух...

Я пришла в себя на холодном асфальте.

Шел дождь... А, нет, просто зрение как обычно шалило.

Справа от меня лежал перевернутый грузовик. Колеса крутились вхолостую, загребая воздух. Кузов горел. Пламя окрашивало ночное небо в светлые тона.

Я обратилась к памяти.

Полиция на бронемашинах выстрелила в нас из лазеров. В глазах побелело... Ах да, нас подстрелили из лазерных винтовок.

«Что?! То есть!..»

– Лилит! – отчаянно позвала я подругу. – Лилит, где ты?

Я оперлась руками о дорогу, поднялась на ноги и осмотрелась. «Дождь» мешал видеть отчетливо, но сами глаза не пострадали. Где же Лилит?..

Ах!

На приличном расстоянии от грузовика под оградой лежала девушка, чьи длинные волосы веером разложились по земле.

– Лилит, ты в порядке?! Лилит! – закричала я.

Однако она не шевелилась.

«Подожди, Лилит. Сейчас я тебе помогу».

Я направилась к ней, огибая обломки.

Однако девушка пришла в себя без постороннего вмешательства. Застонав, она села, повернула голову и встретилась со мной взглядом.

– Лилит, ты как?

– М-м... Более-менее. А вот он...

Она взглянула на грузовик. Как вдруг...

– Ни с места! – резко крикнул кто-то, а в следующую секунду удар ногой в спину опрокинул Лилит.

– А-а-а!

Я замерла от страха, опознав напавшего – полицейского в металлическом шлеме необычной формы, бронежилете и со светящейся лазерной винтовкой в руках.

Перед глазами пронеслись воспоминания: дневные новости, площадь с фонтаном, буйствующий робот, синие лазеры, особый отряд... И страж порядка, гордо поднявший голову робота.

– Замри, это приказ! – холодно сказал шлемоголовый. – Руки на затылок!

– Ах ты!..

Лилит не стала ждать. Она распрямилась, как пружина, и врезала головой в подбородок врага. Мужчина схватился за лицо и застонал.

– Ирис, бежим!

– А-ага!

Несмотря на изумление, я быстро вытянула руку. Подруга тоже потянулась навстречу.

И тут прилетел луч света.

Передо мной упала правая рука Лилит.

Девушка пронзительно закричала и упала. Из раны мощной струей хлынуло черное машинное масло. Капли долетели даже до меня.

Закованный в броню мужчина резво подскочил к ней и взял на прицел.

– Какая энергия, девчушка! – он схватил ее за волосы, дернув вверх. Лилит зажмурилась и вскрикнула. – Зуб мне сломала... Вот тебе ответный подарочек.

Ее снова окутал свет.

Лазер начисто выжег левую половину лица и ухо. Лилит завопила еще громче и съежилась на асфальте от боли.

Мужчины громко расхохотались.

– Лилит, отключи болевые сенсоры! Лилит!.. – изо всех сил закричала я, но полицейский пнул меня в бок, заставив умолкнуть.

– Давай просто расчленим их. Так будет легче перенести.

– Да, давай.

Они наставили стволы на голову Лилит. Моя подруга в ужасе смотрела на дуло из которого вот-вот вырвется свет.

Я задрожала.

О нет, Лилит сейчас убьют! Нет, нет, я ни за что, никогда им не позволю!

– У-а-а-а-а-а!

Издав боевой клич, я бросилась на мужчин и схватила одного за ноги.

– Что? – он тут же потерял равновесие и чуть не упал. – Пусти!

Как он ни вырывался, я вцепилась, как клещ.

– Ирис!

– Лилит, беги! – отвеила я, выдерживая удары.

Однако все закончилось очень быстро.

Внезапно стало жарко. А в следующий миг я уже лежала на дороге, глядя, как с неба падают фрагменты гусеничных ног.

– У-у...

Лазер выжег все, что было ниже пояса. Из дыры торчали трубки, похожие на кровеносные сосуды, сыпались искры.

– Нет! Не надо! – в отчаянии взмолилась Лилит. – Пустите ее!

Полиция ответила жестокостью. Один из мужчин сунул ствол винтовки ей в рот. Девушка захрипела.

– Не волнуйся. Мы вас обоих вместе расплавим.

«Лилит! Нет, Лилит!»

Я силилась подняться, но после полученного урона даже пикнуть не могла.

«Помогите! – мысленно возопила я. – Кто-нибудь, спасите Лилит!»

Донесся ли до кого-нибудь мой призыв?

Внезапно...

– Грор-р-р-р-р-р!

Казалось, зарычал какой-то зверь.

Мужчины переглянулись.

– Что это было?

Второй рык разорвал ночной воздух. Полицейские повернулись к источнику звука – пылающему грузовику.

Из него...

Торчала огромная, объятая пламенем рука.

Батарея – 04:10:52

Рука разорвала металл кузова, как мягкое масло, и вылезла наружу, будто хищник, выжравший добычу изнутри. За ней показалась огненная голова, потом огненное тело, огненные ноги...

Среди всполохов пламени стоял огненный исполин.

– Гр-р-р-р-р-р-ра! – зарычал он, содрогая ночной воздух.

– Что... Что это?!

Полицейские торопливо вскинули винтовки, наконец-то оставив Лилит в покое.

Упавшая девушка слабо приподнялась и пробормотала:

– Вол... ков?

Наш друг – а это и правда был он – страшным, полыхающим колоссом направился к нам тяжелой поступью. Квадратные глаза горели неистовым светом, ступни гулко грохали о мостовую, а руки в устрашающем жесте тянулись к врагам.

– Стой! Это приказ! – закричал полицейский.

Однако Волков не останавливался. Каждый его шаг оставлял в асфальте овальную выбоину, охваченную огнем.

– Стоять! Это приказ! – повторил мужчина.

Но гигант будто не слышал его и взирал на противников с невероятной целеустремленностью... Нет...

С жаждой крови.

– Огонь!

Винтовки выстрелили. Десятки лазерных лучей по едва заметной дуге устремились к Волкову, словно он был большим магнитом. Я снова вспомнила тот репортаж.

Однако...

– Что?!

Нападавшие остолбенели.

Столкнувшись с металлом, свет расплескался в стороны, точно направленная в стену струя воды. Дорога зашипела, задымилась от попаданий отраженных лучей.

Краска оплавилась, потекла бусинами «пота», обнажая темный, цвета самой непроглядной ночи металл.

Волков снова взревел, подняв голову к небу.

– Б-бессмертный бронекорпус?! – дрожащим голосом проговорил один из полицейских.

Второй залп также отразился от брони, проделав дыры в асфальте. Как и третий, четвертый, пятый...

Мужчины побледнели.

– Монстр...

Никто не ожидал, что разрезающий металл лазер окажется неэффективным. Надежное оружие превратилось в бесполезную железяку. Полиция отступила к бронемашинам.

Исполин согнул колени, накапливая силу, а затем резко выпрямился и огненной кометой взмыл в небо. Люди едва успели выскочить из кабин и разбежаться, перед тем как Волков приземлился перед ними и мощными руками поднял бронеавтомобиль в пять раз больше его самого.

– Гр-р-ро!

Коротко рыкнув, он швырнул одну машину в другую. Вспыхнуло пламя, прогремел взрыв.

Развернувшись, Волков стрелой метнулся к самому большому автомобилю, оторвал бампер, будто бумажный, пробил броню и вонзил внутрь правую руку. Ладонь озарилась ярким светом и выстрелила энергетическим лучом. Раздувшись, как шарик, металл бабахнул ярким шаром огня.

Однако полиция не сдавалась.

Кружащий над нами вертолет сбросил тускло блестящий предмет в форме яйца – бомбу. И она падала прямо на Волкова.

– Волков, сверху! Беги! – закричала Лилит.

Наш друг вскинул голову и медленно поднял руку.

Второй луч угодил прямо в снаряд. Бомба разорвалась подобно фейерверку, обдав нас мелкой металлической пылью. Ударная волна отбросила Лилит на меня.

Волков стоял, как изваяние. Ослепительное сияние его правой руки окрашивало мир во внушительные белые тона.

– Хватит, Волков! Стой!

Однако гигант будто и не услышал Лилит.

Ночное небо осветил яркий луч, превышающий по мощности несколько десятков лазерных винтовок. Вертолет взорвался и разлетелся кучей мелких обломков. Некоторые упали рядом с нами, похожие на мертвых ворон.

Врагов не осталось.

Огонь освещал участок дороги не хуже дневного солнца. От останков машин поднимался густой черный дым.

Поле боя. Вотчина смерти. Пристанище огня и ужаса. Здесь никто не выживет.

Волков бесстрастно осмотрелся и направился к нам.

На фоне пылающих автомобилей он казался демонов из потустороннего мира. Глаза горели двумя яркими прожекторами.

«Я... участвовал... в войнах... – вспомнилось мне. – Я... много... убивал».

Он – оружие, смертоносное оружие, скрывающее в себе невероятную разрушительную мощь.

Исполин остановился, отбрасывая на нас большую тень.

– Вол... ков?.. – проговорила Лилит.

Тот погасил огонь на себе и нагнулся к девушке.

– Э-эй, погоди!

Однако Волков молча взял ее и протянул вторую руку, которую я незамедлительно схватила.

Окутанный обжигающим жаром и с пронзительным воем сирен робот согнул колени, мощно оттолкнулся от земли и унес нас в ночь.

Батарея – 03:58:01

Я и подумать не могла, что Волков способен развивать такую скорость.

Он несся по улицам, сбегал по лестницам, сбивал ограждения – плутал по городу, запутывая след. Мы с Лилит лежали у него на руках, как дети, и просто смотрели в звездное небо.

Минут через десять исполин остановился под пустым металлическим мостом, переброшенным над рекой шириной метров тридцать. Гул сирен исчез вдали. Похоже, мы далеко убежали.

Я осталась без ног, поэтому могла сидеть, только прислонившись к опоре моста. Лилит легла на землю, сжимая обрубок руки, и взглянула на темного робота, который возвышался над нами, точно страж храма.

– Что... с тобой? – обеспокоенно спросила она.

Волков промолчал.

– Волков Галоша, – негромко повторила девушка. – Скажи что-нибудь.

Черный гигант по-прежнему безмолвствовал.

По мосту неторопливо проехал поезд. Волосы Лилит колыхнулись на ветру и снова упали ей на плечо.

– Божечки.

Она оперлась рукой о землю и встала.

– Лилит?

– Надо разбудить его.

Подруга подошла к Волкову и... постучала.

– Эй, э-эй! Здесь кто-нибудь есть? Есть кто-нибудь?

Она снова постучала, нет, забарабанила по телу.

– Я знаю, что ты там! – угрожающе закричала она. – Выходи сейчас же!

И...

Глаза Волкова вспыхнули. Он со скрипом повернул голову, посмотрел на молотящую его Лилит и привычным тоном ответил:

– О... Я здесь... здесь.

– Еще дольше не мог?! – она безжалостно стукнула его по руке.

– Ты... жестокая.

– Сам виноват!

Она снова врезала ему. Ну прямо девушка, которая выясняет отношения со своим парнем.

Лилит повернулась ко мне и пожала плечами.

– Одни неприятности от него, скажи же.

Тем не менее, она заметно расслабилась.

– Ну-у, как бы там ни было... ты спас нас, – тихо проговорила она, смущенно отведя взгляд. – Спасибо.

– Лилит... застеснялась.

– Заткнись.

Девушка рассерженно отвернулась. Волков недоуменно поскреб в затылке.

«Все как обычно», – с облегчением подумала я.

По мосту вновь проехал поезд. Опора завибрировала.

После того как все стихло, я спросила:

– Лилит, ты в порядке?

Из-за попадания лазера кожа на левой стороне ее лица обуглилась, сенсоры наверняка сигнализировали о сильной боли. Да и руки она лишилась.

– ...

– Лилит?

– А, да, я в порядке. Просто слух барахлит. Лучше ты скажи, как себя чувствуешь.

– Ну...

Я опустила взгляд на торчащие провода и трубки.

– Ой, прости. Очевидно, не очень.

– Главное, что контуры функционируют, так что все нормально.

– Ну... ладно.

Она явно хотела что-то добавить, но передумала. Может, посчитала, что бессмысленно обсуждать повреждения.

– Так... Что будем делать?

– Хм... – проотянула подруга, положив голову на колени. – Волков, есть идеи?

В важных ситуациях она всегда советовалась с ним.

Исполин медленно поднял голову и задумчиво хмыкнул.

– Я... не знаю.

– Эх... – вздохнула Лилит, приложив ладонь ко лбу. – Сама виновата, что спросила тебя.

Затем она обратилась ко мне:

– А ты что скажешь, Ирис?

– Ну... Думаю, лучше спрятаться где-нибудь.

– Мгм, в соседний город бежать опасно. Нужно подождать, пока шум уляжется.

Такое говорили только беглецы... Хотя мы и были беглецами.

– Но здесь оставаться нельзя. Давайте найдем более подходящее укромное местечко потемнее.

– Угу.

– Волков, понеси Ирис.

Гигант кивнул и поднял меня.

Батарея – 03:45:32

Мы шли вдоль реки.

Волков с хрустом давил прибрежные камни. Я покачивалась у него на руках в такт шагам.

Впереди расстилалась бескрайняя песчаная отмель, слева текла черная река. Без уличных фонарей казалось, будто мы движемся по темному туннелю.

Что ждет впереди? Докуда мы доберемся?

Ночная тьма будто просачивалась под металл корпуса, отчего становилось не по себе.

Спустя некоторое время шагавшая немного позади Лилит принялась напевать веселую песню. Я немного успокоилась. Да уж, одна бы я уже давно сидела где-нибудь и ревела в голос.

Вскоре она замолчала...

– Ирис, можно попросить тебя кое о чем?

– О чем? – посмотрела я на нее с рук Волкова.

– Продолжи историю.

– Какую?

– «Третьесортный демон Везер Дарк».

– Но у нас нет книги.

Лилит немного помолчала.

– Но ты же запомнила ее, да?

– Что? – удивилась я.

– Ты прочла ее всю и выучила наизусть, правильно? Я все знаю

– А, ну... – замялась я.

– Значит, ты настолько плохо видишь?

Я сглотнула. «Дождь» на мгновение прекратился, но потом снова полил.

Из-за его завесы на меня смотрело обеспокоенное лицо Лилит. Она нахмурилась было, по потом подбадривающе улыбнулась.

– Мы все это время были вместе, поэтому я знаю. В последнее время ты стала ронять обломки и неуверенно передвигаться.

Она была права.

Эти дни зрение стремительно ухудшалось. Сквозь «морось» я еще видела, но «ливень» полностью перекрывал обзор белыми вертикальными полосами. И он лил все чаще.

Я прочла книгу, пока совсем не ослепла. Не хотелось прекращать наши приятные собрания.

– Прости, что заставила тебя волноваться.

Лилит покачала головой, тряхнув хвостом из волос..

– Не извиняйся... Ты прочла все до самого конца?

Я кивнула.

– Тогда я еще раз попрошу тебя рассказать, что дальше случилось с Дарком, – необычайно вежливо произнесла она, подняв голову

– Да, хорошо.

Кто бы мог предположить, что мы займемся чтением, когда на хвосте висела погоня. Однако безделье только нагоняло ненужные волнения. Полагаю, Волков разделял наши чувства.

Мы бесцельно шли во тьме по открытой местности и не знали, в какую секунду нагрянет полиция.

Эта история была нужна как воздух.

История о счастливых моментах жизни демона в черном, который обычно валял дурака, но на самом деле понимал многое, и о серьезном, но неуклюжем в общении серебряном кольце.

Я завела повествование.

Собрание клуба полуночного чтения началось.

– «Фло Сноу задрожала от изумления. Да, Дарк сделал новое кольцо для нее».

Я пересказывала седьмой том серии, «Подарок демона».

Лилит в процессе то и дело стонала и восклицала. Державший меня Волков тоже похмыкивал. Слушатели подобрались ярые.

В шестом томе волшебное кольцо Фло Сноу потеряло уверенность в себе и сбежало из дома – замка демона. В первой половине седьмого тома автор поведал, что Дарк сотворил себе новое кольцо.

А во второй он открыл, зачем Дарк создал его.

Оно должно было послужить новым «сосудом» для Фло Сноу. Давным-давно душа Фло покоилась в храме мира демонов, но ее пробудили и заключили в кольце. После долгих лет старое вместилище износилось, Дарк заметил это и сделал новое. А из замка он отлучался, чтобы собрать все компоненты.

– «Дарк нежно сказал: "Моя любимая Фло Сноу, я хочу преподнести тебе подарок". Он показал ей прекрасное белое колечко, сделанное из кристаллов в форме снежинок. "Теперь тебе ничто не будет угрожать. Ты будешь жить вечно". Тронутая Фло не знала, что и ответить. Однако в этот момент...»

После того как Дарк перенес Фло в новое кольцо, с его телом начали происходить странные изменения. Причина была проста: он истратил все запасы магической силы.

– «Тело Дарка медленно растворялось среди частичек света. Фло пришла в себя после секундного изумления и воскликнула: "Ах, Дарк, прошу тебя, не уходи! Не оставляй меня!" Дарк нежно взял ее в руку. "Фло, прости меня. И спасибо за все, что ты для меня сделала. Я... – он обратился шаром света и в последний раз улыбнулся ей. – Я всегда любил тебя". А затем демон Везер Дарк исчез среди ярких искр, которые взмыли в небо и исчезли».

Седьмой том закончился. Я замолкла. Рядом слышались всхлипывания.

– Лилит?

– Дарк... – Лилит вытерла слезы и проговорила недовольным тоном. – А я думала, конец обязательно будет счастливым...

Я вдохнула.

Минут пять мы шли молча и, наверное, вспоминали лучшие моменты истории.

– Остался восьмой том. Последний... – нарушила тишину я.

– Погоди, Ирис, – подняла руку Лилит. – Давай в другой раз. Жалко будет, если мы закончим все сейчас. Да и... – тут она не выдержала и снова заплакала.

– Хорошо.

– Не возражаешь, Волков? – спросила у друга Лилит.

Здоровяк покачал головой.

Собрание закончилось. Мы по-прежнему шагали через темный туннель. Никто не знал, что ожидает впереди.

Лишь тихо журчала река, и шумел «дождь».

Батарея – 02:14:17

Подходящее укрытие нашла Лилит.

К тому времени почти рассвело, и мы начинали волноваться

– А это не вход в городскую канализацию?

Девушка указала на заросший кустарником ржавый люк под мостом. Я сразу вспомнила, как Дарк выбирался из замка через такой же лаз.

– Волков, попробуй открыть его.

Исполин схватился за крышку и со скрежетом поднял ее.

Открывшаяся темная дыра манила нас спуститься в подземный мир.

– Что теперь? – спросила я, глядя туда.

– Как что? Идем внутрь, – ответила Лилит. – Скоро рассвет.

– Но ведь... – начала я, посмотрев на Волкова.

– Ах да...

Подруга тоже поняла, о чем я. Мощный робот ни за что бы не пролез в шахту метрового диаметра.

– Что поделать, поищем другое место, – вздохнула Лилит, отказываясь от идеи пройти через канализацию.

– Я... остаюсь, – внезапно пробасил Волков.

– Чего? – сделавшая несколько шагов Лилит обернулась. – О чем это ты?

– Я... остаюсь... Ты и... Ирис... идите.

– А? Ты хочешь, чтобы мы ушли первыми?

Волков кивнул.

– Дурак. Ты что, крутого из себя строишь? – хлопнула его по руке Лилит.

Однако наш друг не ответил, а просто положил огромную руку ей на плечо.

– Т-ты что делаешь?

– Здесь.

– А?

– Погоня... здесь.

Стоял самый темный час перед рассветом.

В небе, куда смотрел Волков, мигали бесчисленные «звездочки».

– Эй, это же военные!

Огоньки увеличивались. Вскоре я разглядела вертолеты, шарящие по земле лучами прожекторов.

– Лилит... быстрее.

– О чем ты говоришь? Мы сбежим вместе!

– Я... остаюсь, – возразил Волков, усилил хватку, и потащил Лилит к люку.

– Эй, эй, Волков! Пусти меня! – воскликнула девушка, вырываясь, но тот ее не слушал.

– Военные... идут за... мной.

Он и меня подтолкнул следом.

В этот момент наши взгляды встретились. Я прочла в его глазах немую мольбу. Возможно...

– Лилит, пойдем, – потянула я ее за руку.

– А ты почему его поддерживаешь?!

– Прошу, прислушайся к чувствам Волкова.

– Я...

– Сломан, – внезапно сказал Волков. – Я... сломан.

– Чего?

Лилит уставилась на него с неприкрытой тревогой.

Исполин невозмутимо объяснил:

– Я... загорелся... в грузовике. Контур... безопасности... сломался. Поэтому... я... использовал... оружие. Поэтому... он... запустился.

– Кто запустился? – осторожно уточнила Лилит, боясь услышать ответ.

– Код самоуничтожения, – пробасил Волков.

Девушка вытаращила глаза.

За время нашего знакомства Волков ни разу не солгал и не пошутил.

Держась за лестницу, я снова подняла взгляд. В квадратных глазах гиганта горела молчаливая решительность.

Он боялся. Боялся, что он, военный робот, доставит нам проблем.

– Ты же шутишь? Ты же только что выдумал этот код самоуничтожения... да? – качая головой, умоляюще спросила Лилит.

– Это правда. Прощайте.

Волков начал задвигать крышку, отгораживаясь от нас.

– Волков, нет! Не решай все сам! Мы убежим вместе!

Наш друг посмотрел на меня.

– Ирис, позаботься о Лилит.

Я кивнула. Мы бы его не остановили, сил не хватило бы.

Но Лилит сдаваться не собиралась.

– Хватит, прекращай! Пусти меня! – кричала она, отталкивая руку Волкова.

Но тот, пресекая сопротивление, посмотрел ей прямо в глаза.

– Волков?

Встревоженная девушка замерла. Время вокруг них как будто остановилось.

– Лилит, – произнес Волков, причем не отрывисто, а плавно, как настоящий юноша. Его следующие слова прозвучали как признание. – Я рад, что повстречал тебя.

Лилит округлила глаза. Ее губы задрожали, будто она силилась что-то сказать.

Однако Волков не дал ей и слова вымолвить и толкнул ее вниз.

– Ай! – вскрикнула она, падая в канализацию. Я полетела следом.

Волков с грустью в глазах захлопнул крышку, и все исчезло.

Батарея – 02:01:40

Мы подняли большую волну и закружились в водовороте.

– Уа-а-а!

Я вынырнула и, беспомощно загребая руками, понеслась по течению. Без ног никак не получалось прибиться к берегу.

– Ирис!

Вынырнув рядом, Лилит оттащила меня за руку к бортику, потом выбралась сама и помогла вылезти мне.

Нас отнесло метров на сто.

– Кха, кха!

Опершись о пол левой рукой, она закашлялась, отплевывая воду.

Я тем временем осмотрелась. Мы были на бетонной дорожке, бегущей вдоль кромки воды.

– Вот о чем он думает?! – разозленно воскликнула Лилит.

– Г-г-г... – издала я странный звук. – Лилит... г-г...

Похоже, вода попала внутрь и замкнула цепи.

– Ты как? Ох, вся насквозь промокла.

Девушка подняла меня и встряхнула. На ноги ей вытекла струйка воды.

– Вот засада! – нахмурилась она.

Но Лилит просто напускала на себя бодрый вид, а сама то и дело бросала взгляд вверх по течению.

Туда, где остался Волков.

Я тоже посмотрела в ту сторону. Дорожка обрывалась, не доходя до лестницы, а вода текла слишком быстро. Мы при всем желании не могли попасть обратно.

Немного подумав, Лилит решилась.

– Пойдем, Ирис.

– Пойдем, – негромко отозвалась я.

Подруга взвалила меня на спину и понесла.

Батарея – 01:49:52

Мы молчали очень долго.

Я осознавала, что только торможу Лилит, поэтому попыталась хоть как-то помочь – включила фонарик и осветила дорогу.

«Что же стало с Волковым? Вступил ли он в бой с военными? Сработал ли код самоуничтожения?»

Лилит, наверное, думала о том же самом.

Но десять минут спустя она неожиданно сказала:

– Все-таки он такой медленный. Со зрением у него нелады, со слухом, даже с речью.

– Угу...

К чему это она?

– Военная служба, конечно, тоже оставила след, но дело не только в ней, – она понизила голос. – Еще и во мне.

– Как так?

– Раньше на стройке было очень много бомб. Каждый день взрывалось по три робота... Посуди сама, в таких условиях все будут брать только те обломки, которые не похожи на бомбы, да?

Она перехватила меня поудобнее, и я обняла ее.

– Но не он, – дрожащим голосом продолжила подруга. – Он специально носил все, что походило на бомбы.

– Зачем? Это же самоубийство.

– Угу, самоубийство. Какой бы прочной ни была его броня, повторяющиеся взрывы постепенно разрушали ее. Однако он не унимался. И знаешь, почему?

Я промолчала.

– Из-за меня, – беспомощно проговорила она. Я никогда не слышала у нее настолько убитого тона.

– Какой же он дурак. Постоянно твердил, что взрывы ему не страшны, и еще помогал мне носить. У него портилось зрение, слух, речь, но он носил и носил. Я сказала ему прекратить. И знаешь, что он ответил?

Она продолжала идти быстрым шагом, как будто пыталась избавиться от чего-то.

– Я... буду... носить... бомбы, – передразнила Лилит. – И с Лилит... ничего... не случится.

Ее голос сорвался.

– Я... буду... рад...

Внезапно девушка остановилась.

– Какой же он... дурень...

На мою руку упали слезинки и стекли на пол.

«Я... умею... убивать, – прозвучали в голове его слова. – Но не умею... жить».

Я вспомнила, с какой грустью говорил он тогда.

Однако Волков ошибался. Он нашел смысл жизни.

Он встретил Лилит, носил ради нее бомбы, сражался с полицией и даже с армией.

«Я рад, что повстречал тебя», – признался он при расставании.

Теперь мне все стало ясно.

После списания он потерял цель в жизни. И снова обрел ее после знакомства с Лилит.

Подруга все еще плакала.

Я чуть сдвинула руки и обняла ее так же, как доктор меня когда-то.

Вскоре мы услышали приглушенный взрыв.

Вероятно, только что нашего верного товарища разорвало на куски.

Батарея – 01:28:13

Дувший в канализации холодный ветер на мгновение стих.

Лилит остановилась.

– Лилит?

Она принюхалась и обернулась ко мне. В уголках глаз еще блестели капли слез.

– Ты ничего не слышала? – прошептала она.

Я выкрутила чувствительность слухового аппарата на максимум.

Шум «дождя», ветер, журчание воды и...

Топот.

Шаги множества ног.

– Похоже, они никак не уймутся, – прикусила губу девушка.

Ее плечи подрагивали. Раз военные спустились в канализацию, то сдерживавшая их сила пропала. Мы не решились озвучивать догадки вслух. Лилит снова расплакалась бы, да и мне стало бы не по себе.

Лилит прибавила ходу. Мы петляли по канализационным туннелям в свете моего фонаря. Изредка эхо доносило голоса людей.

– Смотри! – шепнула подруга. – Выход.

Лестница в стене вела к люку, очень похожему на тот, через который мы спустились сюда.

– Мы уже в Овале?

– Думаю, да.

– Что будем делать?

– Пойдем наружу... Здесь нас рано или поздно найдут.

Топот и голоса становились все громче.

– Держись крепче.

Лилит схватилась за скобы и принялась карабкаться наверх.

Через тридцать секунд мы уперлись в круглый металлический люк – выход из канализации.

Поскольку Лилит держалась единственной рукой за скобу, право открыть крышку досталось мне. Через образовавшуюся щель хлынул дневной свет.

Когда я сдвинула тяжелый блин наполовину, девушка высунула голову и огляделась.

– Повезло!

Она сдвинула люк в сторону, высадила меня и сама выпрыгнула следом.

Из-за резкой смены освещения долгожданная поверхность выглядела особенно яркой.

Мы очутились в каком-то проулке между домами. Всюду валялся мусор, стояли лужи грязной воды. Где-то вдалеке рычали машины.

Лилит закрыла люк и победоносно воскликнула:

– Начнем второй акт побега!

«Наконец-то мы ускользнули из лап военных», – выдохнула я.

Однако мы были слишком наивны. Следовало ожидать, что возле люков окажется охрана.

– Пойдем, Ири...

Договорить Лилит не дали.

Ее тело пронзили сразу два луча света.

Батарея – 01:24:41

– Ай!

Лилит упала как подкошенная.

– Лилит!

– У-у!..

Съежившись на земле, она прижала руку к груди. Вытекающее из ран масло расплывалось лужей «крови».

– Не двигаться! Это приказ! – прогремел в проулке яростный крик.

К нам бежали двое мужчин в военном обмундировании, вооруженные лазерными винтовками.

– Опа, еще один.

Меня заметили.

– Этого тоже в расход?

– Да, давай.

Они обсуждали мою смерть таким тоном, каким обычно говорят об обеденном меню.

Ствол винтовки уперся мне в лицо. Он еще дымился после выстрела.

«А-а, я умру?» – задалась вопросом я, глядя в дуло.

Как и в разборочном цехе, смерть вновь казалась нереальной. Сознание поплыло куда-то в область грез...

Как вдруг...

– Га-а-а-а-а-а-а!

С диким воплем Лилит вскочила, повалила одного из мужчин, воспользовавшись замешательством второго, схватила меня за руку и понеслась прочь.

– Стоять! Это приказ! – послышалась сзади знакомая команда, но девушка продолжала мчаться вперед, будто порыв ветра.

Мы выбежали из переулка и оказались на широкой улице, по которой ехал поток машин.

– А-а! Что это?! – завопила какая-то женщина.

Неудивительно. От меня осталась только верхняя половина, а однорукая Лилит истекала маслом. Прохожие зашумели. Военные тоже не сидели на месте.

Мгновение подумав, подруга выскочила прямо на дорогу.

– Куда ты?

– Поедем на нем! – указала она на маленький грузовик, стоявший перед светофором.

Загорелся зеленый свет, он тронулся с места. Лилит закинула меня в кузов и прыгнула следом.

Мы снова сбежали.

Батарея – 01:16:56

Несмотря на постоянное завывание сирен, грузовик ехал через город без остановок.

– Лилит, Лилит, ты как? – в отчаянии кричала я.

Она скривилась от боли. В груди и животе зияли дыры размером с кулак. Трубки плевались маслом и метались, точно обезумевшие змеи.

– Ирис...

– Ч-что?

Я наклонилась ближе, чтобы слышать отчетливее.

– Вылезаем из машины сразу, как проедем оживленные улицы, – хрипло проговорила она.

– Но...

Несмотря на отсутствие ног, мои главные контуры остались целы.

А вот Лилит была серьезно, нет, смертельно ранена. И судя по мощному потоку масла, лазеры повредили важные узлы.

Тем не менее она поднялась, отхаркивая черное масло.

– Лилит!

– Я в норме, – ответила подруга, вытерев рот тыльной стороной ладони, и через силу улыбнулась. – Это пустяки.

Ага, пустяки, особенно учитывая стекающее из ран масло.

Минут через пять грузовик миновал центр города и вывернул на пустую дорогу в пригороде.

– Ладно, спрыгиваем.

Лилит обняла меня. Я поразилась ее стойкости, одновременно проклиная свою беспомощность.

Улучив момент, когда грузовик замедлился, девушка выпрыгнула... хотя, скорее, вывалилась из кузова. Водитель ничего не заметил и укатил.

Кое-как поднявшись, Лилит осмотрелась. К счастью, вокруг никого не было.

– Давай войдем внутрь.

Она махнула в сторону старого дома, на воротах которого висел плакат с названием агента по недвижимости и словом «продается».

Мы нетвердым шагом вошли на территорию и оказались во дворе – заросшем сорняками пустыре.

Лилит опустила меня и легла под карниз. Теперь случайные прохожие не заметили бы нас.

– Лилит... – выдохнула я.

Подруга совершенно обессилела. Видимо, она неудачно сгруппировалась при приземлении, потому что из ран на теле торчали провода и трубки, извивающиеся и постреливающие искрами.

«Такими темпами ее батарея...»

– Хе-хе... Вот же зараза... – слабо проговорила она, прикоснувшись к груди. Попытка запихнуть все обратно закончилась неудачей. – Ирис.

– Что?

– Вот...

Она сунула руку в дырку и достала небольшую квадратную коробочку, в которых обычно содержали пластиковые карты.

– Открой ее.

Я откинула засаленную крышку и увидела прямоугольничек с названием знакомого банка.

– Банковская карта? – взглянула я на подругу.

– Да. Пароль – эйч ар эм ноль один девять, мой серийный номер.

Ничего не понимаю. Зачем мне ее карта?

– А на дне... – тихо продолжала Лилит. – На дне листок бумаги, да? Разверни его.

Послушавшись, я увидела карту района Овала. Один участок был обведен карандашом.

– Это магазин мусорщика, – сказала подруга. Из уголка рта потекла струйка масла. – Помнишь, я рассказывала о роботе по имени Лайтнинг?

Лайтнинг... Кажется, это робот, похожий на Волкова, с которым Лилит работала у мусорщика.

– Иди туда и попроси его починить тебя.

– Х-хорошо.

– Будь осторожна по пути. Постоянно прячься. Лучше всего под машинами. И еще...

– П-погоди, – взволнованно перебила я. – А разве ты не пойдешь со мной?

– Глупая... Ну куда мне в таком состоянии.

– Когда я дойду, то пришлю кого-нибудь за тобой. Просто подожди...

В этот раз она перебила меня.

– Ирис, послушай, – решительно перебила Лилит. Ее глаза постепенно гасли и мутнели. Батарея практически разрядилась. – Я уже все.

Мое сердце сжалось.

– Лилит, не говори так. Я попрошу владельца магазина, и тебя...

Она затрясла головой. По шее потекла какая-то жидкость.

– Нет, без денег тебя не починят. Ни за что.

– Лилит, не могу же я просто взять и бросить тебя, – умоляюще проговорила я.

– Забудь про меня, – упрямо возразила девушка. – Иди давай.

Но я не могла и не хотела оставлять ее одну.

– Нет, – твердо ответила я и протянула ей коробочку. – Одна я никуда не пойду. И не возьму это.

И...

– Ирис Рейн Амбрелла! – Лилит схватила меня за плечо, страшно округлив глаза. – Сними уже розовые очки!

Под ее яростным напором тело само собой сжалось.

– Ты должна жить! С этой картой тебя отремонтируют! Но со мной уже все покончено! Починят только тебя!

– Н-но ведь!..

– Наберись смелости! Без нее ты в одиночку не выживешь! Мир не так прост! Будешь слабой, живо отправишься на свалку!

Она закашлялась, обрызгав меня маслом, и крикнула:

– Давай, иди! Быстрее!

– Но... Но!..

– Ирис, хватит ломаться! – воскликнула она, глядя затуманенным взором.

Однако я держала ее за руку и повторяла, как избалованный ребенок:

– Нет, я не хочу...

После недолгих уговоров Лилит ласково улыбнулась и коснулась замасленной ладонью моей щеки.

– Ирис, позволь тебе кое-что сказать... – назидательно проговорила она. – Мир... намного сложнее, чем ты думаешь... Ты удивишься, но лазеек очень много, выжить сможешь даже ты. Главное, не стой на месте.

Она провела тонкими пальцами по моему лицу.

– Не волнуйся, ты и одна проживешь... Будь уверенней. Ведь... – Лилит посмотрела мне прямо в глаза и прохрипела. – Ты робот, которого любили до самого конца.

После этого силы покинули ее тело.

Я молчала.

Лилит говорила правильно. Я жила в своем собственном мирке, и не знала, что делается вокруг, а вот она познавала все на собственном опыте.

Однако я до сих пор не могла согласиться с парой вещей.

Что делать? Как бы поступила доктор на моем месте?

Да, она бы...

– Лилит, послушай.

Я вспомнила кое о чем, вытащила из грудного отсека памятный портсигар, открыла крышку и достала сигарету в форме восьмерки.

– Доктор говорила, что мы совсем как сигареты-восьмерки. Смотри, ее можно разделить на два круга.

Я переломила ее пополам. Обычно завязывающий курильщик приканчивает одно кольцо, а второе использует в качестве пепельницы.

– Смотри, поодиночке это всего лишь два нуля, но вместе они образуют восьмерку. Становятся сильнее. Совсем как мы.

Эту теорию я услышала от доктора во время одного из наших особых занятий.

Лилит посмотрела на сигареты и едва слышно пробормотала:

– Это просто... игра словами...

Свет в глазах почти погас.

Да пусть и игра, мне все равно. Просто не хочу, чтобы она теряла всякую надежду и умирала.

– Я и доктор, ты и Волков, мы с тобой – мы как сигареты-восьмерки, нас можно сложить. Поодиночке мы никто. Поэтому...

В этот момент мой электронный голос звучал практически как бывший человеческий.

– Я обязательно спасу тебя.

Лилит не ответила.

Она моргнула и закрыла глаза.

Батарея разрядилась.

Батарея – 00:58:34

Я не отрывала взгляда от Лилит.

Внутри понемногу нарастало беспокойство. Изначально нас было трое, потом двое... теперь же я осталась одна и не смела надеяться ни на спасение, ни на помощь.

К счастью, в обозримой близости возвышалось здание университета Овала, где располагалась первая робототехническая лаборатория. Благодаря этому определить примерное наше местоположение не составляло большого труда – скорее всего, в одном из магазинов торговой улицы близ площади Венеры.

Я хотела вернуть карту в коробочку, как...

– Оу...

Заметила внутри маленькую фотокарточку.

Три человека: по центру Лилит в очаровательном платье, по бокам – мужчина и женщина лет тридцати. Вероятно, супружеская пара.

Лилит улыбалась широко, счастливо, невинно. Ныне она сильно отличалась от прошлой себя.

«Жестоко, да? Когда нужно – берешь, когда не нужно – бросаешь».

Я вспомнила, как равнодушно она тогда пожала плечами.

С фото на меня смотрела семья, представляющая олицетворение счастья. Светловолосый ангел не ведал печалей и горестей, даже не подозревал, какое ее ждет предательство, какое будущее.

В груди кольнуло. Интересно, с той поры улыбалась ли она так же весело? Что чувствовала к прошлой жизни?

Как бы там ни было, она всегда носила у сердца дорогое фото с родителями, которые отказались от нее.

«Будь уверенней. Ведь ты робот, которого любили до самого конца...»

– Лилит...

Когда батарея разрядилась, ее лицо снова стало невинным. Я нежно коснулась обугленной кожи.

Черное масло капля за каплей стекало с моих глаз, точно слезы.

– Я обязательно спасу тебя, – прошептала я слова клятвы.

Обязательно.

После я оттащила Лилит к деревьям и тщательно замаскировала от постороннего взгляда, затем положила коробочку и портсигар в отсек на груди и задумалась.

Если я пойду прямо так, люди сразу вызовут полицию. Не пойдет. Нужно придумать более надежный способ, как добраться до мусорщика. Телефона нет, с общественного тоже позвонить не выйдет. А до площади, на минуточку, около двух километров.

«Площадь?»

Площадь Венеры...

И тут я вспомнила, как мы с доктором шли после фильма через площадь и наткнулись на робота у обочины. Доктор в тот раз еще помогла ему.

А оказался он там...

«Он... прошел через столь темное, узкое место...»

– Сточная канава...

Батарея – 00:43:08

Перед отправкой в путь я «модифицировала» себя.

Пришлось вырвать все торчащие провода и трубки, иначе они постоянно цеплялись бы за все подряд и гремели. Также на выброс пошли все узлы, которые потеряли смысл, когда я осталась без ног. Например, ножной привод. И вес поуменьшился заодно.

После всех манипуляций я дождалась, пока улица опустеет, выползла на дорогу, подняла решетку ближайшего слива и протиснулась внутрь. Труба оказалась довольно тесной, пришлось пожертвовать левой рукой.

Здесь впервые пригодился тот факт, что меня собрали из изношенных деталей: мощного рывка хватило для отделения конечности. Я затолкала ее подальше и двинулась в путь.

Благодаря влажному мху на стенах удавалось перемещаться достаточно быстро.

Я представила, как выгляжу со стороны, и провела аналогию с зомби из фильма.

На углу пришлось притормозить – не пролазила. Но я нашла выход: изогнулась, вывернула руку и смяла голову, а затем принялась короткими толчками продвигаться вперед, каждый раз слегка изменяя положение тела.

Если долго мучиться, что-нибудь получится.

Сверху канаву накрывала металлическая решетка (наверное, отверстия нужны были для стока дождевой воды) размером метр на тридцать сантиметров. Через дырочки было удобно наблюдать за обстановкой снаружи.

Вот так посмотришь, чуть поерзаешь и снова тащишь себя вперед на одной руке.

Через полчаса я добралась до торговой улицы близ станции Овал. Судя по вывеске рыбного магазина, который располагался на восточном краю, до статуи богини осталось примерно полкилометра.

А еще три месяца назад я покупала здесь рыбу для билл-лабилла.

Смешно, но на этом участке я смогла бы ползти быстрее с двумя руками. Непропорционально короткая левая рука уже не мешалась бы.

Очень сильно мешало зрение, точнее, почти полное его отсутствие. Правый глаз ослеп, а левый видел фрагментарно, будто через осколки стекла. Благо,Хорошо, что я хорошо зналадоползла до торговыйого района, а то давно заблудилась бы и сдалась бы. Да, мне пока везетшанс пока есть, богиня хранит меня.

Иногда над канавой проходили покупатели здешних магазинов. В такие моменты я затаивалась и тише мыши ползла дальше.

Вот мимо промелькнула вывеска мясника. И у него я закупалась три месяца назад – взяла говядины на суп. А у зеленщика приобрела лук... Да, навевает воспоминания.

Я вернулась в родные края.

Угол у лавки мясника осталась позади, и я вышла на финишную прямую – главную улицу, в конце которой на фонтане возвышалась статуя Венеры, так похожей на доктора.

Лилит сказала, что магазин мусорщика будет по пути к ней, значит он где-то рядом.

Осталось всего пятьдесят метров.

Я ползла вперед, с силой вытягивая правую руку.

И тут...

«!..»

Тело внезапно потяжелело.

Плохо дело, батарея выдыхается.

Надо спешить.

Быстрее. Еще быстрее.

Тридцать метров.

Еще немного, совсем чуть-чуть.

Двадцать метров.

Как же тяжело и неудобно шевелить рукой.

Десять метров.

Кисть болит, скрежещет все тело.

Давай, шевелись. Ведь еще совсем немного, надо проползти чуть-чуть.

Пять метров. Три...

На месте.

Откинув люк и зацепившись единственной рукой за край, я перекинула себя наружу.

И все стало ясно.

Надежда погибла еще в самом начале.

– Что?

Я не увидела магазина.

На его месте в аккуратном ряде домиков зияла дыра, какая остается после удаления зуба.

Около часа дня...

...я смотрела новости...

«На площади Венеры у станции Овал... – говорил диктор. – Произошел инцидент со взбесившимся роботом».

Слова эхом отдались во внезапно опустевшей голове.

Я просто смотрела в никуда.

«Это что, шутка?»

Как я ни оглядывалась, сорная трава на пустом участке не исчезала, а магазин не появлялся.

«Вы смеетесь?»

Справа – прачечная, слева – канцелярский магазин. Все двери закрыты.

Сомнений нет, кружок на карте указывал именно на это место.

Слова диктора сплелись с моими мыслями.

«Большой робот, работавший в магазине подержанных запчастей неподалеку...»

Магазин подержанных запчастей. Магазин мусорщика.

«Неужели...»

Правда потоком отчаяния затопила разум.

Лайтнинг был тем самым роботом, которого я видела по телевизору. Он взбесился, разнес лавку, а затем его расстреляли у фонтана из лазерных винтовок.

Тот мужчина поднял голову Лайтнинга.

Батарея – 00:05:36

Я застыла на месте.

Я не знала, что делать.

Я положилась на робкую надежду и потащилась сюда.

Я не задумывалась о грядущем.

Доконавший «дождь» лил все сильнее. Застящие взор белые линии прибывали с ужасающей скоростью. Шум поглощал остальные звуки. Я лишалась чувств.

Лоб упирался в дорожный асфальт.

Что мне делать? Лилит, что мне делать?

Вернуться? Невозможно. Не осталось энергии. Если батарея разрядится на обратном пути, меня ждет смерть... Да, батарея, нужно зарядить ее...

И тут меня словно поразило молнией.

Точно, поместье Амбрелла. Там я подзаряжусь и починю себя. Интересно, смогу ли я войти после трех месяцев отсутствия? Да и на месте ли дом?

Я потрясла головой, отгоняя колебания. Нет времени на раздумья, дорога лежит только туда.

Невзирая на усталость, я собрала остатки энергии, подняла руку, вытянула ее и впилась пальцами в дорогу, стремясь с последнему лучу надежды.

Однако...

«Внимание».

Зазвучал электронный голос контура разума. Громкий, самоуверенный. Несущий страшную весть. Как электрокардиограф при остановке сердца.

«До полной разрядки батареи пять минут. Зарядитесь немедленно».

Безжалостный смертный приговор. Невидимый палач отмерил мне всего пять минут.

«Нечестно. Почему так?!»

Я стукнула по дороге рукой. Боль и отчаяние породили вихрь гнева в груди.

Тем не менее я тянулась вперед, силилась ухватить последнюю надежду, впивалась пальцами в холодное покрытие и подтягивала себя. Из отрубленной части снова вывалились трубки. Соприкасаясь с дорогой, они противно скрипели. Однако я подтягивалась снова и снова, снова и снова...

«Осталось три минуты. Зарядитесь немедленно».

Время утекало, рука тяжелела, усилий требовалось все больше. Воздух как будто давил многотонной плитой. Однако я не останавливалась.

«Осталось две минуты. Зарядитесь немедленно».

«Дождь» усиливался. Он уже превратился в «бурю», что скрыла все. В моем мире шло, наверное, только время.

«Осталась одна минута. Зарядитесь немедленно».

Пламя силы стремительно гасло. Клятва о спасении Лилит постепенно отдалялась и теряла форму. Душа отрывалась и летела куда-то вдаль.

Сорок секунд, тридцать, а-ах, двадцать, десять...

«Батарея разряжена. Остановка системы».

Ах, вот и все. Я исчезну, исчезнет моя жизнь, жизнь Лилит. Ужасно, не может этого быть, как, как могу я здесь, я, я...

Когда я уже почти погрузилась в пучину отчаяния...

В голове внезапно прозвучал голос:

«Ирис Рейн Амбрелла!»

Величественный, сильный голос.

«Сними розовые очки!»

Он встряхнул меня.

«Ну же, иди! Быстрее!»

– Уа-а-а-а-а-а-а-а-а!

Я закричала. Из горла вырвался нечеловеческий вопль.

Крошечное пламя взвихрилось бушующим пожаром. Я подняла руку.

И...

Что-то стремительно хлынуло внутрь. Отключившаяся система застонала и активизировалась вновь, контур разума раскалился, чуть не плавился. Жаркая энергия побуждала к действию. Я чувствовала себя, как обновленный автомобиль.

Рука пробила слой воздуха и опустилась на дорогу. Вся сила сконцентрировалась в кончиках пальцев, тянущих тело.

«Ирис!»

Слова Лилит толкали меня вперед.

«Наберись смелости!»

От асфальта разлетались искры.

«Без нее ты в одиночку не выживешь!»

Да! Храбрись, Ирис Рейн Амбрелла!

Я мощно выбросила руку. Вперед, только вперед, пусть и на считанные миллиметры. Пальцы цеплялись за дорогу, за будущее, за обещание.

«Мир не так прост!»

Окруженная «бурей», я изо всех сил тянулась к будущему.

«Будешь слабой, живо отправишься на свалку!»

Мысли путались в раскаленном разуме, данные перемешивались. Память предстала разорванным, кружащим в воздухе альбомом. Обрывки разделили мою жизнь на части: счастливое время с доктором, неожиданное прощание, отсечение конечностей, перерождение, переноска обломков, «желудок», «кишки», Лилит, Волков, побег, лазеры, огненный гигант – все это внезапно завихрилось во мне, распирая изнутри.

Но в следующее мгновение...

«А?»

Осколки воспоминаний начали выцветать, кружиться и безжалостно пронзать меня. То были воспоминания из самой глубины разума. Незнакомый дом, незнакомая семья, удары, пинки, огонь, побег, побег, машины, ай, сломанная рука, сломанная нога, раздавило, сплющило, дождь, одна, так одиноко, что это, память, я, не, помню, касание, боль, печаль, все кружится в теле, сжалось, хлынуло, вылилось, а-а-а, ненавижу, ненавижу холод, ненавижу одиночество, почему я забыла, почему я вспомнила, убегаю, из дома, семья ранила меня, убегаю, сбегаю, волочу тело, волочу, попадаю под машину, но волочу, да, тогда, в дождливый день, я, я, я, она, она, она...

И тут...

Внезапно.

Действительно внезапно.

Время остановилось, прозрачной стеной отделив меня от остального мира.

Дождь прекратился.

Батарея – 00:00:00

Шторм, заглушивший все звуки, стих.

Я подняла тяжелую голову и осмотрелась.

«Не понимаю, что произошло?»

Это был белый мир, из которого исчезли все цвета.

Это был тихий мир, из которого пропали все звуки.

Мир, похожий на бесконечное снежное поле.

И впереди, среди этого ослепительного великолепия…

...Стояла она. Доктор.

Что? Почему? Я не верю своим глазам.

Это сон? Мираж?

Но ведь это она доктор, мой доктор. Она стоит там и улыбается мнена самом деле стояла там и улыбалась мне.

Я разрядилась, но чувствовала облегчение, зачарованно глядя на нее и купаясь в море эмоций.

Ах, доктор, вы живы. Почему вы раньше не сказали?

Доктор, ждите, я уже иду.

Кстати, доктор, почему мне кажется, что вы сегодня какая-то не такая?

Почему вы без очков? Забыли их дома?

Почему у вас на шее нет портсигара? А, точно, он же у меня в руке. Сейчас я отдам его вам.

Почему нас вас сегодня белоснежное платье? Оно отличается от вашего обычного белого халата. Разве у нас дома было такое платье?

А, и еще, доктор...

Почему вы стоите в центре фонтана?