Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Часть 6

Так толком и не выспавшись на непривычной кровати в незнакомой комнате, Минору собрался домой и в шесть часов утра покинул штаб-квартиру Спецпода.

Ди-Ди, с которым они накануне едва обменялись парой слов, вышел проводить его по утреннему морозцу до выхода с окруженной рощей поляны.

— Уж извини, что я один. Остальные у нас «совы», в такую рань их в принципе не поднять.

— Ничего... — Минору слегка улыбнулся, вспоминая, какая приветственная (безалкогольная) вечеринка закатилась вчера на пятом этаже, и конец которой канул куда-то в глубокую ночь. А после, немного поколебавшись, задал Ди-Ди не отпускавший со вчера вопрос: — А в Спецподе все в этой пятиэтажке живут?

— Угу, все. Восемь квартир на третьем и четвёртом этажах полностью в нашем распоряжении.

— Восемь... — повторил он, перечисляя в уме имена команды.

Юмико и Санаэ в 404-й на четвёртом. Он теперь мог пользоваться 403-й по соседству.

Остаются Профессор, Ди-Ди, «Оли-Ви», который вчера так и не явился, да загадочный «Линденбергер-сан». Шеф Хими вряд ли живёт тут, остаётся ещё две.

Догадавшись, о чём думает Минору, Ди-Ди кивнул.

— Да, есть ещё наши, которых тебе не представили. С одним так... не уверен, получится ли вообще...

— А? Это как?..

— Такая у неё способность. Я тут два месяца, а даже лица ещё не видел. Короч, может и встретишь, если повезёт.

— Д-да уж... — Объяснение вышло довольно мутным, но времени на долгий разговор не было, так что Минору отложил эту тему в долгий ящик и задал самый интригующий вопрос: — А, это... как все здесь, ну, объясняются перед родителями?

— А-а, ну с этим... — Даймон Денджиро опустил козырёк фирменной кепки пониже. — Кэйз бай кэйз... но в основном шеф слегка шаманит с их памятью.

У всех так?!

Ди-Ди помахал рукой, спеша развеять удивление Минору.

— Не подумай, мы не заставляем их забыть о нашем существовании. У Юмико-чан и Оли-Ви предки считают, что они в интернате, мои — что я во Франции на кулинарных курсах. Никто из наших не собирается возвращаться, пока всё не устаканится... И, если честно, я не собирался торопить коней... но, Уцуги-кун, как по мне, тебе стоит сделать так же.

Минору вполне понимал, зачем Ди-Ди предложил ему такое. Это опасно.

Если Руби Аи раскроют его личность, то весьма вероятно, что под ударом окажутся беззащитные родственники. Однажды Нориэ уже попалась в лапы Байтера и стала заложницей. И хоть в итоге она осталась невредима, если бы всё прошло чуть менее удачно, она могла получить серьёзное ранение или даже — и думать страшно — погибнуть.

Поэтому, при здравом размышлении, приняв предложение Ди-Ди, Минору стало бы чувствовать себя гораздо спокойнее.

Но. Это значит, что с дорогой ему мирной повседневностью будет покончено. Что придётся распрощаться с привычным круговоротом «школа-дом» и редкими визитами в библиотеку и окунуться в огромную реку новых воспоминаний.

Минору очень сомневался, что сможет вынести это.

Каждая крупица новых воспоминаний старается просочиться внутрь его головы и взбаламутить память о том дне. И как только наберётся критическая масса, она хлынет на него в мельчайших подробностях. Ужасная память о том, как лишили жизней любящих родителей и дорогую сестру Вакабу.

Минору уже чувствовал, как воздух отказывается проходить в горло.

Руки его окоченели и онемели, а чувство равновесия нарушилось. Картина в глазах накренилась и бешено задрожала, а вокруг начал мерещиться запах пыли...

И тёмный узкий погреб.

Бум. Бум. Бум.

Тяжёлые шаги становились всё ближе.

Дуц. Дуц. Дуц.

Сердце билось сигнальным колоколом. Или, может, это был чёрный глаз-паразит, отъедающийся на тяготах людских сердец?..

— ...ги-кун. Уцуги-кун.

Минору очнулся от того, что его слегка потрясли за плечо, и поднял глаза.

Ди-Ди стоял перед ним в лёгкой оторопи.

— С тобой всё нормально?

— А... д, да, ничего такого, — растерянно помотал головой Минору и отступил на шаг, потом убедился, что подаренный Профессором небольшой газовый баллончик не пропал из портфеля, и протараторил на прощание: — Ну, я, пожалуй, пойду. Если что, звоните или пишите на почту, я всё брошу и примчусь как можно скорее... Что до переезда — я подумаю.

— Угу, тогда давай. И слуш, не забывай почаще проверять запах Руби Аев. В конце концов, даже я не могу отсюда учуять, чё в Сайтаме творится, — с искренним беспокойством предупредил Ди-Ди, и Минору уверенно кивнул.

— Да, постараюсь. Передавай всем всего хорошего... Что ж, до встречи.

Помахав Ди-Ди в ответ, Минору натянул шарф до глаз и зашагал по тропинке меж разномастных деревьев.

Когда он миновал ржавые ворота и оказался на небольшой односторонней улице, пробегавший мимо среднеклассник в спортивном костюме озадаченно уставился на Минору. Если барьер шефа Хими и впрямь не позволяет посторонним понять, что в этом месте находится тропа к базе Спецпода, то школьнику, наверное, показалось, что Минору внезапно появился из рощи.

Затем Минору, полагаясь на карту на смартфоне, прошёлся до станции метро Ниси-Васэда, доехал по линии Фукутосин до Икэбукуро, а там пересел на скоростной поезд линии Сайкё. Немного подремав в почти пустом субботним утром поезде, он сошёл на ближайшей к дому станции Ёнохоммати.

Оставшиеся до дома два километра Минору пробежал неторопливой рысцой, сняв шарф и пальто. Это всего лишь пятая часть от утренней нормы, но он убедил себя, что сегодня можно, и вдобавок провёл перед домом восстановительную заминку*.

За растягиванием ног Минору глянул на часы: он вышел из штаба Спецпода ровно час назад. Если учесть, что на станции Икэбукуро пришлось немного подождать скоростного поезда, вышло удивительно быстро, но приехать на призыв «Руби Ай показался!» оперативно всё равно будет сложновато.

Раз уж я собрался на полном серьёзе работать на Спецпод, то надо бы и серьёзно задуматься о переезде, эх... — нерешительно отметил про себя Минору, закончил заминку и подобрал пальто с сумкой.

В такой час Нориэ ещё должна спать, так что зайти надо как можно тише.

Но перед тем, как открыть новенькую дверь, Минору втянул носом холодный воздух и сосредоточился на запахе.

Присущая Руби Аям острая животная вонь не чувствовалась. Однако это совсем не значит, что их нет рядом — ведь запах можно почуять, только если их способность активна.

Покуда Минору живёт в этом доме, здесь никогда не будет однозначно безопасно.

И я это понимаю, но...

Сдержав вздох, Минору медленно провернул ключ и вошёл в дом.

Только он прошёл за порог, как по коридору раздалось приближающееся шлёпанье тапочек... и не успел он этому удивиться, как уже в следующую секунду попал в костедробительные объятья.

— С возвращением, Ми-кун!

— Уа, пого-о, Н-Норие-сан!

Растерянный Минору попытался выскользнуть из капкана, но сводная сестра не спешила ослаблять хватку.

— Я... д-дома... А чего это ты?

— А того-о. — На лице Нориэ — матёрой карьеристки, что в свои тридцать один* уже добилась статуса заместителя префектурального инспектора — появилось выражение уныния, которое нельзя было спутать ни с каким другим. — Видишь ли, этот дом слишком уж велик для меня одной.

— Вижу ли... Не я ли постоянно говорю, чтобы ты не ждала, пока я поступлю в университет, а поскорее нашла себе мужа?

— Опять ты за своё... — Минору наконец-то вырвался из объятий, а Нориэ посмотрела на него, надула щёки и ни с того ни с сего заявила вопиющее: — Раз уж на то пошло, вот возьму, подожду два года и выйду за тебя!

Бац! — врезался его правый мизинец в дощечку для обуви, и Минору, корчась от боли, торопливо замотал головой.

— Ч-ч-что ты такое говоришь?! Два года? Я пока ещё старшеклассник... и вообще, может, мы и родственники в пятом поколении, но закон запрещает жениться на тех, кто тебя усыновил, вот!

— Э... Правда?

— Правда!

На самом деле усыновлённому ничто не мешало жениться на детях усыновителя, но об этом Минору ей рассказывать не собирался. А пока Нориэ не вздумалось заявить, что она может просто отменить усыновление, он поспешил схватить её за плечи и развернуть в направлении гостиной.

— Кстати, с кухни какой-то странный запах идёт.

— Эм... А-а! Только не рыба!!!

Да уж, хоть бы ей попался внимательный муж, — отметил вдогонку Минору и проследовал за сестрой.

Примечания

  1. Отличается от разминки тем, что проводится после упражнений.
  2. Простите, если у кого сейчас случился диссонанс. В начале первого тома я был слишком фиговым японистом. На самом деле, когда Нориэ усыновила Минору, ей было «на семь лет больше, чем ему сейчас» (а не просто на семь лет старше, как я изначально написал), то есть 23. И вдобавок я запутался с родственными связями: на самом деле Минору для Нориэ сын двоюродного брата, двоюродный племянник.

Комментарии