Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 3. Ведьма? Святая?

1

Перед дрожащим огнём костра собралась крайне странная шестёрка.

Наёмник-зверочеловек, ведьма, маленький ребёнок, Святая со служанкой… и падре.

Пункт назначения у всех один — крупнейший портовый город республики Крейон — Идэверна. Святая хочет как можно быстрее попасть туда, чтобы вылечить вроде как находящегося при смерти ребёнка тамошнего владетеля. Вот только прогулка по ночному лесу – занятие далеко не из простых. Или дорога плохая, или её вообще нет. И подобное блуждание через бурелом, да без нормального света, само собой, ведёт к непредвиденным инцидентам.

Вдобавок, мы толком не отдыхали после стычки с разбойниками. При этом устали не только девушки, что естественно, но даже падре. Так что перерыв необходим.

— Выдвинемся, как светать начнёт. А до тех пор отдыхаем.

До рассвета время ещё есть, да и в городе ранним утром повозку не найти.

Что падре, что святая какое-то время противились моему предложению, но святая сдалась после того, как служанка ледяным тоном произнесла: «Нужно отдохнуть». Ну а следом поддался и святоша.

Таким образом, мы большой компанией стали готовиться к ночёвке в поле.

Мда, вот уж не думал, что нам, зверочеловеку и ведьме, доведётся путешествовать в компании священника… Взглянув на Зеро, я попытался донести до неё мысль: «Не вздумай раскрыть, что ты ведьма». Но поняла она или нет, непонятно, ибо ведёт себя так же странно, как и обычно.

Даже более того, притворяясь наивной девочкой, забрасывает святошу вопросами, а тот вроде даже рад читать проповеди об учении церкви - продолжает разговор, не выказывая ни капли недовольства даже тогда, когда пылающая любознательностью Зеро затрагивает вопросы и предположения, отдающие критикой в адрес церкви.

Пусть они ведьма и церковник… но также привлекательная девушка и симпатичный парень. Как-то не по себе видеть их рядышком.

И что самое главное, пока вокруг меня чужие, не могу успокоиться.

Оставив приглядывать за всем святошу, я устроился на несколько отдалённом деревце, притворившись, что сторожу на случай внезапного нападения бродячих псов или очередных разбойников.

Хотя, пожалуй, развалившийся на ветке зверь со свисающими ногами и хвостом ни капли не похож на сторожа… Ну да ладно, пока не сплю, приближение чужака замечу легко.

Под долетающие отголоски спора Зеро с падре и дружелюбного разговора святой с Тио я вытащил маленький ножик и принялся подпиливать излишне отросшие когти. Ведь если они будут чересчур острыми, то и сумки, и одежду прорез’’’а’’’ть будут, поэтому ради практичности стоит закруглить кончики.

Когда я начал обрабатывать девятый коготь, разговоры стихли и костёр погас.

Наконец-то тишина. Закончив с десятым, я убрал нож назад. И…

Ко мне начали приближаться осторожные шаги по влажной траве. А вместе с ними резко-сладкий цветочный аромат.

— Если по нужде, то иди в другое место. Здесь мне видно, — на всякий случай предупредил я. Ведь я пришёл сюда раньше, а если поднимется шумиха, дескать, подглядывал, то на душе будет отвратно. Да что там отвратно, меня святоша на месте прибить попытается.

Напугано вздрогнув, святая резко огляделась в поисках источника голоса.

— Да наверху я, наверху.

Святая изогнулась всем телом и взглянула на меня, развалившегося на ветке.

— Господин Наймит, вот, значит, где вы были. — И улыбнулась.

Так-то хотелось поправить, что Наймит не имя, но поскольку других вариантов обращения у меня не нашлось, пусть так и зовёт, черт с ним. Покуда Зеро планирует сделать из меня раба, моё имя останется строжайшим табу.

— Я искала вас, господин Наймит. Ведь вас нигде не было… А что, все зверолюди спят на деревьях?

— Я для обзора сюда взобрался. Бдю.

— Вот, значит, как, — прошептала святая слабым голосом. На какое-то время повисла тишина, пока мы искали тему для разговора. Она будто что-то хочет сказать, но не хватает смелости.

— Это… Извините за то, что падре натворил.

— М?..

— Он вовсе не такой плохой… На самом деле он крайне серьёзный и добрый человек. Но я испугалась… и с вами вот так обошлись…

— С чего тебе-то извиняться, госпожа святая. За зверя меня посчитал падре, в отличие от тебя.

— Но ведь... — пробормотала святая.

— Да и вообще, я не переживаю. Ведь я и впрямь зверь, чудовище. И чего теперь злиться. Особенно когда противник – священник.

— Вовсе нет!.. Вовсе не монстр… Я так ни разу не думала…

Я засмеялся. Я, конечно, слышал, что святая — сама доброта. Но чтобы настолько... Даже морозец по коже.

Я сгруппировался и спрыгнул с ветки дерева.

Вероятно испугавшись, девушка тихонько вскрикнула и отступила на шаг.

— Не думала, что зверолюди могут быть чудовищами? Какое… обнадеживающее заявление. — Я на тот же шаг приблизился к ней. Та в страхе воззрилась на меня. — Но видишь ли, госпожа святая, тебе до этого просто ангельски везло. Благодаря удаче на тебя ни разу не нападали зверолюди.

— Господин Наймит? Я… грубо выразилась?.. Извините, я вовсе не хотела злить…

— Я и не злюсь. Просто, таков уж мой характер. Ты, конечно, можешь выказывать благодушие сколько влезет, но увы, я наёмник-убийца. И притворяться этаким добрячком для меня та ещё задачка. На вашу охрану я вовсе не по доброте душевной подписался. И я намерен сполна стрясти свою плату. Если поняла, то немедля возвращайся под бочок к церковнику, юная дева… И впредь даже и не думай шляться по ночному безлюдному лесу, а тем более в одиночку приближаться к зверочеловеку. Без шуток… сожру нафиг.

Святая округлила глаза и пристально посмотрела мне в лицо, не отводя взгляда. Цвет этих глаз такой же, как у волос, — светло-красноватый, словно лепестки цветка. Сейчас в этих вечно беспокойных глазах почему-то нет ни капли волнения.

— Эй, ты меня слушаешь?

Внезапно она скорчила забавную гримаску.

Засмеялась. А ничто вроде не предвещало?

— Ч-что не так-то?!

— Извините… Мой знакомый говорил точно так же.

— Знакомый?

Сотрясаясь от тихого хихиканья, святая убрала прядь светло-красных волос за ухо. Расплетенные пряди неспеша увивались вслед за пальцами девушки.

— Не приближаться в одиночку к зверолюдям… Вы сказали это, чтобы мне не довелось столкнуться с опасностью, так? Даже сами выставили себя злодеем…

— Дура, прекрати! Я теперь будто добряк какой! Бр-р, противно! — прикрикнул я поспешно, на что девушка схватилась за живот и засмеялась в голос.

Кажется, я проиграл.

Поникши ушами и хвостом, я схватился за голову. Что Зеро, что святая… жизнь сводит меня лишь со странными девушками. Даже такая мелочь, как Альберта, за нос водила.

— Ладно уж, возвращайся и отдыхай. Твое здоровье — главное беспокойство.

— Беспокоитесь за меня?

— Говорю же! Если ты свалишься, в результате проблемы будут у меня!..

Святая вновь радостно улыбнулась. Осознав, что надо мной подшучивают, я повернулся к девушке спиной. Больше не буду обращать на неё внимания.

Вонзив когти в дерево, я перенёс на них вес.

— Извините…

— Что ещё?

— Зеро спросила, где я научилась чудесам...

Я через плечо взглянул на святую.

— Почему она… подумала, что меня кто-то этому научил?..

Я раскрыл рот - и закрыл. Возле костра наметилось движение. Потом раздался голос, зовущий святую.

— Падре проснулся. Ищет тебя.

Упустил охраняемую, уснул и вот только сейчас очухался. Ну и лопух этот святоша.

Вновь вернувшись на дерево, я свесил хвост и ноги.

— Меня Фейлия зовут. Пожалуйста, зовите меня Лией. А не святой…

— Если презренный зверочеловек начнёт звать Святую Деву по прозвищу, падре взбесится.

— А… — проронила святая с застывшим выражением лица. — И… верно… Вновь проблемы… Извините… меня…

Я вздохнул. И почему я должен испытывать чувство вины?.. Эх.

— Возвращайся… Лия. Иначе падре ругаться придёт.

Лицо святой… нет, Лии, прямо на глазах озарилось радостью. Довольная, прошептав: «Спокойной ночи», она быстро вернулась на место. Ещё раз тяжко вздохнув, я взглянул на луну.

Что это было-то? Сейчас. Как будто…

— Смотрю, ты приглянулся святой, Наймит, — раздался голос передо мной. Я так и подпрыгнул на своей ветке. Разглядев Зеро в тонущих во мраке листьях, я округлил глаза.

Она сняла капюшон, явив мне свой лик. Слабый лунный свет озарил её прекрасные черты, отчего я поспешно отвёл взгляд.

Достаточно десяток секунд смотреть на эту красоту, и можно прощаться с разумом. Её лицо - почти смертельное оружие.

— И как давно ты здесь?..

— Видя, как святая покидает спальник, я решила присмотреть за ней… А ты тут во всю флиртуешь со святой.

— Как ни посмотри, это не тянуло на флирт…

И вообще, как по мне, больше было похоже, что это Зеро со святошей флиртовала. В принципе, пофиг, что тут такого? Речь-то сейчас не об этом.

— Это святая попросила звать её Лия? Я от Тио слышала, что в республике Крейон просьба звать человека по прозвищу равноценна заявлению «хочу подружиться».

— П-подружиться? — Мой голос невольно дрогнул.

— Святая так захотела, и ты согласился. А поскольку «Наймит» - это вовсе не настоящее имя, его тоже можно прозвищем посчитать. То есть ты стал другом святой… И теперь я не единственный твой друг.

— Прекрати, а. Чтоб дружить со святой, я мордой не вышел.

— Но вот святая, похоже, так не думает… — проронила девушка. На редкость безрадостным и тихим голосом.

— Эй… что не так? Что сказать хочешь?

— Ты… — заговорив, Зеро вдруг передумала и осеклась. — Похоже, святую кто-то обучил «магии».

И внезапно мы перешли к нашей задаче.

Зеро перепрыгнула на мою ветку, устроившись подле ошарашенного меня, не поспевшего за сменой темы.

— Я спросила, «где» она научилась. На что святая ответила: «Почему думаешь, что я у кого-то училась?» Другими словами, её кто-то учил… Притом творить так, чтобы ее магию нельзя было распознать.

Ветка под нами легонько хрустнула. Россыпь едва державшихся на ней коричневых листьев устало опала на землю.

— Я так и не поняла, что за магию использовала святая. Нет сомнений, что это глава защиты, но святой для использования магии не нужно произносить заклинания, подносить дары, и даже жеста не нужно. Сколь бы ни была она талантлива, она явно не могла схватить это на лету самостоятельно.

— А разве это не истинное чудо?

— Я и эту возможность обдумала… И то, как они случаются, и то, что это такое.

— Объяснить сможешь?

Будет занятно послушать о природе чудес из уст ведьмы. Я улыбнулся, однако Зеро дала неопределённый ответ:

— Наверное. Но у меня нет ничего, кроме гипотезы, построенной на рассказах падре, да и Тринадцатый заявил бы, что не д’’’о’’’лжно говорить о чём-то, кроме гарантированной истины.

— Умоляю вас, не соизволите ли поделиться своим мнением, о госпожа Ведьма Грязи.

— Скорее всего, — начала Зеро, и слегка понизила голос, — и чудеса, и магия… в основе своей одно.

— Да уж… крайне опасная теория, особенно если ознакомить с ней святошу.

— Ведь магия – это искусство вызова сверхъестественного феномена с помощью сопровождаемого тайными словами воззвания к демону… Но при достаточной тренированности можно произносить заклинание лишь мысленно. Конечно, многие виды магии требуют особых катализаторов, но столь же многие - лишь магической силы. А ещё, мы, ведьмы, считаем почитаемых церковью Богинь за ещё один подвид демонов.

Демонам — заклинания.

Богам — молитвы.

Слова различаются, но принципы несомненно схожи.

— То есть, говоря о чудесах, имеют в виду сверхъестественные события, произошедшие вследствие случайно удавшегося магического обращения к богам. Я считаю так. И несомненно есть вероятность, что «чудеса», что творит святая, вовсе не магия из «Книги Зеро»… Вернее, ‘’’была’’’ такая вероятность. Но после вопроса Лии она отпала.

Она училась магии у кого-то.

С тех пор как Зеро закончила свой учебник по магии, «Книгу Зеро», и Тринадцатый прихватил её с собой в Веньес, минуло десять лет. А чтобы научиться магии, необходимо в среднем примерно пять лет.

Если учесть, что Лия не владела магией пять лет назад, то выходит, именно тогда кто-то принёс магию в республику Крейон и обучил Лию.

— И всё же… за такой короткий срок... Пусть и было сказано, что при наличии таланта много времени не требуется, но разве возможно всего за пять лет освоить магию и даже обучить ей другого?

— Маловероятно, но… не скажу, что невозможно. Изначально выдающаяся ведьма смогла бы быстро и обучиться, и обучить. Правда, при этом ей пришлось бы ограничиться одной ветвью магии… То есть в Крейоне есть ещё кто-то, искусный в этой «науке».

Некто, передавший магию Лие.

Если он еще не покинул страну, то обязательно надо найти его. Он вполне может обладать копией книги, а даже если и нет, то, может, хоть информацией разживемся.

Но кое-что меня всё же тревожит.

— Скажи-ка, Ведьма. Ведь Лия и тот, кто обучил её магии… они же не создают проблем, так?

— Проблем?

— Лия использует магию лишь для лечения, другими словами, можно сказать, что обучивший её магии человек вовсе не злой, так? Может, стоит оставить всё как есть? Ведь ты изначально мечтала, чтобы магию применяли с пользой, правильно?

По моему мнению, когда магия используется во зло… например, для нападения на людей или для осуществления переворота в стране, злоумышленника надо найти обязательно. При взгляде же на скромную и спасающую людей Лию возникает мысль: «Может, лучше оставить её в покое?»

Наверное, с учётом того, что разбойники называли Лию ведьмой и что под влиянием чудес святой в стране остается меньше врачей, всё далеко не так уж и хорошо, но…

Я не считаю Лию виновной. По той же логике, случись где инцидент с вовлечением магии, я не буду винить в этом Зеро.

На мои слова Зеро слегка озадаченно улыбнулась.

— Действительно… пока проблем не причиняла. Скорее всего… Но всё когда-то меняется. Чем завтра обернётся то, что сегодня к лучшему — неизвестно.

Да будто магия лечения годна для боя… Или хочешь сказать, что даже лекарством можно убить человека? Это, часом, не чрезмерное ли беспокойство?

— Да и потом, если действительно считаешь Лию опасной, то могла бы просто наложить «Отторжение» на её магию.

— Если так сделать, то можно спугнуть человека, обучившего святую.

— То есть, не сможешь тогда получить информацию о копии? Но ведь само существование её под вопросом, нет? Так может, лучше спокойно подождать письма от Альберты, убивая время хоть тем же осмотром примечательностей. По крайней мере, всяко лучше путешествия в компании этого святоши.

— Так дело не пойдёт. Святая пользуется созданной мною магией.

— И? — спросил я, на что Зеро ухватила мой хвост и дёрнула.

— Я обязана удостовериться, Наймит. Для чего святая будет применять магию? С какими намерениями загадочный некто обучил её магии? Магия, бесспорно, полезна, но если ошибиться в применении, она принесёт беды многим. Даже не сказать, что полностью безопасна глава Защиты. Магия слишком сильна, чтобы пользоваться ею без осознания сего факта.

— Удостовериться, мда…

Скрестив руки, я взглянул на луну. Теоретизировать, удостоверяться — это всё за пределами моей компетенции.

— Ну, раз ты так говоришь, я подчинюсь. Ведь это моя работа… Скоро уже рассвет, так что и ты иди поспи.

С этими словами я развалился на ветке. А Зеро немедля начала карабкаться на меня.

— Эй, иди к костру спи.

— Нет уж. Костёр погас уже, да и здесь теплее.

— Если ты на меня влезешь, мне будет тяжело.

— А если не влезу, мне будет холодно, — с улыбкой вернула мне Зеро мои же слова.

Я подумал, а не скинуть ли её нафиг, но та вмиг закуталась с головой в моё манто, так что мне оставалось лишь дожидаться рассвета в таком положении.

2

С наступлением утра мы проснулись и выдвинулись в путь.

Надежно привязав пятёрку разбойников к дереву, мы оставили им воды, убедившись, что они могут до неё дотянуться. Тио при этом был сам не свой, но разбойники не сказали ему ни слова.

Могли бы ведь устроить переполох, заявив, что Тио — один из них, но, судя по одинаковым татуировкам, вероятно, разбойники связаны крепкими узами дружбы.

В авангарде я с Тио, арьергард доверили святому отцу. А между нами шагает троица женщин.

Зеро по обыкновению бормотала, что ей «лень идти», но само собой, в лесу, где нет дороги, Зеро на себе я не понесу. Хочет она пешком идти или нет… Ей всяко легче, чем Лие, которая словно растеряла всю свою сноровку.

— Святая Дева, впереди корень дерева выпирает. Постарайтесь не зап…

Запнулась.

— Святая Дева, вон там вырытая зверем яма, поэтому побере...

Провалилась.

— С-Святая Дева! Пожалуйста, помедленнее, чтобы в реку не упа…

Упала.

И почему препятствия, которые видит святой отец даже с повязкой на глазах, Лия заметить не в состоянии? И почему после предупреждения не старается их избежать? Мы еще полпути не прошли, а девушка уже ужасно выглядит. Одежда порвана, испачкана и намочена, да и сама Лия вся в царапинах.

Но она не проронила ни единой жалобы, и всё бы ничего, но вот каждый раз, как их драгоценная святая что-то выкидывает, служанка и церковник устраивают переполох, поэтому мы продвигаемся в черепашьем темпе.

— Не думала, что на свете существует настолько неуклюжий человек.

— Да уж, воистину никудышная…Вкладывает все силы, да только впустую… Бывают такие. Временами. Без слез не взглянешь.

— Дядя, такими темпами мы не управимся за полдня. Как минимум в два раза больше времени уйдет.

— Ну да. Я тоже так подумал.

Ничего не поделать.

Я направился к сидящей в реке Лие, которой помогал встать святоша. Проигнорировав откровенно недружелюбное лицо церковника, я вытянул её из реки… и взвалил на плечо.

— А-а… Н-наймит-сан?!

— Я понесу. Так быстрее будет.

— Сволочь… Как ты посмел так грубо обойтись со Святой Девой!..

— И что, может, ты понесёшь? А получится ли управиться быстрее меня, а, падре? Или это не вы заявляли, что если будем медлить, то этот ваш ребёнок владетеля умрёт? Я просто выполняю свою работу.

Святоша сжал зубы в крайнем недовольстве. Но с его губ так и не слетело ни единого возражения.

— Тебе, может, не по душе запах зверя, но придётся чутка потерпеть. Цепляйся за шею, чтобы не упасть, — обратился я уже к Лие. Та сперва беспокойно вырывалась из моих рук, но затем кивнула и успокоилась.

— Как мягко, — тихонько прошептала девушка, осторожно обвив мою шею руками. — Тепло.

Ее хватка стала чуть сильнее. Зеро вечно капает на мозги о состоянии своей подушки, так что в последнее время я начал следить за мехом. Святой, смотрю, тоже приглянулась моя шерстка.

И вдруг я ощутил взгляд сбоку. Гадая, чей он, обернулся - а это Зеро с крайне недовольным видом уставилась на меня.

— Чего тебе?

— А ведь когда я просила понести меня, ты отказался.

— Разумеется. Ты и сама идти можешь.

— Но… — на секунду она замялась. Для вечно уверенной в себе Зеро это редкость. — Ты же ведь мой наёмник...

— Да… И что?

— Поэтому!.. Нет, поэтому … вернее не так… но… в общем…

— В общем?

Тишина.

Зеро, надувшись пуще прежнего, обиженно отвернулась и зашагала.

— Ничего…

На вопрос так и не ответила. Вернее, ведёт себя так, будто не смогла ответить… Мне и вчера так показалось, но сбиваться на полуслове или теряться с ответом крайне на неё не похоже.

Она же сама должна понимать, что лучший выход в нашем положении – понести Лию… Ведь поняла же причину, по которой я отказался её нести, да и согласилась с этим вроде.

То, что она сейчас обиженно бормочет жалобы - это дело житейское. Не сказать, что мы вместе так уж и долго, но зато практически неразлучны. И понять, когда она серьёзна, а когда придуривается, я могу. Но нынешнее поведение — ненормально.

— Дядя… А ты злой…

— Что?

Тио просто бросил свои слова и, ничего не объясняя, устремился вслед за Зеро.

Стоило мне застыть с вопросительно наклоненной головой, как святоша пнул меня по заднице со словами: «Не стой столбом, шагай уже».

Вот не согласен я. Со многим.

После того как Лия устроилась у меня на спине, наш темп резко ускорился.

Тио и святоша сами по себе ребята довольно проворные, да и обычно еле передвигающаяся в силу лени и непривычки Зеро сейчас далеко не медлит. Служанка тоже вполне поспевает.

Так что нагнать упущенное по вине Лии время не составило большого труда.

За исключением того, что я по пути, похоже, выронил ножик, больше ничего не случилось, и к моменту, когда солнце взошло в зенит, мы покинули лес и вышли к дороге. А уж отсюда и проводника не надо.

Вручив Тио энную сумму, мы отправили его в город вперёд нас, с наказом приобрести повозку, и когда мы подошли ко входу, повозка уже нас ждала. Как и прежде, малец отлично поработал.

Более того, лошадь даже меня, зверочеловека, не боится. Выкуплена у рыцарского ордена и в повозку впряжена весьма приличную. Даже придраться не к чему.

— Отсюда на повозке. Я уже предупредил кучера, чтоб гнал, так что прибудем в Идэверну в срок или с небольшим опозданием.

Я опустил Лию в повозку. Вероятно, ей крайне понравился мех: какое-то мгновение она не хотела с ним расставаться, но тут же покраснела и отцепилась.

— С-спасибо большое… Я, наверное, тяжёлая?..

— Ну да, — честно ответил я, после чего Лия ещё сильнее заалела. С таким видом, будто сейчас заплачет, она прикусила губу и слабенько ударила меня по груди.

— Вы злыдень!..

Что?.. А вот это обидно.

Я ошеломлённо глядел на покрасневшую Лию, как вдруг Зеро явно наигранно прокашлялась. Когда я перевел на нее взгляд, ведьма уже впилась в меня глазами, словно пытаясь пристыдить.

— Ч-чего это ты?..

— Я тоже на повозку залезу. А ты здоровяк, мешаешься.

— А… ясно. — Я послушно отошёл в сторону. Но Зеро не шевелилась и не сводила с меня взгляд.

— Что не так? Залазь.

— А меня ты не обнимешь и не усадишь в повозку?

— Тьфу ты, дитя, что ли, малое? — невольно вырвалось у меня, на что Зеро крепко сжала кулак. Я подумал, сейчас ударит, и отошёл на шаг.

— А, ладно!.. Падре, разрешите вашу руку?

Святоша без возражений подал Зеро руку.

Тьфу… Эй, там. Я ведь не сказал, что даже руки не предложу. Чего разозлилась-то?

— Ура! Слушай, Дядя! Тут говорят, раз с нами зверочеловек-охранник, то можем пройти более коротким, но чуточку опасным путём, — подбежал вприпрыжку Тио, переговорив с кучером. — Ну что, молодец я? Полезен?!

— Да. Молодец, Тио. Ты полезен, — кивнул я и легонько погладил паренька по голове. Тот произнёс: «Ну и огромная у тебя лапища!» – и засмеялся. Схватив паренька в охапку, я так и опустил его в повозку. Стоявшая поблизости служанка тоже наконец заняла место, ну а последним залез я.

— Поскольку дорога плохая, то будет прилично трясти. Держитесь крепко, — предупредил кучер и погнал лошадей. Как и ожидалось, Лия сильно покачнулась и неуклюже слетела с полозьев.

— С-Святая Дева!

Святоша суетливо вскочил, но я оказался ближе, да и быстрее. Ухватил рукой, подтянул и усадил её у себя между ног.

— Ублюдок… Немедля отойди от Святой Девы!

— Заткнитесь и вцепитесь во что-нибудь, падре. А святую я подержу… Уж извиняй, госпожа святая. Тебе не по душе, наверное, но это самый безопасный вариант. Со всем уважением, но падре своим весом вас не удержит, и вы упадёте вместе, – произнес я как можно миролюбивее, чтобы утихомирить привычно развопившегося святошу, а заодно и напряжённо застывшую Лию. Честно сказать, я и сам не жаждал подобного. Но упади она с несущейся повозки, так и помереть может.

— Н-но… я ведь…

— Ладно тебе, помолчи лучше. Язык прикусишь.

— Да, — прошептала девушка и замолкла. Святоша тоже сидит спокойно – смирился, видимо.

Вдруг я ощутил на себе взгляд и посмотрел на Зеро. На миг наши глаза встретились, но она резко отвела взгляд. Что?.. До сих пор обижена, что не помог влезть на повозку?

Она что, ребёнок? Но насмешку я оставлю при себе. Ну, пожалуй, если не буду ее трогать, она забудет об этом с концами.

Сумерки встретили в пути, мы заночевали в поле и спозаранку вновь отправились в путь.

Созерцая пейзаж, пролетающий перед глазами с огромной скоростью, я почуял запах соли. Поскольку жившая в пещере Зеро никогда прежде не видела моря, она нервничала из-за непривычного аромата.

Стоило неспешно въехать на тянущийся холм, как взор заполонила простирающаяся до горизонта синева.

Море. Всё такое же огромное и синее.

Вдоль береговой линии раскинулся город. Это и есть… портовый город Идэверна.

— Здорово! Смотри, сколько здесь кораблей, Наймит! — Зеро радостно высунулась из повозки, а за ней и Тио:

— Еще бы! — Он улыбнулся, гордый собой.

Если устремить взор в сторону порта, то можно увидеть огромные корабли, выходящие в море на всех парусах.

Только мне так подумалось, как загруженный по ватерлинию небольшой кораблик спешно проскользнул в порт. Там и сям сквозь Идэверну, словно артерии, тянутся от моря каналы, и в них подобно листьям покачиваются кораблики с навесами разнообразных цветов.

— Это такие уличные лавочки. С больших кораблей товары перегружают на мелкие, а те их продают, плавая по каналам. Как, например, редкие фрукты.

— Редкие фрукты?.. Как занимательно… Я их тоже хочу поесть!

В этот миг лошадь, учуяв морской бриз, тихонько заржала.

Едва мы тихонько спустились с холма, как увидели толпу на дороге. Скорее всего, приметив дорогую карету, они собрались приветствовать Святую. Солнце ещё висело в зените, но в этот раз на лице падре отразилось облегчение.

3

– Ох, благодарю! Огромное вам спасибо, Святая Дева, что не преминули посетить столь удалённые от вашей обители места.

Посреди дороги святую окружила заждавшаяся ее прибытия свита владетеля. Стоило нам спуститься с невзрачной повозки, как бородатый гигант, вероятно, здешний владетель, подбежал и со шлепком зачем-то схватил Зеро за руку.

— Для меня большая честь встретиться с вами, Святая Дева!.. Но всё же… вы даже прекраснее, чем молвит люд...

— Я, бесспорно, красавица, но не святая. Даже скорее её прямая противоположность, можно сказать.

Дура, не болтай лишнего. Я напряженно уставился на неё, но та с недовольством отвернулась, избегая моего взгляда. Да что с ней не так-то, а?

— Святая — вон та, большегрудая. — И Зеро со скучающим видом бросила взгляд на Лию. Полностью заворожённый Зеро владетель ошарашенно округлил глаза и в следующий миг отскочил от Зеро, пожимая теперь уже руку Лии.

— А-а, так это вы – Святая! Прошу меня простить. Похоже, мои неверные глаза обманулись излишней скромностью облика… Но вы, Святая Дева, тоже прекрасны.

Надо же, какой прыткий кавалер.

Ему, вероятно, уже за сорок, но движения закаленного тела ещё не утратили живости. Среди моряков таких полно. Пусть он здешний владетель, но почти наверняка ещё и моряк.

— Что же, прошу в мою карету. Опустим скучные формальности, просто позвольте сопроводить вас до моего замка. Разумеется, вместе с вашими компаньонами.

Несмотря на приглашение, мне, зверочеловеку, садиться в приготовленную владетелем карету, само собой, не позволялось.

Лия и её служанка, святоша и… почему-то Зеро пересели в карету управителя, мы же с Тио отправились следом в повозке. Я бы предпочел ехать вместе с Зеро, но она не выказала такого желания, и я промолчал.

— Скажи, дядя… — подал Тио голос с примесью любопытства, пока мы тряслись в повозке.

Я, вдыхая аромат моря полной грудью, весь обратился в слух.

— Тебя ведь наняла Зеро, верно? Так почему ты добр только к Святой Деве?

— Ты про то, что я нёс Святую? Ну а что еще оставалось?

— Да и в повозке всё время придерживал её. Зеро крайне недовольно смотрела, знаешь?

— Ну это же чтобы та вдруг не выпала из повозки.

— Может, оно и так, но тогда обязательно и на Зеро внимание обращай.

— Прости, но я совсем не понимаю, о чём ты.

— Эх блин! Не смыслишь ты в девичьих чувствах!

Да с чего бы. И вообще, не так уж и часто я общался с женщинами.

В случае с Зеро сомневаюсь, что у той вообще есть девичьи чувства. У Зеро, которая живет, руководствуясь исключительно логикой, есть особое умение - без колебаний уничтожать мои эмоциональные доводы.

— В общем! Как прибудем в город, будь добрее к Зеро. Это мой дружеский совет.

И когда это он моим другом стал?

Хотя спорить смысла не было, поэтому не стал. Пожалуй, Тио тоже мне по душе пришёлся.

Вскорости повозка прибыла к воротам Идэверны.

Особенностью здешнего градостроения является наличие водных путей, соседствующих с дорогами. И кораблики, курсирующие по этим путям, вроде как меняют цвет тента в зависимости от продаваемых товаров. Чаще всего попадались лодочки под красными тентами – предлагают еду, похоже.

Торговые суденышки, горожане, отоваривающиеся у них, а также радостные - видимо, только с корабля - путники и странники, придают городу оживлённости.

Если бы Зеро ехала с нами в повозке, то наверняка спрыгнула бы и пошла гулять по городу.

— Скажи… Тио. Ты знаешь, какой едой славится Идэверна?

— Разной. Например, иностранные посетители все хотят отведать огромной креветки Керзас, но как по мне, Фраголь вкуснее.

— Рыба?

— Да! Здоровенная рыбина! Используется в разных блюдах. Фраголь, конечно, водится всюду и не такая уж редкость, но в Идэверне её едят сырой.

— Рыбу… сырой?..

— Это вкусно. Мясо нежное и сладкое. Даже я, когда попал в Идэверну, подбирал косточки, которые на выброс, и обсасывал то, что на них осталось. — Лицо, разоткровенничавшегося Тио вдруг скривилось в отвращении. — А-а?.. Ты что, едой решил настроение Зеро поправить? Ничегошеньки ты не понимаешь, дядя. Если что и дарить девушкам, так что-то блестящее. Блестящее!

— Ты о драгоценностях? К сожалению, с ней это не работает. У неё побрякушек и так чересчур много.

— Не понимаешь ты. — Тио почесал усыпанный веснушками нос.

Что именно я не понимаю? И что же при этом можешь знать ты? Впрочем, когда говорят с такой уверенностью, невольно подумаешь иной раз: «Вот оно как». Ну, в любом случае, я о девушках не знаю ровным счетом ничего.

— Речь не о том, много или нет, а о том, что от парня их получить приятнее, нет? И важно здесь чувство, вложенное в подарок. Чув-ство!

— Так если вопрос в чувствах, то и еда сойдёт.

— Но ведь лучше, если это что-то долговечное! Ну и чурбан же ты!

Чурбан, да?..

И где только этот малец выучил такое словечко.

Вздохнув, я вновь перевёл взгляд на улицы. Вокруг сновали сильно загоревшие моряки; практически на всех татуировки, чтобы как-то выделиться. Особенно часто на глаза попадаются изображения богини. Реже якоря и цепи… А из совсем редких — козёл, пожалуй.

— Козёл?..

Несколько в иной стиле, но вроде как на разбойниках тоже был вытатуирован он же. Я-то думал, что это метка принадлежности к разбойникам, но, быть может, это одна из значимых в республике Крейон татуировок.

— Тио… У тебя есть татуировка с козлом? — непринуждённо спросил я.

— Нет. — так же непринуждённо ответил Тио. После чего хитро прищурился: — Дядя, ты что, думал, раз я был на побегушках у разбойников, то и на мне есть татуировка козла? Наоборот. Люди с такой татуировкой и становятся разбойниками.

— Что?

— Знаешь, в крепости Лортас собираются те, у кого есть эта наколка. Обмениваются слухами и приводят других с собой.

— Что это за сборище такое?.. Да и потом, у тебя такой татуировки же нет.

— У меня нет. Но вот у матери есть.

То есть мать Тио и по сей день среди разбойников, так?

Но Тио же вроде как просил его взять, чтобы «вернуться к семье, живущей неподалёку от святого города». И если мать Тио в числе разбойников, то что же это за семья…

— Постой-ка. Ты говорил, что у тебя неподалёку от святой столицы дом… Неужели ты о цитадели Лортас говорил?!

Ведь прибежище разбойников - вроде как раз расположенная неподалёку от святого города Агдиос цитадель Лортас. И раз там мать Тио, то выходит, что дом Тио — та самая крепость.

— Именно так, — улыбнулся Тио.

То есть, скрывшись от разбойников, он в одиночку собирался вернуться в цитадель Лортас.

— Пусть мой совет запоздалый, но не вздумай ляпнуть это при святоше, понял?..

— Да ладно тебе. Ну и потом, я вот думаю, может, мне уже и не стоит возвращаться.

— Но тебя же мать ждёт? Так что возвращайся.

— Неа… Уже не ждёт. Да и потом, у меня есть мечта. Которой не сбыться, пока я в стенах крепости…

— Мечта?

— Секрет! Мне мама говорила, что если рассказать кому-то, то не сбудется.

Внезапно лошадь громко заржала, и повозка встала. Потому что… ехавшая перед нами карета с Зеро и остальными… тоже остановилась.

Я свесился, чтобы понять, в чём дело, и увидел молоденькую девушку, даже скорее девчушку, которая, разведя руки в стороны, перегородила карете проезд. Кучер немедля соскочил со своего места и попытался сдвинуть девушку, но та налегла на него всем весом и не поддавалась. И в какой-то момент закричала:

— Почему, господин владетель?!

«Почему предали? Я же доверяла вам», - вот что она вопрошала. Голосом, исполненным злобой и печалью. Голосом, услышав который, мимо не пройдешь.

Кучер попытался заткнуть девушку, прикрыв ей рот рукой. Но та укусила его за кисть и высвободилась, после чего вновь прокричала в сторону кареты:

— Зачем вы впускаете эту ведьму в замок?! Ведь мой отец мёртв по ее вине! Неужели те слёзы, что вы пролили вместе с нами, — ложь?! Неужели ваши слова, что не простите ведьму, зовущую себя святой, были обманом? И теперь, когда вы в затруднительном положении, вы склонитесь перед этой подозрительной женщиной?! Ответьте, пожалуйста! Господин Торрес!

Ведьма, зовущая себя святой… это про Лию.

Девушка, пытавшаяся разглядеть в повозке святую, напомнила о разбойниках, тоже называвших её ведьмой.

По вине Лии умер отец этой девушки?.. Почему? И как это Лия, которая по идее только лечит, убила человека? Или дело в том, что некому было оказать помощь, так как доктора уехали? Как в случае с отцом Тио.

Ища Зеро, я взглянул на остановившуюся впереди карету. В этот момент из нее шустро выскочил сам владетель.

— Парсель! Ну зачем ты вытворяешь такие глупости!..

Управитель уставился в полные слёз глаза девушки, руки которой крепко сжимал кучер. Её колени подогнулись, будто она еле держалась на ногах.

— Глупости творите здесь вы! Купиться на обман ведьмы – самая что ни на есть глупость.

— Придержи язык, Парсель.

Грубо ухватив девушку за воротник, он выдернул ее тоненькую фигуру из рук кучера и притянул к себе. С губ девушки слетел испуганный крик.

Заставив её смотреть прямо ему в лицо, владетель с крайне серьёзным видом воззрился на девушку. И шевельнул губами. Очень тихим, еле слышным, придушенным голосом он произнес, кажется:

— Доверься мне.

Всего после одной этой фразы лицо девушки тут же подобрело.

— И…

Заметив, как падре вышел из кареты, владетель воздел свою длинную руку.

— Прикуси язык, неверующая!

Он ударил девушку по щеке со звучным хлопком - та осела на землю.

— Г-господин владетель! — воскликнул в панике святоша. По идее, он не мог видеть случившегося, но, вероятно, предположил по звуку. — С тем, что народ сомневается в святой, ничего не поделать. Конечно, это не значит, что на такое можно закрыть глаза, но применять силу к молоденькой девушке…

— Нет-нет, что вы, уважаемый падре. Оскорбления в адрес Церкви и Святой иной раз караются смертной казнью. А поскольку она публично назвала Святую Деву ведьмой, хотя бы такое наказание — необходимо… Поэтому умоляю: сделайте вид, что вы ничего не слышали. Она просто немного утратила разум после недавней смерти отца, моего садовника.

Святоша пробормотал коротенькую молитву.

— Если не сделать кого-то виноватым, то принять смерть близкого невозможно… Даже я подобное испытал.

Помогая встать упавшей девушке, церковник смиренно улыбнулся. Смотрится как воистину добросердечный священник.

До этого Лия говорила, что он «добрый человек». Быть может, святоша действительно добрый и ласковый со всеми, кроме зверолюдей. Вот поэтому-то учение церкви и жуткое, раз доходит до столь жестоких заявлений как: «Зверолюди — не люди». Хотя обычно церковники заявляют: «Чтобы искупить грехи и очистить душу, живи, посвятив себя служению», не опускаясь до слов: «Немедля умри»…

— Однажды наступит день, когда ты усмиришься, приняв смерть как факт. И да пребудет с тобой покровительство Богини, — промолвил святоша обычное благословение и, проводив девушку на обочину, вместе с владетелем вернулся в карету.

Чуть позже повозка без задержек достигла замка. Он выстроен совсем близко от моря, молочно-белые стены отчётливо видны даже издали. Быть может потому, что морской бриз разъедает метал, украшен замок крайне скудно - лишь расставлены развеваемые ветром флаги с изображением моря и кораблей.

Покуда Лия занималась лечением сына владетеля, нас с Тио развели по разным комнатам.

Тесная комнатка, из мебели - лишь стол да четыре стула. Стены и пол из голого камня, отчего кажется, будто меня поместили в тюрьму.

Поскольку Зеро ехала в одной с Лией карете, то она умудрилась присутствовать при лечении. Только теперь до меня дошёл замысел Зеро.

Она собиралась ещё раз взглянуть на чудеса святой вблизи, чтобы узнать о её магии. Зверочеловеку присутствовать при лечении сына владетеля никак нельзя, но обычному человеку этого запрещать причин нет.

Попытайся я влезть в их дела, наверняка бы схватился со святошей, но к притворщице-незнайке, которую строит из себя Зеро, и церковник, и Лия наверняка отнесутся с добротой и объяснят. Поэтому она и уселась в карету с Лией, будто так и должно быть. Вот она ведьма. Не ошибается.

Ну а Тио, как только мы остались наедине, начал высказывать жалобы в адрес владетеля:

— У-у-у. Смотреть тошно. Что это с ним? Только потому, что он владетель, важничает. Зачем так сильно бить просто за то, что она назвала святую ведьмой?

Я горько улыбнулся на сей воистину детский взгляд на случившееся.

— Вовсе не так, Тио. Владетель наоборот – защитил ту девушку.

— Ты что говоришь-то? Он же со всей дури ударил её!

— Именно потому, что владетель заранее притянул ту девушку и наказал, вышедший позже святоша промолчал. Да и потом, не так уж и сильно он её ударил. Просто звук громкий вышел.

— Ты что, защищаешь богача?! — надулся Тио.

Дело вовсе не в том, что он богач… Немного подумав, я стукнул друг о друга раскрытые ладони. То есть хлопнул. Раздался звучный хлопок, и Тио испуганно подпрыгнул.

— Че-чего это ты?

— Вот так и сделал владетель с давешней девушкой. Звук, конечно, громкий, но пощечина гораздо слабее полноценного удара.

Тио недовольно поморщился и уже сам хлопнул в ладоши. Кожа на них слегка покраснела, но то, что и боль, и краснота сразу же исчезнут, Тио понимает, наверное.

— Но ведь удар по лицу отличается от удара об руку?

Верно… поэтому-то владетель и ударил ладонью. Если бы он хотел действительно наказать, то мог бы и кулаком ударить. Да тут и кулаком было бы к лучшему, ведь даже если за оскорбление Церкви сядешь в тюрьму, то она покажется милым местом.

Но владетель решил обойтись малой кровью. Чтобы закончить всё единственной пощечиной, он ударил девушку на глазах у толпы. Воззвав тем самым к милосердию церкви. Всем своим видом говоря: «Как вы и видели, она уже понесла кару. Прошу вас о снисхождении».

Хоть и выглядит крайне беспечным, он на удивление прозорлив.

— То есть, не ударь владетель эту девушку, то тогда падре ударил бы её кулаком?

— Как знать. Понятия не имею… Но, может быть, и ударил бы.

— Как странно.

Тио шумно взъерошил волосы и уселся за стол.

Однако же. Та девушка, выскочившая перед каретой… Она с уверенностью заявила, что Лия — ведьма. Я могу понять, что ей хочется взвалить на кого-то вину за смерть близкого. Беспокоит меня не она, а владетель.

«Неужели ваши слова, что не простите ведьму, зовущую себя святой, были обманом?» Девушка точно произнесла это. На что владетель ответил ей: «Доверься мне».

То есть владетель считает Лию ведьмой? А раз так, зачем вызвал для лечения больного сына именно её? Или ему всё равно, кто спасет его сына - ведьма или святая?

Разбойники, дочь садовника, владетель. Почему они считают Лию ведьмой?

На какое-то время я озадачился этим, но в итоге сдался, не в силах найти ответ.

Комментарии