Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Банда Хасэ

Итак. Бежали дни, а вместе с ними неумолимо наступали главные школьные мероприятия.

Всего три дня назад в моем колледже Дзёто прошел Спортивный фестиваль, и теперь все классы и клубы сосредоточились на подготовке к Культурному.

— Инаба! — затормозил рядом со мной Хасэ и с улыбкой протянул мне шлем. — Садись. Поехали.

Сегодня в старшей школе Хокуё Рэймэй, где учится Хасэ, Культурный фестиваль. В прошлом году фестивали в Хокуё и Дзёто совпали по датам, поэтому я не смог выбраться, но в этом он проходит у них на две недели раньше, чем у нас.

От меня требовалось приехать на ближайшую к школе станцию, откуда меня и забрал Хасэ. Гнать на мотоцикле навстречу ветру под ясным небом — неописуемое удовольствие.

До Хокуё мы добрались минут за десять. Да уж, сразу видно частное учебное заведение для детей богачей — внушительное здание в стиле модерн, скорее напоминающее Белый дом, чем старшую школу. По сравнению с непритязательным на вид Дзёто — просто небо и земля.

— Наконец-то смогу как следует оценить ваш Культурный фестиваль, — заметил я, слезая с мотоцикла на стоянке.

— Но ты ж был в первом классе?..

— Я тогда побыл совсем недолго и на подработку уехал.

— А-а, точно. Мы только глянули на все мельком.

Хасэ вдруг отвесил поклон, будто дворецкий.

— В таком случае, позвольте сегодня сопровождать вас в неторопливом путешествии по Хокуё Рэймэй.

— Ха-ха-ха!

В школе Хасэ учатся лучшие ученики со всей страны, и Культурный фестиваль здесь тоже особенный.

— Кто-то выкладывается на полную, а кто-то вообще ничего не делает, середины не бывает, — вздохнул Хасэ.

Так как почти все здесь происходят из богатых семей, у них свои взгляды на развлечения. Одни считают, что нет никакого смысла тратить время на «какой-то там» Культурный фестиваль, поэтому соорудят что-нибудь на скорую руку, напишут отчет, и на этом все. Но встречаются и такие, которые благодаря своим лидерским качествам сплачивают одноклассников вокруг какой-нибудь грандиозной идеи.

— Вот и на моей параллели есть один выдумщик, в позапрошлом году они всем классом делали презентацию про паразитов, в прошлом — ставили пьесу, а в этом устроили кафе с горничными.

— Весело, должно быть.

Мы засмеялись. Класс Хасэ, кстати говоря, подготовил презентацию на тему «Исследование взаимозависимости между личностью премьер-министра и развитием экономики» (в итоге мы на нее так и не сходили).

— Мне просто не хватило времени, чтобы еще и с классом что-то делать, а так хотелось, конечно, замутить напоследок что-нибудь поинтереснее, — усмехнулся Хасэ. И непонятно было, серьезно он или лукавит. — Зато со школьным советом мы оторвались. Тот самый выдумщик, кстати, постарался. Его Гото зовут. Организовал конкурс с переодеваниями.

— Что?! И это в вашей суперсерьезной элитной школе?!

— Скажи же, неожиданно?! Но даже без уговоров желающих оказалось много. В последний день фестиваля будет жарко!

— А ты тоже участвуешь? Я бы за тебя проголосовал!

— Ага, разбежался!

Хасэ как президент школьного совета ни в чем не принимает участия. А жаль. Они с его старшей сестрой Мигивой-сан — одно лицо, а она очень красивая… Переоденьте Хасэ девушкой — и он тоже наверняка будет пользоваться бешеным успехом. Но если я это скажу, мне точно попадет.

Если не брать в расчет исключения, подобные конкурсу с переодеваниями, в этом суперэлитном заведении для больших умников почти не было стандартных для Культурного фестиваля в любой другой старшей школе развлечений вроде кафе, киосков, развалов и прочего в этом роде. У нас в Дзёто, к примеру, даже устраивают подобие базара, где продают собранную по району дешевую мелочевку (старые журналы, одежду, овощи и так далее), поэтому к нам часто заглядывают домохозяйки или приходят целыми семьями. Но здесь взрослых среди посетителей почти не было, зато кишмя кишели девушки (не только ученицы Хокуё) и молодые женщины с фотокамерами.

— Вышли на охоту, — бросил Хасэ.

Вот оно что. Ну да, здесь же все-таки учатся богатые (этот пункт — ключевой) наследники, чье светлое будущее, считай, обеспеченно. Вот студентки и старшеклассницы (а я заметил и немало девиц из средних школ) и бродят вокруг с горящими глазами, точно выслеживающие добычу охотницы.

— Их мотивы понятны, но зрелище это жалкое, — холодно добавил Хасэ.

И тут…

— Извините, пожалуйста, можно вас сфотографировать? — подскочили к нему несколько девушек.

— Конечно, я не против, — с обворожительной улыбкой ответил он.

Но на этом все не закончилось.

— Возьмите, пожалуйста!

Девушки насовали ему листочков с номерами телефонов и адресами электронной почты (среди которых затесалась одна визитка с домашним адресом — ну не идиотка ли?).

— Спасибо, — все с той же неизменной приветливой улыбкой поблагодарил Хасэ, а секунд через десять без малейшего сожаления выбросил их в урну. Очень на него похоже. Эх, дамы, учитесь тщательнее выбирать мужчин!

Из всех презентаций по политике, экономике и истории (а их среди проектов в Хокуё было подавляющее большинство) мое внимание привлекла только одна — «Культура отаку с точки зрения современной экономики».

— Мда уж… — простонал я, окинув взглядом класс, отведенный под демонстрацию презентаций. — И это проекты «на скорую руку»?.. Сразу видна разница в уровне подготовки.

По мне, так это были вполне себе достойные научные статьи с теоретической и практической частями, с графиками и диаграммами. Несколько взрослых с большим вниманием их изучали.

— Ну, здесь все разбираются в этих делах, поэтому и накропать что-то на подходящую тему труда не составляет.

— Зато кафе организовать или пьесу поставить — это целый подвиг.

— И не говори.

Мы засмеялись.

В коридорах к Хасэ то и дело бросался кто-нибудь с восклицанием «Президент!». Парни с нескрываемым уважением, девушки — с восхищением. Мне и самому в чем-то льстило оказываемое другу внимание и доверие. Даже в таком элитном обществе Хасэ умудрился отличиться — он занимал пост президента школьного совета четыре срока подряд.

— Но и этому уже скоро конец, — с легкой ностальгией в голосе прокомментировал Хасэ. Для него на позиции президента этот Культурный фестиваль станет последним школьным мероприятием. Как, собственно, и для меня, даже и без всякого президентства. После Культурного фестиваля до конца второго триместра будет рукой подать, а в третий мы практически и не учимся.

— Здорово было, — сказал я.

Хасэ усмехнулся.

— А уж с твоей богатой на события жизнью время так вообще, наверное, пролетело незаметно.

— Это точно…

Я столько пережил за эти три года, что у других на это и трех десятилетий не хватит. Они были бурными, очень и очень бурными.

Мы решили попить кофе в том самом кафе с горничными.

— Йо, Хасэ! — перекрыл нежное девичье щебетание густой бас.

— Гото! Ты что творишь?! — Хасэ захохотал.

— Я ж это предложил, вот мне и отдуваться, — отозвался парень в платье горничной, которое смотрелось на нем на удивление органично, и сделал довольно милый книксен.

— Инаба, это тот самый чудак Ёсики Гото. Гото, это мой старинный друг Юси Инаба. Учится в Дзёто.

Мы с Гото пожали руки.

— Раз знакомству!

— А тебе идет, — похвалил я.

Гото подмигнул.

— А то! Наше кафе пользуется успехом. У нас же тут скучно, посмотреть особо не на что.

— Ха-ха, есть такое.

— Слышал, у вас в колледже на фестивале всегда кучу кафе и магазинов открывают? Сразу видно бизнес-колледж.

— Он у нас через две недели, приходи посмотреть.

Мы немного поболтали втроем за кофе.

Гото, как и все в этой школе, был умен и происходил из состоятельной семьи, но в нем чувствовалась практическая жилка. Ясно, почему он пришелся по душе Хасэ. Наверняка мой друг уже прибрал его к рукам.

Когда с прогулкой по Хокуё было покончено, Хасэ, пообещав показать еще одно интересное место, повез меня назад к станции.

Оставив мотоцикл, мы свернули на улочку, полную баров. В самом ее конце пряталось старое кафе, на входе в которое стояли двое с высветленными волосами и пирсингом в носах. Обычные на вид отморозки, но, по крайней мере, школу не забросили, судя по штанам от школьной формы. Один из них оттолкнул Хасэ, когда тот попытался зайти внутрь.

— Частная вечеринка. Не лезь.

— И вообще не шатайтесь тут. Проблем хотите? — процедил второй.

В их глазах мы с Хасэ явно представали «обычными школьниками», и именно это их и бесило. Что им «обычными школьниками» уже никогда стать не светило.

Хасэ тихо фыркнул и закричал в сторону входа:

— Китадзё! Ты там, Китадзё?!

Отморозки, побагровев, обступили его.

— Ах ты… Ты хоть врубаешься, к кому обращаешься, урод?!

— Тебе не жить!

Хасэ легко увернулся от летящего ему в лицо кулака.

Из кафе вышел еще один.

— Отошли от него, живо! — рявкнул он.

Отморозки так и застыли в испуге.

— Йо, Сиракава, — поприветствовал парня Хасэ.

Тот поклонился.

— Здравствуйте, Хасэ-сан.

— Подумал, дай-ка загляну, он же наверняка сегодня здесь, да и у меня время свободное.

— Вы очень вовремя. Он как раз хотел вам звонить.

— Удачно я момент подгадал. Со мной сегодня друг.

— Пожалуйста, проходите.

Мы зашли в кафе. У встретивших нас отморозков были такие глупые физиономии, что я едва удержался от смеха.

Внутри царил полумрак, усиленный густой пеленой сигаретного дыма.

— Эй, окна откройте, — приказал Сиракава.

Вальяжно развалившиеся на диванчиках парни вскочили, будто ужаленные, и бросились к окнам. Всего их в зале было человек двадцать. В разной одежде, но все примерно одного возраста (хотя чисто на лицо кое-кто казался и заметно старше). Судя по развязным телодвижениям и тяжелым взглядам, мы оказались в логове отморозков-гопников.

В глубине кафе сидел крупного телосложения парень со стрижкой под машинку и небольшой бородкой на суровом лице.

«А это, видимо, босс».

На столе перед ним лежала гора окурков, стояла кружка с кофе, а рядом с ней — бутылка бренди. Еще там зачем-то лежала толстая книга…

«Англо-японский словарь?!»

Босс, не отрывая хмурого взгляда от журнала, сказал:

— О, Хасэ, ты прям знал, когда прийти. Садись.

Хасэ совершенно спокойно пошел мимо оставшихся стоять отморозков. Я двинулся следом. Несколько ребят с ним поздоровались, остальные недоуменно зашептались: «Это еще кто?».

— Давно не виделись, Китадзё.

Хасэ присел на диван рядом с боссом. Я по подсказке Сиракавы опустился на диванчик напротив них. Лишь после того, как Сиракава сел рядом со мной, остальные отморозки зашевелились, рассаживаясь. Нам принесли кофе.

— У меня к тебе вопрос, — дымя сигаретой, сказал Китадзё.

По всей видимости, он тоже входил в «банду Хасэ». Я впервые встретился с ее членами.

— Какой?

— Вот, смотри, понятия не имею, что это…

Китадзё показал Хасэ… кроссворд. И не просто кроссворд, а…

«Английский?!» — изумился я про себя.

Глядя на окружавших его отморозков, никогда бы не подумал, что этот босс Китадзё любит в свободное время разгадывать английские кроссворды. Так вот зачем ему словарь.

— Ну-ка, ну-ка… — Хасэ скользнул взглядом по странице. — Ого, ничего себе вопросы…

Китадзё самодовольно хмыкнул.

— Тут что-то про живот тюленя, но я не врубаюсь… Ферментация птицы, чего-то там… Это какое-то блюдо?

— Ага, — кивнул Хасэ. — Называется кивиак.

— Кивиак? Это еще что?

— Традиционное блюдо инуитов. Тюленя фаршируют тушками чаек и оставляют разлагаться.

— О-о, — уважительным хором отреагировали отморозки.

Китадзё задумчиво почесал подбородок.

— Всё-то ты знаешь.

— Это одно из трех самых вонючих блюд на планете. Штука довольно известная, — легкомысленно улыбнулся Хасэ и достал мобильный. — Погоди, проверю, как пишется.

Китадзё заполнил последние пустые клетки.

— Ответ был «Power balance»! Наконец-то решил! — довольно объявил он.

Отморозки разразились аплодисментами.

Наблюдать за Хасэ и Китадзё было очень странно: они ведь две противоположности, «богатый наследник» и «гопник», но вот поди же ты, сидят рядом, улыбаются друг другу.

— Китадзё, знакомься, мой друг Инаба. Инаба, Китадзё учится в третьем классе Дзёнана, глава местных хулиганов.

Дзёнан вот уже много лет считается альма-матер отморозков всех мастей. Поговаривают, что к ним даже якудза заглядывают, зазывают к себе.

— Даже у тебя, Хасэ, есть друзья среди обычных парней. Хотя чему я удивляюсь? — раскатисто захохотал Китадзё.

— Инаба тоже налегает на английский.

— О-о, так мы с тобой в одной лодке, my friend. How long have you studied English?

На мгновение я опешил — с такой бандиткой физиономией (нехорошо, конечно, так говорить) вот так запросто перейти на английский, да еще и с неплохим произношением!

— А… эм-м… Only three years. Since I was admitted to a highschool.

— I see. Same as I.

— О-о! — с уважением протянули отморозки.

С лица Хасэ не сходила улыбка.

— Мне о Китадзё знакомый рассказал, они с ним на одни курсы разговорного английского ходили. Поражался, что якудза английский учит.

Китадзё опять захохотал.

Как я понял, его отец действительно состоял в клане, но сам Китадзё, хоть ему и не занимать силы и мужества, что и притягивает к нему отморозков, гангстером становиться не собирается и планирует поступать в университет.

Он хлопнул Хасэ по плечу.

— Этот парень первый, кто заговорил со мной без малейшего страха.

Китадзё любит английский, поэтому и пошел на курсы, хотя из-за внешности даже учителя его сторонились. Но он терпел. И тут появился Хасэ.

— Хочешь, я буду учить тебя английскому? — предложил он.

Хасэ, наслушавшись рассказов о Китадзё от знакомого, решил, что он идеально впишется в его «банду», а тот в свою очередь сразу распознал под смазливой внешностью коварного злодея (я про себя покатился со смеху: как говорится, рыбак рыбака).

Хасэ вбил в Китадзё основы, и теперь он продолжает учиться уже самостоятельно.

— Мне запала в душу его идея создать крупную международную компанию, и чтобы я служил там на передовой, — признался Китадзё.

— Только представь, как иностранные партнеры выпадут, когда человек с твоей внешностью заговорит с ними на чистом английском… Вот это будет круто.

И эти двое довольно заржали.

Да, отец Хасэ, будучи первоклассным бизнесменом, готовит из сына достойного преемника… Но сам Хасэ лелеет мечту когда-нибудь превзойти его и для этого уже сейчас формирует себе команду из подобных Гото «выдумщиков» и «обладающих не только мозгами, но и физическими данными» ребят вроде Китадзё (плюс толпы отморозков, которая потянется вслед за своими боссами).

С их помощью он надеется когда-нибудь поглотить отцовский бизнес. С отцом-предпринимателем и дедом-политиком по матери перед Хасэ и так, считай, открыты все двери, но этого ему мало: он не против обзавестись связами и в криминальном мире.

Члены «банды Хасэ» — не просто его подчиненные, они его верные соратники и готовы ради него на все.

Сомневаюсь, что сместить директора крупной компании можно исключительно законными способами, а значит, Хасэ готов к рискам… и грязным приемам. Но заниматься бизнесом на международном уровне — это уже само по себе опасное приключение.

Решимость Хасэ добиваться своего любыми средствами передается таким парням, как Китадзё, заставляя их выходить вперед и «брать огонь на себя».

Сегодня я впервые познакомился с членами его команды… Да, пока они лишь старшеклассники, но лет через десять или двадцать они станут ему крепкой опорой.

У меня даже мурашки по коже побежали от этих мыслей. Я впервые собственными глазами увидел, как Хасэ упорно движется к мечте.

До этого он никогда не открывал мне эту сторону своей жизни, так как знал о моем желании стать «самым обычным госслужащим». Не то чтобы это изменилось. Но раньше я собирался пойти работать сразу же после колледжа, тогда как у Хасэ впереди еще университет, поэтому он решил предоставить меня самому себе и не навязывать мне свою мечту. Хотя и признался однажды, что видел во мне свою правую руку. Отстраняя меня, он как бы создавал во мне «островок спокойствия» для себя.

Но я рад, что сегодня он приоткрыл мне свои планы.

— Подумал, почему бы и не рассказать немного, хуже не станет, — сказал он на прощание.

Даже перестав быть «самым обычным человеком» из-за встречи с «Пти», даже решив вместо трудоустройства сразу после окончания колледжа продолжить учебу в университете, я все равно планирую стать госслужащим или предпринимателем. Это мой долг перед погибшими родителями.

Но…

Работать в крупной международной компании и бросать вызов миру в качестве правой руки Хасэ… А почему бы и нет?

Мои возможности — безграничны.

Судьба — непредсказуема.

А будущее бескрайне, как сам мир…

— Спасибо за сегодня, Хасэ. За то, что на фестиваль позвал, и особенно за то, что познакомил с Гото и Китадзё, — поблагодарил я друга.

Он кивнул.

— Теперь буду ждать тебя у нас в Дзёто, — добавил я.

— Наконец-то увижу Тиаки-сэнсэя. Жду не дождусь. Ты же нас представишь?

— А то.

Я смотрел в спину удаляющегося Хасэ и чувствовал, как гулко бьется в груди сердце.

Комментарии