Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Связанные судьбы

Это случилось за неделю до конца каникул.

Когда я вернулся из колледжа, Хасэ встретил меня словами:

— Тебе пора развеяться. Сходи завтра куда-нибудь. Я б составил тебе компанию, но появилось одно срочное дело… На, возьми, вдруг пригодится.

Он выдал мне стопку билетов в музеи, на выставки и прочие мероприятия, среди которых даже затесался один билет в кино. Семье Хасэ постоянно шлют рекламные проспекты и приглашения.

— Кстати говоря, я за все лето нигде и не был. Даже в кино ни разу не сходил.

— Вот и прогуляйся в кинотеатр, попей кофе, пошатайся по улицам, — легкомысленно посоветовал Хасэ.

— Так и сделаю, заодно и в книжный загляну, — согласился я тоже без всякой задней мысли.

Кто же знал, что все так обернется…

После неспешного обеда я сел в электричку и просмотрел полученные от Хасэ билеты, размышляя, куда пойти.

«В кино сегодня ничего интересного…»

Сойдя на станции, я решил для начала зайти в крупный книжный магазин. За блужданиями по его бесчисленным отделам время пробежало незаметно.

«Ого, уже полчетвертого?!»

День выдался жаркий, в горле у меня пересохло.

Я уже собрался сесть за столик какого-нибудь кафе, но тут заметил у дороги ларек, продающий лимонад, и недолго думая взял себе большой стакан. От холодного напитка меня отвлек автомобильный сигнал.

— Йо.

— Тиаки?!

В остановившейся напротив меня красной машине сидел Тиаки.

— Вы что тут забыли, сэнсэй?

— Из колледжа возвращаюсь. У учителей каникул нет.

— А что вы там делали? По информатике и бухучету дополнительных занятий нет, я был уверен, что вы отдыхаете.

— Будто у учителей другой работы нет, кроме уроков. А ты сам как, занимаешься?

— Между прочим, я впервые за все каникулы вышел проветриться! Голова уже дымиться начала!

— Хе-хе. О, лимонад!

Заметив стакан в моей руке, Тиаки вышел из автомобиля.

— Маленький стакан, пожалуйста.

Я не сдержал вздоха: даже покупая лимонад в придорожном ларьке, он все равно выглядел стильно.

— Прикольная машина. Что за марка?

Автомобиль у Тиаки был пятидверный, но компактный, с покатым ярко-красным кузовом.

— М? Ситроен.

— Ситроен?!

Ну очень на него похоже. С его деньгами он спокойно может позволить себе и «Мерседес-Бенц» и «BMW», но выбрал «Ситроен».

— Ситроен С3. Хотя обычно я езжу на С6.

— У вас две машины?!

— Для дальних поездок С6 удобнее за счет вместительности. И ездить на нем приятнее. А эта мелочь как раз для работы.

— Легко вам рассуждать.

— Она не такая уж дорогая. Всего-то два миллиона.

— Вот я и говорю: легко вам рассуждать!

— У моих родителей вообще четыре машины на двоих! И все «Мерседес-Бенц». Хотя дизайн у них так себе, как думаешь?

— Как я думаю?..

Чертов богатый наследничек. Мне если и мечтать о хоть каком-то автомобиле, то явно о бэушном!

Тиаки, морщась, отпил лимонад.

— Вы чего скорчились весь?

— Все эти лимонные кислоты — не мое, хотя кислое само по себе люблю, — хрипло отозвался он и кашлянул.

— Но слушайте, удивительное все-таки совпадение. Я сюда постоянно наведываюсь, по магазинам пройтись или кино посмотреть, но еще ни разу не встречал здесь учителей. А вы тут по какому-то делу?

— Да нет, никаких дел, думал к другу заглянуть, он работает чуть дальше отсюда.

— Ясно… Хе-хе.

— Чего?

Я подвинулся к нему.

— Угостите чем-нибудь, сэнсэй!♪ Я бы от мороженого не отказался!

— И это, по-твоему, умоляющий тон? Меня аж в дрожь бросило.

— Знаете, как я рад встретить учителя вне дополнительных занятий?!

Тиаки фыркнул.

— Что, так много занимался?

— А то! Еще и друг возомнил себя репетитором-садистом, чуть ошибусь — по башке от него получаю! Сам уже не рад, что решил в университет поступать.

— Ха-ха-ха-ха!

— Поскорее бы второй триместр, хоть отвлекусь на Спортивный и Культурный фестивали, — вздохнул я.

Тиаки прищурился.

— Ладно уж. Залезай.

— Ура!♪

И вдруг…

— Тиаки-тян! Тиаки-тян!!! — донеслись до нас знакомые до боли восторженные вопли.

Тиаки только успел обернуться, и в следующий миг его едва не сбили с ног.

— Бху!..

— Тиаки-тя-я-ян!!!

Тасиро.

— О-о! О-о-о! Настоящий! В первый раз вижу вас не в колледже! А-а! У-у! Как же здорово! Такая удача!!!

Тиаки держась за живот, судорожно откашливался.

Следом к нам подбежали Сакураба и Какиути.

— И правда! Тиаки-сэнсэй!

— Ой, и Инаба-кун.

— Трещотки…

— Что? Инаба? — наконец-то обратила на меня внимание Тасиро. — Ой, и ты здесь?!

Конечно, я же такой незаметный…

— Ой, а у вас что, свидание?! Мы вам помешали?! Нам уйти?!!

Мы с Тиаки каждый со своей стороны хлопнули Тасиро по голове.

— Вы куда-то шли? — спросил я Сакурабу и Какиути.

Те помотали головами.

— Просто гуляли.

— Угу. Перекусили, прошвырнулись по магазинам. Как раз думали, где еще время убить, и решили сходить на выставку антикварных украшений.

— Инаба-кун, а у вас свидание с сэнсэем?

— Хватит чушь нести. Мы с ним только что встретились здесь. Случайно!

Тиаки кивнул.

— Я из колледжа возвращался.

— Так вы все-таки бываете там! А мы по вам так соскучились! Вы бы заглядывали иногда на дополнительные занятия! — заныла Тасиро, откровенно его лапая.

Тиаки решительно оторвал ее от себя.

— Хватит с вас и других учителей. Они мне и так регулярно сообщают, как у вас дела. А в вашем классе проблемных ребят все равно нет.

— Чего напрягаться, если все хорошо, — кивнул я.

— Вот именно, — согласился Тиаки. — Если на то пошло, проблемные ребята в принципе на дополнительные занятия на каникулах не ходят. У вас-то какие могут быть сейчас проблемы кроме подтягивания успеваемости? Меня больше волнуют те, кого как раз в колледже не видно.

Тасиро томным взглядом наблюдала, как он закуривает.

— А что, кто-то все-таки создает проблемы? — с искренним удивлением в голосе спросила Сакураба.

Они с Какиути далеки от настоящего хулиганства.

— Мелкое воровство, алкоголь, курение, ночные гулянки… Стандартный набор, — протяжно выдохнул сигаретный дым Тиаки. — Но дело в том, что те, на кого действительно стоит обратить внимание, такой ерундой не занимаются. Ну попытается какой-то болван стащить что-то из магазина, его поймают с поличным, тут же прискачут родители, там же устроят разборки с неразумным дитятко, и, считай, проблема решена.

Он прав. Это такой возраст, когда тянет на вызов обществу, отсюда и выпивка, и сигареты, и гулянки допоздна. Подростки думают, что это круто, или что «все так делают», вот и совершают глупости, не думая о последствиях. Со временем это проходит.

Как говорит Хасэ, таким идиотам достаточно «как следует вправить мозги». Раз родители вырастили на свою голову изнеженного эгоиста, который не знает слова «нельзя», то пусть разок как следует по заднице получит, чтоб потом сидеть больно было. Ему это только на пользу пойдет. М-м? Детей нельзя бить? Чушь!

— Но в Дзёто сейчас по-настоящему проблемных нет. Любовь, дружба, непонимание с родителями — все как обычно. Хотя насчет первых классов не уверен, я их еще мало знаю, — добавил Тиаки.

— Мне тоже ничего сверх этого не известно, — уверенно заявила Тасиро.

С ее обширной информационной сетью мне порой кажется (и от этой мысли у меня мурашки по коже), что она знает абсолютно всё обо всех, так что ее словам можно доверять.

— Рад слышать, — Тиаки легонько хлопнул ее по макушке.

Остерегаться нужно тех, кто осознанно совершает преступления. Кто невозмутимо бросает в лицо полицейским, учителям и родителям: «Захотел — и сделал. Ну и что?». Это на них, как сказал Тиаки, стоит обращать внимание. Чаще всего причина такого поведения кроится в семье, и родители таких подростков, если их ловят на воровстве, не несутся сломя голову в магазин и не устраивают на месте разборки с «неразумным дитятко», чтобы раз и навсегда вправить ему мозги.

— Таких ребят узнаёшь с первого взгляда, — добавил Тиаки.

Помнится, в средней школе я часто слышал про себя, что у меня тяжелый взгляд, что со мной лучше не связываться… Хотя взгляд у меня такой с рождения, тут уже ничего не поделаешь. И вообще, дело тут совсем в другом.

В особняке не раз поднимали тему детей, которых не любили и которые безнадежно увязли в тоске и душевных страданиях.

Такие дети не доверяют взрослым, в том числе и родителям. Естественно, посоветоваться с учителями у них и мысли не возникает. Они закрываются ото всех, любую попытку сблизиться встречают в штыки.

— Они причиняют боль себе и другим, совершают преступления. Так они противопоставляют себя миру взрослых, — глядя на Художника, с улыбкой сказал Поэт.

Тот громко хмыкнул.

Он тоже был «трудным подростком», но смог это перебороть, открыв в себе талант к живописи.

А мне в этом помогли Хасэ и соседи по особняку.

«Человек ничего не преодолеет, не будь на то его воля».

И Поэт, и Рю-сан говорили об этом. Если человек сам не захочет, как бы окружающие ни пытались ему помочь…

— Что?! Вы собираетесь угостить Инабу мороженым?! Так нечестно, Тиаки-тян!

«Трещотки» обиженно надулись.

— Мы что, зря встретились?!

— Нас сама судьба свела!

— Мы тоже мороженое хотим!

Тиаки, понимая, что сопротивление бесполезно, лишь руками развел. От них одним мороженым не отделаешься, сэнсэй, вам впору предъявить судьбе счет.

— Кстати говоря… — я сунул руку в карман. — Куда вы там собирались? На выставку антикварных украшений?

— Ага!

Если мне не изменяет память, среди выданных мне Хасэ билетов… Есть!

— Держите приглашение. Дарю.

— Ух ты, везет! Спасибо, Инаба!

— Не придется тратиться на билеты!♪ Спасибо!

— Антикварные украшения? — Тиаки вытянул шею, рассматривая бумажный прямоугольник у меня в руке.

— Тиаки-тян, вы интересуетесь украшениями?

— У матери скоро день рождения, я как раз искал, чего бы такого подарить…

— Тиаки-сэнсэй, вы делаете маме подарки на день рождения? Надо же!

— А что? Это странно?

— Просто мужчины обычно… Не напрягаются на этот счет.

— Ну не знаю, у меня все друзья делают подарки родителям…

— Утти, ты в корне не права! — вмешалась Тасиро, покачав в воздухе поднятым указательным пальцем. — Мы же говорим о Тиаки-тяне! В его случае это — норма!

— А-а!

— У нас принято дни рождения справлять в кругу семьи. Не скажу, что прямо все родственники приезжают, но брат — он живет в Лас-Вегасе — тоже всегда подарки присылает.

Ого, прямо портрет «идеальной семьи». Они на самом деле существуют, и Тиаки рос в одной из них.

— Ух ты, у вас брат в Лас-Вегасе живет?!

— Круто!

— И работает там же?

По лицу Тиаки, на которого насели с расспросами «трещотки», было видно, что он сам не рад, что язык распустил.

— Ну, да, но… с его родом занятий в приличном обществе обычно не появляются… — усмехнулся Тиаки, закрывая тему.

Интересно, чем же занимается его брат?

— Ой, это приглашение на четырех человек! Тиаки-тян, идемте с нами! Купите что-нибудь с выставки!

— Вдруг что-нибудь приглянется для подарка!

— Павильон закрывается в пять, надо спешить!

— Инаба, а ты что собираешься делать? — Тасиро внимательно на меня посмотрела и ехидно улыбнулась. — Ну что ж, пока, Инаба!

— Эй!

Не то чтобы я так рвался на выставку, но все-таки!

— Нельзя же так, Тасиро, — улыбнулся Тиаки. — Идемте все вместе. Я за себя заплачу. И угощу вас мороженым, — вздохнув, смиренно добавил он.

— Ура!!!

— Счастье есть!!!

— Сегодня лучший день за все лето!!!

«Трещотки» от переизбытка восторга схватились за руки и запрыгали по кругу.

«Как всё удивительным образом совпало…» — подумал я.

Но порой череда совпадений оказывается знаком, предвещающим наступление события, что кардинальным образом повлияет на всю дальнейшую судьбу. Но часто люди понимают это, только когда всё уже позади. Когда беда уже случилась.

Что если бы мы встретились не сегодня?

Что если бы я приехал сюда раньше?

Что если бы по дороге мы попали в пробку?

Будто кто-то невидимый и всесильный свел нас вместе, заранее удовлетворив все условия: «трещотки» собрались на выставку, у меня оказалось приглашение, а Тиаки искал подарок на день рождения матери.

Как так получается, что отдельные судьбы вдруг оказываются связаны?

Что это — просто совпадение? Или знак грядущих перемен?

И как понять, что именно тебя ожидает?

Никто не знает ответа на эти вопросы.

Людям не остается ничего иного, кроме как смириться и пережить неизбежное.

На «Ситроене» Тиаки мы проехали примерно две остановки электрички к самому морю, на берегу которого стоял современный выставочный центр, издали похожий на соединенные вместе разномастные параллелепипеды.

Сразу за главным входом начинался просторный выставочный зал, завешанный черной тканью. Слева и справа тянулись ряды витрин, посреди зала стояли отдельные тумбы с экспонатами, прикрытыми защитными стеклянными коробами. Неяркое верхнее освещение и переливающиеся в лучах подсветки драгоценные камни создавали особую, немного сказочную атмосферу.

— Ух ты… Здесь все так по-взрослому…

— Ну так, выставка нацелена на людей с тугими кошельками.

— Не порть настроение своими сухими комментариями! — треснула меня по макушке Тасиро.

Я посмотрел на план здания. Планировка у него была примечательная: на первом этаже были сплошь выставочные залы, соединенные сеткой коридоров. Кажется, раньше здесь был музей, а теперь проводят разнообразные мероприятия. На втором этаже, поделенном на северную и южную части, были преимущественно служебные помещения и склады.

«А запасные выходы… Ага, нашел».

Каникулы каникулами, но на улице стояла жара, поэтому ничего удивительного, что посетителей на выставке было не так много. Кроме нашей группы были еще несколько женщин средних лет, молодые мамы с детьми, парочка — всего человек десять с лишним.

За стеклом витрин тянулись ряды усыпанных драгоценными камнями колец и кулонов.

— Я думал, раз антиквариат, будет дороже, — заметил я.

— Инаба, ну ты чего? Какой же это антиквариат! — засмеялись «трещотки».

— А что, нет?

— Это новоделы, просто дизайн такой, под старину, — пояснила Тасиро. — Хотя здесь наверняка где-то должен быть и настоящий антиквариат.

— С чего ты взяла? — посмотрел я на нее.

— Ничего, что на твоем приглашении была пометка «особое»? — вздохнула она. — По нему можно пройти в VIP-зал, где выставлены «особые товары».

— Вот оно что.

Что ж, логично: это приглашение отправили на дом Хасэ. А его семья в состоянии приобрести VIP-товары.

— Но нас туда явно не пустят: по нам сразу видно, что мы не настолько обеспечены, и приглашение нам кто-то дал.

«Трещотки» захихикали.

— Я его тоже от друга получил.

— Да я в курсе, — пожала плечами Тасиро. — Я этого твоего «друга» уже давно проверила.

Что?!! В смысле?! Это как?!.. Во дает, а…

— Ты бы поучился у своего друга и Тиаки-тяна, как вести себя в обществе.

Я взглянул на Тиаки, внимательно рассматривающего украшения.

— Куда мне до отпрысков благородных семейств… Кстати говоря, в понятие антиквариат ведь, по идее, и традиционные украшения входят? — во мне наконец проснулся интерес.

— А… — вдруг вырвалось у Тасиро, посмотревшей в сторону входа. — Девчонки…

Она зашепталась с Сакурабой и Какиути.

Я повернулся в ту же сторону и увидел двух девушек, на вид — старшеклассниц. Их лица показались мне смутно знакомыми.

«Фанатички Аоки!» — осенило меня.

Я глянул на Тасиро, та кивнула.

У Аоки есть, так сказать, постоянная «свита» из десятка фанатичек, остальных скорее можно записать в ее поклонницы.

Сейчас в выставочный зал зашли две из «свиты»: Кагава и Курода из класса «А». Обе были одеты аккуратно, но крайне скромно (я в моде не разбираюсь, но на фоне Тасиро с подругами они выглядели «серыми мышками»), и прически у них были одинаковые — прямая челка и волосы до плеч, так что с первого взгляда и не поймешь, кто из них кто.

Они, похоже, тоже нас заметили, судя по откровенно недовольным физиономиям. Недолго о чем-то пошептавшись, они с нарочито невозмутимым выражением лиц прошли мимо нас.

Вдруг у меня сердце сжалось от дурного предчувствия.

«А… Опять... Что-то надвигается… Что-то плохое… Но что?»

Эх, как было бы здорово, если бы я еще и понимал, откуда именно ждать опасность, но, даже будучи магом, я не настолько могущественен.

Что может произойти в этот самый обычный жаркий ясный день? В этом выставочном зале, куда нас привела череда удивительных совпадений? Еще не хватало, чтобы и эти фанатички напали на Тиаки с канцелярским ножом! Нет, не может быть, они тоже оказались здесь случайно.

«Случайно…»

Разве бывают такие случайности?..

Может, это знак?

Но кому?

— Повезло, школьники тоже есть, — услышал вдруг я, и от этого голоса у меня волосы на всем теле встали дыбом.

Я резко оглянулся, и в первую секунду никого не увидел. Но затем мой взгляд, скользнув сквозь дверной проем дальше на улицу, наткнулся на двоих мужчин. Крупного телосложения, один с короткой стрижкой, другой в синей бандане поверх бритой головы. Они стояли неподвижно, повернувшись в сторону входа.

На посетителей выставки украшений они были не похожи. Еще меня смутили их пиджаки, уж больно несуразно они на них смотрелись.

Это один из них сказал про «школьников»? Но они так далеко, а мне показалось, что я услышал это почти у себя под ухом…

— От них исходит отрицательная энергетика, господин, — выглянув из нагрудного кармана, тихо произнес Фул.

— Ты тоже это чувствуешь?

Атмосфера в выставочном зале накалилась. Не из-за присутствия здесь привидений или нежити, а из-за этих мужчин. Воздух натянулся, как струна, так бывает, когда в темном переулке натыкаешься на компанию отморозков.

Я повернулся к Тасиро с подругами, но их не увидел. Куда они делись?! Я подбежал к Тиаки, консультирующемуся с продавцом.

— Тиаки, где девчонки?

— Может, в туалете?

— Посмотрите в сторону входа. На двух мужчин, — шепнул я ему на ухо и бросился на поиски «трещоток».

— Учителям не следует уделять повышенное внимание отдельным ученикам.

— Повторяю еще раз, мы встретились случайно и случайно же сюда пришли! Ну да, он угостил нас мороженым, но что тут такого?!

— Аоки-сэнсэй бы никогда до такого не опустилась. Для учителей все ученики должны быть равны!

Тасиро с подругами спорили с Кагавой и Куродой перед туалетом.

— Хочешь сказать, если бы вы встретились с ней на улице во время каникул, она бы поздоровалась и тут же сделала вам ручкой? А вы, конечно, даже не предложили бы ей попить вместе чаю, ага, как же! — фыркнула Тасиро.

Кагава и Курода не нашлись, что ответить.

— Вы просто нам завидуете, что мы близко общаемся с Тиаки-тяном! Завидуете, что он не держит нас на расстоянии! В отличие от вашей Аоки-сэнсэй!

— Чему тут завидовать?! — вспыхнув, закричала Кагава.

— Эй! Вы что тут устроили? — вмешался я.

— Инаба, ты только послушай! Представляешь, что они нам выдали?!

— Слушайте, сейчас не время…

— Заявили, что пожалуются в школе, что мы у Тиаки-тяна любимчики!

— Чего?! Да он нас всего лишь мороженым угостил! — невольно возмутился я, повернувшись к Кагаве.

А та отвернулась и с презрением процедила:

— Мороженое тут ни при чем. Он просто кобель…

Мы с «трещотками» так на нее и вылупились. А Какиути буквально взорвалась:

— Ты совсем сдурела?! Как это понимать?!

Я едва успел вклиниться между ними, когда она бросилась на Кагаву.

— Совсем крыша поехала?! Что за чушь?! — продолжала кричать Какиути.

— Вы что, серьезно думаете, что у нас что-то с Тиаки-сэнсэем? Умереть не встать! — Сакураба расхохоталась. — Хотя конечно, на вашу Аоки-сэнсэй ничего такого не подумаешь! Как ни посмотри, а вы же все такие чистенькие и одухотворенные, прям пальцем не тронь! — сквозь смех воскликнула она (умеет она все-таки разрядить обстановку). — Но вы мозги включать не пробовали? Тиаки-сэнсэй никогда не заинтересуется старшеклассницами! Не тот уровень! Не удивлюсь, если он только на иностранок падок. — Она вдруг повернулась ко мне. — Скажи же, Инаба-кун, даже если к нему будет приставать сногсшибательная красотка, но она будет не в его вкусе, у него все равно не встанет!

Я на секунду потерял дар речи.

— М-меня не спрашивай! И вообще, что ты несешь?! — хлопнул я ее по затылку.

Тасиро и Какиути тоже успели отойти от шока.

— И правда, Сакура, ты что такое говоришь?!

— Ну тебя и занесло!

— Что значит «не встанет»?!

— Давай подробности!

— Гя-ха-ха-ха-ха-ха-ха!

— Замолчите!!! Даже думать об этом не желаю!!! — перебили развеселившихся подружек Кагава и Курода.

Тут к нам торопливо подошел Тиаки, и я запоздало опомнился.

«Черт, совсем забыл! Некогда языком трепать!»

— Ой, Тиаки-тян!

«Трещотки» при виде него с трудом сдержали смех и не сразу заметили, что Тиаки выглядел крайне серьезно.

— Уходим отсюда. Немедленно. Вас это тоже касается, — добавил он, посмотрев на Кагаву и Куроду.

— То есть как? Почему? — изумилась Тасиро.

— Мы ведь еще не все посмотрели, — заморгала Сакураба.

«Значит, я не ошибся!»

Тиаки явно тоже почувствовал угрозу, исходящую от тех мужчин у входа.

— Даже не подумаем, — отрезала Кагава.

— Мы только сюда пришли, — поддержала ее Курода.

— Некогда объяснять, все уходим! Живо!

Суровый тон Тиаки заставил всех вздрогнуть. Под его испепеляющим взглядом возражать желания ни у кого больше не возникло. Этот сэнсэй по-настоящему страшен в гневе.

— В той стороне есть запасной выход. Идем! — Тиаки повел нас вглубь коридора.

— Н-но… Почему через запасной?

— Что-то случилось, Тиаки-сэнсэй?

Но Тиаки оставил вопросы разволновавшихся «трещоток» без ответа.

«Мне кажется, или тут подозрительно безлюдно?», — подумалось мне.

Мы шли по служебному коридору позади выставочного зала. По идее, нам должны были встретиться сотрудники, но здесь было до странного пусто, не считая нескольких картонных коробок.

Впереди показалась дверь запасного выхода. Тиаки бросился к ней и повернул ручку.

Раздался щелчок, но ничего не произошло.

— Что такое, Тиаки-тян? — спросила Тасиро.

Он повернулся к нам с резко побледневшим лицом.

— Замок сломан!..

Девушки в растерянности переглянулись.

Плохо дело… Очень плохо! Что-то происходит! Уже началось!

Тут из противоположного конца коридора раздался голос:

— Оба-на! Вы чё там забыли? Сюда посторонним вход запрещен, если чё!

Мерзкий, угрожающий тон. Сотрудники выставки никогда бы его себе не позволили.

Из-за угла показался парень с высветленными волосами и явно хулиганской наружности. Одет он был в джинсы и футболку, поверх которой был армейский жилет.

А в руке у него… был пистолет.

Приглядевшись, я заметил на полу рядом с ним неподвижный человеческий силуэт. Судя по форме, это был охранник.

Девушки все еще не понимали, что все это значит. Лишь проницательная Тасиро побелела, как полотно. А Тиаки… несмотря на нездоровую бледность выглядел намного собраннее, чем еще несколько секунд назад.

— Вау! Целых пять симпатичных цыпочек! Старшеклассницы? Рад знакомству! — неприятно ухмыльнулся парень.

— С-сэнсэй… — начала Тасиро.

— Тс-с! — остановил ее Тиаки.

— Так, а теперь все по-хорошему возвращаемся в зал! Разворачиваемся! Ну же! Шевелитесь!

Подгоняемые парнем, мы пошли назад по тому же коридору, по которому пришли.

— Сэнсэй…

Сакураба и Какиути не отрывали встревоженных взглядов от Тиаки. Кагава и Курода с напряженными лицами смотрели только вперед.

— Все будет хорошо, только ведите себя тихо, ладно? — мягко и спокойно сказал Тиаки.

Тасиро покосилась на меня.

«Де-ло-пло-хо», — одними губами беззвучно произнес я.

Она гулко сглотнула.

Мы вернулись в выставочный зал как раз в тот момент, когда начали опускаться защитные жалюзи на входе.

До закрытия выставки еще было время, поэтому оставшиеся в зале служащие и посетители в растерянности повернули головы к двум мужчинам, стоящим перед входными дверями. Они успели снять пиджаки, под которыми оказались такие же армейские жилеты, как на встретившемся нам парне. На поясе у обоих были пистолеты.

Я посмотрел на стоящего посреди зала охранника. Тот едва заметно ухмылялся.

Дверь в конце лестницы на второй этаж открылась, из нее вышел еще один парень в армейском жилете и закричал:

— Готово! Комната управления наша! Хя-ха-ха-ха-ха-ха!

— Я поймал их, когда они пытались сбежать, — сообщил «блондин» мужчинам у входа.

На наших глазах жалюзи полностью опустились.

Комментарии