Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

История из Лас-Вегаса

Пролог

— Мы в Лас-Вегасе! — восторженно закричал Букинист под яркой, с кучей перемигивающихся лампочек вывеской «Добро пожаловать в Лас-Вегас» в международном аэропорту Мак-Карран, штат Невада, США.

Что до моих ощущений…

— А-а-ах, наконец-то цивилизация…

Меня зовут Юси Инаба. В данный момент нахожусь в самом разгаре кругосветного путешествия.

Мои родители умерли, когда я учился в первом классе средней школы, после чего мне пришлось поселиться у родственников, а поступив в колледж, я переехал в самую настоящую обитель привидений и других потусторонних созданий — Особняк нежити.

За три года жизни там мои соседи — не только, собственно, нежить, но и люди, все как на подбор крайне незаурядные личности — не оставили от моих ограниченного кругозора и мировоззрения и камня на камне, после чего мне пришлось выковать нового «себя».

Кто в общежитии «Котобуки» (официальное название Особняка нежити) только не живет: Домовладелец — Черный Бонза; Рурико-сан — привидение в виде одних кистей рук; Буся и Бела — привидения маленького мальчика и собаки; Сато-сан — нежить, обожающий людей; Марико-сан — привидение, работающая воспитательницей в яслях для нежити; Ямада-сан, Судзуки-сан, Ханако-сан… И это я только начал перечислять. Прибавьте к ним ничуть не уступающих любому потустороннему созданию в необычности людей: Рэймэй Иссики — поэт и автор сказок для взрослых; Акира Фукасэ — разъезжающий по всей стране художник-авангардист; Рю-сан — длинноволосый красавец-экстрасенс; Акинэ-тян — будущий экзорцист и большая любительница покушать; Антиквар и Букинист — торговцы, путешествующие по всему миру и другим измерениям в поисках редкостей, и так далее.

В их окружении я наслушался бесчисленных историй: мудрых и легкомысленных, серьезных и смешных, реальных и фантастических, добрых и жестоких, страшных и прекрасных, — и сам успел многое повидать. И извлечь множество ценных уроков.

Быть обычным — нормально. Быть необычным — тоже нормально.

Возможности каждого человека — безграничны.

Как сказал Рю-сан:

«У тебя впереди долгая жизнь в бесконечно огромном мире. Позволь себе расслабиться».

Эти слова стали моим сокровищем.

Я мечтал поскорее пойти работать и стать самостоятельным. Думал, что так лучше всего смогу отплатить родителям, но Рю-сан и другие соседи по особняку помогли мне открыть глаза на лежащие передо мной безграничные возможности.

Одной из них стало знакомство с «Пти Иерозоиконом» — самым настоящим гримуаром, внутри которого заключены двадцать два волшебных и демонических создания. Уж не знаю, какие такие звезды сошлись, но создания выбрали меня своим господином, и так я стал книжником — чародеем, творящим волшебство с помощью магической книги.

«О-о, вот так повезло!», — подумает кто-то, но уверяю вас, завидовать тут особо нечему. Все-таки это «Пти». Его создания мало на что способны, и многие вдобавок с большими странностями. Но, хотя я и не собирался всерьез становиться магом, мне все равно пришлось заняться духовными практиками, чтобы хватало энергии для их призыва. Поначалу я даже немного обрадовался, возомнил себя кем-то вроде кохая Рю-сана, но, к сожалению, моим истинным сэмпаем и учителем оказался не кто иной, как Букинист, тоже книжник, мастер магической книги «Семь мудрецов», и тот еще растяпа по жизни.

Как бы то ни было, даже обзаведясь собственным гримуаром, я не ушел с головой в фантастические приключения, а продолжил вести жизнь самого обычного старшеклассника. При поддержке лучшего друга с начальной школы Мидзуки Хасэ.

Хасэ — единственный из друзей, кто не оставил меня после смерти родителей. Он богат, красив, умен, и, естественно, поступил в лучшую старшую школу в городе, тогда как я пошел в бизнес-колледж. Я открыл ему правду о себе и Особняке нежити, и он все равно меня не бросил. Какое там — ему так понравилось в «Котобуки», что он при первой же возможности приезжал с ночевкой. А Буся вообще его главный любимчик.

В средней школе, как говорил Хасэ, у меня на лице было будто написано: «Не подходи — убьет», так что, кроме него, я ни с кем не общался. Но в колледже, под влиянием его и соседей по особняку, я обзавелся кучей друзей: «трещотки» Тасиро, Сакураба и Какиути, одноклассники Уэно, Кацураги, Ивасаки и другие. В выпускном классе меня даже избрали главой клуба разговорного английского. Кто бы мне рассказал об этом в средней школе — я бы ни за что не поверил.

Еще одним важным событием послужило знакомство с Наоми Тиаки, который стал нашим классным руководителем с осени второго класса колледжа.

Этому в высшей степени неординарному учителю я открыл тайну «Пти».

Когда я мучился размышлениями о своей ответственности как мага, Тиаки сказал мне: «Мы можем лишь делать то, что в наших силах. Это касается и тебя с твоими особыми способностями. А если кого-то все-таки не удается спасти…. нам остается лишь это принять».

Он же наказал мне никогда не жертвовать собой ради других, потому что спасенным придется с этим жить: «Особая сила не делает твою жизнь и здоровье менее ценными. Выкинь из головы мысль, что твоя жертва — решение проблемы. Потому что это… не что иное, как гордыня».

Тогда же я вспомнил слова Хасэ: «Я прошу тебя, пожалуйста, оставайся всегда полноценным человеком. Что бы ни случилось…»

Тот разговор с Тиаки значил для меня очень многое.

После смерти родителей я не погряз в жалости к себе, тревогах и злости, и всё благодаря соседям по «Котобуки» и Хасэ, который оставался рядом, несмотря ни на что. Они не дали мне закрыться в своем маленьком внутреннем мирке, научили, что окружающий мир — бесконечно огромен, а мои возможности — безграничны, и совсем необязательно рвать жилы, можно просто расслабиться и получать удовольствие. Мне не хватит слов, чтобы выразить им всю свою благодарность. С их поддержкой, я провел чудесные годы колледжа в окружении многих друзей, Тиаки, коллег по подработке в «Грузовых перевозках Кэндзаки». Даже нашел общий язык с родственниками. В общем, мое отношение к жизни изменилось, и вместо того, чтобы как можно быстрее начать искать работу, я решил насладиться молодостью. Поступить в университет. Немного повременить с взрослением и заняться чем-нибудь таким, что заставит работать мозг, а чувства — трепетать, пусть в дальнейшем я не смогу на этом заработать. Я обрадовался уже тому, что у меня появилась такая мечта. И Акинэ-тян, и Тиаки говорили мне «не торопиться взрослеть». И я наконец смог устремиться вперед… нет, не так — остановиться и спокойно оглядеться.

Но случилось страшное. Дед Хасэ, Кёдзо, на смертном одре не смог смириться с крахом своих амбиций и направил всю свою нерастраченную энергию, всю свою злобу на Кэйдзи-сана, своего сына и отца Хасэ, с которым у них всю жизнь были сложные отношения. Все эти мощные отрицательные эмоции проявились в теле старшей сестры Хасэ, Мигивы-сан, в виде опасной опухоли.

Мы с Хасэ, при поддержке Рю-сана, смогли все исправить, но…

Хасэ при этом сам оказался при смерти, и я, желая его спасти, направил в него всю свою жизненную энергию.

Но «Пти» уберег меня от смерти, истратив при этом все свои силы и сам собой запечатавшись.

А я полгода провел в коме. Пропустил и выпускной в колледже, и вступительные в университет.

Так я лишился «Пти», а моя мечта стать студентом не осуществилась.

В больнице Рю-сан сказал мне: «Любое твое решение будет иметь последствия… с которыми тебе придется считаться».

Я сам принял решение спасти Хасэ. Каким бы ни был результат, я обязан был нести за него ответственность.

Именно это я и собирался делать.

Несмотря на угрызения совести за все то беспокойство, что я причинил своим близким, друзьям и знакомым.

Несмотря на то, что пришлось пережить спасенному Хасэ.

Несмотря на потерю «Пти».

Я не буду убегать, и когда-нибудь, я верю, смогу искупить свою вину. Если буду продолжать идти вперед. И только вперед.

«Мы должны следовать нашей дороге жизни, во что бы то ни стало. Смотря только вперед, с высоко поднятой головой… Пусть мы не знаем, куда она нас приведет, но пока мы продолжаем шагать, мы обязательно дойдем. Куда нам предназначено».

Именно туда я и решил устремиться, в обещанное Тиаки «предназначенное место».

Ему же принадлежат слова: «Не позволяйте себе пасть духом, слышите? Никогда не забывайте, как это важно — не поддаваться унынию. Уже одно это будет всегда поддерживать ваше внутреннее сияние. Не теряйте веры в себя».

Пусть многие мои планы пошли крахом, это меня не опустошило. Я полон жизни и не собираюсь поддаваться унынию.

И, будто прочтя мои мысли, Букинист предложил мне: «Не хочешь отправиться со мной в кругосветное путешествие?».

Его тон был легкомыслен до крайности, но для меня этот вопрос прозвучал, как затрубивший рог ангела судьбы.

Комментарии