Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 7 — Оставив письмо

— Ведь верно! Четвёртый брат это ж ты отдал пригласительное место второму брату. Ван Чжоу не соврал: твой сын сильнее Ван Линя. Его могли бы выбрать бессмертные, — добавил пятый брат Те Чжу.

— Они сами напросились. Я с отцом предупреждал их. Но эта бесполезная семейка уперта как бараны. Теперь они напоролись на преграду, — злорадствовал Ван Чжоу, изогнув губы в горделивую улыбку.

— Те Чжу, он… — хотел было сказать бледнолицый Ван Хао, но встретился с хищным взглядом отца. Вся уверенность мигом пропала, и он остался молчать.

— Если кто-то отрицает меня — он мой враг. Забудем. Раз Те Чжу не выбрали, значит ему попросту не повезло и всё. Те Чжу, не бери произошедшее в голову. Ты всегда можешь прийти ко мне. Пусть мое право голоса не распространяется на бессмертные секты, зато я всегда могу устроить тебя в обычную — для смертных. Ты можешь поступить туда вместе с моим сыном, Ху Цзы. Я давно хотел отправить его куда-нибудь тренироваться.

Когда Ван Чжоу услышал это, он презренно усмехнулся.

— Ван Линь, я настойчиво рекомендую тебе идти за четвёртым дядей. В секте ты сможешь рассказать, что тебя отвергли бессмертные и ты отброс. И тогда они наверняка тебя примут.

Ван Линь медленно поднял голову. Его взгляд блуждал по окружившим его родственникам, пока, наконец, не остановился на Ван Чжоу.

— Ван Чжоу, запомни мои слова. Я, Ван Линь, обязательно вступлю в секту бессмертных. И я никогда не забуду уничижение моей семьи от тебя и твоего отца.

На ответ Те Чжу, Ван Чжоу просто рассмеялся. Но прежде чем он успел вымолвить хоть слово, на него закричал четвёртый дядя:

— Слушай ты, неумолкающее мелкое отродье! Я искалечу тебя прямо сейчас! Вот тогда и посмотрим, что скажут бессмертные.

Отец Ван Чжоу резко побледнел. Он выступил из-за спины сына:

— Четвёртый брат, ты не посмеешь!

Окружавшие их родственники холодно заулыбались, наблюдая за развернувшимся представлением. Четвёртый дядя Те Чжу захохотал. В его взгляде сверкнула сталь.

— Ты уверен, брат? Я не посмею? — пробасил он.

Отец Те Чжу быстро ухватился за спину четвёртого брата.

— Четвёртый брат, послушай второго братца: у тебя дома жена и дети. Сейчас не время вести себя так. Я навсегда запомню твоё благое побуждение, просто отвези мою семью домой.

Четвёртый дядя взглянул на отца Ван Чжоу, затем кивнул второму брату. Они вместе с Те Чжу и его мамой направились к выходу.

Они уже отошли от дома, но до Ван Линя до сих пор доносились насмешки. Семья уселась в экипаж четвёртого дяди и покатила домой. Во время поездки внутри стояла тишина. Отец Те Чжу тихо вздохнул. Он расстроился, это точно, но Ван Линь всё ещё оставался его сыном.

— Те Чжу, ничего страшного. Когда меня выгнали из родного дома, я был даже более подавлен, чем ты сейчас. Но, как видишь, я выстоял. Прислушайся к совету отца: посиди дома, да поучись. Получи хороший результат на областных экзаменах. Если же тебе не хочется учиться, тогда ступай за четвёртым братом, — наконец нарушил тишину отец.

Мать Ван Линя с любовью посмотрела на сына, а после принялась утешать его:

— Те Чжу, не делай глупостей. Ты мой единственный сын. Если с тобой что-нибудь случится, я этого не вытерплю. Ты должен быть сильным, — по её лицу градом покатились слёзы.

Ван Линь взглянул на родителей.

— Мама, папа, будьте спокойны. Я не буду вытворять что-то глупое. И не переживайте, у меня есть план.

Мама обняла сына.

— Те Чжу, покончим с этим делом. Мы просто забудем о нём.

Находясь в объятьях матери, раны на душе Ван Линя стали медленно затягиваться. События последних дней истощили его. Экипаж подпрыгивал — вверх, вниз. И под это укачивание Те Чжу заснул. В своём сне он видел мечту. Мечту, где он стал бессмертным и летал по небу с родителями…

Проснулся Те Чжу уже поздней ночью. Он глянул на знакомые очертания комнаты и мягко вздохнул. Его решение было непоколебимо. Прежде, чем уйти из дома, Ван Линь долго и задумчиво смотрел на спящих родителей. Он взял в руки ручку и написал письмо. Набрав достаточно сухих продуктов, он начал свой путь.

— Я не сдамся и стану бессмертным. Я должен попробовать вступить в секту Хэн Юэ ещё раз! Если они не примут меня, тогда я найду другие бессмертные секты, — взгляд Ван Линя был решителен. Он покинул деревню с одним лишь мешком на спине.

Луна освещала ему путь, а звёзды указывали направление. Ван Линь шагал вперёд вместе с длинной волочащейся тенью.

Прошло три дня. Ван Линь ступал по отдалённой горной дорожке. Когда бессмертный нёс его обратно, Ван Линь запоминал путь. Сейчас он припоминал лишь общее направление. Путь Ван Линя лежал на восток. Он не отвлекался на колющую его ноги траву, а просто шёл вперед.

Через неделю он добрался до внешней части горы. Хвала Богам, здесь не было зверей-людоедов. Ван Линь аккуратно следовал пути. Сегодня он, наконец, смог разглядеть знакомые вершины горы, покрытые туманом.

Ван Линь изрядно устал. Из мешка он выудил еду и начал есть, рассматривая вход в секту. Вдруг его волосы встали дыбом — позади он почувствовал дыхание дикого зверя. Оглянувшись, его лицо потеряло все краски.

Могучий белый тигр с кровожадными глазами заставлял воздух сжиматься. С уголков его рта скатилась слюна, издав звук падающих капель.

Тигр зарычал и прыгнул. Ван Линь выдавил горькую улыбку и, не задумываясь, сиганул с утёса. Его затопили мысли о взгляде родителей и о насмешках родственников.

— Мама, папа, ваш сын не послушался. Пора прощаться…

Стена утёса была полностью облеплена ветками. Они хлестали тело Ван Линя, пока тот летел с головокружительной скоростью. На середине пути он почувствовал мощную притягивающую силу.

Ван Линь потерял какой-либо контроль над собой. Прежде чем он понял это, его затянуло внутрь пещеры, вырезанной на наклонной стене утёса. Эта притягивающая сила впечатала его в стену, а отпустила лишь спустя длительное время. Ван Линь долго не мог прийти в чувства. Он попробовал подняться и заметил, что вся его одежда была разорвана, а тело расцарапано бесчисленными ветками. Его опухшая правая рука отдавалась пульсирующей болью. Пот стекал градом, заливая каждую часть тела. Ван Линь потрогал руку, но не смог заключить, была ли она сломана. Это повреждение он однозначно получил, когда внесся в стену.

Комментарии