Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава IX. Битва Эм

Часть 1

— Враг! Глянь направо!

«Ничего не путаешь?» — первая мысль Лен после того, как она услышала крик Эм.

Четыре минуты назад они лично увидели, что в болотах находилась ещё одна команда, однако их разделяло четыре километрах по прямой линии, и к тому же, между ними разлилось огромное озеро. Будь вместо него ровная земля, а у персонажей прокачанная до максимума ловкость, они бы бежали к ним с уже нечеловеческой скоростью в шестьдесят километров в час — это тоже нельзя не учитывать.

— Ой, да ладно тебе, померещилось поди че… ЧЕГО?! — хотела сказать Лен в ответ, но, посмотрев направо, поняла, что жестоко ошиблась.

Над озером что-то было, но до этого мига она ничего там не видела. Ей привиделись три, нет, четыре чёрные точки, парящих на кромке краснеющего озера, и они стремительно становились всё больше и больше.

— Падай на землю! — Стоило только Эм сказать это, как над её головой появились несколько ярких «линий пуль». Сомнений больше не осталось — враг оказался совсем близко, и теперь он пытается расстрелять их.

Лен услышала, как над её макушкой пронеслось несколько пуль, выпущенных из оружия врага. Эти звуки выстрелов ей довелось терпеть ещё в самом начале турнира.

— Эм-сан, что здесь творится?! — спросила девушка у своего товарища, уткнувшись лицом в асфальт.

— Противник завладел очень подходящим для этих условий транспортом.

— Транспортом?

— Да, и они вот-вот подойдут к нам. Смотри в оба.

Лен молча подняла голову и снова взглянула на озеро. Четыре черные точки приблизились где-то на триста метров, но распознать их всё равно не представлялось возможным.

— А, вот как… Поняла.

Она догадалась, что это были маленькие катера, на которых плавали люди. Если всё так и есть, то не удивительно, что они быстро преодолели такое расстояние, да ещё и по воде.

— У них катера! Они жульничают!

— Я бы так не сказал. Игрока разрешено использовать любое средство передвижения, которое они могут найти на поле боя. Как говорится, в большой семье клювом не щёлкают.

— Ум…

— Я тебе больше скажу: это не простые катера.

— В смысле? Что в них такого?

— Они на воздушной подушке.

— Что?!

— Давай, перекатывайся влево!

Толком не осознавая свои действия, Лен из позы лёжа сжалась в клубочек и сделала несколько рывков в сторону. Таким образом, благодаря своей молниеносной реакции и смекалке, она оказалась в паре десятков метров от своей прежней позиции; пускай теперь она её голова немного кружилось, но это движение спасло ей жизнь, и сразу же после этого град пуль ударил туда, где она была мгновенье назад.

Огонь по ним велся из пулемётов — уже попавшая однажды под свинцовый дождь Лен могла сказать это со стопроцентной уверенностью. Пули оставили следы вокруг того места, но если бы она не откатилась от него, то шальная пуля вполне могла попасть в жизненно важную точку, а это уже означало бы верную смерть.

«Д-дерьмо-о…»

Лен, запачкавшая свою форму в песке и траве, подняла голову и наблюдала за тем, как катер на воздушной подушке в ста метрах от неё шёл по озеру слева направо на высокой скорости. Вдали слышалось громкое «дун-дун-дун» пропеллера, ему вторили громкие рыки двигателя. Теперь она могла разглядеть его: три метра в длину, отдалённо напоминавший водный скутер, только ко днищу приделали черную резиновую камеру, наполненную воздухом, а в задней части крепился пропеллер, как у аэроплана. Небольшой слой сжатого воздуха, нагнетаемого вентиляторами внутри камеры, приподнимает судно, а винт, в свою очередь, подгоняет его. Собственно, поэтому такой транспорт и называется «на воздушной подушке».

В катере находились два человека. Один из них держал руль и управлял, а второй стоял за стационарным пулемётом, что находился сбоку. Лен навела свой P90 на них, думая, стоит ли ей открыть ответный огонь, но остановилась перед тем, как приложить палец к спусковому крючку; другими словами, перед тем, как напротив её глаз возник «круг пули». Катер двигался зиг-загами, и она не думала, что сможет по нему попасть, только зря пули потратит. Где-то вдалеке плывут ещё три судна, и, видимо, экипаж только одного судна решил пойти в атаку с флангов.

— Эм-сан, у тебя всё в порядке?

— Ага, по мне не попали. — Услышав ответ своего напарника, Лен облегчённо выдохнула. Он был где-то в пятидесяти метрах сзади от неё, но из положения лёжа она его не видела.

Нападавший катер вернулся к своим, и теперь уже все четверо плыли в их сторону по кривой линии, чтобы в них было сложнее попасть.

— И что нам делать? Раз уж нас раскрыли, то до следующего скана надо где-то спрятаться и устроить им засаду.

— Ага.

— Тогда давай отступим! Убежим в застроенный район!

— Нет смысла. Они погонятся за нами.

— Как? Мы же ведь на суше, разве нет?

— Судна на воздушной подушке считаются амфибиями, то есть они могут передвигаться не только по воде, но и по земле тоже. Они смогут нас догнать, выйди мы на магистраль. Озеро сразу переходит в широкую дорогу, и это может выйти нам боком.

— Нет, ну это точно жульничество! — Это не на шутку разозлило Лен, но она ничего не могла поделать, раз системой предусмотрен такой вид транспорта.

— Если мы дадим заднюю и подставим им свои спины, они пойдут за нами. Стоит им только сократить дистанцию, и нам крышка. Думаю, они уже поняли, что нас в отряде всего двое. Эти ребята определённо имеют высокие навыки. — Даже в такой ситуации хладнокровный голос Эм звучит обнадеживающим, однако это не отменяло того, что они оказались между молотом и наковальней.

— Тогда, может нам… Может мне снова стать мишенью и бегать от них, пока ты спрячешься, Эм-сан? Когда я одна, меня ничто не держит, сам понимаешь. Конечно, я не так быстра, как машины, но…

— А что, хорошая идея.

— Я-а-а… так и знала. — впервые её предложение одобрили, и, несмотря на сложившуюся обстановку, Лен это обрадовало.

— Только я не собираюсь просто отсиживаться. Вместо этого я лучше их по одному отстреляю.

— Эм-сан, не надо отчаиваться, — Лен сказала это так, будто отговаривала человека от самоубийства.

— Разве похоже, что я в отчаянии? Сейчас враг ещё слишком далеко. Приподними свою голову немножко.

— Хм?

Лен немного подняла голову и заметила, что вокруг не было ни единой «линии пули», так что пока ей не стоило беспокоиться о том, что её подстрелят. Конечно, она опасалась, что на другой стороне может поджидать снайпер, но вряд ему удастся снять её прямо с катера. Лен не могла их подстрелить, но и враги её тоже. Пока ей ничто не угрожало, и Лен подняла верхнюю половину своего тела, повернулась в сторону, где должен был находиться Эм, и она его там увидела — гигант лежал на заасфальтированной дороге около озера, а перед ним на сошках стояла винтовка M14 EBR.

«Э? Что-то здесь не так», — думала девушка, но позже поняла, что именно выглядело странным: гигантский рюкзак, всё это время покоившийся на спине её товарища, будто стал невидимым. Эм снял сумку с плеч, поставил перед собой и открыл её.

— Я воспользуюсь этим, — сказал Эм, копаясь в рюкзаке.

— К-каким-то крутым оружием? — Лен не терпелось увидеть, что же он приготовил.

«Неужели он покажет ту самую ”секретную штуку”, которую прятал у себя в рюкзаке? Может, это противотанковая ракета с огромной разрушительной силой или гранатомёт, который посылает снаряды на двести метров?»

Она надеялась, что это обязательно будет дорогое, редкое и очень мощное оружие. Одного его использования достаточно, чтобы инициатива перешла в их руки.

Однако ответ Эм несколько удивил её:

— Нет, протектором.

— Что? Что ещё за протектор?

— Смотри.

То, что Эм достал из рюкзака, оказалось пачкой металлических пластин, пятьдесят сантиметров в высоту и тридцать в ширину; толщина каждой была примерно один сантиметр. Восемь сложенных друг на друге листов со стороны были похожи на стопку плитки, которую каратисты пытаются разбить во время тренировок.

Громила взял её и с громким «уф!» расставил листы справа и слева (сколько же каждая из них весила, если даже Эм немного вскрикнул от тяжести?). И вот, перед ним возникла чем-то похожая на веер стена в полметра высотой и два метра и сорок сантиметров в длину.

— Э, что это? Что это такое, Эм-сан?

— Ну, такому трусливому цыплёнку, как я, полагается соответствующий протектор, — ответил он, попутно ставя свою M14 EBR в зазор по центру. Вот теперь эта конструкция напоминала своеобразную танковую пулемётную установку, которая защищала тело Эм. — Лен, они снова плывут к нам.

— Где?!

Лен повернулась в сторону озера и увидела, как один из катеров зиг-загами плыл направо, к Эм.

— О, теперь я у них на прицеле? Что ж, ладно.

Девушка снова быстро прижалась к земле и взглянула направо. То, что сейчас происходило, очень удивило её: катер, который шёл напролом к Эм, резко повернулся и встал перпендикулярно параллельно берегу. Такое движение, от которого корму катера занесло в сторону, можно описать как дрифт, который выполняют на автомобилях. Теперь его и Эм разделяло сто метров, и человек, стоявший у левого борта, открыл огонь из собранного в Германии пулемёта HK21, который использует патрон калибра 7,62 миллиметра. Хоть Лен и не видела никаких «линий пуль», но что-то всё-таки устремилось в сторону её товарища — это были трассеры. Видимо, пулемётчик увеличил количество трассирующих снарядов в патронной ленте, и несколько пуль прочертили чётко различимые в воздухе лучи, которые направлялись прямо в Эм, но потом…

— Что за?!

…они сменили угол полёта.

Пули отразились. Лен прекрасно видела, как веероподобный щит, которым Эм себя обставил, отбил летевшие в него пули в воздух. Ещё несколько пуль угодили в стену, но их ждала та же участь; некоторые же и вовсе ударились в асфальт или потрепали растущую рядом траву. Звонкий, металлический удар пули о щит она слышала чётче, чем звуки стрельбы из пулемёта, который находился всего в каких-то ста метрах от неё.

— Лен, стреляй по ним из P90, как только они вздумают отступить. Можешь даже особо не целиться, просто выпали все пятьдесят пуль

— Е-есть!

Раз Эм говорил, значит, с ним всё в порядке, и с этой мыслью в голове и криком: «Сейчас я вам!» Лен прижала свой пистолет-пулемёт к левому плечу и взяла на мушку катер, который только-только повернулся направо и собирался вернуться к своим. Приложив палец к спусковому крючку, девушка ждала, когда появится «круг пули». Появился он только спустя полсекунды, но даже сейчас почти весь катер помещался в рамках круга.

«Ба-а-а-а-а-а!» — забарабанили пули, выпущенные в режиме полного автоматического огня. Справа от ствола вылетали словно золотые гильзы. Вообще, гильзы P90 выбрасывались прямо под него, однако из-за того, что Лен со своим крохотным тельцем стреляла из положения лёжа, то им просто было некуда деваться, однако вероятность того, что его заклинит, весьма высока, но Питоху научила её, как надо правильно стрелять из горизонтального положения.

Маленькие пули устремились прямо в катер, отплывший уже на сто пятьдесят метров, и, как и ожидалось, распределились по всей области. Высокие и тонкие столпы воды поднялись вокруг катера; жаль, что ни одна из пуль не попала в жизненно важную точку, вызвав мгновенную смерть, и не угодила в бензобак, спровоцировав детонацию топлива — такие вещи никогда специально не происходят.

«Ну, это же просто отвлекающий манёвр, так что ничего страшного»

Отстреляв все пятьдесят патронов в магазине, Лен потянулась в набедренный карман за новым, и во время перезарядки она обратилась к своему товарищу:

— Эм-сан, твой щит просто чудо! И ты всё это время таскал такую штуку с собой… Даже если стрелять почти в упор, тебе ничего не будет?

— Он отражает любую пулю калибра 7,62 миллиметра и меньше, если стреляют прямо.

— Ничего себе! Круто! — Лен не таила своего восхищения.

Как-то раз Питоху в подробностях объяснила ей, что такое пробивная способность, суть которой такова: «Выберешь неподходящее место для укрытия — ты труп. Будь осторожна». Например, трава, кусты или крона деревьев могут спрятать от вражеских глаз, но не от их пуль, так как подобные укрытия для разогнанных до гигантских скоростей небольших снарядов не помеха. Пробивная способность винтовочной пули гораздо больше той, которую человек, далёкий от мира огнестрельного оружия, может себе представить. Самыми распространёнными калибрами в GGO считались 5,56 и 7,62 миллиметра, и пускай некоторые укрытия поначалу выглядят достаточно прочными, но эти пули смогут обойти защиту. Если взять стену из бетонного кирпича, то уже после одного-двух выстрелов она разрушится, и поэтому занять оборону за такой стеной достаточно плохая затея. Деревянные двери же ещё больше уязвимы, так что внутри здания спасения от смертоносного металла нет; автомобильная дверь тоже долго не продержится. «Из всех частей машины, пожалуй, только блок цилиндров да задняя часть колёс может послужить защитой, всё остальное для этого непригодно», — её уроки Лен полностью усвоила.

— А что в нём такого особенного? — поинтересовалась девушка, попутно наблюдая за четырьмя катерами, которые прямо сейчас перегруппировывались.

— В реальном мире такого нет, но это, судя по всему, усиленные пластины обшивки космического корабля, самого прочного материала в GGO. В некоторых магазинах его продают за баснословные деньги.

«Страшно подумать, сколько же стоят восемь таких», — хотела было спросить Лен, но она уже представила себе, что на каждом куске стоит ценник в десять тысяч йен.

Эм продолжил:

— Щит показал, на что он способен. Однако эти парни собираются атаковать сразу вместе. Пока пулемётчик будет отвлекать, остальные прорвутся.

— Эхе? С тобой же ничего не случится? — обеспокоенно спросила девушка.

— Послушай, Лен… Я хочу, чтобы ты встала и начала бегать туда-сюда прямо перед ними. Втопи как только можешь. Как только перед тобой появятся «линии пуль», резко падай на землю и катайся, а потом снова носись повсюду. Можешь даже пострелять, чтобы сбить их с толку.

«Опять я опять в роли манекена!», — в этот раз Лен чувствовала не столько злость, сколько радость.

— Тем временем ты, Эм-сан, будешь снимать их из своей винтовки?

— Да.

— Но ведь при прицеливании появляются «линии пули». Разве этим ты не создаешь себе помехи? — Лен больше беспокоилась об Эм, чем о себе. Оба отряда знали позиции врагов, так что указатели, создаваемые оружием, явно выдадут их. — Они же могут просто развернуть катер и уклониться?

— Тут ты права.

— Тогда зачем…

— Давай не сейчас. Я сделаю всё, что в моих силах. О, смотри, уже плывут к нам. Давай, побежала.

— Ого! — Лен сама увидела, как четыре катера встали в линейном порядке и плыли к ним, чертя зиг-заги на воде. Вокруг, как на концерте, беспорядочно заиграли красные лазеры. Эм сказал ей быстро передвигаться с места на место, другими словами, всячески провоцировать огонь по себе. Лен встала мгновенно и с криками начала разгоняться до своей максимальной скорости: — Ну всё, вы меня достали! Сейчас я покажу вам!

Часть 2

В отряде, завладевшим катерами, состояли высокоуровневые игроки, которые играют в GGO достаточно долго, а лидер команды был настолько опытным, что даже принимал участие в главной битве третьей «Золотой пули» (правда, ещё на начальных этапах его подстрелил кто-то более опытный). В арсенале шестерых мужчин было высококачественное оружие европейского производства, а именно 7,62-миллиметровый пулемёт HK21 и автоматы под патрон 5,56 миллиметра, Steyr STM-556, FN Herstal SCAR-L, Beretta ARX160, а также HK G36K в двух экземплярах. Примечательно, что у двух последних имелись особые адаптеры, позволявшие использовать тот же тип магазинов, что и у остальных автоматов.

Камуфляж и экипировка у каждого были на своё усмотрение, но есть две вещи, которые и определяли их как команду. Первое — вышитая на рукавах черным, тёмно-синим и тёмно-серыми цветами эмблема, изображавшая череп с ножом в зубах. Второе — на задней части жилетов имелись специальные карманы для дополнительных магазинов, до которых сами носители дотянуться не могли, однако этим пользовались оказавшиеся рядом товарищи, поскольку во время битвы в ограниченном пространстве они находятся близко друг к другу, и достать новый магазин из кармана на спине у соратника выходит гораздо быстрее, чем из своего собственного.

Решительная и агрессивная командная игра позволила им одержать череду лёгких побед в течение первой половины. Начав турнир в самой северо-восточной части поля битвы, в степях, они быстро расправлялись с командами, котором не повезло оказаться рядом. Те два отряда, что заняли позиции в лесу, они заставили сдаться, разделившись на две группы и напав на них в одно и то же время. Но с одной проблемой они всё же столкнулись: команда, закрепившаяся на обломках космического корабля в болотах, расставила снайперов на всех важных подходах к нему, и те просто не давали спуску никому, кто умудрялся пройти по топям. Они решили оставить их и собирались идти поближе к центральным районам, как вдруг в заброшенном сарайчике рядом с входом в болота они нашли несколько катеров на воздушной подушке. Ещё с самого начала «Схватки» они искали хоть какое-то средство передвижения, но всех попытки были безуспешны. Как ни странно, но это же игра, поэтому они посчитали, что со временем количество участников будет сокращаться, поэтому постоянно передвигаться было необходимо для встречи с противниками, поэтому катера появились как нельзя кстати.

В итоге, они всё же решили напасть на «болотников». У каждого в отряде был опыт вождения в GGO, и, немного разобравшись в управлении катерами, они устремились вглубь топей и прорвали глухую оборону. По движущемуся катеру попасть крайне сложно, а благодаря тому, что «линии пуль» снайперов теперь отчетливо видны, обойти их не составляло никакого труда.

Зачистка корабля проходила быстро. «Болотники» совершили фатальную ошибку, распределив свои силы по периметру корабля, и потому вскоре в живых осталась только командир, стоявшая на высокой платформе над ними.

— Господа! — начала тираду одинокий капитан, — Похоже, что вы перебили всех моих товарищей! Потрясающая работа! Возможно, все мои надежды на победу рассыпались в прах! ВОТ ТОЛЬКО ВАМ НЕ УДАСТСЯ ЗАСТАВИТЬ МЕНЯ СДАТЬСЯ, И ЖИВЫМ Я ВАМ ТОЖЕ НЕ ДАМСЯ! Я ЗАБЕРУ ВАС ВМЕСТЕ С СОБОЙ! ПРОИГРАВШИМИ БУДУТ ВСЕ!

После речи она активировала плазменные гранаты, что были развешены по всему её телу, и с яростными криками спрыгнула вниз. Яркая белая вспышка от цепного взрыва смешалась с красными полигонами и осветила всё вокруг (словами не передать, какая это была красота).

— Тамая*… — прошептал один из нападавших.

Остававшиеся на месте гибели тела были отличительной чертов «Пули» и «Схватки», вот только никто не знал, остаются ли они после таких взрывов. Всё выяснилось, когда победители увидели, как из множества красных полигонов снова сформировалось тело. Воссозданный аватар с меткой «Мёртв» неожиданно начал падать, как будто всё так и должно быть, и с громким «бульк!» упал в зыбкие топи, пропав из виду.

— Реализм и рядом не стоял… — случайно выговорил ещё один из победителей.

Не успели они ещё опомниться от сражения, как в 14:50 началось сканирование, которое показало, что осталось всего три отряда. Они воспользовались катерами, чтобы атаковать ближайшую к ним команду — находящуюся где-то в жилых районах группу Лен. Преодолев огромное расстояние в мгновение ока, они нагнали свою цель. Выяснив, что в партии врага осталось всего два человека (что было в корне неверно), они дважды атаковали их пулемётом, чтобы выяснить, как же те отреагируют, и составить полную картину боя.

Таким образом, они узнали о необычном щите Эм.

— Один из них отразил наши 7,62-миллиметровые пули каким-то щитом в форме веера. Оружие пока не распознал, но судя по длинному узкому стволу, это снайперская винтовка. Второй — розовый, мелкий и очень быстрый, вооружен P90. — доложил пулемётчик командиру, возвращаясь к своим.

— Он отбивает всё, несмотря на расстояние… Вау.

— Эта штука точно сделана под заказ.

— Тоже хочу такую, но она определённо не из дешёвых, — озвучивали свои мысли его товарищи.

Командир, вооружённый STM-556, сидел в задней части одного из катеров и отдавал приказы, остальные трое управляли катерами одной только правой рукой, держа свои автоматы в левой.

Лидер взглянул на наручные часы — 14:56. Задумавшись на миг, он объявил:

— Давайте закончим с ними до следующего сканирования! Всем приготовиться к наступлению. Следите за «линями пуль», что будут появляться из-за щита. Уходите в сторону, как только увидите их. Мы атакуем на земле, они и глазом моргнуть не успеют. Всем разойтись на десять метров по фронту и тылу и на двадцать по флангам. Группа Джейка, вы сейчас ближе всех к нему, поэтому прикроете нас.

— Есть! — один за другим ответили пятеро подчинённых.

Все знали, что этот план был идеален. Битва никогда не закончится, если они останутся на воде, так как датчик уровня топлива на катерах уже показывал, что бак опустошён наполовину. Скорость транспорта играла им на руку, поэтому бой надо закончить как можно быстрее, чтобы сразу же отправиться к последнему противнику, битва с которым определит победителя турнира. Они превосходили числом, поэтому решили сделать ставку на мобильность и натиск, чтобы высадиться на сушу и быстро задавить оппонентов — в этом состоял их план. Правда, одна вещь все же заставила поломать голову — снайпер за непробиваемым щитом — но они посчитали, что тактика, которой они воспользовались при штурме космического корабля, здесь тоже будет весьма эффективной, достаточно просто двигаться зиг-загами и, завидев «линии пуль», сразу же уходить в сторону.

Катер, на котором находился пулемётчик с HK21 по имени Джейк, вышел вперед и занял позицию справа.

— В атаку! — приказал командир, как только все четыре катера встали в почти что горизонтальную линию, и хлопнул по плечу впереди сидевшего человека.

Двухтактный бензиновый двигатель катера заревел громкими выхлопами, которым вторил гул ветра, поднимаемого пропеллером; по озеру прошёл могучий рык устремившихся вперед катером (хоть и непонятно, почему двигатели старой конструкции использовались в будущем). Распределившись по площади озера, они начали своё наступление, чертя кривые на воде.

В эту секунду на берегу появилось маленькое тельце, которое быстро побежало налево.

— Вижу коротышку! — выкрикнул водитель второго катера, держа руль правой рукой и стараясь нацелиться на Лен своим ARX160 одной только левой. Перед глазами появился «круг пули», но из-за раскачивания катера он то и дело сбивался, не давая сфокусироваться на бегущем противнике. Если бы он сейчас открыл огонь, то попросту зря потратил бы патроны, поэтому не стал этого делать.

— Ещё рано. Подойдём ближе, тогда и задавим их, — послышался тихий голос лидера.

До берега осталось 250 метров.

Распластавшись по земле и укрывшись за веерообразным щитом, Эм держал свою M14 EBR; из-под панамки он правым глазом глядел в прицел, линзы которого имели черное перекрестие, образованное сходящимися в центре линиями сверху, снизу, слева и справа, и небольшие отметки на равных интервалах. Парящий по озеру катер сейчас находился в самом центре прицела и немного сдвигался вправо.

— Двести метров до берега. Джейк, давай! — командир приказал открыть огонь.

— Есть! Ну, что, зажжем!

— Эй-эй-эй-эй-эй!

Всё впереди Лен было расчерчено «линиями пуль». Красные лучи, словно лазерные указки, бесшумно появлялись вокруг неё, а позже исчезали, оставляя после себя звон проносящейся пули. «Дзынь-дзынь!» — поливал свинцовый дождь.

«Сколько ни пытайтесь, все равно не подстрелите! Я слишком маленькая и слишком быстрая для вас! Даже если и попадёте, и то случайно! С точностью у вас явно проблемы! Я очень везучая девочка!»

Пускай сейчас в голове Лен и держалась такая мысль, ей всё равно было страшно. Случайно попасть можно и в голову, и в затылочную часть, в спинной мозг. Игра есть игра, и если она умрет в ней, то это не значит, что она умрёт по-настоящему. Если ей сейчас так страшно, то насколько ужасны реальные войны, где каждый ставит свою жизнь на кон?

«Живи и процветай, мирная Япония, где в войны только играют!»

— А-а-а-а-а! — всё продолжала бежать Лен, оставляя за спиной собственное эхо*.

И в этот момент у неё возникла интересная мысль: использовать P90, чтобы прикрыть голову и шею. Таким образом, у неё будет прямоугольный щит размером пятьдесят на двадцать сантиметров, и даже если шальная пуля и угодит в нужное место, P90 защитит её от мгновенной смерти.

Но мысли разошлись с действиями. Лучше она погибнет в бою смертью храбрых, чем подвергнет Пи-тян жестоким мукам.

Как Эм и сказал, Лен бежала, падала на землю и катилась, лишь бы не оставаться на одном месте. Во время движения она мельком взглянула на озеро.

— Эх… — она увидела танцующие в воздухе «линии пуль» и четыре катера, которые теперь стали гораздо больше и чётче с того момента, когда она в последний раз их заметила.

«Неужели сейчас всё вот так и закончится?»

Слушая жалобные стоны Лен, Эм поднёс правый указательный палец к спусковому крючку и сжал его, когда прикоснулся к нему. Первый раз за весь турнир странная винтовка прорычала. На конце дульного тормоза заплясала ярко-красная бабочка, раздался хлопок, называемый звуком ударом, и из ствола со скоростью, превышающей скорость звука в два раза, вылетела 7,62-миллиметровая пуля. Она летела над водой, поднимая небольшие волны, пока не попала одном из врагов в голову.

Раздалось странное «Хуо!». Водитель, что сидел за рулём катера, удивился, что больше не было слышно HK21, и повернул свою голову налево.

— Что за…

Прямо по центру лица его товарища Джейка зияла алая дыра. С нисходящим «дун» полоска хит-поинтов, отобразившаяся справа, начала уменьшаться, переходя в «жёлтую зону», затем в «красную», а потом и вовсе стала пустой.

Он знал, что случилось с Джейком: ему попали в жизненно важную точку, что вызвало моментальную смерть.

— К…как так-то? — его нервы почти сдали.

Он знал, что случилось, но не мог понять, как это произошло. Если игрок, позицию которого уже знают, стреляет, то должны показываться его «линии пуль». Стреляли в Джейка, но так как водитель находился рядом с ним, то система должна была уведомить, что он тоже является возможной мишенью, да и красную метку нельзя не увидеть. Однако этого не произошло. Заметь он «линию», он бы тотчас ухватился за руль покрепче и увёл катер.

Только-только ему стоило повернул голову обратно, как…

— Ха-а-а…

… Он почувствовал шок в левой стороне груди, будто его ударили небольшой палочкой, и понял, что по нему попали…

Он снова ничего не видел.

С таким же «дун», как и некоторое время назад, шкала хит-поинтов дала обратный ход; чувствуя, что он уже не в состоянии держаться, водитель вцепился за руль катера и потянул его влево. От этого баланс судна , шедшего на полной скорости, нарушился, и оно накренилось направо, а после и вовсе опрокинулось на воду.

Тела Джейка и пока что ещё живого пилота выкинуло, но вскоре они, как и камушки, которыми играют в «блинчики», пошли ко дну.

— Вот же черт! — хотел было выкрикнуть тонущий, но лишь воздух выходил из его рта. Болтавшийся у него на плече G36K вместе с магазинами и непробиваемыми пластинами стали балластом, который погубил его.

Вода в озере была кристально чистой, и, как и должно быть в игре, он мог видеть видеть, что творилось под водой даже с открытыми глазами. До дна ещё далеко, затопленные дома были так ясно видны, что ему казалось, будто он смотрит на них с неба.

«Труп моего товарища с меткой “Мёртв” тонет совсем рядом со мной, и я не могу просто так смотреть на это»

Из лёгких вышел весь воздух, он стал «задыхаться», и полоска хит-поинтов уменьшалась всё больше, пока он находился под водой. Это была игра, поэтому дыхание в такой ситуации не причиняет боль, скорее просто появлялось довлеющее и неприятное ощущение. Водитель не сомневался в том, что он «задыхается», и что всплыть на поверхность ему не удастся, даже если снять всё снаряжение.

«Парни! У того ублюдка с щитом не видны “линии пули”!»

Он хотел сообщить об этом своим сокомандникам перед смертью, но не мог ничего сказать. Даже если бы у него это получилось, то устройства связи не работают под водой. Вместо этого он обдумывал всё ранее произошедшее.

«Почему же от стрелка, чья позиция раскрыта, не идут “линии пули” ?.. Я ПОНЯЛ!»

В отряде он считался оружейным маньяков, и вскоре до него дошло, что же это за такой простой, но такой сложный в исполнении трюк.

Не в состоянии передать эту информацию товарищам, он продолжал тонуть, и через двадцать метров он оказался на дне. Хит-поинты человека с эмблемой в виде черепа «ушли в ноль».

— Что ж, первые двое пошли… — прошептал Эм, выискивая новую цель.

— Двоих? Ты их достал?

Услышав слова своего напарника, Лен, которая всё это время бежала сломя голову, вдруг остановилась и быстро легла на землю. Посмотрев на озеро, она увидела, как крайний левый катер перевернулся и начал тонуть. Где-то там должны быть два человека.

—… Вау!

— Что за?!

— Не понял?!

— Э?!

Естественно, остальные участники отряда увидели, как один из катеров перевернулся, и понимали, что двоих упавших в воду товарищей теперь никак не спасти.

Водитель катера, на котором был главный, выкрикнул:

— Они потопили группу Джейка!

— Чёрт бы их побрал! — выругался командир.

«Мы ослабили бдительность. Джейк так сильно палил из своего пулемёта, что они оба не заметили «линий».

После этого лидер отдал прикал:

— Не расслабляться! Увидели сигнал — уходите с линии огня!

Человек с острыми глазами, что сейчас прокричал, сидел на корме катера, где помимо него был ещё водитель.

Эм навёл прицел винтовки на его грудь, потом немного сдвинул его, чуть пониже. Позже просчитал движение катера по горизонтальной линии, возможные отклонения и погрешности.

Он не видел «круг пули».

Выстрел.

Отдача была существеннной, но вес M14 EBR и громадина Эм выдержали. Пустая позолоченная гильза с огромной силой вылетела с правой стороны ствола, ударилась об асфальт, превратилась в искры и исчезла.

Сразу же после этого вторая пуля нашла свою жертву.

— Н-невероятно!..

Лен наблюдала за происходящим с берега озера. Больше в неё не светили «лазерами», можно уже не бегать вокруг.

Глаза не подвели её: после двух последовательных выстрелов Эм катер, плывший справа, внезапно остановился. Он точно снял тех двух, что сидели в нём, и теперь судно будет дрейфовать по озеру по инерции. Оставшиеся двое второпях сделали поворот и поплыли прочь. Они даже опомниться не успели, как четыре их товарища были подстрелены, и, судя по всему, теперь они отступали.

Лен достала монокуляр из кармана своей боевой формы. Только она увидела разворачивающийся катер, как послышался звук очередного выстрела Эм, и она заметила, как у водителя на правом плече появилась красное отверстие. И вот, снова выстрел — в этот раз попал в висок. Над головой, что теперь упала вниз, засияла метка «Мёртв».

Снайперские навыки своего товарища Лен видела впервые. Хоть и расстояние между ним и врагом было небольшим, но противник всё же двигался с высокой скоростью, однако он попадал в жизненно важные точки с поразительной меткостью.

«Неужели он во время поворота изменил направление и сейчас плывёт прямо на меня? Он остался один, и теперь сбегать бесполезно»

Лен пыталась высмотреть последний катер, и вдруг она заметила, как он шёл прямо на них. Водитель скрылся из виду, и только правая рука, державшая руль, были видна.

— Эм-сан, он идёт на нас! — Лен убрала монокль и взяла болтавшийся на плече P90 в руки.

Катер рвался в сторону Лен и Эм, который находился в тридцати метрах справа. Скорость была бешеной, как будто он шёл на полном газу. Его и берег разделяли сто метров, и вот уже через пять секунд он ворвётся на сушу.

Лен думала, стоит ли ей открыть огонь. Вряд ли ей удастся попасть по человеку, и все пули угодят в сам катер, да и то вряд ли это его остановит.

— Ложись, — послышался тихий голос Эм.

Лен повернула голову и смотрела, как её напарник встал из-за щита и со всей силой кинул что-то в сторону катера. По параболической траектории летела плазменная граната, но не простая, а модификация «Гиганада», мощность который в три раза больше, чем у обычной. В ручках Лен эта вещь просто бы не поместилась, чего не скажешь об Эм, который сейчас больше походил на регбиста.

«Ни за что не поверю, что она заденет катер»

Конечно, с ним ничего не сделалось: с громким «бульк!» граната упала в воду где-то за двадцать метров.

«Как знала, что это не сработает!»

Но тут случилось то, чего она совсем не ожидала. Катер проплыл место, куда упала граната, и в этот миг его объяла яркая вспышка, а вода немного сбавила громкость взрыва. Подрыв взрывчатки образовал из озерной воды полусферу диаметром в десять метров, и именно сюда под неё попал катер. Всё это вкупе дало потрясающий затяжной прыжок.

— Эй-эй-эй! А-А-А-А-А! — закричал облачённый в светло-коричневый, почти что песочного цвета камуфляж водитель.

Он держался на высоте в десять метров, летел уже тридцать и всё не собирался останавливаться. Лен уже было подумала, что сейчас он пройдёт контрольную точку*, развернется и контратакует… вот только такой, почти что как в кино, сцены не произошло.

В двадцати метрах от Лен мужчина упал на спину. Катер пролетел чуть дальше, в воздухе поднялся шум ломающегося пропеллера, и вскоре от взрыва вода разошлась дрябью.

— Лен, быстрее прикончи его!

— Поняла!

Девушка разогналась до нечеловеческих скоростей и через мгновение была у мужчины, который показал свое лицо как раз в момент остановки.

— Что ещё за?.. — он взглянул в её глаза и не понимал, что происходит.

— Прости меня!

После такого искреннего слова Лен наставила на него свой P90 и расстреляла его в упор. Это была мера предосторожности, поэтому ей не оставалось ничего, кроме как пристрелить его. Будь у него в руках активированная плазменная граната, она погибла бы вместе с ним. Хоть она и держала гашетку всего две секунды, на теле мужчины образовались тридцать сияющих отверстий. Руки болтались, всё лицо и тело превратилось в кровавое решето. Очень неприятная картина.

Стоило ей остановиться, как над телом со звонким «дзынь!» появилась метка «Мёртв».

— Ха-а-а… — Тело Лен немного трясло, и она расправила свой правый указательный палец.

Не надо было долго его расстреливать. Нет, это была даже не напрасная трата патронов, но одна из самых худших вещей, что творили в играх — излишнее насилие. *

— А-ха-ха-а… Фух. — глубоко вздохнула Лен. Повесив P90 на плечи, она неожиданно свела ладони вместе, как при молитве, и произнесла: — Прошу, прости меня!

Примечания

  1. Это слово отсылает нас к истории Японии, к периоду Эдо, когда публика всё чаще могла наблюдать за световыми шоу, в частности, фейерверками (по-японски 花火 [ханаби, «огненные цветы»]. Одним из тех, кто устраивал подобные представления, и самым влиятельным в этой области был клан Тамая. В 1810 году от Тамая отделилась группа Кагия, которая начала составлять конкуренцию главному игроку на этом рынке. Между ними начались своеобразные «сражения», в течение которых зрители выкрикивали названия тех, кого они больше поддерживали. В современном японском эти слова используют, когда говорят о красивом светопредставлении.
  2. Здесь говорится про «эффект Доплера». Желающие ознакомиться, обращайтесь к Интернету.
  3. Она же K-point — точка на трамплине, в которой прыгун на лыжах должен оказаться, чтобы ему начислили очки. Чем дальше прыгун оказался от точки, тем больше ему дадут баллов, и наоборот.
  4. То есть «overkill», «убийство дольше чем необходимо».

Комментарии