Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 10 – Любовь

Мари дрожала, глядя на серую броню, которая стояла на арене.

(Что? Что это такое? Никогда не слышала, чтобы здесь был кто-то настолько сильный. Я...я не знаю, кто это такой!)

Как только серая броня убрала ногу с Джилка, медики тут же бросились уносить его. Похоже, его жизнь была вне опасности, и он только потерял сознание.

Кайл был изумлен.

– Действительно ли все будет в порядке? Четверо из них проиграли, не сумев сделать вообще ничего.

Юлиан сжал руку в кулак.

Он посмотрел на свою белую броню.

– ──Не думал, что он окажется настолько грозным противником. Однако, моя броня создана с лучшими технологиями королевства. Не беспокойся, Мари.

Мари сделала натянутую улыбку.

(Разве остальные не говорили то же самое, и где они теперь?! Это вообще не помогает. Припоминаю, что в военной части парни были бесполезны и постоянно проигрывали, поэтому я заставила старшего брата проходить игру.)

Мари подумала о своей прошлой жизни.

Это было формой бегства, нежеланием принимать действительность.

(Старший братец был просто ужасен! Я сказала маме, что уехала на каникулы, а затем он умер──после чего мое положение в семье стало ниже некуда! Они даже не захотели помочь мне, когда парень сбежал после того, как мы поженились! Во всем был виноват мой брат! А этот Леон явно похож на братца, и это меня просто выводит из себя!)

Юлиан снял свой пиджак.

Затем он надел полный костюм, напоминавший трико. Обычная одежда становилась неудобной в броне, и если так подумать, одежда, входящая в снаряжение, действительно была похожа на трико и подчеркивала рельеф тела.

Увидев это в реальной жизни, Мари пришло в голову:

(Это просто тупо. Хотя в игре меня немного возбуждали их обнаженные мускулы, я бы предпочла сейчас увидеть хотя бы штаны, как у той пародии на моего брата.)

Когда Юлиан залез в броню, глаза в шлеме вспыхнули. Эти глаза на броне делали ее похожим на робота.

Кайл тоскливым взглядом посмотрел на белую броню.

– Какая прелесть~. как бы я хотел иметь такую же.

Мари покачала головой.

– Тебе нельзя, ты не рыцарь. К тому же, ты не сможешь ей управлять, потому что ты эльф.

– Не узнаешь, пока не попробуешь. Есть шанс, что она будет работать, ведь я лишь наполовину эльф.

– Нет. Кроме того, иметь броню──

И тут Мари задумалась.

(Ч, чего? Люди и другие расы ведь не могут иметь детей...мда, раз это игра, полагаю, такие детали они упустили.)

Юлиан забрался в броню и посмотрел на Мари.

– Я пошел, Мари.

Мари ломала голову, пытаясь найти слова для ответа.

(В такие моменты это просто──)

– Хорошо. Я буду молиться за твою победу, Юлиан.

– Да, оставь это на меня!

Ее речь и манера были скопированы у героини. Перед этими пятью Мари вела себя как девушка их мечты.

(*Эх*, я устала. Начать с того, что притворяться невинной и беспомощной героиней, у которой в голове одни цветочки, это та еще задачка.)

Она из всех сил старалась забрать себе место главной героини в своей второй жизни.

Она подстерегала героиню в нужных местах, прогоняла ее, а затем, имитируя ее речь и поведение, очаровывала парней.

Для Мари это было легко, так как она понимала вкусы и характер этих пятерых, и все шло согласно ее расчетам.

В доказательство этому, она сумела быстро скинуть Анжелику с ее пьедестала. Однако, случилось неожиданное.

Леон.

(Так или иначе, мне нужно сделать что-нибудь с этим мобом. А точнее придумать, что делать, если я проиграю. Думаю, будь это игра, после этого шел бы гейм овер.)

Дело касалось ее будущей жизни, и она хотела любыми средствами достичь победы Юлиана.

(Точно, я не могу позволить всему закончиться здесь. Мне нужно больше времени, чтобы насладиться этим миром. Другие могли жить в роскоши, с кучей влюбленных в них парней. Мой прошлый мир был просто безжалостен. И только я смогла обрести счастье...мне нужно, чтобы этот моб проиграл!)

На арену спустилась белая броня.

Она выглядела так, будто вся сияла, это была сильнейшая броня королевства. Позднее появится и более сильная версия, но в настоящее время она была самой грозной.

...Не могу не подчеркнуть, что никакая другая броня и рядом с ней не стояла.

– Не ожидал, что ты дойдешь до меня. Твое усердие похвально.

Высокомерные слова принца были встречены аплодисментами зрителей.

Наверняка это те идиоты, которые поставили все свое состояние. Однако, победителем буду я.

Мольбы зрителей не достигнут небес.

Прежде всего...я знал, что был лишь незначительным человеком.

Я ввязался в эту дуэль по той причине, что у меня был Арроганц, но кроме того и потому, что принц и другие были пока первогодками.

Будь это конец года, они начали бы развиваться и мы были бы примерно на одном уровне. Они были талантливыми людьми, и стали бы сильными к концу года, а сейчас их слабость исходила из недостатка опыта.

Если наносить удар, то делать это нужно было сейчас. Так для меня все складывалось удобно.

– Так значит, будешь гордиться тем, что побил мелкую рыбешку...так, я понимаю?

Я попробовал его спровоцировать, но принц едва отреагировал.

Он зажал щит в левой руке, а меч в правой.

Из его рюкзака выходили две пушки c барабанными магазинами, разместившись на его плечах.

Это была очень экстравагантная броня, как раз под стать королевской семье.

Странно было выходить на бой, где противником был...человек, первоначально связанный с героиней.

Мне хотелось спросить, действительно ли все нормально с тем, что Мари – та, кого он защищает...

– Ваше Высочество, ничего, если я задам вам вопрос?

– Я отвечу, если это в моих силах.

– Что вы думаете о почетном студенте, Оливии?

Ответ принца был вялым. Похоже, он не знал, почему я задал такой вопрос.

– Оливия? Я слышал, она прилежно учится, а в чем дело?

– ...Вот как, значит?

Я приготовил лопату. Теперь мне кажется, это просто сюрреалистическая сцена. Да, может, стоит уже поменять ее на клинок?

Хотя, наверное, раз уж пришел с лопатой, то лучше с лопатой и заканчивать.

Судья показал слегка болезненное выражение лица.

Он смотрел на меня с таким выражением...будто говорил, "Ты же понимаешь, какими будут последствия?". Думаю, он хотел сказать мне не ранить принца.

Судья поднял руку, и резко ее опустил.

– Начали!

Однако, когда сигнал прозвучал, ни я, ни Юлиан не сдвинулись с места.

Выглядело так, будто принц ждал меня, держа перед собой щит.

Люксону это не понравилось.

[Он пытается затянуть бой? Безнадежный человек. Разница в способностях очевидна. Может, в сравнении с другой броней новых людей она и лучше, но это ничего не значит.]

– В таком случае, нам просто нужно взять инициативу в свои руки.

Арроганц подошел огромными шагами и ударил в щит лопатой прямым выпадом. В ответ принц парировал атаку и рубанул по мне мечом в правой руке.

Я остановил удар ручкой лопаты, от столкновения посыпались искры.

– Я еще не закончиииил!

Он начал безостановочно атаковать, используя меч и щит.

Я ловил удары лопатой и отражал их, отступая назад. Вероятно думая, что принц меня теснит, зрители радостно кричали.

– Эти парни просто не хотят проигрывать ставку.

[Они будут счастливы, если вы проиграете, хозяин. Как-никак, вы втаптываете в грязь их чувства, и делаете это уже не первый раз. С точки зрения толпы, вас вероятно считают помехой.]

– Не говори так! Воу!

Ко мне приближался быстрый укол меча принца, но я отклонился, будто заскользив по земле. Он сделал то же самое. Он пригнулся, будто стоя на коньках, и пошел на меня с мечом.

Когда я остановил его удар, то услышал голос принца.

– Я не проиграю. Ради девушки, которая молится за мою победу──я не проиграаааааю!

Сияние его клинка стало ярче, видимо, из-за слетевших с предохранителя эмоций.

Синее пламя, извергающееся из спины брони принца, было довольно красивым.

– Я признаю твои умения.

– От вас, принц, это не похвала. Но как бы то ни было, я сдаваться тоже не собираюсь.

Я перехватывал и отбивал лопатой каждый удар, который он делал в своем неистовстве. Я вполне понимал, что навыки человека, управлявшего той броней, были на высшем уровне.

– Как и ожидалось от вашего Высочества Юлиана. Ваша сила на ином уровне, чем у тех четверых. Может, все так и было задумано? И вы не хотите проигрывать, так как стать единственным победителем означает проводить больше времени с Мари!

– Не шути надо мной! Что ты можешь о нас знать?!

Синее пламя на спине его белой брони вспыхнуло ярче, и его мощь возросла. Я осознал, что он пытался уравнять разницу в способностях, выжимая больше из своей брони.

Кажется, он стал серьезен...

– Я ничего не знаю. Просто не думаю, что то, что вы делаете, парни, это хорошо.

Когда я бросил взгляд на зрителей, чтобы увидеть Оливию и Анжелику, они повернули глаза ко мне.

Оливия болела за меня, сложив руки вместе будто в молитве.

У Анжелики было сложное выражение лица. Уверен, ей не нравится смотреть на то, как я сражаюсь с принцем. Нет, скорее. она боится, что я могу его ранить?

Я продолжил сражаться, вместе с тем разговаривая с принцем.

– Ваше Высочество, каково это, до безумия влюбится в другого человека? Мне, как видите, не дано постичь это чувство.

– Неудивительно. Вот почему ты можешь так бездушно вмешиваться в дела других. Если бы ты хоть когда-нибудь любил в своей жизни, ты никогда не устроил всю эту суету с дуэлью! Было бы куда лучше, познай ты любовь, тогда бы ты понял и отступил!

Не могу говорить за других, но разве эти слова к нему тоже не относятся?

– Так вы об Ажелике? Верно~, Думаю, она любит вас, ваше Высочество.

– ──Нет, не любит.

– А?

Пламя на его спине вспыхнуло ярче, увеличив скорость брони.

Он был проворнее четверых остальных, и делал быстрые удары.

Лишь с этим одним дело приобрело довольно серьезный оборот.

– Не может быть, что то, что она чувствует – это любовь! Она не учитывает мои чувства! Она такая же, как все другие девушки в королевском дворце! Мою роль принца насильно возложили на меня! Я не желал родиться в королевской семье. Я жил во дворце, где никто не видел во мне личность, и поэтому──

Что тут поделаешь. Как-никак, он был наследным принцем──будущим королем.

Хотелось бы ему это донести, но если ты родился в королевской семье еще не значит, что ты всегда будешь этому рад.

– Мари – единственная девушка, которая признает мои чувства.

В королевском дворце не найти было той, кого он искал, и потому его было легко обмануть, пока он не разобрался со своими чувствами.

По идее, этим должна была заняться Оливия. По крайней мере, так было в игре.

Но благодаря еще одному перерожденцу, все пошло не по плану.

Она с немыслимым коварством водила этих ребят за нос.

– То же относится и к тебе, продолжающим говорить эти эгоистичные вещи! Твои слова – дешевка! Ты не достоин быть рыцарем, ведь ты просто мальчишка, который возомнил о себе невесть что, получив огромную силу! Что, тебе весело? Весело использовать эту силу, чтобы подавлять других, а затем осуждать, подвергая их унижению?!

– ──Просто великолепно!

– Че?!

Когда я попытался пнуть броню принца, он заблокировал ногу щитом. Он тут же отлетел назад и открыл огонь из пушек на плечах, но я не стал защищаться против них.

Арроганц вздрогнул. Я не получил ни единой царапины.

– Это лучшее чувство на свете! Как освежает возможность использовать эту подавляющую силу, чтобы приструнить таких властных и жизнерадостных людей, и выговорить им за все. Только вот проблема, ваши товарищи были не особо разговорчивы. Впрочем, тот кто болтает с врагом перед лицом поражения лишь навлекает на себя беду! Так что позволь вам кое что сказать. Несомненно, я может и самоуверен, но вы, ребята, не способны меня одолеть. И зная это, как вы себя чувствуете? Ваше Королевское Высочество, каково это проигрывать парню положением ниже себя?

– Ах тыыыы!

Я держал на месте противника своей подавляющей силой, и порицал его.

Это становится уже зависимостью.

К тому же, мои противники все смотрели на меня свысока...так что едва ли я чувствовал вину.

Люксон был такого же мнения.

Голос этой штуки не просачивался наружу. Так что наш с ней разговор тоже не слышали. Способный малый.

[Он больше не спорит с вами, хозяин. Хотя, предполагаю, он не может ответить от шока, что потерял единственный аргумент. Судя по всему, человечество тот еще мусор. Я впечатлен.]

Когда я нанес тяжелый удар по щиту, который принц держал держал в левой руке, от нее пошел дым, видимо, из-за нанесенного урона.

Щит покорежился, и принц отбросил его. Пальцы у его брони погнулись, и похоже, этой рукой он больше не мог пользоваться.

– Я скажу еще одну вещь. Ты хоть свои собственные чувства понимаешь, идиот?! Ты хоть примерно можешь осознать мои чувства?! И еще, ты можешь хотя бы понять чувства──

– Заткнииииись!

Он размахнулся на меня мечом, и я скрестил с ним свою лопату, отчего мы оказались лицом к лицу. И в весе, и в размере преимущество было на моей стороне.

Броня принца выглядела так, будто едва держалась от напряжения.

– Не хотел рождаться в королевской семье, говоришь. А грозило ли тебе когда-нибудь быть проданным извращенной старухе? Бывало у тебя такое, что ты как лакей опускал голову и просил девушку быть твоей женой? Говорили тебе когда-нибудь, что ненавидят дервенщин, и что у них уже есть любовники? Это отвратительно. Знакомо тебе чувство, когда ты видишь, как вся жизнь человека после свадьбы становится одним мучением, а тебе говорят, что тебя растили, чтобы сделать чьим-то любовникам, а?

Я высказал свои искренние чувства, и многие парни определенно бы со мной согласились.

Я видел фигуры парней среди зрителей, которые понимающе кивали головой или проливали слезы.

Друзья...я собираюсь свершить правосудие над этим испорченным мальчишкой, который ничего не знает о мире, так смотрите же!

– З, зачем ты говоришь все это?! Разве вы не свободны?! Все, что вы должны сделать, это найти хорошую пару!

От ярости я продолжал бить и бить его. Каждый раз Юлиан вздрагивал внутри белой брони и кричал, пытаясь выдержать удары.

– Свободны?! Найти хорошую пару? Ты говоришь, что я, мы──свободны?! Ты просто плюешь на нас, избалованный ублюдок! Чувствовал когда-нибудь, что твое целомудрие в опасности?! Ставил на кон свою жизнь?! Забирался в маленькое судно?! Вылетал один в небо?! Тебе позволено иметь прекрасную невесту, а ты заводишь интрижку с другой девушкой...так где же причина, по которой ты не хотел рождаться в королевской семье? Разве твоя жизнь не сплошная радость?! Очнись!

– Я не завожу интрижку! Мои намерения серьезны!

– Это еще хуже!

По идее, сейчас он почти что любовник какой-то девчонки из виконского дома. А может, уже не почти?

Как бы то ни было, детали мне не известны, но имея дочь герцога в качестве невесты, такое нельзя игнорировать.

Теперь, раз уж зашла речь──будет ли в будущем элита, а скорее все королевство, в безопасности?

То же относится к влиятельным дворянам.

То, что у всех под боком есть вот такие женщины, только создаст проблем.

Я отбил меч, в полную силу размахнувшись лопатой, поймал его руку и сломал ее.

Теперь он не мог пользоваться обеими руками, он разорвал дистанцию и попытался атаковать пушками.

Я избегал их и ждал, пока не кончатся пули.

Его боеприпасы были ограничены, поэтому скоро он не сможет стрелять.

– *Эх* может хватит уже? Я закончил с тобой играть. Твой противник прямо там. Понимаешь?

Я показал пальцем на Анжелику и Оливию на зрительских местах. У Анжелики было печальное лицо. Я склонился вперед в ожидании ответа принца.

Анжелика была влюблена в принца. Нет, наверное, она действительно его любила. Эта дуэль произошла потому, что она хотела разлучить Мари с принцем.

Принц, который прекратил сражаться, заговорил:

– ...Я не закончил.

– А?

– Еще ничего не кончено. Я скорее умру, чем буду жить без Мари! Я не приму поражение. Если ты собираешься убить меня, то сделай это! Это дуэль! Я запрещаю прерывать дуэль, пока один из нас не умрет!

Он дал понять, чтобы никто не вставал у нас на пути.

Какой-то он стал смелый.

Раз так говорит кто-то из королевской семьи, это можно было считать приказом не вмешиваться и не останавливать нас. Говорить с двойными стандартами...когда он это делает, то все нормально, но как только кто-то другой пытается, то у него сразу отказывают тормоза.

Однако, раз все зашло так далеко, решить это дело будет проблематично.

– Ладненько, тогда как насчет пытать тебя, пока не остановится сердце?

Люксон с удивлением тихо пробормотал.

[Наверное, подобный аргумент худший среди всех, что только можно найти. Однако, твои недавние слова были наполнены куда более искренними эмоциями, чем я чувствовал раньше. Такова моя оценка.]

Ну, это очевидно. Они ведь исходили из моего настоящего опыта.

Обличать людей – великолепное чувство. Я сюда пришел не для переговоров.

Хотя обе руки у белой брони Юлиана были сломаны, он все равно бился об броню Леона.

От этой картины отдавало отчаянием.

Анжелика вцепилась в подлокотник, смотря, как он нападает на Леона с его подавляюще огромной мощью, и заливалась слезами.

– Кажется...вы правда серьезны, выше Высочество. Наверное, вам действительно нравится эта девчонка.

Анжелика вытерла слезы и смирилась с тем, что ее чувства никогда его не достигнут.

(Я поняла. Я обязана отступить. Если это то, что хочет от меня его Высочество...то я сдамся.)

Ее взгляд направился к противоположной стороне, где на балконе сидели зрители.

Она взглянула в лицо Мари, выражение которой было мрачно.

(Однако, я не приму тебя. Ты не та, кто может стоять подле его Высочества. Ты для него лишь помеха. Это единственное, чего я не могу позволить.)

Даже сдавшись, она будет пробовать разделить Мари и Юлиана. Она думала, что так для Юлиана будет лучше.

Эта женщина держала при себе еще четырех любовников──такая как она не может занять место королевы.

Эта женщина сумела охмурить пятерых людей за короткое время.

Вполне возможно, что этим числом она не ограничится.

Если Мари станет королевой, то очевидно, что семян раздора вдруг станет куда больше.

И кроме того, королевский дворец тоже не будет об этом молчать.

Анжелика взглянула на Мари, которая побледнела от зрелища того, как Юлиан выбивается из сил.

(Не важно, что случится со мной, я утяну тебя с собой на дно. Я никак не могу позволить тебе творить с его Высочеством все, что тебе вздумается.)

Было больно разрывать отношения Юлиана с девушкой, которую он заявлял, что любит, но Анжелика собиралась совершить это несмотря ни на что.

И затем──

– Нет, это неправильно!

──Выкрикнула Оливия.

– Возможно да, вы любите Мари, ваше Высочество наследный принц. Но, но! Анжелика любит вас! Ведь она наблюдала за вашим боем с такой болью на лице! Для нее это было тяжело, но она продолжала смотреть с печалью, не отворачиваясь! Как вы можете говорить, что это не любовь!

Анжелика спешно заговорила с Оливией.

– Э,эй, ну хватит.

Она взяла Оливию за плечо и попыталась остановить ее пылкую речь, но Оливия не остановилась.

Ее голос был хорошо слышен, и она привлекла внимание всех зрителей.

И учителя, и студенты обратили на нее свои взгляды.

– Почему вы отрицаете?! Или вы говорите, что любовь не взаимна, то это не любовь?

– Да хватит уже, прекрати. Оливия, хватит!

– Нет, позволь мне сказать это. Анжелика, твои чувства – это любовь. Тот, к кому обращена эта любовь, волен принимать ее или не принимать. Однако он не может ее отрицать!

Слова Оливии достигли и ушей Мари.

Злость.

Вот что по-настоящему чувствовала Мари.

(Вот почему я ненавижу хороших девочек. У нее в голове одни цветочки, а? Неразделенная любовь это та еще дрянь. Такое просто бесит! Ее слова выводят меня из себя.)

Мари была иного мнения.

Однако, когда Оливия своим чистым голосом завоевала внимание людей вокруг, Мари была расстроена.

──Ей казалось, будто ее истинная сущность была раскрыта.

Она полностью осознала тот факт, что была лишь фальшивкой.

Она украла место, которое изначально принадлежало другой девушке.

Та, к которой изначально должны были привязаться богатые и знатные парни была Оливия. Хоть ее место и украли, она все равно сияла.

(Ну и что с того, что ее поддерживает какой-то сильный моб? У меня есть все остальные. Это определенно лучше, чем быть с шутом-мобом, который по чистой случайности получил силу.)

Оливия посмотрела прямо на Мари.

Ее взгляд был пугающим.

Та сделала шаг назад, чувствуя, будто ее обман видели насквозь.

Мари казалось, Оливия говорит ей, что заберет назад свое место, которое опутала ложь.

──В этот момент кое что произошло.

– ──Это все, что ты хотела сказать, девочка?

С усилием выговорил Юлиан.

Он ответил Оливии глухим голосом изнутри своей брони. Его тон был исполнен ярости.

– 一Разве это любовь, если она навязывается со стороны? Любовь, если девушка видит во мне только наследного принца? Я...я нашел женщину, которая видит меня таким, какой я есть. Она понимает меня. Вот любовь. Это – вот что называется любовью! Анжелика, ты хотя бы пыталась понять меня? Ты навязывала мне свои чувства. Это не любовь. Не вмешивайся больше в мои дела, никогда!

Мари вернула самообладание, услышав слова Юлиана.

(Т, точно. Это не я тут на стороне плохих ребят. И с чего вообще героиня стоит вместе со злодейкой? Будь это игра, разве они не пошли бы друг против друга? Давайте уже деритесь!)

Юлиан все еще желал сражаться.

– Итак, давай продолжим. Дуэль не кончится, пока один из нас не умрет. Я готов к этому. А готов ли ты?

Серая броня просто стояла, взвалив на плечо лопату.

Юлиан был наследным принцем. Любой дворянин мог ясно видеть положение вещей. Какие у тебя могут быть мысли о том, чтобы убить принца своей страны? Ты ведь осознаешь, что тебе нужно проиграть?

И затем, Леон...начал мучить Юлиана еще сильнее, чем раньше.

Готов к этому, так, говоришь? То есть ты имеешь в виду, что раньше сражаться ты был не готов? Говоришь, что готов к своему поражению? Ты что, смотришь на меня свысока? На самом деле...дуэль в принципе и должна проходить так. Мы не забираем жизнь другого лишь из-за негласного правила в академии. Но будь мы серьезны, все кончилось бы быстро. Или ты не заметил? Я легко мог бы справиться со всеми пятью вместе. Твое веселье заканчивается здесь. Я был осторожен, потому что вы были так уверены в своих силах, но оказалось, вы куда слабее, чем я думал. Господи, дай мне сил. С такими противниками...все выглядит так, будто это я тут задираю слабых..

Критикуя его, он еще и делал из Юлиана и других полных идиотов.

Мари призадумалась.

(К, кто этот парень? Он совершенно ужасный и сварливый, и постоянно жалуется на других. Прямо как мой старший брат!)

– А может, до этого ты не был готов, а когда стал проигрывать, то вдруг стал? Да уж, какой ты упрямый, пытаешься даже купить победу, выставляя свою жизнь как щит. Однако, вполне очевидно, что ты надеешься своими словами заставить меня сдаться. Ну конечно, мне ведь придется милостиво отступить, поняв, что я не могу убить вас, ваше королевское Высочество, так ведь? Какая прелесть. Вы наследный принц, ваше Высочество, и этим пытаетесь выигрывать сражения. Я восхищен твоим упрямством, использовать на максимум свое положение, и еще заявлять про нежелание рождаться в королевской семье!

У каждого на арене в голове появилась одна мысль:

─Этот парень худший мерзавец на свете.

Хотя он жестоко истязал его словами, в его аргументах не было дыр. На самом деле, Юлиан не мог ответить, и не мог двинуться. Он лишь слабо надеялся, что сердце Леона хоть чуть-чуть дрогнет.

Однако, Леон не сдвинулся с места.

– Ну давай, скажи же, что ты проиграл. Моли меня дать тебе победить, потому что ты не хочешь разлучаться со своей ненаглядной Мари. Скажи, что и не думал о поражении, и моли меня о прощении. Ах нет, ведь ты можешь просто приказать сдаться как наследный принц!

Юлиан возразил:

– Э, это невозможно! Это священный поединок! Сражаться для нас – это правила чести!

– Чего? То есть ты говоришь, что я должен пойти у тебя на поводу и признать поражение. Ваше Высочество Юлиан, как вы беспощадны~. Как тут ни посмотри, разве признать поражение не будет оскорблением в этом священном поединке? Нам нельзя отступать, зайдя так далеко. А может, ты собираешься выдать прекрасную речь, которая тронет меня до глубины души? Да уж, впрочем не думаю, что мое сердце дрогнут. Хоть вас здесь побывало уже пятеро, от твоих слов мне хочется поднять брови и посчитать это шуткой. Мое сердце не сдвинулось ни на миллиметр. Но если подумать, я впечатлен, как много вы можете придумать невразумительных речей!

Настроение на арене стало тяжелее.

Досада принца росла по мере того, как Леон его провоцировал. От девушек со зрительских мест все громче стали доносится крики "Ваше Высочество наследный принц, прикончите уже этого парня!"

(Этот парень скользкий тип. Похоже, на каждом шагу можно встретить худших образчиков мужчины.)

Многие парни и девушки свистели в сторону Леона.

Я слегка вздохнул внутри Арроганца.

Люксон заговорил со мной, будто я был последним мерзавцем.

[Тебе немало нашлось что сказать, правда же? Теперь чувствуешь себя великолепно?]

– Не думаю что сказал так уж много. Было бы хлопотно, если бы эти пятеро хоть чуть-чуть не осознали своего положения. Эти парни в будущем будут центром страны.

Верно, мне было бы тяжко, если бы эти пятеро остались такими же, какие они сейчас. По крайней мере, если они не осознали бы, что их положение – высшее из высших.

Кроме того, было бы плохо, если они не успокоятся хотя бы немного...и если Мари продолжит обманывать этих пятерых.

[Ты пытался выставить себя злодеем? Весело было?]

– ...Ну, по правде говоря, очень весело. Хотя не думаю, что мне доведется еще раз это испытать.

Раз я на арене был злодеем, голоса, которые поддерживали принца, были громкими.

...Я этим доволен.

Юлиан приблизился ко мне, пока все вокруг свистели.

Он попытался меня ударить, но я его поймал.

– ...Ваше Высочество Юлиан, я не отступлю.

– Отпусти! Отпустиии! Ты дьявольское отродье, которое даже не знает пути рыцаря! Даже если я не смогу победить тебя, я не собираюсь прекращать сражаться──

Арроганц придавил буйствующую белую броню.

Действительно хорошо, что разница в способностях была настолько большой.

– Может, стоит обсудить все серьезно? Ты действительно думаешь, что так найдешь счастье?

– Ч, что ты хочешь сказать?

Он заявил, что и его любовь к девушке, у которой была куча других парней, и его оскорбление невесты были искренними. Мне захотелось плакать от мысли, что этот парень в будущем будет королем.

Все вокруг еще считали его студентом, и не осознавали этого. Нет, погодите, наверное те, кто осознал, даже боятся задумываться.

Было очевидно, что в дальнейшем что-то случится, и Мари будет в самом центре.

Если девушка, окруженная пятью парнями, забеременеет, то чей это будет ребенок? Несомненно, появятся сомнения, и такие сомнения будут у них центральной темой.

Что будет делать этот парень, случись вдруг такое?

Придет в чувство и найдет женщину, которая подарит ему наследника?

Впрочем, до всего этого еще далеко.

Может он и наследный принц, без сторонников в этом мире не обойтись. Могущественные министры и командиры──феодальные лорды.

Правление не будет спокойным, если люди не будут признавать своего короля.

Фракции или вещи подобного рода могут стать серьезной угрозой для короля.

Кроме того, после небольшого расследования оказалось, что крупнейшим сторонником наследного принца была семья герцога Редгрейва, дома Анжелики.

Она объединила фракции и заставила их поддерживать принца.

А это парень собственноручно делал врага из сильнейшего союзника.

В игре в дело вступила святая, но проблема была в том, что Мари не была святой. Она была лишь перерожденцем, у которого пока что все получалось.

Иными словами...мобом, таким же как я.

Она собиралась в какой то степени все испортить. Нет, стоп, частично ей это уже удалось.

Ох чувствую, придется мне разгребать бардак после этой Мари.

Меня не оставляет ощущение, что эта особа похожа на мою младшую сестру из прошлой жизни.

– Любовь прекрасная вещь, не правда ли? Я признаю твою силу духа, зайти так далеко, что отбросить свое право на трон, чтобы ее обрести.

– ...!

Юлиан не был идиотом. Он действительно это понимал.

Но хоть и понимал, он все равно выбрал Мари.

Стоп. Разве в таком случае, это не делает его еще хуже среднестатистического идиота?

– Зайдешь ли ты в самом деле так далеко, что откажешься от своего статуса?

– Смеешься надо мной? Но я все равно сделаю для этой девушки что угодно. Мне не нужен ни статус, ни престиж. Достаточно, чтобы рядом была она...

– Да, а мне что-то кажется, что тебя хотят только благодаря статусу и престижу. Не сомневаюсь, никто тебя даже не заметит, будь ты не наследным принцем, а просто Юлианом.

Обратила бы Мари на него внимание, потеряй он статус, престиж, богатство и все остальное? Такая мысль не могла не прийти мне на ум.

Она такой человек, который мог бы гулять с ним из-за смазливого личика, но не стал бы задумываться о свадьбе.

– Это не может быть правдой! Мари пойдет за мной. Мари всегда будет вместе со мной──с нами.

Я говорил все это потому, что Мари пугала меня. То, что она полностью скопировала поведение героини говорит само за себя, так ведь? Так что думаю, в таких вещах у Мари большой талант.

Сомневаюсь, что то, что получает этот парень – подлинная любовь.

Начнем с того, что будь это любовь, то вокруг нее не было бы шести парней.

– Какая прекрасная была бы картина. Однако, если ты сейчас проиграешь, то навсегда потеряешь возможность с ней видеться.

Я отпустил принца и ударил его лопатой так сильно, как только мог.

На белой броне осталась вмятина, и принца внутри сильно встряхнуло, лишив его равновесия.

Люксон доложил мне, что приготовления завершены.

[Анализ завершен. Обеспечение безопасности пилота возможно.]

– Жалко конечно, что придется обойтись с тобой помягче. Но пора заканчивать.

Я выпустил из рук лопату и приложил к груди принцевой брони правую руку. Коснувшись ее, правая рука Арроганца начала изменяться. Она засветилась изнутри, и затем случилось следующее:

[Импульс.]

Как только Люксон произнес это, импульс разорвал броню принца на куски. Когда броня сломалась, зрители вздрогнули.

Броня была уничтожена, но принц внутри, похоже, был в безопасности.

Повезло, что он потерял сознание, и не мог больше сопротивляться.

Как только правая рука вернулась в обычный вид, я подобрал брошенную лопату и закинул ее на плечо.

Арена погрузилась в тишину.

Когда я посмотрел на судью, тот отправил за лекарем прежде, чем объявить победителя.

Они поставили в приоритет подтверждение безопасности Юлиана.

Когда они поняли, что к счастью, он лишь потерял сознание, был объявлен победитель.

– Поединок выигрывает Леон Фоу Бальтфолт...и таким образом, победитель – Анжелика Рафуа Редгрейв. В соответствии с клятвой дуэлянтов, оба──

Объявление кончилось словами, что проигравший на дуэли обязан подчиниться победителю. В это мгновение по арене разлетелись синие билетики, олицетворявшие собой ставки, что были сделаны на Юлиана.

Арена погрузилась в весьма приятные вопли и грубости.

Было по-настоящему приятно слышать свист в свою сторону.

– Отдай назад мои деньги!

– Читер! Как будто такую победу признают!

– Отдавай! Отдавай деньги!

Я поднял лопату вверх, и медленно развернулся, запечатлевая в памяти лица зрителей.

На скольких из них было написано отчаяние, но некоторые прятали в карман свои заветные красные билетики со ставкой на меня.

Затем я обратился к зрителям:

– Вы все...ставите на свой страх и риск!

От этих слов они разъярились и начали бросаться в меня мусором. Однако я великолепно от всего увернулся, с хохотом вернувшись туда, где стояла Оливия и остальные.

Посадив броню и выйдя из нее, та автоматически упаковалась в ящик и взлетела в небо.

– ...Интересно, успею ли я собрать вещи.

[Разве это не очевидно?]

Ящик исчез в небе, и я надел пиджак, который подала мне Оливия.

– Ну как оно, моя милая леди? Я был великолепен.

У Анжелики было сложное выражение лица.

Да, вполне естественно, что она чувствовала себя неоднозначно увидев, как я побил ее любимого принца.

– Верно. Спасибо тебе.

Ее лицо не говорило, что она была мне благодарна. Она была бледна, и похоже, беспокоилась за принца.

Поэтому я сказал ей серьезно, без всякого шутовства:

– Он не получил ранений. Он действительно просто без сознания.

Если что-то пойдет не так, это будет ошибка Люксона. Я тут не при чем.

У Оливии тоже было сложное выражение. Вдобавок, она, кажется, почувствовала нависшую над нами опасность, посмотрев на людей вокруг.

– С, слушай, с этим действительно все в порядке? Все вокруг как-то странно на нас смотрят.

Взгляды студентов были как кинжалы.

Были те, кто освистывал меня, а были те, кто рыдал.

– И что мне теперь делать?! То, что произошло со всем моим состоянием, все из-за тебя!

– Умоляю, верни их! Я в долгах по уши. Я сделал ставку на одолженные деньги!

– Да кто вообще утвердит такую ставку?!

Это был хороший урок для дворянских детишек, которые смеялись над обществом. Я слышал, как люди говорили про займы, но эти ребята были настолько глупы, что сделали это.

Они были настолько глупы, что рискнули, не зная кто будет победителем. Лучше им бросить эту затею, пока они не будут ставить только тогда, когда уверены в победе, как я.

Хмм? Подождите секунду...эти парни ведь сделали ставки, потому что были абсолютно уверены в моем поражении, разве не так...? Впрочем, мне-то все равно. Я победил этих пятерых, и выиграл ставку. Таков был результат.

– Все нормально, просто игнорируй их. Эти люди поставили все свои деньги. Что посеешь, то и пожнешь. Если они будут паиньками и продолжат учиться хорошо, академия может снизить стоимость обучения.

Анжелика вздохнула.

– Хорошо сказано. Эти люди поставили большие суммы, зная, что все может так обернуться, ведь так? В этот раз ты действительно меня спас. Спасибо...я отблагодарю тебя позже. Сейчас я хочу пойти к его Высочеству.

Видя, что Анжелика ушла, быстро направившись к принцу, мы пошли в раздевалки.

Оливия за меня беспокоилась.

– Леон, зачем ты говорил такие жестокие вещи его Высочеству и другим? Разве не лучше было ничего не говорить?

Мы говорили по дороге туда, но похоже, Оливия питала насчет меня какие-то иллюзии. Наверное, она думала, что я могу быть лучше.

Вообще, почему она со мной так добра? Не припоминаю за собой никаких особенных поступков.

Возможно, героиня просто добрая, без предубеждений, или излишне заботливая? Как бы то ни было, не есть ли проблема, что с ней близок один лишь я?

– Люди затаили на меня злобу, как и планировалось.

– Но разве это нормально? Н, ну, мне кажется, теперь с женитьбой будет очень тяжело. Все на тебя действительно разозлились.

– А-а, это ерунда. Я ухожу из академии.

В ответ на мои слова Оливия изумленно вскрикнула.

Все же, она была красива. Даже с таким лицом она выглядела милой.

В медкабинете были только Анжелика и Юлиан.

Юлиан лишь потерял сознание, и не получил ран, поэтому доктора и медсестры поняли настроение и ушли.

У Анжелики потекли слезы, когда она увидела фигуру Юлиана.

Он сидел на кровати, бессильно свесив голову. Он был шокирован, услышав исход поединка.

Анжелика знала, что он не согласится с ним.

– Ваше Высочество, я так рада, что вы в порядке.

Юлиан повернул равнодушный взгляд к Анжелике.

– Достаточно этого бесстыдного притворства. Разве не твой представитель загнал меня глубоко в угол?

Анжелика не сумела ему ответить.

Он говорил, что случившееся была ее вина.

– ...Ваше Высочество, пожалуйста, послушайте. Разве я могла этого не сделать? Я...Я так старалась ради вас.

Анжелика изо всех сил пыталась стать женщиной, достойной наследного принца. Она вложила столько усилий, что это стало предметом ее гордости.

Как девушка из герцогского дома, она проходила суровое обучение с утра до ночи, чтобы однажды стать королевой. Начиная с бесчисленных тонкостей этикета, до культуры и изящных искусств, и Анжелика упорно старалась, чтобы стать той, кто будет способна встать рядом с Юлианом.

Вот почему она не могла принять девушек вроде Мари, которые могли быть рядом с Юлианом, не приложив никаких усилий.

Анжелике пришлось пожертвовать многими вещами ради Юлиана, и с самого детства усердно трудится. Но даже так она проигрывала перед лицом такой как Мари, которая появилась совершенно из ниоткуда.

Юлиан усмехнулся.

– Ради меня? А мне кажется, ты просто хочешь место женщины наследного принца.

– Э, это не так! Я вовсе не так к вам отношусь!

– Я не ошибся. Ты никогда не видела во мне того, кто я есть. И у меня есть доказательства. Ты хоть знаешь, какое мое любимое блюдо?

– К, конечно знаю! Это тот суп──

Она описала любимую еду Юлиана, но реакция была негативной.

– ──Ошибаешься.

– Э?

– Мне нравится жареная еда на вертеле, которую я покупаю, когда тайком сбегаю наружу. Мне говорят, что еда простолюдинов не для меня, так что я не мог тебе сказать. И уверен, ты бы сразу запретила мне это делать.

Она не смогла назвать любимую еду Юлиана.

Услышав это, Анжелика утерла слезы.

– Я не стала бы! Если бы вы мне это сказали, я бы сразу же──

Однако, Юлиан оборвал ее:

– Мари заметила это, хотя я ей ничего не говорил. Когда мы были вместе снаружи, она поняла меня и предложила зайти в лавочку.

Когда Анжелика услышала это, ее слезы большими каплями западали на пол.

(...Я ничего не видела, а эта девчонка заметила? А ведь я была с его Высочеством все это время.)

Возможно, чувствуя вину, Юлиан извинился перед Анжеликой.

– ...Я знаю, что это грубо по отношению к тебе и твоему дому. Однако, я люблю только Мари.

Рыдания Анжелики усилились.

– Э, этого достаточно. Пока я могу быть рядом с вами, ваше Высочество──Юлиан.

Юлиан покачал головой.

Я...не могу любить тебя.

Поняв чувства Юлиана, Анжелика решила отступить. Она повернулась, чтобы покинуть комнату.

– Ваше Высочество, простите меня, я не скажу больше ничего. Но...я буду молиться за ваше счастье со стороны.

Когда Анжелика вышла из комнаты, Юлиан с горькой насмешкой заметил:

– Какой смысл говорить так после всего произошедшего...я хотел услышать это от тебя раньше.

Комментарии