Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 5. Герой проклинает непричастного полководца (часть 2)

— Пха-а! Ох и наелась я! Неплохо для такого обормота. Хвалю! И это мясо! Я никогда подобного не пробовала, оно просто тает во рту. Это мясо какого-то монстра, да? — довольно вульгарно прокомментировала рыжая, с довольным видом поглаживая живот.

— Это мясо благородного вепря.

— За дуру меня принимаешь, да? Мясо благородного вепря — третьесортный продукт, жилистое и безвкусное! Думаешь, я ничего о мясе не знаю, и бессовестно врёшь?

— Ах, простите великодушно.

Я саркастически ухмыльнулся и пожал плечами, и она в ответ недовольно нахмурилась. Вообще-то я ей не соврал, но и делиться секретом приготовления не собирался.

Хозяин оружейного магазина в королевской столице в качестве услуги рассказал мне древний дворфийский рецепт: нужно отварить мясо благородного вепря, добавив вина из риколевых фруктов первого урожая. В общем-то, скрывать рецепт особых причин у меня и не было, но мне потребовалась вечность, чтобы убедить старика научить меня этой хитрости. Вот поэтому мне казалось несправедливым, если она так просто узнает секрет.

— Могу я задать вопрос?

— А, точно. Ну и о чём ты хочешь спросить?

— Об одежде, которую ты носишь.

Я показал на её кимоно, и она взмахнула рукавом.

— И только? Желаешь узнать о платье? И не хочешь узнать, кто эта неотразимая красавица пред тобою? Или о подземелье?

— О подземелье мне интересно узнать, но об этом я спрошу позже. И перестань называть себя неотразимой красавицей, а не то я помру от смеха.

Если я и назову её «красавицей», то разве что «безнадёжной».

— Гляньте-ка, как этот обормот сыпет остротами! Ну и ладно. Эта одежда называется кимоно. Милая, правда? На неё наложены разные чары, такие как «Подбор размера», «Одевание», «Поддержание температуры»…

— Стоп, стоп. Мне не интересуют её возможности. Я просто хочу узнать, откуда она и кто её сделал.

Если в этом мире умеют шить кимоно, наверняка их научили другие японцы из моего мира. В ранобэ, которые я читал, всегда призывались и другие иномирцы, либо появлялись посредством реинкарнации. Ну, или как минимум, такая возможность не отрицалась.

А вот у рыжей, не знавшей о моих обстоятельствах, мысли, похоже, были направлены в совершенно другую сторону.

— Но это женская одежда, балда! Или, может, ты из этих? Хо-хо, ты не только лысый, да ещё и с прибабахом! Наверное, в прошлой жизни сотворил что-то действительно мерзкое, чтоб такое заслужить.

— Хватит уже назвать меня лысым! Чего прицепилась? И женскую одежду я не ношу! Даже и не подумаю!

Она посмотрела на меня снисходительным взглядом, когда я поспешно принялся всё отрицать.

— Я просто интересуюсь, кто её сделал. Не нужна мне ни твоя одежда, ни чья-либо ещё. И прекрати смотреть на меня как на ущербного!

— Можешь… можешь и не скрывать это о меня. Главное, чтобы человек был хороший, правда?..

— Эй, хватит говорить глупости, я серьёзно. Если не прекратишь, я больше не буду тебе ничего готовить.

В ответ рыжая приняла серьёзный вид и понимающе закивала. Вот паразитка! Так и хочется ей врезать. Пока я раздумывал, обрушить ли на её голову колотушку правосудия, она как ни в чём не бывало продолжила:

— Ладно. Ты хотел узнать, кто сделал это кимоно? К сожалению, я и сама не знаю. Просто наобум вытащила из своего гардероба.

— Ясно…

— Впрочем, я видела того, кто продавал такую одежду. Это в было стране Зверолюдей: там есть мастера, которые шьют такие платья. Они…

Зверолюди, значит. Интересно. Получается, либо кого-то призвали, либо он там переродился. Тогда надежда ещё есть. Хотя рассказать им о кимоно мог и черноглазый Герой-брюнет, который появился лет двести тому назад. Но в таком случае логичнее предположить, что информация о кимоно распространилась бы прежде всего в королевстве.

Размышляя над этим, я вдруг понял, что мне совершенно недостаёт информации об этом мире. После того как я здесь оказался, я всё время тратил на тренировки и спасал людей, выполняя долг Героя, а на то, что происходит вокруг, практически не обращал внимания. Я с удивлением осознал, что мало чего знаю о других вещах, помимо сражений с монстрами, а ведь с момента моего пришествия прошёл уже год.

В общем, когда выберусь отсюда, мне следует расспросить Юмис. Или того, кто путешествовал по всему миру — например, командира рыцарей Гуидотта. Он наверняка знает гораздо больше.

— Что ж, это лучше, чем ничего. Значит, страна Зверолюдей...

Гилмус, страна Зверолюдей. Я слышал, там всем заправляют зверолюди. Когда меня только призвали, Алесия рассказала мне, что из-за идеологических разногласий Орлеанское королевство считает страну Зверолюдей враждебным государством и наоборот. Несмотря на все усилия со стороны Империи, стычки между этими государствами продолжались.

Так что можно представить, сколько проблем меня ждёт из-за того, что я человек, даже учитывая мой титул Героя. Алесия, как принцесса, хотела повлиять на ситуацию, но вмешательство знати и прочие внутренние конфликты мешали ей это сделать. К тому же наладить отношения препятствовала весьма спорная политика страны Зверолюдей подминать под себя любые обнаруженные подземелья, независимо от того, как далеко они располагались внутри границ Империи. В конце концов, не имея возможности ничего с этим сделать, Алесия решила сосредоточиться на решении внутренних проблем.

И когда у неё появилась возможность, она отправилась в странствие, чтобы избежать усилившегося в столице влияния противников монархии. Путешествовать в компании опытного рыцаря-ветерана, который превзошёл всех в королевской армии и Героя показалось ей более безопасным, чем оставаться в неспокойной столице. Да уж, нелегко принцессам живётся…

К счастью, у Алесии были весьма сильные способности в магии исцеления, и король выразил уверенность, что мы справимся. Однако брать принцессу в страну, где к людям относились со стойким предубеждением, мы всё же не рискнули. Это было слишком опасно.

— Ну что ж, пора отсюда выбираться.

Я попал сюда, провалившись в яму. Следовательно, нужно искать путь наверх. Проблема в том, что я ничего не знаю об этом месте. Никто никогда его не зачищал, ни одно государство о нём не знает.

— Выбираться, говоришь? Да ты неисправимый оптимист.

— Мой оптимизм тут не при чём. У меня нет времени сидеть тут и розы нюхать.

Если я поскорее не вернусь к своей группе, моя прокачка встанет. Иначе говоря, моё возвращение в родной мир затянется ещё больше.

Я поднялся и ещё раз внимательно осмотрелся. Размеры комнаты были примерно как две аудитории в японской школе вместе взятые. Если повернуться лицом к фонтанчику, справа будет проход, а позади окажется лестница, ведущая наверх. Я бы не прочь попробовать зачистить это подземелье, но вернуться к группе является более важной задачей.

— Ну, ступай тогда. В конце того прохода находится комната, где появляются съедобные монстры. Можешь сходить туда, только возвращайся, пока я не проголодалась. Сейчас я сыта, и хочу вздремнуть. Тебе тоже советую. Время здесь течёт довольно странно.

Сказав это, рыжая сладко зевнула, вытащила из сумки подушку и одеяло и бесцеремонно улеглась на землю. Я прифигел от такого зрелища.

— Погоди! Чего это ты разлеглась? Я же сказал, что ухожу отсюда! Извините, конечно, ваше высочество, но у меня нет времени ждать, пока ты проснёшься. Не думай, что я останусь и буду тебя охранять…

Я рассчитывал, что она пойдёт со мной, так как я пообещал для неё готовить, но вопреки ожиданиям, она и ухом не повела. Нести эту недоделанную принцессу я не собирался.

— Не надо меня охранять, это безопасная зона. К тому же, если кто-то нападёт, я сразу же проснусь. — На мои попытки убедить её подняться, она лишь зашикала на меня и лениво отмахнулась.

Я заметил в центре комнаты «Охранный факел». Это особый предмет, который можно найти в подземельях. Не знаю, откуда они взялись, но по одной из теорий, если он размещён посреди комнаты, то монстры перестают в ней появляться и не могут зайти внутрь. Если рядом также находится источник воды, то место называют безопасной зоной.

— Ты всё равно снова окажешься здесь. Коридор ведёт в тупик, так что остаётся лишь лестница. Вернёшься как миленький.

— О чём ты? Думаешь, я развернусь и побегу от парочки монстров?

Я более чем уверен, что здешние монстры не страшны для меня. Последний год был насыщен событиями. Хотя в последнее время уничтожение монстров мало что мне даёт, тем не менее, это и есть та веская причина, чтобы день и ночь впахивать как проклятый, получая опыт.

С другой стороны, вся эта катавасия как раз из-за этого и приключилась.

Как бы там ни было, она насмехалась надо мной, над моей упорной круглогодичной работой! Может, я чересчур разошёлся из-за того, что она не понимала моего отчаянного положения, но ведь эта рыжая даже слушать меня не желала.

— Не надо истерик. Скоро сам всё поймёшь.

— Тц! Ну и чёрт с тобой. Я ухожу. Сюда я не вернусь. И готовить для тебя не буду.

— Да иди уже, иди, если неймётся. И когда вернёшься, приготовь на пять порций больше, чем в прошлый раз.

— Я же сказал, я не вернусь!

Я не удосужился поинтересоваться её уровнем и характеристиками, но с её-то силушкой она точно не пропадёт.

Всё ещё возмущённый её пофигизмом, я принялся подниматься по лестнице. Лестница была винтовой, поэтому я не видел, что находилось впереди меня. Я быстро пробежал примерно двести этажей, но выхода всё не было. По крайней мере, это монотонное восхождение позволило мне успокоиться.

— И чего, я, блин, разошёлся? Как малолетка какая-то.

Оставшись один, я начал раздумывать, не погорячился ли я. Неважно, насколько она сильна — неужели я вот так и оставлю совершенно одну совсем ещё юную девушку посреди подземелья? Пусть даже ведёт она себя по-свински, всё-таки это слишком.

Испытывая угрызения совести, я продолжал быстро подниматься по лестнице.

И тут послышался громкий щелчок.

— Э?..

Внезапно ступеньки подо мной начали резко сдвигаться, и прежде чем я что-либо понял, лестница превратилась в покатую горку. В панике я попытался удержаться, но ступеньки были сделаны из гладкого материала, а из щелей просочилась похожая на масло жидкость. Естественно, сохранить равновесие я не сумел и живописно встретился с полом своей пятой точкой.

— Уа-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!!

Я протянул руку, чтобы за что-нибудь зацепиться, но поручней не было. Нож мне тоже не шибко помог, так как из-за масла проскальзывал.

На сумасшедшей скорости я полетел вниз.

— Ко… Ко-о-о-о-о-мэ-э-э-э-эй!!!

Мне не пришло на ум ничего другого, как снова проклинать непричастного к моей неудаче великого человека. Не понимая, как так получилось, измазанный маслянистой жидкостью, я снова очутился в комнате, которую покинул пять минут назад.

— Ух!

На полной скорости я врезался спиной в упругий столбик, которого здесь раньше не было. Тряхнув головой, чтобы избавиться от головокружения, я взглянул наверх. Там оказался гигантский шар, который раскрылся, и на меня посыпались разноцветные лепестки. Над моей головой с шуршанием раскрылся баннер с большими дурацкими буквами «Добро пожаловать в Великий лабиринт Тоакокурой!»

Идиотизм какой-то.

— Э? Чего? А?!

— Гм, с первой попытки ты забрался намного дальше, чем я рассчитывала. Везунчик! — Услышал я голос, всё ещё приходя в себя. — И кто это там говорил, что сюда не вернётся? Мм?

Я беззвучно раскрыл рот и повернулся. Находившаяся в положении лёжа-на-боку рыжая издевательски мне улыбнулась.

— Ты по мне соскучился, и поэтому решил вернуться, да?

Прикрыв рот рукой, она протяжно зевнула, всем своим видом показывая всю избитость ситуации.

Ну и мерзкая же у неё натура, прямо как у демона! Хотя нет, демоны по сравнению с ней — просто ангелочки, это я понял ещё при встрече.

— Ты… Ты всё знала!

— А я что говорила? Ну и главное, любезнейший: в следующий раз не забудь сделать на пять порций больше, как уговорено.

Повернувшись на другой бок, рыжая бестия со спокойной душой отправилась в мир сновидений.

— Ах ты ж!..

Покраснев как помидор, я заткнулся. Кричать было бесполезно, поэтому я упрятал свою ярость поглубже в сердце и поклялся: «Ты у меня попляшешь, гадский Комэй!»

Придумывая всякие страшные кары и пытки замечательному стратегу, который был совершенно невиновен, я потащился к фонтанчику, чтобы смыть с себя загадочную жидкость.

«Верну и ей сполна за всё хорошее!»

Это было глупо и по-детски, но проглатывать такую наглость — непозволительно!

Как только представится возможность, я ей устрою. И буду тем, кто смеётся последним.

Комментарии