Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 4. Герой и Повелительница демонов. Вкус сражения за обеденным столом

— Ух, о-ох. А-а-а, до сих пор чешется.

— Ха, ха-а. У-у-у, до сих пор щиплется. Глаза. Нос. Слёзы не останавливаются…

Сразу после предыдущих событий, рыжая прыгнула в фонтанчик в углу комнаты. Увидев это, я прыгнул туда же. Я судорожно ополоснулся, затем выполз оттуда на четвереньках. Рыжая выползла оттуда таким же макаром.

— Ты… И-идиотка рыжая, зачем использовала такую магию?

— Хм-хмпф! Так тебе и надо-оу-у-у.

— На себя посмотри, плаксивая морда. Гундосишь тут. У-у-уф, зараза, всё ещё чешется.

Сильных расчёсов на коже вроде не было, но я продолжал чувствовать неприятные покалывания.

Сила и воздействие заклинаний уменьшаются пропорционально магическому сопротивлению противника. Другими словами, она как минимум такой же монстр как и я. При всё при том, очень редким считается владение хотя бы одним нестандартным магическим атрибутом, а у ней их несколько. Можно с уверенностью сказать, что она владеет семью атрибутами: огонь, ветер, вода, земля, тьма, растительность и дым. Если посчитать чары, не входящие в атрибутную магию, вроде телепортации, то их будет уже восемь.

Судя по рыжей, сидящей со слезящимися, слегка покрасневшими глазами, она тоже пока окончательно не оправилась. Похоже, она высушила одежду каким-то заклинанием, которая стала полностью сухой, и с неё уже не капало.

Я же, сидя на полу, скрестив по-турецки ноги, всё ещё пытался поскорее высушить рубашку, потряхивая её. На мою экипировку было наложено зачарование «Быстрая сушка», так что она довольно быстро высохнет сама. Ну а до тех пор… в общем, ощущения неприятные, но терпимо.

«Интересно, и когда я в последний раз так по-идиотски орал как младшеклассник какой-то?»

Теперь я понимаю, что означает «излить душу». После того, как я ей высказал всё, что накипело, я почувствовал себя намного лучше. Если подумать, до сих пор я всецело был поглощён идеей стать сильнее. Тревога копилась у меня в сердце, но у меня не было ни времени, ни решимости, чтобы выплеснуть её, даже просто возмущаясь, когда я был один.

В общем, для меня это оказался словно глоток свежего воздуха. Однако...

— Чего зенки вылупил, извращенец?!

— От извращенки слышу, падлюка ты рыжая!

— П-падлюка-а?!

— Ясно дело, падлюка! Хорошо хоть, что я смог одну сферу отбить обратно. А так бы пришлось ещё и от слезоточивого газа мучаться! Ты демон, что ли?!

— Заткнись, лысый!!! Лы-ысый, лы-ысый, лы-ысый!!!

— Я, блин, не лысый! Ты мою шевелюру не видишь, что ли? Глаза протри!

— Тогда скоро облысе-ешь!!!

— Не, ну вы слышали?! Ну точно — падлюка!

...Так как она продолжала меня бесить, я вряд ли был ей благодарен. Впрочем, я должен спросить её кое о чём. Это важно.

— ...Слушай, ответь-ка на один вопрос.

— Не буду.

Надувшись, рыжая отвернулась.

— Ты что, ребёнок?!

— Сам ты ребёнок!!!

— Воу! Хватит шарахать магией без предупреждения! Это опасно!

С трудом наклонившись в сторону, я успел увернуться от прилетевшего огненного шара. Я не переставал поражаться её невероятно быстрому обращению с магией, и похоже, она не очень-то и пыталась попасть в меня заклинанием, снизив его мощность и скорость. Попав в стену позади меня, шар с лёгким хлопком рассеялся.

— Хм, чёрт с тобой.

Есть множество способов присмирить нахальную девчонку. Не хочешь слушать, пусть твой желудок тебя вразумит. Тем более, я и сам проголодался. Наверняка у меня получится приготовить что-нибудь посъедобнее и повкуснее, чем у неё.

— Мм, это чего?

Я приподнялся на одно колено и достал из сумки небольшой котелок, который прикупил на рынке в королевской столице, да парочку горючих камней. Подготовив очаг, я поджёг огонь и поместил сверху котелок, наполнив его водой. Затем я достал и порезал ножом овощи, бросил их в воду и стал варить на медленном огне.

— Так, теперь мясо… А, вот это подойдёт.

Я достал мясо благородного вепря. Если его готовить как обычно, получится полное дерьмо. Впрочем, если порезать его на мелкие кусочки и варить с косточкой, добавив немного риколевого вина, блюдо получится отменным.

Удалив шкуру, я порезал мясо прямо вместе костями, влив в нож немного маны. Кости дадут достаточно вкуса и позволят ему как следует распространиться.

Покидав все ингредиенты в котелок, я поставил его на огонь.

Кажется, рыжая заинтересовалась процессом готовки: какие ингредиенты я использовал и как подготавливал их моим духовным клинком в виде ножика, который затем исчез. Однако при этом она не произнесла ни слова. То ли перенервничала, то ли из-за своего упрямства, она просто время от времени бросала в мою сторону взгляды, ничего не предпринимая.

Она напоминала маленькую осторожную зверушку. Это показалось мне забавным, поэтому я решил незаметно понаблюдать за ней.

Через двадцать минут повсюду начал распространяться аппетитный аромат. Взгляды рыжей в мою сторону участились, и она стала медленно, но верно сокращать дистанцию.

Хотя на лице у неё было всё написано, она продолжала сидеть, обхватив колени руками и повернувшись в другую сторону.

Или она очень гордая, или очень строптива.

И вдруг… тишину нарушило милое, но решительное урчание.

— Мня?! Это!.. Это не то! Это другое!!!

— Пфф! Кхе-хе-хе.

Похоже, желудок решил выбросить белый флаг, наплевав на гордость хозяйки. А как забавно выглядело её растерянное, готовое вот-вот расплакаться личико, когда она отчаянно пыталась подавить вероломное предательство своего живота!

— Чего смеёшься? Я же сказала, это другое! И я не голодная совсем, не думай!

— Ага, ага.

Я вытащил деревянную тарелку с ложкой, налил в неё супа и протянул перед рыжей.

— Думаешь, сможешь меня этим соблазнить?

— Да я вообще молчу.

— Ну, если ты так настаиваешь, чтобы я это съела, то…

Сглотнув, она вытянула руки, чтобы схватить тарелку, но я поднял её выше, чтобы она не могла достать.

— Эй, так ты у нас не только плохо видишь, но ещё и плохо слышишь, да? Когда просишь о чём-то, надо сказать «пожалуйста», поняла?

— А-а?! Ммгх-мнннх, да ты сам тот ещё гад! Отдай!

— Только с условием, что ты ответишь по крайней мере на один мой вопрос, — сказал я, ехидно улыбнувшись.

— Мм, ммх.

Похоже, её аппетит и её гордость схватились в жестокой битве. Но вскоре она сдалась, не в состоянии больше сдерживать свой урчащий живот.

Замечательно же, когда проблему можно решить таким нехитрым способом. Всё равно, что помахать у карапуза перед носом вожделенным мороженым.

— Ладно, ладно, спрашивай что хочешь. Но взамен ты будешь для меня готовить, пока находишься в этом подземелье. Возражения не принимаются.

— ...Ну хорошо. Если честно, даже как-то жаль тебя.

Мой взгляд на секунду замер на кучке отбросов, похожих на съестные припасы. Точнее, когда-то бывших съестными припасами.

Сомневаюсь, что она постоянно этим питалась. Скорее всего, она, как и я, угодила в беду и осталась одна. И так как готовить она совершенно не умела, ей пришлось есть это, чтобы не умереть с голоду. Бедняжка.

— Мне твоя жалось не нужна! Я... я старалась! Изо всех сил старалась!

— Ну, ну, успокойся, успокойся. На, ешь. Я тоже поем.

Похоже, раз мне придётся готовить ей еду, она не против, чтобы я остался вместе с ней. Хотя даже по этому потешному бою уже можно судить о её силе.

Вряд ли она соизволит попросить о помощи, к тому же она и сама достаточна сильна. Но как воспитанному в японских традициях человеку, моя совесть не позволит мне бросить на произвол судьбы девушку, которая скорее всего моложе меня. Более того, мы встретились впервые, да и встреча прошла так, что мне нет никакой необходимости раскрывать свою личину Героя.

По сути, для меня это уже стало обыденным делом. Единственная проблема, что мне не хочется раскрывать карты перед незнакомцем, поэтому ранее продемонстрированный «Веерный меч-колотушка» пока останется единственным оружием, которым я буду сражаться.

Это всё же меня немного беспокоит, так как я редко им пользуюсь из-за того, что на оружие он совсем не похож и выделяется. Впрочем, несмотря на то, что изначально это простой харисэн, его возможности позволяют ему быть неплохим универсальным духовным клинком, на который можно положиться в битве.

— Ням-ням… И почему у такой неотразимой красавицы как я готовить не получается, в то время как стряпня какого-то чернявого с лицом безнадёжного неудачника так хороша? Это нонсенс…

— Эй, кто позволил тебе судить о моей внешности, рыжая физия? И кто это тут неудачник?

Насчёт её кулинарных навыков я решил умолчать, наблюдая как она со слезами на глазах с удовольствием трескает мою заурядную, ничем не выдающуюся стряпню.

— Добавки!

— Фигасе!

Она опустошила миску в мгновение ока и тут же принялась наливать себе другую порцию, даже не удосужившись спросить моего разрешения. Дело плохо, так мне ничего не останется.

— Эй, а поскромней себя вести можно?!

— Не говори ерунды! Мы договорились, что это всё — моё!

— Никто такого не говорил!!!

— Поэтому, ням-ням, я разрешаю тебе съесть ещё одну миску, понял? Мм, мяско — просто объедение!

— А ты не опухла?! И вообще — когда я ем, я глух и нем!

Рыжая нагло улыбалась, потешаясь надо мной.

— И к чему, ням-ням, этот бред? Пища — основа жизни. Бульк-бульк, пха-а. И сражаться за пищу — наш основной инстинкт. Хочешь жить — умей вертеться. А будешь клювом щелкать — ничего не получишь.

— Сама придумала? И причём тут сражение?

— Это сражение за обеденным столом. Кто успел, тот и съел. И пока ты задаёшь глупые вопросы, я успею наполнить ещё одну миску.

— Эй! Эй! А ну стой! Это моё мясо! Моя порция!

— Ммуа?! Это нечестно! Докладывать мясо, пока не закончил есть остальное — против правил!

— У нас тут сражение — какие могут быть правила?

Я хотел расспросить её о кимоно, пока мы ели, но судя по всему, времени на это у меня не было, поэтому я всецело занялся поглощением супа, чтобы не остаться голодным.

Комментарии