Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Побочная глава. О том, как в любовном треугольнике поделили ничего не подозревающего Героя и последующими за тем мероприятиями

В тот день хозяин привёл домой девушку по имени Шурия.

Я завершила все свои дела, включая приготовление ужина на гостиничной кухне, где я уже порядком освоилась, и ожидала их возвращения.

— Хозяин, с возвращением. И добро пожаловать, Шурия.

— Здравствуйте. А вы, должно быть, Минарис?

Мы обменялись приветствиями и дружелюбными улыбками. Я была уверена, что новенькая догадывается о моих тайных целях, однако же она не проявила слабости и не отвела глаза.

Она производила намного более сильное и уверенное впечатление, чем я могла предположить по рассказу хозяина. Может быть, предательство так резко изменило её?

Я знала, что у неё есть эльфийские корни, но откуда же тогда этот странный цвет кожи? У неё были заострённые уши, как у эльфов, но насколько мне известно, кожа у них белоснежная, что является предметом их гордости. Или же цвет так поменялся как раз из-за её родословной?

...Нет, дело не в этом. В воспоминаниях хозяина, которые мне передались, её кожа была бледно-белой, а значит она лишь недавно так изменилась.

Пока между мной и Шурией пробегали искры, скрытые за доброжелательными улыбками, хозяин словно не заметил накаляющуюся между нами атмосферу. Лишь беззаботно бросил, что рад, что мы друг с дружкой поладили.

Это немного меня ошарашило, и всё же эта флегматичность хозяина стала казаться мне очень милой.

— Что же, давайте поужинаем? Всё готово.

Будем считать это ничьёй.

***

В тот же вечер, наевшись досыта, мы решили отдохнуть после ужина и приступить к нашему плану уже на следующий день.

Хозяин любил хорошо поспать в удобной постели, так что мы продолжали оставаться во всё той же недешёвой гостинице.

Приняв Шурию, мы переместились в просторную комнату с четырьмя кроватями, которую сняли заранее. Завтра мы всё равно собирались покинуть город, так что напоследок решили потратиться на роскошные апартаменты.

Сначала я предложила разделить постель вместе с хозяином, но он в ответ рассердился и на повышенных тонах заявил, что спать в одной кровати будет тесно.

При этом его лицо слегка покраснело, что означало, что он не так уж и против спать вместе со мной, и ему просто нужна широкая кровать, чтобы насладиться комфортом.

Пожалуй и правда, двоим спать в одноместной постели будет не слишком удобно.

Я расстроилась. Я знала, что на самом деле хозяин на меня не сердится, но было неприятно, когда он впервые накричал на меня.

Он закончил меня отчитывать, сказав, что будет спать так как посчитает нужным, и что никакие мои доводы в непрактичности его не убедят. Я должна смиренно принять, что всё ещё не понимаю желаний своего хозяина, и серьёзно над этим поразмыслить.

Попытка вести себя как рассудительная женщина обернулась тем, что я чересчур на него надавила. Опытная и искушённая авантюристка рассказала мне, что не следует во всём потакать своему мужчине, иначе я рискую, что он попросту сбежит от меня. Прошу вас, сестрица-авантюристка! Мне сейчас так нужен ваш совет! Нет, я, конечно же, понимаю, что хозяин никуда не денется. Но если он меня возненавидит, это станет худшим моим кошмаром.

Хозяин продолжал спать; его умиротворённый, совершенно беззащитный вид доставлял мне необычайное удовольствие. Но если сейчас я приближусь и попытаюсь до него дотронуться (безо всякой задней мысли), он моментально проснётся, приняв меня за угрозу.

Не имея возможности быть к нему ближе, многие дни пролетали в этих томных муках.

В другой день я бы просто скрыла своё присутствие и как следует насладилась бы его спящим ангельским личиком, избегая прикосновений. Разумеется, настолько, чтобы осталось достаточно времени и для сна. Однако сегодня всё было иначе.

— Пойдём, выйдем? — предложила я.

— ...Конечно, — согласилась она.

Глубокой ночью, когда город уже уснул, мы, кивнув друг дружке, тихо покинули комнату.

По словам Шурии, хозяин ей уже всё рассказал. Мне также передались её воспоминания и эмоции.

Новая, тёмная ярость охватила моё сердце. И она не уступала моей. У меня не было оснований сомневаться в ней как в нашей новой сообщнице. Тем не менее, встретив её и взглянув ей в глаза, я осознала, что кое-что обсудить нам всё же следует. И похоже, в этом мы были с ней солидарны.

Я было подумала отложить этот разговор на потом, учитывая сколько сегодня ей пришлось перенести, но посмотрев ей в глаза, поняла, что мои опасения были напрасны.

В её глазах была не усталость. Там я увидела устремлённый в будущее свет, одержимость свершением мести.

Конечно, телу тоже требовался отдых, и можно было бы поговорить в другой раз, но судя по всему, она не слишком устала.

Снаружи город освещал яркий полумесяц, а кожу пощипывал холодный ночной воздух.

— Ну что сказать, — начала я, — мне не приходилось сталкиваться с подобной ситуацией раньше и должна признать, что я теряюсь в догадках, с чего бы начать наш разговор…

— Мне тоже нечем похвастаться, — вздохнула Шурия. — О любовном треугольнике я знаю лишь понаслышке.

— Как ты уже догадалась, причины, по которым я стала его сообщницей, создают определённые препятствия в такого рода отношениях. — Вспомнив о хозяине, я невольно улыбнулась. — Но это вовсе не означает, что я с этим смирюсь.

— Разумеется. С прошлым это даже не сравнить! Эти подлецы гнусно растоптали твои чувства, твою доброту. В любовном треугольнике всё должно быть чище и возвышенней, как «На балу любви» или в «Цветочном саду барона»...

— Д-да, как-то так, как-то так.

Шурия разгорячилась и принялась говорить о чём-то далёком от нашей дискуссии. Она была более импульсивна, более эмоциональна по сравнению с тем, как описывал мне её хозяин. Может, это влияние магической силы демона внутри неё?

— В любом случае, — сказала я, возвращаясь к теме нашего разговора, — то, что происходит между нами, вряд ли можно назвать любовным треугольником. Наши отношения просто не позволят нам друг с другом соперничать.

— Да, это так.

Верно, мы не соперничаем, просто устанавливаем некоторые правила. Потому что никто из нас не может ни уйти, ни помешать другому, ни даже спрятать свои чувства.

И главное, Шурия такая же как и я: мир, которым она дорожила, предал её, и она поклялась отомстить. Сообщница, которая знает о моей боли не понаслышке, и которая важна для меня, так же как и я для неё. Мы просто не можем вредить друг другу.

Поэтому нам придётся быть заодно. Пока мы не встретились, у меня всё ещё теплилась надежда, что она не влюбится в хозяина, но эта надежда оказалась несбыточной.

Он был тем, кто дал ей силу исполнить её желание, единственным в целом мире, кто спас её, и тем, кто разделил с Шурией её месть.

И кто бы на её месте не влюбился?

«Даже если пока она не влюбилась в него окончательно, этот разговор всё равно необходим. Неважно, как, но мне нужно переманить её на свою сторону.»

Потому что есть ещё кое-кто, кого стоит опасаться куда больше, чем Шурии.

— Прежде всего, — заметила я, — наша общая соперница в любви — это…

— Повелительница демонов. Это нечестно! И как прикажете соперничать с его чувствами к ней из прошлого? — Шурия слегка прикусила губу и надулась.

— Не переживай. Одна авантюристка однажды сказала мне: «Мужчина может мечтать о далёкой женщине, но выбирает ту, что рядом с ним.»

— Какие мудрые слова! Нужно сделать так, чтобы он смотрел только на нас. Очаровать его, вскружить ему голову. Я много читала о том, как мужчины падки на женское тело!

— Но нужно быть осторожными. Если мы станем вести себя слишком распущенно, хозяину это очень не понравится, я знаю. Если он станет нас избегать, будет невероятно сложно сблизиться с ним вновь. Нужно делать это постепенно, как бы невзначай, и медленно преодолевать все воздвигнутые преграды.

— Да, постепенно… Точно, я читала о распутной соблазнительнице, которая в итоге так и осталась ни с чем.

— Для начала давай нацелимся на преодоление стадии, когда хозяин не станет нас сторониться из-за того, что мы обнимаем его безо всякой причины. Исходя из своего опыта, могу с уверенность заявить, что хозяин мужчина не железный, и всё ещё поддаётся на женские уловки. Мы можем воспользоваться этим во время опьянения маной. Хозяин будет думать, мол «ничего не поделаешь», и этого вполне достаточно.

Да, я уверена в этом. Когда притворяюсь, что у меня опьянение маной и начинаю липнуть к нему, он хоть и обращается со мной немного грубо, но делает это не слишком категорично.

Если бы я заметила, что ему действительно это не нравится, то не стала бы продолжать. Однако несмотря на напускное недовольство и раздражение, лицо хозяина слегка заливается румянцем, что я нахожу очень милым. Эта стеснительность меня заводит.

— Можешь объяснить по-подробнее?..

— Ну-у, я пытаюсь как бы нечаянно прижаться к нему грудью, также использую опьянение маной, чтобы вынудить его поцеловать меня в губы...

— О б-боже, гру-грудью?! И даже… п-поцеловать… ва-а, ва-а-а!

Смуглое личико Шурии внезапно приобрело красный оттенок.

Какая лапочка, просто сама невинность.

Впрочем, это совсем не то, что я ожидала от своей сообщницы. Похоже, в этом вопросе положиться на неё будет трудно. Придётся взяться за её обуче… в смысле, перевоспитание.

— Постарайся хотя бы так не краснеть. Когда хозяин забудет наконец о своей Летисии, мы будем единственными, кто будет с ним рядом, кто утешит и осчастливит его. Нужно будет действовать более дерзко.

Если я смогу держать её на коротком поводке, то она будет во всём на меня полагаться...

— Ты п-права. Когда придёт время, мы позволим ему … наши … . А если повезёт, то и … нас в … его … .

«!»

От услышанного у меня перехватило дыхание.

— Ах, нам будут нужны верёвки и свечи, возможно, даже плётка...

«?!»

— О-откровенно говоря, — нерешительно продолжила Шурия, — сегодня хозяин проверял мою решимость, попирая меня ногами. И знаешь, мне кажется, внутри меня проснулось что-то совершенно новое. Моё сердце начинает стучать сильнее, когда я вспоминаю об этом.

«?!!»

Говоря это, Шурия жутко краснела, стеснялась и ёрзала, а мне пришлось применить навык «Дерзость».

Боже, как же так! Тёмные желания этой девочки куда более нескромные, чем мои. Н-нет, моя любовь к хозяину не уступает ей, и если он того пожелает, храбрости исполнить все его сокровенные желания у меня хватит.

— У хозяина определённо могут иметься садистские наклонности. Такой человек в постели становится зверем.

— П-правда?..

Если подумать, то действительно, иногда я чувствую на себе его страстный, полный желания взгляд, от которого у меня холодеет спина, словно взгляд дикого хищника, взирающего на свою добычу...

— Да, сомнений нет! Если он хотел просто сыграть роль плохиша, до такого бы не дошло!!! Ты права, абсолютно права, что у него есть такие наклонности!!!

— М-мне тоже начинает казаться, что это так...

Её слова заставили меня призадуматься.

Хозяин всегда учтив и вежлив со мной, но изредка, когда я с чем-то не справляюсь, он начинает меня поддразнивать. И выглядит при этом чрезвычайно довольным.

Его дразнящий смех в этот момент отличается от того демонического смеха, когда он думает о мести. И хотя от него у меня тоже пробегают мурашки, всё-таки… неужели и правда?

«Н-нет, не поддавайся. Инициатива должна быть в твоих руках...»

— Д-давай на этом закончим. С завтрашнего дня нам предстоит много дел, так что продолжим этот разговор в другой раз.

— А? Д-да, конечно!!!

Я вернулась в гостиницу.

Я не сбежала от сражения, просто совершила стратегическое отступление.

***

Впоследствии, втайне от Кайто Шурия вынесла из поместья Юмис несколько «учебных пособий» специфической направленности, которые они с Минарис затем старательно изучили.

Их уровень неуклонно повышался, позволив им достичь новых вершин.

Комментарии