Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 9. Герой переживает, попав в неожиданную ловушку

Состязание было назначено на завтра. Мы одновременно войдём в лес и выясним, кто сможет уничтожить больше гоблинов до захода солнца. Я установил условия и подстраховался на случай, если что-то пойдёт не так, как задумано. Я хотел просто подкинуть идею этому молодому человеку, а в итоге оказался втянут в противоборство как его союзник.

Маг жаловался, что будет нечестным ему одному выступить против троих. Троица, в свою очередь, не желала прославиться слабаками, всей группой набросившимися на одного новичка. Так что можно сказать, они вынудили меня, инициатора, принять в этом участие.

Другим неприятным обстоятельством было то, что обе стороны отказались от поединка один на один. Первый считал, что так будет нечестно, а второй просто не желал решать спор таким способом. Я хотел категорически отказаться, но к тому моменту мы подняли уже достаточно шуму, и вокруг нас стали собираться другие авантюристы. Но главное, мне не хотелось привлекать к себе ещё больше внимания, чем я уже привлёк, так что в конце концов мне пришлось соглашаться и кивать головой.

Это было не единственной моей проблемой. Прежде всего, нельзя было допустить, чтобы люди подумали, что у меня к Баркасу есть какое-то предубеждение. Я хотел быть вне подозрений, когда придёт время.

Поэтому я во всеуслышание заявил перед персоналом гильдии, что убитые нами гоблины будут прибавлены к счёту мага, но мы не получим с этого никакой материальной выгоды. Если мы победим, вся добыча нашей группы достанется юноше. Если победят наши соперники, они получат только его добычу.

Я решил, что в таком случае нас не будут считать заинтересованной стороной. Мы просто будем прицепом для паритета сторон.

Дот и Терри было запротестовали, что в случае победы им достанется меньшая добыча, но мы смогли убедить их, что такая уступка необходима. Всё-таки нас случайно втянули в это, к тому же мы только что зарегистрировались как авантюристы.

Также я потребовал, что мы с Минарис получаем треть награды за задание, независимо от того, сколько гоблинов уничтожит маг. Это предотвратит нас от возможных инсинуаций со стороны той троицы, что мы с моей спутницей сделали всю работу, а маг валял дурака.

Баркас во время переговоров толком ничего не сказал. Он молча то поглядывал на посох мага, то пожирал глазами Минарис.

Его намерения были написаны у него на лбу.

Меня немного беспокоило, что он бросал на Минарис похотливые взгляды, но желание расхохотаться над его простотой вскоре победило моё раздражение.

Как только переговоры закончились, Баркас со своими головорезами незамедлительно отчалили. Мы договорились встретиться завтра до полудня. Они не стали возвращаться в гильдейскую пивную и даже не удосужились получить вознаграждение за кролика-слухача.

Похоже, они не имели ни малейшего представления о наших планах. Более того, они начали обсуждать, куда им пойти выпить.

— Что ж, нам тоже пора. Надо хорошенько подумать над тем, что предстоит завтра.

— Хорошо.

— Эм, пожалуйста, постойте, — окликнул нас маг, прежде чем мы ушли. — Простите, что так получилось. Я не хотел вас втягивать, просто мне показалось, что мы с вами похожи. Вы не против, если я угощу вас завтраком? Заодно обговорим, как будем действовать завтра.

Я посмотрел на него как баран на новые ворота.

Да чёрта с два. Не вижу ни малейшего сходства с тем, кто нарывается на драку с группой авантюристов безо всякой на то причины. Впрочем, если подумать, паренёк-то довольно неуклюж. И о помощи он нас попросил как-то уж совсем неловко. Я не почувствовал в нём никакой враждебности по отношению к нам, однако он определённо что-то скрывает. Постойте, а что он вообще имел в виду под «похожестью»? Поразмыслив над его словами, я стал относиться к нему с ещё большей настороженностью.

Самое очевидное предположение — он считает меня аристократом, и наверное, поэтому мы с ним похожи.

«Пожалуй, это можно трактовать, что он дружелюбен по отношению к нам?» — подумал я.

Судя по его речи и манере держаться, он явно благородных кровей. Он не похож на человека, который становится авантюристом из-за того, что его семья попала в немилость. Скорее всего он третий, четвёртый и так далее сын в семье. Довольно типично когда все сыновья, кроме первых двух, покидают дом и живут отдельно. Первого сына воспитывают как наследника, ну а второго как его возможную замену.

В итоге наш маг посчитал меня этим «и так далее» сыном из аристократической семьи. Немного поразмыслив, я пришёл к выводу, что это единственное логичное объяснение. Владеть рабом не было редкостью, но среди новичков только люди с большим кошельком могли их себе позволить.

— Мы уже позавтракали. И пожалуйста, не стоит об этом беспокоиться. Это ведь естественно, когда джентльмен помогает джентльмену в затруднительной ситуации, правда? — я пожал плечами и улыбнулся.

Я не собирался его переубеждать, потому что меня это никак не волновало. Я решил оставить всё как есть и просто отвязаться от него.

— Как скажете. В таком случае, я разделю с вами награду поровну и угощу, если завтра нам улыбнётся удача. — Юный маг закончил разговор и отправился обратно к стойке регистрации.

Мы с Минарис покинули гильдию, так как причин задерживаться здесь больше не было.

— Я должен был знать, что новичков с рабами здесь считают аристократами.

Я намеренно не стал прятать печать раба у Минарис, так как было очевидно, что она моя рабыня, и не озаботился хоть как-то скрыть её красоту. Мне и в голову не пришло, что окружающие ошибочно примут меня за человека знатного рода.

— Некоторые её уже видели, но может тебе стоит скрыть свою метку раба? Хотя теперь это вряд ли сильно поможет.

— Я… хотела бы оставить всё как есть. Я считаю, это вряд ли нас затруднит. Наоборот, если скрыть факт, что я рабыня, это может привести к неожиданным проблемам в дальнейшем, — немного подумав, ответила Минарис.

— Да, пожалуй. Если скрыть, что ты рабыня, от мужиков, особенно авантюристов, тебе отбою не будет. Большинство из них вряд ли смутит то, что ты зверочеловек, особенно если будешь хорошо справляться с работой. А с твоей красотой ты вообще будешь нарасхват.

— ...Я — красавица? Вы не преувеличиваете, хозяин?

Лицо Минарис стало напряжённым и застыло. Похоже, она действительно не принимала факт, что красива. Или же просто смущалась. Я также не мог с уверенностью сказать, была ли бесстрастность на её лице результатом применения навыка или же нет.

Так или иначе, я считал нужным напомнить ей о её внешности. Важно знать, что о тебе думают окружающие.

— Я вполне серьёзен. Ты милая и симпатичная, я действительно так считаю. И более чем уверен, что и другие считают так же.

— Что ж… как скажете.

Вне зависимости от моих комплиментов её лицо оставалось непроницаемым. Я чувствовал себя немного неловко, когда говорил это ей. Впрочем, никаких романтических чувств я к ней не испытывал, и поэтому перешёл к другой теме.

— Кстати, я думаю, это плохая идея — избегать любого, кто пытается флиртовать с тобой. Не убивать же их в конце концов только из-за этого. Кроме того…

— Кроме того?..

— Ты рабыня, и некоторые могут попытаться сблизиться с тобой через меня. Это можно использовать в наших интересах, сделав их объектом прелюбопытнейших экспериментов. Например, мы можем проверить, понимают ли гоблины человеческую речь или нет.

Я решил по возможности не вовлекать в нашу месть невинных людей. На это было несколько причин, но самая важная — я мог окончательно слететь с катушек, и после этого не смел бы предстать перед Летисией. Отбросить своё благоразумие означало растоптать всё, что она дала мне.

Моя избирательность в убийствах, однако, касалась только тех, кого я мог назвать человеком. Ублюдки, существовавшие только за счёт своих инстинктов не считались. Этот были монстры, гоблины и прочие двуногие, которых я не считал разумными существами.

Впрочем, просто убивать их не было смысла. У хорошего хозяина даже мусор шёл в дело.

***

Купив все необходимые зелья и яды, которые могли нам пригодиться, мы начали собираться.

Я достал с пояса «Меч восьмиглазого проясняющего фолианта» и влил в него немного маны, чтобы просмотреть добытую мной информацию.

Если быть конкретным, это была информация о характеристиках Баркаса и его напарников.

Баркас: мужчина, 31 год

ОЗ: 682/682

ОМ: 569/569

Уровень: 43

Сила: 399

Выносливость: 357

Живучесть: 390

Ловкость: 418

Магическая сила: 331

Сопротивление магии: 391

Врождённая способность: Чутьё наживы

Навыки:

Фехтование ур. 2

Выслеживание ур. 2

Скрытность ур. 3

Кошачий глаз ур. 2

Сбор материалов ур. 5

Усиление магии ур. 3

Состояние: в норме (лёгкое опьянение)

Дот: мужчина, 28 лет

ОЗ: 561/561

ОМ: 348/348

Уровень: 37

Сила: 253

Выносливость: 394

Живучесть: 325

Ловкость: 457

Магическая сила: 217

Сопротивление магии: 319

Врождённая способность: нет

Навыки:

Кинжалы ур. 4

Фехтование ур. 1

Выслеживание ур. 5

Скрытность ур. 3

Кошачий глаз ур. 3

Самоконтроль ур. 2

Обнаружение ур. 2

Сбор материалов ур. 6

Малое усиление зрения ур. 2

Рекогносцировка ур. 2

Состояние: в норме (лёгкое опьянение)

Терри: мужчина, 29 лет

ОЗ: 415/415

ОМ: 630/630

Уровень: 39

Сила: 94

Выносливость: 214

Живучесть: 275

Ловкость: 247

Магическая сила: 549

Сопротивление магии: 499

Врождённая способность: нет

Навыки:

Владение посохом ур. 2

Выслеживание ур. 1

Кошачий глаз ур. 2

Магия воды ур. 5

Управление магией ур. 3

Медитация ур. 3

Снижение расхода маны ур. 2

Сбор материалов ур. 5

Состояние: в норме (лёгкое опьянение)

— Так-так. Мечник в авангарде, разведчик и маг, прикрывающий с тыла.

— Весьма сбалансированная группа.

Я смутно припоминал, что при первой нашей встрече они были группой ранга C. Не знаю, было ли это правдой, но я предполагал, что лидер группы имел ранг C, а его напарники, скорее всего, ранг D.

Но это было через три года в будущем. Сейчас же, судя по характеристикам, у них был одинаковый ранг, причём гораздо меньший. Иначе говоря, они были на уровне ранга E, а их группа в лучшем случае имела ранг D.

Я не знал, что конкретно представляет собой врождённая способность Баркаса. На мой взгляд, это был какой-то навык интуитивно оценивать вещь в денежном эквиваленте.

Название способности вводило меня в заблуждение. Вероятно, навык не давал возможности получить информацию о предмете, его составе и эффектах.

Похоже, он мог оценить предмет, только если за него можно выручить хорошую цену. К примеру, никто без моего разрешения не мог использовать мои духовные мечи. «Меч восьмиглазого проясняющего фолианта» и «Меч запасливой сумы» продать было нельзя, несмотря на их впечатляющие возможности, и поэтому его способность никак не отреагировала на них.

— Итак, как же мы поступим? — негромко пробормотал я, закрывая окна с характеристиками Баркаса и его корешей.

— Можно попробовать воздействовать на монстров… — предложила Минарис.

— Нет, не пойдёт. Методы интересные и позволяют неплохо пораскинуть мозгами, но практически все они тупо направлены на причинение боли.

Мы не в состоянии с ними общаться, и похоже, они просто не способны к каким-то глубоким размышлениям. Вряд ли мы сможем с этого что-нибудь получить, даже если эти планы будут мало-мальски замороченными.

— Будет обидно, если мы упустим шанс опробовать что-то более сложное на наших подопытных. Я думаю, можно что-нибудь выяснить, пробудив в них чувство страха. Поэтому … и … перед тем как убьём их. — Я поделился с Минарис своими соображениями.

— Любопытная идея, но сработает ли?

— Думаешь, не получится? А давай-ка проверим это на гоблинах после обеда. Чтобы зря не гадать.

Минарис согласилась с мной, и мы собрались уходить.

— Единственное, они не смогут чувствовать боль, если так сделать. Может, сначала их немного помучить?

— Конечно, только не увлекайся. Чтобы у них сразу же не возникло желания умереть. Мне тоже охота немного поразвлечься.

— Ну же, хозяин! Это не в вашу сторону они бросали свои грязные, развратные взгляды. Вы чересчур спокойно относитесь к ним. Я практически ничего не ощутила, когда мы разделили с вами жажду мести. И бесят они меня гораздо больше, чем вас. Разве не должно быть наоборот?

— Ух, ладно. Пожалуй, ты права. Разделим их поровну, и баста. Я ведь до сих пор их ненавижу, знаешь ли.

Так мы болтали, пока спускались по гостиничной лестнице.

— Снова уходите? Могу поклясться, вы же только что вернулись. — Хозяйка гостиницы окликнула нас, когда мы уже собирались выходить.

— Да, мы с хозяином идём на свидание, — произнесла Минарис с совершенно флегматичным видом.

— Э? Минарис?!

— Хозяин, вы же знаете, что люди могут передавать свои права на рабов? Если они увидят, что мы не слишком с вами близки, они могут попытаться выкупить меня. Никто не намерен продавать раба, к которому привязан. Чтобы они вам не досаждали, пожалуйста, проявляйте ко мне больше интереса, — прошептала Минарис, прильнув ко мне.

— Э-э… Ты права, но...

Хозяйка поглядела на Минарис и обратила внимание на её бесстрастное выражение.

Подчеркну ещё раз, чтобы вам было понятно — лицо Минарис вообще ничего не выражало, в буквальном смысле.

Неужели она не понимает, что её действия имеют прямо противоположный эффект? Я более чем уверен, что выгляжу как гандон, заставляющий рабыню притворяться своей любовницей.

— Минарис, можешь сделать мне одолжение? Улыбайся, когда прижимаешься ко мне, или хотя бы сделай вид. Если я тебе так противен, что приходится применять навык, чтобы это скрыть, просто не делай этого. Договорились? Ты ведь можешь просто улыбнуться? Прямо сейчас? Прошу тебя.

Хозяйка посмотрела на меня. В её взгляде читалась жалость одновременно с беспощадностью, прожигавшей моё нутро.

Ну же, Минарис! Умоляю, сними эту бесстрастную маску. Господи...

Мы всё равно собирались уходить, так что я поспешил свалить из гостиницы к чертям собачьим.

Я никогда бы не подумал, что угожу в такую ловушку. Хозяйка гостиницы просто неправильно поняла наши отношения с Минарис. Впоследствии она продолжала испепелять меня взглядом, и мне хотелось расплакаться и убежать куда глаза глядят. Слава богу, я сдержался.

Комментарии