Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 28. И затем всё с треском разрушилось

Лежавшая на спине Юмис испепеляла меня взглядом. Только это ей и оставалось, ведь с перебитыми лодыжками убежать она никуда не могла.

— Угх, ах, похоже, тебе нравится истязать лежачую, беззащитную женщину, о славный Герой. Что и ожидалось от чудовища, предавшегося похоти и возжелавшего эту потаскуху, Повелительницу демонов, гх!!!

— О да, мне нравится. Ты даже не представляешь, как мне это нравится. Да, Летисия была хорошей девушкой. И такая грязная тварь как ты не имеет права говорить о ней гадости.

Я залпом выпил зелье, чтобы восстановить немного ОМ, и продолжил с наслаждением ковырять мечом раны Юмис. Затем я подлечил её и принялся ковырять новые. И так по кругу.

Семья Юмис была одной из привилегированных, обеспечивающих оборону государства, и каждый из них был обучен навыкам подавления боли. Поэтому я не слишком надеялся на яркую реакцию с её стороны, даже наоборот, был доволен, что она могла весьма стойко переносить мои пытки.

Обычный человек, не умеющий преодолевать болевой порог, несомненно сломался бы от нескончаемой агонии, принявшись умолять меня убить его поскорее.

В общем, я мог особо не сдерживаться и продолжать весело нарезать её вдоль и поперёк. Я продолжал делать это, убивая время, но старался не увлекаться, чтобы не перебить аппетит и оставить блюдо в надлежащем состоянии.

Минарис должна всё ещё готовиться, а Шурия… Интересно, достаточно ли она позабавилась? Размышляя о том о сём, я решил с ними соединиться. Для этого я применил способность «Связь душ».

— Минарис, Шурия, я тут закончил. Как у вас идут дела?

Я использовал тот же метод, что и при передаче информации от Мышки №1 к Минарис — канал связи, предоставляемый «Священным мечом Отмщения».

На больших расстояниях, по-видимому, использовать его не получится, и всё же он намного лучше обычных магических коммуникаторов, так как передачу информации по нему перехватить невозможно.

— На связи Минарис. Осталась примерно половина половины работы. Простите за нерасторопность, хозяин.

— Да не переживай. Было бы удивительно, если бы ты к этому моменту управилась. Я знаю, что ты не сачкуешь, просто беспокоюсь. Не торопись и делай всё как следует.

И что это ещё за «половина половины» такая?

Ах да. Конечно, она умная девушка, и иногда я совершенно забываю, что выросла она в деревне. Неудивительно, что у неё бывают трудности с арифметикой. Надо будет выкроить время и подучить её.

— Шурия, а у тебя?

— Полный порядок. Даже успела немножко с ними поиграть.

— Понятно, тогда подходи сюда. Я для тебя приготовил более занимательную игрушку.

— Спасибочки!!!

Сразу же после её восторженного ответа над развороченным полем боя, где я сражался с Юмис, с гудением развернулся синий магический круг.

— Это ведь свет нашего камня телепортации?

— Ага, очень полезная штука, правда?

Камни телепортации позволяют совершать мгновенные перемещения. Они не расходуют ману при использовании, как мои духовные клинки, но имеют определённые недостатки в виде ограниченной вместимости, расстояния и времени активации.

Эти камни довольно редкие и дорогие, но аристократы стараются их заполучить как незаменимое средство для побега в случае непредвиденной ситуации.

Круг телепортации испустил яркую вспышку света, и из него появилась Шурия с улыбкой до ушей. Вместе с собой она привела Котейку и Мишутку, а также порядка двадцати человек — женщин и мужчин разного возраста, одетых в пижамы и ночные сорочки.

Эти люди были лично наняты Юмис. Люди, которым она доверяла и пользовалась их уважением. Лица их были перекошены от боли.

— Эй, ты же сказала, что только немножко поиграла с ними. Безобразие.

— Э-э? Но я думала, так можно! Подумаешь, несколько сломанных пальцев, несколько выколотых глаз и откушенных ушей, немножко выдранных там и сям волос. Это ведь не смертельно, правда?

Эх, Шурия, Шурия! Нельзя же так неаккуратно обращаться с игрушками. Впрочем, вроде и правда ничего серьёзного: руки, ноги на месте, и сами ходят. Сойдёт.

— И полюбуйтесь, мастер Кайто, какая сестрица Юмис вся расковырянная. Вы как дитё малое, ей-богу!

— А, ну-у, просто всё так быстро завершилось, что я и не знал, чем себя ещё занять. Дело было вечером, делать было нечего...

Я был бы не я, если бы не решил ей подыграть.

— И всё же выглядишь ты, сестрица, превосходно. Этот грязный и потасканный вид очень тебе идёт.

— Шурия… Ты посмела втянуть в это даже моих слуг… — Юмис злобно посмотрела на неё, но та лишь обворожительно улыбнулась в ответ.

— Ну что ж, Юмис, начнём. Первый номер нашей программы: «Выбей дерьмо из Юмис»! Только сейчас! Только у нас! Только для вас! Похлопаем! Похлопаем!

— Хлоп! Хлоп! — вторила мне Шурия.

Словно на какой-то вечеринке раздались наигранные аплодисменты.

— Эй, тараканы, вы оглохли? Не слышите, что номер начался? — цыкнула на слуг Шурия. Мишутка засмеялся, а Котейка клацнул ножиком о вилку.

Люди в страхе вскрикнули и упали на землю.

— Нет, умоляю, нет! Не ешь мои уши!!!

— Прости, прости! Я постригусь налысо, только не выдирай их вместе с кожей, пожалуйста!!!

Их срывающиеся голоса были наполнены безумным страхом.

— Эй ты там, ты ведь дворецкий, да? Будь примером для остальных, покажи им, что надо делать.

Проследив за ледяным взглядом Шурии, я увидел, что она уставилась на человека с содранным с правой стороны головы скальпом. Вид обнажившегося черепа, кусочков кожи и растёкшейся по его мертвенно-бледному лицу крови производил впечатление какого-то второсортного фильма ужасов.

Похоже, ему досталось больше всего. Правой рукой он придерживал левую руку, на которой отсутствовали указательный и безымянный пальцы, а также мизинец. Раны на руке были прижжены.

— Простите! Простите великодушно! Простите сущеглупого кретина! Простите презренного насекомого! Простите мерзкое ничтожество!

Мужчина страшно дрожал, умоляя пощадить его, но всё же поднялся на ноги, судорожно искривив лицо.

— А ну пошевеливайтесь, тараканы! Или мне придётся самой вас расшевелить.

Под ставшим резким взглядом её алых глаз поднялись и остальные слуги.

— А теперь посмотрим, Юмис, кто же ты для них.

Я схватил её за руку и бросил перед слугами.

— Простите меня, госпожа.

— Что ты… га-ах!!!

Дворецкий, объятый дрожью и страхом, с силой опустил ногу на спину Юмис. За ним торопливо последовали и остальные.

— Простите! Мне так жаль! Я не хочу умирать! Моя маленькая сестра, она больна!

— Это... это ради моей семьи! А-а! Простите, госпожа Юмис! Простите меня!

Юмис корчилась и постепенно погружалась в землю под многочисленными ударами ног, сыпавшимися со всех сторон.

— Кху-ху, а-ха-ха-ха-ха!!! Ну и как тебе, когда твои верные слуги попирают тебя ногами и смешивают тебя с грязью?! Видела бы ты себя со стороны, Юмис! Аха-ха-ха-ха!!!

— Словно мухи на навозной куче. А может, они всегда к ней так относились? Вот незадача, да, сестрица?

Конечно же, с учётом способности Юмис переносить боль она особо ничего и не чувствовала, находясь под градом ударов своих низкоуровневых слуг. Но это были люди, которым она доверяла, которые знали о её делах и покрывали её отношения с Сори. Унижение, которое ей приходилось испытывать под непрекращающимися пинками своей челяди было поистине чудовищным.

— Ах ты сволочь, гх!..

Мне доставляло удовольствие глядеть в её полные унижения глаза. Я даже потерял счёт минутам — так занимательно было это зрелище. Спустя какое-то время, используя «Связь душ», со мной связалась Минарис.

— Хозяин, всё готово.

— Понял. Что ж, тогда закругляемся с первым номером. Давайте, прекращайте там.

Слуги остановились и уставились на меня. Юмис также посмотрела на меня взглядом, полным ярости и гнева.

— Эм, а что будет с нами?..

— Вы свою работу закончили, всех в расход.

— Э?

Я достал «Духовный меч начала» и отрубил мужику голову. Голова глухо шлёпнулась на землю и покатилась.

— З-за что?! Мы же сделали вс!.. Угх!

В шею попытавшейся протестовать горничной с хлюпаньем вонзилась вилка Котейки.

— О чём ты? Актёры, закончившие играть, покидают сцену. Очевидно же, — ответила Шурия, слегка склонив голову.

— По-пощад!.. Гх!

— Умоляю, нет! Я сделаю что угодно, не убив!.. Гья-а-а! А-а-а-а!..

Так закончился первый номер нашей программы для тех, кто побежал, не оценив по достоинству наше гостеприимство. Мы с Шурией также очистили сцену от остальных, ставших уже ненужными актёров.

— Подонки!..

— Ах, моя добрая сестрица. Она всё ещё переживает за тараканов, которые посмели её пинать.

— Вы со своими больными наклонностями вынудили их это сделать!!! — Юмис, стиснув зубы, принялась испепелять нас взглядом.

— Ке-ке-ке, ты что, сердишься? Ай-яй-яй. Ну ладно, первый номер закончен: мы избавились от тех, кому ты доверяла. Пора начинать второй: мы разрушим твоё прошлое — всё, что ты построила, и чем ты гордишься.

Я активировал магический предмет, раздобытый в городе. Он был похож на телескоп, который я модифицировал с помощью «Чародейного ремонтного крюка-меча».

Этот магический предмет работал как проектор, аналогично магическому существу, которого я реквизировал у Дюфейна, когда захотел убедиться, что мой «подарочек» принцессе работает как надо.

Нечто похожее я использовал и в моё первое пришествие, поэтому Юмис должна знать, что это такое.

— Это проекция города? — Увидев изображение Эрумии, которое я спроецировал перед ней, она занервничала.

Ночной город мирно спал.

— Начинаем второй номер нашей программы. Минарис, поджигай.

— Слушаюсь, хозяин, — ответила она.

Ночную тишину сотряс громкий взрыв в Эрумии.

— Что… ты сделал?!

На проекции отразилось насыщенное бледно-синее пламя. Вспышка осветила город и ночное небо над ним. И хотя мы находились достаточно далеко от Эрумии, звуковая волна дошла и до нас.

— Что ты сейчас…

— Смотри, какой красивый фейерверк мы устроили. Он ознаменовал гибель всего, чего ты так упорно добивалась.

Я взорвал исследовательский институт Юмис, в котором она занималась исследованием и разработкой магических предметов.

Все усилия, всё время, что она потратила, надеясь создать магический предмет, который распахнёт двери к её мечте, всё сгинуло в пламени.

Выбежавшие на шум люди наблюдали как знаменитый исследовательский институт Эрумии постепенно рушится, собранные в нём научные труды сгорают дотла, а все ценнейшие материалы исследований бесследно исчезают в огне.

Поистине прекрасное зрелище.

Горожане, конечно же, пытались остановить пламя, но обычная вода не имела никого эффекта. Минарис использовала «Ядовитого демона призрачного пламени» для создания легковоспламеняющегося вещества, который она подмешала в бочки с горючим маслом и расставила по всему зданию.

Пожиравший институт лазурный огонь выглядел словно не от мира сего. Казавшееся холодным на вид пламя на самом деле было горячее любого огня, словно пламя из глубин преисподней.

Прибывшие спустя какое-то время эрумийские маги были вынуждены использовать чары, чтобы погасить его, но бледно-синее пламя выжгло почти всё дотла, не оставив и следа былого величия этого места.

Затухающие языки оранжевого уже пламени вместе с висевшем в небе диском луны осветили обгоревшие развалины.

— А-а, а-а-ах… все мои… все исследования…

— Второй номер окончен. А в третьем мы отнимем у тебя твоё будущее.

Проекция показала главную достопримечательность Эрумии — каменный монумент.

— Что?!. Н-нет, ты не посмеешь!..

— Бум!

Широко улыбаясь, я сдвинул руки и, словно что-то раздавив, хлопнул ими. Почти в ту же секунду монумент на проекции с грохотом развалился.

— Нет… наш... монумент… — Голос Юмис задрожал.

— О да, замечательно. Мне нравится твоё лицо, Юмис. Но третий номер пока не окончен. Мы уничтожили твоих верных слуг, сожгли дотла все твои прошлые достижения и разрушили твоё долгожданное будущее. А теперь мы перечеркнём всё то, что у тебя есть сейчас.

— С-стой! П-прошу тебя, нет! Умоляю! Что ещё ты хочешь у меня отнять?!

Юмис жутко побледнела. Шурия протянула руку и слегка ущипнула её за щёку. Её зловещая улыбка напоминала ту, которой улыбалась сестрица, когда бросила её в пучины ада.

— Ах, моя дорогая сестрица. Тебе нечего бояться. Это всего лишь плоды твоих деяний, которые ты пожинаешь. Твоя судьба уже предрешена. Шурия просто оставит тебе напоследок этот прощальный подарок.

Проекция снова сменилась на руины исследовательского института, находящегося под управлением семьи Эрумия.

Из-под завалов стала выползать нежить — гоблины и красные колпаки, и их было не один и не два. Количество лезущих изо всех щелей зомби быстро перевалило за три десятка.

— Кья-а-а-а-а! Мертвяки! В городе мертвяки!!!

Как только раздался крик, окружающая пожарище толпа зевак загудела как улей, и люди в панике начали разбегаться кто куда.

— Что… что происходит?! Где ты взял столько нежити?!

— Ну что ты, это же нежить, которая появилась благодаря тебе, когда ты вырезала деревню Шурии. Неужели забыла?

Для сегодняшнего представления мы наведались в родную деревню Шурии. Она была населена нежитью, численность которой постепенно росла.

В результате жестокой резни в деревне скопилась скверна, смешавшаяся с остатками маны, оставшейся после того как Юмис призвала там демона. Из-за этого нежити значительно прибавилось.

— Они переродились нежитью из-за мучительных страданий, которые ты им принесла, сестрица. Как я уже сказала, это плоды твоих собственных деяний.

Мы провели в деревне несколько дней, настраивая телепорт, который перенёс в город нежить, чьи неупокоенные души не покинули этот мир, ища возмездия.

Активировать магический круг телепортации можно было без непосредственного вливания в него маны. Он вытягивал её из бутылок с зельем, перемещая зомби одного за другим к меткам на территории института, которые расставила Минарис, чтобы произвести как можно больше хаоса.

— Ты!.. Ты убьёшь даже невинных горожан?! — Лицо Юмис побледнело ещё больше.

— О да, будут жертвы и пострадавшие, — злорадно ответил я.

Вообще-то, взрыв должен был предупредить людей о надвигающейся угрозе. К тому же круг телепортации мог перенести лишь ограниченное количество нежити, да и служители церкви, которые могли разобраться с ними, тоже там были. Так что потерпевших будет не так много.

Впрочем, говорить об этом Юмис я не собирался.

Конечно, не избежать сотни-другой жертв среди жителей, которые сразу же не воспримут угрозу всерьёз. И всё же без этого не обойтись.

— Но знаешь, если помрёт столько народу, это ведь будет катастрофа, правда? Они надолго запомнят эти страшные события! Какая жуть творилась! Тем не менее, это необходимо для осуществления моей мечты. Уж ты-то меня понимаешь, да, Юмис?

— Ах ты ублюдок!..

По-дурацки загоготав, я продолжил:

— И какие ещё к чёрту «невинные горожане»? Плевать ты на них хотела. Или же ты просто не желаешь это признавать? То, что они подумают о произошедшем?

— Ч-что ты…

— Скажи мне, моя добрая дорогая сестрица. Мне, ничего не понимающей в этой жизни наивной дурочке. В исследовательском институте, которым ты заведуешь и управляешь, происходит взрыв, и наружу выползают толпы нежити. Что люди подумают? Кого станут считать виновным в случившемся? — Шурия вызывающе засмеялась.

— Н-неужели?.. Ты собираешься переложить всю вину на меня?!

— Верно, верно, верно!!! А-ха-ха-ха-ха!!! Именно так вы поступили со мной! Меня, Героя, который спас ваш чёртов мир, вы объявили Повелителем демонов и обвинили во всех смертных грехах и злодеяниях. И точно также я уничтожил твой образ мудрого и доброго правителя и представил тебя как безумную преступницу, которая проводила запрещённые эксперименты ради создания своих магических предметов. Но в отличие от меня, ты и правда всем этим занималась! А-ха-ха-ха-ха!!!

И всё же, какая ирония: в моё первое пришествие я помог им справиться с нападением нежити, а сейчас стал причиной этого нападения.

— Однако тебе не придётся отвечать за эти страшные преступления. Разумеется! Потому что я убью тебя прямо здесь. И никто об этом не узнает. Ты просто исчезнешь. А теперь подумай, кто понесёт ответственность, если виновница бесследно пропадёт?

Если Юмис, главная виновница случившейся в Эрумии трагедии внезапно сгинет, что дальше?

Правильно: проступки Юмис — это проступки её семьи.

Они могли бы урегулировать вопрос, отдав на растерзание одну Юмис. Даже если вся её семья попадёт в немилость из-за произошедшего, то отправив на эшафот единственную дочь, они отделаются малой кровью. Но если Юмис пропадёт без вести, вина падёт на всех её родственников.

Без сомнения, будет казнена вся её ближайшая родня. Не знаю, насколько это затронет остальных родственников, но её родители, мать и отец, которых она любит и уважает, и желает получить их благословение, определённо закончат свою жизнь на плахе.

— Будь ты проклят, монстр!!!

— Кху-ха-ха-ха-ха!!! То же самое вы сделали со мной. Ты вернула свои прежние воспоминания, и прекрасно знаешь, что мою семью и моих друзей принесли в жертву, чтоб призвать меня сюда. Ты ведь слышала от этой мрази-принцессы, правда? Ты гонялась за мной, чтобы убить, и всякий раз издевалась, напоминая об этом. Ну и каково тебе сейчас на моём месте? Что ты, сука, чувствуешь? Когда всё твоё прошлое и будущее сгинуло ко всем чертям? Когда у тебя отняли и уничтожили всех близких тебе людей?! А-а?!. А-ха-ха-ха-ха-ха!!!

Не могу, не могу, просто не могу удержаться от смеха. Это так здорово, что я просто не могу остановиться.

До сих пор помню те окаянные дни, когда меня гоняли как бешеного пса, пытаясь прикончить. Меня сотрясало от унижения и злости, но я копил их в себе, собирал внутри всю эту безмерную ярость и ненависть ради этого дня.

— Ты сумасшедший! Проклятый Герой!.. Нет тебе прощения! Гореть тебе в аду! — Дрожа от досады и ярости, она с ненавистью смотрела в нашу сторону и выкрикивала проклятия. — Чтоб ты сдох!!! И ты тоже, Шурия!!! Почему вы до сих пор живы?! Вы призраки прошлого, вы мертвецы!!! Возвращайтесь в ад, откуда пришли!!!

Полные жгучей ненависти глаза Юмис — лучшее доказательство её неподдельных, мучительных страданий.

— Кья-ха-ха! Кья-ха-ха-ха-ха-ха-ха!!! Что за глупости ты говоришь, сестрица. Куда нам возвращаться? Мы уже на самом дне преисподней. Иначе как бы мы смогли тебя сюда утянуть?

— О-о, хорошо сказано, Шурия! А-ха-ха-ха-ха-ха-ха!!!

Верно, нас отправили в ад, и мы решили жить в этой бездне. Чем страдать и мучаться в попытках оттуда выбраться, мы предпочли утащить вместе с собой тех, кто нас туда отправил.

Юмис права. В тот самый момент, когда мы поклялись встать на путь мести, прежние мы исчезли, превратившись в призраков прошлого.

— Вы безумцы, вы оба!..

Наш безудержный смех отдавал эхом и сливался друг с другом.

Вид трясущейся от страха, но отчаянно пытающейся быть храброй Юмис был просто бесподобен.

— Да, да-а, да-да-да-да-да-а!!! Ну а теперь кульминация! Наш завершающий номер! Гвоздь программы и главное блюдо — твоя заветная мечта, Юмис! Шурия, всё готово?

— Разумеется. Сестрица, позволь представить тебе нашу последнюю актрису. Металлик, твой выход!

Шурия позвала свою третью марионетку.

Из лесу вышла женщина, телом которой управляла Металлик. На сей раз это была настоящая Сори.

Она была одета в её обычную форму горничной. Со стороны выглядело, будто горничная идёт сама по себе, но внутри её костей обитала Металлик, созданная нашими совместными с Шурией усилиями. Я расплавил очищенный мифрил с помощью огненного яда «Меча огненной паучьей лапы», а Шурия вдохнула в расплав жизнь при помощи навыка «Одержимая марионетка».

— Больше тебе меня не обмануть!.. Но… это же… Сори!!!

— Госпожа… Юмис...

Увидев бледную, испуганную Сори, кровь отхлынула от лица Юмис, и оно стало белым как полотно. Вся её напускная храбрость мигом улетучилась, и стало очевиднее некуда, что эта женщина была для неё всем.

— Умоляю, нет!.. Только не её!.. Только не Сори!!!

Юмис лихорадочно задрожала.

— Это наш заключительный номер под названием «Шарик моей мечты». Шурия поместила в её тело одну из своих марионеток. Ты и сама каждую ночь имела удовольствие наблюдать за этим процессом.

— Так значит… это был не сон!..

— Да, я попросила Мишутку показывать тебе эти сновидения. Ну и как, сестрица? Понравилось? — Шурия язвительно засмеялась, и на лице Юмис появилось ещё большее смятение. — Ах, когда я вижу такое лицо, так и хочется снова над ней поглумиться.

— Кьягх, гх!!!

— Сори!!!

При помощи своей марионетки Шурия заставила Сори упасть на грязную землю и, смеясь, придавила ногой её спину.

— Правила просты. Внутри твоей драгоценной шмары находится Металлик, которая по сигналу Шурии начнёт расширяться. И если ты замешкаешься, она… — Я замолк и злорадно хмыкнул.

— Не-ет, не убивайте… Кху-у… — Сори в страхе зарыдала. Юмис скривилась, представив себе, что произойдёт, и тоже была готова расплакаться.

— Но я парень добрый. Так и быть, расскажу тебе, как можно её спасти. Вливай в неё ману. Как можно больше маны. Марионетка Шурии — магическое существо, а они имеют обыкновение прекращать функционировать, если переполнить их магической энергией. Смекаешь?

Надежда, отразившаяся на лице Юмис, когда я это говорил, практически сразу же сменилась отчаянием. Она поняла, что потратила слишком много маны, сражаясь со мной.

Я снял с Юмис антимагические кандалы. В то же время Шурия убрала ногу со спины Сори и подтолкнула её пинком в сторону чародейки.

— Ну, начинаем. Будь осторожна, а не то твой шарик раздуется и лопнет.

— Н-нет… п-постой…

— Ну уж нетушки. Хоп! — Не слушая Юмис, Шурия дала сигнал к началу последнего представления.

— А-а, а-а-а-а-а-а-а-а-а-а! Стой! Сто-о-ой!!! Айййййййййй!!!

— Сори-и-и!!!

Металлик принялась расширяться, и Сори закричала и зарыдала от нестерпимой боли разрываемых изнутри костей.

Юмис, бессильно волоча ногами, подползла к рыдающей в агонии горничной и принялась вливать в Сори оставшуюся у неё ману.

— Кху-у-у-у-у-у!!! Госпожа, помогите!.. Мне больно!.. Мне так бо-о-о-о-ольно-о-о-о!!!

— Потерпи!.. Я рядом!.. Я тебя спасу!

Юмис вливала в неё всю свою ману без остатка. Однако этого было недостаточно, чтобы остановить магическое существо, в создание которого Шурия вложила много сил.

Как и ожидалось, Юмис быстро истратила свои запасы и начала отчаянно выжимать ещё немного маны, так же как когда-то делал я. В результате на её теле стали открываться рубцы.

...Но и этого тоже оказалось недостаточно.

Сори билась в конвульсиях, её слёзы смешивались с кровью из открывшихся ран Юмис. Но даже последняя порция маны, добытая кровью, ничего не изменила.

— Нет! Нет-нет-нет-нет-не-е-е-е-е-ет!!! Умоляю, о великий Герой! Моя милая Шурия! Простите! Я была дурой! Я сделаю что угодно, только прошу! Прошу! Прошу! Не убивайте Сори!!! — взмолилась Юмис, заливаясь горькими слезами.

Юмис, которая меня использовала, презирала и издевалась, и которая меня предала, теперь всячески унижалась и ползала у нас в ногах.

— Ха-ха-ха! Да чёрта с два! Ты сама сказала: мы «призраки», мы «мертвецы», а они не способны слышать живых!

— Ты издеваешься? Видишь ли, сестрица, я выбрала этот путь в самую бездну только ради того, чтобы свершить свою месть, поэтому… страдай и мучайся, кья-ха-ха-ха-ха!!!

— Де-е-е-емоны-ы-ы-ы-ы-ы!!!

Мы услышали треск начинающей разрушаться мечты Юмис.

— Агх, угх, гх…

— Сори! Сори! Сори-и!!!

— Гос… пожа… Ю… мис…

...Она лопнула как переполненный водой шарик, упавший на землю, с всплеском разлетевшейся жидкости, заставляющим поверить, что человеческое тело по большому счёту состоит из воды. Сори превратилась в бесформенные куски мяса или, скорее, кровавые ошмётки.

Юмис что-то ошарашенно промычала, когда её с ног до головы обдало кровью. Возможно, её разум бессознательно пытался убежать от реальности, или же она попросту была не в состоянии осознать, что же сейчас произошло.

Чародейка застыла и превратилась в хрупкую песочную статую, которая тотчас развалится, если тронуть её пальцем. Я подошёл к ней, и наклонившись к её уху, негромко произнёс то, что безумно хотел сказать всё это время:

— Скажи, Юмис. Прямо сейчас твоя драгоценная мечта, она разрушилась. Скажи напоследок, я очень хочу это услышать: что ты чувствуешь?

— А-а, а-а-а, а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!! Не-е-е-е-е-е-е-е-е-ет!!! Почему… нет… нет, нет, нет, не-е-е-е-е-е-е-е-е-ет!!!

— А-ха-ха-ха-ха!!! Да, Юмис!!! Да-а!!! Вот так!!!

— Кья-ха-ха! Плачь, кричи, страдай!!! Так громко, чтобы матушка с Шелми услышали тебя на небесах!!! Кья-ха-ха-ха-ха!!!

Один отчаянный крик, два ликующих возгласа.

Да, вот оно. Вот оно!

То, чего я так давно ждал!

То, ради чего я живу, ради чего я пришёл в этот мир во второй раз!

— Что ж, на этом наше представление заканчивается. Рад, что оно тебе понравилось, Юмис.

— Сестрица, ты открыла наше представление. А мы его завершим.

Закончим же наконец эту глупую драму.

Мы с Шурией вытащили простые, невзрачные клинки из своих сумок.

— Не-ет, не-ет, я не ве-ерю!!! Это ложь, это всё ло-ожь!!! Скажите, что это не та-ак!!!

Юмис зашаталась и принялась царапать голову ногтями словно закативший истерику ребёнок. Она плакала и причитала, отказываясь принимать реальность.

— А-ха-ха, бывай, Юмис.

— Прощай, сестрица.

Мы занесли наши клинки возмездия.

— Не-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-ет!..

И словно сговорившись, одновременно пронзили сердце чародейки.

— А-ха-ха-ха-ха-ха-ха!!! Аха, а-ха-ха-ха-ха!!!

— Кья-ха-ха!!! Кья-ха-ха-ха-ха-ха-ха!!!

Снова и снова, снова и снова, снова и снова, ивновьивновьивновьивновьивновь…

Посреди прохладного ночного воздуха лишь здесь бушевал нескончаемый жар.

Мой безумный смех перекликался с исступлённым смехом Шурии, словно мы играли на фортепиано партию в четыре руки.

Мы потеряли счёт времени, кромсая её. А когда наконец остановились, перед нами лежали куски обезображенного тела, напоминающие мясной фарш.

Клинки в наших руках были обильно покрыты кровью вместе с налипшими на них ошмётками человеческой плоти.

***

Они сидели, покрытые чужой кровью с ног до головы. Молодой человек с необычными для этого мира иссиня-чёрными волосами и такими же чёрными глазами. Юная девушка, которая выглядела как эльф, но со смуглой, тёмной кожей. Они оба сидели, прислонившись друг к другу спиной.

Вокруг них была кровь, куски мяса и фрагменты костей. Это был труп, точнее, когда-то это был труп, но сейчас это было обезображенное, неподдающееся опознанию кровавое месиво. Взглянув на него, никто бы и не подумал, что когда-то оно было живым существом.

— Шурия, ты свершила свою месть. Что будешь делать теперь? Останешься здесь?

— Что за неудачная шутка. Месть Шурии ещё не окончена, — словно обидевшись, раздражённо ответила девушка. — Я разделила с вами и Минарис вашу ненависть. Первая цель уничтожена, но остались и другие. Наша месть только началась, и так просто вы от меня не отделаетесь.

— Да, так и есть. Я сказал глупость.

Внутри молодого человека стало разгораться пламя новой ярости, передавшееся ему от сидящей рядом девушки. И хотя источником этой ненависти мог быть его собственный гнев, то, что он почувствовал, безусловно принадлежало девушке.

— Пожалуй, я стал слегка сентиментальным, свершив свою первую месть, — прошептал юноша, глядя на небо. Вслух он добавил:

— Да, было весело. Поскорее бы взяться за следующего.

Девушка ничего не ответила, лишь сильнее прижалась к нему.

Они мечтали.

Мечтали, что когда-нибудь отправят в ад всех, кого они ненавидели, и после этого наконец обретут покой и исчезнут.

Словно приняв их желание, молчаливая луна напоследок осветила их фигуры и стала исчезать на светлеющем рассветном небе.

...Их месть не будет окончена, покуда чёрное пламя её способно спалить даже солнце.

Комментарии