Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 26. Герой сокрушает чародейку (часть 1)

Окрестности были наполнены всплесками и хлюпаньем подобно тому, что можно услышать, когда весело шлёпаешь по лужам после проливного дождя. В данном случае открывающийся вид не был таким благодушным и жизнерадостным.

Мягкий ветерок разносил вокруг резкий запах ржавого железа, а сияющая в ночном небе луна ярко освещала разлитые повсюду багровые лужи.

Ночную тишину нарушали сдавленные крики, хрипение и стоны: «Аййй!», «Угхрррр!», «Рука, где рука?..», «Мои ноги, что с ними?..»

Хлюпали содрогающиеся в конвульсиях тела, переворачиваясь в лужах собственной крови — то ли от боли, то ли рефлекторно. Картина изувеченных, разбитых людей, стонущих в предсмертной агонии, была отличной прелюдией к грядущему краху Юмис.

Все они вместе с зеленовласой чародейкой прокладывали свой путь по трупам и в конец концов встретили свой бесславный конец. Впрочем, для неё они были всего лишь пешками, расходным материалом, от которого она всегда была готова избавиться.

— Инфернальное пламя из адского горнила добытое, выжги всё дотла! «Демонический огонь»!

Легким взмахом Юмис выпустила из своих рук потоки тёмного пламени, поглотившее её поверженных наёмников.

— Эх, взяла и прикончила бедняжек. Хотя они бы всё равно скоро сдохли от кровопотери.

Я специально изувечил этих жалких ублюдков так, чтобы они умирали долго и мучительно. Стараясь не задевать артерий, я изрезал их плоть и сломал множество костей.

В этом плане Минарис с Шурией значительно мне уступали. Их жертвы умирали уже спустя полчаса, а мои подопечные были аккуратно нарезаны как праздничная ветчина и могли вдоволь насладиться агонией в течении пары-тройки часов. Их жизни даже можно было спасти, оказав им необходимую помощь в течении первого часа.

Однако расходный материал на то и расходный, чтобы без сожаления выбросить его, когда он придёт в негодность.

— Этот «Демонический огонь» может не только…

— Можешь не объяснять. Судя по всему, моя теория о перезаписи души оказалась верна. Ты осталась нынешней Юмис.

Прежняя Юмис не стала бы утруждаться и рассказывать мне о заклинании, о котором я и сам прекрасно знал.

Сейчас она просто владеет знаниями о будущем — о том, прошлом мире. А значит, мой духовный клинок не «копирует» и «вставляет» душу, а лишь дополняет и переписывает её часть.

Замечательно, что она вспомнила меня, но кроме этого она вспомнила ещё кучу всего, что сделает её сильнее. Сейчас у неё были знания об уникальных чарах, которые она разработала благодаря моей непосредственной помощи.

— «Демонический огонь» комбинирует души умерших, огонь и землю. Используется при создании Исполинов тёмного пламени путём химеризации Мясного голема и нежити. В качестве катализаторов используются трупы, земля и огонь. Всё это я прекрасно знаю.

Наёмники, окутанные чёрным пламенем, превратились в обугленные скелеты и начали сливаться с друг другом.

— И что с того, что тебе это известно? Ты всё равно ни на что не способен! Будущей мне пришлось изрядно повозиться, бегая за тобой по пятам. Что ж, я сделаю то, что не получилось у неё — от тебя и мокрого места не останется.

— Ой-ёй, а ты уверена? Если убьёшь меня, как же ты потом найдёшь свою ненаглядную Сори?

— Не проблема, использую некромантию, чтобы выудить всю необходимую информацию из твоей мерзкой душонки. Труп пришельца мне бы очень пригодился, но я просто не могу позволить тебе существовать после того, как ты поднял руку на мою Сори. Ты, эта крольчиха и Шурия. Я, так и быть, великодушно избавлю этот мир от вас, паразитов. — Юмис слегка пожала плечами и торжественно улыбнулась.

Но за видимым спокойствием скрывалась невообразимая ярость, направленная на нас. Что ж, вот и отлично. Иначе наша месть не будет такой сладкой.

С глухим рёвом поднялись два пылающих голема — олицетворение скопища осквернённых трупов. Обгоревшие кости слились в шестиметровых чудищ, объятых пурпурным пламенем. Он не походили на крепких големов, вставших на защиту своего хозяина, а скорее напоминали жутких инферналов, призванных из глубин преисподней.

То ли из-за пурпурного пламени, охваченным их телами, то ли из-за ощущения зловещего присутствия, которое они производили, эти костяные големы казались более внушительными, чем они были на самом деле.

— Так, этих я беру на себя, как и планировалось. Минарис, Шурия, займитесь пока остальным.

— Хорошо, хозяин, только не переусердствуйте.

— Мастер, только случайно её не убейте, ладно? Мы добьём её вместе.

— ...Девчонки, вы что, совсем мне не доверяете?

— Мы чувствуем вашу непреодолимую мстительную ярость, — одновременно ответили они.

…Возразить было нечего.

«Священный меч Отмщения» не позволяет предать тех, кто на нём поклялся, но когда твоя ярость целиком и полностью передаётся остальным, это становится проблемой. Никто из нас не может её скрывать. И прикинуться шлангом не получиться.

— А-а, да идите вы уже. Я знаю, когда необходимо остановиться. И я не столь нетерпелив, чтобы начать есть не до конца приготовленное блюдо.

Я непринуждённо отмахнулся от них. Минарис подхватила Шурию и ускользнула.

— Ну что, госпожа чародейка, начнём?

— Ты уверен? Нас было поровну, но тем двоим ты дал сбежать. Или же сие означает, что ты один, будучи в таком ослабленном состоянии, способен мне противостоять?

— Разумеется. Если я ничего не путаю, сейчас ты тоже ослаблена. Парочка новых воспоминаний не поднимет тебе уровень или характеристики.

«Впрочем, надо признать, твоё мастерство возросло порядком.»

В её скрытых характеристиках отображалось B+.

Так как она забрала практически всю магическую силу Шурии, её мастерство в магии продвинулось значительно дальше, чем было свойственно её уровню. Вместо «Чародейства» ей теперь было доступно «Чернокнижничество». И хотя уровень нового навыка был довольно низок, он безусловно, был весьма сильным. Впрочем, это не то, с чем я не смог бы справиться.

— Ты не бросилась за ними в погоню. Наверное, потому, что тебе тоже необходимо иметь преимущество, да?

— ...Всё такой же самодовольный наглец. Забыл, что тебя поймали и убили как раз потому, что ты остался один?

— Ну конечно же! А скажи-ка, почему же после того как я прикончил этого маньяка-ассасина Горда, которого ты притащила вместе с собой, ты всегда гонялась за мной только в окружении четырёх человек, не меньше? Если я был, по-твоему, слабаком, почему же ты никогда не вступала в равный бой один на один?

После того как эта сука, принцесса Алесия, открыла мне правду, и я ударился в бега, я прекратил скрывать свои характеристики и способности, отбросил все сомнения и стал, не раздумывая, убивать каждую сволочь. Убийство врагов стало для меня делом насущным и жизненно необходимым.

Чародейка и ассасин. Они считали, что легко управятся со мной благодаря разнице в характеристиках.

Эта погань-чародейка объединилась с ассасином Гордом, чтобы загнать меня в угол. Похоже, Юмис рассчитывала, что необычайно ловкий ассасин задержит меня, пока она завершит высокоуровневое заклинание контроля над разумом. И если бы тогда я колебался, отнимая жизнь другого человека, её затея увенчалась бы успехом.

В тот момент мои характеристики всё ещё были снижены из-за проклятия, наложенного на меня огненным шаром Алесии. Раны всё ещё заживали. Однако в результате я смог поменяться с ними ролями. Даже в таком состоянии я одолел Горда, и он не справился с задачей задержать меня, пока она подготавливала заклинание.

Ассасин вполне мог бы со мной потягаться: он не только превосходил меня в скорости, но также наверняка достиг мастерства в навыках разбойника вкупе с превосходными способностями в ликвидации цели. И тем не менее, оказался посредственностью.

Его движения были медлительны, а обманные манёвры было легко просчитать. По его взгляду, по его дыханию, по сокращению его мускулов и по потоку его маны я без труда предвидел его действия. Его уловки были для меня открытой книгой.

Нельзя сказать, что мне вообще не доставалось, но бой был похож на то, как кот загоняет мышку в угол, и мышь отчаянно пытается его укусить. Мышь сумела цапнуть кота, распрощавшись при этом с жизнью.

Не будь я в тот момент ранен, убил бы и Юмис вместе с этим засранцем. Но как только эта гадюка заметила, что дело пахнет керосином, сразу же преобразовала накопленную для чар ману в заклинание телепортации и сбежала. Иначе ещё тогда одним покойником стало бы больше.

Разумеется, в этот раз она так легко не отделается.

— Как «копии», я дам тебе прочувствовать всё то же самое на своей шкуре. И ты поймёшь, что вы ничего мне не сделаете, пока как шакалы не соберётесь всей сворой.

Я сформировал в руках «Клинки страдальца».

— Хватит нести вздор. Сначала попробуй меня победить!!!

— Ха! Вот и твоё истинное лицо, Юми-и-и-и-ис!!!

Отдав приказ Исполинам тёмного пламени атаковать меня, она принялась готовить другое заклинание.

Для начала я скрестил клинки с одним из гигантов, полагаясь лишь на собственную силу. Его огромный костяной меч горел пурпурным пламенем.

— Тц! Крепкие ребята.

По классификации монстров он был на уровне ранга C.

В прочности они не уступали чёрному орку, а вот по силе я слегка проигрывал, даже используя «Клинки страдальца». Кроме того, опаляющее меня пламя сжигало мои ОМ.

По этой причине мне хотелось использовать другие духовные мечи, но они ещё больше проигрывали в силе, и были не способны справиться с этими штуками.

— «Тройная молния»!!!

— Воу!

С разных сторон ко мне устремились грозовые разряды.

С тыла зашёл другой голем. Этот, похоже, предпочитал дробящее оружие и держал в руках огромный молот.

Ослабив руки, я позволил голему-мечнику прогнуть меня, создал тонкий брус в воздухе с помощью «Небесной ходьбы» и ухватился за него.

Уворачиваясь от прилетевших молний, я качнулся и как заправский акробат приземлился ногой на молот другого голема, оказавшись в одно мгновение между внушительным орудием и созданным мною брусом.

Голем взмахнул молотом, и я, используя его импульс, полетел в другую сторону. Перевернувшись в воздухе, я приземлился на ноги немного поодаль.

— Ха, жалкое зрелище. В прошлом ты мог бы остановить все эти атаки одним ударом.

— Ты не лучше. Используешь «Демонический огонь», имея в наличии более мощные заклинания. Ну, ещё бы. С твоими нынешними характеристиками чёрта с два ты их применишь.

— Каков нахал… Ты за это поплатишься. Голем!!!

Видимо, Юмис сочла, что сможет меня одолеть, используя такую стратегию: удерживая возле себя голема-мечника для защиты, натравить на меня голема с молотом и издали атаковать заклинаниями.

Я увеличил дистанцию между нами, стараясь не упускать из виду медленно преследующего меня огромного голема.

— О дрейфующие духи ветра! О повелитель грома небесного...

Юмис принялась читать заклинание «Многократной молнии». Она действовала точь-в-точь как я и предполагал. Я не удержался и хохотнул над её предсказуемостью.

На этот случай у меня был заготовлен мой «козырь», с помощью которого я в одиночку разделался с сотней монстров в прошлый раз. Метод, который позволял выйти за пределы моих возможностей. Я принялся наполнять маной «Покрытый зеленью хрустальный меч».

— Ну что, понеслась.

— Вспыхните яркими вспышками, ударьте неотвратимыми молниями! «Многократная молния»!!!

— ...«Сверхпредел», — пробормотал я в тот момент, когда бледно-зелёный свет окружил меня.

Всё вокруг окрасилось серым и замедлилось. Я видел подрагивающие хвосты устремившихся ко мне молний.

Создаваемые заклинанием грозовые разряды отличались от тех, что можно наблюдать в природе. Разумеется, эти чары обладают более высокой скоростью, чем, скажем, огненный шар, но по сравнению с настоящей молнией всё в тысячу раз медленнее. Поэтому и было возможным задавать направление при активации заклинания.

Я отпрыгнул в сторону от быстро приближающихся разрядов и бросился к преследовавшему меня голему.

Этот рывок превышал возможности, которые давали мне мои обычные характеристики. Я выжимал из тела все соки, не заботясь о его колоссальной перегрузке.

Это вовсе не означало, что я разрушу своё тело при применении этого навыка. Тем не менее, такая перспектива существовала. В обмен на получаемые внутренние повреждения, я мог задействовать невероятную силу в течении небольшого промежутка времени.

Используя «Покрытый зеленью хрустальный меч» я постоянно подлечивал перенапряжённые, готовые порваться мускулы и давал им возможность вновь и вновь превзойти пределы моего тела.

— Что?!.

— Тормозишь!

Раз, два, три, четыре, пять.

Столкнувшись с гигантом лицом к лицу, я успел пять раз ударить мечом, пока он замахивался своим огромным молотом. Мои удары напоминали выстрелы из пушки: они сокрушили ему левую ключицу, правое плечо, правое бедро, левое колено, а также левую голень, проделав в них огромные дыры.

Юмис попыталась отправить на подмогу второго голема, но одумалась и предпочла выстрелить в меня безмолвным огненным шаром. Она понимала, что сражающийся со мной голем находится в невыгодном положении, но всё же не рискнула остаться без страховки в виде телохранителя.

Правильный выбор. Голем-мечник всё равно бы не успел прийти на помощь.

У големов есть уязвимое место — их ядро, при уничтожении которого они перестают двигаться и рассыпаются. Пока второй голем дойдёт сюда, я успею уничтожить ядро первого.

— Отправляйся в ад!!!

Увернувшись от огненного шара Юмис, я разбил ноги потерявшему равновесие голему.

На последнем издыхании монстр вспыхнул более ярким пламенем. Это было сродни самоубийству. Этот пурпурный огонь был его жизненной силой, и сейчас она стремительно исчезала.

— Не умеешь ты проигрывать.

Чувствуя, как быстро сжигаются мои ОМ, я всё же успел уничтожить ядро под его толстым брюхом.

Комментарии