Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 25. Герой и его команда устраивают весёлую резню

— Именно так!!! Я наконец исполню свою клятву!!! Я убью тебя! Я убью вас всех!!! И ты будешь первой, Юмис!!! Ты отправишься в бездну горя, ужаса и отчаяния!!! И умрёшь мучительной смертью!!!

Вот и наступил этот долгожданный момент. Мой разум, моё тело, моя душа — я целиком и полностью был к этому готов.

Для начала мы раздавим её наёмников.

— Что за вздор!!! Мне даже не нужно знать твои характеристики, чтобы понять, что сейчас ты намного слабее!!! «Зелё...» — слова застряли у неё в горле, когда она попыталась произнести заклинание.

— Даже не пытайся. Тебя пронзили клинком, покрытым рассеивающим ману ядом, и заклинания тебе недоступны. И пока ты не используешь антидот, либо не дождёшься окончания действия яда, ты не сможешь сотворить даже крошечный огненный шар.

— Кх… — Скорчив огорчённую мину, Юмис ретировалась в тыл, раздумывая, что ей делать с ядом. Получив свои воспоминания из моего первого пришествия, теперь она могла остановить действие яда Минарис за три минуты.

В общем, время разобраться со всеми её головорезами у нас было.

— Что ж, пора поразвлечься. Наслаждайся вторым актом в партере, Юмис.

Начнём с небольшого приветствия, прикончив её личную армию. Для этой цели я выбрал «Духовный меч начала» и «Меч призрачного пламени сердца». Я влил в них ману, и они вспыхнули, давая сигнал к началу битвы.

— Их всего трое!!! Вперёд!!! Раздавим ублюдков!!!

Кажется, его зовут Ронберт. Он стоял перед Юмис и зычно отдавал приказы.

Всего полсотни противников, по пятнадцать с лишним человек на каждого из нас. Они истребили деревню Шурии, так что это, вообще-то, её добыча. Нам с Минарис следует куролесить с осторожностью и не безобразничать.

— ...Ха-ха-ха!!! Что, п..дюки, зассали?! Только и умеете съё..вать?!

Мы разбежались в разные стороны, и головорезы, будучи полностью уверены в своём превосходстве, разделились и погнались за нами как муравьи за кусочками сахара.

Разумеется, я и не помышлял быстро прикончить их, как в тот раз в лесу с монстрами. Мы просто изувечим их настолько, чтобы они не представляли угрозы, нанося смертельные раны таким образом, чтобы засранцы мучались и истекали кровью как можно дольше.

— Чё за ху!.. А-а-а!!!

— Ах ты ёб!.. Гья-а-а!!!

— Нет, бл!.. Угрх!!!

Я выколол им глаза, затем перерезал сухожилия на ногах. Когда они стали заваливаться, я сломал им предплечья, вывернув в обратную сторону, и продавил кости вниз, чтобы они торчали наружу.

В течении считанных секунд на земле валялись три произведения авангардного искусства.

— Кха-ха-ха, хм? Упс, нехорошо, один отключился.

Я собирался дать им возможность насладиться агонией их угасающей жизни, но этот, кажется, тихо сдохнет от потери крови, не приходя в сознание. Сволочь везучая.

Ну и хрен с ним. Здесь ещё много добычи.

— В чём дело, испугались? Такие грозные вояки и штанишки обмочили?!

Когда я вновь повернулся к ним, их готовность сражаться полностью исчезла: они были напуганы и не решались подойти ближе. Впрочем, я не собирался ждать, пока они соизволят отрастить яйца.

Бросившись вперёд, я просунул клинки в зазоры между частями доспехов двоих наёмников, стоявших ближе всего ко мне, и пробил локтевые составы, не отрезая им руки, чтобы никто из них снова не вырубился.

— Сдохни, сука!!!

Видя, что обе мои руки заняты, один из баранов попытался пронзить мне грудь. В общем, неплохая идея. Никто из этих головорезов не стал бы упускать такую возможность. Проблема в том, что никакой возможности на самом деле и не было.

У «Крыла-клинка жука-лекаря» тонкое, полупрозрачное лезвие, напоминающее крыло насекомого, с рукоятью красного цвета. Крики боли, когда этот меч рассекает чьё-то лицо, начисто срезая губы, нос и брови, — настоящая отрада для моих ушей.

— Гья-а-а-а-а!!!

— Ну и кто тут сдохнет?!

Взмахнув разок, я убрал «Крыло-клинок жука-лекаря», вытащил «Духовный меч начала» и «Меч призрачного пламени сердца», повернул их строго вниз и воткнул ему в ноги. Обезвредив противника, я с размаху пнул его, отправив в полёт.

Заряженный маной удар ногой был намного мощнее обычного. Его же плоть и кости, наоборот, были значительно слабее моих усиленных огромным количеством маны духовных мечей. И в результате, получив пинок, будучи прикованным к земле клинками, ему с сочным хрустом оторвало щиколотки.

— Ё..ный монстр!!!

— Куда побежал? Чува-ак, не сдавайся.

— Гья-а-а!!!

Один из них с криком бросился наутёк, но я догнал его с помощью «Небесной ходьбы» и одним из длинных клинков пригвоздил его ногу к земле. Осознав, что им некуда деваться, объятые жутким страхом, их движения резко замедлились.

— Твою мать!!! Мисс, где ваша магия?!

— Ещё немного, продержитесь ещё немного!!!

— Пи..ец!!! Нас здесь всех порешат, я сваливаю!!!

— Что?! Предать меня решил?!

— Иди на х.., кобла!!! Я ещё жить хочу!!!

Нашёлся ещё один идиот, попытавшийся сделать ноги. В назидание другим я приколол его, метнув в него нож.

— Кгх!.. Аййййй!!! Бл..ь-бл..ь-бл..ь!!!

Кортик пронзил Ронберту плечо, и он, крича от боли, стал кататься по земле.

Как раз для таких «бегунков» мы подготовили несколько ножей, покрытых сильнодействующим ядом Минарис. Отрава эффективно стимулировала нервную систему и вызывала медленно распространяющуюся, жгучую боль по всем телу. Помимо прочего яд повышал циркуляцию крови, удерживая жертву в сознании. В отличие от других быстродействующих ядов, эта отрава концентрировалась на причинении разрастающейся, продолжительной боли.

— Я что, не ясно сказал? Хватит трястись. Никто из вас никуда не уйдёт, пока вы нас не убьёте, — кровожадно произнёс я, даже не удосужившись применить магическое устрашение. — На кону ваши жизни, сражайтесь! А я буду давить вас одного за другим.

***

Ночную тишину нарушили жуткие вопли и крики: «Гья-а!!!», «Умоляю, не-ет!», «Рука, моя рука-а!!!», «А, а-а, а-а-а!!! Я горю, горю-ю!!!»

— Ку-фу, ку-фу-фу-фу! Эй, эй! Что с вами? Не можете справиться со слабой девчонкой?!

Пожалуй, я слишком много ожидала от суровых головорезов, которые не моргнув глазом резали глотки, если им заплатят. Сплошное разочарование.

Мы заблаговременно заглянули в их характеристики, и судя по цифрам, я не сильно их превосходила.

Все они были в районе 50-го уровня, D или C-ранга по квалификации авантюристов. Я же была на 76-ом уровне, и с такой разницей по этому показателю мне было бы сложно одолеть даже четырёх из них сразу.

К слову, моя скрытая характеристика «Техника боя» повысилась до D+, и хозяин решил, что я справлюсь, если буду использовать «Ядовитого демона призрачного пламени».

К тому же их мастерство было хуже некуда. То, как они размахивали мечами, никуда не годилось. Их боевые стили вызывали смех.

Их клинки были слишком медлительны, как и их реакция. Они совершенно не умели правильно распределять силу удара, отразить их атаки было проще простого.

Так называемая «грязная работёнка», похоже, заключалась в групповом нападении на более слабую жертву или же убийстве спящей цели. Такое занятие реальные боевые навыки уж точно не отточит. Иначе говоря, он были слабаками.

Как и сказал хозяин, это не бой, это избиение.

«Ой, так не пойдёт. Моя роль на сей раз — просто быть на подхвате. Не стоит увлекаться.»

— Сдохни, шлюшка ушастая!!!

— Я не шлюшка, мерзкий таракан. — Я отрубила руку бросившемуся на меня насекомому, и тонкая струйка крови брызнула мне на лицо.

Какая мерзость.

Было сложно сдерживаться, чтобы не убивать их мгновенно. Сейчас я совершенно уступаю хозяину в фехтовании. Я не умею, как он, мастерски пронзать врагов сквозь зазоры между частями их брони, или грациозными взмахами меча нарезать их в движении тонкими ломтиками. Нужно больше тренироваться.

Поэтому я решила нацелиться на их пальцы, уши и глаза. Также мужчинам я отрезала их причиндалы, а женщинам — груди. Сразу они не умрут, зато вдоволь помучаются.

— Тебе они всё равно уже не понадобятся, так что я их отрежу, ладно?

— Э?! Гья-а-а-а-а-а!!!

— Чего ты так визжишь? Даже собаки после кастрации ведут себя спокойнее. Ах, я и забыла, что ты глупее собаки. Ну, тогда ничего не поделаешь.

Я пнула ногой скорчившегося, начавшего пускать пену мужика и повернулась к следующему противнику.

— Ну же, кто-нибудь развлечёт меня наконец? Девушке скучно, и скоро её ждут другие дела, ку-фу, ку-фу-фу-фу!!!

***

— Ах ты сука-а!.. А-а!.. Глаза!.. Мои глаза-а!!!

Уверена, этот человек убил доброго дядю, который приносил нам свежие овощи.

— Сестра?!. Нет, это не… А-а-а!!!

А этот, улыбаясь, хладнокровно зарубил соседских ребятишек.

— Стой, что ты… Гх!

— Это не я! Моя броня, она сама двигается!!! Угх!

Эти же двое выродков с наслаждением отправили в могилу матушку с Шелми.

— Хи-хи, хи-хи-хи-хи-хи! А-ах, испытайте на себе этот страх!

Эстет-гурман Котейка выковыривал им глаза, отрезал носы и уши, и отсекал языки, прежде чем насладиться вкусненьким.

Затейник Мишутка принимал облик близких им людей и пока они недоумевали, не веря своим глазам, атаковал их.

Я использовала навык «Одержимая марионетка», чтобы цеплять нитями маны их мечи и броню, и заставляла их наносить друг другу и самим себе смертельные ранения.

Мой уровень был чуточку ниже по сравнению с ними, и кроме того, все они были в крепких латных доспехах. Однако я компенсировала эти недостатки своим уникальным навыком, который был весьма эффективен против людей.

Большинство из них не могло совладать с моими нитями с помощью одной лишь грубой силы. Я также старалась не убивать слишком быстро тех, кто был достаточно медлителен, и не представлял особой угрозы для Котейки и Мишутки.

— Ой, больно, наверное? Но это всё равно не сравнить с той болью, что испытали мои односельчане. Я заставлю вас мучаться так, как мучались они.

Да, Шурия будет наслаждаться их смертью, их болью, их агонией. Мастер Кайто и Минарис на целых три минуты специально для меня подготовили эту сцену.

И на этой сцене я буду лично убивать мерзавцев, которые безжалостно лишали жизни моих односельчан и ловили выживших по приказу сестрицы Юмис.

— Аха-ха, кричите, стоните, вопите!!! Почувствуйте на себе всю боль и страдания несчастных людей, которые пали от ваших рук!!!

Я взяла под контроль трупы в латных доспехах, которые любезно предоставил Мишутка, и принялась вырезать оставшихся душегубов.

— Умоляю, не убивай!!! Нас п-просто наняли!..

— Жалкое ничтожество! Думаешь, я тебя пощажу?! А жители моей деревни?! Они мирно жили, никого не трогали!!! Они тоже просили их пощадить!!!

В ярости я отрубила ему правую руку, затем левую ногу, левую руку и правую ногу, и последним ударом пронзила ему шею, моментально прикончив его.

— А-ах, ошибочка вышла. Последний удар был явно лишним… Не стоит так быстро их убивать. — Я скрежетнула зубами.

...Три года, три долгих года.

В той мрачной тюрьме над матушкой, Шелми и остальными издевались, как над подопытными крысами. Над ними проводили бесчеловечные эксперименты, а затем их изуродованные тела превратили в нежить.

Я заставлю их заплатить, заставлю их страдать каждое мгновение тех нескольких часов, в течении которых они будут умирать. Боль будет разъедать и рушить их разум, пока они не наконец сломаются.

— Да, вот так. Ломайтесь, корчитесь, бейтесь в агонии. Кья-ха-ха, кья-ха-ха-ха-ха-ха!!!

— Ни-ши-ши-ши-ши-ши!

— Кши-ши-ши-ши-ши!

Котейка и Мишутка пронзительно смеялись в унисон мне.

— Хи-хи-хи, а-ах, как же это меня возбуждает!!!

Это так хорошо, что я просто не могу остановиться.

Мастер Кайто и Минарис сказали, что они подчистят все оплошности, какие я допущу, что я могу делать всё, что душенька пожелает.

И поэтому я буду сосать, смаковать и наслаждаться.

...До самого последней капли этого сладкого, но ограниченного времени.

Комментарии