Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 23. Дебют Героя и Шурии

— Угх, а-а-а!!!

Ах, снова этот сон.

И хотя я знаю, что это всего лишь сон — зрелище повергает меня в ужас.

— Вот твоя доза на сегодня. Осторожно, не пролей.

— Кху, делайте что хотите!!! Вам меня не сломить!..

— Это не имеет никакого значения. Ты тоже в этом участвовала. Вот что важно.

Я нахожусь внутри какой-то тёмной пещеры. Люминесцентный мох на её стенах освещает огромный валун, ровно рассечённый вдоль и используемый в качестве импровизированного ложа. Сверху лежит Сори. Её руки и ноги прикованы грубыми, как у рабов, железными кандалами.

К Сори подходит девчонка, Шурия — так говорит мне мой сон — подходит с безмятежной улыбкой на лице. Но это не та Шурия, которую я знаю. Её золотистые волосы превратились в серебристые, почти что белые, а бледная кожа стала смуглой, как у жителей стран, обласканных солнцем. Неизменными остались черты лица и её красные, насыщенного цвета алые глаза.

Каждый раз в этом сне рядом с ней я вижу черноглазого мальчишку-брюнета и девчонку-крольчиху с каштановыми волосами из расы зверолюдей, при взгляде на которых меня не покидает чувство дежавю.

Шурия насильно открывает рот Сори раструбом и заливает внутрь жёлто-зелёную жидкость. Чтобы Сори не выплюнула её, она закрывает ей рот и заставляет проглотить содержимое. Когда дело сделано, Шурия грубо выдёргивает раструб.

— Так, с руками мы закончили вчера. Сегодня займёмся левой ногой.

— Вот, держи.

— Спасибо.

Шурия берёт у крольчихи несколько штырей. Штыри внутри полые, с острым сужающимся концом.

Я изо всех сил хочу отвести глаза от страшной, жестокой сцены, которая вот-вот развернётся передо мной, но сон не позволяет мне этого сделать.

Сори кричит от боли. У меня на глазах её прекрасную ногу изуверски пронзают. Её душераздирающие крики не прекращаются, когда другие три штыря вонзаются в неё. Но в то же время эти крики отчего-то напоминают мне её сладкие стоны во время наших с ней ночных забав.

— Сори, тебе правда так хорошо? Ну и развратница же ты у нас, — хихикает Шурия.

— Мнн... ха-ах... это всё… из-за наркотика…

— Но ведь ты должна чувствовать и боль. Значит, тебе это приносит больше удовольствия, нежели боли. Приготовься, я начинаю. И пожалуйста, не теряй сознание как вчера. Если ты не будешь страдать, я напрасно потеряю время.

— И-и-и!

В руках у Шурии появляется большая бутыль с какой-то чёрной жидкостью. Это чёрное, отдающее металлическим блеском нечто похоже на магическое существо, и оно подчиняется командам Шурии.

Она ставит бутыль рядом с Сори и медленно открывает крышку.

— Пора кушать, дорогая.

На зов Шурии чёрное нечто само по себе вытекает из бутыли, течёт прямо к воткнутым в Сори штырям и проникает внутрь через отверстия. Сори вскрикивает от боли. Вероятно, жидкость достигла конца штырей. Теперь Сори кричит, не переставая.

— Должно быть, ты на пике удовольствия. Какая же ты порочная, раз издаёшь такие сладострастные стоны, в то время как твои кости растворяются.

— Госпожа! Госпожа-а! Госпожа-а Юми-и-и-и-и-ис!!!

— Чувство боли должно слегка превосходить ощущение блаженства. Похоже, её несчастное сознание сейчас в растерянности.

— Эй, яд приготовила ты. Не делай вид, что тебя это не касается.

— Хозяин, вы ошибаетесь. Это не яд, а наркотик. Иначе бы она уже давным-давно сломалась от боли. Что недопустимо.

Черноволосый мальчишка и девчонка-крольчиха мило болтают, не обращая внимания на бьющуюся в агонии Сори.

Если бы я только могла, сожгла бы дотла этих монстров в ту же секунду. Но хотя это мой сон, я почему-то не состоянии что-либо сделать.

Я просто наблюдаю в очередной раз, как Сори кричит и стонет от боли и блаженства.

***

— Ха, ха-а, а-ах… Опять… этот сон. Какое же мерзкое пробуждение, — вздохнула я, поднявшись на кровати, чувствуя, что холодный пот проступил у меня на лбу. Взглянув на часы, я поняла, что проспала чуть дольше обычного. — Это уже в четвёртый раз. Да что же со мной такое творится?

Меня мучают эти кошмары с тех пор, как призывающий демона камень превратился в обычный. Этот жуткий сон повторяется каждую ночь. В нём преобразившаяся Шурия вместе с парочкой незнакомцев зверски истязают Сори.

Чувствую, это дурное предзнаменование. Слишком оно реально.

— Этот демон… Может, он наслал на меня проклятие, после того как нарушил контракт?

В тот день я бросила Шурию в клетку, пожертвав её душу демону. После наших любовных утех с Сори я вновь достала камень призыва и увидела, что сверкающий чёрный самоцвет стал обычным придорожным камнем.

Я незамедлительно вернулась в мою лабораторию, но там не оказалось ни демона, ни Шурии, ни моих подопытных, а решётка в дальней камере была начисто срезана. Я не смогла найти произошедшему объяснения.

Сначала у меня мелькнула мысль, что это сделала Шурия, но сразу же отбросила её. Вся магическая сила девчонки перешла ко мне, она была бессильна.

Из-за своих эльфийских корней она была слабее любого ребёнка её возраста. Без магии она не могла ничего сделать демону.

Получается, это демон каким-то образом нарушил наш контракт: забрал не только душу Шурии, но и её саму, а также всю остальную нежить и снова заключил себя в каком-то камне.

Кажется, припоминаю, что демоны после завершения контракта могут слиться с любым камнем, каким пожелают, где угодно в мире.

— Ха-а, — вздохнула я, — должно быть, я выгляжу ужасно. Нельзя, чтобы Сори видела меня такой.

Чтобы успокоиться, я выпила воды из кувшина рядом с кроватью, и в этот момент в комнату вошла Сори.

— Доброе утро, госпожа Юмис. Завтрак готов.

— Благодарю, Сори. Давай позавтракаем сегодня вместе, что скажешь?

— Ч-что вы, госпожа, я просто служанка. Делить трапезу с хозяйкой — непозволительно.

— Не беспокойся об этом. Я решила позавтракать у себя в комнате, здесь нас никто не увидит. Приготовь порцию побольше, и мы вместе откушаем. Сегодня у меня нет аппетита, так что нам с тобой этого хватит, — ответила я Сори, лучезарно улыбнувшись.

Пожалуй, я была слишком настойчива, но Сори, слегка замявшись, кивнула в ответ: «Как прикажете» и покинула комнату.

Сегодня я хочу как можно дольше побыть рядом ней. Я ничего ей не рассказывала о своих кошмарах — и потому что не хотела лишний раз её беспокоить, и потому что не было никаких реальных оснований считать эти сны угрозой.

И всё же внутри меня оставалась необоснованная тревога, которую я хотела хоть как-то унять. Быть может потому, что мне совсем немного оставалось до осуществления моей цели.

— Как жаль, что я не смогла заполучить алые глаза Шурии. Если бы это случилось, я уверена, что смогла бы сделать из них превосходный магический предмет.

Есть немало записей о том, что в прошлом для этих целей использовались глаза драконов и больших ледяных волков. С моей новообретённой силой я смогла бы сделать из этих глаз магический предмет, который, пожалуй, был бы признан священным монументом.

Какая возмутительная низость! Пускай демон и помог мне решить мою основную задачу, но при этом этот подлец забрал тот дар, что принадлежал мне по праву.

— Ну и ладно. Уверена, как только я доведу до совершенства свои новые магические способности, я смогу отыскать способ запечатлеть своё имя в каменном монументе.

Нечего лить слёзы над пролитым молоком, над тем, что упущено. Нужно думать о будущем, и том, что ждёт меня впереди.

— Верно, я должна отправиться в странствие, чтобы отточить свои навыки и собрать необходимые мне материалы. Здесь я уже достигла предела. Чем сидеть и ждать, пока они сами попадут ко мне в руки, лучше самой отправиться на поиски мощных предметов и редких материалов.

Этот город — торговый узел Орлеанского королевства, но в столице продаются предметы получше и по более высокой цене. К тому же самые лучшие образчики имеют тенденцию скапливаться в Империи, а не в нашем королевстве.

Тех материалов, что можно здесь раздобыть, вполне достаточно для моих экспериментов, но неизвестно, сколько ещё мне придётся ждать, чтобы заполучить именно то, что необходимо для осуществления моей цели.

И потом, что мне делать с должностью правителя этого города? Отец и матушка заняты налаживанием важных связей в столице, и будет ужасно, если я вдруг возьму и брошу исполнять свои обязанности… Сначала мне следует назначить на моё место временного коменданта.

К тому же я единственная дочь в семье. Надо найти способ убедить отца, что мой отъезд необходим.

— Ходят слухи, что Повелительница демонов собирает силы, так что, пожалуй, лучшим решением будет присоединиться к группе Героя.

Это прекрасный аргумент оставить вотчину и с гордостью отправиться в путешествие. При этом всё не будет выглядеть так, словно я бросаю работу ради своих увлечений.

Как представитель аристократии королевства, отец вряд ли станет выступать против моей помощи в деле усмирения Повелительницы демонов.

Впрочем, родословную он ценит больше, но в худшем случае, если я умру, он может зачать ещё одного ребёнка или же использовать множество других методов.

Тот факт, что его дом также вносит свою лепту в деле помощи Герою, может ощутимо поднять престиж нашей семьи в высоких кругах. Уверена, отец примет это во внимание.

Кажется, ходили слухи о призыве Героя в столице. Интересно, что там сейчас происходит?

— Госпожа Юмис, я принесла завтрак.

Пока я находилась в раздумьях, вернулась Сори. Она начала аккуратно сервировать обеденный стол в моей комнате.

— Сегодня на завтрак свиные сардельки и яйцо пашот с белым хлебом. На десерт коктейль из козьего молока с лубникой.

— Спасибо, передай повару мою благодарность.

Мы с удовольствием позавтракали, угощая друг дружку, и я постаралась как следует раздразнить Сори.

Коктейль, которым мы, кстати, потчевали друг дружку рот в рот, был до ужаса вкусным и сладким, и я чуть к нему не пристрастилась. Я могла бы заниматься этим вечно, но к сожалению, меня ждала работа, и мне пришлось подобающе приодеться и пойти исполнять свои обязанности.

— Ммх, если не ошибаюсь, сегодня у вас дела в канцелярии, госпожа Юмис. Желаю вам удачного дня.

— Спасибо.

Я уже собралась уходить, положив руку на дверную ручку, но вдруг кое-что вспомнила.

— Извини, Сори, могу я попросить об одолжении?

— ...Да, госпожа, разумеется.

— Не могла бы ты приподнять юбку? До уровня бёдер достаточно.

— Ах?! — Лицо Сори вспыхнуло красным.

Я молча продолжала на неё смотреть, и Сори, несмотря на стыд, ухватилась за подол своей длинной юбки и подняла её.

— Мм, госпожа Юмис, вы довольны? — Она обнажилась, демонстрируя свои прекрасные ножки.

На её безупречной коже не было ни следа тех ужасных ран, что я видела в своих снах. Действительно, ведь прошлую ночь мы провели вместе, и я знаю, что она находилась рядом со мной, пока мы не заснули. Поэтому то, что происходило в моих сновидениях, никак не могло происходить наяву.

«...И зачем я так переживаю? Это всего лишь плод моего воображения.»

Надо поговорить со священником, чтобы он разобрался в причинах моих ночных кошмаров. А пока… Ах, Сори, она всё ещё стоит, подняв юбку и краснея. Это так прелестно, что я просто не могу отвести глаз.

Я ещё раз загляделась на этот великолепный вид, а затем покинула поместье, отправившись в канцелярию.

Насколько я могу судить, всё хорошо. Беспокоиться не о чем.

По пути на работу я вновь грезила о нашей счастливой супружеской жизни с милой Сори.

***

«А-ах, сколько ещё меня будут мучить эти кошмары?»

Страшные сны продолжали мне сниться.

«Обычно к этому времени я уже просыпаюсь.»

Я думала, что проснусь, как только снова увижу эти зверства, но в этот раз всё произошло по-другому.

— Ну а теперь всё наконец-то готово. Ты меня слышишь, глупая сестрица? Наше представление только началось, но твоё появление на сцене было замечательным.

Я всё время незаметно наблюдала за происходящим сверху, но сейчас ко мне внезапно обратилась Шурия.

Заглянув ей прямо в глаза, я увидела, что цвет её глаз изменился с чистого ярко-красного на тёмный, испорченный кроваво-красный цвет.

Я не могла вынести этого неприятного взгляда. Но как и всегда, в этом сне я была лишь безвольным наблюдателем.

— Это ещё не конец. Я лично опущу твой занавес, когда действие подойдёт к концу. А пока наслаждайся, наслаждайся в полной мере этим замечательным представлением.

От её широкой ухмылки меня пробрала дрожь. Резко очнувшись в кровати, я почувствовала, как что-то холодное проскользнуло по моей спине.

Сори! Вчера я позвала её в свою спальню, и мы провели ночь вместе.

В панике озираясь, я не нашла её рядом со собой.

— Кши-ши, кши-ши-ши-ши-ши!

— ...Кто здесь?!

Мой озадаченный разум наконец осознал, что я, как и прежде, нахожусь в своей комнате.

Нет, была одна несостыковка.

На столе стоял плюшевый медведь. Его внешний вид, его цветные лоскуты напомнили мне, что это одна из тех «морковок», которыми Сори баловала Шурию.

Я сразу же это вспомнила, узрев его характерный вид.

«Почему он здесь?..»

— Кши, кши-ши-ши!

К моему удивлению, звуки издавала мягкая игрушка.

Будто насмехаясь надо мной, плюшевый медведь галантно поклонился и оставил на столе письмо, а затем шустро выпрыгнул в окно.

— ...Стой!!!

Когда я подскочила к окну, преследуя игрушку, она уже была довольно далеко, бегом удирая по крышам.

Я попыталась совладать с охватившим меня страхом и хладнокровно разобраться в ситуации.

На красном запечатанном письме, лежавшем на моём столе было написано: «Приглашение». На обратной стороне оказалась надпись: «От Шурии и таинственного мстителя».

Быстро пробежавшись по письму глазами, я поняла, что мои сны не были лишь моей иллюзией.

— Сори! Сори! Где ты, Сори?! Ответь же мне, Сори-и-и!!!

Мои отчаянные крики остались безответны.

Остальные слуги спешно примчались на мой крик, но никто не мог дать ответа.

В тот день Сори бесследно исчезла.

Комментарии