Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 21. Демон-искуситель (часть 1)

О-о, не знаю, откуда ты такой взялся, но душонка у тебя — что надо. Где-то я уже её видел… Ммм, ну да ладно. Выглядит аппетитно, так что сожру и её заодно.

— А, ну спасибо за комплимент. К словам демона у меня как-то больше доверия, чем к ангельской дребедени. Хотя, впрочем, чихал я на вас обоих, — иронически усмехнулся я и плотнее зафиксировал хватку.

Беспощадный ты человек, однако же. Взял и руки мне отрубил! Сразу видно, не пальцем деланный — мечом махать умеешь.

— Тебе-то какая печаль? Хоть весь день вам конечности руби — без толку. Тела ведь у вас нет.

Мм? Так ты уже встречался с нашей братией? Глаз — алмаз, да?

Демоны — это подвид духов.

Духи состоят из маны, имеют собственное сознание и в большинстве своём подразделяются на категории, соответствующие шести базовым магическим элементам: огонь, вода, ветер, земля, свет и тьма. В отличие от людей, они не способны создавать семьи.

Помимо них существуют ещё два вида духов, не вписывающихся в базовый стандарт — так называемые «ангелы» и «демоны».

Я терпеть не могу ни тех, ни других, несмотря на то, что они прямо противоположны друг другу. Впрочем, это не важно. Передо мной сейчас находился «демон».

— Да, было дело. Только вот нет у вас, демонов, ни братьев, ни сестёр.

О да, да, это точно. То, что мы с ними одного вида — ещё не значит, что мы родня. И сделаны мы из разного теста. Раз ты это знаешь, то должен понимать, что с противником ты крупно облажался. — Демон ощерился, восстанавливая руки. Отрезанные конечности растворились в воздухе — похоже, он их поглотил в процессе регенерации.

— По… чему… — подала голос Шурия.

Я бросил взгляд в её сторону. Она осела на голый земляной пол; её одежда была в грязи.

— Очень не хотелось бы, чтобы ты померла до того как я озвучу своё предложение. Так что прошу, сиди пока тихо, — сказав ей это, я перевёл взгляд на демона. — Слышал? Ты тут лишний. Не мог бы ты исчезнуть?

Я снова направил клинок в его сторону.

— Не хотелось бы тратить на тебя ману. Так что ноги в руки — и сваливай отсюда подобру-поздорову.

Сваливать? Мне? Мой обед мне угрожает? Хе-хе, да ты шутник! Какую хохму придумал!

— Ясно. Тогда... умри.

Я влил ману в «Меч призрачного пламени сердца», и тот вспыхнул мертвенно-бледным пламенем. Пламя замерцало, когда я рубанул правую руку, которую он протянул ко мне, и продолжило гореть на краях полученной раны.

Ой-ёй. Так ты у нас — мечник-маг? Вот только это тебе не поможет. Этот слабенький огонёк ничего мне не сделает…

Не обращая внимания на его слова, я порубил отрезанную руку на мелкие кусочки.

Да говорю же — это бессмысленно. Достаточно слегка изменить форму, и я сразу же… — Озадаченная морда демона застыла на полуслове. Вся его надменность и заносчивость мигом испарились.

— Что такое? Не отрастает ручка-то?

Ч-что ты, гад, со мной сделал?

— А ты угадай.

Тела демонов не состоят из плоти и крови. Это сгустки квазисубстанции, созданной из преобразованной магической энергии. И если подмешать в неё другую магическую энергию, процесс поглощения становится невозможным, покуда примесь не будет удалена из основы. Просто так отделить одно от другого не получится — это всё равно что отсортировать песчинки одного цвета в горсти разнородного песка. Поэтому охваченные магическим пламенем отсечённые конечности отторгались при попытке их восстановления.

Истинная сущность «Меча призрачного пламени сердца» состояла даже не в возможности отделения духовного тела — спиритуализация была лишь приятным дополнением. Этот духовный клинок создавал огонь, поджигающий любую магическую или духовную сущность, и позволял вливать свою магическую энергию в тела духов и демонов.

Э-это невозможно!.. Такого просто…

— Дерьмо случается.

Демоны, будучи магическими созданиями, могут получить сколь-нибудь значительный урон только лишь от заклинаний святой магии — высокоуровневой магии света.

В прямом столкновении с противником они попросту игнорируют большинство атак врага, используя при этом длинные и мощные заклинания для его подавления. Реальные навыки боя у них как таковые отсутствуют.

Поэтому имея столь серьёзный изъян в защите, они совершенно не умеют реагировать на подобные неожиданные атаки.

Я подался вперёд, занеся духовный меч над собой и ударил наискось, перерубив ему левое крыло и руку.

Бл..ь!

Демон отпрянул назад и быстро преобразился в духовную сущность, надеясь скрыться из виду. Однако пассивная способность моего клинка позволяла мне видеть его даже в такой форме.

— Даже не думай.

Я взмахнул мечом по диагонали и полностью отсёк ему правую ногу вместе с частью левой ноги по колено. И разумеется, сделал так, чтобы он не смог их восстановить.

П-почему ты меня видишь?! И как ты можешь резать меня, если я не материализовался?!

— Вот же дубина. Я что, похож на лоха, который будет всё тебе объяснять? Ты ведь и сам знаешь, демон. Достаточно взглянуть на мою душу, правда?

Дерьмо-о! Да кто ты, сука, такой?! — Потеряв опору, демон повалился на землю.

Лишившись одного крыла, он не мог даже взлететь. И на таком расстоянии просто не успел бы применить ни одного заклинания — я бы зарубил его раньше.

— Слишком вы, демоны, переоцениваете своё якобы неуязвимое тело. Боли не чувствуете, регенерируете как дышите и думаете, раз атаки вас не берут, то и хрен можно на них положить с прибором. — Я наградил его моей лучшей улыбкой. — Эх, добрый я всё-таки парень!

Демон задрожал как осиновый лист и, казалось, чуть не пустил лужу. Гад какой. А я тут ещё распинаюсь, бисер перед ним мечу.

С-стой! Умоляю! Я не виноват! Я просто исполнял её приказы! Мне пришлось!

«Меч призрачного пламени сердца» наполнился маной и вспыхнул ещё более ярким пламенем.

— Ага, я знаю об этом. Вы ни черта не способны сделать, пока не заключите контракт.

Т-тогда ты простишь меня, правда? Я н-не стану убивать девчонку. Я уже получил, что хотел, э-это не нарушит контракт с той бабой. Мы с ней в расчёте. Я больше не буду заключать с ней контракт, к-клянусь…

— И что с того?

Я занёс духовный клинок над головой.

Умоляю, пощади!..

— Плевал я на такие просьбы.

Сто-о-о-ой!!!

— Не-а, — ответил я, собираясь нанести последний удар...

— Стойте! — с ледяным спокойствием произнесла Шурия.

— Эй, ты чего делаешь?

Шурия, над которой этот демон только что жестоко измывался, вцепилась в меня стальной хваткой, чтобы остановить. Я было подумал, что он промыл ей мозги, но это было не так — я внимательно следил за её состоянием в характеристиках.

— Нет. Не убивайте его, Кайто.

Жгучий стыд захлестнул меня, когда я взглянул в её полные ненависти алые глаза. Поверить не могу, что я совершенно забылся и чуть не совершил непростительную глупость.

— Я не позволю. Его должна убить я!

— ...Да, ты права. Я и сам бы ни за что не позволил отнять у меня цель моей мести.

Я чувствовал бы себя точно так же. Я бы тоже взъярился, если бы вдруг заявился какой-то самодовольный придурок, не имеющий ни малейшего представления, что мне пришлось пережить, и убил бы того, кому я хотел отомстить. Это была смертельная обида.

Я не против, если к моей мести присоединятся другие люди, даже если у них на это будут другие причины. Но я не потерплю, если меня самого оставят в стороне. Это всё равно, что наблюдать за спектаклем, сидя на раскалённом железном стуле.

«...Гм, думаю, восстанавливаться он будет довольно долго.»

Я мельком взглянул на демона, который в панике пытался собрать остатки магической энергии, чтобы хоть как-то восстановиться. Интересно, он правда считает, что я этого не замечу, или же просто решил рискнуть несмотря ни на что?

В любом случае, у меня достаточно времени, чтобы сделать то, за чем я сюда пришёл.

— Знаешь, Шурия, я пришёл кое-что тебе предложить.

Я перестал вливать ману в «Меч призрачного пламени сердца», и с силой отпихнул её от себя. Она, скрючившись, упала на землю. Повернувшись к ней, я сказал:

— Я знаю, что ты чувствуешь. Ты люто её ненавидишь. Ты жаждешь мести. Ты готова рвать её собственными руками. Верно?

Гримаса злобы и отвращения появилась на её лице, когда она это услышала. И этот убийственный, резкий словно выстрел взгляд, которым она мне ответила.

Да, я прекрасно тебя понимаю.

Это ведь бесит, правда?

Бесит, когда кто-то, кто понятия не имеет о твоей боли, ведёт себя так, словно всё понимает и пытается посочувствовать, не имея об этом ни малейшего представления.

— Этого чёртового демона ты тоже ненавидишь. И ни за что не позволишь постороннему прикончить его, правда?

Всё так.

Неважно, как много у нас с ней общего — мы не узнаем боли друг друга, пока её не почувствуем. Сколько ни говори, сколько ни слушай, этого не изменить.

— Но сейчас ты бессильна. С такими увечьями он беспомощен, но тебе его даже не поцарапать.

— Всё равно!..

Я осадил Шурию направленной на неё неподдельной жаждой убийства вкупе с магическим давлением. Этого было вполне достаточно, чтобы включить её инстинкт самосохранения и задавить в зародыше любую безрассудную идею.

— Как жаль, но такова реальность. Сейчас ты ничего не сможешь сделать ни этому демону, ни Юмис. Я прикончу её, не моргнув и глазом, ты даже этого не увидишь. Мне плевать на твои чувства и на то, что она тебе сделала. Я не собираюсь тебе ничего уступать.

Попав под моё воздействие, она не должна была двигаться, но с помощью какого-то нечеловеческого усилия всё же бросилась на меня с яростным воплем.

Она явно не осознавала, что делает — как дикий зверь, который кидается на любого, в ком видит угрозу. Её атака была инстинктивной и совершенно бессмысленной. Я с лёгкостью увернулся, схватил её за ворот платья и бросил на землю. Затем придавил ногой спину, чтобы не дёргалась.

— Гх… Пусти!..

— Знаешь, почему ты всё потеряла? Потому что жила в неведении. Потому что не задумывалась над этим, не пыталась ничего узнать. — Я выдержал паузу, чтобы до неё дошли мои слова. — У тебя никогда не было ни силы, ни воли что-либо изменить. Ты думала, что все будут добренькими в этом распрекрасном мире. А ведь на самом деле этот мир — беспощадная и сволочная штука. Чтобы в нём выжить, каждая частичка твоей души должна быть пропитана сомнением.

— ...Знаю.

— Наивная, ты обманывала саму себя слепой верой в людей, видела в них только хорошее — то, что хотела видеть. Вот поэтому однажды твоя жизнь стала адом. Пускай ты никогда никому не желала зла, но тем не менее, ты никогда и не пыталась узнать о тёмной стороне других. И теперь за это расплачиваешься.

— Я и без тебя это знаю!!!

В её глазах вспыхнул тёмный, яростный огонь. Пробирающее до костей, всепожирающее пламя.

— Больно, да? Давай сделаем так: я убираю ногу, а ты клянёшься забыть о своей мести раз и навсегда.

— Гх… кх… иди… к чёрту! Эта гадина — моя!!!

— Я вытащу тебя отсюда, если забудешь о ней. Мне искренне жаль тебя, я даже дам тебе денег. Ты можешь поселиться в какой-нибудь деревне и продолжить жить тихой, спокойной жизнью.

— Не нужно!!! Мне этого не нужно!!! Это всё равно что умереть!!! — взревела Шурия словно раненный зверь. Зверь, который скорее умрёт, чем сдастся. — Я убью!!! Убью!!! Убью её!!! Я лучше умру, чем забуду, что она сделала!!!

Это был иррациональный, лишённый всякого смысла, ведомый лишь буйной одержимостью крик. И всё же исполненный безудержным желанием жить, словно крик новорождённого.

— Ясно.

Как только я убрал ногу, она перевернулась и незамедлительно вцепилась в неё зубами. Без тени страха, без малейшего сомнения, со всей силы.

— Тц. А ты беспощадна.

Она с подозрением отнеслась к моему бездействию, но постепенно ослабила хватку.

— ...Почему не сопротивляешься?

— Я это заслужил. Хотел убедиться в твоей решимости. И наговорил тебе кучу дерьма.

Всё ещё сомневаясь, она посмотрела на меня, пытаясь разгадать мои истинные намерения.

— Ты не забыла, что я сказал сначала? Я пришёл кое-что тебе предложить.

— Пред… ложить?..

— Верно.

Я присел рядом с успокоившейся наконец Шурией и посмотрел ей прямо в глаза.

— Ты сказала, что лучше умрёшь, чем забудешь о мести, так? Значит, сегодня ты сможешь переродиться. А я тебе в этом помогу. — Я протянул ей руку. — Желаешь ли ты отомстить вместе со мной, Шурия?

Комментарии