Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 20. День, когда её мир перевернулся (часть 2)

— ...Это мой новый дом?

— Да, верно.

Сестрица Юмис привела меня к зданию в укромном закоулке на окраине города. Здание было достаточно большим, и пришлось вертеть головой, чтобы полностью рассмотреть его. Благодаря способности «Алые глаза» я заметила, что на здание было наложено большое заклинание, покрывающее все стены, как и в поместье сестрицы. Я умела пользоваться магией лишь инстинктивно, поэтому не могла определить, что это были за чары, но скорее всего, это был «Защитный барьер», о котором она мне говорила.

— Это место — одна из моих «секретных лабораторий». Без моего дозволения сюда не войдут даже мой отец с матушкой, так что будь спокойна.

«Значит, мы сможем переждать здесь несколько дней, если лорд с его супругой приедут в Эрумию».

Нам и матушке не хотелось бы повстречаться с отцом, с которым мы были связаны лишь по крови, и тем более с его женой, которая ненавидела нас всеми фибрами души. Уверена, это было взаимно.

— Заходи, Шурия.

— Иду.

Внутри оказалась обычная, ничем не примечательна обстановка. Откровенно говоря, она и в подмётки не годилась роскошному поместью, в котором я проживала до сегодняшнего утра. И всё же это было гораздо лучше, чем избушка, в которой нам приходилось ютиться в нашей деревне.

— Мы ждали вас, госпожа Юмис, госпожа Шурия, — приветствовала нас одетая в привычную одежду горничной Сори, почтительно склонив голову.

Я осмотрелась, рассчитывая увидеть свою семью.

— ...Я не вижу матушку с Шелми.

— Они ждут внутри!

Похоже, сестрица Юмис уже знала, где они находились, и уверенно зашагала внутрь. Я пошла за Сори, которая направилась вслед за сестрицей. Сестрица открыла дверь и начала спускаться вниз по лестнице в подвал.

Оттуда исходила какая-то неприятная магическая энергия.

— Эм… Сестрица, вы уверены…

— Уверена. Следуй за мной.

— П-постойте! — Сестрица не оборачивалась, и меня охватило тревожное чувство, но я всё же последовала за ней.

Спускаясь по лестнице, моя тревога постепенно угасла. Смятение и счастье переполняли меня от осознания того, что каждая ступенька приближает меня к встрече с семьёй. Хотя непонятное чувство смятения показалось мне немного странным, ведь мы посылали друг другу письма, а до этого жили всё время вместе.

В конце лестницы стояла грубая железная дверь.

— Все ждут тебя за этой дверью, — сказала сестрица, лучезарно улыбнувшись.

Не переставая улыбаться, она движением пропустила меня вперёд. Я протянула руку к двери и слегка приоткрыла её, но в нерешительности остановилась.

«У-у… Как-то мне не по себе.»

Я растерялась, не зная, как же мне следует поприветствовать свою семью, которую я так долго не видела. Я не умела и не любила говорить громко, но именно сегодня мне хотелось от всего сердца встретить их громкими и отчётливыми словами. Глубоко вдохнув, я распахнула скрипучую металлическую дверь.

— Матушка, Шелми! Как я рада вас ви… деть?..

Мой громкий голос резко оборвался и затих, как только я заглянула в комнату.

Открывшаяся передо мной картина была совсем непохожа на то, что я ожидала увидеть. За дверью оказалась мрачная, похожая на тюрьму пещера, встретившая меня жутким хором утробных стонов и потоком гадкой магической энергии, которую я ощутила ранее.

Издававшие стоны существа были заперты в клетках с железными прутьями. Их тела, покрытые испорченной магической энергией — скверной, выглядели как безобразные куски освежёванной плоти. Внутренности у многих были вывернуты и торчали наружу. Они ползали по стылому земляному полу и зловеще стонали, разевая свои беззубые, полые рты.

— С-сестрица, это же м-мертвяки!

С помощью алых глаз я видела испускаемую ими ману. Она была наполнена негативной энергией, характерной для нежити. Я была уверена в этом, несмотря на то, что впервые столкнулась с этими существами.

— Я таких никогда не видела, но это — нежить!

— Да, ты права. От их первоначальных тел мало что осталось. С помощью магии удалось остановить гниение и дальнейшее разложение, но тела обесцветились и приобрели этот тёмно-серый оттенок.

— ...А?

Я вздрогнула и взглянула на стоящую рядом сестрицу. Она улыбалась прежней улыбкой, но передо мной словно стоял кто-то другой.

— Пожалуй, тела можно было сохранить, если бы я оставила у них сердце. И всё же живые сердца — лучший ингредиент для очищения превосходных чародейских самоцветов в магических предметах. Пришлось их вытащить, что поделать. Нежить может передвигаться и без сердца, но удерживать свою ману им становиться гораздо сложнее, и вот беда — они начинают разлагаться, — сокрушенно произнесла она и в замешательстве приложила ладонь к щеке, словно её огорчило не то, что находилось у неё перед глазами, а нечто другое.

— О-о чём вы?

Рядом со мной стояла женщина, улыбающаяся как моя сестрица. Которая выглядела как сестрица, двигалась как сестрица и говорила голосом моей сестрицы. Но это был совершенно другой человек.

— Всё-таки непростое это занятие — некромантия. Сведений практически никаких не сохранилось, да и подопытные уже никуда не годятся. И тем не менее, получилось дать им хоть какой-то голос, добавив части тел монстров. А сейчас я работаю над тем, как вернуть им способность мыслить.

Кто это? Кто эта женщина передо мной?

У сестрицы никогда не было такого пугающего лица.

Сестрица никогда таких ужасов не говорила.

— Ой, чего это ты такая испуганная? Ну-ка, улыбнись! Мама и сестрёнка ждут тебя не дождутся, не будь такой букой! Давай же, идём.

— Нет, ст...

Ошеломлённая, я не могла сдвинуться с места. Сестрица Юмис схватила меня за руку и потянула за собой. Я инстинктивно попыталась вырваться, но она лишь сильнее сжала меня.

— Идём, идём. Вас ждёт трогательное воссоединение!

— Ай! Что… Сестрица! Сестрица?!

Меня грубо зашвырнули в клетку в дальнем углу узилища. Бессознательно вытянув руки, я попыталась смягчить падение и выронила мягкую игрушку, которую крепко прижимала к себе. Повернувшись, я увидела, как за мной с лязгом захлопнулась решётка. Вместе со мной в клетке находилось двое подозрительных мертвяков.

— И-и-и!..

Они походили на людей с отрубленными конечностями. Как и у другой нежити, у них была бледная, покрытая слизью тёмная кожа. Грудь их слегка выпирала, а там, где должна была располагаться голова, проглядывалось нечто похожее на человеческое лицо. На месте носа находились две дырки. У них не было губ, но были зубы, как у обычного человека. Однако в отличие от остальных, они не издавали этих леденящих душу стонов. Глаз у них тоже не было, но почувствовав меня, они стали медленно ползти в мою сторону.

— С-стойте…

Прежде мне уже приходилось сталкиваться с нежитью и бороться с нею магией. Но сейчас я была бессильна и не могла себя защитить.

— Н-нет! Не приближайтесь! В-выпусти меня, сестрица! Сестрица-а!!! — в ужасе закричала я, отчаянно вцепившись в ржавые прутья решётки. Но сестрица Юмис не сдвинулась с места, продолжая всё так же улыбаться.

— Шурия, ты же хотела увидеть камень призыва духа, да?

— С-сестрица?..

Сестрица Юмис вытащила плотно обёрнутый тканью предмет, спрятанный у неё за пазухой. Она развернула ткань и показала мне чёрный, отливающий лиловым самоцвет.

— У него… такая же… магическая энергия… как в моей комнате...

— Ах, так ты знаешь? Да уж, «Алые глаза» — очень удобная штука. — Её губы скривились в холодную, страшную улыбку, которую я прежде не видела. — Возрадуйся, Шурия. Вот и тот, кого ты мечтала встретить. Может, светлым его не назовёшь, но он всё же дух.

Эй-эй, что за грубости. Ты так давно не призывала меня, и это первое, что я слышу?

Словно из ниоткуда раздался голос, в то время как из самоцвета в руке Юмис стала вырываться магическая энергия — такая же, какая была и в моей комнате. Энергии было так много, что даже обычный человек смог бы разглядеть её.

Поток этой энергии неопределённого цвета превратился в вихрь, внутри которого начала приобретать форму фигура.

— Де… мон…

Огромная рассечённая пасть с острыми как бритва клыками, загнутые козлиные рога, чёрные как смоль крылья с тёмно-красными перепонками, растущие из нижней части спины и шершавая словно камень пепельно-чёрная кожа. Полностью противоположная ангелу духовная сущность. Описанный во многих источниках и известный как «Демон алчности».

— А-а… у-у… а-а...

Что это? Что происходит прямо у меня на глазах?

— Хо-хо, а не ты ли сам себя называл обыкновенным духом?

Демоны — да заурядные духи? Ке-ке-ке, это что-то с чем-то! — продолжал раздаваться его отвратительный инфернальный голос, высокий и низкий одновременно. — А это, я так понимаю — последняя жертва? Ого, да тут и эльфийской души примешано. Уммм, первоклассное лакомство!

Он смачно причмокнул, облизнувшись слюнявым лиловым языком и вращая своими крестообразными зрачками.

— И-и-и!.. Не-ет!

— Сестрица! Спаси меня! Я не знаю, что я сделала, но прости! Прости!!!

— Ах, моя хорошая, тебе не за что извиняться. — Сестрица Юмис протянула в клетку свою изящную руку и ласково потрепала меня за щёку. — Но ничего не поделаешь. Твоя судьба была предрешена с самого начала.

— А?..

— Твоя жизнь и твоя душа оказались платой, которую мне было необходимо заплатить за активацию магического круга. И кроме того, он хотел, чтобы душа прожила эти три года в счастье и радости. Каков эгоист, правда?

Нет-нет-нет. Я не эгоист, я — гурман.

Прежняя улыбка появилась на лице сестрицы Юмис, которое в неясном проблеске всколыхнувшегося света свечи показалось мне жутко искажённым.

— Любите вы, демоны, зубы заговаривать. Не ты ли говорил поначалу: «Главное, чтобы побольше»?

А-а, тогда я действительно так считал. Хотелось сожрать как можно больше, чтобы брюхо набить. Но я предпочитаю первоклассные, наполненные сильными эмоциями души. А сморщенные от страха, безвкусные души не по нраву. Они, как это сказать… «нездоровая пища» для меня.

— Что… о чём ты говоришь?

Я не понимаю, я ничего не понимаю.

Что сейчас происходит? О чём они говорят?

— Ты ведь знаешь, что демоны требуют огромную плату за исполнение желаний, верно? Он затребовал пятьдесят человеческих жизней, и я решила использовать твою деревню, чтобы далеко не ходить. А оставшихся жителей пришлось притащить сюда. Вот, смотри, как горячо они тебя приветствуют! Сегодня они такие оживлённые!

— Н-не может быть...

С трудом осознавая слова сестрицы, я пригляделась к другим мертвякам в клетках. Они полностью потеряли человеческий облик, их деформированные тела больше не напоминали созданное природой живое существо. Но под испускаемой нежитью скверной я заметила остатки магической энергии людей, которых я знаю...

— Это… мана дедушки Яса, а там… тётушки Имир! А-а, а-а-а… значит, они правда...

Всё поплыло перед глазами. В ушах зазвенело. Всё, что я слышала, эхом отдавалось у меня в голове.

— Ого, так быстро разобралась? Право же, эти алые глаза станут замечательным материалом. Что ж, наслаждайся. Главное, не забудь условия нашего с тобой контракта: прикончи её осторожно, не повреди тело. Душу можешь съесть, а тело девчонки мне ещё пригодится.

У меня подкосились ноги.

Я протянула руку через решётку, но не дотянулась.

— А-а… Стой! Стой! Сестрица! Сестрица-а-а-а-а!!!

Мои отчаянные крики были тщетны. Сестрица Юмис потеряла всякий интерес ко мне и, повернувшись, направилась к выходу. Её шаги вскоре стихли, и я осталась один на один с демоном.

Ка-ка-ка! Ты всё ещё надеешься на её помощь после того, что она сделала? Да-а, эта женщина, Юмис, знает толк в обращении с людьми. Она и бровью не поведёт, если я сожру кого-нибудь у неё на глазах, будет спокойно смотреть его на предсмертную агонию. Жаль, что она человек. Такой талант пропадает, ке-ке-ке.

— Ты лжёшь, ты гнусно лжёшь! Сестрица никогда бы такого не сделала!.. Я знаю! Я получала письма от матушки и Шелми!

Мм? А, ну конечно, они ведь записывали их по моей указке.

— ...А?

Что... что говорит этот демон?

Присмотрись-ка к тем двоим, если не веришь. Твои глаза тебя точно не обманут.

Этого не может быть. Сестрица Юмис не могла так бесчеловечно поступить. Я же была хорошей девочкой...

— А-а, а-а-а, а-а-а-а-а-а-а-а-а!!!

Ты же так хотела их увидеть, правда? Радость-то какая!

«...Ты встретила свою люби-имую семью.»

Эти слова достигли моих ушей и болью вспыхнули в моём сознании.

Мир вокруг треснул и стал разваливаться на куски.

— Не-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-ет!!!

У-ка-ка-ка-ка-ка-ка! А-а, превосходно, просто превосходно! Этот восхитительный, сладкий аромат неизбывного горя и отчаяния! О да-а!

Без сомнения, это была моя любимая семья, с которой я прожила одиннадцать лет с самого рождения. От их магической энергии почти ничего не осталось, но я не могла их не узнать.

О, я так тронут, что даже позволю тебе услышать их голоса напоследок.

Демон взмахнул рукой и влил ману в обезображенные тела матушки и Шелми.

— А… ка…

— Ка… се...

Их рты неестественно задёргались. Клацнув зубами, они начали говорить то, что я уже слышала несколько дней назад.

— Как поживаешь, Шурия?

— Как ты, сестрёнка?

— Нет… Хватит… Не надо...

Мерзкий, раскатистый смех демона разбивал последние фрагменты рассыпавшегося передо мной мира.

Дьявольский, полный искренней радости смех.

Да-а, да-а, ты узнала их даже в таком состоянии, это поистине — сила любви, девочка моя! У-ке-ке, как же хорошо, что вы встретились!

— Это всё ложь… Чудовищная ложь… Что я сделала плохого?.. За что мне всё это?..

Хи-хи, о нет, это суро-овая правда. И кто же это сде-елал? Твоя дорога-ая старшая сестричка! Ну и жестокий же она человек!.. Что сотворила с твоей драгоценной семьёй! И я тут не при чём, знаешь ли, всё — она!.. Ох и нравится ей такое, ку-хи-хи-хи! Мы, демоны, ей и в подмётки не годимся.

Силы покинули меня, всё внутри надломилось. Я не чувствовала слёз, которые катились по моим щекам.

— Вот… как...

Всё вывернулось наизнанку. Мои тёплые воспоминания о добром мире обратились из шёлковых нитей в острые иглы, которые мучительно больно впились в меня изнутри.

Это было иллюзией. Её улыбка, её доброта, наши с ней чаепития и разговоры по душам, и даже сегодняшняя прогулка. Всё это было ложью с самого начала.

— Ха, ха-ха… Что за нелепость.

Какая же я дура. Она убила всех в моей деревне, а я считала её обожаемой старшей сестрой. Она превратила Шелми и матушку в эти безобразные куски мяса, а я позволила ей запереть меня на три года и забрать мою магическую силу.

О-о? Тебе горько? Тебе больно? Ты отчаялась? Мм?

— Тц! Заткнись! Пылай, сфера пламени! «Огненный шар»!

В ярости я попыталась выстрелить в демона заклинанием, но моя мана сразу же рассеялась в воздухе.

— Я… я больше не могу использовать магию...

Все мои магические способности пропали. Теперь я даже не в состоянии сопротивляться этому демону.

— Кха-ха, ха-ха-ха, аха-ха-ха-ха!

До чего же всё нелепо, глупо и смешно. Я рассмеялась резким сухим смехом. Сквозь слёзы, которые не переставали катиться по щекам.

У-хи-хи, твоя душа вот-вот созреет.

Сквозь застилавшую глаза пелену я увидела, как демон с глухим стуком расправил крылья.

— ...Почему?

Почему всё это произошло?

Как же так вышло?

Светлый, добрый для меня мир вдруг обернулся тёмным жутким адом. Даже мои тёплые воспоминания о нём стали острыми, колющими меня шипами.

Уммм, превосходно, превосходно. Обожаю сочную душу, полную горя и отчаяния.

— Хватит, я больше не вынесу… Не хочу ничего слышать, не хочу ничего видеть.

А-ах, она созрела. Ку-хи-хи, присту-упим!

Всё вокруг постепенно бледнело, одна лишь ухмылка демона продолжала оставаться отчётливой. Он медленно тянул ко мне свою когтистую руку. Когда она меня настигнет, моя жизнь оборвётся. И тогда всё будет кончено.

Шурия безропотно ждала этого момента.

И тут внезапно пришло озарение.

Я поняла, что и после смерти мне не обрести покой.

Охо-хо. Чего это? Всё ещё упрямишься?

— ...Нет, я не могу. Я пока не могу умереть. — Я отстранилась от руки, которую он ко мне протянул. — ...Убью! Клянусь, я убью её!!! Я отомщу этой гадине за всё, что она сделала!

О да-а, да-а! Так даже лучше! Это яростное сопротивление делает тебя ещё аппетитнее!

Не хочу умирать. Не хочу, чтобы всё так закончилось. Я хочу жить.

Я буду жрать землю, терпеть любые унижения, но я не сдамся. Не прощу её, не прощу. Я так мучительно хочу отомстить. Хочу убивать, резать, рвать её на части.

Я убью всех, кто к этому причастен.

Я убью всех, кто ей помогал.

— ...Прочь!!!

О-хо-хо, ты разбиваешь мне сердце, девочка моя. Ши-ши-ши-ши-ши.

И этот ухмыляющийся демон передо мною. Он с ней заодно. Я ненавижу его, ненавижу чёрной ненавистью. Я хочу душить, жечь, рвать его на куски, зубами грызть, заставить захлёбываться в собственной крови.

Хочу, чтобы он страдал, страдал и страдал. Чтобы сдох самой лютой смертью в беспросветной тьме отчаяния.

Но больше всего я хочу прикончить его собственными руками.

Я знала, что мои жалкие попытки сопротивляться бессмысленны, и тем не менее, начала поднимать лежащие рядом камни и швырять в него. А когда камни закончились, стала швырять песок.

Ненавижу, ненавижу, ненавижу.

Ненавижу всех и вся, что к этому привело.

Но как бы ни было горько, как бы я не сопротивлялась, конец был неизбежен.

— Гх… угх… а-ай…

Приблизившись, демон схватил меня за волосы и довольно облизнулся. Я попыталась вырваться, но он держал меня мёртвой хваткой. Мне не сбежать.

Не волнуйся, больно убивать не буду. Твоё тело ещё понадобится ей, поэтому я просто высосу твою душу и остановлю сердце демоническим ядом.

— Пу… сти! Клянусь, я убью тебя, демон!

Я отчаянно принялась драть схватившую меня руку. Даже если оторву себе ногти, я не против, — только бы причинить ему боль.

Ку-ха-ха, давненько у меня не было такой лакомой закуски. А чтобы тебе не было одиноко, я добавлю оставшейся магической энергии тех двоих.

Демон протянул руку к матушке и Шелми.

— Угх… Не сме...

— «Демоническое поглощение.»

Я не поняла, что он пробормотал, но их тела взорвались и рассеялись кровавыми брызгами. Остался лишь чёрный туман, который демон вдохнул и проглотил.

— Ах ты ублюдок! Как ты посмел! Как! Ты! Посмел!!!

Ого-го, ты посмотри, как взъярилась. Прямо огонь! А ведь только что сбежать от меня хотела. — Демон гадко осклабился. — Ну-ну, не переживай. Ты скоро встретишься с ними в моём желудке.

От бессильной ярости и пронзившей сердце боли слёзы вновь хлынули из моих глаз.

Я рыдала навзрыд и рвущимся голосом кричала.

«Почему?», «За что?», — раз за разом повторяла я эти слова.

Почему это случилось? Ведь Шурия ничего плохого не сделала...

— Нет, я не позволю, чтобы всё так закончилось...

Эта тварь собирается использовать меня даже после моей смерти. Она сделает со мной то же, что сделала с моей семьёй.

Она заберёт мои глаза в качестве материала для магических предметов, надругается над телом, проводя свои эксперименты, а затем превратит в нежить.

То, что она собралась сделать со мной после смерти, было куда горше, чем сама смерть.

Где же я совершила ошибку?

Когда всё пошло наперекосяк?

В какой момент она решила предать меня?

Ну право же, соловья баснями не кормят. Пора, наконец, и откушать. У-хи-хи-хи! — Демон улыбнулся той самой улыбкой Юмис.

«Ты — Шурия? Приятно познакомиться. Я Юмис — твоя старшая сестра.»

Той самой улыбкой, которой она улыбалась при первой нашей встрече.

«Ах, если бы вернуться в тот день...»

— Клянусь… Клянусь, я её убью.

И вдруг...

— Чёрт, поверить не могу, что всё окажется настолько похоже. Какая-то грёбаная шутка, совершенно не смешная.

— А?..

Перерезанные прутья железной клетки с глухим стуком грохнулись на пол и покатились. В следующий миг я увидела вспышку. Державшие меня руки отделились от тела демона и упали на землю.

Передо мной появился молодой черноглазый мечник с чёрными как смоль волосами.

Он показался мне знакомым, но в то же время я встретила его впервые. Дух, которого я прежде видела «Алыми глазами», стоял сейчас передо мной как человек из плоти и крови.

— Кай… то?..

— Приветик. Вот мы и встретились, как я и обещал, — буднично ответил он как ни в чём ни бывало.

Ты кто таков? Тебя манерам не учили, человечишка?

Кайто повернулся к демону и незамедлительно ответил:

— Кто таков?.. «А сам ты чьих будешь, фраерок?» — так следовало бы тебе ответить. Но у меня тут важный разговор намечается, поэтому обойдёмся без лишних предисловий.

В его руке — серебряный, отливающий синевой меч, с рукояти которого свисали два красных декоративных шнурка, украшенные на концах оранжевыми помпонами.

— Я проделал долгий путь, чтобы с чувством, с толком, с расстановкой замочить ту мерзкую суку, что призвала тебя.

Он вскинул меч в сторону демона, а тёмная, жгучая ухмылка на его лице придала ему лихой, разудалый вид, который я без сомнения могла бы назвать героическим.

— ...Я — Воскресший, чёрт подери, Мститель. Прошу любить и жаловать.

Комментарии